Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Традиционное общество

Традиционное общество

Традиционное общество

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Традиционное общество
2. Признаки традиционного общества
3. Черты традиционного общества
4. Развитие традиционного общества
5. Культура традиционного общества
6. Ценности традиционного общества
7. Классы традиционного общества
8. Жизнь в традиционном обществе
9. Традиционные общества востока
10. Человек в традиционном обществе
11. Модернизация традиционных обществ
12. Характеристика традиционного общества
13. Сферы традиционного общества
14. Экономика традиционного общества
15. Процесс перехода традиционного общества
16. Кризис традиционного общества
17. Структура традиционного общества
18. Роль традиционного общества
19. Разрушение традиционного общества
20. Семья в традиционном обществе

Традиционное общество

Традиционное общество – преимущественно сельское, аграрное и доиндустриальное объединение больших групп людей. В ведущей социологической типологии «традиция – современность» оно выступает основной противоположностью индустриальному. По традиционному типу социумы развивались в древнюю и средневековую эпохи. На современном этапе примеры таких обществ выраженно сохранились в Африке и Азии.

Отличительные черты традиционного общества проявляются во всех сферах жизнедеятельности: духовной, политической, хозяйственной, экономической.

Община является основной социальной ячейкой. Она представляет собой замкнутое объединение людей, сплоченных по родовому или локальному принципу. В отношениях «человек-земля» именно община выступает посредником. Ее типология различна: выделяют феодальную, крестьянскую, городскую. Вид общины и определяет положение человека в ней.

Характерная черта традиционного общества – сельскохозяйственная кооперация, которую составляют клановые (родственные) связи. Отношения основываются на коллективной трудовой деятельности, использовании земельных угодий, систематических переделах земли. Такому обществу всегда свойственна слабая динамика.

Традиционное общество – это в первую очередь закрытое объединение людей, которое является самодостаточным и не допускает внешнего воздействия. Традиции и законы определяют его политическую жизнь. В свою очередь, социум и государство подавляют личность.

Традиционное общество характеризуется преобладанием экстенсивных технологий и применения ручных орудий труда, господством корпоративной, общинной, государственной форм собственности, в то время как частная собственность все-таки остается неприкосновенной. Уровень жизни большей части населения является невысоким. В труде и производстве человек вынужден приспосабливаться к внешним факторам, таким образом, социум и особенности организации трудовой деятельности зависят от природных условий.

Традиционное общество – это противостояние природы и человека.

Экономический уклад вступает в полную зависимость от факторов природно-климатического характера. Основу такого хозяйства составляют скотоводство и земледелие, результаты коллективного труда распределяются с учетом положения каждого члена в социальной иерархии. Кроме сельского хозяйства, люди в традиционном обществе занимаются примитивным ремеслом.

Ценности традиционного общества заключаются в почитании старшего поколения, старых людей, соблюдении обычаев рода, неписаных и писаных норм и принятых правил поведения. Конфликты, возникающие в коллективах, решаются при вмешательстве и участии старшего (вожака).

В традиционном обществе социальная структура подразумевает сословные привилегии и жесткую иерархию. При этом социальная мобильность практически отсутствует. Например, в Индии строго запрещаются переходы из одной касты в другую с повышением статуса.


Основными социальными ячейками общества выступали община и семья. Человек, прежде всего, был частью коллектива, входящего в традиционное общество. Признаки, указывающие на неподобающее поведение каждого индивида, обсуждались и регулировалось системой норм и принципов. Понятие индивидуальности и следование интересам отдельного человека в такой структуре отсутствуют.

Социальные отношения в традиционном обществе строятся на подчинении. Каждый включен в него и ощущает себя частью целого. Рождение человека, создание семьи, смерть происходят в одном месте и окружении людей. Трудовая деятельность и быт строятся, передаваясь от поколения к поколению. Выход из общины всегда сложен и затруднителен, иногда даже трагичен.

Традиционное общество – это объединение по общим признакам коллектива людей, в котором индивидуальность не является ценностью, идеальный сценарий судьбы — исполнение социальных ролей. Здесь запрещено не соответствовать роли, в противном случае человек становится изгоем.

Социальный статус оказывает влияние на положение личности, степень приближенности к лидеру общины, жрецу, вождю. Влияние главы рода (старшего) непрекословно, даже если индивидуальные качества ставятся под сомнение.

Главным богатством традиционного общества является власть, которая ценилась выше, чем закон или право. Армии и церкви принадлежит главенствующая роль. Формой правления в государстве в эпоху традиционных обществ была преимущественно монархия. В большинстве стран представительные органы власти не имели самостоятельного политического значения.

Так как наибольшей ценностью выступает власть, то она не нуждается в обоснованиях, а переходит следующему вождю по наследству, ее источником является Божья воля. Власть в традиционном обществе деспотична и сосредоточена в руках одного человека.

Духовной основой общества выступают традиции. Сакральные и религиозно-мифические представления имеют господство как в индивидуальном, так и в общественном сознании. Религия оказывает значительное влияние на духовную сферу традиционного общества, культура гомогенна. Устный способ обмена информацией преобладает над письменным. Распространение слухов является частью социальной нормы. Количество людей, имеющих образование, как правило, всегда незначительно.

Обычаи и традиции также определяют духовную жизнь людей в общине, которой свойственна глубокая религиозность. Религиозные догматы находят отражение и в культуре.

Совокупность культурных ценностей, почитаемых безоговорочно, также характеризует традиционное общество. Признаки ценностно ориентированного социума могут быть общими или сословными. Культуру определяет ментальность социума. Ценности имеют строгую иерархию. Высшей, без сомнения, является Бог. Стремление к Богу формирует и определяет мотивы поведения человека. Он выступает идеальным воплощением благонравного поведения, высшей справедливости и источником добродетели. Другой ценностью можно назвать аскезу, которая подразумевает отказ от благ земных во имя обретения небесных.

Верность является следующим принципом поведения, выраженном в служении Богу.

В традиционном обществе выделяют также ценности второго порядка, например, праздность – отказ от физического труда вообще или только в определенные дни.

Необходимо отметить, что все они имеют священный (сакральный) характер. Сословными ценностями могут выступать праздность, воинственность, честь, личная независимость, что было приемлемо для представителей знатных слоев традиционного социума.

Традиционное и современное общество тесно взаимосвязаны. Именно в результате эволюции первого вида социума человечество вышло на инновационный путь развития. Современное общество характеризуется достаточно быстрой сменяемостью технологий, беспрерывной модернизацией. Культурная действительность также подвержена изменениям, что обуславливает новые жизненные пути для последующих поколений. Для современного общества характерен переход от государственной формы собственности к частной, а также пренебрежение индивидуальными интересами. Некоторые черты традиционного общества присущи и современному. Но, с точки зрения европоцентризма, оно является отсталым ввиду закрытости от внешних связей и инноваций, примитивным, продолжительным характером изменений.

Признаки традиционного общества

По одной из самых популярных классификаций выделяют следующие типы общества: традиционные, индустриальные, постиндустриальные. Традиционный вид стоит на самой первой ступени развития общества и характеризуется целым рядом определенных признаков.

Жизнедеятельность традиционного общества основана на натуральном (сельском) хозяйстве с применением экстенсивных технологий, а также примитивном ремесле. Такой общественный уклад характерен для периода древности и эпохи Средневековья. Считается, что любое общество, которое существовало в период от первобытной общины вплоть до начала промышленного переворота, относится к традиционному виду.

В этот период использовались ручные орудия труда. Их усовершенствование и модернизация происходили крайне медленными, почти незаметными темпами естественной эволюции. Экономическая система основывалась на применении природных ресурсов, в ней преобладало сельское хозяйство, добывающие промыслы, торговля, строительство. Люди вели в основном оседлый образ жизни.

Социальная система традиционного общества - сословно-корпоративная. Она отличается стабильностью, сохраняемой столетиями. Существует несколько разных сословий, которые не изменяются на протяжении долгого времени, сохраняя неизменный характер жизни и статичность. Многим обществам традиционного вида товарные отношения или вообще не свойственны, или развиты настолько слабо, что они ориентированы только на удовлетворение потребностей малочисленных представителей социальной элиты.

Традиционное общество имеет следующие признаки. Оно характеризуется тотальным господством религии в духовной сфере. Человеческая жизнь считается осуществлением промысла Бога. Важнейшим качеством члена такого общества является дух коллективизма, чувство принадлежности к своему роду и классу, а также тесная связь с землей, где он появился на свет. Индивидуализм людям в этот период не свойственен. Духовная жизнь для них была более значима, чем материальные блага.

Правила сосуществования с соседями, жизни в коллективе, отношение к власти определялись устоявшимися традициями. Человек приобретал свой статус уже при рождении. Общественное устройство трактовалось только с точки зрения религии, а потому роль правительства в обществе объяснялась народу как божественное предназначение. Глава государства пользовался непререкаемым авторитетом и играл важнейшую роль в жизни общества.

Традиционное общество в демографическом отношении характеризуется высокой рождаемостью, высокой смертностью и достаточно низкой продолжительностью жизни. Примерами такого вида сегодня являются уклады многих стран Северо-Восточной и Северной Африки (Алжир, Эфиопия), юго-восточной Азии (в частности, Вьетнам). В России общество этого типа существовало до середины XIX века. Несмотря на это, уже к началу нового столетия она была одной из самых влиятельных и крупных стран мира, обладала статусом великой державы.

Главные духовные ценности, которые отличает традиционное общество - культура и обычаи предков. Культурная жизнь преимущественно была ориентирована на прошлое: уважение своих предков, преклонение перед произведениями и памятниками предыдущих эпох. Культуре свойственна гомогенность (однородность), ориентация на свои собственные традиции и достаточно категоричное неприятие культур других народов.

Как считают многие исследователи, традиционное общество характеризуется отсутствием выбора в духовном и культурном плане. Доминирующее в таком обществе мировоззрение и устойчивые традиции предоставляют человеку готовую и четкую систему духовных ориентиров и ценностей. А потому окружающий мир кажется человеку понятным, не вызывающим лишних вопросов.

Черты традиционного общества

Для традиционного общества характерно отсутствие государственности или существует несколько государств в одном обществе, которые стремятся к самоизоляции. Какие из ценностей характерны для общества традици-онного типа? Традиционный тип общества характеризуется преобладанием традиционных ценностей и патриархальным укладом жизни. Для традиционного типа общества характерны приоритет коллективизма, принадлежность к общине. В индустриальных обществах, в отличие от традиционных, государства существуют, а в постиндустриальных обществах, охваченных процессом глобализации существуют как национальные государства, так и надгосударственные органы власти. Также, для традиционного общества характерно длительное существование общины, натуральное хозяйство.

В традиционном обществе в отличие от индустриального и постиндустриального человек почти полностью зависит от сил природы, а его влияние на природу минимально. В индустриальном обществе человек активно приручает силы природа, а в постиндустриальном властвует над ними. Какой признак характеризует индустриальное обще-ство? Правильный ответ: массовое промышленное производство. Традиционное общество характеризуется преобладанием земледелия и скотоводства, а промышленное производство либо отсутствует совсем, либо является незначительным.

Такие установки трудовой этики, как предпочтение отдыха труду, стремление зарабатывать не больше, чем это необходимо для удовлетворения основных потребностей, характерны для общества традиционного типа.

Традиционное общество, в отличие от индустриального обще-ства имеет сословный тип социальной стратификации. Традиционное общество в отличие от индустриального не имеет своей целью производство товаров массового потребления. Цель традиционного общества – поддержание существования человеческого вида. Развитие традиционного общества направлено на распространение человечества на большие территории и сбор природных богатств. Цель постиндустриального общества – добыча обработка и хранение информации.

Основные отношения в традиционном и индустриальном обществе складываются между людьми и природой. В постиндустриальном обществе основные отношения происходят между людьми.

Понятие «традиционное общество» часто используется в социологии и других социальных науках, хотя точное его определение отсутствует, и имеются спорные моменты его использования. Так, например, существуют общества, которые отчасти схожи с традиционным типом общества, но все же имеют явные отличия. Иногда ошибочно считаю, что синонимом традиционного общества являются: аграрное общество, племенное общество, древнее общество или феодальное общество.

Также существует ошибочное мнение, что в традиционных обществах вообще не происходит никаких изменений. Конечно, традиционные общества в отличие от индустриальных развиваются не так динамично, но все же они не застывают во времени, а развиваются, просто в ином направлении, чем индустриальные и постиндустриальные общества.

Традиционное общество является самым ранним, оно возникло вместе с возникновением общества вообще. Время индустриального общества - это XIX - XX века. Постиндустриальное общество существует и развивается сейчас.

Развитие традиционного общества

В экономическом отношении традиционное общество основано на сельском хозяйстве. При этом такое общество может быть не только землевладельческим, как общество древнего Египта, Китая или средневековой Руси, но и основанном на скотоводстве, как все кочевые степные державы Евразии (Тюркский и Хазарский каганаты, империя Чингисхана и т.д.). И даже на рыбной ловле в исключительно богатых рыбой прибрежных водах Южного Перу (в доколумбовой Америке).

Характерным для доиндустриального традиционного общества является господство редистрибутивных отношений (т.е. распределения в соответствии с общественным положением каждого), которые могут выражаться в самых разных формах: централизованное государственное хозяйство древнего Египта или Месопотамии, средневекового Китая; русская крестьянская община, где редистрибуция выражается в регулярных переделах земли по количеству едоков и т.д. Однако не следует думать, что редистрибуция является единственно возможным способом хозяйственной жизни традиционного общества. Она доминирует, но рынок в той или иной форме всегда существует, а в исключительных случаях может даже приобретать ведущую роль (самым ярким примером является хозяйство античного Средиземноморья). Но, как правило, рыночные отношения ограничивается узким кругом товаров, чаще всего предметов престижа: средневековая европейская аристократия, получая все необходимое в своих поместьях, покупала в основном украшения, пряности, дорогое оружие породистых лошадей и т.п.

В социальном отношении традиционное общество куда более разительно отличается от современного нам. Самой характерной чертой этого общества является жесткая привязанность каждого человека к системе редистрибутивных отношений, привязанность сугубо личная. Это проявляется во включенности каждого в какой-либо коллектив, осуществляющий эту редистрибуцию, и в зависимости каждого от «старших» (по возрасту, происхождению, общественному положению), которые стоят «у котла». Причем переход из одного коллектива в другой чрезвычайно затруднен, социальная мобильность в этом обществе очень низка. При этом, ценно не только положение сословия в общественной иерархии, но и сам факт принадлежности к нему. Здесь можно привести конкретные примеры – кастовые и сословные системы стратификации.

Каста (как в традиционном индийском обществе, например) - это замкнутая группа людей, занимающая строго определенное место в обществе.

Это место очерчивается многими факторами или признаками, главные из которых:

• традиционно наследуемая профессия, род занятий;
• эндогамия, т.е. обязанность заключать браки лишь внутри своей касты;
• ритуальная чистота (после контакта с «низшими» необходимо проходить целую процедуру очищения).

Сословие представляет собой общественную группу с наследственными правами и обязанностями, закрепленными обычаями и законами. Феодальное общество средневековой Европы, в частности, делилось на три основных сословия: духовенство (символ - книга), рыцарство (символ - меч) и крестьянство (символ - плуг). В России до революции 1917 г. было шесть сословий. Это - дворяне, духовенство, купцы, мещане, крестьяне, казаки.

Регламентирование сословного бытия было на редкость жестким, вплоть до мелких обстоятельств и незначительных деталей. Так, по «Жалованной грамоте городам» 1785 г. российские купцы первой гильдии могли ездить по городу в карете, запряженной парой лошадей, а купцы второй гильдии - только в коляске парою. Сословное деление общества, как, впрочем, и кастовое, освящалось и закреплялось религией: у каждого своя судьба, свой удел, свой угол на этой земле. Оставайся там, куда поместил тебя Бог, возвышение - проявление гордыни, одного из семи (по средневековой классификации) смертных грехов.

Другим важнейшим критерием социального деления можно назвать общину в самом широком смысле этого слова. Имеется в виду не только крестьянская соседская община, но и ремесленный цех, купеческая гильдия в Европе или купеческий союз на Востоке, монашеский или рыцарский орден, русский общежительный монастырь, воровские или нищенские корпорации. Эллинский полис можно рассматривать не столько как город-государство, сколько как гражданскую общину. Человек вне общины - изгой, отверженный, подозрительный, враг. Поэтому изгнание из общины было одним из самых страшных наказаний в любом из аграрных обществ. Человек рождался, жил и умирал привязанным к месту жительства, занятиям, окружению, в точности повторяя образ жизни своих предков и будучи абсолютно уверенным, что его дети и внуки пройдут тот же путь.

Отношения и связи между людьми в традиционном обществе были насквозь пронизаны личной преданностью и зависимостью, что вполне понятно. При том уровне технологического развития только непосредственные контакты, личная причастность, индивидуальная вовлеченность могли обеспечить движение знаний, навыков, умений от учителя к ученику, от мастера к подмастерью. Движение это, отметим, имело форму передачи тайн, секретов, рецептов. Решалась тем самым и определенная социальная задача. Так, присяга, которой в средние века символически ритуально скреплялись отношения между вассалами и сеньорами, по-своему уравнивала участвующие стороны, придавая их взаимосвязи оттенок простого покровительства отца сыну.

Политическое устройство подавляющего большинства доиндустриальных обществ определяется в большей степени традицией и обычаем, нежели писаным законом. Власть могла обосновываться происхождением, масштабом контролируемого распределения (земельного, продуктового, наконец, водного на Востоке) и подкрепляться божественной санкцией (вот почему так высока роль сакрализации, а часто - прямого обожествления фигуры правителя).

Чаще всего государственный строй общества был, разумеется, монархическим. И даже в республиках древности и средневековья реальная власть, как правило, принадлежала представителям немногих знатных родов и основывалась на названных принципах. Как правило, для традиционных обществ характерно слияние феноменов власти и собственности при определяющей роли власти, то есть располагающий большей властью, обладал и реальным контролем над существенной частью находившейся в совокупном распоряжении общества собственностью. Для типично доиндустриального общества (за редким исключением) власть - это собственность.

На культурную жизнь традиционных обществ решающее влияние оказало именно обоснование власти традицией и обусловленность всех общественных отношений сословными, общинными и властными структурами. Традиционное общество характеризуется тем, что можно было бы назвать геронтократией: чем старше, тем умнее, чем древнее, тем совершеннее, чем глубже, тем истинное.

Традиционное общество холистично. Оно выстроено или организовано как жесткое целое. И не просто как целое, а как явно превалирующее, доминирующее целое.

Коллектив представляет собой социально-онтологическую, а не ценностно-нормативную реальность. Последней оно становится тогда, когда начинает пониматься и приниматься как общее благо. Будучи тоже холистичным по своей сути, общее благо иерархически завершает систему ценностей традиционного общества. Наряду с другими ценностями оно обеспечивает единение человека с другими людьми, придает смысл его индивидуальному существованию, гарантирует некий психологический комфорт.

В античности общее благо отождествлялось с потребностями и тенденциями развития полиса. Полис - это город или общество-государство. Человек и гражданин в нем совпадали. Полисный горизонт античного человека был одновременно и политическим и этическим. За его пределами ничего интересного уже не предполагалось - одно варварство. Грек, гражданин полиса, воспринимал государственные цели как свои собственные, видел в благе государства собственное благо. С полисом, его существованием он связывал свои надежды на справедливость, свободу, мир и счастье.

В Средние века в качестве общего и высшего блага выступает Бог. Он - источник всего благого, ценного и достойного в этом мире. По образу и подобию его создан сам человек. От Бога и вся власть на земле. Бог - конечная цель всех человеческих устремлений. Высшее благо, на которое способен поземному грешный человек - это любовь к Богу, служение Христу. Христианская любовь - это любовь особая: богобоязненная, страдательная, аскетически-смиренная. В ее самозабвении много презрения к самому себе, к мирским радостям и удобствам, достижениям и успехам. Сама по себе земная жизнь человека в религиозной ее интерпретации лишена всякой ценности и цели.

В дореволюционной России с ее общинно-коллективным образом жизни общее благо обрело вид русской идеи. Самая популярная ее формула включала в себя три ценности: православие, самодержавие и народность.

Историческое бытие традиционного общества отличается неспешностью. Границы между историческими стадиями «традиционного» развития едва различимы, отсутствуют резкие сдвиги и радикальные толчки.

Производительные силы традиционного общества развивались медленно, в ритме кумулятивного эволюционизма. Отсутствовало то, что экономисты называют отложенным спросом, т.е. способностью производить не ради насущных потребностей, а ради будущего. Традиционное общество брало от природы ровно столько, сколько нужно, и ничего сверх того. Его экономику можно было бы назвать природосберегающей.

Культура традиционного общества

Главной особенностью культуры традиционного общества является то, что в основе ее лежит традиция. Собственно наличие такой культуры и может служить критерием определения общества как традиционного. Попытки определить традиционное общество через способ хозяйствования или наличие или отсутствие письменности вызывают споры, так как отнесение всех доиндустриальных обществ к традиционным является чрезмерным упрощением, а появление письменности одни авторы считают концом традиционного типа общества, другие (Э. Хобсбаум, Р. Раппапорт, Т. Рэнджер, Д. Гуди, Я. Уатт, Г. Гадамер и П. Рикер) – напротив – базой для формирования традиции, а третьи – не имеющим решающего значения для разграничения традиционного и нетрадиционного.

Говоря о традиции как основе культуры мы опираемся на более-менее общепринятое для всех социо-гуманитарных наук значение этого термина, который, употребляемый обыкновенно в единственном числе, означает «процесс передачи от поколения к поколению устоявшихся образцов поведения, идей и т.д. внутри определенной общности», каковой в нашем случае является традиционное общество. Второе значение данного термина (в этом случае его чаще употребляют во множественном числе) «сами эти устоявшиеся образцы поведения, идеи и т.п., передаваемые от поколения к поколению». Мы полагаем, что наличие традиций во втором значении свойственно любому типу общества, так же как и наличие новаций. Но сам процесс традиции характерен лишь для традиционного общества, тогда как новация как процесс – постоянный поиск новых, более рациональных способов жизни – характерна для типа общества, который мы бы назвали инновационным.

Не затрагивая не имеющий однозначного решения вопрос о культурогенезе, можно, тем не менее, с уверенностью утверждать, что сама культура является неотъемлемым признаком человеческого общества в целом и каждого его члена в отдельности, необходимым для их существования в таковом качестве. Соответственно, существует необходимость передавать культуру как такой имманентный признак человечества от поколения к поколению. Вырванный из культуры человеческий ребенок не становится человеком (так называемые дети-маугли); и если бы культура, с одной стороны, не воспринималась людьми и, с другой, не вбирала бы их в себя, то перестали бы существовать и сама культура, и человеческое общество как таковое, и, вероятно, физически человек как вид.

Традиции – это нематериальная часть того, что передается от поколения к поколению с целью сохранения нашего бытия как особого вида – людей. Естественно, они не остаются неизменными. Здесь действуют различные законы, в том числе, сходная с присущей биологическим организмам изменчивость, которая ведет к тому, что человек сначала все лучше приспосабливается к имеющимся природным условием, а затем – все активнее преобразует среду в соответствии с собственными представлениями (представлениями собственной культуры) о мире и комфортной жизни в нем. Таким образом, неизбежны мутация традиций и появление новаций, которые со временем перестают быть таковыми, пополняя или видоизменяя собой набор традиций – стереотипных образцов поведения, мышления и мировосприятия.

Сложнее разобраться в том, что есть традиция как механизм преемственности культуры, как процесс. Непрерывность существования культуры обеспечивается тем, что новорожденный ребенок попадает в определенную культурную среду. В процессе целенаправленного обучения и воспитания, а также как следствие самого нахождения в этой среде, он проникается культурой и становится частью человечества, а человек – продукт, пользователь и творец культуры одновременно. В каждом поколении осваивается и воспроизводится культурное наследие, хотя бы часть которого (ядро традиции – по Ш. Айзенштадту и Э. Шилзу) сохраняется неизменной (или меняющей форму, но не суть) в течение многих поколений в одном сообществе. Примерно так современная культурология формулирует определение традиции как механизма сохранения культуры. При этом содержанием традиции может стать любой функциональный элемент культуры: знания, нормы морали, ценности, обычаи, обряды, приемы художественного творчества, политические идеи, а способ трансляции культурного наследия в значительной степени зависит от особенностей коммуникативных технологий, которые имеются в распоряжении общества на тот или иной исторический промежуток времени.

Однако если мы говорим не о человеческой культуре вообще, а о культуре любого конкретного традиционного общества, то необходимо добавить к пониманию традиции как механизма сохранения и передачи культуры аспект, отчасти выражаемый взглядами традиционалистов (в особенности, традиционалистов ХХ века). Сформулируем его следующим образом: в таком обществе не повторяют слепо опыт предшествующих поколений, препятствуя новаторству и развитию, а следуют традиции, которая представляет собой изначальную идеальную модель организации жизни на сакральных основаниях и является стержнем, на который нанизана вся культура данного общества. В основном сакральное знание передается в рамках религиозных или мировоззренческих систем, часто напрямую от наставника к ученику, и пока оно существует, признается представителями сообщества и определяет их личность, данное общество является традиционным, а его культура развивается, бережно взаимодействуя с природной средой проживания. Если под влиянием внешних воздействий или внутренних факторов традиция как смысл и форма существования постепенно или внезапно исчезает, то данная культура теряет свою опору и также начинает вырождаться.

Таким образом, традиционным является не то общество, где большой блок традиций, строго детерминируя жизнь его членов, занимает доминантное положение в культуре и препятствует введению новаций, но такое общество, где сакральная традиция является душой общества, определяющей его мировоззрение и менталитет.

Приведем в качестве оппозиции инновационное общество, которые в своем развитии и бытии опирается не на традицию, а на новацию как способ существования.

Здесь интенсивно, с целью быстрого получения практической пользы, развиваются наука и техника, производство и потребление. Такое общество агрессивно и устремлено к покорению природы и других сообществ, освоению новых территорий и получению нового опыта. Принято считать, что свобода личности является ценностью в инновационном обществе, а традиционное – ее порабощает.

Мы полагаем, что такое суждение ни в коей мере не отражает сложность взаимодействия личности и общества и является результатом европоцентристского мышления. В традиционном обществе с живой традицией, детерминированности которой личность подвергается добровольно, определенные ограничения сами являются ценностью и способом гармоничного развития личности. Напротив, в инновационном обществе с размытыми ценностями личность, самостоятельно выбирая себе идеалы, не имеет опоры в сакральном и, как следствие, руководствуется сиюминутным, изменчивым, зачастую – навязанным, что ведет к стрессам и порабощению человека материальной стороной жизни.

Существует мнение, что «тенденцией истории человечества является движение от традиционной культуры к инновационной».

Ко второй при этом относится западный мир, начиная с эпохи Возрождения, и те культуры, которые восприняли «достижения современной цивилизации». Мы полагаем, что инновационный тип культуры существовал и ранее: к нему мы относим античный мир и его наследницу – западную цивилизацию, а также – нашу отечественную культуру. В отличие от традиционных обществ, которые представлены в истории человечества, например, Древним Египтом, Шумером, Вавилоном, Индией, Китаем, мусульманским миром и еврейской культурой, инновационные сообщества не строятся вокруг единой сакральной традиции; при этом они постоянно что-то заимствуют у других культур, преобразуют, изобретают – все это изменяет их жизненный уклад и непосредственно влияет на развитие. Так, в культуре Древних Греции и Рима отсутствовала сакральная традиция, в то же время философия первой, оттолкнувшись от мифологического сознания и противопоставив себя ему, создала принципиально новый тип мышления, давший возможность дальнейшему развитию по инновационному типу. Древний Рим, также интенсивно развиваясь в техническом, политическом и военном аспектах, выдвигал новацию на первый план, не имея, однако, духовной опоры, которую не могли дать ни мифологическое мировоззрение, ни распространившееся в империи позднее христианство, оставшееся для данного сообщества одной из новаций.

Русская культура, возможно, в силу своего географического положения и этнического разнообразия, также не имела опоры на единую сакральную традицию: язычество сменилось христианством (точнее, смешалось с ним, что позволяет говорить о двоеверии), причем оба подвергались реформированию, затем – атеизмом, затем – активизацией всевозможных религиозных движений и усилением роли православной церкви. Взаимоотношения с Ордой, преобразования Петра I, революции и перевороты – история России полна переходов из крайности в крайность. Противоречия и дуализм имманентны для отечественной культуры, и поддерживаемая православием святость самодержавной власти (модель: справедливый «батюшка», правящий по Божьей воле и народ – его дети), хотя и представляет временами сходство с сакральной традицией, не становится единым центром культуры. Имеющее сакральное начало христианство не стало стержнем, на который нанизывается культура, так как в принявших его странах оно применялось и применяется как идеологическая опора для происходящего, видоизменяясь и получая различные толкования в зависимости от изменений социальной и политической ситуации, господствующего мировоззрения. Таким образом, в инновационном обществе традиции обслуживают культуру и являются ее следствием, тогда как в традиционном – сама культура вытекает из имеющей сакральное происхождение традиции.

Оба типа культуры жизнеспособны, имеют свои преимущества и недостатки. Традиционная культура доказала свою способность существовать, определенным образом развиваясь, тысячелетиями (Индия, евреи, Китай); а погибали подобные сообщества вследствие завоеваний соседями, оставляя черты своей культуры в веках (Шумер, Древний Египет), либо угасая при утрате сакральной традиции как центрального стержня (часть современных азиатских стран, кочевые сообщества). Инновационный тип культуры также доказал способность породить долговременно существующую цивилизацию: если полагать современный Запад преемником античности, то речь идет более чем о двух тысячелетиях.

Однако если мы рассматриваем Древнюю Грецию и Древний Рим отдельно друг от друга и дальнейшего развития Запада, то напрашивается вывод, что инновационный тип культуры приводил созданные им цивилизации не только к быстрому расцвету, но и к неизбежной гибели, провоцируемой внутренними причинами. Этим может закончиться и могущество современного западного мира, распространившего сегодня свое влияние по всему земному шару, а вместе с ним, учитывая явление глобализации и достигнутый уровень разрушительной мощи, и всего человечества. В связи с этим неверно было бы воспринимать традиционное общество как обреченный исчезнуть анахронизм, а инновационное – как единственно подходящее современному миру. Среди задач социальной и культурологической науки – адекватное описание и анализ обоих типов, изучение и сохранение сакральной традиции как культурообразующего начала традиционного общества.

Ценности традиционного общества

Труд рассматривается, как наказание, тяжелая повинность.

Торговля ремеслом, сельское хозяйство считались второсортными видами деятельности, а наиболее престижными – военное дело и религиозная деятельность.

Распределение произведённого продукта зависело от социального положения человека. Каждому социальному слою полагалась определённая доля общественных материальных благ.

Все механизмы традиционного общества направлены не на развитие, а на поддержание стабильности. Существует широкая система социальных норм, препятствующих техническому и экономическому развитию.

Стремление к обогащению не соответствующему социальному положению человека резко осуждается обществом.

Во всех традиционных обществах осуждалась дача денег под проценты.

Систему экономических ценностей традиционного общества в античной философии наиболее полно сформулировал Аристотель. В отличии от своего учителя Платона, Аристотель считал, что частная собственность полезна и необходима для правильно-устроенного общества. Полезность собственности заключалась в том, что она даёт человеку досуг, а это в свою очередь позволяет человеку самосовершенствоваться. Бедный человек лишён досуга и поэтому не может участвовать в управлении правильно устроенным государством.

Богатые подчиняют свою жизнь бесконечному обогащению и поэтому так же лишены досуга. Основу правильно-устроенного общества должен составлять средний класс, который имеет собственность, но не стремится к бесконечному обогащению.

Европейское традиционное общество обладало всеми чертами, характерными для других традиционных обществ, однако, начиная с эпохи античности, налаживались культурные и экономические явления, которые в последствии привели к возникновению принципиально новой системы экономических ценностей.

В античности возникла частная собственность на землю и идея её правовой защиты.

В античности возник демократический способ правления, опирающийся на принципы выборности, сменяемости и на наличие избирательного законодательства.

Возникло рациональное решение, включающее в себя философию и науку, рациональное мышление опирается на принципы использования абстрактных понятий и обобщённого доказательства по определённым правилам. (Важнейшую роль в развитии европейской цивилизации сыграло появление христианства. Христианство является мировой религией и поэтому объединяет всех людей единой системой ценностей, независимо от национальности. Кроме того, для Христианства характерна ориентация на деятельность и минимальная система запретов по сравнению с другими мировыми религиями). Новые экономические отношения частично начали складываться в эпоху европейского средневековья. Основную роль в этом процессе сыграли средневековые города. Города являлись центрами ремесленного производства и торговли, благодаря этому получило развитие разделения труда и торгово-денежных отношений. Города обладали определённой степенью самостоятельности и в них сохранились элементы демократии.

В городах сохранились традиции рационального мышления, и сложилась новая европейская система образования, основу которой составили университеты.

Не смотря на общие отрицательные отношения к техническим нововведениям в эпоху средневековья, были сделаны или заимствованы на востоке изобретения, оказавшие огромное воздействие на социальное и культурное развитие: бумага, книгопечатание, порох, компас, механические часы.

Классы традиционного общества

Сословие – группа людей в традиционном обществе, принадлежность к которой передается по наследству, а попытки выхода из нее строго осуждаются. Для каждого из сословий существуют особые ритуалы, запреты и трудовые обязанности; собственные святые покровители.

Средневековый человек всегда член группы, с которой он теснейшим образом связан. Средневековое общество корпоративно сверху донизу.

Союзы вассалов, рыцарские объединения и ордена; монастырские братии и католический клир; городские коммуны, гильдии купцов и ремесленные цехи; - эти и подобные человеческие коллективы сплачивали индивидов в тесные микромирки, дававшие им защиту и помощь и строившиеся на основе взаимности обмена услугами и поддержкой.

Связи, которые объединяли людей в группу, были гораздо сильнее, нежели связи между группами или индивидами, принадлежавшими к разным группам.

В одном из них (миров) – ухоженные, приведенные в порядок земли. Этот порядок здесь поддерживают священники, воины и находящиеся в их услужении люди – управляющие, сборщики налогов, крупные арендаторы, а также наполовину независимые от них предприниматели – мельники и кузнецы. Церковь, замковая башня, люди в услужении – три порядка – сословия. Действительно, вновь возникает идеология трех дополняющих друг друга функций.

Все они (рыцари) кичились своими знатными предками. Именно благодаря происхождению эти рыцари считались людьми благородными. Благородство обязывает быть добродетельным по примеру предков, но оно и освобождает от любого подчинения.

Филиппу было восемь лет, когда умер его отец, а в шестилетнем возрасте он уже был помазан. Никого не удивляло, что на троне оказался малый ребенок. Королевское служение являлось честью, а честь передавалась от отца к сыну, по старшинству во всех знатных родах Франкии.

Крепостной крестьянин мог оставить господское поместье, а если он его и покидал, то подлежал повсеместному преследованию и возвращению силой. Крестьянин подчинен суду господина, следящего за его частной жизнью, наказывающего за невоздержанность и леность.

Крестьяне ремонтировали и поддерживали порядок в господских поместьях, доставляли на рынок продукцию хозяйства, возили своего господина и исполняли его поручения.

Жизнь в традиционном обществе

Важнейшей особенностью традиционных отношений является связь индивида и группы (семьи, клана, общины, корпорации и т.д.), его неразрывное единство с ней. Индивид формируется и социализируется как член группы, осознает себя через участие в ней, пользуется ее защитой и поддержкой. Как член группы он может претендовать на соответствующую долю общей собственности (земли, пастбищ, части общего урожая и т.п.), на права и привилегии. В то же время он занимает строго определенное место в иерархии группы и его права и само материальное благосостояние ограничены в соответствии с этим местом. Его индивидуальные качества, интересы и устремления как бы растворяются в групповых, традиционный индивид как в социальном, так и в духовном аспектах неотделим от группы. Личность в современном "западном" смысле этого понятия, как самостоятельный, полностью автономный индивид, ответственный только перед формальным законом и перед Богом, в традиционном обществе не существует.

Хозяйственная жизнь традиционных обществ основана на системе межличностных отношений. Это значит, что человек участвует в хозяйстве как член определенной первичной общности, его участие в трудовой деятельности, распределении, потреблении определяется занимаемым им местом в социальной иерархии, социальным статусом.

Даже собственно доступ к основным средствам производства обусловлен членством в сложившейся социальной группе – общине, племени, клане, ремесленных цехах, купеческих гильдиях и т.п. В рамках общины крестьяне получали земельные наделы, община их перераспределяла, поддерживая справедливость в соответствующем понимании. В цеху ремесленник не только обучался мастерству, но и получал право на производство продукции. Купеческие корпорации давали своим членам права и льготы, оказывали поддержку в организации крупных коммерческих предприятий, экспедиций и т.д. Наиболее яркое выражение зависимость хозяйственной деятельности от групповой принадлежности получила в индийской кастовой системе, где каждой касте предписана строго определенная профессия. Кроме того, в священных книгах – дхармашастрах – строго регламентированы формы профессиональной деятельности: какие сельскохозяйственные культуры возделывать, с помощью каких орудий, какие ремесленные изделия производить и из каких материалов и т.д.

Производство традиционного общества ориентировано на непосредственное потребление. В. Зомбарт пишет: "Исходной точкой всякой хозяйственной деятельности является потребность человека, его естественная потребность в благах. Сколько благ он потребляет, столько и должно быть произведено; сколько расходует, столько и должен заприходовать". Производство ориентировано в первую очередь на выживание и удовлетворение первичных потребностей, производить или зарабатывать сверх физически необходимого представляется бессмысленным и нерациональным: "человек “по своей природе” не склонен зарабатывать деньги, все больше и больше денег, он хочет просто жить, жить так, как он привык, и зарабатывать столько, сколько необходимо для такой жизни".

Производство сверх этого не считается необходимым, а порой и вызывает негативную реакцию, поскольку размеры и формы потребления зависят не столько от индивидуальных склонностей субъекта, сколько от занимаемого им места в системе межличностных отношений и сложившейся традиции: "Самая потребность в благах не зависит от произвола индивидуума, но приняла с течением времени внутри отдельных социальных групп определенную величину и форму, которая теперь уже рассматривается как неизменно данная. Это идея достойного содержания, соответствующего положению в обществе, господствующая над всем докапиталистическим хозяйствованием".

Потребление, как физически необходимое, так и престижное, определяется в первую очередь социальным статусом. Вместе с тем статус в традиционном сообществе также является жизненной потребностью индивида, на удовлетворение которой он работает. Верхи общества, племенные старейшины, предводители дружин, а затем феодальная знать, рыцарство и дворянство должны были высоким стандартом потребления и всем образом жизни поддерживать свое привилегированное положение: "Вести жизнь сеньора – значит жить “полной чашей” и давать жить многим; это значит проводить свои дни на войне и на охоте и прожигать ночи в веселом кругу жизнерадостных собутыльников, за игрой в кости или в объятиях красивых женщин. Это значит строить замки и церкви, значит показывать блеск и пышность на турнирах или в других торжественных случаях, значит жить в роскоши, насколько позволяют и даже не позволяют средства".

Помимо постоянной демонстрации своего статуса с помощью роскошных жилищ и одежд, дорогих украшений и праздного образа жизни, необходимо было поддерживать его, оказывая покровительство нижестоящим: раздавать богатые подарки дружинникам и вассалам, щедрые подношения церкви и монастырям, жертвовать на нужды города или общины, устраивать празднества и угощения для простого народа.

В архаичных обществах демонстративное потребление принимало форму расточительства, выражавшегося в пышных празднествах, пирах с излишествами, призванными подчеркнуть богатство и высокий статус хозяев. У некоторых народов, например индейцев Северной Америки, существовала традиция потлача – многодневного празднества, сопровождавшегося не просто потреблением и дарением, а демонстративным уничтожением огромных количеств ценностей (сжигались и выбрасывались в море продукты, утварь, меха, одеяла и т.д.). Это делалось для того, чтобы показать мощь и богатство клана, способного пренебречь таким количеством материальных ценностей, что повышало авторитет в глазах окружающих и увеличивало власть и влияние. Данный обычай был запрещен правительством США в начале XX в. ввиду его крайней разорительности и иррациональности с точки зрения власти.

Социальные низы – простые общинники, крестьяне и ремесленники – были вынуждены довольствоваться лишь самым необходимым для выживания. Причем скудость потребления зачастую не просто определялась общей ограниченностью ресурсов и производимых продуктов, но была призвана демонстрировать низкий статус: в Индии кастовая дхарма, жестко регламентировавшая допустимые для потребления продукты и изделия, вводила строгие ограничения для низших каст и неприкасаемых, запрещая им, например, пользоваться изделиями из железа или дорогих материалов, употреблять в пищу определенные виды продуктов и т.д.

У традиционного индивида, личность которого была неразрывно связана с определенной социальной группой и не мыслилась вне ее, и не возникало, как правило, желания изменить потребительские стереотипы. Неравенство в доходах и потреблении само по себе не воспринималось как несправедливость, поскольку оно соответствовало различию в социальном статусе. Несправедливость возникала тогда, когда нарушалась установленная традицией мера неравенства, т.е. индивид не мог потреблять то, что ему полагалось, например, когда налоги и поборы становились слишком большими и не оставляли законной доли для пропитания или воспроизводства себя в качестве носителя профессиональной и социальной идентичности.

Традиционные общества востока

Развитие современного мирового сообщества происходит в духе глобализации: сложились мировой рынок, единое информационное пространство, существуют международные и наднациональные политические, экономические, финансовые институты и идеологии. Народы Востока активно участвуют в этом процессе. Бывшие колониальные и зависимые страны получили относительную независимость, но стали вторым и зависимым компонентом в системе «многополюсный мир — периферия». Это было определено тем, что модернизация восточного общества (переход от традиционного общества к современному) в колониальный и постколониальный период проходила под эгидой Запада.

Западные державы по-прежнему стремятся и в новых условиях сохранить и даже расширить свои позиции в странах Востока, привязать их к себе экономическими, политическими, финансовыми и прочими узами, опутав сетью соглашений о техническом, военном, культурном и прочем сотрудничестве. Если же это не помогает или не получается, западные державы, особенно США, не колеблясь, прибегают к насилию, вооруженной интервенции, экономической блокаде и прочим средствам давления в духе традиционного колониализма (как в случае с Афганистаном, Ираком и другими странами).

Тем не менее, в будущем под влиянием изменений в развитие экономики, научно-техническом прогрессе возможно перемещение мировых центров — экономических, финансовых, военно-политических. Тогда, возможно наступит конец евро-американской направленности эволюции мировой цивилизации, а восточный фактор станет направляющим фактором всемирной культурной основы. Но пока доминантой складывающейся мировой цивилизации остается Запад. Его сила опирается на сохраняющееся превосходство производства, науки, технологии, военной сферы, организации экономической жизни.

Страны Востока, несмотря на различия между ними, в большинстве своем связаны сущностным единством. Их объединяет в частности, колониальное и полуколониальное прошлое, а также периферийное положение в мировой экономической системе. Их объединяет также то, что по сравнению с темпами интенсивного восприятия достижений научно-технического прогресса, материального производства, сближение Востока с Западом в сфере культуры, религии, духовной жизни происходит относительно медленно. И это естественно, потому что менталитет народа, его традиции в одночасье не меняются. Иными словами, при всех национальных различиях страны Востока до сих пор роднит наличие определенной совокупности ценностей материального, интеллектуального и духовного бытия.

Повсюду на Востоке модернизация имеет общие черты, хотя каждое общество модернизировалось по-своему и получило свой результат. Но при этом западный уровень материального производства и научных знаний остается для Востока критерием современного развития. В разных восточных странах проходили проверку, как западные модели рыночной экономики, так и социалистические плановые, по образцу СССР. Соответствующие воздействия испытывали идеология и философия традиционных обществ. Причем «современное» не только сосуществует с «традиционным», образует с ним синтезированные, смешанные формы, но и противостоит ему.

Одна из особенностей общественного сознания на Востоке заключается в мощном влиянии религий, религиозно-философских доктрин, традиций как выражения социальной инертности. Выработка современных взглядов происходит при противоборстве традиционного, обращенное в прошлое шаблона жизни и мысли с одной стороны, и современного, ориентированного на будущее, отмеченного научным рационализмом — с другой.

История современного Востока свидетельствует о том, что традиции могут выступать как в качестве механизма, способствующего восприятию элементов современности, так и в качестве тормоза, блокирующего преобразования.

Правящая элита Востока в социально-политическом отношении делится, соответственно, на «модернизаторов» и «охранителей».

«Модернизаторы» пытаются примирить науку и религиозную веру, социальные идеалы и морально-этические предписания религиозных доктрин с действительностью через освящение научного знания священными текстами и канонами. «Модернизаторы» нередко призывают к преодолению антагонизма между религиями и допускают возможность их сотрудничества. Классический пример стран, сумевших приспособить традиции с современностью, материальными ценностями и институтами западной цивилизации — конфуцианские государства Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии (Япония, «новые индустриальные страны», Китай).

Напротив, задача фундаменталистов-«охранителей» — переосмысление действительности, современных социокультурных и политических структур в духе священных текстов (например, Корана). Их апологеты утверждают, что не религии должны приспосабливаться к современному миру с его пороками, а общество должно строиться так, чтобы соответствовать основным религиозным принципам. Фундаменталистам-«охранителям» присущи нетерпимость и «поиск врагов». Во многом успехи радикальных фундаменталистских движений объясняются тем, что они указывают людям на их конкретного врага (Запад), «виновника» всех его бед. Фундаментализм получил широкое распространение в ряде современных исламских стран — Иране, Ливии и др.

Исламский фундаментализм — это не просто возвращение к чистоте подлинного, древнего ислама, но и требование единства всех мусульман в качестве ответа на вызов современности. Тем самым выдвигается претензия на создание мощного консервативного политического потенциала. Фундаментализм в его крайних формах ведет речь об объединении всех правоверных в их решительной борьбе с изменившимся миром, за возврат к нормам очищенного от позднейших наслоений и искажений настоящего ислама.

Японское экономическое чудо. Япония вышла из второй мировой войны с разрушенной экономикой, угнетенной в политической сфере — ее территория была оккупирована войсками США. Период оккупации закончился в 1952 году, за это время с подачи и при содействии американской администрации в Японии были проведены преобразования, призванные направить ее на путь развития стран Запада. В стране вводилась демократическая конституция, права и свободы граждан, активно формировалась новая система управления. Такой традиционный японский институт как монархия сохранялся лишь символически.

К 1955 году, с появлением либерально-демократической партии (ЛДП), которая стояла у руля власти несколько последующих десятилетий, политическая ситуация в стране окончательно стабилизировалась. В это время происходит первая смена экономических ориентиров страны, заключавшаяся в преимущественном развитии промышленности группы «А» (тяжелая промышленность). Ключевыми отраслями экономики становятся машиностроение, судостроение, металлургия.

Вследствие ряда факторов во второй половине 50-х — начале 70-х годов Япония продемонстрировала небывалые темпы роста, обогнав по ряду показателей все страны капиталистического мира. Валовой национальный продукт (ВНП) страны увеличивался на 10 — 12 % в год. Будучи весьма скудной, в сырьевом отношении, страной, Япония смогла развить и эффективно использовать энергоемкие и трудоемкие технологии тяжелой промышленности. Работая по большей части на привозном сырье, страна смогла пробиться на мировые рынки и добиться высокой рентабельности хозяйства. В 1950 г. национальное богатство оценивалось в 10 млрд. долларов, в 1965 уже в 100 млрд. долларов, в 1970 эта цифра достигла 200 млрд., в 1980-м был перейден порог в 1 триллион.

Именно в 60-е годы появилось такое понятие, как «японское экономическое чудо». В то время, когда 10 % считались высоким показателем, промышленное производство Японии увеличивалось на 15 % в год. Япония в два раза превзошла в этом отношении страны Западной Европы и в 2,5 раза - США.

Во второй половине 70-х годов произошла вторая смена приоритетов в рамках экономического развития, что было связано, прежде всего, с нефтяным кризисом 1973 — 1974 годов и резким подорожанием нефти — основного энергоносителя. Наиболее остро подъем цен на нефть отразился на базовых отраслях японской экономики: машиностроении, металлургии, судостроении, нефтехимии. Первоначально Япония была вынуждена значительно сократить ввоз нефти, всячески экономить на бытовых нуждах, но этого оказалось явно недостаточно. Кризис экономики, ее энергоемких отраслей, обострялся традиционной для страны нехваткой земельных ресурсов, экологическими проблемами. В этой ситуации японцы поставили во главу угла развитие энергосберегающих и наукоемких технологий: электроники, точного машиностроения, средств связи. В результате Япония вышла на новый уровень, вступив в постиндустриальную информационную стадию развития.

Что же позволило разрушенной после войны многомиллионной стране, практически лишенной полезных ископаемых, достичь такого успеха, относительно быстро войти в число лидирующих в экономическом отношении мировых держав и добиться высокого уровня благосостояния граждан?

Конечно, все это в немалой степени было обусловлено всем предшествующим развитием страны, которая в отличие от всех других стран Дальнего Востока, да и большей части Азии, изначально встала на путь преимущественного развития частнособственнических отношений в условиях незначительного давления государства над обществом.

Очень важным был предыдущий опыт капиталистического развития, последовавший за реформами Мэйдзи. Благодаря им обособленная островная страна с весьма специфическими культурными чертами смогла адаптироваться к новым реалиям мирового развития, изменениям общественной и экономической жизни.

Хороший толчок дали реформы периода оккупации после второй мировой войны. Окончательно поставив страну на путь демократического развития, они высвободили внутренние силы японского общества.

Поражение в войне, уязвившее национальное достоинство японцев, также стимулировало их высокую экономическую активность.

Наконец отсутствие, вследствие запрета, собственных вооруженных сил и расходов на них, американские промышленные заказы, благоприятная политическая обстановка также сыграли важную роль в формировании «японского чуда».

Совокупное влияние всех этих факторов и породило явление, известное как «японское экономическое чудо», отразившее характер развития японского общества во второй половине XX века.

Человек в традиционном обществе

Это общество называется традиционным потому, что традиция является основным средством общественного воспроизводства. Как и в любом другом, в традиционном обществе постоянно появляются новые, непреднамеренные социальные изобретения. Но человек и общество в целом представляют собственную деятельность как следование установленному от века. Традиция диктует, ее ритм завораживает.

Жизнь традиционных обществ базируется на личной связи. Личная связь - это множественная сложная связь, которая основана на личном доверии. Личная связь наблюдается в любых обществах: соседская общность, подростковые "племена", мафия. Можно вспомнить и русскую интеллигенцию, круг которой был достаточно узок: из чтения мемуаров складывается впечатление, что все друг друга знали. В обществах, которые называются традиционными, такая связь является преобладающей. С точки зрения социальной философии это основные характеристики как общества, так и людей, которые в этом обществе живут. Когда речь идет именно о преобладании этой связи в обществе в целом, обычно употребляют выражения связь личного типа. Здесь доверие людей к друг другу выступает как источник легитимности мира.

Социальные связи личного типа относят к разряду коротких. Крестьянское сообщество и общество благородно рожденных два полюса любых разновидностей традиционного общества. В деревне все друг друга знают. Дворянское общество также составляет узкий (сначала абсолютно, а потом относительно) замкнутый круг, который создается в значительной степени на основе родственных связей. Здесь тоже все друг друга знают. Можно напомнить, что уже в конце XIX в. целый ряд европейских монархов были родственниками. Сен-Жерменское предместье, как мы его знаем из блестящих описаний О. Бальзака или М. Пруста, существует до сих пор.

В традиционном доиндустриальном обществе люди живут главным образом малыми общностями (сообществами). Этот феномен называется локализмом. Общество в целом (в противоположность малой общности) не может существовать без длинных связей. В традиционном обществе длинные связи - внешние (трансцендентные) по отношению к малой общности: власть короля или деспота, которые представляют "всех", мировые религии (напомним, что слово "религия" восходит к латинскому religare - связывать).

"Джентльмен" - дворянин видится полной противоположностью крестьянину. Он по-иному одет, по-иному держит себя, говорит. В то же время нельзя не обратить внимание, что есть ряд черт, которые его с крестьянином объединяют. Недаром и тот и другой - представители одного общества. Их объединяет связь личного типа. Каждый знает, кому именно он подчинен и кто зависит от него.

Любые отношения здесь персонифицируются, т.е. представляются в виде некой персоны. Так, персонифицируются Бог (боги), персонифицируется власть. У рыцаря складываются личные отношения с его оружием - мечом или копьем и конем, у крестьянина - с плугом и скотом. Часто по отношению к оружию или орудиям труда, т.е. вещам неодушевленным, употребляются местоимения, применяемые к живым существам.

Власть в традиционных обществах осуществляется в форме личной зависимости. Власть имущие прямо и непосредственно отнимают прибавочный продукт или жизнь у тех, кто от них зависит. Крестьянин находится в личной зависимости от помещика. Власть одновременно выступает под покровом покровительства поданным. Защита униженных и оскорбленных была формой легитимации власти. Помещик - покровитель. Воин - защитник.

Прекрасную иллюстрацию, которая позволяет почувствовать сказанное выше, дает современная фотография, приведенная знаменитым французским историком Ф. Броделем. На фотографии мы видим замок, окруженный деревней и полями с виноградниками. Замок и его окружение срослись и составляют одно целое.

Замок и деревня находятся в едином физическом пространстве. Но обитатели их пребывают в разных социальных пространствах. В общество их объединяет связь личного типа, но они пребывают на разных полюсах. Они выполняют разные социальные функции, они обладают разными социальными ресурсами. Дворянин может делать ставки в тех социальных играх, которые недоступны крестьянину. Крестьянин лично зависим от помещика, даже если он не является крепостным.

В традиционном обществе нет категории честно нажитого богатства: люди не понимают, каким образом богатство образуется через обмен. Идеальной формой богатства является то, что получено через владение землей. Крестьянин, помещик-землевладелец - чтимые фигуры. Торговец отнюдь нет. Здесь полагают, что не богатство дает власть, а напротив, власть дает богатство. Нет идеи внеличностных внеморальных сил, которыми человек прямо оперировать не может. Можно сказать, что отсутствует привычка и умение жить в мире практических абстракций. Крестьянин не понимает, как можно получать деньги за возку песка, который бесплатно дает природа, к которому не приложен труд. Дворянин не понимает, зачем вовремя отдавать долг купцу. Словом, в этом обществе относительно мало обращаются к абстрактным социальным посредникам.

В традиционном обществе практически нет представления об инновации. Так происходит потому, что человек живет в Круге времени. Время-круг - напоминание о бесконечной смене времен года. Изменения приходят от Бога, от мистических природных сил.

Традиционное общество - общество, где ценится не индивидуальность, а как можно более идеальная вписанность в социальную роль. Эта роль воспринимается как данная от века, данная Богом, как судьба, а судьбу не переменишь. В традиционном обществе просто нельзя не соответствовать роли, и у каждого - одна роль. Ежели не соответствуешь, ты изгой.

У крестьян и дворян есть понятие чести как соответствии роли. Есть честь дворянская, но есть честь крестьянская. В качестве примера напомним об обязательности для дворян дуэльного кодекса. У крестьянина считалось бесчестьем не прийти на толоку (вид взаимопомощи, когда, например, вся община строит дом для одного из ее членов). И у тех и у других кодекс чести не распространялся на чужаков. Кодекс чести дворянина диктовал непременный возврат карточных долгов (долг чести), но считалось не обязательным возвращать долг кредиторам, ремесленникам и торговцам.

"Встроенность" социальности здесь идеальная. Социальная память, социальные механизмы "работают" не через "сознание" индивида, а через ритуал. Традиционное общество высоко ритуализировано. Это касается как социальных низов, так и верхов. Ритуал - работа с телом, а не с сознанием. На уровне языка поведение регулируется, например, поговорками, которые воплощают социальную норму.

Рамки жизненного выбора узки: человек должен следовать предназначенному ролью, даже если эта роль - роль короля. О чем свидетельствуют слова Людовика XIV "Государство - это Я"? Отнюдь не о высочайшей степени свободы, а совсем наоборот. Король-человек - раб своей роли. В традиционных обществах свобода - это возможность или следовать благому пути или своевольничать. Человек не выбирает, но он может быть "призван". Призванность переживается как событие, в котором участвуют сверхчеловеческие силы. Яркий пример - "голоса" Жанны Д' Арк. Жанна не сама избрала свой путь, но вступила на него по божественному повелению. У людей, живущих в XX в., призвание ассоциируется с личностно-индивидуальным автономным решением индивида. В традиционных обществах жизненные рамки создаются обычаем и ритуалом: каждый знает, что ему делать, как поступить, путь предопределен.

Изменения в традиционных обществах происходят медленно, в течение веков. Наиболее медленно меняется жизнь крестьян. Способы обработки земли, одежда, рацион, физический облик крестьянина сохранялись (с учетом местных особенностей) практически до начала нынешнего века, а кое-где и по сей день. В крестьянских сообществах практические схемы деятельности кодифицированы: через распорядок дня и года, обычаи и ритуалы, через народную мудрость, заключенную в пословицах и поговорках. Эти коды существуют длительное время и, как правило, не фиксируются в письменной форме (не существует кодексов обычного права).

Если обратиться к практикам жизни привилегированных слоев общества, то обнаруживается, что там изменения происходят значительно быстрее. На волнующейся поверхности общества возникают новые поведенческие нормы, появляются символические цивилизационные коды, в том числе и зафиксированные на письме. Эффективный аппарат самоконтроля - важный источник власти. Самоконтроль с большей вероятностью складывается в привилегированных социальных пространствах. Превосходить и быть свободным в своих действиях - привилегия господ, а не рабов.

В традиционных обществах возникают непреднамеренные социальные изобретения, которыми пользуются все люди. Это и тактики повседневного сопротивления, родившиеся в крестьянской среде, и вежливые манеры, которые возникли в придворной среде, и постепенная централизация насилия, которая привела к образованию государств в современном их понимании. Эти "изобретения" постепенно меняли общество, но еще не делали его современным индустриальным. Для того, чтобы общество изменилось, должен был появиться новый человек.

Модернизация традиционных обществ

Историческая ситуация конца XX века характеризуется сложной этнокультурной обстановкой. Фундаментальной проблемой современной эпохи все более становится противостояние традиционной и модернизированной (современной) культур. Именно это противостояние оказывает возрастающее влияние на ход культурно-исторического процесса. Противостояние «современного» и «традиционного» возникло в результате крушения колониальной системы и возникновения необходимости адаптировать вновь появившиеся на политической карте мира страны в современный мир, современную цивилизацию. Однако на деле процессы модернизации начались намного раньше, еще в колониальные времена, когда европейские чиновники, твердо уверенные в благотворности и полезности своей деятельности для «туземцев», истребляли традиции и верования последних, которые, по их мнению, были вредны для прогрессивного развития этих народов. Тогда предполагалось, что модернизация прежде всего подразумевает внедрение новых, прогрессивных форм деятельности, технологий и идей, она является средством ускорения, упрощения и облегчения пути, который все равно предстояло пройти этим народам.

Разрушение многих культур, последовавшее за такой насильственной «модернизацией», привело к осознанию порочности подобного подхода, к необходимости создания научно обоснованных теорий модернизации, которые можно было бы применять на практике. В середине века многие антропологи делали попытки взвешенного анализа традиционных культур, исходящего из отказа от универсалистской концепции культуры. В частности, группа американских антропологов под руководством М.Херсковица в ходе подготовки Всеобщей декларации прав человека, проходившей под эгидой ООН, предложила исходить из того, что в каждой культуре стандарты и ценности имеют особый характер и что поэтому каждый человек имеет право жить согласно тому пониманию свободы, которое принято в его обществе. К сожалению, возобладала универсалистская точка зрения, вытекавшая из эволюционного подхода, именно эволюционистская парадигма легла в основу появившихся тогда теорий модернизации, и сегодня в этой декларации записано, что права человека едины для представителей всех обществ независимо от специфики их традиций. Но ведь не секрет, что записанные там права человека представляют собой постулаты, сформулированные именно европейской культурой.

Согласно преобладавшей тогда точке зрения переход от традиционного общества к современному (а он считался обязательным для всех культур и народов) возможен только через модернизацию. Этот термин сегодня употребляется в нескольких смыслах, поэтому его следует уточнить.

Во-первых, под модернизацией подразумевается весь комплекс прогрессивных изменений в обществе, это синоним понятия "современность" - комплекс социальных, политических, экономических, культурных и интеллектуальных трансформаций, проводивших на Западе с XVI века и достигших своего апогея. Сюда включаются процессы индустриализации, урбанизации, рационализации, бюрократизации, демократизации, доминирующее влияние капитализма, распространение индивидуализма и мотивации успеха, утверждение разума и науки.

Во-вторых, модернизация - это процесс превращения традиционного, дотехнологического общества в общество с машинной технологией, рациональными и секулярными отношениями.

В-третьих, под модернизацией понимаются усилия отсталых для слаборазвитых стран, предпринимаемые ими, чтобы догнать развитые страны.

Исходя из этого, модернизацию в самом общем виде можно рассматривать как сложный и противоречивый социокультурный процесс, в ходе которого формируются институты и структуры современного общества.

Научное осмысление этого процесса нашло свое выражение в целом ряде концепций модернизации, разнородных по своему составу и содержанию и не представляющих собой единого целого. Эти концепции стремятся объяснить процесс закономерного перехода от традиционных обществ к современному и далее - к эпохе постсовременности.

Так возникли теория индустриального общества (К.Маркс, О.Конт, Г.Спенсер), концепция формальной рациональности (М.Вебер), теория механической и органической модернизации (Э.Дюркгейм), формальная теория общества (Г.Зиммель), которые, различаясь своими теоретическими и методологическими установками, тем не менее едины в своих неоэволюционистских оценках модернизации, утверждающих, что:

1) изменения в обществе являются однолинейными, следовательно, менее развитые страны должны пройти путь вслед за развитыми;
2) эти изменения необратимы и идут к неизбежному финалу - модернизации;
3) изменения носят постепенный, накопительный и мирный характер;
4) все стадии этого процесса должны быть неизбежно пройдены;
5) большое значение имеют внутренние источники этого движения;
6) модернизация принесет улучшение существования этих стран.

Кроме того, было признано, что процессы модернизации должны начинаться и контролироваться «сверху» интеллектуальной элитой. По сути, это осознанное копирование западного общества.

Рассматривая механизм модернизации, все теории утверждают, что это спонтанный процесс и, если устранить мешающие барьеры, все пойдет само собой. Предполагалось, что достаточно показать преимущества западной цивилизации (хотя бы по телевидению), как всем тут же захочется жить так же.

Однако действительность опровергла эти прекрасные теории. Далеко не все общества, увидев поближе западный образ жизни, устремились ему подражать. А те, кто пошел по этому пути, быстро познакомились с изнанкой этой жизни, столкнувшись с ростом нищеты, социальной дезорганизацией, аномией, преступностью. Последние десятилетия также показали, что далеко не все в традиционных обществах плохо и некоторые их черты прекрасно сочетаются с суперсовременными технологиями. Это доказали прежде всего Япония, Южная Корея, чем поставили под сомнение прежнюю твердую ориентацию на Запад. Исторический опыт этих стран заставил отказаться от теорий однолинейности мирового развития как единственно верных и сформулировать новые теории модернизации, которые возродили цивилизационный подход к анализу этнокультурных процессов.

Среди ученых, занявшихся этой проблемой, нужно упомянуть, прежде всего, С.Хантингтона, который назвал девять главных характеристик модернизации, обнаруживающихся в явном или скрытом виде у всех авторов данных теорий:

1) модернизация - революционный процесс, ибо он предполагает кардинальный характер изменений, радикальную смену всех институтов, систем, структур общества и человеческой жизни;
2) модернизация - комплексный процесс, ибо он не сводится к какому-то одному аспекту общественной жизни, а охватывает общество в целом;
3) модернизация - системный процесс, потому что изменения одного фактора или фрагмента системы побуждают и определяют изменения в других элементах системы, приводят к целостному системному перевороту;
4) модернизация - глобальный процесс, так как, начавшись когда-то в Европе, она охватила все страны мира, которые либо уже стали современными, либо находятся в процессе изменения;
5) модернизация - длительный процесс, и, хотя темпы изменений достаточно велики, для ее проведения требуется жизнь нескольких поколений;
6) модернизация - ступенчатый процесс, и все общества должны пройти одни и те же стадии;
7) модернизация - гомогенизирующий процесс, так как если традиционные общества все разные, то современные в основных своих структурах и проявлениях одинаковы;
8) модернизация - необратимый процесс, на ее пути могут быть задержки, частичные отступления, но, раз начавшись, она не может не завершиться успехом;
9) модернизация - прогрессивный процесс, и, хотя на этом пути народы могут испытать много невзгод и страданий, в конечном счете, все окупится, так как в модернизированном обществе неизмеримо выше культурное и материальное благополучие человека.

Непосредственным содержанием модернизации является несколько направлений изменений. В историческом аспекте это синоним вестернизации, или американизации, т.е. движения к тому типу систем, который сложился в США и Западной Европе. В структурном аспекте это поиск новых технологий, движение от сельского хозяйства как способа существования к коммерческому сельскому хозяйству, замена мускульной силы животных и человека в качестве основного источника энергии современными машинами и механизмами, распространение городов и пространственная концентрация рабочей силы. В политической сфере - переход от авторитета вождя племени к демократии, в сфере образования - ликвидация неграмотности и рост ценности знания, в религиозной сфере - освобождение от влияния церкви. В психологическом аспекте - это формирование современной личности, которая включает независимость от традиционных авторитетов, внимание к общественным проблемам, способность приобретать новый опыт, веру в науку и разум, устремленность в будущее, высокий уровень образовательных, культурных и профессиональных притязаний.

Односторонность и теоретические недостатки концепций модернизации были осознаны довольно быстро. Критике подверглись их принципиальные положения.

Противники этих концепций отмечали, что понятия «традиция» и «современность» асимметричны и не могут составлять дихотомию. Современное общество - это идеал, а традиционные - противоречивая реальность. Нет традиционных обществ вообще, различия между ними очень велики, и поэтому нет и не может быть универсальных рецептов модернизации. Так же неверно представлять традиционные общества абсолютно статичными и неподвижными. Эти общества тоже развиваются, и насильственные меры по модернизации могут прийти в конфликт с этим органичным развитием.

Также было не совсем ясно, что входит в понятие «современное общество». В эту категорию, несомненно, попадали современные западные страны, но что было делать с Японией и Южной Кореей? Возникал вопрос: можно ли говорить о современных незападных странах и об их отличии от западных?

Критике был подвергнут тезис о том, что традиции и современность взаимно исключают друг друга. На самом деле любое общество представляет собой сплав традиционных и современных элементов. И традиции не обязательно препятствуют модернизации, а могут в чем-то и способствовать ей.

Отмечалось также, что не все результаты модернизации - благо, что она не обязательно носит системный характер, что экономическая модернизация может осуществляться без политической, что модернизационные процессы могут быть обращены вспять.

В 70-е годы против теорий модернизации были выдвинуты дополнительные возражения. Среди них самым главным был упрек в этноцентризме. Поскольку роль образца, к которому следовало стремиться, играли США, то эти теории были истолкованы как попытка интеллектуальной элиты Америки осмыслить послевоенную роль США как мировой сверхдержавы.

Критическая оценка основных теорий модернизации в конечном счете привела к дифференциации самого понятия «модернизация». Исследователи стали различать первичную и вторичную модернизации.

Первичная модернизация обычно рассматривается как теоретическая конструкция, охватывающая разнообразные социокультурные изменения, сопровождающие период индустриализации и возникновения капитализма в отдельных странах Западной Европы и Америки. Ее связывают с разрушением прежних, прежде всего наследственных традиций и традиционного уклада жизни, с провозглашением и реализацией равных гражданских прав, становлением демократии.

Основная идея первичной модернизации заключается в том, что процесс индустриализации и развития капитализма предполагает в качестве своей предпосылки и главной основы индивидуальную свободу и автономию человека, расширение сферы его прав. По существу, эта идея совпадает с принципом индивидуализма, сформулированным еще французскими просветителями.

Вторичная модернизация охватывает социокультурные изменения, происходящие в развивающихся странах (странах «третьего мира») в условиях цивилизованного окружения высокоразвитыми странами и при наличии сложившихся образцов социальной организации и культуры.

В последнее десятилетие при рассмотрении процесса модернизации наибольший интерес вызывает модернизация бывших социалистических стран и стран, освободившихся от диктатуры. В связи с этим некоторые исследователи предлагают ввести понятие «третичная модернизация», обозначая им переход к современности идустриально среднеразвитых стран, сохраняющих многие черты прежней политической и идеологической системы, которые тормозят сам процесс общественных преобразований.

В то же время изменения, накопившиеся в странах развитого капитализма, потребовали нового теоретического осмысления. В результате появились теории постиндустриального, супериндустриального, информационного, «технотронного», «кибернетического» общества (О.Тоффлер, Д.Белл, Р.Дарендорф, Ю.Хабер-мас, Э.Гудденс и др.). Основные положения этих концепций можно сформулировать следующим образом.

Постиндустриальное (или информационное) общество приходит на смену индустриальному, в котором преобладающей является промышленная (экологическая) сфера. Главными отличительными особенностями постиндустриального общества являются рост научного знания и перемещение центра общественной жизни из экономики в сферу науки, прежде всего в научные организации (университеты). Не капитал и материальные ресурсы выступают в нем ключевыми факторами, а информация, помноженная на распространение образования и внедрение передовых технологий. Старое классовое деление общества на владеющих собственностью и не владеющих ею (характерное для социальной структуры индустриального общества) уступает место другому типу стратификации, где главным показателем становится деление общества на владеющих информацией и не владеющих ею. Возникают концепции «символического капитала» (П.Бурдье) и культурной идентичности, в которых классовая структура заменяется статусной иерархией, обусловленной ценностными ориентациями и образовательным потенциалом.

На место прежней, экономической элиты приходит новая, интеллектуальная элита, профессионалы, обладающие высоким уровнем образования, компетентностью, знаниями и основанными на них технологиями. Образовательный ценз и профессионализм, а не происхождение или материальное положение - вот главный критерий, по которому осуществляется, теперь доступ к власти и социальным привилегиям.

Конфликт между классами, характерный для индустриального общества, сменяется конфликтом между профессионализмом и некомпетентностью, между интеллектуальным меньшинством (элитой) и некомпетентным большинством.

Таким образом, современная эпоха - это эпоха господства науки и техники, образовательных систем и массовой информации.

В связи с этим в концепциях модернизации традиционных обществ также изменились ключевые положения:

1) в качестве движущей силы процессов модернизации признается уже не политическая и интеллектуальная элита, а самые широкие массы, которые начинают активно действовать, если появляется харизматический лидер, влекущий их за собой;
2) модернизация в этом случае становится не решением элиты, а массовым стремлением граждан изменить свою жизнь в соответствии с западными стандартами под влиянием средств массовой коммуникации и личных контактов;
3) сегодня уже акцентируются не внутренние, а внешние факторы модернизации - мировая геополитическая расстановка сил, внешняя экономическая и финансовая поддержка, открытость международных рынков, доступность убедительных идеологических средств - доктрин, обосновывающих современные ценности;
4) вместо единой универсальной модели современности, которой долго считали США, появилась идея движущих центров современности и образцовых обществ - не только Запад, но и Япония, и «азиатские тигры»;
5) уже ясно, что нет и не может быть унифицированного процесса модернизации, ее темп, ритм и последствия в различных областях социальной жизни в разных странах будут различны;
6) современная картина модернизации намного менее оптимистична, чем прежняя, - не все возможно и достижимо, не все зависит от простой политической воли; уже признано, что весь мир никогда не будет жить так, как живет современный Запад, поэтому современные теории уделяют много внимания отступлениям, попятным ходам, провалам;
7) сегодня модернизация оценивается не только по экономическим показателям, которые долгое время считались главными, но и по ценностям, культурным кодам;
8) предлагается активно использовать местные традиции;
9) сегодня основной идеологический климат на Западе - отказ от идеи прогресса - главной идеи эволюционизма, господствует идеология постмодернизма, в связи с чем рухнула сама концептуальная основа теории модернизации.

Таким образом, сегодня модернизация рассматривается как исторически ограниченный процесс, узаконивающий институты и ценности современности: демократию, рынок, образование, разумное администрирование, самодисциплину, трудовую этику. При этом современное общество определяется либо как общество, приходящее на смену традиционному общественному укладу, либо как общество, вырастающее из индустриальной стадии и несущее в себе все ее черты. Информационное же общество является стадией современного общества (а не новым типом общества), наступающей вслед за фазами индустриализации и технологизации, и характеризуется дальнейшим углублением гуманистических основ существования человека.

Характеристика традиционного общества

Традиционное общество — общество, которое регулируется традицией. Сохранение традиций является в нём более высокой ценностью, чем развитие.

Общественный уклад в нём характеризуется (особенно в странах Востока) жёсткой сословной иерархией и существованием устойчивых социальных общностей, особым способом регуляции жизни общества, основанном на традициях, обычаях.

Данная организация общества стремится сохранить в неизменном виде социокультурные устои жизни. Традиционное общество - аграрное общество.

Традиционное общество характеризуется следующими чертами:

1. Зависимость организации социальной жизни от религиозных или мифологических представлений.
2. Цикличность, а не поступательность развития.
3. Коллективистский характер общества и отсутствие личностного начала.
4. Преимущественная ориентация на метафизические, а не инструментальные ценности.
5. Авторитарный характер власти. Отсутствие способности производить не ради насущных потребностей, а ради будущего.
6. Преобладающее распространение людей с особым психическим складом: недеятельные личности.
7. Преобладание традиции над нововведениями.

Традиционное (доиндустриальное) общество - общество с аграрным укладом, с преобладанием натурального хозяйства, сословной иерархией, малоподвижными структурами и основанными на традиции способом социокультурной регуляции.

Для него характерны ручной труд, крайне низкие темпы развития производства, которое может удовлетворять потребности людей лишь на минимальном уровне. Оно крайне инерционно, поэтому маловосприимчиво к нововведениям.

Поведение индивидов в таком обществе регламентируется обычаями, нормами, социальными институтами. Обычаи, нормы, институты, освященные традициями, считаются незыблемыми, не допускающими даже мысли об их изменении.

Выполняя свою интегративную функцию, культура и социальные институты подавляют любое проявление свободы личности, которая является необходимым условием постепенного обновления общества.

Сферы традиционного общества

Сфера традиционного общества стабильна и неподвижна, социальная мобильность практически отсутствует, на протяжении жизни человек остается в пределах одной и той же социальной группы.

Община и семья — наиболее значимые ячейки общества. Социальное поведение человека подчинено устойчивым корпоративным нормам, традициям, обычаям и верованиям.

В политическом отношении традиционное общество консервативно, изменения в нем происходят медленно, общество диктует личности нормы поведения. Большое значение имеет устная традиция, грамотность — редкое явление.

Согласно концепции Д. Белла, стадия традиционного общества включает себя историю человечества от древних цивилизаций до 17 века.

В экономике традиционного общества господствует сельское натуральное хозяйство и примитивное ремесло.

Человек приспосабливался к условиям окружающей среды, используя экстенсивную технологию и ручные орудия труда. Для традиционного общества характерны общинная, корпоративная, условная, государственная формы собственности.

Поступательные изменения в человеческом обществе не могут локализоваться в одной сфере общественной жизни, они неминуемо затрагивают и материальную, и духовную жизнь людей. Развитие производительных сил, нравственной культуры, науки, права – все это критерии общественного развития.

Это развитие идет неравномерно на протяжении всей истории человечества и может быть результатом как революционных, так и эволюционных изменений в разных сферах. Существует несколько способов классификации обществ. Можно типологизировать общества по таким признакам, как язык, наличие или отсутствие письменности, хозяйство и образ жизни. Можно принимать в качестве критериев развития общества усложнение социальной структуры, рост производительности труда, тип хозяйственно-экономических отношений, систему ценностных установок.

Экономика традиционного общества

Традиционное общество считается аграрным, так как базируется на сельском хозяйстве. Его функционирование зависит от выращивания урожая при помощи плуга и рабочего скота. Так, один и тот же участок земли мог обрабатываться несколько раз, в результате чего возникали постоянные поселения.

Для традиционного общества характерны также преимущественное использование ручного труда, экстенсивный способ производства, отсутствие рыночных форм торговли (преобладание обмена и перераспределения).

Это приводило к обогащению отдельных лиц или сословий. Формы собственности в таких структурах, как правило, коллективные. Любые проявления индивидуализма не воспринимаются и отрицаются обществом, а также считают опасными, так как нарушают установленный порядок и традиционный баланс.

Нет толчков к развитию науки, культуры, поэтому во всех сферах используются экстенсивные технологии.

Черты традиционного общества:

а. Господство ручного труда;
б. Слабое разделение труда (труд начинает делиться по профессиям, но не по операциям);
в. Используются только естественные источники энергии;
г. Основная часть населения занята в сельском хозяйстве и живёт в деревне;
д. Техника развивается очень медленными темпами, а техническая информация передаётся в качестве рецепта деятельности;
е. В большинстве традиционных обществ отсутствует наука;
ж. Традиционному обществу характерны различные формы зависимости человека от человека или человека от государства (племени).

Экономические ценности традиционного общества:

1. Труд рассматривается, как наказание, тяжелая повинность.
2. Торговля ремеслом, сельское хозяйство считались второсортными видами деятельности, а наиболее престижными – военное дело и религиозная деятельность.
3. Распределение произведённого продукта зависело от социального положения человека. Каждому социальному слою полагалась определённая доля общественных материальных благ.
4. Все механизмы традиционного общества направлены не на развитие, а на поддержание стабильности. Существует широкая система социальных норм, препятствующих техническому и экономическому развитию.
5. Стремление к обогащению не соответствующему социальному положению человека резко осуждается обществом.
6. Во всех традиционных обществах осуждалась дача денег под проценты.

Систему экономических ценностей традиционного общества в античной философии наиболее полно сформулировал Аристотель. В отличии от своего учителя Платона, Аристотель считал, что частная собственность полезна и необходима для правильно-устроенного общества. Полезность собственности заключалась в том, что она даёт человеку досуг, а это в свою очередь позволяет человеку самосовершенствоваться. Бедный человек лишён досуга и поэтому не может участвовать в управлении правильно устроенным государством.

Богатые подчиняют свою жизнь бесконечному обогащению и поэтому так же лишены досуга. Основу правильно-устроенного общества должен составлять средний класс, который имеет собственность, но не стремится к бесконечному обогащению.

Процесс перехода традиционного общества

Для анализа проблемы модернизации потребуются специальные термины. К их числу относятся понятия “традиционное общество” и “современное общество”. Традиционное общество – общество, воспроизводящее себя на основе традиции и имеющее источником легитимации активности прошлое, традиционный опыт. Современное общество - система экономического, политического устройства, идеологии и культуры, характеризующаяся индустриализацией и технологическим принципом социальной организации.

Если мы говорим о сегодняшнем дне, о настоящем, несомненно для всех, что любое общество, существующее в нем, с обычной точки зрения является современным. Одновременно можно сказать, что все общества до определенной степени традиционны в том отношении, что хранят традицию или наследуют ее даже тогда, когда хотят разрушить. Однако неравномерность развития поставила под сомнение общеупотребительное значение этих слов: настоящее этих обществ похоже на прошлое других или, напротив, представляет собой искомое будущее для третьих.

Неравномерность развития привела к тому, что терминам “традиционное” и “современное” общество придано научное значение. Эти термины очень важны, т.к. модернизация — это особая форма развития, сутью которой является переход из традиционного времени в новое, от традиционного общества к современному.

Неравномерность процесса развития привела к тому, что находящиеся как бы в разных временах незападные и западные общества стали именоваться так же, как (соответственно) традиционные и современные. Начало этой тенденции положил М. Вебер. Запад для него был уникальным явлением, тождественным современности. В чем смысл перехода к этим новым терминам, почему недостаточно прежних понятий “Запад” — “не Запад”? Прежде всего, потому, что понятия “Запад” — “не Запад” предполагают на первом плане историко-географический аспект. Однако страны западного духа могут появиться и в других частях мира, например, на Востоке. Принято говорить о Японии как о части Запада, но это — за неимением лучшего термина. С другой стороны, не все находящиеся на Западе страны являются западными. Германия расположена на географическом западе, но западной страной она стала только в середине XX в.

Таким образом, если в XIX веке современные общества и Запад — тождественные понятия, то в XX-м веке современными стали называться в теории также общества, порывающие со своей традиционной идентичностью. Современное общество начало пониматься как особый тип цивилизации, первоначально возникший в Западной Европе и затем распространившийся в других регионах, как система жизни, экономического, политического устройства, идеологии и культуры.

В качестве таковых были признаны центры развития Юго-Восточной Азии. Ни Турция, ни Мексика, ни Россия, страны, продвинувшиеся к западному пониманию жизни, ни Китай, имеющий необычайное ускорение развития, ни Япония, достигшая и превзошедшая западные технические возможности, не сделались Западом, хотя в той или иной мере стали современными. Ряд авторов полагает, что термин “современность” охватывает весь посттрадиционный порядок, основанный на рациональном знании, и включает все институты и поведенческие нормы послефеодальной Европы.

Смена терминов открывает перспективу углубления сущностных характеристик западных и незападных обществ, рассмотрения их отношений не только в сегодняшней перспективе, но учитывая будущее незападного мира. (Изменение западного мира считалось в течение долгого времени идущим в заданном его прежним развитием направлении, т.е. не меняющим его сущности). Эвристическое значение понятий “традиционное” и ”современное” общество было таковым, что на базе новых понятий стали строиться теории модернизации — перехода из традиционного общества в современное. Введенная пара понятий дает возможность осмыслить неравномерность развития стран мира, отсталость одних из них, лидирующие позиции Запада и решающую роль его вызова, а также причины модернизации.

Традиционные общества отличаются от современных рядом особенностей. Среди них: доминирование традиций; зависимость организации социальной жизни от религиозных или мифологических представлений; цикличность развития; коллективистский характер общества и отсутствие выделенной персональности; преимущественная ориентация на метафизические, а не на инструментальные ценности; авторитарный характер власти; отсутствие отложенного спроса (способность производить в материальной сфере не ради насущных потребностей, а ради будущего); прединдустриальный характер; отсутствие массового образования; преобладание особого психического склада — недеятельной личности (называемой в психологии человеком типа Б); ориентация на мировоззренческое знание, а не на науку; преобладание локального над универсальным. Самым важным признаком традиционных обществ является преобладание традиции над инновацией. Это обусловливает отсутствие выделенной персональности, ибо социальный запрос на индивидуальность — это запрос на субъекта творческой деятельности, способного производить новое. Он возникает в современных обществах.

Вторым по значению признаком традиционного общества является наличие религиозного или мифологического оправдания традиции. Возможность быстрых преобразований блокируется этими формами сознания, и модернизаторские попытки, которые могут иметь место, не завершаются, возникает попятное движение. Именно это — движение вперед и возврат назад — создает циклический характер развития, характерный для традиционных обществ.

Невыделенность индивидуальности, персональности определяется не только отсутствием интереса к инновациям, но и коллективистским характером религиозных и мифологических представлений. Коллективистский характер традиционных культур не означает, что в них нет ярких, особенных, не похожих на других людей. Они, несомненно, есть, но их социальная роль определена способностью выражать коллективные представления. Индивид не выступает здесь как политический субъект. Конкретное поведение людей в традиционном обществе определено нормами, которые заданы традицией, религией, общиной или коллективом. Соответственно преобладающим типом ценностей в них являются авторитарные ценности. В этих обществах еще нет четкого разделения на ценности инструментальные и мировоззренческие. Существует подчинение инструментальных ценностей мировоззренческим, жесткий мировоззренческий контроль, внутренняя и внешняя цензура поведения и мышления людей, неизбежно ведущая к политическому авторитаризму, оправданию деятельности авторитетом, отсутствию личных свобод.

Авторитарные ценности – ценности, которые поддержаны традицией и поддерживают ее и коллективистские представления. Инструментальные ценности – ценности, регулирующие повседневное поведение и деятельность. Мировоззренческие ценности– ценности, связанные с представлением о мире.

Поскольку вся структура сознания традиционных обществ, их культуры и власти гарантирует воспроизводство старого, люди в них в экономическом плане живут сегодняшним днем. Формируется критическое отношение к предприимчивости, к накопительству. В России это было представлено в критике стяжательства. Ей соответствуют психологические типы героев русской литературы — метафизически бездеятельного Обломова (А.И. Гончаров), псевдодеятельных Чичикова и Хлестакова (Н.В. Гоголь), нигилиста и разрушителя Базарова (И.С. Тургенев). Редко-редко мелькнет в русской литературе положительный образ деятеля — Левин (Л.Н. Толстой). Все прочие — недеятельные и псевдодеятельные герои — люди, впрочем, неплохие и даже хорошие. Они всего лишь не способны отделить друг от друга инструментальные и мировоззренческие ценности. Они применяют к инструментальным ценностям мировоззренческую высокую мерку, которая сразу делает первый тип ценностей ничтожным, не заслуживающим усилий. Положительный герой русской литературы скорее не деятель, а созерцатель. Все они далеки от принятия ценностей современного общества. Таковы герои литератур всех традиционных обществ.

Совершенно понятна ориентация таких обществ не на науку, а на мировоззрение. В духовном смысле это общество не живет сегодняшним днем: в нем нарабатываются долговременные смысловые содержания.

В ходе модернизации происходит переход к современному обществу (modern society). Оно включает в себя, прежде всего, коренное отличие современного общества от традиционного — ориентацию на инновации. Другие черты современного общества: светский характер социальной жизни; поступательное (нециклическое) развитие; выделенная персональность, преимущественная ориентация на инструментальные ценности; демократическая система власти; наличие отложенного спроса; индустриальный характер; массовое образование; активный деятельный психологический склад (личность типа А); предпочтение мировоззренческому знанию точных наук и технологий (техногенная цивилизация); преобладание универсального над локальным.

Таким образом, современные (modern) общества по существу противоположны традиционным.

Фокусом современных обществ выступает индивидуальность, вырастающая на пересечении инноваций, секуляризации (освобождение «земной» жизни от вмешательства церкви, отделение церкви от государства) и демократизации (переход на путь либерально-демократических реформ, что проявляется в предоставлении гражданам основных свобод, возможности иметь политический выбор, а также в расширении участия в жизни общества). Активная деятельность ради будущего, а не только сегодняшнего потребления порождает здесь тип трудоголика, постоянно готового к жизненной гонке. Его становление в Западной Европе осуществлялось на основе такого способа секуляризации жизни, как протестантизм, появление протестантской этики капитализма. Но и более поздние непротестантские модернизации дали тот же результат в изменении персональности. Современным становится не только общество, но и человек. Его отличает: интерес ко всему новому, готовность к изменениям; разнообразие взглядов, ориентация на информацию; серьезное отношение ко времени и к его измерению; эффективность; планирование эффективности и времени, личное достоинство, партикуляризм и оптимизм. Индивидуальная модернизация — процесс не менее драматический, чем социальная.

Вызов Запада — это вызов современности. Современность — это не только Новое, иначе текущее время, возникшее в уникальном опыте Запада. Это также нечто передовое, лучшее. Английское слово “modernity” имеет не только тот смысл, что указывает на нечто, существующее сегодня, но показывает наивысший характер достигнутого уровня. Легко видеть это, употребив, скажем, выражение “современная техника”. Это значит: не только техника, которая есть сейчас, но и самая новейшая, самая лучшая. Подобно этому понятие “современное общество”, относимое к Западу XIX и ХX вв. и последовавших за Западом стран, применяется для характеристики наивысшего образца развития общества.

Кризис традиционного общества

Кризис традиционного общества - это снижение количества людей состоящих в этом обществе, период развития более прогрессирующего для людей эпохи. Для традиционного общества характерно отсутствие машинного труда и его разделения, присуще преимущественно натуральное хозяйство, феодальные отношения, и ограниченность производства.

Деспотическое восточное государство могло затормозить, но не полностью остановить развитие внутри традиционного общества более прогрессивных частнособственнических отношений. Этот процесс носил объективный характер и усиливался, по мере того как традиционная модель исчерпывала свои возможности и начинала тормозить развитие общества.

В XVII — XVIII вв. в ряде восточных стран стали нарастать кризисные явления, которые проявились в разрушении устоявшихся порядков. Наиболее интенсивно разложение старого общества происходило в Японии, где в конце XVIII в. сложился кризис феодальных отношений. Первым показателем того, что старая экономическая система исчерпала возможности, стало замедление, а затем и прекращение роста производства риса в XVIII в. Одновременно в японской деревне началось скрытое обезземеливание крестьян, которые попадали в финансовую зависимость от сельских богатеев и ростовщиков и были вынуждены платить двойную ренту: землевладельцу и кредитору.

Кризис в социальной сфере проявился в разрушении сословных границ и сословных регламентации. Крестьянство постепенно распадалось на зажиточную сельскую верхушку и огромную массу малоземельных арендаторов и пауперов. Деревенские богатеи, торговцы и ростовщики приобретали землю, создавая прослойку «новых помещиков», которые были одновременно и землевладельцами, и торговцами, и предпринимателями. Разложение охватило и сословие самураев, которые все чаще переходили к невоенным видам деятельности. Часть князей из-за сокращения доходов от ренты начала создавать мануфактуры и торговые дома. Рядовые самураи, теряя рисовые пайки от хозяев, становились врачами, учителями, работниками на мануфактурах князей. В то же время торговцы и ростовщики, прежде самые презираемые сословия, получили право покупать самурайские титулы.

В конце XVIII в. в Японии стали заметны признаки и политического кризиса. В это время увеличилось число крестьянских восстаний, тогда как в XVII в. борьба крестьян проходила в виде петиционных кампаний. Одновременно началось формирование оппозиции сегуну в составе «новых помещиков», торговцев, ростовщиков, самурайской интеллигенции, втянутых в предпринимательскую деятельность князей. Эти слои были недовольны внутренними таможнями, регламентациями, отсутствием юридических гарантий неприкосновенности собственности и жизни.

Япония оказалась накануне социальной революции. Однако оппозиция до середины XIX в. воздерживалась от открытых выступлений, боясь репрессий со стороны сегуна.

В Китае кризисные явления начали нарастать в последней трети XVIII в. и проявились в массовом обезземеливании крестьян, росте социальной напряженности, ослаблении центральной власти. Многочисленные войны Цинов потребовали крупных расходов, вызвав рост налогов, а значит, и арендной платы. Одновременно начался быстрый рост населения, который привел к удорожанию земли и ухудшению условий аренды. В результате крестьяне беднели, попадали в зависимость от ростовщиков и часто были вынуждены продавать землю, которую скупали помещики, торговцы, сельская верхушка. Огромная масса разорившихся крестьян хлынула в города, пополнив ряды нищих. Обычным явлением стало появление разбойничьих шаек в сельской местности. Центральная власть не могла остановить этот процесс обнищания и обезземеливания, поскольку государственный аппарат к концу XVIII в. оказался разложен изнутри коррупцией и казнокрадством — неизбежными спутниками любого бюрократического государства. Губернаторы провинций превратились в неограниченных правителей и мало считались с центральной властью. Императорский указ 1786 г. о возврате крестьянам захваченных земель так и остался на бумаге.

Бессилие центральной власти привело к росту антиправительственных и антиманьчжурских настроений среди крестьян, которые видели причину своих бед в «плохих» чиновниках. На рубеже XVIII — XIX вв. по стране прокатилась волна крестьянских восстаний, многие из которых возглавили тайные антиманьчжурские общества. Императору удалось подавить эти выступления, однако они еще больше ослабили Китай,- который и без того испытывал усиливавшееся давление со стороны западных стран.

В империи Великих Моголов и Османской империи кризис традиционного общества выразился в разложении государственной собственности на землю и военно-ленных отношений. Феодалы стремились превратить лены в частную собственность, что привело к росту сепаратизма и ослаблению центральной власти.

В Индии, где феодалы-ленники были сборщиками налогов, усиление сепаратизма привело к сокращению поступлений в казну. Тогда Моголы перешли к использованию откупной системы, передавая право сбора налогов лицам, уплатившим в казну сумму налога сразу на несколько лет вперед. Это позволило на время повысить доходы государства, но очень скоро сепаратистские настроения охватили и откупщиков, которые также стремились стать собственниками подконтрольных земель.

В середине XVII в. султан Аурангзеб, стремясь покончить с сепаратизмом, стал на путь насильственной исламизации индийских феодалов, конфискуя имущество тех, кто отказывался принять ислам. В ответ развернулось освободительное антимогольское движение, которое возглавили правители народа маратхов. В начале XVIII в. они создали в Центральной Индии независимую от Дели конфедерацию княжеств. О независимости заявили и другие индийские княжества — Ауд, Бенгалия, Хайдарабад, Майсур. Под властью Моголов остались только земли, прилегающие к Дели. Огромная империя фактически распалась.

Распадом империи Великих Моголов воспользовались афганские племена, которые в 30-е гг. XVIII в. начали совершать регулярные набеги на индийские земли. В борьбу с афганцами вступили маратхи, но в решающей битве 1761 г. они потерпели поражение. Распад империи и поражение маратхов — главной военной силы Индии — существенно облегчило британцам завоевание страны.

В Османской империи разложение военно-ленной системы началось в XVI в., когда стал нарушаться запрет иметь несколько ленов одному лицу. В XVII в. лены стали приобретать люди, не состоящие на военной службе: купцы, ростовщики, чиновники. Стремясь выйти из ленной зависимости, феодалы начали передавать лены мусульманской церкви и к концу XVIII в. 1/3 пахотных земель перешла в разряд вакуфных (церковных). Уже в XVII в. феодалы-сипахи начали уклоняться от военной службы и перестали по первому зову султана являться со своими отрядами в армию. В XVIII в., когда турецкая армия начала терпеть поражения, сипахи главное внимание стали уделять доходам не от военных походов, а от ленов. В это время отчетливо проявляется стремление феодалов превратить свои лены в частную собственность.

Покарать непокорных ленников правители империи уже не могли, поскольку разложение затронуло и янычарский корпус — главный источник могущества султанов. В XVII в. турецкая знать добилась права отдавать своих детей в янычары, что привело к разложению первоначального духа янычарства. На место личной доблести приходят знатность происхождения и богатство. Новые наместники-янычары быстро коррумпировались, обрастали связями, проникались интересами местной знати и уже не были беспрекословными исполнителями приказов центральной власти.

Рост численности янычарского корпуса потребовал крупных расходов. Не имея для этого средств, султаны разрешили янычарам заниматься ремеслом и торговлей, они обзаводились семьями. Это еще более усилило разложение янычар и сильно ослабило боеспособность янычарского войска. В XVIII в. власть султана фактически превратилась в фикцию. Сами султаны становятся игрушкой в руках янычар, которые периодически поднимали мятежи, заменяя неугодных им правителей империи.

Разложение основ традиционного османского общества сразу же сказалось на боеспособности турецкой армии. После поражения в 1683 г. под стенами Вены османы прекратили военное давление на Европу. В XVIII в. слабеющая Османская империя сама стала объектом агрессивных устремлений со стороны европейских держав. В 1740 г. Франция вынудила султана подписать так называемую Генеральную капитуляцию, по которой турецкая сторона не могла самостоятельно пересматривать привилегии французских купцов, данные им на протяжении XVI — XVII вв. Вскоре такое же соглашение Османской империи навязала Англия. К концу XVIII в. внешняя торговля страны оказалась в руках французских и британских купцов. Менее сильная экономически Россия в своем давлении на Османскую империю сделала ставку на военную силу. В ходе русско-турецких войн последней трети XVIII в. турки утратили Северное Причерноморье, Крым, земли между Днепром и Южным Бугом.

Таким образом, объективно прогрессивный процесс развития в традиционном обществе частнособственнических отношений привел к росту внутренних противоречий и ослаблению центральной власти. Для стран Востока это было особенно опасно, поскольку они все больше превращались в объект колониальных устремлений европейских держав.

Структура традиционного общества

Социальная структура общества является элементом социальной системы.

Социальная структура - это совокупность устойчивых, упорядоченных связей между элементами социальной системы, обусловленных распределением и кооперацией труда, формам собственности и деятельностью различных социальных общностей.

Социальная общность - это совокупность индивидов, функционально объединенных на время конкретными связями и взаимодействием. Примером социальной общности могут быть молодежь, студенты и т. д.

Разновидностью социальной общности является социальная группа. Социальная группа - относительно стало количество людей, связанных между собой формой деятельности, общностью интересов, норм, ценностей.

Зависимости от численности группы делятся на:

- Большие - включают значительное количество людей, которые между собой не взаимодействуют (коллектив предприятия);
- Малые - относительно небольшое количество людей, которые непосредственно связаны личностными контактами; объединенные общими интересами, целями (студенческая группа), как правило, в малой группе есть лидер.

В зависимости от социального статуса и способа образования социальные группы делятся на:

- Формальные - организованные для реализации определенной задачи, цели или на основе специализированной деятельности (студенческая группа);
- Неформальные - добровольное объединение людей на основе интересов, симпатий (компания друзей).

Социальную структуру также определяют как совокупность социально-классовых, социально-демографических, профессионально-квалификационных, территориальных, этнических, конфессиональных общностей, связанных относительно устойчивыми взаимоотношениями.

Социально-классовая структура общества - совокупность общественных классов, определенные их связи и отношения. Основу социально-классовой структуры составляют классы-большие социальные общности людей, различающиеся по их месту в системе общественного производства.

Английский социолог Чарльз Бут (1840-1916) на основе разделения населения в зависимости от условий его существования (район проживания, прибыль, тип жилья, количество комнат, наличие слуг) выделял три общественных класса: «высший», «средний» и «ниже». Таким распределением пользуются и современные социологи.

Социально-демографическая структура включает общности, выделяемые по возрасту, полу. Эти группы создаются на основе социально-демографических признаков (молодежь, пенсионеры, женщины и т. д.).

Профессионально-квалификационная структура общества включает общности, образующиеся на основе профессиональной деятельности в различных отраслях народного хозяйства. Чем больше видов производственной деятельности, тем больше различаются профессиональные категории (медики, педагоги, предприниматели и т. п.).

Социально-территориальная структура - обязательный компонент социальной структуры любого общества. Территориальные общности распределяются по месту жительства (жители города, жители села, жители некоторых регионов).

Этнические общности - это общности людей, объединенных по этническому признаку (народ, нация).

Конфессиональные общности - это группы людей, которые образуются на основе вероисповедания, на основе принадлежности к определенной вере (христиане, буддисты и т. п.).

Роль традиционного общества

Под социальными нормами обычно понимают установленные в обществе правила, образцы, эталоны поведения людей, регулирующие общественную жизнь.

Выделяют следующие виды социальных норм:

1) нормы морали, т. е. такие нормы, в которых выражаются представления людей о хорошем и плохом, о добре и зле, о справедливости и несправедливости, реализация которых обеспечивается внутренним убеждением людей либо силой общественного мнения;
2) нормы традиций и обычаев. Обычаем называют исторически сложившееся правило поведения, вошедшее в привычку в результате его многократного повторения. Реализация этого вида норм обеспечивается силой привычки людей;
3) религиозные нормы, к которым относят правила поведения, содержащиеся в текстах священных книг либо установленные религиозными организациями (церковью). Люди исполняют эти правила, руководствуясь своей верой либо под угрозой быть наказанными (Богом или церковью);
4) политические нормы - нормы, устанавливаемые различными политическими организациями. Эти правила поведения, прежде всего, должны соблюдать члены данных организаций. Реализация таких норм обеспечивается внутренними убеждениями людей, входящих в эти организации, либо страхом быть исключенными из них;
5) правовые нормы - формально определенные правила поведения, установленные либо санкционированные государством, реализация которых обеспечивается его авторитетом или принудительной силой.

Являясь генетически первичной формой упорядочения и структурирования социокультурного опыта и деятельности социальных объектов, традиция выступает основой для возникновения социокультурных норм. Однако в развитых социальных системах традиция сама может быть рассмотрена как особый тип нормативного регулирования. Если норма предполагает в пределе гетерономные, авторские источники своего происхождения, как бы привносится в массив наличного опыта субъектом извне и поддерживается определенными социальными институтами, то традицию можно трактовать как разновидность автономных по происхождению и неинституализированных норм. Позицию между собственно нормой и собственно традицией могут занимать и фрагменты традиции, подвергшиеся институционализации, например, так называемое обычное право.

С другой стороны, собственно нормы, стереотипизируясь в деятельности субъектов, утрачивают необходимость в постоянной институциональной поддержке и могут эволюционировать в традиции. Регулирование социальных систем главным образом на основе традиции или собственно инновационной нормы служит (наряду с другими) одним из критериев различения так называемых традиционных и современных обществ. В современных (индустриальных и постиндустриальных) обществах сфера деятельности традиции сужается. Традиция становится предметом ряда интеллектуальных операций с целью обоснования выбираемого будущего поведения через ссылку на авторитет прошлого или, наоборот, предметом критики под лозунгом «освобождения от гнета прошлого». Однако и в этих обществах роль традиций, как незаменимого механизма развития культуры сохраняется.

Разрушение традиционного общества

Разрушение традиционного жизненного уклада не было целью колонизаторов (в Индии англичане оставили в неприкосновенности кастовую систему), тем не менее, традиционный образ жизни народов колониальных и зависимых стран под влиянием европейского колониализма претерпевал изменения.

Натиск европейских товаров разорял местных ремесленников. Крестьянство, вынужденное платить налоги не только местным властям, но и колониальной администрации, разорялось, лишалось земли. Это разрушало систему общинного земледелия, натурального хозяйства, то есть уклада крайне консервативного, несовместимого с любым развитием. Усиливалась социальная дифференциация населения, земля переходила в руки местных землевладельцев, чиновников администрации.

Высвобождавшаяся дешевая рабочая сила использовалась во вновь создающихся отраслях, обслуживавших экономику метрополий, в первую очередь на плантациях чая, кофе, каучука. Сокращалось производство зерновых культур, что осложняло проблему снабжения населения продовольствием. Все это, в свою очередь, расширяло сферу распространения товарно-денежных отношений, ускоряло эрозию традиционных укладов.

К концу XIX в. Османская империя превратилась в зависимое от западных стран государство. Формально Порта сохраняла свой суверенитет. Султан был неограниченным монархом, кроме светской власти султан обладал титулом халифа («наместника Пророка»). В качестве халифа он претендовал на духовную власть над всем мусульманским миром. Правительство Турции именовалось «Блистательной Портой», а премьер-министр продолжал носить пышный титул великого везира. Страна заключала международные трактаты, имела армию и флот, отправляла и принимала дипломатические миссии.

Однако в действительности это были чисто внешние атрибуты суверенной державы, т.к. подлинными хозяевами страны все больше становились иностранцы. В середине XIX в. российский император Николай I объявил Османскую империю «больным человеком» Европы, на этом основании Россия и западные страны считали своим долгов вмешиваться в ее внутренние дела, решать ее судьбу.

Без участия Турции решались ее территориальные проблемы. В частности, явно и тайно делилось «оттоманское» наследство. Многие провинции только формально принадлежали султану. Фактически же Босния и Герцеговина были оккупированы Австро-Венгрией; Тунис – Францией; Кипр и Египет – Англией.

Иностранные советники заполнили все государственные структуры. Они были инструкторами в армии и на флоте, работали в госучреждениях.

Неравноправные договоры (режим капитуляций) привели к тому, что иностранные граждане имели в стране больше прав, чем сами турки. Европейские предприниматели были освобождены от многих налогов, платили низкие таможенные пошлины.

Вся внешняя торговля было монополизирована торговыми компаниями Западной Европы и собственной компрадорской верхушкой. Внутренняя торговля задыхалась от таможенных пошлин, поэтому тоже попадала в руки иностранных купцов, ибо они освобождались от внутренних поборов.

Западные страны имели в Турции не только свои торговые конторы, но и свою почту, телеграф, для собственных нужд строили железные дороги.

Таким образом, положение Турции было плачевным. И все же страна не стала колонией. Почему? Вероятно, главной причиной было соперничество России, Англии, Франции, Германии на Балканах, в Малой Азии и Ближнем Востоке, что и сделало возможным совместную эксплуатацию страны при сохранении внешних атрибутов государственного суверенитета.

Семья в традиционном обществе

Семья – одна из величайших ценностей. Ни одна нация, ни одна культурная общность не обошлась без семьи. Где как не в семье мы можем соприкоснуться с историей, с традициями. Все, что было накоплено нашими предками, от поколения к поколению передают наши деды и отцы.

Воспитательный идеал Древней Руси был ветхозаветный, суровый, исключавший самостоятельность и свободу детской личности, подчинявшей детей родительской воле. Образование было церковно-религиозным и заключалось в изучении церковно-богослужебных книг. В «Поучениях Князя Владимира Мономаха детям», автор как правитель страны наряду с советами об устройстве земли касается свойств достойного человека и хорошего христианина, несколькими словами задевает и воспитание. Рекомендуя детям человеколюбие, неустанное трудолюбие, уважение к церкви и духовенству, заповедуя им в полдень непременно ложиться спать, потому что в полдень спит и зверь, и птица, и человек.

В русском обществе с давних времен образцовой семьей была многодетная семья, а образцовой женщиной – мать в окружении многочисленных чад. Дети – как основное богатство семьи, а материнство – главная ценность женщины. Большим грехом считалось предохранение от беременности.

Многодетность являлась жизненной необходимостью. Болезни, эпидемии, войны уносили десятки тысяч человеческих жизней, и только многодетность гарантировала сохранение семейной собственности.

В русских семьях появление на свет сына было более предпочтительным, чем рождение дочери. Мальчик, выросши и женившись, приводили в дом невестку, которая пополняла число рабочих рук в семье. Появление девочки означало, что и в будущем придется отдавать в другую семью обеспечив еще при свадьбе приданным. Желание обзавестись ребенком мужского пола породило поверие, о необходимости есть особую пищу. Чтобы родился мальчик – надо есть больше «мужской пищи» мясной, соленой и перченой пищи. А если пить в основном травяные чаи есть овощи и поститься – родится девочка.

Сразу после появления ребенка на свет мальчику перерезали пуповину хлебным ножом или другим мужским инструментом – плотницким, столярным. Иногда это делали на чисто вымытом лезвии топора, также символизировавшим мужественность. Пуповину девочки обрезали портновскими ножницами (женский символ), да так, чтобы она упала на какую-нибудь «женскую» работу, например, на начатое шитье. Считалось, что тогда девочка вырастет домовитой хозяйкой и работящей работницей. Иногда при обрезании пуповины девочки подкладывали гребенку или веретено, передавали друг другу тельце ребенка через прялку – чтобы всю жизнь умела хорошо прясть. Если практиковалось вначале перевязывание пуповины, то мальчику ее перевязывали волосами отца, скрученными с льняной пряжей, а девочке – волосами из косы матери.

Главным событием новорожденного в семье считалось крещение ребенка в церкви. После крестин устраивали крестильный обед, или «Бабины каши».

К люльке с девочкой привешивали – как оберег – маленькую прялку, а веретено или крохотный гребешок клали рядом с нею. Рядом с люлькой мальчиков клались или подвешивались снизу мелкие «мужские» предметы.

Семья скреплялась наибольшим нравственным авторитетом. Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили во взаимную любовь. Ругань, зависть, своекорыстие – считалось грехом.

Хозяин – глава дома и семьи, был прежде всего посредником в отношениях подворья и земельного общества. Ведал главными сельхозработами, пахотой, строительством. Дед (отец хозяина) – имел во всех этих делах решающий голос. Любые важные дела решались на семейных советах. Дети не могли противоречить родителям. Даже взрослый сын, уже имевший семью во всех хозяйственных и личных делах должен был подчиняться отцу.

Тему роли семьи поднимает Михаил Шолохов в романе «Тихий Дон». Перед нами суровые нравы казаков. Жизнь в станицах, жизнь в семье основана на ежедневном труде.

В казачьих семьях, с которыми знакомимся в романе, с молоком матери воспитывались такие нормы человеческого общения, как:

– Уважение старших – уважение к прожитым годам, перенесенным невзгодам, это христианская заповедь соблюдения слов священного Писания: « Перед лицом седого вставай»;
– Соблюдение формы этикета: снять шапку при появлении старшего. Это прививалось именно в семье и с ранних лет;
– Почитание старшой сестры, которую до седых волос младшие братья и сестры величали няней;
– Кто бы ни была женщина, к ней относились уважительно и защищали её: она будущее твоего народа;
– На людях, как ни странно сегодня кажется, между мужем и женой должна быть сдержанность, с элементом отчужденности;
– Среди казачьей детворы, да и среди взрослых, было принято здороваться даже с незнакомыми людьми.

Материнство – великое счастье, безграничная ответственность за детей до конца жизни. Отец – глава семейства, имел непререкаемый авторитет. Ему главное место за столом, первый кусок, его слово в семье – последнее.

Заботливые, внимательные отношения в здоровой семье сохранялись между детьми всю жизнь. С раннего детства детей приучали с уважением относиться к старшим: «Не смейся над старым, и сам будешь стар», «Старость к правде ближний путь знает».

Самыми верными и надежными воспитателями в семье были дедушка и бабушка. Они и сказку расскажут, лакомство припасут и игрушку смастерят. Дедушка и бабушка помогали внукам осознать важные истины: нельзя делать того, что осуждают старшие, не делать, что они не велят, нельзя бездельничать, когда отец и мать трудятся, нельзя требовать от родителей то, что они дать не могут.

С бабушкой часто устанавливались особо доверительные отношения, что подтверждает пословица: «Сын матери солжет, а старой бабе не солжет». Воспитательное влияние на внуков подкреплялось культом предков, безусловным исполнением их заветов, обычаев, традиций: «Как родители наши жили, так и нам велели».

Особое значение придавалось родительскому благословению, знали: родительское слово на ветер не молвится. Благословение давали перед свадьбой, перед отъездом в дальнюю дорогу, перед смертью отца или матери. В народе говорят, что молитва матери со дна моря поднимает. Отец и мать были священными для детей. Еще во времена родового строя человек, поднявший руку на родителей, изгонялся из рода, и никто не смел, ему дать ни огня, ни воды, ни хлеба. Народная мудрость поучала: «Живы родители – почитай, Умерли – поминай».

Семья конца XX – начала XXI века озабочена прогрессирующей инфляцией, безработицей, недостаточным заработком.

В современном обществе семья и семейное воспитание испытывают существенные трудности по ряду причин:

– усиливается расслоение семей по уровню доходов;
– растет число разводов, внебрачных детей;
– разрушается традиционная структура семьи;
– изменяются старые, общепринятые нормы поведения, характер супружеских отношений, взаимоотношения между родителями и детьми, отношение к воспитанию.

В результате оказалась разрушенной многовековая, спонтанная передача народного педагогического опыта от родителей к детям, от старших к младшим, утрачены многие ценности, которые веками считались основой воспитания. Снижение роли семьи в формировании личности, ухудшение условий жизни и воспитания детей в родном доме, в школе – это факты, имеющие место в нашей действительности.

Семейные традиции создаются поколениями, передаются из рук в руки, из уст в уста. Чтобы дети ценили то, что дорого их родителям. Нужно с раннего детства развивать у них чувство принадлежности к своей семье, любви к близким и трепетное отношение к семейным ценностям.

Семья – это продолжение рода, сохранение исконных русских традиций – вот те шолоховские идеалы, по которым, как по камертону, должна настраиваться история. Всегда всякое отступление от этой веками налаженной жизни, от народного опыта грозит непредсказуемыми последствиями, может привести к трагедии народа, трагедии человека. XX век с его катаклизмами достаточно нарушил музыку народной жизни. В этой музыке – истинная мудрость, которой не хватает сегодня.

тема

документ Современное общество
документ Гражданское общество
документ Жизнь в обществе
документ Индустриальное общество
документ Информационное общество



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты