Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Устарел ли марксизм

Устарел ли марксизм

Устарел ли марксизм

Два года назад в Киеве на научной конференции выступал один канадский профессор. Как известно, Канада — страна двуязычная: жители провинции Квебек говорят по-французски, а остальные канадцы — по-английски. Между Квебеком и другими провинциями существуют противоречия. Я спросил у профессора, будут ли эти противоречия разрешены. Он ответил: «О да, конечно! Ведь Канада — страна компромиссов». Я подумал: о нашей стране так не скажешь. Мы — страна крайностей. Еще вчера клялись в верности идеалам Октябрьской революции, марксизму, воздвигали множество памятников Ленину, а сегодня принято решение о закрытии ленинского музея в Москве.

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Общественное мнение в нашей стране отвернулось от марксизма. Логика здесь, на первый взгляд, есть: поскольку Октябрьская революция совершилась под знаменем марксизма, но цели ее оказались недостигнутыми, а общество находится в состоянии глубокого кризиса, то и марксизм надо считать опровергнутым самой жизнью. Об этом много сейчас пишут в газетах и говорят по телевидению.

Но, на мой взгляд, современные критики марксизма обходят одно серьезное обстоятельство. Разве мы в последние полвека в своей жизни руководствовались истинным марксизмом? После того, как в конце 20-х — начале 30-х годов Сталин и его окружение пришли к власти, и началось формирование полуфеодальной тоталитарной политической системы, марксизм был догматизирован и искажен до неузнаваемости. В 1937 г. известный партиец Мартемьян Рютин был уничтожен за то, что открыто, бросил обвинение Сталину в дискредитации основных принципов ленинизма. Сталинский сподвижник В. Молотов перед смертью признал, что «каждый наш лидер хочет сделать Ленина похожим на себя, фальсифицирует его».

Власть трудящихся фактически была передана бюрократам, а собственность рабочих и крестьян на средства производства заменена монопольной собственностью чиновников. Вместо социальной справедливости и осуществления принципа «каждому по труду» — привилегии для партийно-государственной элиты. Вместо реализации права нации на самоопределение и социалистического интернационализма — репрессии против целых народов и уничтожение культурно-национальных ценностей. Чиновники, которые клялись в своей верности «марксизму ленинизму», создали для себя условия подлого процветания. О таких людях Генрих Гейне, когда то писал: «Мы знаем песни эти давно, и авторов знаем отлично, они тайком попивали вино, проповедуя всюду публично».


Нынешние критики марксизма напоминают строителей дома, которые отбросили в сторону архитектурный проект в процессе постройки, но, когда дом обвалился, начали предъявлять претензии к проектировщикам и архитекторам. Да и кто у нас по-настоящему читал произведения марксистов? Большинство «проходили» Маркса и Ленина, читая вырванные из них цитаты и лекции пропагандистов, которые специализировались на знании таких цитат.

Д. Волкогонов пишет в «Аргументах и фактах»: «Ленин не был великим мыслителем. Ни один эпохальный прогноз Ленина не оправдался». Рассмотрим это обвинение более внимательно.

Как известно, до Маркса история человечества рассматривалась как результат вмешательства божественных сил или действия королей и полководцев и т. д. Маркс впервые посмотрел на историю как на естественно исторический процесс, в ходе которого развитие производительных сил и соответствующих им производственных отношений, в конечном счете, является решающим. И Ленин говорил, что производительность труда — главное для победы нового общественного строя. Разве XX век не подтвердил эти марксистские положения? И разве глубокий кризис в нашей стране не связан с тем, что Запад осуществил техническую революцию, перешел в эру компьютерной цивилизации, а мы остались в рамках индустриального общества и не смогли осуществить этот прорыв? В 1916 году Ленин писал: «Мир разделился на горстку государств ростовщиков и гигантское большинство государств должников». А вот цифры из материалов ООН на 1988 год: совокупная задолженность развивающихся стран западным странам достигла 1,3 триллиона долларов. Развивающиеся страны ежегодно переводили в 80х годах развитым странам 2530 миллиардов долларов.

Марксисты утверждали, что частнокапиталистические отношения влекут за собой войны между народами. Вот факты: в Первой мировой войне погибло 10 млн. человек, во Второй мировой — 50 млн. человек.

Марксисты в XIX — начале XX века говорили: «Капиталистическая система не может обеспечить благосостояние для всего человечества». Данные ООН следующие: в конце 80х — начале 90х годов из 5 миллиардов 300 миллионов человек, живущих на Земном шаре, один миллиард живет в условиях абсолютной нищеты, 900 млн. неграмотных, 800 млн. ежедневно голодают, 14 млн. детей умирают, не дожив до 5 лет.

Мне могут возразить, что передовые страны достигли больших успехов в социальном развитии. Это правда, но, правда и то, что эти достижения возникли на основе умелого применения как частнокапиталистических, так и чисто социалистических методов планирования, осуществления социальных программ защиты трудящихся. Например, в Сингапуре в течение 30 лет государство построило для населения 611 тыс. квартир. В Дании пенсионное обеспечение построено, по существу, на основе принципа «каждому по потребности». В Израиле в коллективных хозяйствах (кибуцах) также осуществляется этот принцип и обеспечивается высокая производительность труда.

Если обратиться к нашей стране, то жизнь во многом подтвердила прогнозы Ленина. Он стремился к тому, чтобы Россию нэповскую превратили в Россию социалистическую, но при этом неоднократно говорил о сложности и опасности этого пути. В своем политическом завещании в 1932 г. он отмечал, что большевики опираются на два класса и поэтому возможны неустойчивость партии и ее падение, если не состоится соглашение между этими классами. Он говорил и о шовинизме, национализме, об «обломовщине», о бюрократическом аппарате, который остался после революции почти неизменным. В марте 1922 г. он писал Г. Сокольникову: «Коммунисты стали бюрократами. Если что нас погубит, то это».

Не все, к чему стремились марксисты, реализовалось. Силы реакции на многих этапах истории оказывались сильнее прогрессивных сил. Можно привести такой пример: во Франции революция произошла в 1789 г., но понадобилось почти 100 лет, чтобы в 1875 г. окончательно победила республика.

Бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Яковлев заявил недавно, что он разочаровался в марксизме, поскольку он проповедует классовую борьбу, насилие. Приведу следующее положение: «Когда длинный ряд злоупотреблений и узурпации... обнаруживает намерение предать этот народ во власть неограниченного деспотизма, то он не только имеет право, но и обязан свергнуть такое правительство». Это не цитата из Маркса, это — Декларация независимости США 1776 года, написанная Томасом Джефферсоном. Идея революционного насилия была высказана задолго до Маркса. Англичане и французы в XVII—XVIII вв. рубили головы королям и дворянам. Ленина часто упрекают в чрезмерной жестокости. Однако никто не упрекает, например, Авраама Линкольна, президента США, который в XIX веке огнем и мечом разгромил мятежников из Южных штатов.

Да, во время революции и Гражданской войны было немало жестокости, насилия и злоупотреблений, как со стороны белых, так и со стороны красных. По этому поводу великий русский поэт Александр Блок писал в 1918 г.: «Почему дырявят древний собор? — Потому, что сто лет, здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? — Потому, что там насиловали и пороли девок; не у того барина, так у соседа. Что же вы думали? Что революция — идиллия?.. Что так «бескровно» и так «безболезненно» и разрешится вековая распря между «черной» и «белой» костью?..» Не говорю здесь о кровавом контрреволюционном сталинском режиме. По моему мнению, смысл «большого террора» Ежова и Берии был в том, чтобы загнать народ в стойло, из которого он вырвался в результате революции.

В истории часто бывало, что зло выступало под маской добра. Испанский инквизитор Торквемада называл себя христианином. По такому же пути в наше время пошли многие авантюристы и преступники, прикрываясь маской «марксистов ленинцев». Но дело не только в этом. Думаю, что кризис марксизма в конце XX века объясняется не только тем, что его лозунги в искаженном виде были использованы реакционными силами. Марксистская мысль конца XX века не смогла дать ответы на самые животрепещущие вопросы, стоящие перед человечеством. Новая обстановка, которая сложилась в мире в результате социальных изменений и достижений научно-технического прогресса, требует нового социально-экономического и политического анализа. Совершенно очевидно, что марксизм — это не только известные труды классиков, но и произведения многих исследователей — от Плеханова до Грамши. При этом марксизм — творческое учение, выражающее интересы трудового человека, это лишь одно из направлений социалистической мысли. Необходимо осознать, что постичь всю истину не способна ни одна социально-экономическая или политическая доктрина.

Следует также полагать, что чрезмерная конфронтационность мышления, основанная на абсолютизации классовой борьбы, неприемлема в современных условиях, когда ценности мировой цивилизации — право на жизнь и другие права человека, угроза экологической катастрофы приобретают особое значение. Марксизм призван также обратиться не только к социальным, но и к духовным запросам человеческой личности. Достоинство человека, неповторимость его индивидуальности и, главное, защита прав трудящихся должны быть отнесены к наиболее важным марксистским ценностям.

Обвинение марка Захарова в. И. Ленину. Демоническая сила невежества

Не так давно газета «Известия» опубликовала статью известного театрального режиссера Марка Захарова, посвященную В. И. Ленину. В ней наш маститый мэтр выдвинул 8 обвинений против великого основателя Коммунистической партии и Советского государства. Надо сказать, что в поистине необозримом море лжи, низвергнутом в последние годы в нашей стране на Ленина, выступление Захарова лишь мелкая капля, которая не вызвала бы и особого внимания, если бы не два обстоятельства. Во-первых, аргументы и особенно уровень (я чуть было не сказал «интеллектуальный уровень», но вовремя спохватился, ибо здесь надо бы сказать — уровень невежества, если признать, что и невежество имеет уровни)... уровень, так сказать, аргументации весьма типичен для наших ниспровергателей. Во-вторых, типична и сама личность автора, представляющего ту часть «элитарной» столичной интеллигенции, которая раньше одной ногой открывала двери кабинетов ЦК, а теперь свободно входит в те же кабинеты президентской администрации.

Впрочем, рассмотрим аргументы Марка Захарова. Первый — «все философские изречения вождя сегодня звучат до крайности несуразно».

Что имеет в виду под «философскими изречениями» автор? Может быть, он подразумевает призывы Ленина к «электрификации всей страны» или созданию «строя цивилизованных кооператоров»? Но в современной России газовые трубопроводы и электрические сети — великое достояние народа — находятся в плачевном состоянии, а единоличники фермеры тянутся к объединению, ибо не в состоянии выдержать налоговый пресс, не имеют возможности приобретения машин и бензина. Или М. Захаров считает «курьезным» ленинский тезис: «Учиться, учиться и учиться»? По данным эксперта Аналитического центра Совета Федерации В. Терехова, в стране наметилась «опасная тенденция к свертыванию всех уровней образования». Он отмечает, что за последние 30 лет своего существования «СССР достиг значительного развития системы образования», а сейчас «затраты на обучение в РФ — одни из самых низших в мире... Наблюдается массовый уход в коммерческие структуры и в эмиграцию молодых ученых из вузов».

Или, может быть, М. Захаров полагает, что устарел знаменитый тезис Ленина: «Искусство принадлежит народу... Оно должно объединять чувства, мысль и волю этих масс, подымать их. Оно должно пробуждать в них художников и развивать их»? Как современно звучит это теперь в стране, где «порнуха» и «чернуха» заполнили программы телевидения и где отечественная кинопромышленность по существу ликвидирована. Или, может быть, «несуразно» заявление Ленина в истерзанной нашествием 14 государств стране: «Вошь победит социализм или социализм — вошь»? Завшивленность детей в современной школе и общее санитарное состояние в стране вызывают самые ужасные опасения.

Я по специальности не философ и поэтому не могу позволить себе подобно театральному режиссеру М. Захарову брать на себя смелость оценивать (в одной фразе!) все громадное философское наследие Ленина — здесь говорю уже о философии в собственном смысле слова. Хочу только напомнить читателю, что его известный труд «Материализм и эмпириокритицизм» написан им на основе материалов, собранных в библиотеке Британского музея, причем там использованы сотни источников на четырех европейских языках. Сам Владимир Ильич не считал себя философом и поэтому второе название книги — «Заметки рядового марксиста», но книга сразу была замечена и оценена специалистами.

Очевидно, читатель заметил, что в своих возражениях я ссылаюсь на общеизвестные высказывания Ленина, о которых в нашей стране знал любой семиклассник. Поразительно, как взрослый и как будто бы интеллигентный человек М. Захаров может так поверхностно, пренебрежительно судить о предметах, где он не специалист. Причем речь идет о мыслителе, известном во всем мире. Мне трудно сказать, читал ли когда-нибудь М. Захаров Ленина. Но Козьму Пруткова он явно не читал, ибо в противном случае ему был бы известен афоризм: «Глядя на очень высокие предметы, не забудь придержать картуз свой».

Итак, второе обвинение: Ленин — «теоретик и практик гражданской братоубийственной бойни в России». Надо прямо сказать, что рисуемый пропагандистами брежневского периода слащавый облик «доброго» Ленина — деда Мороза на новогодней елке, разумеется, не имеет с действительностью ничего общего. Как писал поэт, «он к товарищам милел людскою лаской, он к врагу вставал железа тверже». Да, лидер революции был непримирим к эксплуататорам, стремящимся с оружием в руках свергнуть Советскую власть. Но хотелось бы спросить: разве Оливер Кромвель в Англии, Мирабо, Дантон и Робеспьер во Франции, Линкольн в Америке гладили по головке своих политических противников во время революции и гражданской войны? И тот, кто имеет элементарные представления об истории, знает, что Гражданская война в России возникла как продолжение Первой мировой войны, развязанной буржуазией, в результате которой было убито 10 млн. человек и ранено 20 млн. человек. Россия потеряла убитыми больше всех стран мира — 2 млн. 300 тыс. «Именно империалистическая война, — писал В. И. Ленин в 1918 г. в «Письме к американским рабочим», — виновата во всех этих бедствиях. Революция, которая порождена войной, не может не пройти через невероятные трудности и мучения, оставшиеся в наследство от многолетней, разрушительной, реакционной бойни народов». «И кто же обвиняет большевиков в терроре?» — спрашивает далее Ленин и отвечает: «Прихвостни буржуазии, той самой буржуазии, которая за четыре года империалистической войны, разрушив почти всю европейскую культуру, довела Европу до варварства, до одичания, до голода...

Эта буржуазия требует теперь от нас, чтобы мы делали революцию не на почве этих разрушений, не среди обломков культуры, обломков и развалин, созданных войной, не с людьми, одичавшими от войны. О, как гуманна и справедлива эта буржуазия!» Здесь Ленин отвечает не только своим со временникам обвинителям, но и ниспровергателям типа М. Захарова, воскресшим в конце XX века. Да, в наше время мы не можем не сожалеть о жертвах братоубийственной гражданской войны. Но надо знать правду. А, правда, в том, что ни Ленин, ни большевики не были ее инициаторами. «Мы не хотим гражданской войны, — говорил он 4/17 ноября 1917 г., — к Краснову были применены мягкие меры. Он был подвергнут лишь домашнему аресту. Мы против гражданской войны. Если... она продолжается, то, что же нам делать? Как же мы прекратим меры преследования против врага, который не прекратил враждебных действий?» (Поли. собр. соч. Т. 35, с. 533). Вся история гражданской войны состояла в том, что белые наступали, красные оборонялись: Юденич идет на Петроград, Деникин взял Орел, Колчак — Симбирск, поляки — Киев, французы высадились в Одессе, англичане — в Архангельске, японцы — во Владивостоке... Убийство Урицкого, взрыв МК партии в Леонтьевом переулке, мятеж в Ярославле... Красный террор был ответом на белый. Гражданская война была навязана внутренней реакцией и 14 иностранными державами. Сейчас публикуются записки и распоряжения Ленина периода гражданской войны. Цель этих публикаций — доказать «кровожадность» Ленина. Авторы этих публикаций изображали это таким образом, что они впервые предали гласности эти документы. В действительности, большинство этих документов давно опубликовано.

Каждый документ Ленина периода гражданской войны надо рассматривать в сопоставлении с документами и действиями Деникина, Врангеля, Колчака. Вырывать их из конкретной исторической обстановки — обычный прием современных фальсификаторов истории.

Попытка М. Захарова представить Ленина в виде кровожадного Малю ты Скуратова не нова. Печально только, что этот театральный режиссер в своих «исторических» изысканиях не в состоянии поведать миру ничего, кроме пошлых, набивших оскомину стереотипных заявлений. И это очень ярко проявляется в третьем и четвертом обвинениях М. Захарова: Ленин де был связан с германским генштабом и стремился «подорвать боеспособность русской армии», а большевики получали от Германии деньги. Как на исторический источник этих «фактов» режиссер ссылается на произведение А. И. Солженицына «Ленин в Цюрихе». Человеку, далекому от науки, нашему замечательному режиссеру невдомек, что ведь эта книжка — художественное произведение, а не документально исторический труд.

В действительности достоверных исторических документов или других доказательств связи Ленина с немецким генштабом и финансовой помощи большевикам нет. Но дело даже не в этом. Во всех этих обвинениях Ленина меня больше всего поражает стремление изобразить великого исторического деятеля в качестве обычного немецкого шпиона. Для современных Ленину политических противников такая логика понятна: надо было дискредитировать лидера революции. Но в наши дни, когда гигантская фигура Ленина предстает как одна из высочайших вершин политической истории XX века, давать такие объяснения... Как это мелко и пошло!

Пятое и шестое обвинение против Ленина: подавление крестьянских волнений на Тамбовщине, Кронштадтского мятежа и «план физического уничтожения донского казачества».

Все эти сложные трагические страницы истории нуждаются во всестороннем исследовании. Напомню только М. Захарову, что любое государство вправе в целях обеспечения общественного порядка принимать необходимые меры против мятежников.

События в Кронштадте и на Тамбовщине в 1921 г. были связаны с ошибками в экономической политике Советского правительства, о чем говорил сам В. И. Ленин. Переход к НЭПу — от продразверстки к продналогу — надо было осуществить, вероятно, еще в 1920 году, а не в 1921—1922 годах. Ленин никогда не боялся сказать всю правду, правду до конца. Что же касается политики в отношении казачества, значительная часть которого поддержала Деникина и Врангеля, то и здесь было немало ошибок и злоупотреблений со стороны представителей власти.

Но никакого «плана физического уничтожения донского казачества» у Ленина и Советского правительства никогда не было. Это полный абсурд, абсолютный вымысел. В своем седьмом обвинении наш выдающийся «философ» и «историк» Марк Захаров переходит уже в сферу юриспруденции! И здесь он проявляет себя как «титан» юридической мысли. Он обвиняет вождя в директивах «о массовых расстрелах на месте» и ссылается при этом на приказ ВЦИК. Совершенно очевидно, что он даже не знает, что Ленин никогда не был членом ВЦИК. Но главное — обвинитель не знает и другого: институт расстрела на месте существует в любом цивилизованном государстве — и не в условиях гражданской войны, а в самое обычное время! В ст. 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года сказано, что лишение жизни считается законным при защите лица от любого незаконного насилия; при осуществлении правомерного ареста или предотвращении побега лица, законно содержащегося под стражей; в действиях, правомерно предпринятых с целью подавления бунта и мятежа.

Я привожу международноправовой документ середины XX века, когда уровень правосознания общества другой. Что же говорить о начале XX века, о разрушенной стране, находящейся в состоянии гражданской войны?

И, наконец, восьмое обвинение: «изуверские расстрелы духовенства, грабежи и разрушение храмов». Здесь надо напомнить читателю, что до революции свободы совести и вероисповеданий в России не было, существовало неравноправие церквей и подданных империи в зависимости от принадлежности к религии. Ведь люди разных вероисповеданий не могли даже пожениться! Декрет СНК отменил все эти средневековые ограничения и провозгласил свободу совести. Ленин, редактируя Декрет, включил в него ряд положений, направленных на обеспечение прав верующих. Он никогда не призывал к разрушению храмов.

Но церковная иерархия в ходе гражданской войны поддерживала эксплуататоров народа. И поэтому Конституция РСФСР лишала священнослужителей избирательных прав, а те, кто были уличены в содействии контрреволюции, подвергались различным карам, включая и расстрелы. Было и немало невинных жертв, погибших в этой борьбе. Но факт — вещь упрямая: служители культа были против рабоче-крестьянской власти.

В те тяжелые годы и белые, и красные расстреливали. Об этом, в частности, написал известный монархист Шульгин в книге «1920 год». Но существуют и другие факты, о которых М. Захаров, видимо, не знает. «Невежество,— говорил К. Маркс, — играет демоническую силу в истории». С Марком Захаровым, по-видимому, тот самый случай...

Советский народ жив

Будучи постоянным читателем и подписчиком «ЭГ», хотел бы сказать, что в ней печатается много действительно серьезных научных материалов, широкая информация по разным вопросам общественной жизни. Суждения авторов порой спорные, но интересные. Но в августе 2003 г. «ЭГ» № 3435/463 совершенно поразила воображение своих читателей. В этом номере был опубликован отрывок из известной книги Адольфа Гитлера «Майн Кампф».

Здесь же читатель сможет познакомиться с печатающейся из номера в номер большой статьей доктора технических наук Л.Г. Малиновского, где откровенно пропагандируются юдофобские суждения. «В Торе — Талмуде, — пишет указанный автор, — сформулированы многочисленные способы легального корпоративного иудейского отъема денег и прочего движимого и недвижимого имущества у нееврейского населения...» Христианское мироустройство он называет «социалистическим» и противопоставляет его иудейскому (капиталистическому).

Известно, что иудаизм и иудейские религиозные организации признаны во многих государствах мира, включая Россию. Как юрист хочу заметить, что в СССР лица, пытающиеся опубликовать писания бесноватого фюрера и статьи вышеназванного специалиста в области технических наук, не дошли бы до типографии.

Но даже с точки зрения современного российского законодательства указанные публикации «ЭГ» противоправны.

Таковы юридические аспекты этих публикаций. Но хотелось бы остановиться на мировоззренческой и политической стороне вопроса.

Прежде всего, удивляет уровень некоторых материалов, посвященных религиоведческим проблемам. Имеются в виду статьи Л.Г. Малиновского, А.Н. Чекалина и ряда других авторов по вопросам христианства, иудаизма и т.д. Это люди XX века, закончившие советские школы и вузы. Доктор технических наук, очевидно, и кандидатский минимум по марксистко-ленинской философии успешно сдал! Человечество уже побывало на Луне, сфотографировало комету Галлея и спутники Юпитера, познало тайны атомного ядра, расшифровало геном человека, овладело техникой пересадки сердца, создало сотовую связь и Интернет... А Малиновский пишет о Моисее на горе Синай, о непорочном зачатии и втором пришествии на полном серьезе, как об очевидных, почти установленных фактах.

«Совершенно достаточно просто сопоставлять отдельные приводимые Библией факты, — писал французский философ П. Гольбах, — чтобы понять всю их непоследовательность, бессмысленность и противоречивость».

Ф. Вольтер так оценивал священные книги иудеев и христиан: «Нет, кажется, в книге страницы, которая бы не была украшена... баснями... Здравый смысл никогда не подвергался нападению более беззастенчивому и более яростному! И таков от начала и до конца весь Ветхий Завет, этот родитель Нового Завета, отрекающийся от своего сына... В то же время христиане, прибегая к различным казуистическим уловкам, всегда пытались обосновать свой Новый Завет текстами ветхозаветного писания. Таким образом, обе религии сражаются одним и тем же оружием, тех же самых пророков призывают в свидетели, обе пишут доказательства в одних и тех же прорицаниях».

«Чему учит нас Библия?» — спрашивал американский просветитель Томас Пейн. И давал такой ответ: «Разбою, жестокости и убийству. Чему учит нас Новый Завет? Верить, что всемогущий растлил обрученную женщину, и вера в это прелюбодеяние именуется верованием в бога».

И это писали люди XVIII века... Думаю, что они были весьма справедливы в характеристике иудаизма и христианства, в оценке их внутренней взаимосвязи, противоречивости и ложности. И можно только удивляться (как бы это сказать помягче) теоретической бедности, архаичности автора «ЭГ».

Свою статью «Боги и богохульники» А.Н. Чекалин начинает словами: «В ней, Нагорной проповеди, изложено зерно учения Иисуса Христа, Человека и Бога».

Общеизвестно, в религиоведении существовало два научных направления относительно личности Христа: мифологическое и историческое.

В XX веке были найдены доказательства существования человека по имени Иисус Христос. И в советском религиоведении историческое направление восторжествовало. Однако никто из серьезных советских и многих зарубежных исследователей, разумеется, не рассматривал основателя христианства в качестве Бога. А.Н. Чекалин затем излагает общеизвестную евангельскую мифологию и приводит не научные, а чисто теологические аргументы для доказательства своих суждений по политическим проблемам. Вот образец его рассуждений: «Триумфальное шествие едино божеского христианства сделало неактуальным публичное прокламирование технологии, в которой одним из основных был принцип, в дальнейших социально нравственных схватках сформулированный так: «Если враг не сдается, его уничтожают».

Какое отношение имеет «шествие христианства» к известному суждению Максима Горького, понять очень трудно. И в таком стиле написана вся статья. Вывод автора, безусловно, правильный: прервать скольжение России «к утере самой себя в силах только мы сами. Ее граждане». Возникает только неясность, каким образом граждане смогут это сделать, если они стоят на коленях перед иконами?

Наступление клерикализма в современной России — результат крушения СССР, социально-экономического и духовного кризиса, в котором находится общество. В обстановке растерянности, краха оптимистических надежд, распространения чувств уныния, психологической подавленности пышным цветом расцветают религия, суеверия и мистицизм. Дело дошло до того, что президент РАН и ректор МГУ ратуют за введение преподавания богословия в вузах. И мне кажется странным, что главный редактор «ЭГ» публикует теологические статьи в этом светском издании. И хотя газета эта полемическая, но ведь экономика и философия — явления, говоря богословским, милым сердцу А.Н. Чекалина языком, «мира дольнего», но не «мира горнего». Разве допустимо применение теологических, богословских аргументов в решении действительных экономических и подлинно научных философских задач? Как известно, выводы, в обоснование которых положены не установленные рациональным путем факты, а вера в сверхъестественное, не имеют никакой научной ценности.

Статьи Л.Г. Малиновского, выдающего себя за глубокого знатока политологии, религиоведения, истории, способны произвести большое впечатление на неискушенного читателя.

Основное содержание всех публикуемых статей Л.Г. Малиновского совершенно неоригинально. Все это переложение мифов о «всемирном еврейском заговоре», о «подлых иудеях», изготовленных российскими дореволюционными полицейскими службами в фальшивых «Протоколах сионских мудрецов» и развитых в писаниях Адольфа Гитлера и доктора Геббельса, в сочинениях известных антисоветчиков Шафаревича и Солженицына, внесших солидный вклад в разгром СССР.

Особенность Л.Г. Малиновского в том, что, стремясь обосновать эти мифы с позиций православного клерикализма, он объявляет христианство «социалистическим учением». Здесь он пытается доказать этот тезис, ссылаясь на некоторые евангельские постулаты, такие как «не трудящийся да не ест» и т.д.

Общеизвестно, что ранее христианство действительно выражало интересы угнетенных, но впоследствии оно было приспособлено к интересам эксплуататорских классов. Но главное в христианстве (как и в иудаизме, исламе и любой религии) — «успокоение» человека, его погружение в фантастический, иллюзорный мир, его примирение с действительностью. «Ищите прежде царства Божия и правды его». «Рабы, во всем повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца Вашего как Христу». При всем желании очень трудно обнаружить в этих евангельских постулатах социалистическое содержание.

«Если некоторые места из Библии и могут быть истолкованы в пользу коммунизма, то весь дух ее учения, однако, совершенно враждебен ему, как и всякому разумному начинанию», — заметил Ф. Энгельс. Думаю, что это суждение не устарело. Практика подтверждает, что христианские и иудаистские поклонники Библии как были, так и остались осознанными или бессознательными сторонниками эксплуататорских классов.

Безусловно, иудаизм является реакционной, архаичной идеологией, используемой еврейской буржуазией Израиля, США и других стран в защите своих интересов. Аналогичную роль иудаизм играет и в нашей стране. Могущественные сионистские организации, светские и иудаистские, являются составной частью международной реакции.

Однако хотел бы заметить, что демонизация евреев и иудаизма, идеализация христианства и других религий противоречат научной истине. Такой подход способен только затемнить реальную ситуацию, исказить действительную роль церквей и религиозных организаций в современном мире.

Весьма характерно, что Л.Г. Малиновский в своих обвинениях против иудаизма пытается использовать К. Маркса. И здесь он неоригинален. Известный деятель КПРФ Ю. Белов ранее таким же образом ссылался на знаменитую работу К. Маркса «К еврейскому вопросу». Однако указанные авторы игнорируют самое существенное в классическом наследии. Ведь

К. Маркс с позиции научного атеизма подверг критике не только иудаизм, но и вообще религию как форму общественного сознания. Он писал: «Религия — это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа». Малиновский пытается разоблачить дух иудейских бездушных порядков для того, чтобы оправдать бессердечное сердце и дух христианских порядков. Он стремится представить К. Маркса в виде примитивного юдофоба. И здесь, как всегда, он неоригинален.

Мне пришлось беседовать с одним иудаистским теологом, который обвинял Маркса в юдофобстве. Думаю, что нет ничего удивительного в том, что воинствующий православный клерикал и теологиудаист сходятся даже в способах искажения К. Маркса. Они не могут простить ему то, что он сумел раскрыть истинную природу и социальную роль религии в эксплуататорском обществе. «Социальные принципы христианства, — писал Маркс, — оправдывали античное рабство, превозносили средневековое крепостничество и умеют также, в случае нужды, защищать, хотя и с жалкими ужимками, угнетение пролетариата...». Они «объявляют все глупости, чинимые угнетателями по отношению к угнетенным, либо справедливым наказанием за первородный и другие грехи, либо испытанием...», они «превозносят трусость, презрение к самому себе, смирение, покорность — все качества черни». «На социальных принципах христианства лежит печать пронырливости и ханжества». Вот что писал К. Маркс о «социалистической» природе христианства. И надо сказать, что современные западные христианские церкви (протестантские, католические) поддерживают, говоря словами Маркса, «все глупости, чинимые угнетателями»: разгром СССР, Югославии, вторжение в Ирак. И в нашей стране руководство РПЦ — верный союзник правящей российской элиты. Телевизионные передачи, изображающие президента и членов правительства в храмах со свечками в руках, достаточно красноречивы. Надо совершенно потерять чувство реальности, чтобы в таких условиях объявить христианство «социалистическим учением».

Следует сказать, что у Л.Г. Малиновского существуют и «открытия». К их числу следует отнести его рассуждения о «иуд либералах» и «иуда марксистах». Согласно его представлениям, мировая система капитализма — это «иуд либерализм», противостоящий православию. По моему мнению, это весьма поверхностное суждение. Общеизвестно, что современный империализм использует самые разнообразные политические силы: не только либерализм, но и консерватизм, правую социал-демократию. И не только иудаизм, но в первую очередь протестантизм, католицизм. Возьмем, например, правительство США, где господствуют правые консерваторы из республиканской партии. Семья Буша тесно связана с евангелической ассоциацией известного протестантского проповедника Билли Грэма и его сына Уильяма, друга Дж. Буша младшего. Утро нынешнего президента начинается с христианской молитвы. Для стиля его речей весьма характерна религиозная риторика. Младший брат Президента — губернатор Флориды Джеб Буш — женат на американке католичке латиноамериканского происхождения. В католической семье родился министр национальной безопасности Т. Ридж. Министр торговли Дон Эванс, друг Президента, известен тем, что впервые дал Джорджу Библию, разделенную на 365 частей для ежедневного чтения. Трудно предположить, что Госсекретарь Пауэл и советник по национальной безопасности Кандолиза Райс являются либералами и иудаистами. Разумеется, американская поддержка сионистского правительства Шарона в Израиле определяется не идеологическими соображениями, а стратегическими целями США и нефтяными интересами монополий.

Что же касается рассуждений Малиновского об «иудомарксистах», то здесь уровень абсурдности превосходит все допустимые нормы. Кто такие «иудомарксисты»? Какое отношение марксизм, политическая теория рабочего класса, борющегося за свое освобождение, имеют к архаичному иудаизму? У Л.Г. Малиновского, оказывается, имеют. Он заявляет, что в нашей стране диктатура пролетариата «на первых порах» (т.е. при Ленине!) «являлась диктатурой иудомарксистской коммунистической номенклатуры». У него (правда, «теоретически») «для идеи иудейского мирового господства открывались возможности (кому бы вы думали?) «тотальному управлению «мировой фабрикой... номенклатурой Коминтерна».  Связать деятельность Коминтерна с иудаизмом не смог бы даже самый большой поклонник Жюля Верна и Станислава Лема.

По версии Л.Г. Малиновского, «иудомарксисты» действуют и теперь... И где бы вы думали? В КПРФ! Кто это там инкогнито ест мацу? Уж не Макашов ли?

Характерно, что в многостраничной его статье фактически ничего не говорится о США, НАТО, ТНК, об американизации современной культуры, о новых американских военных базах на территории бывшего СССР. Здесь можно убедиться, как с помощью «богословских» рассуждений можно исказить сущность вопроса.

Это относится и к характеристике марксизма, даваемой Малиновским. Всевозможные комплименты Марксу сопровождаются у него критикой, как он выражается, «истматовского примата... материального благополучия перед знаниями и нравственностью». Подобное вульгарное истолкование Маркса свидетельствует об уровне этой критики. В действительности марксизм ленинизм всегда выступал за всестороннее развитие личности.

За 70 лет советской власти в области духовного развития общества коммунисты сделали больше, чем все священники и раввины за тысячи лет их существования. «Учиться, учиться и учиться», — призывал Ленин. И Ю. Гагарин никогда не совершил бы свой полет, если бы миллионы неграмотных крестьян в школах ликбеза не написали в своих тетрадях: «Мы не рабы».

«В России имеем иудейское оккупационное правительство», — пишет Малиновский. Этот тезис выглядит очень убедительным, и он, как известно, весьма популярен в рядах левой оппозиции. И разве не правдив тот факт, что Ходорковский, Абрамович и другие еврейские олигархи являются наиболее могущественными среди богачей? Однако попробуем разобраться с тезисом об «иудейском правительстве». Во-первых, такое суждение выводит из-под удара Потанина, Черномырдина, Алекперова, Бендукидзе и других олигархов нееврейского этнического происхождения. Таким образом, критика направлена не против всех олигархов, всей буржуазно криминальной системы, а против части, только против одной группы олигархов, пусть самой могущественной. Во-вторых, это суждение лживо по существу. В действительности власть в нашей стране принадлежит союзу высшей бюрократии и криминально олигархического капитала, опирающемуся на МВФ и другие международные финансовые группы. Власть эта ни иудейская, ни православная, ни российская, ни израильская. Это космополитическая, бездуховная власть, ведущая страну к разорению и вымиранию. В основе ее политики лежат не какие-либо нравственные, религиозные, либеральные или национально патриотические принципы, а эгоистические, меркантильные стремления к обогащению и властвованию. Как писал когда-то Салтыков Щедрин о господах ташкентцах, у которых был единственный инстинкт: жрать! Малиновский идеализирует эту власть, приписывая ей религиозные свойства иудаизма и политическое качество либерализма. В-третьих, его рассуждения оскорбительны для верующих иудаистов и евреев — граждан России. Сама постановка вопроса: «русские и евреи», на мой взгляд, ложная. Такой проблемы в действительности в стране нет. Есть другая проблема: «власть и многонациональный российский народ». Власть, действующая по древнему принципу: «Разделяй и властвуй». Отсюда и война в Чечне, и формирование ненависти к так называемым «лицам кавказской национальности», и ссоры с Белоруссией, Грузией и т.д. Сюда же относится и разжигание юдофобства и антисемитизма. И здесь нельзя не вспомнить В.И. Ленина: «Капиталисты разжигают вражду к евреям, чтобы засорить глаз рабочего, чтобы отвлечь их взоры от настоящего врага трудящихся — от капитала... Только совсем темные, совсем забитые люди могут верить лжи и клевете, распространяемой против евреев... Не евреи — враги трудящихся. Враги рабочих — капиталисты всех стран. Среди евреев есть рабочие, труженики, — их большинство. Они наши братья по угнетению капиталом, наши товарищи по борьбе за социализм. Среди евреев есть кулаки, эксплуататоры, капиталисты... Богатые евреи, как и богатые русские, как и богатые всех стран в союзе друг с другом, давят, гнетут, разъединяют рабочих... Позор тем, кто сеет вражду к евреям, кто сеет ненависть к другим нациям. Да здравствует братское доверие и боевой союз рабочих всех наций в борьбе за свержение капитала!»

Как современен Ленин... Должен заметить, что религиозная пропаганда и стремление противопоставить одну церковь другой вполне вписываются в рамки политики, проводимой российской политической «элитой». Полагаю, что редколлегия «ЭГ» и Малиновский могут не волноваться: никто теперь не станет привлекать их к юридической ответственности за действия, о которых я писал выше. Современные правители не только способствуют разжиганию националистических страстей (анти кавказских и других), но используют и еврейскую карту. Уголовные дела, возбужденные против Березовского, Гусинского, сотрудников компании «ЮКОС» (т.е. против Ходорковского), разумеется, не случайность. С одной стороны, здесь имеет место борьба между разными кланами за передел собственности. С другой, накануне выборов власти хотят представить себя публике в качестве «защитников русского народа», борцов против наиболее одиозных еврейских олигархов. Статьи Л.Г. Малиновского вполне соответствуют этой политике и фактически являются ее осуществлением.

Следует заметить, что политологический аспект суждений Л.Г. Малиновского совсем не безобиден. Здесь не просто гуманитарная отсталость, некомпетентность в сфере общественных наук.

Общеизвестно, что советский народ был сообществом людей более 100 национальностей, содружеством атеистов и верующих — сторонников 40 религиозных направлений. В течение XX века происходило непрерывное сближение разных наций и народностей, причем языком межнационального общения был русский язык. Это в полной мере относится и к взаимоотношениям русских и евреев. По данным Госкомстата СССР, к началу 80-х гг. в СССР 82% населения свободно владели русским языком, причем из 1 млн. 811 тыс. советских граждан евреев более 85% считали своим родным языком русский. В СССР увеличивалось число межнациональных браков. Была создана уникальная духовная атмосфера дружбы, сотрудничества многочисленных народов.

Разгром СССР сопровождался разжиганием межнациональных конфликтов. Поощряли великодержавные настроения у русских, русофобию у других советских народов. Враждебные социализму силы били по самым болевым точкам: натравливали русских на чеченцев, украинцев на русских, грузин на абхазцев, азербайджанцев на армян и т.д. К числу этих болевых точек относится и разжигание юдофобии.

И здесь хочу сказать то, о чем у нас часто умалчивают. СССР ликвидирован, но советский народ жив. Израненный, разоренный, расчлененный по государствам СНГ, но живой. Сохранились экономические связи, общие геополитические интересы советских народов. Но главное — сохранилось стремление к духовному, нравственному и культурному сближению. Миллионы армян, грузин, азербайджанцев, таджиков и людей других национальностей из стран СНГ едут в Россию. И не случайно. В трудные для всех наших народов времена Россия, как мать, защищает всех своих детей. Развал СССР состоял не только в его расчленении на государства СНГ. Разрушители стремятся обескровить страну. С этой целью была организована «утечка мозгов» — выезд ученых и специалистов. Особая эмигрантская судьба была уготована двум советским народам — евреям и немцам Поволжья. Многие из них покинули пределы нашей страны, но даже там весьма значительны стремления к России, к русской культуре.

В 1996 г. приехал я на экскурсию в Израиль. Остановился у родственников в г. Хайфе. Утром ко мне приходят соседи.

—           Вы из Союза? (В Израиле до сих пор говорят «из Союза».)

—           Да.

—           Консультацию можно у вас получить?

—           Пожалуйста, если смогу, дам.

—           Скажите, что такое «оброк» и «толоконный лоб»?

Я, как мог, объяснил и спрашиваю:

—           Вы что здесь, Пушкина читаете?

—           Да, вот наш 10летний сын ходит в русскую школу и ему урок задали.

Оказывается, среди советских эмигрантов в Израиле много школьных

учителей, которые организовали русские школы. Преподают русский язык, литературу, историю, физику, математику. Дети эмигрантов посещают местные израильские и дополнительно — русские школы.

Спрашиваю:

—           Зачем вы ребенка в русскую школу отправили? Собираетесь вернуться в Россию?

—           Нет, не собираемся, но великую русскую культуру человек должен знать.

Такие вот дела... Пока Малиновский пишет безграмотные юдофобские статьи, израильские дети читают А.С. Пушкина. В связи с этим хотел внести предложение редакции «ЭГ»: вместо того, чтобы печатать статьи, подобные писаниям Малиновского, не лучше бы организовать отправку в Израиль хороших русских учебников для детей, изучающих русский язык?

В 1999 г. случилось так, что я, будучи в Германии, попал в больницу. Вдруг мне говорят, что в травматологическом отделении лежит мальчик, желающий со мной поговорить. Оказалось, что это 18летний юноша, поволжский немец, из Омской области. Переехал с родителями в Германию и попал в автокатастрофу.

—           Я так давно не говорил по-русски, — сказал он мне.

И говорил, говорил, говорил... Рассказывал о своей жизни, о России, о Германии, о своих мечтах. В заключение он попросил:

—           Приходите опять, прошу вас... Так хочется поговорить по-русски... А я слушал его и думал: «Да, советский народ жив. И он, разноликий,

многонациональный, могучий, еще возродится. Еще встанет с колен».

И это произойдет, если мы сумеем преодолеть не только силы всемирного глобализма, но и попытки людей, стремящихся под маской «патриотов», «православных христиан» разжечь межнациональные и межрелигиозные конфликты.

Современный российский антикоммунизм, его сущность и методы

Нарастание антикоммунизма, антисоциалистические тенденции — существенная сторона современной политической, социальной жизни и общественного сознания в нашей стране. Это проявляется и в запрете КПСС в 1991 г., и в препятствиях коммунистическому движению, которые чинят власти. Это происходит и в сфере идеологии, где правящие круги ведут тщательно спланированную и организованную пропаганду, направленную к дискредитации марксизма ленинизма, коммунистических идеалов, к утверждению ценностей западного мира, основанного на принципах частной собственности и буржуазной демократии. Антикоммунизм — один из основных направлений политики и идеологии российской правящей элиты, выступающей в союзе со всей международной реакцией.

В середине XIX в. Маркс и Энгельс писали в Манифесте Коммунистической партии о том, что все силы старой Европы объединились для травли призрака коммунизма: папа и царь, Меттерних и Г из, французские радикалы и немецкие полицейские. В конце ХХ начале XXI вв. объединились с той же целью все старые силы не только Европы, но и Америки: и тот же папа, и российские президенты Ельцин и Путин, Буш (старший и младший), мадам Тетчер, Совет Европы, и британские лейбористы, и немецкие христианские демократы. Но теперь целью их объединения явился не призрак коммунизма, а повергнутый ими реальный социализм в СССР и государствах Восточной Европы и существующие ныне КНР, Вьетнам, Куба и другие соцстраны.

Антикоммунизм продолжает оставаться одним из основных фундаментов империалистической политики. Причем его влияние в общественной жизни все более и более возрастает. Меняются приемы, методы и формы этой политики, но его природа остается прежней: защита буржуазной эксплуататорской системы, наступление на права трудящихся. Антикоммунизм становится все более и более бескомпромиссным, жестким, агрессивным, не связанным какими-либо правовыми нормами или моральными принципами. «Ложь — религия рабов и хозяев, правда — бог свободного человека», — писал М. Горький. Теперь эти слова звучат очень актуально, особенно в нашей стране. Каковы причины этого явления?

Во-первых, новые внешнеполитические обстоятельства: обострение противоречий современного империализма, вступившего в стадию глобализма. С одной стороны, — это крушение СССР и социалистических государств Восточной Европы, отступление прогрессивных сил во многих странах. Наступление международной реакции, укрепление сил мирового империализма, возглавляемого США. С другой стороны, бурное экономическое развитие КНР, других стран социализма. Происходит углубление противоречий между империалистическими государствами и странами третьего мира. Возникают новые массовые антиимпериалистические движения (антиглобалисты, «зеленые» и т.д.).

Во-вторых, применительно к нашей стране, приход к власти новых социальных групп, заинтересованных в реставрации капитализма в России и стремящихся полностью выкорчевать из государственной и общественной жизни элементы социалистических общественных отношений, коммунистического сознания. Развертывается духовный кризис в российском обществе. Захватив уже все СМИ, новая правящая элита смогла добиться полной дезориентации значительной части граждан. Происходит манипулирование общественным сознанием, с помощью которого внедряются буржуазные стандарты поведения, индивидуалистические установки, возрождаются религиозные верования и суеверия, мещанские взгляды и вкусы.

Сфера идеологии характеризуется также дезорганизацией, расколом коммунистического движения, растерянностью некоторых коммунистов.

Обнаружилась безжизненность многих старых парт аппаратных идеологических штампов. Например, таких как «развернутое строительство коммунизма» или «экономика должна быть экономной». К сожалению, марксизм ленинизм в течение последних десятилетий был догматизирован и искажен. И это — одна из серьезных причин нашего поражения. Перед нами стоит серьезная задача, связанная с его обновлением, очищением и развитием. И все это необходимо осуществить под жестким огнем идеологического противника, без НИИ, без кафедр общественных наук, без средств массовой информации.

Социальной базой постсоветской российской антикоммунистической власти являются нарождающийся капиталистический класс, в первую очередь, крупные собственники, сумевшие присвоить в ходе мошеннической приватизации крупные промышленные предприятия, нефтяные скважины и другие народные богатства, мелкая буржуазия. Приват заторы, «новые русские», представители бывшей советской партгосхозноменклатуры и их родственники, бывшие цеховики, коррупционеры и спекулянты — вот тот социальный слой, который заинтересован в укреплении постсоветской системы власти и легализации новых частнособственнических отношений. К ним примыкают потомки эксплуататорских классов (дворян, купцов и т.д.), лица, считающие себя обиженными советской властью (в частности, дети и внуки несправедливо репрессированных в 30-50е гг.). Особая группа лиц, активно поддерживающих президентскую власть, — представители элитарной интеллигенции (писатели, артисты, профессора, завлабы, НИИ и т.д.).

Ленин был чрезвычайно проницателен, когда в 1923 г. писал: «Судьба нашей республики будет зависеть от того, пойдет ли крестьянская масса с рабочим классом, сохраняя верность союзу с ним, или она даст «нэпманам», т.е. новой буржуазии, разъединить себя с рабочими, расколоть себя с ними». Ситуация в конце XX века серьезно изменилась. Нэпманы ушли в прошлое, но капиталистические элементы (цеховики, спекулянты, взяточники) гнездились в недрах советского общества. Колхозное крестьянство изменилось, но мелкобуржуазные, частнособственнические интересы не были полностью изжиты. Страна превратилась в индустриально аграрную державу. Но гигантская крестьянская масса, хлынувшая в ходе индустриализации и последующего развития в города, создала условия для сохранения и широкого распространения мелкобуржуазных взглядов и традиций, которые подпитывались международными империалистическими силами. Происходило буржуазное перерождение части партгосхозноменклатуры (Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе и др.). Эта ситуация была предпосылкой антикоммунистического мятежа 1991 г., и именно в ней заложены социальные корни современного российского антикоммунизма.

В идеологической сфере его ударной силой выступают представители элитарной, главным образом, московской и ленинградской интеллигенции, которые занимали ключевые посты в идеологических службах ЦК КПСС, заведовали кафедрами общественных наук в различных вузах и НИИ, модные журналисты (Егор Яковлев, Коротич и др.). Как правило, они вели скрытную подрывную деятельность в рамках советского строя. Но после августа 1991 г. они мгновенно сбросили маски и превратились в крутых «демократов». Эти перекрашенные марксисты выступают ныне в качестве главного антикоммунистического тарана в сфере идеологии. В отличие от авторов респектабельных западных идеологических центров писания наших «перекрасившихся» отличают особая агрессивность, обостренная кулацкая ненависть к социализму. При этом очевидны их теоретическая несостоятельность, абсолютная неразборчивость в средствах. Ведь им надо доказать свою преданность новым хозяевам... И здесь нельзя не вспомнить А.С. Пушкина: «Да, жалок тот, в ком совесть нечиста!».

С теоретической точки зрения — даже с позиции либерализма — работы таких авторов эпигонские, совершенно беспомощные. Вы не найдете в них ничего нового, кроме перепевов экономических теорий времен Адама Смита и политических доктрин периода Джона Локка и Ш. Монтескье. Например, провозглашают лозунги демократии и выступают за механическое перенесение западных образцов на российскую почву. Но если вы спросите, за какие именно буржуазно демократические системы они ратуют — американскую, Вестминстерскую британскую или парламентскую итальянскую, — то навряд ли дождетесь внятного ответа.

Каковы ФОРМЫ деятельности современных антикоммунистов?

Они многообразны. Реакция, начиная от «демократов «либералов и заканчивая клерикалами, монархистами националистами, использует всевозможные методы, способы, приемы фальсификации и клеветы. Назовем только основные формы их деятельности. Во-первых, это выступления политических деятелей (государственных чиновников, лидеров политических партий). Например, выступления Б. Ельцина в США, статьи и книги М. Горбачева, Е. Гайдара, А. Яковлева. Во-вторых, писания научных работников, журналистов (книги Волкогонова, Ципко, статьи Выжутовича, Феофанова и других). В-третьих, колоссальное значение имеет телевидение, формирующее массовое сознание и оказывающее серьезное влияние и на подсознание людей. Современную государственную власть можно назвать электронной, поскольку средства массовой информации, превратившиеся в духовный мусоропровод, выступают в качестве могущественного инструмента дезинформации и психологического подавления личности. Примером «демократического» промывания мозгов можно назвать телевизионную программу «Взгляд» или деятельность таких телеведущих, как Киселев и Сорокина. В-четвёртых, кинофильмы и театральные постановки с использованием талантливых популярных актеров. Так, даже Малый театр, этот великий дом Островского, чьи гениальные пьесы проникнуты идеями свободолюбия, ненавистью к деспотизму, поставил в 90-е пьесу о Николае II, где личность императора, которого народ называл кровавым, подана в положительном свете. Причем заглавную роль сыграл выдающийся актер Юрий Соломин, прославившийся и полюбившийся в советском прошлом зрителям благодаря своей роли разведчика красных в стане белых в фильме «Адъютант его превосходительства». Власти используют в антикоммунистических целях и выступления культурных деятелей и артистов. На этой ниве особенно прославились Олег Басилашвили и Марк Захаров, который участвовал в особой телевизионной постановке, переданной по центральному каналу, где была изображена сцена сожжения им своего партийного билета. И это факт, что миллионы таких «партбилетоносцев» правдами и неправдами проникли в ряды правящей партии, что явилось одной из существенных причин гибели КПСС.

И, наконец, антикоммунистическая деятельность церкви. В 1988 г. Горбачев провел в Москве грандиозный праздник по поводу 1000-летия крещения на Руси. Ельцин превзошел своего оппонента: бывший секретарь Свердловского и Московского городских парткомов, кандидат в члены политбюро ЦК КПСС появился в церкви со свечкой в руках. Этому примеру последовали Путин и его окружение. Церковные деятели начали большую пропагандистскую кампанию, в основе которой лежали молитвы за упокой души «невинноубиенных» «кровожадными» большевиками священнослужителей. Конечно, среди тех, кто почил в результате красного террора, были и невинные жертвы. Но нынешние деятели церкви умалчивают, как церковь в эпоху революции активно выступала против советской власти, поддерживала белогвардейцев и армии Антанты. В современных условиях все церковные структуры активно поддерживают нынешнюю власть. Клерикальные тенденции во всех сферах жизни современной России возрастают.

Каковы основные методы деятелей современной антикоммунистической идеологии?

Прежде всего, подмена объекта критики. Критикуют не истинный марксизм ленинизм, а его искажения в теории и практике на разных этапах развития СССР. Например, отступления от социалистической демократии в 3050е гг., допущенные сталинским руководством, выдаются с помощью разнообразных вырванных из контекста классиков марксизма цитат за истинную его сущность. Далее, совершенно аморальные, абсурдные попытки отождествить социализм и коммунизм с нацизмом, фашизмом. Отсюда гнусная кличка «красно-коричневые», которую они применяли в отношении не только коммунистов, но и всех левых. При этом, разумеется, полностью игнорируются абсолютная противоположность социализма, основанного на принципах общественной собственности, равноправия и братской солидарности трудящихся всех наций, и гитлеровского фашизма с его защитой власти германских монополий и проповедью расизма. Искажается и общеизвестный всемирно исторический факт победы над фашизмом, где возглавляемый ВКП (б) Советский Союз сыграл решающую роль.

Типичным для современного антикоммунизма методом является искажение исторических фактов, их подтасовка. Прежде всего, это касается истории большевистской партии, СССР, деятельности Коминтерна.

Один из типичных приемов — это распространение сведений о числе жертв революции, гражданской войны, деятельности советской пенитенциарной системы. Общеизвестны фантастические цифры человеческих потерь, которые приводит Солженицын. С ним соревнуются зарубежные историки. Все эти данные не соответствуют архивным материалам и в сотни, раз превосходят реальные цифры, которые — и это надо признать — были значительными. Но самое главное: приводя эти данные, противники коммунизма скрывают факты насилия со стороны контрреволюции во время гражданской войны. Они всячески маскируют ту обстановку осажденной крепости, в которой существовал Союз ССР на протяжении всей своей истории.

Весьма популярным методом антикоммунистической пропаганды следует назвать произвольное цитирование произведений Маркса и Ленина. Цитату вырывают из контекста произведения и начинают давать совершенно абсурдное толкование, не учитывая общий смысл произведения и той реальной ситуации, при которой были высказаны эти мысли. Часто поступают еще проще: просто искажают содержание суждения, приписывая сторонникам социализма бессмысленные тезисы. Так, общеизвестна фальсификация партийного гимна «Интернационал», которая прошла по всем «демократическим» изданиям.

 Речь идет о тексте:

«Весь мир насилья мы разрушим

До основанья, а затем

Мы наш, мы новый мир построим.

Кто был ничем, тот станет всем».

«Вот они, какие эти коммунисты, — утверждают адепты новой власти. — «Весь мир мы разрушим до основанья!». Абсурдность этого обвинения очевидна. Коммунисты стремятся разрушить мир насилья, а не весь мир. Согласно марксистской теории, коммунизм — новый, более прогрессивный этап развития человеческой цивилизации, который воспринимает и творчески развивает все позитивное, созданное на предыдущих ее этапах. Это пример того, каким способом сторонники мира насилья защищают его.

Антикоммунисты эксплуатируют также известное положение Маркса о насилии как повивальной бабке истории. Но это образное сравнение раскрывает сущность вопроса. Рожает ребенка мать, а не повивальная бабка. И не всегда она при родах нужна. Исторический процесс по Марксу в основном детерминируется не насилием, а материальными условиями жизни общества. Ф. Энгельс в своей известной книге «Антидюринг» раскритиковал антинаучную теорию насилия. Ленин писал о том, что в нашем идеале нет насилия над людьми. В принципе красный террор применялся в эпоху революции как ответ на белый террор. Когда создавался герб РСФСР, художники предпочли нарисовать меч на фоне других символов. Ленин перечеркнул меч. Не хищные птицы с острыми когтями — герб рабоче-крестьянского государства, а серп, молот, колосья пшеницы.

Одним из методов искажения фактов являются попытки принизить или вообще перечеркнуть тот вклад, который СССР внес в развитие всей мировой цивилизации в XX в. Имеется в виду роль Советского Союза в разгроме фашизма, в освоении космоса, в учреждении ООН и международной системы защиты прав человека, в содействии народам многих стран в их освобождении от колониального ига. В писаниях наших демократов СССР рассматривается всегда как жестокая, бесчеловечная система, исчадие ада, в то время как западные государства подаются в качестве благородных, светлых ангелов. С их точки зрения, на территории России в период гражданской войны не было английских, французских, немецких, японских и американских оккупантов. И Черчилль не планировал нападения на СССР. Некто Суворов в своем «Ледоколе» дописался до того, что агрессию против фашистской Германии, оказывается, готовил СССР. Не гитлеровская Германия была преступным государством, а СССР, освободивший народы Европы от нацистского ига. Ставится под сомнение уже приговор Нюрнбергского трибунала, который на основе громадного фактического материала осудил международных фашистских преступников.

Искажение исторических фактов, осуществляемое современными антикоммунистами, происходит различными способами. Это и ссылка на недостоверные источники, и тенденциозная, односторонняя оценка установленных фактов, и искусственный подбор фактов, вырванных из контекста исторических событий, и субъективное раздувание реально существовавших противоречий и трудностей в истории Компартии и СССР, и выдвижение второстепенных обстоятельств на первый план с целью сокрытия событий, имеющих существенное значение. Нередко это просто клевета, т.е. умышленное распространение вымышленных обвинений, которые должны представить коммунистов в виде террористов, уголовников, заговорщиков, пытающихся сокрушить власть народа. Так, в 1933 г. германские нацисты подожгли рейхстаг, обвинив в этом коммунистов. Им надо было представить себя в качестве спасителей немецкого народа. В 1991 г. подобный антикоммунистический вариант был использован и в России. Б. Ельцин и его сторонники совершили государственный переворот в августе 1991 г., запретив при этом КПСС, которой было предъявлено обвинение в поддержке ГКЧП. В действительности же ни съезд партии, ни пленум ЦК, ни одна из местных партийных структур не поддержала ГКЧП. На процессе по так называемому «Делу о КПСС» в Конституционном Суде РФ защитники партии предъявили доказательства полной непричастности партии к этим событиям. Они происходили столь быстротечно (23-25 августа 1991 г.), что партия не успела даже осознать их смысл.

Однако клевета была подхвачена, растиражирована во многих газетах, телевизионных передачах. Один из методов антикоммунистической пропаганды — попытки исказить, принизить, скомпрометировать выдающихся деятелей коммунистического и рабочего движения. И с другой стороны, обелить реакционных политических деятелей дореволюционных лет, периода гражданской войны (например, Столыпина, Колчака). С этой целью современные гробокопатели торжественно захоронили останки Николая II, перезахоронили Деникина. В то же время антикоммунистами в последние годы были предприняты попытки дискредитировать образ Ленина. «Коротка и до последних мгновений всем известна жизнь Ульянова. Но долгую жизнь товарища Ленина надо писать и описывать заново», — писал Маяковский. И современные неучи «пишут» и «описывают» выдающегося мыслителя, человека, который всю свою жизнь не отрывался от книг, был читателем многих библиотек Европы (включая библиотеку Британского музея), говорил и писал на основных европейских языках, в качестве примитивной бездуховной личности. Такие блестящие книги Ленина, как «Развитие капитализма в России», «Детская болезнь «левизны в коммунизме», «Государство и революция», «Империализм как высшая стадия капитализма», «Материализм и эмпириокритицизм», независимо от того, разделяет ли читатель суждения автора или нет, демонстрируют выдающийся интеллектуальный уровень вождя Октябрьской революции и основателя Советского государства.

Совершенно бессмысленны попытки представить Ленина в качестве беспринципного, аморального, лишенного национальных корней человека, «германского шпиона». Воспоминания о Ленине свидетельствуют, что его уважали даже враги. Он завоевал уважение и любовь многих людей на Земном шаре.

Его произведения переведены на многие языки мира.

В 1990 г. на встрече советских и американских юристов в Кремлевском дворце съездов прокурор США говорил о том, какое громадное впечатление произвело на него чтение книг Ленина. Поэты разных стран слагали о нем стихи. Известный поэт серебряного века Валерий Брюсов писал:

«Земля! Зеленая планета!

Ничтожный шар в семье планет!

Твое величье имя это.

Меж слав твоих прекрасней нет».

Американский поэт середины XX в. Лэнгстон Хьюз написал так:

«Мой русский товарищ Ленин!

Зачем ты лежишь в гробу?

Дай вместо тебя я лягу,

А ты продолжай борьбу!».

Один из примитивных способов антикоммунистической «ленинианы» — стремление опошлить, оглупить облик великого революционера. Здесь приложил свою руку Солженицын. Всячески смакуются примитивные слухи и сплетни о его семейной, личной жизни. Среди мещанской публики небылицы о личной жизни известных людей всегда были популярны (например, личная жизнь Пушкина, отношения Высоцкого и Марины Влади). Наконец, особая линия в клевете на Ленина — это версия о его жестокости, кровожадности. При этом приводят записки Ленина в условиях, когда советская власть висела на волоске. Здесь Ленин выступает как сторонник жестких мер против врагов трудящихся, стремящихся свергнуть молодую советскую власть. На процессе в Конституционном Суде РФ в 1992 г. один из обвинителей КПСС адвокат Макаров цитировал записку Ленина: «Место эсеров в тюрьме». Автор этих строк, будучи одним из защитников КПСС, отвечал так: «Что мог писать Ленин об эсерах, которые в него стреляли? Когда Вы цитируете такие записки, то о выстреле Каплан не забывайте». В обстановке жестокой классовой борьбы, когда были убиты Урицкий и Володарский, когда в результате взрыва бомбы в Леонтьевом переулке погибли почти все члены Московского комитета партии во главе с Загорским, советская власть вынуждена была ввести красный террор против буржуазии и ее ставленников. Читая записки Ленина, написанные в таких обстоятельствах, сравнивайте и сопоставляйте их с аналогичными записками и приказами Колчака, Деникина, Врангеля и Юденича. Тогда можно будет познать до конца историческую истину.

Один из методов антикоммунистической пропаганды — эксплуатация реальных фактов советской истории, связанных с противоречиями, трудностями и ошибками, допущенными борцами за социализм в течение всей истории партии и советского государства. Непротиворечивых обществ вообще не существует. Как известно, согласно марксистко-ленинским представлениям, социализм — первая фаза новой коммунистической формации, незрелый коммунизм, отягощенный пережитками старого эксплуататорского строя. Многие недостатки советского социализма были связаны именно с этими частнособственническими и иными пороками, которые были унаследованы от дореволюционных времен и которые не удалось преодолеть. Более того, как оказалось, они были настолько значительными, что являлись питательной базой для свержения советской власти. Поэтому недостатки, о которых громко кричат антикоммунистические критики, порождены остатками и неизжитыми традициями того старого эксплуататорского строя, сторонниками которого они являются. Например, возьмем Карабахскую проблему, осетино-ингушский или грузин абхазский конфликты. Совершенно очевидно, что националистические страсти, лежащие в их основе, являются следствием старых конфликтов, ведущих свое существование с дореволюционных времен.

В условиях стабильного, нормального развития Союза ССР эти противоречия ушли в прошлое. Но они возникли вновь на последнем этапе СССР, когда буржуазно националистические элементы вновь восторжествовали. Оценивая историю СССР, надо иметь в виду и ошибки, и даже злоупотребления властью, совершенные теми или иными советскими руководителями. Ведь и это было...

В.И. Ленин говорил в 1922 г.: «Мы можем повторить слова Маркса, что во время революции делается не меньше глупостей, а иногда и больше. Нужно смотреть на эти глупости трезво и безбоязненно — этому мы, революционеры, должны научиться».

Увы, мы не научились этому до сих пор. А ведь глупости у нас были. Например, разделение обкомов и областных Советов депутатов трудящихся на промышленные и сельские во времена Хрущева или бессмысленная, плохо организованная горбачевская борьба с пьянством и алкоголизмом. Были и ошибки, причем очень крупные. Например, в 50-80е гг. советское руководство допустило главную стратегическую ошибку: переход страны из индустриальной в постиндустриальную стадию не был обеспечен.

Были и злоупотребления властью и иные преступления, особенно в сталинский период. Дело дошло до того, что даже наши выдающиеся авиаконструкторы Туполев и Королев оказались в тюрьме. Решение XX съезда КПСС о преодолении вредных последствий культа личности было правильным. Борьба с антикоммунистической идеологией должна вестись на основе признания правды, какой бы горькой она ни была. Ленин говорил, что массы должны все знать и на все идти сознательно. Мы отвергаем ложь, это гнусное оружие наших политических противников. И дело здесь не только в нравственных критериях. Марксизм ленинизм — научное учение, основанное на адекватном отражении объективной действительности и познании основных закономерностей ее развития. А если это так, то любое искажение истины противоречит сути марксизма ленинизма.

Если говорить о событиях 30-50х гг. в СССР, то надо признать, что они были весьма противоречивыми. Сталинское руководство действительно нарушало советскую конституцию, законодательство, Устав партии. Но это — одна сторона проблемы. Другая состоит в том, что в этот период советское руководство во главе со Сталиным обеспечило переход страны из доиндустриальной в индустриальную стадию развития, разгром германского фашизма и японского милитаризма, серьезное расширение социальных прав трудящихся.

Каковы основные догматы современного антикоммунизма?

I.             Самый главный из них формулируется так: «Социалистическая модель мира утопична. Она не подтвердилась. Мировая социалистическая революция не произошла. Свободное, демократичное общество (т.е. капитализм) доказало на практике свою эффективность и жизнеспособность».

Обратимся вначале к вопросу об «утопичности» социализма и мировой социалистической революции. Отметим, прежде всего, аморальность, абсолютную безнравственность этого тезиса. В XX веке капитализм вверг человечество в две мировые войны, в результате чего погибло более 60 млн. людей; зверства, связанные с атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, ужасы Освенцима, всемирные экономические кризисы, массовая безработица, эксплуатация, расизм, дискриминация людей — вот черты современного империализма.

Можно ссылаться на практику благополучных стран (Швеция, Канада и т.д.), но факт остается фактом: по данным ООН, более 1 млрд., человек живут за пределами бедности (менее 1 доллара в день), 2 млрд. — менее 2 долларов в день. Таким образом, большая часть человечества прозябает в нищете. Непрерывно растет пропасть между богатыми и бедными странами. Возникает вопрос: вправе ли люди бороться за улучшение условий своей жизни? Или это «утопия», «фантазия»? Неужели люди обречены на вечную жизнь в нечеловеческих условиях эксплуатации и рабства?

Логика антикоммунистов такая: те, кто согласен жить на сумму, меньшую, чем 1 доллар, — разумные, реалистичные люди; те же, кто выступает за более справедливую организацию общества, — «утописты», «бесплодные мечтатели». Дело, в конце концов, не в терминах «социализм», «коммунизм». Со времен Томаса Мора, Томазо Кампанеллы, Жана Мелье люди мечтали о золотом веке, когда, говоря словами С. Есенина, «по всей планете пройдет вражда племен, исчезнет ложь и грусть!». Когда уйдут в прошлое войны, голод, посягательства на достоинство людей, ненависть и алчность. Поэтому те, кто объявляет естественное стремление людей к свободе и счастью «утопией», те, кто оправдывает этот безумный, жестокий, бесчеловечный мир, просто аморальны.

Так обстоит дело с обвинением коммунистов в утопизме с нравственной точки зрения. Теперь рассмотрим это обвинение с точки зрения реального исторического и политического анализа.

«Теоретические положения коммунистов ни в какой степени не основываются на идеях, принципах, выдуманных или открытых тем или другим обновителем мира, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс. — Они являются лишь общим выражением совершающегося на наших глазах исторического движения». Открытая ими основная закономерность развития истории, состоящая в том, что способ производства материальных благ в конечном счете предопределяет политическую и духовную историю каждой исторической эпохи, — действительно подтвердилась. Маркс и Ленин предсказывали возникновение новой коммунистической социально-экономической формации, которая призвана сменить капитализм.

И в наши дни (даже после падения СССР и соцстран Восточной Европы) более 1,5 млрд., человек (КНР, СРВ, КНДР, Куба, Лаос) живут в странах, строящих социализм. Правда, борьба за социализм оказалась намного труднее, сложнее, опаснее, чем мы предполагали. Наивные лозунги типа: «В СССР социализм победил не только полностью, но и окончательно» — оказались легковесными, необоснованными. Но само существование ран несоциалистических обществ в СССР, других странах реально. Попытки их создания, успехи в развитии КНР и других соцстран опровергают мифы антикоммунизма об утопичности социализма. Освобождение всего человечества от эксплуатации и угнетения — всемирно исторический процесс, связанный с приливами и отливами революционного движения, которое включает и борьбу трудящихся развитых стран за свои права, и борьбу народов третьего мира за утверждение своей национальной независимости. К. Маркс предсказывал победу революции в России, в Китае. И эти его предсказания реально осуществились. В.И. Ленин писал в 1922 г.: «Завтрашний день во всемирной истории будет таким днем, когда окончательно проснутся пробужденные угнетенные империализмом народы и когда начнется решительный долгий и тяжелый путь, бой за их освобождение». Реализовалось и это предсказание.

Угнетенные народы в XX в. пробудились, сбросили цепи колониального рабства, но они продолжают борьбу за утверждение государственного суверенитета и экономическую независимость. Путь этот тяжелый и долгий...

В процессе социалистического строительства в СССР реализовались не только принципы научного социализма (бурное развитие производительных сил, социалистическое планирование, хозяйство, обеспечение экономических и социальных прав трудящихся), но и идеи феодального социализма (идеология культа личности руководителя, отмена права работника на увольнение по собственному желанию или ухода крестьянина из колхоза), принципы мелкобуржуазного социализма (идеи уравнительности, необоснованное применение государственного принуждения). Кроме того, приходилось преодолевать бюрократические традиции старой дореволюционной России и отражать нападения капиталистических государств. И, несмотря на это, СССР стал второй супердержавой мира и добился больших достижений во многих сферах общественной жизни.

Особый вопрос — о мировой социалистической революции. Франц Меринг в своей книге «Карл Маркс. История его жизни» писал, что когда читаешь написанный двумя молодыми людьми в 1848 г. «Манифест коммунистической партии», создается впечатление, что всеевропейская пролетарская революция начнется в самое ближайшее время. Необходимо отметить, что это произведение было написано Марксом и Энгельсом в условиях революционной ситуации в Европе: революции следовали одна за другой — французская, германская, венгерская...

Если обратиться к выступлениям большевиков, первым документам советской власти, резолюциям III Интернационала 19191920 гг., то здесь доминировали положения о начавшейся мировой социалистической революции. И это было отражением реальных процессов начала XX века. И в этот период революции захватили многие страны мира (Иран, Мексика, Австро-Венгрия, Германия, Турция, революционные выступления в Китае, Индии). Две революции в России завершились третьей — Великой Октябрьской.

Власть советов была провозглашена в России, Баварии, Венгрии, Словакии. Капитализм сумел выйти из этого кризисного состояния. Мировая социалистическая революция как одномоментное явление общественной жизни, охватившая все страны, не состоялась. Но следует ли из этого обстоятельства, что мировая революция — утопия? Классики марксизма ленинизма сумели увидеть главное, основное направление общественного процесса. Они выявили возрастание тенденции к обобществлению производства в рамках капитализма, социалистические элементы экономики в недрах капиталистических отношений. Мировой революционный процесс продолжается.

На данном этапе империализм сумел потеснить силы социализма, но это еще не последний день истории. Действительно ли капитализм доказал свою более высокую эффективность, чем социализм? Это не так. Несмотря на войны, экономическую блокаду, СССР, поразив весь мир темпами экономического развития, стал второй супердержавой мира. «Огромные экономические и социальные достижения позволяют назвать 1950-е гг. эпохой советского экономического чуда», — пишет известный отечественный экономист Г.И. Ханин, который критически относится к официальным данным ЦСУ СССР и использовал в своих исследованиях и западные оценки, в гом числе доклады ЦРУ. Снижение темпов роста в 60-80-е гг. было связано с демонтажем советской плановой системы, ошибками руководства СССР. Но сама социалистическая система показала колоссальные возможности и в военное, и в мирное время.

Поразительны экономические успехи КНР. По мнению специалистов, по уровню ВВП к середине XXI века она обгонит США. Вместе с тем надо сказать, что мы недооценивали в прошлом возможности капитализма.

В XX в. он устоял, проявив колоссальную жизнестойкость. Два общих кризиса мирового империализма в начале и середине века, возникновение мировой социалистической системы, распад международной системы колониализма, успехи рабочего и национально-освободительного движения не сломили его. Капитаны капиталистического мира проявили незаурядный ум, политические способности, завидную приспособляемость к быстро меняющейся обстановке. Они удачно использовали методы конвергенции: сочетание частнокапиталистического ведения хозяйства с государственным регулированием экономики, планированием, прекрасно разработанными в социалистических странах (например, политика президента США Рузвельта в период мирового экономического криза 30х гг.). Они пошли на серьезные уступки, требованиям рабочего класса, признавая экономические и социальные права трудящихся, включив их в свои конституции. Наконец, осуществляя финансовое порабощение стран третьего мира, некоторые капиталистические страны смогли создать условия высокого жизненного уровня населения и перехода к компьютерным технологиям. При этом они укрепляли НАТО, вели активную гонку вооружений, применяя методы подрыва СССР и других социалистических стран. Мировая социалистическая революция, т.е. переход на социалистический путь развития во всех важнейших центрах капиталистической экономики не произошел в XX в., но отмеченные еще К. Марксом и Ф. Энгельсом тенденции к обобществлению производства усиливались непрерывно. В конце XX в. мир вступил в новый этап развития — глобализм, когда транснациональные компании стали более могущественными, чем государства. Еще в 1848 г. Маркс и Энгельс писали: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитным... На смену старой местной и национальной замкнутости приходит всесторонняя связь и зависимость наций друг от друга. Это в равной степени относится как к материальному, так и духовному производству». Как это современно звучит в наши дни!

Основные противоречия современного мира — противоречия между общественным характером труда и частной формой присвоения; между развитыми капиталистическими, социалистическими странами и странами третьего мира; между богатым Севером и бедным Югом; между хищнической эксплуатацией природы и интересами всего человечества, связанными с охраной природы; между гонкой ядерных вооружений и интересами всех людей планеты — могут быть поняты и разрешены на путях строительства социализма.

II.            Один из догматов современного антикоммунизма состоит в обвинении марксизма ленинизма в его «анти гуманизме», в пренебрежительном отношении к человеку, в игнорировании индивидуальных особенностей личности, отрицании ее духовной природы, ее неповторимости. Учение о диктатуре пролетариата отрицает права личности.

У Маркса, — утверждают его критики, — роль личности сведена к механическому участию в производственных отношениях. На практике же в СССР, КНР и других соцстранах отрицались права и свободы человека, и гражданин рассматривается как «винтик» тоталитарной машины.

Следует сказать, что теоретические аргументы антикоммунистов в этой части абсолютно беспочвенны.

Что же касается практики прав человека, то, несмотря на все трудности, ошибки и злоупотребления, которые имели место в СССР и социалистических странах, были достигнуты значительные успехи, во многом превосходящие результаты капиталистического развития.

Осветим эти вопросы более подробно.

Вначале остановимся на теоретическом аспекте проблемы. Свое учение молодые Маркс и Энгельс называли «реальным гуманизмом». Цель всей деятельности коммунистов — создание общества, где «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Этот тезис, взятый из «Манифеста Коммунистической партии», был включен в Конституцию СССР 1977 г. Таким образом, СССР стремился реализовать его на практике. Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что развитие каждого было поставлено основоположниками научного коммунизма на первое место. Это свидетельствует о том, что в теоретическом плане марксизм не только исходит из интересов отдельной личности, но ставит ее на первый план в достижении свободного развития всего общества, действующего на коллективистских началах. Но научный коммунизм, с одной стороны, отвергает либеральную частнособственническую концепцию человека, основанную на крайнем индивидуализме, противопоставлении личности обществу. С другой стороны, он отрицает и тоталитарные (фашистские, авторитарные, клерикальные и др.) концепции, рассматривающие личность как винтик машины, безгласный элемент всеобщей системы, управляемой диктатором — «отцом нации», носителем «национального духа» или воплощением «божественной воли». Искажения, связанные с формированием культа личности политического руководителя, имевшие место в СССР, КНР, противоречат марксизму ленинизму. Они были осуждены в решениях коммунистических партий. «Под свободой в рамках нынешних буржуазных производственных отношений понимают свободу торговли, свободу купли продажи». Это общество, как писал Маркс в «Капитале», где «процесс производства господствует над людьми, а не человек над процессом производства». Здесь над человеком господствует предмет его собственных рук . Научный коммунизм всегда выступает за подлинную свободу личности, т.е. действительное освобождение его от экономического порабощения, социального неравенства и политического угнетения. Заслуга марксизма в том, что в этом учении дано социально экономическое и историческое обоснование прав человека. Маркс и Энгельс рассматривали французскую декларацию прав человека 1789 г. и американский Билль о правах как важнейшие исторические документы.

Марксизм ленинизм сыграл значительную роль в обосновании и международном признании второго поколения прав человека, в утверждении идеи достоинства трудящихся и социальной справедливости. Написанная Лениным Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа была выдающимся документом в признании экономических и социальных прав.

В XX веке СССР принял активное участие в подготовке международных пактов о правах человека. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах был принят благодаря усилиям советских представителей в ООН.

В марксистском учении обоснован принцип «нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав». Даже американская Декларация прав и свобод человека признала этот принцип. В отличие от либеральных трактовок прав человека марксизм решающее влияние уделяет вопросу их реальности, обеспечиваемой с помощью гарантий, прежде всего, материальных. Все советские конституции исходили из реальных возможностей общества и государства в обеспечении прав личности. Лишь в 1936 г. в Конституции было зафиксировано право на труд. Это произошло после того, как в СССР была ликвидирована безработица. Все советские конституции закрепляли материальные и иные гарантии прав граждан.

Особое внимание антикоммунистическая пропаганда уделяет проблеме соотношения общественных и индивидуальных качеств человека в марксистской теории. В «Тезисах о Фейербахе» Маркс рассматривал человека как «совокупность общественных отношений», — заявляют противники коммунизма. Не является ли это прямым свидетельством того, что марксизм не учитывает индивидуальных особенностей личности?

Однако обратимся к тексту этого произведения Маркса, посвященного критическому анализу немецкого философа материалиста Людвига Фейербаха. «Фейербах, — писал Маркс, — исходит из факта религиозного само отчуждения, из удвоения мира на религиозный, воображаемый мир, и действительный мир. Он занят тем, что сводит религиозный мир к его земной основе». Те, кто читал известную книгу Фейербаха «Сущность христианства», согласятся с этим утверждением. Анализируя христианские догматы, он выявлял земное происхождение каждого из них. Маркс заметил по этому поводу: «Религиозную сущность Фейербах сводит к человеческой сущности. Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному  индивиду. В своей действительности она есть совокупность общественных отношений».

Совершенно очевидно, что в данном случае (если не вырывать последнюю фразу из всего контекста произведения) речь идет не о соотношении общественного и индивидуального начал в человеке, а о методике раскрытия феномена религиозного само отчуждения. Во-вторых, не обсуждается вопрос о понятии человека. Маркс говорит о философской категории «сущность человека». Совершенно ясно, что она, эта категория, не может рассматриваться в качестве абстракта, присущего отдельному индивиду. Очевидно, Маркс говорит здесь о сущности человека как воплощении родового понятия «человек», т.е. всего человечества, или общностей людей. Следует сказать, что это — одно из трудных мест в произведениях Маркса. И в марксистских исследованиях оно получило неоднозначное толкование. Но рассматривать это высказывание в качестве мнимого отрицания индивидуальных особенностей личности можно только путем искажения смысла написанного.

И, наконец, вопрос о диктатуре пролетариата как антиподе правам личности. Еще в 1905 г. Ленин писал: «С вульгарно буржуазной точки зрения, понятие диктатура и понятие демократия исключают друг друга... буржуа понимают под диктатурой отмену всех свобод и гарантий демократии, всяческий произвол, всякое злоупотребление властью в интересах личности диктатора».

С точки зрения марксизма, сущность любого государства означает диктатуру господствующего класса, которая может осуществляться в форме демократической республики, конституционной монархии и т.д. Пролетарская диктатура в советском государстве означала на самом деле предоставление широких прав трудящимся при ограничении в правах представителей эксплуатирующего класса. В 50е гг. понятие диктатура пролетариата применительно к советскому государству было заменено термином «общенародное государство». Еще в 1918 г. Ленин писал о цели советской власти: «Распространение советской конституции по мере прекращения сопротивления эксплуататоров на все население». И это было осуществлено на практике. В СССР были реально обеспечены экономические, социальные и культурные права граждан. В частности, была ликвидирована безработица, обеспечены всеобщие права: на отдых, на бесплатное медицинское обслуживание, на бесплатное образование. Только в 50х гг. более 50 млн. человек получили бесплатные квартиры. Коммунальные выплаты, оплата за проезд в общественном транспорте были весьма низкими. Существовала система бесплатных детских лагерей, санаториев. Реальные доходы рабочих в промышленности и строительстве на 1 работающего с 1917 г. по 1987 г. выросли в 12 раз; число обучающихся во всех учебных заведениях с 1914 г. по 1987 г. выросло с 10,6 млн. чел. до 110,1 млн. чел.; число врачей — с 28 тыс. в 1913 г. до 1 млн. 202 тыс. в 1987 г.  Законодательство обеспечивало 8часовой рабочий день, широкие права профсоюзов. Трудящийся не мог быть уволен с работы по волеизъявлению администрации без согласия профсоюзного комитета. В представительных органах власти — Советах, в органах народного контроля — были представители всех социальных групп и всех национальностей страны. Газеты были переполнены критическими замечаниями граждан в адрес чиновников разных уровней. Социальная стабильность и уверенность в завтрашнем дне были неотъемлемыми чертами общественной жизни в СССР.

Вместе с тем на разных этапах советской истории имели место и ограничения прав и свобод, в том числе неправомерные репрессии против отдельных народов, многих граждан. В особенности эти нарушения относились к личным и политическими правами. Эти факты всячески муссируются антикоммунистической пропагандой, причем число жертв репрессий всячески преувеличивается. О достижениях советской страны в сфере прав личности они не говорят или пытаются представить эти факты в искаженном виде.

В частности, к «жертвам коммунистической диктатуры» относят всех, кто погиб в Гражданской и Отечественной войнах. Между тем, в 1918-1921 гг. на фронтах Гражданской войны от рук белых и иностранных интервентов погибло более 1 млн. красноармейцев, а в 1941-1945 гг. Советский Союз потерял более 27 млн. человек. И в описанном Солженицыным «Гулаге» находились не только невинные жертвы (хотя их было немало), но и уголовники, изменники Родины — власовцы, члены вооруженных националистических банд, выступивших против советской власти.

Оправдывать нарушения законности недопустимо, но необходимо иметь в виду следующие обстоятельства.

1.            В течение всей своей истории СССР был осажденной крепостью, непрерывно отражавшей нападения и происки враждебных сил. Отстреливаясь от врагов, порой попадали и в невинных. Сопротивление свергнутых эксплуататорских классов, их потомков, нападения иностранных держав были весьма агрессивными и опасными для страны. Это создавало обстановку, когда невозможно полностью осуществить все права и свободы гражданина. Мы не всегда (особенно в 50-80х гг.) достаточно адекватно оценивали опасность этих действий враждебных сил. Август 1991 г. открыл глаза многим.

2.            Посягательства на права личности были связаны с борьбой истинных сторонников социализма с укрепляющими свои позиции бюрократическими элементами. В последние годы своей жизни Ленин не уставал повторять, что бюрократ — самый худший внутренний враг советской власти. Он писал об упорнейшем сопротивлении «совбюрократии, отстаивавшей бюрократическую старину». Подлинный честный коммунист, защитник прав трудящихся, никогда не допустит нарушения советских законов, посягательства на права граждан. Злоупотребления властью, безразличие к нуждам людей ради достижения личных успехов — типичные способы бюрократической деятельности. Возлагать ответственность на марксизм ленинизм, на советский строй за беззакония, совершенные врагами социализма, необоснованно.

3.            Следует иметь в виду, что мы жили в стране, где отсутствовали парламентские традиции, а уровень правосознания населения и должностных лиц был крайне низок. «Основным злом всей нашей жизни и всей нашей некультурности, — с горечью писал Ленин, — является попустительство истинно русского взгляда и привычки полудикарей, желающих сохранить законность калужскую в отличие от законности казанской». Это состояние не являлось порождением строящегося или побеждающего социализма, а существовало как архаичная традиция, возникшая еще в недрах феодальной России и продолжающая существовать до сих пор.

Хотелось бы сказать, что, несмотря на все негативы, имевшие место в этой сфере, просто поразительно, как СССР, находясь в сложнейших условиях, смог достичь таких значительных результатов в обеспечении прав личности.

III.          Одним из обвинений, выдвигаемых антикоммунистами, выступает утверждение, что социализм, отвергающий частную собственность, выступает против улучшения благосостояния отдельных людей и всего общества. Согласно их утверждениям, частная собственность — естественное право человека, соответствующее биологической природе и нравственным основам жизни людей. Этот институт — основа их экономической независимости. Что же касается социалистической общественной собственности, то она доказала свою неэффективность в СССР. Коммунисты, — утверждают их противники, — руководствуются лозунгом: «Захватить и поделить».

Эти обвинения искажают представления коммунистов по данному вопросу. Смысл этих искажений в том, что наши противники отождествляют понятие «частной собственности» и «личной собственности». Обычно в законодательстве западных государств этих различий не существует. Поэтому и банк Рокфеллера, и рваный пиджак на плечах бомжа рассматриваются как разновидности частной собственности. Коммунистическая критика частной собственности направлена не против принадлежащей отдельным людям собственности вообще, а против одной из ее разновидностей — частной собственности на орудия и средства производства в любой форме: рабовладельческой, феодальной и капиталистической. Что же касается личной собственности на одежду, питание, жилище, автомобиль, дачу и т.д., то коммунисты выступают за количественное и качественное увеличение и расширение ее субъектов, если она приобретена путем добросовестного труда на благо общества. Неприятие неправедно нажитого богатства — очень древняя традиция, существующая во всех человеческих цивилизациях, религиях, философских концепциях, нравственных системах.

«Богатства убивают глупого, а не тех, кто ищет другого берега, — поучает буддийская «Дхаммапада». — Желая богатства, глупый убивает себя, как других»1. И далее: «Истинно, скаредные не попадают в мир богов».

В иудейском молитвеннике («Поучения отцов») говорится: «Корысть людская бывает четырех видов: «мое мне, твое тебе» — это посредственность.., содомское правило; «мое тебе, твое мне» — слово простолюдина; «мое тебе, твое тебе» — благочестивое самоотречение; «мое мне, твое мне» — это нечестие».

И в христианском вероучении выражены эти идеи. «Скорее верблюд пройдет через игольное ушко, чем богатый достигнет царства небесного», — говорит Новый Завет. — «Не трудящийся да не ест».

Наконец, в сочинениях социалистов утопистов прошлых веков эта тема была центральной. «Я полностью убежден, — писал в начале XVI века Томас Мор, — что распределить все поровну и по справедливости, а также   счастливо управлять делами человеческими невозможно иначе, как вовсе уничтожить собственность».

В неприятии марксизмом ленинизмом неправедных богатств воплотились народные нравственные представления о социальной справедливости. Но это учение пошло дальше морального осуждения. Смысл «Капитала» К. Маркса состоит в том, что он на богатом статистическом материале научно доказал паразитическую природу капиталистической частной собственности, созданной на основе экспроприации прибавочной стоимости, созданной трудом рабочего класса. Поэтому тезис: «Экспроприировать экспроприаторов» является главным лозунгом социалистической революции. Не бандитский призыв: «Захватить и поделить», который приписывают коммунистам, а передача орудий и средств производства (заводов, фабрик, банков, земли, недр и т.д.) из частных рук в руки общества, которое через социалистическое государство, кооперативы, коллективные хозяйства будет владеть, пользоваться и распоряжаться всеми этими богатствами.

Обращаясь к буржуазии, Маркс и Энгельс писали: «Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в Вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества».

С тех пор, как были написаны эти слова, ситуация изменилась. В развитых странах Европы и Северной Америки уровень жизни населения повысился, хотя и в этой части Земного шара противоречия между трудом и капиталом сохранились. Но в целом богатства, сосредоточенные в руках мультимиллиардеров, транснациональных компаний, во много раз превосходят средства, находящиеся в распоряжении государств Африки, Азии, Латинской Америки.

Провозглашение права частной собственности на средства производства «естественным», вытекающим из биологической основы человека и его нравственной природы, опровергается фактами истории. Во-первых, существовали общества, не знавшие частной собственности (например, индейцы в Северной Америке). Во-вторых, подавляющее большинство людей на Земле имеют личную собственность, но не обладают частной собственностью на орудия и средства производства. В-третьих, удовлетворение необходимых жизненных потребностей человека может происходить из фондов общественного потребления (как это было в СССР и других соцстран нах). Например, санаторное лечение, бесплатное образование.

«Частная собственность способствует прогрессу общества, она создает условия конкуренции, поощряет активность, самостоятельность, инициативу», — говорят противники коммунизма. И в этом есть доля истины, но следует иметь в виду, что она же поощряет самые скверные чувства и пороки: жадность, зависть, болезненный индивидуализм, паразитизм, стремление утопить своего конкурента. «Низкая алчность была движущей силой цивилизации с ее первого до сегодняшнего дня, — писал Ф. Энгельс, — богатство, еще раз богатство и трижды богатство, богатство не общества, а вот этого отдельного дрянного индивида, было ее единственной, определяющей целью». Наконец, частная собственность ведет к войнам, международным конфликтам. «Капитализм несет войну, как туча несет дождь», — говорил социалист начала XX в. Жан Жорес.

Из более чем 3300 лет истории человечества 3100 лет были годами войн. Поэтому преодоление частной собственности на орудия и средства производства — потребность человечества, вытекающая из природы современной экономической и социальной жизни. Гигантское обобществление производства, связанное с информационно компьютерной стадией развития производительных сил, несомненно. Даже в условиях капитализма кооперативная и другие коллективные формы собственности доказали свою эффективность (Сингапур, Израиль, Швеция и т.д.). Во многих развитых капиталистических странах (США, Австрия и др.) государственный сектор экономики весьма значителен. Что же касается социалистической собственности на орудия и средства производства в СССР, КНР, Вьетнаме, на Кубе, то она доказала свою эффективность. Так, согласно официальным данным, валовый общественный продукт в СССР с 1917 г. по 1985 г. вырос в 127 раз. Объем промышленной продукции с 1970 г. по 1985 г. — почти в 2,5 раза.

В области атомной энергетики СССР был единственной страной, соперничавшей с США, а в авиаракетно космическом комплексе СССР перегнал США.

Единая энергетическая система не имела себе равных в мире. Если по уровню развития промышленности в 1913 году Российская империя была на 5м месте в мире и на 4м — в Европе, то СССР уже к 1937 г. вышел на второе место в мире и на первое — в Европе. В 1990 г. мы находились на первом месте в мире по производству тракторов, синтетического каучука, добыче нефти, природного газа, производству чугуна и стали.

Эти данные демонстрируют ложность приписываемого социализму лозунга: «Захватить и разделить». Будучи у власти, коммунисты занимались не «захватом» и «разделом», а производством, увеличением богатств, составляющих социалистическую собственность, и, следовательно, личную собственность граждан.

Управление социалистической собственностью осуществлялось трудящимися через государство и коллективные объединения тружеников. Существовали различные формы участия граждан в этом управлении: органы трудовых коллективов, производственные совещания, общие собрания колхозников, правления колхозов и кооперативов, профсоюзные организации и т.д.

Следует заметить, что в СССР, особенно в 70-80-е годы XX в., происходили процессы бюрократизации социалистической собственности, которые сопровождались тенденцией к отчуждению трудящихся от собственности, т.е. навязыванию сверху воли начальства, игнорированию мнений трудовых коллективов. Например, председатели колхозов формально избирались собраниями колхозников, а наделе районные власти «рекомендовали» свои кандидатуры на этот пост. Но даже в условиях ран несоциалистического общества социалистический тип собственности показал свои громадные возможности. Марксизм рассматривает тот или иной тип собственности как результат исторического процесса. Так, в свое время феодальный тип собственности полностью себя исчерпал и был заменен буржуазным типом собственности. Очевидно, такова же будет судьба и этого последнего. Но это произойдет тогда, когда обнаружится, что он себя экономически полностью исчерпал. Возможна такая ситуация, когда рабоче-крестьянская власть использует как социалистический, так и капиталистический типы собственности. Экономическая эффективность такой ситуации доказана практикой СССР (период НЭПа) и КНР (в современный период).

IV.          Один из широко распространяемых в обществе антикоммунистических тезисов заключается в следующем: «Марксизм ленинизм — антипод демократии. Социализм — антидемократический тоталитарный общественный строй, противоречащий общечеловеческим ценностям, воплощенным в западной демократии.

Поэтому переход к буржуазно демократическим принципам парламентаризма, правового государства, разделения властей, прав человека является единственно правильным путем развития нашей страны». Швейцария более удачный пример, чем Италия, где есть Ватикан, папа Римский.

Следует заметить, что эти обвинения сопровождали СССР на всем протяжении его существования. Теперь антикоммунисты переключились на КНР, Кубу и другие соцстраны, предъявляя к ним те же претензии.

Между тем англосаксонские представления о демократии, представительной системе, правах человека отличаются от африканских, исламских и других. Каждая страна в соответствии со своими историческими традициями, спецификой культуры, религии обладает своим уровнем развития экономики, обладает теми или иными особенностями политической системы. Было бы нелепо спрашивать, почему в Нью-Йорке нет института африканских племенных вождей, а в Швейцарии, как в Иране, нет духовного лидера, чьи указания обязательны для высшей государственной власти. Однако западные государства, особенно США, берут на себя смелость оценивать государства мира с точки зрения их демократичности. В этом, безусловно, проглядывают белый расизм, самодовольные представления о своем сверх совершенстве.

В середине XX в. международное сообщество выработало общепринятые стандарты демократии. В ст. 21 Всеобщей Декларации прав человека

ООН 1948 г. сказано: «Воля народа должна быть основой власти правительства». Это основное современное демократическое требование.

Либеральное и марксистко-ленинское истолкование этого требования различное. С либеральной точки зрения критерии демократии сводятся к набору определенных принципов: парламентаризм, разделение властей, политический плюрализм, признание прав человека.

Марксизм рассматривает буржуазную демократию, выраженную в указанных принципах, как прогрессивное явление, сменившее феодализм, демократизм охраняет свои достоинства в сравнении с фашистскими, военно-полицейскими, авторитарными политическими режимами.

Вместе с тем марксизм ленинизм исходит из того, что социалистическая демократия — более высокий современный тип демократии, поскольку она преодолевает пороки демократии буржуазной.

Главное здесь в том, реально ли выявлена воля большинства общества и действительно ли она, эта воля, выступает как основа власти правительства.

Может ли западная концепция демократии, которую сводят к набору формальных принципов парламентаризма, разделения властей и т.п., рассматриваться как действительно демократическая? Но участвует ли большинство избирателей в выборах, выражают ли парламент и правительство волю народа? Эти вопросы отходят на второй план. И можно ли назвать демократичным строй, где на парламентских или на президентских выборах участвует не более 25-30% избирателей? Где исполнительная власть возвышается над властью законодательной и навязывает ей свою волю? Где депутаты и чиновники защищают не интересы рядовых избирателей, а выполняют волю крупных компаний? Где голоса депутатов в парламенте становятся объектом купли продажи? Где судебная власть всегда стоит на страже интересов правящей элиты?

«Империализм, — писал В.И. Ленин, — есть отрицание демократии».... Как совмещается капитализм с демократией? «Посредством косвенного проведения в жизнь всевластия капитала. Экономических средств при этом два:

1) подкуп прямой;

 2) союз правительства с биржей». Вместе с тем он проницательно отмечал, что «империализм не останавливает развития капитализма и роста демократических тенденций в массе населения, и антидемократической тенденции трестов» .

XX век полностью подтвердил эту характеристику буржуазной демократии. Демократические стремления народов усилились, что нашло свое отражение в Международных пактах о правах человека, в новых западноевропейских конституциях, признавших экономические и социальные права, в демократических реформах избирательного права и т.д. Но антидемократические тенденции могущественных трестов — транснациональных компаний и подчиненных им правительств империалистических государств — усилились. И это проявляется в разгроме СССР и других социалистических государств, в агрессии против Югославии, Ирака. Даваемые коммунистами основные характеристики современного империалистического государства как комитета по управлению делами монополистической буржуазии полностью подтвердились. Особенно ярко это проявляется в современном российском государстве капиталистической реставрации. Принятая с нарушением элементарных демократических норм Конституция РФ 1993 г. закрепляет режим личной власти Президента, режим, который характеризуется сужением прав парламента, бюрократизацией госаппарата, ограничением прав человека и гражданина, отсутствием реальной независимости судебной власти. Экономической основой власти выступает незаконно приватизированная собственность крупных олигархов. Каждый год население страны уменьшается на 900 тыс.1 млн. человек. По официальным данным, не менее 25-30% населения находится за чертой бедности. На улицах 23 млн. беспризорных детей (точное число неизвестно).

Как остроумно заметил Бернард Шоу: «Демократия — это воздушный шар, который висит у вас над головами и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам».

Что же касается социалистической демократии, то ее смысл был ясно сформулирован Лениным: «Нам нужна республика народная. Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов снизу доверху — вот идеал управления. Власть должна быть у народа». Дальнейшее развитие советской организации он видел в том, чтобы «каждый член Совета обязательно нес постоянную работу по управлению государством, наряду с управлением в собраниях Совета; а затем в том, чтобы все население поголовно привлекалось постепенно к участию в советской организации». Подчеркнем цель: чтобы все население поголовно привлекалось к государственному управлению. Это было написано еще в 1918 году — за 30 лет до того, как в Декларации прав человека ООН 1948 г. было зафиксировано: «Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной» (ст. 21, п.1).

В этой связи хотелось бы остановиться на одной из антикоммунистических фальшивок, усиленно распространяемых в наше время.

«Ленинде, — заявляют антикоммунисты, — утверждал, что кухарка может управлять государством. Это абсолютная утопия, абсурд, демагогия. Ведь для управления государством требуются знания, умения, профессионализм».

Следует заметить, что кухарка в дореволюционной России — это неграмотная, забитая, бесправная крестьянка, которая из-за нищеты вынуждена была приехать в город для услужения господам. Образ кухарки олицетворял, таким образом, неграмотную бедноту, самую зависимую, отсталую в политическом и культурном отношении часть пролетариата. Вот что действительно писал В.И. Ленин по этому поводу в 1918 г. в своей знаменитой работе «Удержат ли большевики государственную власть?»: «У нас есть чудесное средство сразу одним ударом удесятерить наш государственный аппарат, средство, которым ни одно капиталистическое государство никогда не располагало, и располагать не может. Это — чудесное дело — привлечение трудящихся, привлечение бедноты к повседневной работе управления государством... Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Жизнь доказала правильность этих суждений. И кухарку можно научить управлять государством! Задача эта трудная, но выполнимая. Причем коммунисты прекрасно осознавали сложность этой задачи и совершенно реалистично ее оценивали.

На VIII съезде партии в 1919 году Ленин говорил: «Низкий культурный уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы».

В течение всех 70 лет существования советской власти мы шли в этом направлении. Многое сделали, но до конца все же не пришли к полной реализации этих целей — поголовному привлечению трудящихся к управлению.

«В выборах сельских советов в 1922 году участвовало всего 22,3% избирателей, в 1923 году — 35%, в 1924 году — 31%, в 1925 году — 44,7%. В 19241925 гг. Президиум ЦИК СССР отменил результаты выборов там, где в них приняло участие менее 35% избирателей. В 1934 1935 гг. число участвующих в выборах возросло до 85%» . С 1936 года, когда выборы стали всеобщими, в выборах принимало участие подавляющее большинство избирателей. Правда, в условиях однопартийной системы имела место и формализация выборов, как одна из разновидностей бюрократизации власти. Однако возрастание участия избирателей в выборах органов власти — весьма серьезный показатель демократичности государства и общества. В составе Советов были представлены все социальные группы и национальности СССР, причем начиная с 60х гг. непрерывно обновлялся состав Советов.

Одно из главных достижений советской демократии — преодоление барьера между правящей номенклатурой (управляющими) и населением (управляемыми). В западном мире проникновение рядового человека в состав правящей элиты (депутаты, правительственные чиновники, судьи и т.д.) явление редкое.

Финансовое положение, этническое происхождение, религиозные взгляды, элитное образование, родственные связи и знакомства формируют замкнутую касту управленцев, в которую не каждый может войти. Например, в США особое место занимают лица, именуемые «WASP», — белые, англосаксы, протестанты. Как правило, они составляют костяк правящей элиты. В СССР была разрушена стена между управляющими и управляемыми. Так, на XXIV съезде КПСС приводились такие данные: свыше 80% секретарей ЦК компартии союзных республик, крайкомов, облкомов, председателей правительств, краевых и областных исполкомов и около 70% министров начинали свою деятельность рабочими и крестьянами.

Практика выдвижения рядовых граждан на руководящие посты была всеобщей. Автор этих строк может проиллюстрировать эти положения фактами, взятыми из ближайшего окружения. Так, дядя автора (брат отца), который был до революции слесарем, после 1917 года в 30е гг. стал директором завода. Мать автора, сирота после гражданской войны, начала свой трудовой путь уборщицей, санитаркой в больнице, закончила его заведующей детской поликлиникой. Известный тезис коммунистического «Интернационала»: «Кто был ничем, тот станет всем» реально воплощался в жизнь.

Измерять советскую государственность с помощью параметров западной демократии бессмысленно. Это несовместимые явления политической жизни.

Повторяю: социалистическая демократия — более высокий тип демократического развития общества.

Возьмем, например, западный парламентаризм, который наши депутаты пытаются внедрить в России. Суть парламентаризма в существовании периодически избираемого парламента, в разделении законодательной и исполнительной власти и в привилегированном положении депутатов, их юридической независимости от избирателей.

В.И. Ленин писал: «Выход из парламентаризма, конечно, не в уничтожении представительных учреждений и выборности, а в превращении представительных учреждений из «говорилен» в работающие «учреждения».

В парламентах, в частности в российской Государственной Думе, Жириновские, Явлинские произносят красивые речи, а реальное государственное управление осуществляют президентская администрация, правительство, министерства.

Советская демократия строилась на отрицании принципа «разделения властей» и соединении в Советах и законодательных, и исполнительных, и контрольных функций. Принцип разделения властей возник как демократическое, противостоящее феодальному абсолютизму требование, которое бы обеспечило права личности и не допустило бы сосредоточения чрезмерной власти в руках одного лица или государственного органа. Однако на практике оно означает не подконтрольность бюрократического аппарата исполнительной власти избранным представителям народа. Во многих современных государствах этот конституционный принцип лицемерно прикрывает возвышение исполнительной власти и ограничение правомочий парламента.

В СССР все государственные органы формировались, назначались Советами. Это означало подконтрольность, сменяемость чиновников представительными учреждениями. В первые годы советской власти был провозглашен принцип Парижской Коммуны 1871 года: «Чиновникам — средняя зарплата рабочего». До конца он не был проведен в жизнь, что послужило одной из причин бюрократизации советского госаппарата. Но надо признать, что такого разрыва в доходах крупных капиталистов и видных чиновников, с одной стороны, и рядовых граждан — с другой, как это существует в постсоветской России, в СССР не было никогда.

В отличие от депутатов западных парламентов, не связанных наказами избирателей и не подлежащих досрочному отзыву, в СССР существовал принцип императивного мандата, т.е. связанность депутатов Советов волей избирателей, выраженной в их наказах, и их правом досрочного отзыва тех из них, кто не оправдывает доверие народа.

И самое главное — социалистическая демократия была демократией для трудящихся. Права и свободы граждан обеспечивались не только юридическими, но и материальными гарантиями, зафиксированными в Конституции. Это была динамичная, развивающаяся демократия.

«В наших Советах, — говорил Ленин в 1918 году, — еще масса грубого, недоделанного, это не подлежит сомнению..., но что в них важно, что исторически ценно, что представляет шаг вперед во всемирном развитии социализма — это то, что здесь создан новый тип государства». Действительно СССР был государством, где у власти находились народные представители, осуществляющие свои полномочия в интересах народа.

Институты советской демократии включали не только государство, но и общественные организации, трудовые коллективы. Формы их работы — это сессии Советов, деятельность их постоянных комиссий и депутатских групп; работа комсомола, профсоюзов, комитетов и групп народного контроля. Это многочисленные общественные организации, организации общественной самодеятельности. Создавались разнообразные формы работы общественности: молодежные стройотряды, женские советы, уличные комитеты и т.д. Существует богатая литература по государственному праву, советскому строительству, где проанализированы многочисленные формы и методы деятельности этих организаций трудящихся.

Ядром политической системы, ее стержнем была Коммунистическая партия, включавшая в конце своего существования до 19 млн. человек.

Однопартийный характер советской политической системы является особым объектом антикоммунистической критики. Отсутствие политического плюрализма расценивается как признак тоталитарности советского общественного строя.

По этому вопросу следует, во-первых, заметить, что политического плюрализма в СССР действительно не существовало, но плюрализм мнений на производстве, в науке, в технике, в искусстве и в других сферах общественного бытия был весьма широким. В научных журналах, газетах, на производственных совещаниях разворачивались жаркие дискуссии по самым разнообразным вопросам. Во многих случаях такие обсуждения возникали по инициативе самой партии. Например, профсоюзная дискуссия в РКП(б) в 1921 году. Проекты пятилетних планов, Конституции 1936 и 1977 гг., директив партийных съездов подверглись всенародному обсуждению, которое рассматривалось как одна из эффективных форм советской демократии. Должен заметить, что эти обсуждения имели реальные последствия. Они выражали действительные мнения участников обсуждений и преследовали цель улучшить положение дел в той или иной сфере.

Следует заметить, что проект Конституции РФ 1993 г. не был вынесен на всенародное обсуждение. Рядовые граждане были лишены права вносить в проект свои предложения и поправки. Легитимность ее принятия весьма сомнительна. Принята сразу же после расстрела Верховного Совета, причем за нее проголосовало лишь 23% граждан, находившихся в списках избирателей.

В СССР свобода суждений не вырождалась в обман, подделку общественного мнения, в манипулирование сознанием избирателей, как это имеет место в условиях реализации западного политического плюрализма. Там, а ныне и в постсоветской России, буржуазные политические партии рекламируют себя, как торговцы свои товары на рынке, причем обман избирателей — не такая уж большая редкость.

Например, на выборах в Государственную Думу в 2003 году партия «Единая Россия» включила в свой избирательный список многих известных членов правительства, губернаторов, которые, получив голоса избирателей, сняли свои кандидатуры. Совершенно очевидно, что они не собирались быть депутатами парламента и умышленно обманывали избирателей.

Что же касается причин возникновения однопартийной системы в СССР, то это связано с рядом исторических и геополитических обстоятельств. Требования политической централизации вытекали из ожесточенного сопротивления свергнутых эксплуататорских классов, белого террора, иностранной интервенции в гражданской войне, необходимости отражения вторжения немецкофашистских захватчиков в Отечественной войне. Особая концентрация экономических усилий требовалась при проведении индустриализации, плановом ведении хозяйства. Кроме того, международный опыт доказывает, что многопартийные системы французского или итальянского типа оказываются неэффективными в государствах, имеющих значительную территорию и многочисленное население. Например, американская система двухпартийная по названию, в сущности однопартийная, где две фракции партии крупного капитала, программные установки которых трудно различить, систематически сменяют друг друга. Надо признать, что это — очень сильная партийная система, обеспечивающая единство страны. Индийская многопартийность, в конце концов, сводится к борьбе двух конкурирующих партий или партийных блоков. В КНР формально существует многопартийная система при доминирующем влиянии КПК, обеспечивающей надежное функционирование всей государственной системы.

Что же касается СССР, территория которого занимала 1 /6 часть Земного шара, населенного более чем 100 нациями и народностями, то и здесь проблема единства страны и ее успешного развития могла быть обеспечена только путем установления стабильной политической системы. ВКП (б) КПСС была основой этой стабильности, стержнем государственного единства. И это факт, что изменение ст. 6 Конституции СССР, проведенное кликой Горбачева в 1990 году, открыло путь для сепаратистских тенденций и привело Союз ССР к краху. Рухнуло не только государство, но и раскололась страна.

Без советской однопартийной системы, без ВКП (б) КПСС, построенных на принципе демократического централизма, Россия — СССР никогда не отразила бы фашистское нашествие, не смогла бы быть второй супердержавой мира.

Как уже упоминалось выше, социализм — противоречивое общество, сохраняющее многие пережитки старого мира. И в оценке советской одно партийности это также надо иметь в виду.

С одной стороны, эта система обеспечила единство общества, организованность, сплоченность трудящихся, национальных групп, эффективное экономическое и социальное развитие, возможности обороны страны. Но с другой стороны, любая монополия ведет к загниванию, а политическая — к бюрократизации, застою.

«Государство у нас рабочее с бюрократическими извращениями»1, — говорил Ленин в 1920 году. В 1921 году он это повторил. В 1922 году он написал Сокольникову: «Коммунисты стали бюрократами. Если что нас погубит, то это». Здесь он был весьма проницателен. Живые силы партии — тысячи честных, преданных народу коммунистов действовали всегда. Но к правящей партии всегда примазываются карьеристы, пройдохи, жулики. В течение многих лет в партии возник явный перебор с числом таких партбилетчиков, проникнутых корыстолюбием, национализмом и другими мелкобуржуазными устремлениями. Среди них были и носители полуфеодальных монархических традиций. Им была весьма близка практика и идеология, которая со времен XX съезда КПСС 1956 года получила наименование «культ личности», т.е. монархическое обожествление партийного и государственного руководителя. И дело здесь не только в Сталине, наиболее ярком носителе этой тенденции и объекте почти религиозного поклонения. И после XX съезда КПСС эта традиция так и не была преодолена в отношении последующих руководителей. Бюрократические тенденции проявлялись в подмене парторганами деятельности государственных структур, в формализации выборов, проведении собраний трудящихся. В парт аппарате принижались принципы выборности, коллегиальности, сменяемости партийных деятелей. В высших эшелонах власти возникла так называемая геронтократия: престарелые люди пенсионного возраста продолжали занимать руководящие посты, хотя они были уже не в состоянии выдвинуть новые идеи, соответствующие быстро меняющемуся миру. Не в этом ли одна из причин того, что СССР не смог перейти из индустриальной в постиндустриальную стадию развития и отстал в сфере технологий от западных стран в последней четверти XX века?

Партийные бюрократы были весьма привержены такому явлению, которое Ленин называл «сладенькое чиновно коммунистическое вранье», «бюрократически коммунистические потемкинские деревни». Отсюда проникновение в партийные документы таких категорий и суждений, как «развернутое коммунистическое строительство», «развитой социализм», «социализм в СССР победил окончательно». Не случайно, что в такой обстановке, при отсутствии надежного контроля партийных масс за руководством, на посты лидеров партии проникали такие скрытые враги социализма, как Горбачев, Яковлев, Ельцин, Шеварднадзе.

Следует сказать, что антикоммунистические критики смакуют все действительные и мнимые недостатки КПСС. Главный их метод — всяческое о чернение деятельности партии, раздувание ее просчетов и ошибок. Но надо сказать, что позитивы, как правило, преобладали на всех этапах ее развития. Советские коммунисты оказали колоссальное влияние на весь ход мирового развития. Все важнейшие прогрессивные события XX века — разгром мирового фашизма и японского милитаризма, революция в Китае, крах мировой системы колониализма, социальные достижения трудящихся Западной Европы, предотвращение ядерной мировой войны, принятие международных пактов о правах человека — были бы невозможны без КПСС и СССР.

Партия была живым, творческим организмом, мотором функционирования советской политической системы. После разгрома КПСС «партии летчики» — карьеристы и прохиндеи — бросили свои партбилеты и быстро присоединились к новой правящей элите. Многие из них появились со свечками в руках в церквах. Тайное стало явным.

Именно из их среды и вышли особенно оголтелые антикоммунисты. Это они обвиняют КПСС в «тоталитарности», заявляя, что она вообще являлась не партией, а бюрократической государственной структурой.

Можно сказать, что негативные явления, о которых они говорят, если и были свойственны КПСС, то только благодаря им, этим обвинителям. Именно они были носителями всех отрицательных черт партаппарата, о котором сказано выше. Но здесь самое важное то, что сотни тысяч честных коммунистов, составлявших живое ядро партии, образовали новое коммунистическое движение. Никто не заставлял этих людей остаться в коммунистическом строю после разгрома КПСС. И в КПСС они были по велению своего сердца, что свидетельствует о добровольности этого объединения.

Единственная организация постсоветской России, обладающая признаками действительной массовой политической партии, — это КПРФ. И другие современные российские компартии созданы на действительно добровольной основе. И это одно из доказательств, опровергающих заявления антикоммунистов о якобы непартийной государственной природе КПСС, созданной сверху по указке вождей. В действительности коммунистическая партия была добровольным объединением людей, выражала насущные интересы народа и была выразительницей его чаяний.

И на фронтах при защите Отечества, и в мирном строительстве коммунисты всегда были впереди. Это — не слова, а реальные факты. «Все для человека, для блага человека» — этот партийный программный тезис старались реализовывать. Правда, не все сделали до конца, но все положительное, что существовало в СССР, вытекало из инициативы коммунистов.

Фактически партия была при всех ее недостатках и ошибках одним из важных институтов социалистической демократии.

V. Особое внимание в антикоммунистической пропаганде уделяется проблемам права и законности.

Советское общество в их интерпретации представляется как страна жестокого террора, беззакония и бесправия, в то время как западные государства преподносятся как образец правового государства, где соблюдаются права и свободы человека.

В действительности в СССР существовала юридическая система, включающая Конституции и текущее законодательство, суды, правоохранительные органы. Эта система была создана не сразу. Революция и гражданская война, военные (1941-1945) годы не позволяли использовать все известные правовые нормы и юридические процедуры при рассмотрении уголовных, гражданских, трудовых и семейных дел. Кроме того, как уже говорилось выше, советская юстиция была наследницей старых дореволюционных обычаев, традиций, основанных на неуважении идей права и законности, В этих условиях наряду с обычными судами действовали чрезвычайные суды, военные трибуналы. В 30-50е гг. в сталинские времена действовали неконституционные органы: тройки НКВД и особые совещания МГБ. Однако основная масса дел рассматривалась в народных, областных, Верховных судах и некоторых других судах общей компетенции.

В отличие от постсоветских судей, назначаемых Президентом и рассматривающих единолично основную массу дел, в СССР общим правилом было коллегиальное рассмотрение дел избранными населением или Советами судьями и народными заседателями, избираемыми в трудовых коллективах. Как правило, в этих судах обеспечивался принцип состязательности: прокурору противостоял адвокат — член коллегии адвокатов. Решения и приговоры судов обжаловались в вышестоящие инстанции. Гражданские и трудовые дела рассматривались всесторонне. Как правило, суд защищал имущественные и личные права трудящихся, матерей, престарелых, инвалидов и других лиц, нуждающихся в помощи.

В СССР существовала специальная юридическая система своеобразных «сдержек и противовесов». Так, правомочиям директора завода в трудовом договоре противостоял профсоюзный комитет. Нельзя было уволить работника по желанию администрации без согласия профкома. Комиссия по рассмотрению трудовых споров разрешала трудовые конфликты. В постсоветской России таких гарантий не существует. Адвокатура была добровольным объединением юристов, причем оплата защиты регулировалась министерством юстиции и была невысокой. В современной России гонорар адвоката регулируется его соглашением с клиентом и достигает небывалых размеров. Это подрывает право гражданина на юридическую защиту.

В деятельности советских судов были недостатки, например, так называемое «телефонное право», давление на суд со стороны парт госчиновников. Формируемая ими и навязываемая «судебная политика» подрывала принципы независимости и беспристрастности суда при рассмотрении уголовных дел. К тому же многие судебнопрокурорские работники были подвержены так называемому обвинительному уклону, т. е. видели в любом обвиняемом преступника. Эту «болезнь» не удалось изжить в системе юстиции до сих пор.

Но, разумеется, в СССР не существовало системы коррупции судей, присущей современной России. Уровень организованной преступности, система платных киллеров, торговля наркотиками и подкуп чиновников — таковы новые черты современной юридической системы, которые были неизвестны в СССР.

Необходимо сказать, что имели место серьезные нарушения законности в советском государстве не только в условиях революции и войн, но и в мирное время (особенно в 30-50х гг.). Незаконная высылка некоторых народов, осуждение многих невиновных были связаны с опасными для страны осадным положением, деятельностью противников советского строя, злоупотреблениями властью со стороны некоторых советских руководителей и деятелей НКВДМГБ. Эта ситуация определялась также низкой правовой культурой партгосноменклатуры и граждан, особенно в условиях культа личности.

Вместе с тем нельзя забывать, что уже в 50-е гг. большинство незаконно осужденных граждан были реабилитированы советскими судами и прокуратурой. Эти обстоятельства антикоммунистические критики пытаются скрыть.

Общеизвестные факты, о которых сама КПСС сказала еще на XX съезде КПСС в 1956 г., преподносятся таким образом, как будто они впервые их представили общественности. В действительности не антикоммунисты, а сама КПСС осудила эти факты, обнародовала их.

Если правящая партия сама может разоблачить самые темные стороны деятельности преступивших закон лидеров и высших чиновников — это необходимо рассматривать как признак ее демократичности, открытости и честности перед народом.

VI. Одно из направлений антикоммунистической критики — национальная политика КПСС, национально-государственное устройство Союза ССР, межнациональные отношения при социализме.

Здесь коммунисты подвергаются нападкам с двух сторон. Либеральная критика состоит в том, что марксизме — «антидемократическое», «тоталитарное» учение, основанное на пропаганде и внедрении насилия и национального неравенства. На практике, — утверждают они, — СССР был не федерацией, а унитарным государством, построенным на насильственной русификации многих народов. В частности, Литва, Латвия и Эстония были оккупированы Сталиным в результате секретного договора Молотова с Риббентропом.

С другой стороны, буржуазные националисты обвиняют марксизм ленинизм в игнорировании национальных культурных ценностей. Великорусские шовинисты, монархисты атакуют марксизм, СССР с консервативных позиций.

Идеализируя дореволюционную Россию, они обвиняют большевиков в том, что они разрушили централизованную российскую монархию, покусились «на святую Русь» с ее старинными церковными традициями, принижали роль и значение русского народа, допустив образование многих национальных государств и национально-государственных образований. Они пренебрегали ценностями великой русской культуры, в частности выслали за границу многих русских ученых. Дошли до того, что уже российский Крым отдали Украине. Все это произошло в результате «еврейскомасонского засилья» в РКП (б).

С другой стороны, националисты в бывших союзных республиках — ныне государствах СНГ и Прибалтики — обвиняют КПСС, СССР и здесь они смыкаются с российской либеральной критикой в покушениях на национальный суверенитет народов, в насильственной русификации.

Необходимо прямо сказать, что, как и в других сферах общественной жизни, в политике коммунистической партии, в практике СССР были ошибки, отклонения от марксизма ленинизма.

Но не они определяют суть данной проблемы. Все основные обвинения антикоммунистов в этом вопросе абсолютно беспочвенны. Причем именно в сфере национальных отношений уровень клеветнических измышлений особенно высок. И это, разумеется, не случайно. Разрушив великое государство — Союз ССР, спровоцировав многочисленные межнациональные войны, конфликты (Карабах, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Чечня и т.д.), которые привели к гибели многих тысяч людей, обнищанию, появлению беженцев, антикоммунистам надо во, чтобы то ни стало оправдать свою политику. Поэтому они выдают себя в качестве сторонников подлинного демократизма, защитников истинных национальных ценностей.

Открытие американских военных баз на территории некоторых государств СНГ, вступление прибалтийских республик в НАТО — красноречивое свидетельство истинной политики правящих кругов этих государств.

Обратимся же к указанным антикоммунистическим обвинениям.

Прежде всего, рассмотрим миф об «антидемократичное» марксизма в сфере национальных отношений.

Важнейшие принципы марксизма ленинизма в этой области таковы: «Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы», — писал Ф. Энгельс.

«Против насилия, за демократические объединения наций», — выступал В.И. Ленин.

И еще: «Везде, где мы видим насильственные связи между нациями, мы, нисколько не проповедуя непременно отделения каждой нации, отстаиваем, безусловно, и решительно право каждой нации политически самоопределиться, т.е. отделиться».

Будучи решительным противником национального неравноправия, Ленин писал: «Ни одной привилегии, ни для одной нации, ни для одного языка! Ни малейшего притеснения, ни малейшей несправедливости к национальному меньшинству — вот принципы рабочей демократии».

Вместе с тем марксизм ленинизм исходит из того, что «при капитализме уничтожить национальный (и политический вообще) гнет нельзя. Для этого необходимо уничтожить классы, т.е. ввести социализм».

При этом Ленин был поразительно проницателен, когда здесь же отметил, что ввести социалистическое производство недостаточно, «необходима еще демократическая организация государства». Социализм создает возможность устранения национального гнета. И при полном развитии демократии, при правильном определении государственных границ согласно симпатиям населения, вплоть до полной свободы отделения, эта возможность превратится в действительность. А «в будущем разовьется практически абсолютное устранение малейших национальных трений, малейшего национального недоверия, создается ускоренное сближение и слияние наций, которое завершится отмиранием государства».

До отмирания государства мы дойти не смогли, но практика СССР подтвердила эти предвиденья Ленина. Возник советский народ — новая историческая общность людей разных национальностей. Здесь возможности сближения наций и народностей начали превращаться в действительность. Правда, советская научная литература преувеличивала эти достижения. До абсолютного устранения национальных трений мы не успели дойти, но результаты, достигнутые за 70 лет, были поразительными. Более того, даже теперь, когда СССР разрушен, советский народ существует. Несмотря на все политические интриги правящих элит РФ, других государств СНГ и могущественных иностранных держав, русский, украинский, белорусский и другие народы тянутся друг к другу, экономические, культурные связи продолжаются. Миллионы граждан бывших союзных республик переехали в Россию. Все это возрождает надежды на возможность восстановления единого союзного государства братских народов. Россия и Белоруссия уже заключили такой договор.

Идеи равенства и братства народов были положены в основу правовых актов, положивших начало национально-государственного устройства советского государства. В Декларации прав народов России 1917 года зафиксированы равенство и суверенность народов, право наций на самоопределение, отмена всех и всяких национальных и национально религиозных ограничений; свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп. В Декларации и Договоре об образовании Союза ССР 1922 года была закреплена юридическая природа нового федеративного государства: социалистическая сущность власти, равенство субъектов федерации — союзных республик, национально территориальный принцип их образования и добровольность объединения.

Особое значение приобрел вопрос о добровольности и равноправии объединений. Здесь в 1922 году в РКП (б) возникли разногласия. Существовали разные планы объединения четырех независимых республик, возникших в результате гражданской войны: РСФСР, УССР, БССР и Закавказской федерации (ЗСФСР). Сталин предложил, чтобы они вошли в состав РСФСР как автономные республики. Были сторонники сохранения ситуации, возникшей к декабрю 1922 года, т.е. их независимости. Ленин предложил план Советского Союза, где все четыре республики равноправны, суверенны, причем добровольность обеспечивается правом каждой из них на выход из Союза. Такой федерации в мире никогда не существовало: право сецессии (т.е. право на выход) характерно для конфедерации, а не для федерации.

Государственный суверенитет Союза сочетался с государственным суверенитетом союзных республик. На протяжении всех более чем 70 лет существования СССР его критики утверждали, что это была мнимая «федерация», а право на выход — фиктивно. 1991 год показал, что это право реально: республики вышли из состава Союза (правда с нарушением Конституции СССР, но всё-таки вышли). Казалось бы, критики должны были признать: «да, это была федерация». Но никогда они этого не признают, поскольку их неотъемлемые свойства — необъективность и политическая пристрастность.

Но советская форма национально государственного устройства не ограничивалась федерацией. На разных этапах развития в состав СССР входили две федерации (РСФСР, ЗСФСР), значительное число унитарных государств — союзных и автономных республик и автономных единиц. Причем это была чрезвычайно гибкая и развивающаяся система государственного устройства. Так, число союзных республик выросло с 4 в 1922 году до 15 в 1991 году. К концу своего существования в Союз ССР входило 15 союзных республик, 20 автономных республик, 8 автономных областей и 10 автономных округов. Таким образом, здесь оригинально сочетались федерализм, унитаризм и автономия.

Что же касается вхождения в состав Союза Литвы, Латвии и Эстонии в 1940 году, то их юридический статус определялся не «пактом Молотов Риббентроп», а решениями парламентов этих государств, решением Верховного Совета СССР об их приеме в Союз, Конституциями СССР и этих новых союзных республик.

Если оценивать эти события с политической точки зрения, то здесь был ни «сговор» с фашистскими разбойниками, ни «советская оккупация», как утверждают буржуазные националисты в этих республиках, а защита самых важных жизненных интересов, суверенитета и национальной самобытности этих народов со стороны Союза ССР. Нацистская Германия захватила всю Европу, и она поставила своей целью уничтожить или насильственно онемечить население Прибалтики. СССР, не добившись в 19381939 гг. соглашения с Англией и Францией и не желая вступать во Вторую мировую войну, вынужден был заключить договоры с гитлеровской Германией.

Реально вопрос стоял так: либо Гитлер захватит Прибалтику, либо этим народам поможет СССР. Руководство СССР, понимая, что Гитлер совершит агрессию против нашей страны, стремилось выждать время. Договоры с Германией не просуществовали и двух лет и были растоптаны фашистскими агрессорами. Прибалтика была захвачена нацистами. СССР освободил эти народы от гитлеровской оккупации и угрозы полного уничтожения. В рядах Красной Армии было немало литовцев, латышей и эстонцев. Были в нашей армии и специальные национальные подразделения, боровшиеся за свободу этих народов. За годы советской власти эти республики из отсталых буржуазных государств превратились в процветающие, передовые суверенные Советские республики. Автор этих строк приезжал в Латвию и Эстонию в 60-70-е гг. Можно было поражаться тому уровню жизни, который приходилось наблюдать в этих «оккупированных» государствах. Этот уровень был намного выше, чем в РСФСР. То же самое можно сказать об Украине, Грузии, где приходилось бывать. В 1991 году, когда последний раз автор был в Армении, армянские знакомые говорили: «Мы не знали, что в СССР мы жили при «коммунизме». Так нам было хорошо».

Что же касается использования населением национальных языков во всех республиках страны, то оно было реально обеспечено. В начале 80-х гг. автор специально изучал вопрос о реализации права граждан обучать своих детей на родном языке. Были получены официальные данные из министерств просвещения многих советских республик. Проводились дополнительные конкретно социологические исследования. Было достоверно установлено, что подавляющее большинство граждан реализуют это право. Министерства просвещения Литвы, Латвии, Эстонии сообщили, что большинство школ работает на национальных языках. Насильственной русификации населения в СССР никогда не было. Это один из самых лживых антикоммунистических мифов. Однако русский язык приобрел в СССР значение языка межнационального общения. Экономические, культурные, политические интересы миллионов людей разных национальностей привели к тому, что русский язык стал вторым языком для многих национальностей.

Обвинения великорусских националистов в разрушении большевиками российской государственности и культурных ценностей русского народа опровергаются объективными историческими фактами.

Российская империя — полуфеодальное, буржуазное государство — была основана на принципах абсолютизма, сословных привилегий и национально религиозного неравноправия многих народов, стремившихся к освобождению. Это государство рухнуло после февральской революции 1917 года. Когда большевики пришли к власти в октябре 1917 года, на развалинах империи уже возникли новые государства. О причинах революций великий князь Александр Михайлович Романов написал своему брату Николаю II в декабре 1916 года: «Мы являемся свидетелями того, как само правительство поощряет революцию ... грядущая русская революция 1917 года явится прямым продуктом усилий твоего правительства».

Вот кто на самом деле разрушил дореволюционную Россию! Как известно, Ленин, большевики не были сторонниками развала России, поскольку они выступали за сохранение крупных государств с высоким уровнем развития производства и жизни, экономики, культуры. «Мы за право отделения (а не за отделение всех!), — писал Ленин в 1903 году, — отделение вовсе не наш план. Отделение мы вовсе не проповедуем. В общем, мы против отделения. Но мы стоим за право на отделение ввиду черносотенного великорусского национализма, который так испоганил дело национального строительства, что иногда больше связи получится после свободного отделения».

В сущности, в ходе гражданской войны 1918-1921 гг. Советское правительство восстановило единство страны. Великий князь Александр Михайлович писал в своих воспоминаниях, что большевики отражали наступление белых армий. Западные державы поддерживали независимые государства на окраинах бывшей империи. «Они, — писал он, — надеялись одним ударом убить и большевиков и возможность возрождения сильной России... На страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин». Монархист, член семьи Романовых это честно признал.

Что же касается русского языка и культурных ценностей русского народа, то ситуация в СССР была совсем не та, о которой пишут националисты всех мастей. В результате ликвидации неграмотности и гигантского развития образования в стране в XX веке достижения классической русской и новой советской культуры стали достоянием всего общества. Когда-то Некрасов мечтал о времени, когда «мужик Белинского и Гоголя с базара понесет». В СССР книги не застаивались на полках магазинов, существовал дефицит на хорошую художественную литературу. Это была самая читающая страна в мире. Творческие достижения Маяковского, Станиславского, Мейерхольда, Вахтангова, Эйзенштейна, Шостаковича, Прокофьева, Улановой и Плисецкой стали частью мировой культуры. Вся страна знала произведения Расула Гамзатова, Чингиза Айтматова, Фазиля Искандера. Впервые в истории русский язык приобрел международное значение и стал одним из официальных языков ООН. На основе ялтинских соглашений территория России приросла Калининградской областью, Курильскими островами, Южным Сахалином. Кто же добился этих достижений? Уж не еврейские ли заговорщики или тайные масоны? Высылка философов и писателей на «белом пароходе» в 1922 году произошла не потому, что Ленин и Дзержинский ненавидели русскую культуру. В условиях ожесточенной гражданской войны это была чрезвычайная мера, направленная против тех, кто не принимал новую революционную власть, защищающую интересы трудящихся.

Вместе с тем необходимо признать, что и в сфере национальных отношений партией допускались серьезные отклонения от марксизма ленинизма, нарушения советской Конституции. В частности, ликвидация ряда автономных республик РСФСР, высылка в Сибирь, в Казахстан некоторых народов. Правда, эти события были связаны с чрезвычайными обстоятельствами Великой Отечественной войны. На основе решений XX съезда КПСС большинство автономий было восстановлено. Борьба с «безродными космополитами», уголовное дело кремлевских врачей (начало 50х гг.) привели к разжиганию антисемитизма и ограничению прав советских граждан евреев, закрытию еврейских школ и театров.

Права РСФСР были несколько ограничены по сравнению с другими союзными республиками. Например, все республики (кроме России) имели свою академию наук. Передача Крыма Украине в 1954 году была связана с 300-летием добровольного вхождения Украины в российское государство. Юридически оно было оформлено актами двух этих республик и законами СССР. Интересы России в тот период при этом не пострадали. Севастополь как военно-морская база Черноморского флота остался в подчинении Москвы. Все санатории, принадлежащие разным союзным республикам, профсоюзам, остались в ведении их владельцев. Представляется, что с правовой точки зрения судьбу этнической территории крымских татар нельзя было решать без волеизъявления этого народа, незаконно высланного в годы войны. Это противоречит нормам международного права и Декларации прав народов России, принципам Советской Конституции. Однако передача области из состава одной союзной республики в состав другой не повлекла за собой изменения территориальной целостности СССР. В рамках единого СССР интересы России не противоречили интересам Украины. Но самое крупное правонарушение было допущено Б. Ельциным, подписавшим Беловежские соглашения 1991 года, где была признана территориальная целостность Украины. Президент России обязан был сделать здесь оговорку в отношении Крыма.

Таким образом, не коммунист Н.С. Хрущев, а «демократ» Б.Н. Ельцин при «разводе» с Украиной допустил здесь грубую ошибку, поступившись российскими интересами. Ошибки в национальной политике, допущенные на некоторых этапах развития СССР, не перечеркивают главного: СССР был замечательным государством, воплощением единства и братской солидарности многих народов. Многие национальности, не имевшие письменности, своей государственности, обрели их в рамках Союза ССР. Опыт советского национально государственного строительства оказал большое влияние на мировое развитие. Поэтому этот опыт не будет забыт никогда. Мы доказали, что братское содружество народов не только возможно, но и необходимо в целях развития человечества.

Один из весьма спорных тезисов, который исходит из лагеря русских националистов, заключается в следующем: «Киевская Русь — Московское средневековое государство — Российская империя — СССР» — это этапы развития Державы, этнической государственности русского народа, выражение его духовности.

То, что СССР был воплощением национального суверенитета русского и других объединившихся с ним братских народов, безусловно, правильно. Но этим значение Союза ССР, разумеется, не исчерпывается. Нельзя принижать роль и значение СССР как государства нового типа, которого предыдущая история человечества не знала. Это было гигантское добровольное содружество более 100 братских народов. Возникновение СССР — результат победы Великой Октябрьской социалистической революции, событие громадного международного значения. В Союзе ССР миллионы людей многих стран мира видели воплощение своих самых светлых надежд.

В Конституции РСФСР 1918 года указывалось, что по решению любого сельского совета любой трудящийся иностранец может быть принят в советское гражданство. В то же время российская буржуазия была лишена политических прав. Таким образом, в основе советской государственности были заложены идеи международной классовой солидарности трудящихся. В Декларации об образовании СССР говорилось, что новый Союз, — прообраз будущей мировой федерации Советов. В гражданской войне, на разных этапах строительства социализма принимали активное участие немцы, австрийцы, венгры, сербы, китайцы, представители других народов мира. И Рихард Зорге совершал свои беспримерные подвиги ради СССР, надежды всех народов мира.

Вклад СССР в разгром германского фашизма и японского милитаризма был чрезвычайно большим. И это была не только защита нашего Отечества, но гигантский интернациональный подвиг во имя свободы многих народов.

СССР всегда помогал Китаю, Кубе, Египту, Индии, Вьетнаму, другим странам в их борьбе за социальное и национальное освобождение от империализма.

VII. Среди антикоммунистических обвинений особое место занимают суждения апологетов буржуазного строя по проблемам религии и церкви.

Смысл указанных обвинений сводится к следующему: «марксизм ленинизм, будучи антигуманным учением, отвергает религиозные ценности, перечеркивая, таким образом, духовную сущность человека. СССР был атеистическим государством, где попиралась свобода совести, разрушались церковные храмы, священников убивали, лишали свободы, а права верующих систематически ограничивались».

Марксизм ленинизм как разновидность светского мировоззрения, свободомыслия действительно отвергает мистические, иррациональные религиозные ценности. Компартия стремилась распространять научные знания, утверждать подлинно гуманистические идеалы. При этом научный атеизм как составная часть диалектического материализма исходит из необходимости признания свободы совести и вероисповедания для всех граждан.

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые в эту борьбу вносят оскорбление религиозного чувств», — говорил В. И. Ленин в 1918 году.

С теоретической точки зрения именно в этом суть вопроса.

То обстоятельство, что марксизм отвергает религиозный подход к действительности, не представляется чем-то исключительным. Поскольку марксизм возник на основе научных достижений европейской науки и культуры, он воспринял традиции свободомыслия, стремления к действительному познанию мира, существовавшие со времен Эпикура, Лукреция, до периода Дидро и Фейербаха.

«Слепая вера во все, что нам преподносят именем и авторитетом бога, — писал еще в начале XVIII века Жан Мелье, — есть принцип заблуждений, иллюзий и обмана».

Марк Твен заметил по этому поводу: «Когда читаешь библию, больше удивляешься неосведомленности Бога, нежели его всеведению».

Никакая научная теория не может быть обоснована ссылками на непорочное зачатие, второе пришествие и потустороннюю жизнь. Поэтому претензии к марксизму в этой части просто абсурдны.

Вместе с тем марксизм ленинизм внес значительный вклад в развитие научных основ атеизма и религиоведения.

Во-первых, он глубоко раскрыл сущность религии как явления, отражающего реальные противоречия действительного мира. «Человек, — писал молодой К. Маркс, — не абстрактное, где-то вне мира ютящееся существо. Человек — это мир человека, государство, общество. Это государство, это общество порождают религию, превратные мировоззрения, ибо сами они — превратный мир».

Во-вторых, марксизм ленинизм рассматривает религию как форму духовного порабощения личности господствующими над нею природными и общественными силами. Религия и церковь, как правило, используются эксплуататорскими классами для утверждения своей власти над трудящимися. Это положение реально подтвердилось во всем мире, в частности, в российской истории XX века. И в период революции и гражданской войны 1917-1922 гг. в России церковные организации были на стороне капитала.

В-третьих, марксизм ленинизм связывает возникновение и существование религии с определенными этапами развития экономики, политики, морали и культуры. К. Маркс высказал предположение, что «религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм». Представляется, что оно подтвердилось в истории СССР. По мере укрепления социалистических общественных отношений влияние религии и церкви в нашей стране уменьшалось. И наоборот, трудности, возникающие в обществе (например, в период Отечественной войны), противоречия, препятствующие развитию социализма, оживляли религиозные верования. Поражение СССР привело к укреплению церкви, к усилению религиозных настроений и стремлению реакции к вытеснению атеистического мировоззрения.

В-четвёртых, как справедливо утверждает марксизм, «человека унижает не атеизм, а суеверие и идолопоклонство». «Религия есть самосознание и само чувствование человека, который или еще не обрел себя, или уже снова себя потерял» . «Атеизм есть отрицание Бога, утверждающего посредством этого отрицания бытие человека» .

Религия и церковь внедряют в сознание людей, что они — «рабы Божьи». Стоять на коленях перед иконами, униженно целовать руки священника и, таким образом, попирать свое личное достоинство — эти постулаты церковь всячески поощряет. Атеизм освобождает человека от страха перед вымышленными, мистическими силами, позволяет ему выпрямиться, отстаивать свои права. И главное — вместо иллюзорного счастья, мнимого разрешения своих проблем, которое дает религия с помощью церковного утешения и успокоения, атеизм открывает возможности для достижения действительного счастья. И не случайно на протяжении веков церкви, теологи, как правило, были противниками прав человека. Поэтому Вольтер в XVIII веке, выступая против католической церкви, призывал: «Раздавите гадину!». В.Г. Белинский писал: «В словах «бог» и «религия» вижу  тьму, мрак, цепи и кнут». И лишь в XX веке многие церкви вынуждены были выступить в поддержку международных пактов о правах человека.

В связи с этим научно атеистическая деятельность имеет, безусловно, гуманистический характер. Больше того, секуляризация общественных отношений выступала как одна из мировых тенденций в XX веке. Представляется, что деятельность коммунистов в борьбе с религией — одно из проявлений этой тенденции.

В начале XX в. Ленин писал М. Горькому: «Было время в истории, когда ... борьба демократии и пролетариата шла в форме борьбы одной религиозной идеи против другой. Но и это время давно прошло!»  Конец XX — начало XXI вв. показало, что ситуация меняется. В исламских странах под лозунгами защиты религии могут выступать как реакционные, феодальные, так и угнетенные массы.

Что же касается суждений антикоммунистов об «атеистическом государстве», то необходимо отметить их полную необоснованность. Разумеется, Советское государство способствовало развитию науки и светской культуры. И здесь имели место серьезные достижения. Вместе с тем СССР никогда не был «атеистическим государством».

Существует 6 основных типов государств в зависимости от вида взаимоотношений власти и церкви:

1) теократическое государство, где функции главы государства и первосвященника официальной господствующей церкви объединены в одном лице (Ватикан);

 2) клерикальное государство, где государство рассматривается как орудие господствующей церкви, а указания первосвященника обязательны для высших органов власти (Иран);

3) «византинизм», т.е. подчиненность церкви государству, при котором она рассматривается как одно из государственных ведомств (дореволюционная Россия);

4) равенство всех церквей перед законом при сохранении формального статуса государственной церкви за одной из них (Великобритания, Швеция);

 5) светское государство, где проведено отделение церкви от государства (Франция, США);

 6) атеистическое государство, где церкви и религия поставлены вне закона, а атеистические убеждения рассматриваются как обязанность граждан (народная республика Албания при Э. Ходже).

На протяжении всего периода существования Союза ССР в нем всегда существовали многочисленные церкви и религии. Так, в 70-80-е гг. в стране функционировало более 20 тысяч религиозных объединений, 40 с лишним вероисповеданий. Одним из первых актов советской власти был Декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 года, где было записано: «Каждый гражданин может, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой» (п. 3). Все советские Конституции провозглашали свободу совести. Уголовное право устанавливало ответственность за воспрепятствование совершению религиозных обрядов. Советское законодательство устанавливало юридический статус религиозных объединений, их права и обязанности. Все они были признаны равными перед законом. Имущество церковных обществ, как и всех частных собственников, было национализировано в 1918 году. Однако храмы и предметы, предназначенные для богослужебных целей, передавались в бесплатное пользование религиозным обществам. Советское правительство разрешило

Русской Православной церкви восстановить патриаршество, ликвидированное еще Петром Первым.

Таким образом, с момента своего возникновения советское государство легитимизировало себя в качестве светского государства. Декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 года воспроизвел основные положения французского декрета 1906 года об отделении церкви от государства. В подписанном наркомом просвещения А.В. Луначарским постановлении государственной комиссии по просвещению от 18 февраля 1918 года говорилось: «Считая религию делом совести каждого отдельного человека, государство в деле религии остается нейтральным, т.е. не становится на сторону ни одного вероисповедания».

Вместе с тем СССР впервые в истории расширил конституционное понимание свободы совести, включив в него и свободу атеистической пропаганды. Этим правом активно пользовались партийные и общественные организации.

Диалектический материализм и религия несовместимы. Компартия всегда вела работу, связанную с распространением научных знаний, утверждением светских, атеистских убеждений в обществе. При этом надо иметь в виду, что в произведениях классиков марксизма ленинизма, в программных документах партии религиозный вопрос никогда не выдвигался на первое место.

Марксисты неоднократно выступали против «ультрареволюционных» методов борьбы с богом, против крикливых антиклерикальных выпадов.

«Религиозное отражение действительного мира, — писал К. Маркс в «Капитале», — может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и природой».

Речь идет о создании общества, где будут ликвидированы социальные корни религии: социальная придавленность трудящихся, кажущаяся полная беспомощность перед слепыми силами капитала, перед войнами, разорением, безработицей, землетрясениями и другими ужасами.

«Мы должны бороться с религией, — писал Ленин, — это азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источники веры и религии у масс». Поэтому борьбу с религией партия не сводила к абстрактно идеологической проповеди (хотя и научно атеистическая пропаганда полезна), а стремилась связать ее, эту борьбу, с практикой классовой борьбы против капитала до революции и социалистическим строительством после ее победы. На практике в СССР применялись и грубые, административные меры против священников и верующих в этой работе, но ВКП (б)— КПСС всегда осуждала их.

Взаимоотношения государства и церкви в Советском Союзе изменялись на разных этапах развития страны: от жесткого противостояния (1918-1943 гг.) к примирению (1943-1954 гг.), от ухудшения отношений (1954-1964 гг.) к их стабилизации (1964-1985 гг.), а затем клерикализмами общества (198-51991 гг.).

Причины этих изменений, главным образом, зависели от деятельности церковных организаций. Вместе с тем имели серьезное значение и другие факторы: политика руководства КПСС, международное положение СССР и т.д.

Так, в 1917-1922 гг. церкви, религиозные деятели, как правило, выступали в качестве противников Советского государства. Поэтому власть преследовала их не по религиозным мотивам, а в связи с их открытой и тайной контрреволюционной деятельностью. В 1922 году Карловацкий церковный Собор, провозгласивший Русскую зарубежную церковь, объявил открытую войну советскому государству. Патриарх Тихон только в 1925 году признал Советскую власть.

Во время Великой Отечественной войны многие священнослужители заняли патриотическую позицию, и отношения с советским государством улучшились.

В 30-50-е гг. незаконные преследования церковных деятелей и верующих имели место, но в еще большей степени эти явления, связанные с «культом личности», касались неверующих, атеистов.

Следует иметь в виду, что церковь на протяжении многих лет выступала в качестве организованной оппозиции КПСС, причем все это происходило в условиях, когда СССР существовал в условиях войны, блокады и противостояния с Западом. И даже в этих условиях советское законодательство обеспечивало права верующих и религиозных организаций. Различные нарушения этих прав имели место. Однако вытекали они не из природы марксизма ленинизма, из сущности социалистических отношений, как утверждают антикоммунисты, а были порождены вышеназванными сложными историческими условиями. Приход к власти Горбачева повлек за собой клерикализацию общества и десекуляризацию государства. Это началось с широкомасштабного празднования 1000-летия введения христианства на Руси в 1988 году и принятия закона СССР о свободе вероисповедания, который создал громадные возможности для наступления церкви и ограничения прав атеистов.

Государственный переворот 1991-1993 гг. привел к усилению этих тенденций. НИИ научного атеизма, кафедры научного атеизма закрыты. Вопреки конституционным положениям о светском государстве, законодательство РФ создает новые привилегии для церковных организаций. Атеисты поставлены теперь в неравное положение по сравнению с верующими.

VIII. Особая группа антикоммунистических обвинений относится к сфере морали и нравственности.

С одной стороны, наши идеологические противники обвиняют марксизм в том, что он не внес ничего нового в этику и нравственные принципы коммунистов ничем не отличаются от евангельских проповедей: «не убий», «не укради» и т.п. С другой стороны, антикоммунисты обвиняют коммунистов в аморализме, в отрицании элементарных норм нравственности и систематическом их нарушении.

Между тем марксистская этика, с одной стороны, восприняла важнейшие гуманистические нравственные принципы всех предшествующих веков. С другой стороны, она внесла много нового в нравственные постулаты и моральное сознание общества.

Во-первых, необходимо сказать, что классики марксизма ленинизма подвергли резкой критике лицемерие буржуазных морали заторов. «Буржуазия, — писали Маркс и Энгельс, — превратила личное достоинство человека в меновую стоимость, ... сорвала с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям». И далее они отметили, что в среде пролетариата «дети превращаются в простые предметы торговли и рабочие инструменты» . Они решительно выступили против официальной и неофициальной проституции как воплощения буржуазного брака .

Во-вторых, марксизм доказал, что нравственные истины, моральные принципы, будучи одной из форм общественного сознания, изменяются по мере изменения общественных отношений, материальных условий жизни общества. Новая коммунистическая мораль включает основные общечеловеческие нормы — человечность, дружбу, любовь, справедливость, — закрепленные этическими системами предшествующих эпох. В этих нормах, выработанных народными массами в борьбе с социальным гнетом и нравственными пороками, воплощены самые сокровенные чаяния людей.

Вместе с тем коммунистическую мораль нельзя отождествлять с религиозными нравственными поучениями. Они различаются в принципиальных вопросах. В основе религиозной морали лежит требование: «Ищите прежде Царства Небесного». Коммунистическая нравственность же обращена к реальной жизни, исходит из необходимости создания счастливой жизни на земле. Коммунистическая мораль отвергает такие нравственные постулаты, как: «Возлюбите врагов Ваших», «Нет власти не от Бога». Ей совершенно чужды идеи смирения, самоуничижения, покорности, примирения с эксплуататорами и угнетателями. «Для пролетариата, — писал К. Маркс, — смелость, сознание собственного достоинства, чувства гордости и независимости — важнее хлеба».

В-третьих, важной особенностью марксистской этики и коммунистической нравственности является ее обращенность к практике, революционному изменению мира. Здесь имеет значение программное положение Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но задача заключается в том, чтобы изменить его». Нравственным считается такое поведение, которое направлено к освобождению своей страны и всего человечества от эксплуатации и порабощения. «Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем. Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше, избавиться от эксплуатации труда. ...В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма». Эти высказывания В.И. Ленина в 1920 году на III съезде комсомола послужили основанием для различных антикоммунистических фальсификаций. Выражение «в вечную нравственность не верим» оценивают как отрицание общечеловеческих норм морали. Борьба за коммунизм как основа моральных оценок изображается как оправдание иезуитского лозунга «цель оправдывает средства». Дескать, в борьбе за коммунизм все средства хороши, даже аморальные. Достаточно прочитать всю речь Ленина на III съезде комсомола, чтобы убедиться в полной несостоятельности подобных интерпретаций. Нравственные абсолютен, о которых он говорил, это оторванные от человеческой практики религиозные и идеалистические постулаты. «Часто буржуазия, — говорил он, — обвиняет нас в том, что мы, коммунисты, отрицаем всякую мораль. Это — способ подменять понятия, бросить песок в глаза рабочим и крестьянам. В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность? В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из веяний бога... Всякую такую нравственность, взятую из вне человеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем».

Таким образом, Ленин отвергает не человеческую, а в нечеловеческую, абстрактную, оторванную от борьбы угнетенных за свои права, нравственность.

Далее В.И. Ленин говорил, что воспитание и образование молодежи должны исходить из того материала, который оставлен нам старым обществом. Пролетарская культура не является выскочившей неизвестно откуда выдумкой людей, специалистов по пролетарской культуре. «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которое выработало человечество», — сказал он. Поэтому по Ленину и нравственность, и воспитание молодежи могут быть поняты как результат развития всей человеческой культуры. Где же здесь иезуитский метод «цель оправдывает средства»? Разве это возможно с помощью духовных богатств, которые выработало человечество? Для моральной де аккредитации социализма используются разные методы. В 1991-1993 гг. особенно расхожей, тиражируемой в газетах и на телевидении была легенда о пионере Павлике Морозове, который де доносил на своего отца в следственные органы, а комсомол и пионерская организация в СССР возвеличивали Павлика и, таким образом, воспитывали детей в духе доносительства и неуважения к родителям. Здесь надо сказать, что автор данного доклада сам был пионером, комсомольцем и пионервожатым и может быть достоверным свидетелем по этому вопросу. Павлик Морозов, наряду с Зоей Космодемьянской, Лизой Чайкиной, комсомольцами краснодонца ми, действительно был юным пионером героем, погибшим в борьбе за социализм. Об этом мы, пионервожатые, рассказывали детям. Обстоятельства, связанные с гибелью этого мальчика, точно неизвестны. И дело не в том, что он совершил. Очевидно только то, что он был одним из первых пионеров в далеком уральском поселении в 30-е гг. и вместе с младшим братом был зверски убит кулацкими элементами. Никто никогда в СССР не призывал детей доносить на своих родителей. Даже НКВД тех времен до этого не додумалось. Можно сказать, что измышления о Павлике Морозове, о комсомоле и пионерах больше, чем клевета. Здесь можно применить термин «святотатство», ибо это связано с о чернением памяти невинно убитого подростка. Методы этой пропагандистской кампании характеризуют ее авторов.

В программе КПСС 1961 года был сформулирован коммунистический моральный кодекс, один из принципов которого гласил: «Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей». КПСС стремилась реализовать этот принцип. Конечно, в партию, на государственные посты проникали и нравственно нечистоплотные люди (например, Ежов, Берия). Многих из них исключили из партийных рядов за совершенные преступления, предавали суду.

Коммунистическое движение XX века выдвинуло немало высоконравственных преданных общечеловеческому долгу людей. Имена таких замечательных героев, как Николай Островский, Юрий Гагарин, Юлиус Фучик, Эрнесто Че Гевара, будут жить в веках.

Итак, подведем итоги.

Современный российский антикоммунизм — реакционное, антинародное направление в политике и идеологии правящей элиты страны, направленное на защиту существующего строя, реставрацию капитализма и устранение социалистических элементов из общественных отношений.

С точки содержания, форм и методов деятельности, российский антикоммунизм воспринял многое из практики своих иностранных коллег. В политике это направление заключается в установлении различных запретов и иных административных мер, направленных против коммунистов, а также в скрытых методах, имеющих своей целью раскол коммунистического движения, его дискредитацию и подавление. Антикоммунизм в идеологии — составная часть манипулирования общественным сознанием, осуществляемого многочисленными СМИ и иными пропагандистскими центрами в интересах буржуазной власти. Антикоммунистическая деятельность может осуществляться с либерально демократических, консервативных, национально шовинистических, социал-демократических и иных враждебных социализму идеологических позиций. Указанная идеологическая деятельность строится на искажении исторических фактов, ложном их истолковании и попытках дискредитации марксистко-ленинского духовного наследия, политики современных коммунистических партий и социалистических стран.

Борьба с антикоммунизмом — одна из важных задач современных марксистов, коммунистического движения. В этой борьбе необходимо, с одной стороны, отстоять принципиальные основы и духовные ценности, содержащиеся в марксизме, с другой — развивать марксистко-ленинскую теорию и практику коммунистических партий и социалистических стран в новых условиях XXI века.

Об изменении программы КПРФ

Полагаю, что следовало бы изъять из Программы КПРФ неточные, плохо сформулированные и ошибочные положения.

1)            Это касается, прежде всего, оценки СССР, деятельности КПСС. Считаю, что критику СССР, советских партийных и государственных деятелей, практики КПСС надо свести до минимума. В современной буржуазной исторической литературе, в СМИ наворочены горы лжи об СССР. И очень печально, если в наших программных документах мы воспроизводим (в той или иной степени) сомнительные, спорные обвинения в адрес советской страны. Полагаю, что надо расширить раздел, связанный с характеристикой достоинств СССР, всего положительного, что дала нашей стране Коммунистическая партия. Положительный опыт СССР во всех сферах жизни общества — в государственном развитии, в правах человека, в национальных отношениях, в социальной сфере, в развитии науки и культуры — бесценен. Он имеет глобальное, всемирно историческое значение. Об этом надо четко сказать. Об ошибках, недостатках и злоупотреблениях власти тоже надо кратко упомянуть (четыре пять строк — не более).

2)            В частности, следовало бы убрать тезис «Геополитическим преемником Российской империи был Советский Союз»  (с. 18 Программы).

Крайне ошибочно ставить на одну доску полуфеодальную, абсолютистскую монархию, это буржуазно помещичье государство с великой державой, надеждой всего человечества — Союзом ССР.

И социально-политическая природа, и цели, задачи, внутренняя и внешняя политика этих государств были абсолютно разные. Это — ненаучный, ошибочный тезис. Предлагаю вместо этой фразы включить:

«СССР выражал интересы русского и всех многочисленных народов нашей страны. СССР был воплощением самых прогрессивных чаяний всего человечества, защитником интересов трудящихся и всех угнетенных народов мира.

Как говорил В.И. Ленин, советская власть не была государством в собственном смысле слова, т.е. властью эксплуататорского меньшинства над большинством. Впервые в истории человечества власть была в руках рабочего класса и всех трудящихся. Несмотря на все ошибки, допущенные в течение более чем 70летней советской истории, в СССР были испытаны на практике совершенно новые методы государственного строительства и общественной деятельности, вытекающие из самой природы социалистической демократии. Опыт Союза ССР оказал колоссальное влияние на мировое развитие и никогда не будет забыт».

3)            Все, что говорится на с. 1819 Программы, правильно. Вызывают возражения только суждения о «соборности, духовности и народности» и тезис: «русская идея» есть идея глубоко социалистическая».

Об этом можно писать в публицистических статьях, но не в Программе партии. Ведь этот документ пишется не для профессоров историков и политологов, а для обычных людей. Что такое «соборность»? Что означает «русская идея»? Эти понятия нуждаются в расшифровке и имеют неоднозначное понимание, они достаточно неопределенны.

К тому же «духовность и народность» — вовсе не являются свойствами только российской культуры. Разве индийская культура, например, бездуховна? Вместо термина «русская идея» предлагаю записать в Программе: «В период социалистического строительства в нашей стране сложилась новая межнациональная общность людей — советский народ. Многочисленные советские нации и народности объединились на базе советской власти и достигли значительных успехов во всех сферах общественной жизни. Причем русский народ играл здесь особую роль, поскольку РСФСР была самой крупной и наиболее экономически развитой республикой в ряду равноправных советских республик. Русский язык был языком межнационального общения в СССР. Российские культурные и нравственные традиции были восприняты многими народами нашей страны.

История доказала, что советский народ — не пропагандистская выдумка, а экономическая, культурная и социально психологическая реальность. В 1991 г. СССР был разрушен врагами социализма, но советский народ жив даже в трагических условиях постсоветской истории. Сотни тысяч граждан из закавказских и среднеазиатских республик вынуждены были переехать в Россию. Несмотря на противодействие враждебных нашей стране сил, сеющих гнусные идеи расизма, шовинизма и русофобии, Россия продолжает оставаться центром притяжения миллионов людей самых разных национальностей. Политические, экономические, культурные, научные связи русского народа с другими народами как внутри Российской Федерации, так и в рамках СНГ развиваются. Только под руководством российского рабочего класса может быть восстановлено социалистическое союзное государство — добровольный союз всех братских народов.

Верная идеям дружбы и братства народов, социалистического интернационализма и права народов на самоопределение, КПРФ выступает за укрепление дружбы с народами стран СНГ и восстановление единой государственности на федеративных началах».

4)            На стр. 21 не вполне обоснованная критика Программы КПСС 1961 г. Там сказано, что в ней речь шла якобы «о некритическом копировании ранней модели западного общества». В действительности ни о каком копировании Запада там не говорилось, а была поставлена задача развернутого строительства коммунизма. Эту Программу можно упрекнуть в том, что ее авторы утратили чувство политического реализма. Вместе с тем там было много положительных тезисов и установок, направленных к развитию социалистической демократии (о повышении роли Советов, об укреплении законности, о принципах коллективного руководства в партии и государстве и т.д.).

Непонятно, зачем надо топтать Программу КПСС в нашей современной Программе.

5)            По-моему, надо убрать тезис: «Лжекоммунисты призывали превратить молодую республику в базу экспорта революции, в горючий материал для мирового пожара». Общеизвестно, что в этом раньше обвиняли Троцкого. Затем наши либерал-демократы перенесли это обвинение на Ленина. В действительности же большевики все время в 19171922 гг. говорили о мировой революции. При открытии I конгресса Коминтерна 2 марта 1919 г. Ленин сказал: «Международная мировая революция начинается и усиливается во всех странах. Победа всемирной коммунистической революции обеспечена».

И это была правда. Революции произошли не только в России, но и в Австро-Венгрии, Германии, Турции, Мексике, Китае и т.д. О мировой революции было сказано и в Программе РКП (б) 1919 г. В Программе Коминтерна, принятой в 1928 г., СССР был назван очагом международной революции. Целый раздел этой Программы был посвящен международнореволюционным обязанностям СССР. И правда состоит в том, что советский народ, СССР выполнял эти свои обязанности на протяжении всех лет его существования.

И если уж говорить о мировой революции или, как мы теперь говорим, мировом революционном процессе, то не в связи с критикой троцкизма, а по существу.

И надо сказать: мировой революционный процесс продолжается. Силы международной реакции достигли серьезных успехов, добившись разрушения СССР, но мировой социализм существует и укрепляется (КНР, КНДР, Вьетнам, Лаос, Куба). 1,5 млрд., человек живут в странах социализма.

1)            По моему мнению, следовало бы коренным образом переделать I часть Программы, переименовав ее «Мир в начале III тысячелетия».

Здесь необходимо дать анализ современного глобализма. В данном случае возможно использовать работу Г.А. Зюганова «глобализация: тупик или выход?». Целесообразно обозначить основные противоречия современного капитализма. Они сформулированы в заявлении членов «РУССО» в 2001 г., которое я прилагаю.

В Программе КПРФ необходимо сказать, что существуют империалистические государства, развивающиеся государства, а также социалистические государства. Возможно, сказать: «Мировой социализм — серьезный фактор международного развития. Успехи КНР, Вьетнама, других социалистических стран — убедительное доказательство преимуществ социалистической общественной системы перед капиталистической. Даже ран несоциалистическое общество, на первых этапах его развития, возникшее в бывших колониях или полуколониальных странах, демонстрирует свою жизнеспособность».

В Программе должны быть четко обозначены основные революционные силы современности:

1) мировой социализм;

2) рабочий класс;

 3) национально-освободительное движение;

4) демократическое, антиглобалисткое движение.

В Программе целесообразно сказать, что оценки американского империализма, НАТО, данные в Программе КПСС, принятой на XXVII съезде КПСС, полностью подтвердились. Целесообразно записать: «Начался новый этап общего кризиса империализма. Он проявляется в обострении свойственных ему противоречий; в усилении агрессивности милитаристских кругов США, НАТО; в обострении финансовых противоречий между США, Европейским Союзом и другими экономическими центрами; в обострении противоречий между Севером и Югом. Согласно данным ООН, во всем мире усиливается неравенство между развитыми и развивающимися странами. Из 6 млрд., населения Земли 1,2 млрд., находятся за пределами нищеты (живут на менее чем 1 доллар в день), а более 2 млрд. — на грани нищеты (живут на менее чем 2 доллара в день)».

В Программе целесообразно сформулировать четко нашу оценку борьбы арабских народов (прежде всего, народов Ирака, Палестины), сербского народа за свое освобождение.

2)            Необходимо внести в Программу следующее положение: «КПРФ выступает за соблюдение всех прав человека, зафиксированных в международных пактах, и, прежде всего, таких коллективных прав, как права народов на мир, на самоопределение, на развитие, равно как и права на жизнь, на достаточный уровень жизни, на труд, на отдых, на охрану здоровья, на образование. Особое внимание должно быть уделено правам ребенка, молодежи, престарелых граждан. Коммунисты выступают решительными противниками дискриминации людей по признакам расы, этнического происхождения, цвета кожи, пола, религии и убеждений».

3)            На стр. 2728 Программы, где дана, в основном, правильная оценка ситуации в России после 1993 г., целесообразно внести добавление: «В результате антисоветского, контрреволюционного переворота в 1991-1993 гг. в России возникло государство капиталистической реставрации, где власть принадлежит крупной мафиознокомпрадорской буржуазии. После 2000 г. правящие круги проводят политику, направленную к замене буржуазно демократического политического режима на режим личной власти президент это проявляется: в расширении власти президента; принижении роли парламента и превращении его в послушную президентской администрации машину голосования; в фактической ликвидации права народа на референдум и реакционных реформах избирательного права, лишающих граждан элементарных политических прав; манипулировании общественным мнением с помощью послушных режиму СМИ и фальсификации волеизъявления избирателей на выборах.

В этих условиях КПРФ выступает в защиту буржуазно демократических институтов, элементарных прав и свобод граждан, за расширение прав парламента, установление принципов ответственности правительства перед парламентом, а депутатов — перед избирателями».

4)            Полагаю, что целесообразно убрать из Программы тезис об устойчивом развитии (с. 11). Как показывает жизнь, империализм не в состоянии дать человечеству устойчивое развитие. Антагонистические противоречия, присущие ему, неизбежно приведут и приводят к новым войнам, конфликтам и столкновениям как внутри каждой страны, так и в международном общении.

Целесообразно внести поправки и дополнения в часть 2 и 3 Программы.

1. Так, предлагаю убрать из Программы фразу: «Создать товаропроизводителям условия, позволяющие эффективно работать в рамках закона» (с. 32). Вместо нее включить такой текст: «Грабительство товаропроизводителей со стороны чиновников и мафиозных групп будет пресечено. В Трудовой кодекс будут внесены изменения, направленные к защите прав трудящихся и профсоюзов».

2. Исключить из требований Программы минимум положение: «Проведение досрочных выборов президента» (с. 34). Вместо того включить следующий текст: «Преобразование суперпрезидентской республики в парламентскую, ограничив при этом правомочия президента и расширив контрольные права парламента за правительством и всем аппаратом исполнительной власти. Ликвидировать режим личной власти президента, восстановив все парламентские права и свободы».

Предлагаю также добавить к требованиям Программы минимум: «Принятие экстренных мер в борьбе с преступностью. Очищение состава суда и правоохранительных органов от взяточников и бюрократов. Восстановление выборности всех судей, института народных заседателей и коллегиального рассмотрения всех дел в суде».

Некоторые предложения в отношении Преамбулы Программы.

1)            Полагаю, что надо исключить положение на с. 4: «Во всех слоях населения неуклонно растет сопротивление правящему режиму». Надо быть реалистами и признать, что режиму удалось стабилизировать обстановку: количество забастовок уменьшилось, процент голосующих за коммунистов сократился. Вместе с тем вырос абсентеизм — растет число граждан, отказывающихся идти на выборы. Общество охватывают чувства усталости, безразличия, разочарования в политиках вообще.

2)            Предлагаю на с. 7 Программы после слов: «партия выступает против буржуазного и мелкобуржуазного экстремизма, таящего огромную опасность гражданской войны» добавить: «Вместе с тем власть должна заботиться о нуждах народа, обеспечить права человека, чтобы, как сказано в преамбуле Всеобщей Декларации прав человека, он «не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».

Считаю, что это добавление соответствует самому духу Коммунистической партии. И, кроме того, это добавление вполне легально, т.к. это — ссылка на документ ООН.

3)            В Программе КПРФ есть одно серьезное противоречие.

На с. 8 Программы говорится, что партия руководствуется развивающимся марксистко-ленинском учением, материалистической диалектикой. На с. 43 сказано, что партия будет добиваться «уважения к православию и другим традиционных религиям народов России».

Об атеизме, который сейчас подвергается всяческому поношению и ограничению, о союзе правительства и клерикалов во главе с верхушкой Русской православной церкви в Программе ничего не сказано. Жизнь подтвердила правильность марксистко-ленинских положений о религии и церкви как орудии власти эксплуататоров.

Предлагаю тезис: «уважение к православию...» снять и заменить следующим текстом: «Уважение к гражданам, независимо от их атеистических убеждений или религиозных верований».

О ПРИЧИНАХ ПОРАЖЕНИЯ КОММУНИСТОВ В СССР В 1991 г.

Смысл процесса заключался и в том, что он стал средством постижения исторической истины. Разумеется, Суд не ставил перед собой задачи установления причин поражения КПСС. Это выходило за пределы предмета судебного рассмотрения. Но многие выясненные в ходе судебных заседаний факты способствовали выявлению указанных обстоятельств. В послесловии мне хотелось бы осветить их и высказать свою точку зрения по этому вопросу. Почему в послесловии? Потому что эта проблема выходит за рамки избранной мной темы. Она заслуживает особого рассмотрения в другой книге. И этому вопросу посвящены многие научные исследования, он анализируется и в партийных документах. Не претендую на полное и всестороннее рассмотрение этого сложного вопроса, это предварительные суждения, вытекающие из материалов процесса. Представляется, что они могут быть полезными исследователям, которые обратятся к фундаментальному изучению проблемы. С одной стороны, Суд имел дело с доказательствами и аргументами, представленными противниками коммунистов. Они давали искаженную характеристику партии, ее действиям, историческим условиям ее существования и поэтому навряд ли могут служить надежной и объективной основой уяснения исторической истины. Однако надо признать, что и кривое зеркало отражает свет. В некотором отношении эти материалы могут иметь известное доказательственное значение. Но значительно более серьезную доказательственную ценность имеют, на мой взгляд, доказательства и аргументы, представленные защитниками КПСС, противниками президентских Указов. Особую значимость в выявлении причин поражения КПСС имели пояснения партийных руководителей, свидетельские показания бывших членов политбюро ЦК КПСС, оставшихся верными партии и после 1991 г. Во-первых, это люди, которые знали о действительной жизни партии не понаслышке, сами были участниками многих событий. Поэтому Суд, например, с нескрываемым интересом выслушал рассказ свидетеля Е, К. Лигачева о том, как в 1985 г. Горбачева избирали на пост генсека. Во-вторых, указанные участники процесса, высказывая критические замечания в адрес партии, в отличие от наших оппонентов не были заинтересованы в искажении и вульгаризации фактов, утрировании негативных моментов истории партии. И в этом смысле их показания по данному вопросу заслуживали, на мой взгляд, большего доверия, хотя надо признать, что и их пояснения порой были окрашены в субъективные тона. Так, тот же свидетель Е.К. Лигачев, рассказывая о кадровой работе в ЦК партии, которой он занимался, по моему мнению, не был достаточно критичен. И дело тут не в недостатке свидетельской добросовестности (Егор Кузьмич — человек исключительно честный), а в обычном психологическом феномене: человек далеко не всегда способен объективно оценивать свою деятельность. Как говорится, со стороны виднее.

Наши оппоненты высказывали свои суждения о причинах поражения партии. Во-первых, утверждали они, КПСС «сама распалась», ее никто не запрещал. Во-вторых, они развивали идеи об утопичности марксизма ленинизма, о тупиковое избранного партией социалистического пути. «Я верил в коммунистическую утопию, — восклицал свидетель А.Н. Яковлев 9 октября, — провозглашенные идеалы были столь высоки и чисты...» Он говорил, что партия «на протяжении трех четвертей века упорствует в очевиднейших собственных заблуждениях». 8 июля С.М. Шахрай говорил, что КПСС помогала иностранным друзьям и союзникам «во имя химеры мировой революции». В-третьих, наши оппоненты заявляли, что партия, будучи антинародной и преступной, опиралась на насилие, руководствовалась аморальными принципами, была не способна к само реформированию, и поэтому погибла. Должен заметить, что в ходе процесса был опровергнут миф о «самораспаде» КПСС, о чем я писал выше. Партия была разгромлена, распущена и запрещена новыми российскими властями в августе ноябре 1991 г.

Совершенно необоснованно тезисы об утопичности марксизма. Маркс  впервые посмотрел на историю как на естественноисторический процесс, в ходе которого развитие производительных сил и соответствующих им производственных отношений, в конечном счете, является решающим. И Ленин говорил, что производительность труда — главное для победы нового общественного строя. XX в. полностью подтвердил эти Положения. Глубокий кризис в нашей стране был связан с тем, что Запад осуществил техническую революцию, перешел в эру компьютерной цивилизации, а СССР остался в рамках индустриального общества. Полностью подтвердился марксистский прогноз о тенденции к обобществлению производства как мировой экономической закономерности. Марксисты утверждали, что частнокапиталистические отношения ведут к войнам между народами. Две мировые войны, в ходе которых погибло 60 млн. человек, подтвердили и это положение марксистской теории. Ленин писал, что мир разделился на горстку государств ростовщиков и гигантское большинство государств должников. Международные экономические отношения в конце XX в. свидетельствуют о справедливости и этого вывода.

Полностью подтвердились и положения о социализме как прогрессивном общественном строе. Несмотря на исключительно трудные условия социалистического строительства, ошибки, злоупотребления, СССР стал второй сверхдержавой, достиг громадных успехов в освоении космоса, обеспечил всеобщую грамотность, бесплатное медицинское обслуживание и другие социально-экономические права. Поразительны экономические успехи современного Китая. Темпы экономического роста социалистических стран значительно превосходят темпы развития капиталистических государств. Подтвердились предсказания Маркса о грядущих революциях в России и Китае. Оказались обоснованными прогнозы Ленина о крахе мировой системы колониализма. Что же касается суждений Шахрая о «химерах мировой революции», то они напоминают слова миллеровского героя, который всю жизнь говорил прозой, не зная об этом. Ведь весь XX в. был веком гигантского революционного процесса, в ходе которого миллиарды людей освободились от социального и колониального порабощения. Поражение социализма в СССР и странах Восточной Европы — деталь в этом всемирном движении истории. История еще не сказала своего последнего слова. Правда, не все предвидения Маркса подтвердились. Предполагалось, что социалистическая революция произойдет вначале в европейских капиталистических странах, а она произошла в России, Китае, других экономически отсталых странах. Но следует иметь в виду, что когда Маркс и Энгельс в 1848 г. писали свой знаменитый Манифест, вся Европа была охвачена революциями. В 1917-1920 гг., когда российские большевики ожидали социалистическую революцию на Западе, эти надежды были небеспочвенными. Крушение германской, австро-венгерской, турецкой монархий, революционные события в Китае, Индии подтвердили эти ожидания. Однако капитализм в XX в. продемонстрировал свою способность адаптации к новым условиям. Он оказался не «бумажным тигром», как говорил Мао Дзэдун, а сильным, динамичным противником. Процесс освобождения человечества от капитализма оказался значительно более трудным и сложным, чем это ожидали марксисты XIX и первой половины XX вв. Н.И. Бухарин описывал в 1920 г. как по мере появления новых пролетарских государств «слабеет сопротивление буржуазии, и оставшиеся под конец буржуазные комплексы будут сдаваться со всеми своими организациями...». Представляется, что история поражения КПСС и гибели СССР остудит горячие головы и развеет нереалистичные планы. К их числу можно отнести, в частности, программные положения КПСС о «развернутом коммунистическом строительстве» и «развитом социализме». Можно было бы привести и другие субъективистские тезисы и установки, противоречащие самому духу марксизма. Но хотелось бы сказать, что рассуждения об «утопичности» марксизма опровергаются самой жизнью. Я имею в виду подлинный марксизм, а не сюжеты, которые вырабатывались в возглавляемой А.Н. Яковлевым идеологической службе КПСС.

Научная проблема причин поражения КПСС чрезвычайно сложная. И общественная наука еще длительное время будет ее изучать. Ее значимость — в историческом плане — определяется необходимостью постижения закономерностей общественного развития XX в. В теоретическом плане она необходима для дальнейшего развития социалистических учений. И, наконец, в практическом смысле она, безусловно, необходима, поскольку без анализа причин поражения партии, ее ошибок, просчетов невозможно дальнейшее коммунистическое и социалистическое движение. Разумеется, научное познание причин поражения партии возможно лишь на основе марксистко-ленинской методологии, т.е. изучения «противоречия в самой сущности предметов», проникновения мысли исследователя от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т. д. В этой связи, возможно, выделить непосредственные причины и причины более глубокие, отражающие противоречия социализма; внутренне и внешние; объективные (экономические, политические, социальные и др.) и субъективные, связанные с деятельностью конкретных личностей.

Совершенно очевидно, что главной непосредственной причиной поражения КПСС был антисоциалистический государственный переворот, совершенный в августе ноябре 1991 г. Обстоятельства, связанные с этим переворотом, вытекали из проводимой группировкой М.С. Горбачева политики перестройки (1985-1991 гг.). В свою очередь эти обстоятельства были порождены более глубокими причинами, определявшимися природой социализма в СССР, политикой партии, экономическими, социальными отношениями в стране, ее международным положением.

В ходе рассмотрения данного дела в КС рассматривались материалы, способствующие выяснению этих обстоятельств. Отвергая попытки наших оппонентов исказить факты, «гиперболизировать все до гротеска», В.С. Мартемьянов заявил Суду 5 ноября: «Мы не фарисеи, мы прекрасно знаем цену власти бюрократии и автократии, но есть разница между борьбой в партии против бюрократии, за обновление и борьбой против партии, за ее свержение». Здесь был сформулирован общий подход нашей стороны к оценке доказательств, к стремлению к истине вообще, к вопросу о причинах поражения КПСС в частности.

Возникновение предпосылок поражения партии

Каковы самые глубокие причины, которые привели к возможности поражения КПСС? По моему мнению, это произошло в силу того, что партия, несмотря на все успехи и достижения советской страны, постепенно утрачивала роль действительно ведущей силы общества, выразительницы интересов трудящихся. Обюрократившаяся часть руководства уклонилась от коммунистических идеалов и, одержав победу над сторонниками социализма в рядах партии, привела ее к поражению. В 70-80-х гг. коммунистическая партия перестала быть коммунистической в подлинном смысле этого слова и, утратив доверие народа, оказалась бессильной в борьбе с ее политическими противниками. Почему это оказалось возможным? Остановимся вначале на социально-экономических аспектах этой проблемы.

КПСС не смогла до конца использовать преимущества социализма, способствовать правильному разрешению присущих новому общественному строю противоречий. Ведь социализм как первая фаза коммунистической социально-экономической формации носит еще, как писал К. Маркс, отпечаток старого общества. И это создает опасность капиталистической реставрации.

При социализме не устраняются противоречия между производительными силами и производственными отношениями, хотя здесь существуют возможности своевременного их разрешения. В первые десятилетия советское государство во главе с компартией продемонстрировало колоссальные возможности развития производительных сил. Был обеспечен переход страны из доиндустриальной в индустриальную стадию. Однако в 50-80-е гг., несмотря на успехи СССР в сфере науки и техники, особенно в области космоса, в военнопромышленном производстве, партийное руководство не смогло ответить на вызов времени. Выход страны в постиндустриальную стадию развития не состоялся. Застывшие производственные отношения сдерживали развитие производительных сил общества, которые не соответствовали уже стандартам новой компьютерной цивилизации.

В СССР существовали формы участия трудящихся в управлении экономикой (советы трудовых коллективов, народный контроль и т.д.), но они не получили достаточного развития, производство не было реально обобществлено. Усиливались такие негативные явления, как фактическое отстранение трудящихся от собственности, ее «анонимность», доминирование бюрократических, узковедомственных интересов над общегосударственными. Не удалось разрешить проблему сочетания сверх централизованного производства, планового ведения хозяйства и товарного денежного обращения. Хронический товарный дефицит был одним из проявлений этого противоречия. Это связано также с просчетами и искажениями в реализации социалистического принципа распределения «от каждого по способностям — каждому по труду». Данный принцип был воспринят Марксом у предшественников социалистов утопистов. Французский мыслитель Т. Дезами называл социализм «аристократией талантов». К сожалению, таланты у нас поощрялись далеко не всегда и не во всех сферах деятельности. Если бы это было не так, то такие бесталанные личности, не обладающие никакими способностями, кроме разрушительных, как Горбачев и Ельцин, не имели бы шансов на продвижение. На практике нередко человеку не только не могли обеспечить оплату по результатам труда, но даже при желании он не мог реализовать до конца свои способности. Представляется, что в теоретическом плане принцип, который мы называли социалистическим, неосуществим. Ведь если людям платят «по труду», то будут ли они работать «по способностям»? Труженики могут полностью отдать свои таланты и способности обществу, когда они получают «по потребностям», но это возможно лишь при очень высоком уровне материального развития общества. Принцип распределения в условиях полного коммунизма теоретически выглядит более убедительным. Оценка способных людей только по результатам их труда не всегда эффективна, поскольку таланты надо развивать, поощрять и защищать от бесталанных, но более «пробивных», карьерных. Очевидно, социалистический принцип распределения нуждается в уточнении. Возможно, он может быть сформулирован так: «поощрение талантов, способностей; оплата по результатам труда».

В программе КПСС (1961 г.) был провозглашен принцип: «все для блага человека». Сделано было немало (широкое жилищное строительство, развитие системы пенсий, бесплатных школ, поликлиник и т.д.). Но прав был свидетель В.И. Долгих, когда сказал 5 октября Суду, что надо было «повернуть социализм к человеку. Этого, к сожалению, своевременно сделано не было. Это, я думаю, самый главный перекос». Причины этого перекоса были различными. «В последние десять лет, — говорил 5 октября свидетель Е.К. Лигачев, — непрерывно росло производство продовольствия, и подошли к такому уровню, когда примерно на 80-85% по основным продуктам питания мы обеспечили население по физиологическим нормам... без сокращения военных расходов, которые поглощали не менее 20% национального дохода... мы просто-напросто не могли угнаться за Западом в научно-техническом прогрессе и обеспечить в достатке народ всем необходимым». Однако Запад навязывал СССР гонку вооружений, добиваясь его истощения. Кроме того, Лигачев говорил об одностороннем развитии сельского хозяйства в последние десятилетия, когда основные средства вкладывались в развитие производства, а сфера транспортировки и хранения продуктов оказалась необеспеченной. СССР обладал колоссальным экономическим потенциалом, который не был использован до конца. Не были реализованы возможности внешней торговли. По моему мнению, в товарном дефиците были заинтересованы деятели теневой экономики, обуржуазившаяся часть бюрократии.

Товарный голод позволял им укреплять свою власть, получать сверхдоходы с помощью спекуляции, взяток. Существует мнение, что наличие товарноденежных отношений в советском обществе неминуемо вело к возрождению капитализма. Так ли это? Экономисты должны ответить на этот вопрос. Существенный фактор, препятствующий развитию производительных сил общества, — отсутствие в рамках экономической системы объективных стимулов для соревновательной товаропроизводителей. Лозунги «соцсоревнования», «бригад коммунистического труда» играли роль на определенных этапах советской истории, но впоследствии они оказались формализованными мероприятиями парткомов и не были подкреплены экономическими стимулами, вытекающими из самой логики производственных отношений. Опыт новаторов в поисках совершенствования экономической системы не был поддержан. Характерно, что Е.К. Лигачев, давая 5 октября свои пояснения Суду, между прочим, назвал вопросы соцсоревнования «дежурными». Имела место недооценка этих вопросов и высшим партийным руководством. Весьма показательно, что там, где соревнование, конкуренция имели реальный, а не пропагандистский характер (например, соревнование в космосе, в производстве вооружений с Западом), достижения СССР были впечатляющими.

Блестящий анализ экономической системы СССР дал свидетель В.И. Долгих. Он говорил 5 октября о ее действенности, поскольку «она позволила в невиданно короткие сроки восстановить разрушенное войной хозяйство, в течение нескольких пятилеток поднять уровень производства во много раз, обеспечить неуклонное повышение жизненного уровня населения». Опровергая суждения наших оппонентов в КС о том, что идеологические каноны препятствовали развитию нормальных хозяйственных отношений, свободному предпринимательству, В.И. Долгих привел цифры, характеризующие развитие экономики в 1988 г. (добыча нефти — 600 млн. т, природного газа — 800 млрд., т, выплавка стали — 160 млн. т). В этот период замедлились темпы экономического роста. ЦК оказался в плену чрезмерной централизации управления и излишней уравниловки в области материальной заинтересованности, приверженным единой форме собственности. Он, как выразился свидетель, «страдал синдромом преклонения» перед сложившимися традициями в экономической и политической жизни, не извлекая положительных уроков из действий капитализма в области внедрения научно-технических достижений.

Поражение партии в 1991 г. было связано и с проблемами социальных отношений. Кризис социализма в СССР оказался возможным, поскольку в стране формировался эксплуататорский класс — новая буржуазия, в состав которой входили деятели теневой экономики, мафиозных структур, чиновники взяточники, казнокрады, часть хозяйственников, торговых работников; часть партийных функционеров, государственных служащих оказалась на службе этой новой социальной группы или превращалась в ее составную часть. В.И. Ленин был исключительно проницателен, когда в своем известном письме к съезду в 1922 г. писал о том, что партия опирается на два класса и если бы между ними не могло состояться соглашение, то «возможна ее неустойчивость и неизбежно ее падение».

В результате перехода страны из доиндустриальной в индустриальную стадию произошли гигантские смещения в сфере социальных отношений. В 70-80х гг. большинство населения страны проживало не в деревне, а в городах, как правило, небольших. Подавляющую часть рабочего класса,  интеллигенции, партгосноменклатуры составляли выходцы (или дети выходцев) из деревни. Многие из них органично вписались в новый социальный статус, но было немало и таких, кто принес с собой не только позитивные качества крестьянина труженика, но и мелкобуржуазные свойства (стремление к личному обогащению, накопительству, карьеризм и т.д.). Здесь образовался определенный слой маргиналов, ушедших от сельской культуры, но не дошедших до уровня городской. Массы таких людей, нахлынувших в партию, заполнивших коридоры власти, вошли в формирующуюся буржуазию и составили социальную основу августовских событий 1991 г. Происходили процессы усложнения и расслоения различных социальных групп общества с противоречивыми интересами. Устойчивость партии необходимо было обеспечить путем согласования интересов всех групп трудящихся. О.С. Шенин на международной встрече коммунистических и рабочих партий (1997 г.) возложил значительную часть ответственности на интеллигенцию, «которая первая клюнула на ложную приманку» буржуазной идеологии. Он привел суждение А.И. Герцена, что русская интеллигенция «всегда хорошо знала, чего она не хочет, но никогда не знала, что она хочет».

В действительности, советская интеллигенция (учителя, врачи, инженеры, работники культуры и т.д.) в своей массе (если не считать участников элитарных столичных тусовок) не «клевала» никаких «ложных приманок». На протяжении десятилетий партийное руководство проводило совершенно ошибочную и даже абсурдную политику недоверия и принижения роли интеллигенции. Даже в теоретическом плане она рассматривалась как некая «социальная прослойка», хотя в действительности она уже давным-давно и по отношению к средствам производства, и по условиям и оплате труда превратилась в составную часть рабочего класса, причем наименее материально обеспеченную. В условиях компьютерной революции она должна была бы превратиться в его ведущую часть. Но при приеме в партию малограмотный рабочий, с трудом закончивший 7 классов сельской школы, имел преимущество перед высококвалифицированным инженером, выпускником столичного вуза. Не эта ли обскурантистская политика привела к тому, что у нас появились полуграмотные партийные государственные лидеры? Полагаю, что это происходило не только из-за догматического толкования цитат из Маркса и Ленина, которые писали о роли интеллигенции в другой исторической эпохе. Суть в том, что бюрократия изначально враждебна интеллектуализму. Советская интеллигенция прекрасно знала, что она хочет: она стремилась к творческому труду на благо общества, к признанию за ней права на достоинство, на свободу мысли, на участие в управлении, на справедливую оплату труда. Цитаты из Герцена явно неудачные. Политика КПСС в отношении интеллигенции — одна из грубейших ее ошибок.

Уже после августа 1991 г. обнаружилось еще одно социальное явление. Многие дети и внуки дворян, капиталистов, участников белогвардейских армий и кулацких восстаний, а также потомки невинных жертв революции, 1937 года выступили как противники коммунистов. Жизнь развеяла представления о «полной социальной однородности» социалистического общества. Оказывается, 70 лет — незначительный срок для того, чтобы идеи социального реванша ушли в прошлое. Эти факторы не были правильно оценены партией, когда она была у власти. Трудно согласиться с тем, что сталинское положение об обострении классовой борьбы по мере развития социализма преждевременно «было объявлено устаревшим». Представляется, что оно не устаревшее, а ошибочное, поскольку такое обострение — показатель того, что социализм не развивается, а, напротив, общество отходит от него, как это и произошло. Но, вместе с тем, О.С. Шенин абсолютно прав в том, что в партии была создана атмосфера самоуспокоенности, в которой не нашлось места для принципиальных политических оценок общественных явлений.

И это, в частности, проявилось в сфере национальных отношений, где не получили должного и решительного отпора как националистические, сепаратистские, так и великодержавные тенденции. На протяжении своей истории КПСС стремилась к осуществлению идей братства и дружбы народов, принципов социалистического интернационализма. И сделано было немало. В СССР действовали две тенденции: сближение наций и народностей; развитие национального суверенитета для расцвета их экономики и культур. К сожалению, партия не всегда умела находить правильное разрешение противоречий между этими тенденциями. Тезис «об окончательном решении национального вопроса» был ошибочным. «Национальный вопрос, — говорил 8 октября свидетель В.М. Фалин, — это процесс, а не какое-то окончательное решение. Нам же хотелось думать, что мы решили национальный вопрос... единожды и навсегда». Партия не проявила достаточного реализма в оценке фактического состояния национальных отношений. Не было проявлено решимости и политической мудрости для своевременного изменения национально-государственных структур Союза ССР в целях действительного укрепления институтов федерализма, единства советских народов. Консерватизм партийного руководства не позволил видоизменить застывший каркас Союза, созданный более чем полвека назад. «Мы считали, — сказал 1 октября свидетель Н И. Рыжков, — надо дать суверенитет. Надо дать больше прав, в первую очередь, России, да и другим республикам, чтобы они на себя больше брали ответственности». Действительно, органы Союза порой неоправданно вмешивались в республиканские дела и ограничивали полномочия республик, в частности РСФСР. Но партия не сумела разглядеть, что за лозунгом расширения прав республик, провозглашенном на XX съезде партии, происходило формирование буржуазно националистических элит, укрепление феодальных, родовых кланов, сепаратистских элементов. Ведь это позор для партии, что ее известные лидеры (Шеварднадзе, Алиев, Назарбаев, Кравчук и др.) возглавили националистические государства, возникшие на обломках СССР. В.И. Ленин когда-то говорил, что надо уметь доработаться до интернационализма. На каждом этапе общественного развития надо увидеть главное звено в цепи событий и фактов. В 1922 г. главную опасность он видел в великорусском шовинизме. Совершенно очевидно, что в 70-80-х гг. такой опасностью для партии стал буржуазный национализм и национал сепаратизм. Однако партия не сделала правильных выводов и позволила националистам навязать стране свою линию. Следует сказать, что принижались интересы РСФСР. Проблеме развития многих регионов России (Нечерноземье, Поволжье, Урал) не было уделено достаточного внимания. Не были преодолены вульгарно социологические оценки ценностей великой русской культуры прошлого. РСФСР не имела даже собственной академии наук.

Как известно, партия еще в 50-х гг. сама открыто разоблачила репрессии против некоторых народов в 40-х гг., но меры по их реабилитации не были доведены до конца. В частности, так и не были восстановлены республики крымских татар и немцев Поволжья, хотя это и было связано с большими трудностями. Подобные факты были использованы противниками социализма. Особо хочу сказать о советских евреях, которые в первые десятилетия после Октября подобно многим другим народам получили широкие возможности для национального развития. После образования государства Израиль в 1948 г. сионистские организации поставили своей целью добиться эмиграции евреев в эту страну. В СССР эти действия были расценены как попытка дестабилизировать межнациональные отношения. Но вместо того, чтобы обеспечить равные права советских евреев с другими национальностями, включая право для желающих покинуть свою страну, провозглашенное Всеобщей Декларацией прав человека, советское руководство в конце 40-х — начале 50-х гг. под флагом «борьбы с сионизмом» начало проводить антисемитскую политику. Фактически культура «идиш» была ликвидирована, запрещалось изучение древнееврейского языка — иврита. Следует заметить, что основная масса советских евреев, ощущая себя составной частью советского народа, не собиралась эмигрировать. Но и в 60-80-х гг. высшее партийное руководство так и не смогло преодолеть комплекс недоверия к советским евреям как «потенциальным эмигрантам», политически неблагонадежным гражданам. Это не могло не вызвать чувств возмущения и разочарования в КПСС у многих советских граждан евреев. Полагаю, что эта анти ленинская, антикоммунистическая политика разжигания антисемитизма умышленно проводилась пробуржу азной партгосноменклатурой. На процессе в КС Макаров, Яковлев использовали эти факты для обвинения КПСС. Массовый выезд советских евреев (инженеров, врачей, музыкантов, ученых) из России, Украины, других республик был тщательно подготовлен антисоциалистическими силами. К сожалению, в КПСС не нашлось сил, которые бы выступили против антисемитизма, за интернационализм. И даже в современном коммунистическом движении эти факты еще не осознаны.

Положение немцев Поволжья, этих замечательных, трудолюбивых, честных и талантливых людей, весьма похоже на ситуацию с евреями. И здесь партия не смогла найти правильного решения.

Существовали и политические предпосылки поражения КПСС в 1991 г. Наши оппоненты на протяжении всего процесса пытались доказать, что партия была антинародной, преступной, антидемократической организацией, а советское государство — тоталитарным. Эти обвинения, конечно, не соответствуют исторической действительности. «У нас в стране, — говорил автор этих строк 12 ноября, — как во всем мире, всегда были две тенденции в обеспечении прав человека и прав гражданина. Были позитивные тенденции... положительные импульсы... Были бюрократические, реакционные тенденции. И эти тенденции боролись все время». И в компартии, и в государственных органах, и в общественных организациях возникали и развивались широкие формы социалистического демократизма, массовое участие трудящихся в управлении. И это было условием и предпосылкой превращения СССР в великую державу, а КПСС — в одну из самых влиятельных политических партий XX в. С другой стороны, архаичные традиции, сопротивление политических противников, ошибки порождали искажения социалистической демократии, принижение роли советов, непоследовательное осуществление принципов советского федерализма, нарушения прав граждан. Трагедия партии заключалась в том, что в 70-80-х гг. она постепенно утрачивала авторитет в глазах общества. Формирование буржуазии в недрах советского общества сопровождалось обюрокрачиванием значительной части партийного и государственного руководства.

В течение всего процесса в КС неоднократно применялся термин «парт госхоз номенклатура». Некоторые свидетели ссылались на известную книгу М. Восленского «Номенклатура». Следует сказать, что автор этих строк не считает правильной концепцию природы власти в СССР, изложенную Джиласом Восленским, согласно которой номенклатура является новым эксплуататорским классом. Номенклатура, т.е. слой людей, для которых управление является профессией, существует в любом государстве. «Номенклатура, — говорил свидетель И. К. Полозков, — была, есть и будет во всех структурах общественно политической жизни... И во всех странах. Это список людей, способных занимать ту или иную должность». Демократичность государства состоит не в том, существуют ли чиновники или нет, а в реальности народного контроля над их деятельностью. Разумеется, номенклатура не является особым классом в марксистском смысле этого слова. Чиновники и партработники при любой политической системе выражают интересы определенных социальных групп либо примыкают к ним. В КПСС и Советском государстве партгосноменклатура не представляла собой некоего единого социального целого. Эксперт И.П. Осадчий говорил, что с «хрущевских времен начал формироваться и все более укрепляться слой партийной аристократии». Далее он заметил: «Среди любых эшелонов партийного руководства: высшего, среднего или низшего можно было найти и парт чиновника, и парт аристократа, и парт вельможу, и истинного партийца в хорошем смысле этого слова». Иван Павлович был прав. Неточность только в одном: бюрократические тенденции в партии и государстве появились еще в 20-е гг. и усилились в 30-40-е гг.

В ходе процесса проблема бюрократизации партии неоднократно возникала. Наши оппоненты искаженно, весьма тенденциозно освещали этот вопрос. Их характеристика партии как государственной структуры обосновывалась аргументами, которые свидетельствовали о тенденциях бюрократизации руководящих структур КПСС. Здесь вопрос о бюрократизме умышленно смешивался с вопросом о против конституционном вмешательстве парт чиновников в государственные дела. Им это было необходимо для обоснования тезиса о не конституционности партии. Эксперт А.И. Ковлер, выражавший интересы президентской стороны, 29 сентября вспомнил в Суде молодого Маркса, который говорил, что бюрократ рассматривает государство как свою собственность. Партийный аппарат, рассматриваемый экспертом как воплощение некоей «внутренней партии», имел, по его словам, «свой особый интерес и рассматривал не только партию, но и все государство как свою собственность». В партии он видел осуществление «железного закона олигархии» Р. Михельса, воплощение закономерностей бюрократизации общества, открытых М. Вебером и другими западными исследователями. Очевидно, что указанные социологи действительно подметили и описали некоторые существенные аспекты политической действительности XX в. Но ошибка профессора А.И. Ковлера, на мой взгляд, состояла в том, что он приписывал качество обуржуазившейся партийной аристократии всей партии, всем партработникам. «Номенклатура может быть на разной основе», — говорил 7 октября свидетель И.К. Полозков. Он напомнил, что в ее состав входили труженики, которые показывали пример трудовой и общественной деятельности, видные ученые (А.В. Гиталов, В.А. Коптюг и др.). Были списки резерва — молодые активные специалисты. Главное, в чем отошел эксперт А.И. Ковлер от исторической реальности, на мой взгляд, заключалось в том, что в недрах партаппарата шла борьба между бюрократической его частью и истинными коммунистами, боровшимися за социализм. В противном случае Горбачеву не было необходимости исключать из состава ЦК в 1989 г. 115 его членов, отстранять Е.К. Лигачева и многих местных партработников. Трагедия партии заключалась в том, что обуржуазившаяся бюрократическая группировка победила. По моему мнению, эта победа не была неизбежной. Партия игнорировала предупреждения В.И. Ленина: «Бюрократизм советского аппарата не мог не проникнуть в аппарат партийный»; «Коммунисты стали бюрократами. Если что нас погубит, то это».

Нельзя не отметить и прогноз Л.Д. Троцкого, сделанный им в августе 1936 г., о возможной грядущей буржуазной реставрации в СССР. Этот прогноз реализовался ровно через 55 лет — в августе 1991 г., причем Троцкий абсолютно точно описывает поведение партбюрократов, перешедших на сторону нового режима, восстановление частной собственности, политику развала колхозов и попытки создания слоя фермеров. Все это осуществилось после 1991 г. Б.П. Курашвили, не отличавшийся особой благожелательностью к Троцкому, признает, что он проявил «прямо таки гениальную проницательность», но в том, что не был услышан, «виноват во многом сам». Но ведь и Ленин не был услышан! В советской стране в 50-80е гг. тема о бюрократизме в партии и государстве относилась к числу закрытых. Помню, как в 1984 г. по просьбе редакции журнала «Советское государство и право» я подготовил статью на эту тему, и она была чуть ли не первая после многих лет полного молчания. Статья была посвящена проблеме бюрократизма в государственном управлении. Разумеется, не все я осознавал до конца в тот период времени.

Бюрократизм рассматривался мной как многоаспектное явление.

Во-первых, это особая система общественных отношений, деформирующих сущностные качества социалистического государства, создающих элементы отчуждения граждан от власти;

во-вторых, это формально бюрократический стиль работы;

в-третьих, это некий социально психологический феномен, характеризующийся такими чертами, личностными свойствами, как карьеризм, косность, защита корпоративных интересов руководящих структур и т.д. Сущность бюрократизма — в отрыве аппарата от граждан, его обособление в замкнутую касту, управляющую с помощью бумажных предписаний.

Бюрократизм — чуждое социализму явление, унаследованное советским обществом от дореволюционного мира, от которого оно не смогло избавиться и которое как рак, разрастаясь метастазами, уничтожило его изнутри. Опыт показал, что такие институты, как государственная собственность, централизованное планирование и управление, несут в себе возможности бюрократических искажений, если эти институты выведены из под контроля трудящихся. Бюрократические извращения сводили на нет проявления народной инициативы, препятствовали развитию демократических институтов, прав человека и гражданина, вели к процветанию коррупции, взяточничества, корыстолюбия, безразличию к людям, самодурству сановников, беззакониям.

В 1920 г. В.И. Ленин сформулировал главные задачи борьбы с бюрократизмом: упрощение и улучшение аппарата, рабоче-крестьянский контроль, перевод части чиновников на производительный труд, поголовное участие в управлении самих трудящихся. КПСС проиграла битву против бюрократизма потому, что не смогла добиться претворения в жизнь этих мер. Проблема бюрократизма в партийной жизни вообще не исследована. Внутри партии эта болезнь проявлялась в искажении принципа демократического централизма, в пренебрежении к мнению рядовых членов партии и первичных организаций со стороны партийных руководителей, в навязывании их решений, порой субъективистских и ошибочных, всей партии, зажиме критики и отсутствии самокритики, в формализации партийных съездов и собраний. Разумеется, в партии существовали подлинно народные, коммунистические, анти бюрократические тенденции. Партия была живым организмом, а не бюрократической «государственной организацией», как утверждали Шахрай и. К° в Суде, но темные силы одержали победу и привели ее к поражению.

Одной из глубочайших причин поражения партии было постоянное и все возрастающее вымывание классовой природы партии, проникновение в ее состав политически чуждых лиц, ошибочная кадровая политика. Очевидно провозглашение КПСС «партией всего народа» на XXII съезде было ошибочным. Явно неправильной была политика чрезмерного количественного роста партии. В 1920 г. В.И. Ленин писал, что 300-400 тыс. ее членов — чрезмерное количество. Однако сразу после его смерти был осуществлен массовый прием в партию рабочих. Г.Е. Зиновьев писал по этому поводу в 1924 г., что в будущем в партию «начнут входить все или почти все рабочие». На протяжении истории ее численный состав увеличивался и к моменту запрета достиг 19 млн. человек. На XXV съезде партии (1986 г.) Л.И. Брежнев назвал это явление объективной тенденцией социализма. Жизнь показала явную ошибочность этих суждений. В Суде противники  партии пытались численность партии связать с вопросом о ее неконституционное. Так, эксперт В.А. Туманов заявил, что якобы существуют «подсчитанные политологами нормальные пределы численности партии, после которых она перестает быть партией в собственном смысле этого слова и ...превращается уже в социальный слой людей». Правда, он оговорился, что имеет в виду социологический аспект. В главном эксперт был не прав: никаких предельных нормативов численности для определения понятия партии не существует. Но если в правящей партии слишком много членов, причем многие из них проникли в нее из карьеристских, корыстных и подобных соображений, то ее жизнеспособность становится проблематичной. Разумеется, главное — это качественные критерии состава партии.

«Показных членов партии, — говорил В.И. Ленин, — нам и даром не надо». Он требовал очистить партию от «мазуриков», нечестных, от обюрократившихся, «закомиссарившихся», от нетвердых коммунистов и от меньшевиков, перекрасивших «фасад». К 90-м гг. в составе партии числилось громадное число «билет носителей», которых вполне можно охарактеризовать с помощью ленинских определений. Более того, в ней оказались не только «перекрасившие фасад» правые социал-демократы (меньшевики), но и монархисты, либералы, клерикалы, националисты, шовинисты и т.д. Среди них немало было зловещих антикоммунистов, проникших на ответственные партийные посты. Весьма значительным было число безыдейных мещан, которые руководствовались принципом, провозглашенным А.М. Макаровым в Суде: «беспартийность хуже судимости». Эксперт И.П. Осадчий, говоривший о засоренности партийных рядов проходимцами и карьеристами, возразил Макарову 16 сентября: «Нельзя собственные безнравственные принципы, взгляды и поступки приписывать миллионам». Макаров пытался приписать карьеристские устремления всем членам партии. «Большинство членов партии, — сказал И.П. Осадчий, — коммунисты без должности».

Лица, входившие в состав сторон, свидетели, эксперты по данному делу были наглядным воплощением качественных характеристик членов КПСС. Подавляющее большинство из них были в прошлом или оставались партийцами. Здесь были и убежденные коммунисты, и «нетвердые», переметнувшиеся на сторону противников партии, и разочаровавшиеся в марксизме, и обиженные, и нечестные, и «мазурики». Особую группу «перевертышей» составляли те, кого украинский писатель Б. Олейник назвал «мутантами». Это «особи с откровенным хватательным рефлексом и при блестящем отсутствии элементарной совести». А. Тулеев дал такую классификацию бывших членов КПСС: настоящие коммунисты, манипуляторы, приспособленцы, статисты.

Все это оказалось возможным в результате грубейших искажений ленинских принципов приема в партию, без тщательного индивидуального отбора, с ориентацией на «вал». Партия неэффективно осуществляла кадровую политику. Бюрократический принцип подбора кадров препятствовал выдвижению в высшие эшелоны талантливых, политически честных людей, открывал «зеленую улицу» для посредственностей, карьеристов и даже скрытых антикоммунистов. «Вина партии, — сказал Е.К. Лигачев 5 октября, — состоит еще и в том, что начатая работа по очистке партии от коррупционеров и карьеристов, особенно в 80-е годы, к сожалению, не была закончена». При подборе кадров преобладал формально аппаратный подход, реализовались и националистические, земляческие принципы. При оценке выдвигаемых на партийные посты часто преобладал технократический подход, недооценивались политические критерии. Нередко подбор кадров проходил по мотивам личной преданности парт руководителям. Бюрократизация руководящих структур препятствовала и развитию внутрипартийной демократии. Она существовала в партии, но формализм, навязывание мнения вышестоящих органов первичным организациям сковывали живую мысль, создавали разрыв между словом и делом. В партии и советском обществе неоднократно проходили общепартийные и всенародные обсуждения важнейших проектов партийных решений и правовых актов, причем они были весьма активными и плодотворными. Однако практика сложилась так, что обсуждалось не существо, а детали, методы осуществления мер, выдвинутых высшим партийным руководством. Выступать против существа намеченных мер считалось признаком отсутствия политической зрелости. Что же касается решения партийных съездов и пленумов ЦК, то в их правильности не принято было сомневаться. Г. К. Орджоникидзе говорил на XIV съезде партии: «Решения съездов, конечно, не всегда бывают абсолютно правильные. Ильич нас учил, что иногда могут быть и неправильные решения съездов». Уставы партии обязывали ее членов выполнять решения высших парторганов, но коммунисты были вправе уставными методами добиваться изменения неправильных решений. Однако сложилось представление, что «партия всегда права, она не ошибается». Это было явление, которое свидетель Долгих назвал «синдромом преклонения перед руководством». Оно мешало мобилизовать все талантливые слои партии и общества для решения сложных проблем, создавало условия бесконтрольности руководителей со стороны партии и народа.

Развитию внутрипартийной демократии мешало догматическое истолкование резолюции X съезда РКП (б) «О единстве партии» (1921 г.), где содержался запрет организации внутрипартийных фракций. Партбюрокра ты, ссылаясь на эту резолюцию, умалчивали, что она обеспечивала право на критику недостатков партии, призывая коммунистов учитывать положение партии среди окружающих ее врагов. Вместе с тем съезд, объявляя распущенной группу «рабочей оппозиции», призывал их «оставаться на своих местах, не принимая никаких отставок». Обстановка в партии в ленинские времена характеризовалась действительной уважительностью и товариществом. В 30-е гг. ситуация изменилась: даже случайно высказанное слово, несовпадающее с мнением партийного начальства, грозило суровыми карами. В 60-70-е гг. были созданы более широкие возможности партийной демократии, однако и бюрократические начала усиливались.

В течение всей истории партии в ней возникали различные политические течения: правые, «левые» и т.д. Но способы разрешения этих внутрипартийных противоречий после смерти Ленина во многих случаях оказались губительными для партии: утрата талантливейших ее членов, ослабление ее руководства. Сталин использовал обстоятельства, связанные с внутрипартийными дискуссиями, для политической дискредитации своих оппонентов и утверждения личной власти диктатора в стране. Тысячи честных коммунистов, которые когда-то высказывали критические замечания в адрес сталинского руководства, были зачислены в число «врагов народа», «троцкистов» и т. д. С точки зрения формирования и развития внутрипартийных традиций ВКП (б) КПСС была удивительной партией. Во времена Сталина были опорочены или физически уничтожены почти все члены ленинского руководства. При Хрущеве были осуждены Сталин и его окружение. Затем аналогичная участь постигла Хрущева и Брежнева. Поэтому противникам социализма надо было сосредоточить свой огонь на Ленине — вся остальная работа по очернённою советской истории была сделана руками самих коммунистов. Эта политика «самоедства» собственной истории была связана с чувствами зазнайства, ощущениями «непобедимости», овладевшими партийными руководителями после Ленина.

Естественно, что каждое новое поколение партийных руководителей, преодолевая устаревшие методы и формы деятельности, должно вести партию вперед. При этом возможно и даже необходимо критическое осмысление прошлого опыта. Но политическая мудрость требует формирования устойчивых внутрипартийных демократических традиций, уважения к ушедшим лидерам, ко всей деятельности коммунистов прошлых поколений. И даже теперь, когда советская власть свергнута, деятели современного коммунистического движения, кажется, не осознали, что перед лицом тотального антикоммунизма, лживого и бессовестного, существует необходимость защиты всей советской истории.

«Мы — Эдисоны невиданных взмахов энергий и взлетов», — писал поэт в 20-е годы. И этот революционный путь к электрификации всей страны, к строю цивилизованных кооператоров, к всеобщей грамотности приходилось преодолевать, продираясь сквозь чащу архаичных традиций, привычек и обычаев прошлого. Не всегда партия могла преодолеть груз прошлого; скрытые сознательные противники социализма, а еще чаще бессознательные носители чуждых партии нравов проникали в ее ряды, навязывая ей ошибочные и даже губительные для нее действия. Так, А.М. Макаров пытался доказать, что «зерна национальной розни «сеялись деятельностью КПСС».

Выступая 13 июля, автор этих строк говорил Суду: «Коммунисты на протяжении всей своей истории, всей своей жизни всегда были интернационалистами и боролись за интернационализм. А вот различные шовинисты, националисты, русофобы, антисемиты, которые проникли в партию, вот они и создали эту обстановку. Но разве мы можем, партия в целом, нести ответственность за деятельность наших противников?»  Речь шла о юридической ответственности партии. Если же обратиться к вопросу о поражении партии, то нельзя не признать, что проникновение в ее ряды носителей традиций старого мира подрывало ее потенциал. Партия не смогла преодолеть до конца существовавших в течение веков в России традиций харизматической власти, преклонения и обожествления политических лидеров. «Осудив культ личности Сталина, — говорил 5 октября В.И. Долгих, — ЦК не смог, к сожалению, до конца освободиться от этого наследия. Большой культ исподволь заменялся меньшим. Меньший маленьким и т. д. Этой болезнью оказалось зараженным не одно поколение». Партия также не сумела преодолеть архаичную российскую традицию правового нигилизма. В.Г. Вишняков в своем выступлении 12 ноября говорил, что это выразилось, в частности, в не разработанности конституционно правового статуса КПСС, конституционного механизма ее взаимодействия с государственными органами.

И еще одно, существенное обстоятельство, о котором сказал 7 июля В. И. Зоркальцев: «Трудной была судьба КПСС. Партия не раз становилась объектом нападок, репрессий. Впервые удар по цвету партии, ее профессиональным кадрам был нанесен после смерти Ленина. Она была препоной в концентрации власти и смене курса Сталиным. Затем 1927, 1937, 1949 годы. Истреблялись ее кадры, члены выборных органов, делегаты съездов. Только в трех случаях партия сама шла сознательно на жертвы — в гражданскую войну, отдавая миллионы своих лучших бойцов. В остальном она истреблялась силами реакции как сила прогрессивная, в том числе и мировым фашизмом. Это, по нашему мнению, явилось одной из причин снижения интеллекта в партии и причиной ее перерождения». Что же касается сущности 1937 года, то, на мой взгляд, нельзя не увидеть его органической связи с 1991 г.

В.И. Ленин в марте 1922 г. писал, что пролетарский характер партии определяется не ее составом, а «безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией». Установление режима личной диктатуры сопровождалось физической ликвидацией этой гвардии. Здесь была подорвана жизненная основа партии. «Главный удар, который наносился Сталиным по самой активной части населения СССР в 30х годах, — сказал свидетель В.М. Фалин 9 октября, — прошелся своим острием по членам тогдашней ВКП (б). В процентном отношении число жертв членов партии было значительно большим, чем число жертв любой другой политической, социальной или иной группы. То же самое случилось повторно после Второй мировой войны, когда пошла вторая волна репрессий. Это кровопускание партия чувствует, вероятно, до сих пор». Правда, В.М. Фалин не смог дать этим фактам, как он сказал, «никакого рационального обоснования». Такое объяснение стремился дать автор этих строк 13 июля: «И террор 1937 года, и беззаконие бюрократов, и все кошмарные вещи, которые были в нашей истории (мы их не отвергаем, это все в действительности было), это феодальная контрреволюция, это реванш, это попытка загнать народ в рабство, из которого он пытался вырваться в 1917 году».

Б.П. Курашвили прав: существовала «историческая логика сталинизма», но, по моему мнению, она заключалась не в том, о чем пишет он. В  сталинизме воплотились противоречивые тенденции периода перехода от капитализма к социализму в нашей стране. С одной стороны, ускоренные темпы индустриализации, подготовка к войне с фашистской Германии, ее разгром, быстрое восстановление народного хозяйства, ликвидация безработицы, введение всеобщего бесплатного образования и здравоохранения. С другой стороны, установление власти типа восточной деспотии, обожествление диктатора, введение троек НКВД, принудительная коллективизация, запрет трудящимся (колхозникам и рабочим) уволиться с работы по собственному желанию, репрессии против целых народов и другие беззакония. Авторы «Манифеста Коммунистической партии» писали когда-то о феодальном социализме как разновидности реакционного социализма. Феодальный социализм — «наполовину отпечаток прошлого — наполовину угроза будущему» в политической практике XIX в. означал «участие во всех насильственных мероприятиях против рабочего класса»’. СССР было суждено испытать на практике институты феодального социализма. В политике парт руководства 30-х начала 50-х гг. причудливо сочетались и защита Советского государства, и элементы державно националистические и мелкобуржуазные. 1937 г. был реваншем старой феодальной России, отражением экономической неразвитости страны, результатом давления на партию мелкобуржуазной стихии. Антирабочая и анти крестьянская политика, уничтожение ленинской партийной гвардии не могут быть оправданы никакими чрезвычайными обстоятельствами, с которыми сталкивалась страна. Поразительно, что подлинные коммунистические партийные начала сохранялись в партии и после этих страшных испытаний до тех пор, пока про буржуазные, бюрократические силы не нанесли ей удар в августе 1991 г.

Один из существенных негативных факторов — неправильные решения, совершаемые партийным руководством на протяжении истории. В.И. Ленин говорил на IV конгрессе коминтерна о глупостях, которые нередко совершают советские коммунисты. Аналогичные суждения были на процессе. «Это наше российское «ноу-хау» делать глупости», — сказал 1 октября свидетель А.И. Вольский. Думаю, что он не прав, когда глупости отнес только к особенностям России. Э. Роттердамский считал, что это явление общечеловеческое. Но в истории партии их было немало. Например, высылка из страны группы известных философов в 1922 г., просчет сталинского руководства 1941 г. в связи со сроками начала войны, принудительное навязывание кукурузы и запрет содержать скот в городах в хрущевские времена. 5 октября свидетель Е.К. Лигачев говорил об ошибках партийного руководства в 90-е гг. В частности, он признал ошибки в борьбе с алкоголизмом, в развитии товарных отношений. Он признавал свою вину в том, что не использовал все свое влияние для того, чтобы сохранить политический курс. К числу серьезных ошибок можно отнести и некоторые внешнеполитические действия КПСС и СССР.

По моему мнению, «комчванство», зазнайство партийного руководства привели к тому, что партия отвергала многие правильные критические замечания со стороны иностранных компартий. Ошибки стратегического характера привели к отчуждению и даже враждебности между СССР и КНР. Раскол в социалистическом лагере — одна из главных причин поражения

КПСС и гибели СССР. Историки еще должны ответить на вопрос, как была разрушена советскокитайская дружба и кто в этом виноват. После роспуска III Интернационала не было достигнуто единства коммунистического и рабочего уважения. Призыв Маркса и Энгельса «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» не был практически осуществлен. СССР, имевший авторитет борца с колониализмом, союзника освободившихся стран, был дискредитирован в глазах деятелей национально-освободительного движения в результате ввода советских войск в Афганистан.

В осуществлении политики КПСС недооценивался субъективный фактор. В первые годы советской власти партию возглавляли люди, обладавшие очень высокими политическими и нравственными качествами. Г. Уэллс говорил о правительстве Ленина как о самом образованном правительстве Европы. После истребления партийных кадров в 30е гг., в период Отечественной войны уровень партийных руководителей снизился, хотя в партии было очень много талантливых, высокообразованных людей. На XXII съезде КПСС была предпринята попытка ввести принцип ротации в партийном руководстве, но он фактически не был осуществлен до конца. Это привело к возникновению «геронтократии», препятствовало проникновению в состав руководства новых современных и талантливых людей, преданных коммунистическим идеалам. В партгосхозноменклатуре стали задавать тон люди, которых В. Мижуев метко охарактеризовал термином «духовное плебейство». Речь идет о политиканах карьеристах, лишенных чувств патриотизма, гуманизма, порядочности. Эти лица, объединившиеся с отечественными и иностранными противниками партии, сумели добиться ее запрета в августе 1991 г.

Существовали и серьезные ошибки в теоретической области, в сфере идеологии. Партийное руководство допускало безусловные отступления от подлинного марксизма ленинизма. Прежде всего, были забыты известные положения Ленина о социализме как живом творчестве народных масс. Новые программные положения о развернутом строительстве коммунизма и общенародном государстве (1961 г.), о развитом социализме (1972 г.) имели субъективистский характер, не были результатом всестороннего и объективного изучения действительности. Социализм в СССР был весьма незрелым, не оформившимся. Социализм предполагает не только более высокую, чем при капитализме, производительность труда (чего СССР, как известно, не успел осуществить), но более совершенные институты демократии, более высокую ступень развития политической, правовой культуры общества. Лишь только в 1983 г. Ю.В. Андропов сказал: «Нам надо трезво представлять, где мы находимся». Но реальных выводов из этого верного положения не было сделано. Одним из серьезных допущенных партией теоретических просчетов был ошибочный тезис о полной и окончательной победе социализма в СССР, выдвинутый в 1959 г. «В мире нет таких сил, которые смогли бы восстановить капитализм в нашей стране, одолеть социалистический лагерь», — отметил XXI съезд КПСС. Этот вывод противоречил многочисленным суждениям Ленина о том, что окончательная победа может быть осуществлена только в международном масштабе, усилиями рабочих всех стран. Больше того, Ленин писал в 1918 г. и о возможности «поражений отдельных революций». И.В. Сталин соглашался со всеми высказываниями Ленина по этому поводу, но все же признал в 1926 г., что окончательной победы можно добиться, достигнув победы «по крайней мере, еще в нескольких странах». В 1938 г. в письме И.Ф. Иванову он писал, что «победа социализма в нашей стране не является еще окончательной», что военная интервенция, реставрация капитализма возможны.

Тезис об окончательной победе социализма был выдвинут в совершенно новых исторических условиях, когда возникла мировая социалистическая система. И он представлялся многим как аксиома. Но в действительности этот вывод, явившийся отражением эйфории от достигнутых побед, самоуспокоенности и результатом политической наивности, оказался несостоятельным. Авторы его стремились вдохновить партию, укрепить ее уверенность в победе, а на деле это положение стало фактором демобилизации, ослабления партии. Этот тезис был проявлением господствующей в тот период иллюзии о всесилии партии. Но для партийной идеологии были свойственны не только субъективистские, поверхностные тезисы, выдаваемые за новаторство, но и окостеневшие теории, игнорирование новых идей, которые выработаны человечеством. Догматизация марксизма ленинизма, неспособность лидеров партии продвинуть вперед теорию были связаны еще и с тем, что бюрократией ограничивались возможности ее творческого развития. Такие возможности в партии и обществе существовали — было немало весьма одаренных и подготовленных специалистовобществове дов. Однако навязывалось неписаное правило: только в ЦК познали всю истину, а научные работники призваны только интерпретировать и обосновывать решения вышестоящих инстанций.

В ходе этого судебного процесса наши оппоненты доказывали, что КПСС, нарушая свободу мысли, совести и убеждений, навязывала обществу «моно идеологию». В действительности в партии всегда существовала творческая мысль. В обществе были различные философские, художественные направления, многочисленные религиозные объединения. Но с помощью цензуры бюрократия (а не КПСС как организация миллионов людей) навязывала «моно идеологию» в виде примитивных псевдо марксистских догматов. Именно это я стремился доказать на процессе, когда задал А.Н. Яковлеву вопрос: «Тезис «экономика должна быть экономной» — Вы автор этого тезиса?»  Одна из причин поражения партии — в расхождении между словом и делом, между провозглашаемыми представителями номенклатуры клятвами о благе народа и реальной практикой карьеристов, стремящихся к материальным благам.

Перестройка и партия

Другая группа причин поражения партии связана с политикой перестройки, провозглашенной в 1985 г. На процессе были раскрыты многие факты, связанные с этими событиями. «Необходимость в реформах давно назрела, — говорил 5 октября свидетель В.И. Долгих — Это понятно. Их надо было тщательно готовить и осмысленно, осторожно и согласованно осуществлять, не нарушая социалистического характера общественных отношений...»   Партия и общество с надеждой восприняли провозглашение курса обновления социализма. «На начальном этапе перестройки, — пояснял 23 июля Суду бывший член ЦК КПСС, академик В.А. Коптюг, — доверие к Горбачеву было фактически безграничным». Некоторые свидетели — бывшие лидеры КПСС — выделили два этапа перестройки. Так, Н.И. Рыжков говорил 1 октября: «С 1985 по 1988 год мы находились в поиске, мы вырабатывали теоретические принципы как дальше двигать экономику. В 1987 году делается окончательный вывод... Включая 1989 год, идет рост национального дохода. За три года рост производства составил 15%. В 1990 году мы пошли вниз и спад производства составил три процента». Е.К. Лигачев также подтвердил 5 октября, что «дело шло к лучшему, потому что обновление общества происходило на базе социализма в рамках советской системы». Думаю, что эти характеристики первого этапа перестройки были чрезмерно радужными. Правда, в том, что стабильное существование государства сохранялось. Однако товарный дефицит возрастал, сохранялись привилегии бюрократии и нелегальные доходы теневой экономики. Объявленная в 1985 г. кавалерийская атака на пьянство и алкоголизм захлебнулась (хотя эта деятельность, безусловно, необходима, но более продуманная и серьезная). Переход во второй период перестройки (1989-1991 гг.) означал, что про буржуазное крыло партийного руководства открыто приступило к захвату власти и отстранению от нее партии. В Суде эти события интерпретировались разными свидетелями неоднозначно. Так, свидетель В.В. Бакатин считал (12 октября), что «перестройка началась, а программы реформ не было... Мы не представляли, каким путем, безболезненно, эволюционно, спокойно... прийти и куда именно». Свидетель В.И. Долгих 5 октября заявил Суду, что уже в 1987 году «перестройка перешла в перетряску». Он говорил о труднообъяснимой поспешности Горбачева, непредсказуемости его решений, а также о его, как выразился свидетель, дьявольском умении «накладывать на нереализованное и недостаточно продуманное решение новое, еще более сомнительное». По моему мнению, В.И. Долгих дал самую точную характеристику второму этапу перестройки (точнее: «горб стройки»): «В той непродуманности экспромта, непоследовательности группы Горбачева был свой зловещий план». Все последующие после 1985 года события подтверждают этот вывод. Непоследовательность, метания группы Горбачева были связаны с тем, что ей приходилось преодолевать сопротивление коммунистов. С другой стороны, им противостояла другая антисоциалистическая группировка (Ельцин, межрегиональная группа депутатов и их сторонники).

В Суде был раскрыт механизм подготовки антисоциалистического государственного переворота. Во-первых, подрыв экономической основы социалистической власти. «Если меня как ученогоправоведа спросят, — сказал 5 ноября В.С. Мартемьянов, — когда началось в стране и в каком  законе контрреволюционное, антиконституционное выступление, ... я отвечу: это случилось 24 декабря 1990 г., когда был принят Закон о собственности в РСФСР». Он имел в виду легализацию права частной собственности. Б.П. Курашвили спросил 5 октября свидетеля В.И. Долгих: «Когда принимался закон о кооперации, не говорили ли о том, что это является фактической легализацией частного капиталистического предпринимательства?»  Свидетель ответил утвердительно.

Во-вторых, открытые удары по партии и разжигание антикоммунистической пропаганды в стране. Тот же свидетель В.И. Долгих напомнил Суду о беспрецедентном в истории партии выводе из состава ЦК 115 его членов. Были отстранены со своих постов и тысячи других коммунистов областного и районного звена. Е.К. Лигачев в своих свидетельских показаниях 5 октября рассказывал, как праворадикальная пресса вела атаку на историю КПСС, обливая ее грязью, глумясь над строителями и защитниками Отечества, патриотами интернационалистами, о травле коммунистов к водителей, о шабаше на улицах и площадях, где решалась их судьба под улюлюканье толпы.

В-третьих, подрыв партии изнутри. «В самой партии шла разрушительная работа перевертышей, размывались идейно организационные основы», — рассказывал свидетель Е.К. Лигачев. Другой свидетель — В.А. Крючков — говорил 31 июля, что КПСС выглядела монолитом в организационном и идеологическом плане, но в 1990-91 гг. она уже такой не была. «Я ее воспринимал как совершенно неоднородную организацию, состоящую из людей с взглядами от анархиста до монархиста», — говорил он. — По сути дела, КПСС уже к середине 1990 года была партией из нескольких зародившихся в ней партий». Ряд свидетелей и других участников процесса классифицировал членов партии на 3 группы: консерваторы, т.е. сторонники сталинизма; реформаторы — приверженцы обновления партии; и ликвидаторы, т.е. скрытые враги коммунизма, стремившиеся к уничтожению партии. Следует сказать, что образование различных фракций, борьба между ними происходили в основном в Москве, Ленинграде, ряде других крупных городов. На уровне среднего звена партии, в певичках этого раскола не произошло. Политическая борьба происходила, в основном, между реформаторами и консерваторами. Про буржуазная группировка ликвидаторов, прикрываясь лозунгами типа «Больше социализма, больше демократии», скрывалась под личиной реформаторов социализма. Слабость прогрессивных коммунистических сил проявилась в том, что они своевременно не раскрыли суть этой политики, не отмежевались от предателей социализма. Большинство членов партии было дезориентировано. В этих условиях идеи «нового мышления», «общечеловеческих ценностей», распространяемые идеологической службой Горбачева и Яковлева, явились лишь ширмой, прикрывавшей их узкопартийную политику разгрома КПСС и развала СССР.

В-четвёртых, удар по КПСС был осуществлен с помощью скоропалительного изменения ст. 6 Конституции СССР и легализации буржуазной многопартийной системы. В этом судебном процессе наши оппоненты усиленно обосновывали тезис о губительности однопартийной системы. Эксперт В.А. Туманов 24 сентября доказывал, что одно партийность аномальна и что «все однопартийные системы плохо кончили». Б.П. Курашвили спросил эксперта: «Вы доказываете, что все однопартийные системы плохо кончают. А всегда ли они плохо начинают?»  Эксперт И.П. Осадчий привел конкретные факты: за 2,5 пятилетки была создана индустриально техническая база, обеспечившая разгром фашизма. Без плана Маршалла за 57 лет восстановили хозяйство, разрушенное войной. «Разве это не свидетельство того, — спросил эксперт, — что до поры до времени однопартийная система сыграла роль в осуществлении этих задач?»  Весьма убедительно этот вопрос в Суде был раскрыт 12 ноября нашим представителем В.Г. Вишняковым: «Если партия выражает интересы общества, то это и есть основа для эффективной однопартийной системы». Он обратил внимание на недостатки многопартийных систем: усиление центробежных сил при чрезмерном количестве партий; появление местнических, сепаратистских и националистических тенденций, усиление нестабильности системы власти и управления. «Найти грань между Харибдой — излишней децентрализацией, ведущей к политизации общества, и Сциллой — излишней централизацией, ведущей к бюрократизации, — это очень сложная проблема. Она в каждом историческом случае решается по-разному», — добавил он, обосновывая вывод: многопартийность не единственный путь развития общества. Вместе с тем надо заметить, что мы, представители КПСС, не отвергали другие парт системы, кроме однопартийной. Речь шла о другом. Безусловно, однопартийная система, возникшая на определенных этапах развития СССР, себя исчерпала. Но ведь кроме многопартийности существуют еще двухпартийная, «полутора партийная» системы. Существуют и различные варианты многопартийной системы. Прежде чем изменять ст. 6 Конституции СССР, которая фиксировала КПСС как ядро политической системы, основной стержень государственной власти, необходимо было подготовить новые политические структуры, которые взяли бы на себя такие функции. В США они осуществляются поочередно республиканской и демократической, в Великобритании — консервативной и лейбористской партиями. В СССР же в марте 1990 г. КПСС разрушали, а новые сильные общесоюзные партии созданы не были. В этих условиях союзное государство было обречено на провал, общество — на анархию и безвластие. Совершенно очевидно, что для такого большого многонационального государства, как СССР, многопартийная система французского или итальянского типа вообще не подходит. Уходить от одно партийности мы должны были, но не к многопартийности, а к двух партийности, причем постепенно, осторожно, в рамках обновляемого социалистического строя. Приступая к реформе, необходимо было использовать опыт НЭПа, КНР, учитывать достижения западных стран, тщательно взвесить наши возможности. Но про буржуазная группировка Горбачева, выразительница духовного плебейства, была изначально не готова к мудрым политическим решениям, вела страну к развалу. В советском руководстве не оказалось деятеля типа Дэн Сяопина, великого реформатора XX в. Объясняя причины провала перестройки, Н.И. Рыжков 1 октября говорил так: «В стране был мощный стержень... Этот стержень был партия, вокруг которого формировалась общественно политическая и экономическая жизнь... После XIX партконференции партия стала передавать эти функции государственным органам... Органы государственной власти оказались неподготовленными ни организационно, ни юридически взять на себя эти функции... Пошли политическая нестабильность, война законов, война бюджетов, разрушение связей... Была борьба за власть... Управляемость прекратилась. И все покатилось дальше и дальше... Убежден, что этот процесс не был стихийным, он целенаправленно проводился еще с 1990 года».

В-пятых, удар по партии и СССР был осуществлен с помощью скороспелого, неподготовленного введения единоличной президентской власти в СССР и союзных республиках, а также укрепления власти бюрократии под предлогом внедрения принципов разделения властей и парламентаризма. «Объединение Президента и Генерального Секретаря, — признал свидетель В.В. Бакатин 12 октября, — ...было ослаблением Генерального и усилением Президента». Н.И. Рыжков говорил 1 октября, что «переливалась одна власть в другую» . Политбюро практически не работало. Член секретариата ЦК, избранного на XXVIII съезде партии, свидетель рабочий В.А. Гайворонский пояснил 30 июля Суду, что Горбачев появился на заседании секретариата ЦК только 2 раза, а политбюро уже не собиралось. Он процитировал секретаря МГК Ю. Прокофьева, обвинившего Горбачева в принятии единоличных решений без созыва политбюро. А. Салуцкий писал в своем экспертном заключении: «После отмены ст. 6 пересадка горбачевской верхушки в президентские кресла фактически состоялась. Горбачев перестал бывать на Старой площади». Е.К. Лигачев сообщил Суду 5 октября, что возглавляемая генсеком группа ликвидаторов партии, перешедшая на позиции правого ревизионизма, перешла в президентские структуры. «Уже в 1990 году, — продолжал свидетель, — эта же группа очень интенсивно использовала аппарат ЦК партии в своих целях, формируя президентскую команду».

Следует заметить, что институт единоличной президентской власти противоречит конституционным традициям советской власти, коллективистской по своему существу. Что же касается введения принципа разделения властей и учреждения постоянно действующего парламента — Верховного Совета СССР, то фактически эти институты были использованы для того, чтобы вывести бюрократов аппарата исполнительной власти из-под контроля советов и органов народного контроля, которые были ликвидированы. Введение института профессионалов парламентариев было использовано для консолидации антисоциалистических сил в Москве в виде межрегиональной депутатской группы, фракций национал сепаратистов из ряда союзных республик. Эти нововведения в Конституцию привели также к дезорганизации исполнительной власти. Свидетель Н.И. Рыжков рассказывал Суду, что тезис XIX партконференции о переходе к новой форме политической системы был использован для развала государственности. «Был брошен лозунг «Вся власть Советам!», — говорил свидетель, — но в этих документах были перепутаны функции двух властей — законодательной и исполнительной. Там было сказано, что Советы полностью руководят всей жизнью нашей страны, в том числе и производственной. Это была грубейшая ошибка». По моему мнению, Н.И. Рыжков здесь ошибался в том, что ставил под сомнение полновластные функции Советов. Это вытекало из сущности советской Конституции. Но он был прав в том, что функции по оперативному руководству производством, безусловно, относятся к компетенции исполнительной власти. И эта путаница в решениях была, конечно, не случайной. После введения поста Президента, заявил далее свидетель, «появилась новая парадоксальная ситуация: в стране появились две исполнительные власти: президентский институт ... и Совет Министров»’. В декабре 1990 г. Совмин был ликвидирован и введен кабинет министров при Президенте СССР. Очевидно, что таким образом Горбачев хотел еще больше укрепить свою власть. С этой же целью на XXVIII съезде было произведено изменение в Уставе партии об избрании генсека непосредственно на съезде. Свидетель И.К. Полозков 7 октября охарактеризовал это новшество как «путь к диктату, путь к свертыванию демократии, путь к культу». И это верно, поскольку такая процедура устраняла контроль ЦК над генсеком.

В-шестых, удары по жизненным интересам партии и СССР были нанесены в сфере внешней политики (односторонние уступки США в Рейкьявике, на Мальте, уход советских войск из Германии, поражение социализма в Восточной Европе, роспуск СЭВ и организации Варшавского Договора). Все эти акции были осуществлены группировкой Горбачева Шеварднадзе Яковлева.

В-седьмых, удар по партии и СССР был нанесен с помощью разжигания межнациональных конфликтов в союзных и автономных республиках (в Казахстане, Узбекистане, в Карабахе, в Прибалтике). Введение единоличных президентур в республиках позволило сепаратистам консолидироваться. Антиконституционные решения Горбачева о выходе прибалтийских республик из СССР подрывали федеральную власть. «Уходить надо было законным, цивилизованным путем... — сказал 1 октября Н.И. Рыжков. — Для этого существовал Закон СССР о выходе из состава СССР». Особое значение имели введение поста Президента в РСФСР и победа Б.Н. Ельцина на выборах. С этого момента в Москве был легализован второй центр политической власти. Две конкурирующие друг с другом антисоциалистические группировки Горбачева и Ельцина активизировались.

Непосредственные причины поражения партии

Если обратимся к этой проблеме, то следует отметить, что первый открытый удар по партии был совершен не 23 августа и не по ее руководящим структурам, а 20 июля 1991 г., когда Президент Б.Н. Ельцин принял Указ, который привел к разгрому первичных организаций на предприятиях и в учреждениях. Таким образом, уже тогда были подорваны корни партии, поколеблена ее связь с массами. Второй шаг в осуществлении открытого  антисоциалистического переворота был предпринят 2930 июля в Ново Огареве, где Горбачев, Ельцин и Назарбаев подготовили проект договора о ликвидации СССР как федеративного государства, преобразовании его в конфедерацию, причем термин «социалистический» был исключен из ее предполагаемого наименования. Затем последовали ГКЧП, сосредоточение сторонников Б. Н. Ельцина вокруг Белого Дома, его антикоммунистические Указы, разгон всех структур КПСС в России и в других республиках. Во всех этих событиях еще много неясного, не выявленного. Историки еще исследуют все обстоятельства, связанные с поражением партии. Сегодня можно выделить следующие непосредственные причины указанных событий. Во-первых, партия была разгромлена на основании антикоммунистических президентских Указов. Их юридическую дефектность признал КС в своем решении (подробный анализ дан выше). Наши представители дали их подробную политическую характеристику. «Унтерпришибеевщина неистребима... — сказал 7 июля Ю.М. Слободкин. — Августовские события 1991 г. сопровождались хорошо с режиссированной кампанией лжи и наветов на КПСС и КП РСФСР... Силы, давно готовившие планы по расправе над своим политическим противником, решили, не мудрствуя лукаво, реализовать их в виде политических документов, поименовав их указами».

Почему они были изданы? Этот вопрос был освещен нашими представителями и рядом свидетелей. Так, свидетель А.В. Крючков, лидер молодой компартии — ПРК, говорил 31 июля: «Дело шло к тому, что наметившееся и оформившееся идейно политическое размежевание в КПСС грозило закончиться на XXIX съезде КПСС отторжением от нее про буржуазной фракции Горбачева. Именно этого опасались демократы, т.е. самоочищения КПСС, ее реального реформирования. В этом случае она превращалась из аморфной, оппортунистической и карманной партии Горбачева в мощную политическую силу, реально противостоящую капитали заторам нашей страны. Почувствовав это, они решили убрать ее с политической арены силовым способом». Таким образом, выросшая в советском обществе и пришедшая к власти буржуазия расправилась со своим политическим противником.

Вторая причина поражения коммунистов — предательские действия переродившейся части партийного руководства во главе с Горбачевым, который 25 августа 1991 г. сложил с себя полномочия генерального секретаря и призвал ЦК КПСС к самороспуску. Этот факт юридически зафиксирован в решении КС по данному делу. В декабре 1991 г. Горбачев оставил пост Президента СССР. Об этих фактах говорили в Суде многие свидетели. В частности, Е.К. Лигачев 5 октября сказал: «Часть руководства во главе с Генсеком перешла с позиций марксизма ленинизма на позиции правового ревизионизма, ликвидаторства Коммунистической партии и открыла путь антикоммунизму и национал сепаратизму». Впоследствии сам Горбачев признавал, что он приверженец социал-демократии, но эти факты он тщательно скрывал, будучи лидером партии. В КС прийти он побоялся, но, пытаясь как-то оправдать свои поступки, он написал в своих мемуарах: «Если кто кого предал, то не я партию, а ее руководство и большая часть парт номенклатуры — своего лидера». Не стану здесь говорить о взаимоотношениях бывшего генсека с номенклатурой, но позорно оставить высший партийный и государственный посты без согласия ЦК партии, верховных органов власти СССР, бросая на произвол судьбы миллионы членов партии и советских граждан. В критический момент советской истории на высшем посту не оказалось лидера типа С. Альенде, готового отдать жизнь за благородные идеалы, за народ. К числу непосредственных причин поражения партии следует отнести обнаружившуюся в критических обстоятельствах августа 1991 г. ее неспособность противостоять враждебным силам, пассивность партработников, рядовых членов партии, не выступивших в ее защиту. Свидетель В.И, Долгих сказал 5 октября: «Мы повинны в том, что не распознали Горбачева в 19841985 гг. Мы повинны в том, что не нашли в себе мужества и принципиальности и допустили беспрецедентный в истории партии вывод в 1989 году из состава ЦК ее 115 членов... Мы обязаны были видеть за этим обвальное начало разрушения партии».

Следует заметить, что этот вывод членов ЦК был осуществлен с грубейшим нарушением партийного Устава. Принять отставку члена ЦК мог только съезд партии. Г.А. Зюганов пошел дальше в признании ошибок партийного руководства, заявив в Суде, что «ЦК КПСС не хватило мужества во время освободить Генсека Горбачева, когда была всем очевидна его полная несостоятельность руководить партией и государством». Он говорил о недостатке политического чутья в отношении Ельцина, о том как отдавали на съедение борзописцам, дирижируем Яковлевым, честных политических деятелей. Почему же рядовые члены партии не выступали в ее защиту? Л. Оников, бывший работник аппарата ЦК КПСС, в интервью, данном в коридорах КС, сказал, что они не могли пойти в бой, т.к. не умели воевать, говорить, убеждать. «Чтобы идти в бой, надо получать команду, а команды не было. Не решались», — добавил он. Политическое безволие, проявленное партийцами, было связано с дезинформацией, расколом партии на соперничающие друг с другом группировки. Одна из непосредственных причин катастрофы в августе 1991 г. — деятельность враждебных КПСС и СССР иностранных государств.

В процессе эту тему развивал 14 июля Г.А. Зюганов, один из представителей компартии, сообщая Суду сведения о разработанной в США в 60-е гг. программе разрушения СССР. Судьи просили назвать источник этих сведений. 21 июля Г.А. Зюганов назвал Суду источники. Председатель КС и судья Э.М. Аметистов опять пытались уточнить, какие именно источники он имеет в виду. Г.А. Зюганов ответил. Откровенно говоря, меня удивили эти повторные вопросы судей. Разве Суду не были известны поздравления Президента США Буша американскому народу в связи с победой над коммунизмом, сделанные им в конце 1991 г. после развала СССР? Уже после процесса были опубликованы новые американские документы, подтверждающие вышеназванные выводы. К ним относятся президентские доклады «Стратегия национальной безопасности США» за 1994 и 1995 гг., где открыто, говорилось, что главным побудительным мотивом в сфере безопасности США последних 50 лет было «сдерживание коммунистической экспансии». Теперь этот фактор исчез, США стали «главной мировой державой», американское лидерство в мире сейчас «важно как никогда». В опубликованной недавно в США книге П. Швейцера «Победа. Роль тайной стратегии США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря» на основе документальных данных подробно описывается механизм тайной стратегии американской администрации против СССР. Автор пишет, что в 1981 г. была разработана директива, которая сформулировала новую цель США: отказ от политики сосуществования с СССР и стремление к изменению советской системы. «СССР развалился... не потому, что нам благоприятствовало время, — пишет автор. — Перестройка была результатом политики Рейгана». П. Швейцер доказывает, что имело место намеренное уничтожение советской системы, удавшееся вследствие непрофессионализма советской государственной элиты, а в частности, службы госбезопасности. В этой связи еще об одной причине поражения КПСС. Депутат Д.Е. Степанов говорил Суду 5 ноября о неприглядности действий КГБ в 1985-1989 гг. по отношению к КПСС. Он обязан был «всеми силами и средствами защищать КПСС, а он ограничивался лишь мягкой профилактикой... Все военнослужащие присягали служить Советскому Союзу, его народу и правительству. Но в августе, сентябре и декабре 1991 года забыли эту клятву».

Председатель КС пытался остановить депутата, но тщетно. Слова были произнесены. И главное — это была правда. Они полностью совпадают с утверждением П. Швейцера в вышеназванной книге. В Суде они полностью подтверждались показаниями свидетеля Иваненко, ответственного работника КГБ, министра российской службы безопасности. Из его пояснений Суду 27 июля явствовало, что представлял собой этот «вооруженный отряд КПСС» в 199091 гг. «По моим наблюдениям, — говорил он, — шло расслоение сотрудников по политическим взглядам, шевелились настроения департизации». Да сам облик Иваненко, обличителя КПСС в Суде, ярко свидетельствовал, кто работал в этой службе. Весьма красноречивы признания В.А. Крючкова в его мемуарах. «Начиная с 1989 г. в Комитет госбезопасности, — пишет он, — стали поступать сведения о связи Яковлева с американскими спецслужбами. Впервые эти сведения были получены еще в 1960 году». Как пишет далее автор, он доложил об этом Горбачеву, но тот ничего не предпринял. Какие же действия предпринял член политбюро и председатель КГБ В.А. Крючков? В своей речи на закрытом заседании Верховного Совета СССР 17 июня 1991 г. он воспроизвел записку Ю.В. Андропова 1977 г. об агентах влияния, но открыто не назвал имена этих агентов высшему органу власти страны, не разоблачил Горбачева, препятствующего их разоблачению. Почему это произошло? Политическая слепота или трусость? «Чинопочитание, — говорил 30 сентября свидетель А.И. Вольский, — всегда было развито в партии». Может быть, это помешало главе «могущественного» КГБ защитить Советскую Конституцию? В своих мемуарах В.А. Крючков признает свою вину в нерешительности, объясняя это тем, что «прозрение наступило позже». Образование и деятельность ГКЧП он расценивает как «шаг отчаяния» в стремлении опереться на Конституцию СССР в целях спасения Союза. Он называет десять причин его поражения, в том числе верхушечный характер ГКЧП, отсутствие решительности и последовательности в его деятельности. «Двойственная позиция ГКЧП по отношению к Горбачеву сбивала с толку общественность..., — пишет он далее, — порождала сомнения в искренности намерений ГКЧП». В действительности никакой «двойственности» обычные граждане не видели. Все дело в том, что никто не поверил первому заявлению ГКЧП о «болезни Горбачева». Вместо того чтобы открыто сказать народу о предательстве Президента СССР, его попытках ликвидировать СССР в Ново Огарёве, деятели ГКЧП начали со лжи. Их метания, закулисные интриги, поездки в Форос свидетельствовали о полной беспомощности. Е.К. Лигачев называет членов ГКЧП «группой советских патриотов». Нина Андреева, напротив, расценивает их как сообщников Горбачева, мастерски им обманутых и проданных. Судебный процесс по их делу провалился. Мне как юристу, незнакомому со всеми обстоятельствами дела, невозможно сделать объективные выводы. Когда я пишу эти строки, многие документы, архивные материалы еще скрыты. Надеюсь, что когда-нибудь историки смогут дать исчерпывающую оценку этих событий. Если же оценивать их с политической точки зрения, то независимо от субъективных устремлений членов ГКЧП (готов допустить, что они были политически честными людьми) их действия продемонстрировали неспособность даже лучшей части высшей госноменклатуры отстоять интересы социализма в СССР.

Пишу эти последние строки книги с болью в душе. Мы, рядовые коммунисты, сражались, как могли, но сделали далеко не все, чтобы спасти от развала нашу замечательную советскую страну. Хотелось бы выразить надежду, что будущее поколение сторонников социализма учтет наши ошибки, заблуждения и просчеты...

Но жизнь идет вперед. Несмотря на трудности, переживаемые нашей страной, мировой социализм (КНР, другие социалистические страны) существует и развивается. Думаю, Россия и другие бывшие советские республики преодолеют все трудности и найдут путь в будущее.

РАСПАД СССР И УГРОЗА ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Мы являемся свидетелями и участниками больших исторических событий — распада СССР и возникновения Содружества независимых государств.

Напомню некоторые факты. 8 декабря прошлого года руководители трех союзных республик в Беловежской пуще подписали соглашение о создании СНГ и объявили, что СССР прекращает свое существование. В этот же день президент СССР М.С. Горбачев заявил о «скоропалительности» этого решения и высказался за необходимость обсуждения данного вопроса в Верховных Советах всех республик и СССР с последующим созывом Съезда народных депутатов СССР. Он не исключил и проведение референдума. 12 декабря в Ашхабаде встретились главы среднеазиатских республик и Казахстана. Они поддержали белорусское соглашение. 25 декабря в АлмаАте главы девяти независимых государств — бывших республик — приняли Декларацию об окончательном прекращении существования СССР и провозгласили создание СНГ. 25 декабря М.С. Горбачев заявил о своем уходе с поста Президента СССР. В этот же день в Кремле красный флаг был заменен трехцветным полотнищем России. 26 декабря Совет республик Верховного Совета СССР принял Декларацию о прекращении существования СССР.

Посмотрим на эти события с юридической точки зрения. Прежде всего, следует сказать, что не только союзные республики, но и СССР являются суверенными государствами. Роспуск СССР означает отмену его Конституции, а она может быть изменена или отменена только по решению Съезда народных депутатов СССР — высшего представительного органа государственной власти, избранного всем народом (ст. 174). Поскольку СССР был федерацией, то его роспуск мог быть осуществлен и в том случае, если бы все союзные республики путем решения своих Верховных советов или на республиканских референдумах объявили о выходе из состава Союза. Президенты и главы парламентов бывших союзных республик не вправе были принимать решение о роспуске СССР. Представьте себе, что губернаторы штатов Калифорнии, Техаса и Вирджинии объявили о роспуске США. Абсурдное предположение? Для Соединенных Штатов — да, но у нас все проходит... Впоследствии, правда, парламенты ряда независимых государств, включая Россию, ратифицировали Алмаатинские соглашения. Однако надо иметь в виду, что в ст. 21 Всеобщей Декларации прав человека 1948 года говорится: «Воля народа должна быть основой власти правительства». 17 марта 1991 года на референдуме народ выразил свою волю: 76,4% избирателей всей страны (71,3% — в России) ответили «да» на вопрос о сохранении СССР как обновленной федерации. Народ высказался за федерацию как форму национального государственного устройства всей страны, а не за аморфную международную организацию типа СНГ. Совершенно ясно, что только новый референдум мог отменить результаты мартовского референдума. Это — элементарные требования, вытекающие из содержания Документа Копенгагенского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ. Нельзя провозглашать себя сторонником демократии и открыто пренебрегать волею народа, выраженной на референдуме.

М.С. Горбачев был прав, когда он 8 декабря говорил о необходимости созыва Съезда народных депутатов и проведении референдума. Если мы арестовали путчистов из ГКЧП и провозглашаем стремление к правовому государству, то любой наш шаг должен быть в рамках закона. Однако он подорвал свои собственные позиции, когда ушел со своего поста. Думаю, что эти его действия нельзя признать нормальной отставкой главы государства. Ведь отставка Президента предполагает не только его заявление об уходе, но и решение Съезда народных депутатов, который его выбрал, о принятии такой отставки. Горбачев в соответствии со ст. 110 Конституции СССР обязан был поставить перед Верховным Советом СССР вопрос о созыве внеочередного Съезда народных депутатов и лишь, потом мог объявить о своей отставке. История знает другие случаи. Например, Сальвадор Альенде погиб в президентском дворце, но не оставил свой пост. Михаилу Сергеевичу такая судьба не грозила, но он, нарушив свою присягу по соблюдению Конституции СССР, которую он дал в день его избрания, не выполнил своих обязанностей.

О Горбачеве хочется сказать подробнее. Признаюсь, что в 1985 1986 годах он был для меня загадкой. Кто он: необюрократ, стремящийся подновить старую административно-командную систему, или честный реформатор, пытающийся воплотить в жизнь провозглашенный им лозунг: «Больше социализма, больше демократии»? Мне и в голову не могло прийти, что он будет способствовать развалу Союза ССР и капиталистической реставрации. Честно говоря, я верил Горбачеву. И надеялся, что окружающая его политическая группировка сумеет обновить нашу Федерацию, обеспечить права человека, углубить демократию и создать такие условия, при которых страна, осуществив компьютеризацию и модернизацию производства, сумеет перейти на новый виток цивилизации. Но факты говорят сами за себя: Горбачев не выполнил ни продовольственной, ни жилищной, ни антиалкогольной программы. Все его обещания оказались неосуществленными. Он не использовал власть против преступников, посягающих на жизнь, безопасность и другие права человека в Сумгаите, Нагорном Карабахе, Тбилиси, Южной Осетии, Прибалтике, Фергане и других регионах. Возникла угроза правам миллионов русскоязычных граждан в независимых республиках.

Мне могут возразить: но разве Горбачев и его сторонники не ввели гласность, политический плюрализм? Разве в сфере внешней политики прекращение холодной войны, ядерное разоружение не являются благом? Безусловно, это — положительный фактор, но какой ценой это достигнуто... Например, мы пошли на роспуск Варшавского Договора и согласились на объединение Германии. Почему же западные государства не распустили НАТО? И не окажемся ли мы после развала СССР и ослабления единых вооруженных сил нашей страны (думаю, что до полного развала здесь дело не дойдет) ослабленными в международном плане в соседстве с могучими Германией, Японией и Китаем? Одна моя знакомая журналистка сказала мне: «Я не хочу жить в таком государстве, как СССР. Это антидемократическое государство». Многие иностранные и отечественные газеты с восхищением пишут о развале «советской империи». Не могу согласиться с такой однозначной оценкой. Историю нашей страны в двадцатом веке нельзя рисовать только белой или черной красками. Да, существовали ГУЛАГ, репрессии против целых народов, утрата культурно национальных ценностей многих наций, всесилье бюрократов, кровь и нищета. Но было ведь и другое. С 1922 года более сорока народов обрели свою письменность. В восьмидесятых годах книги печатались на 76 языках (до революции только на 19). Казахи, узбеки и другие среднеазиатские народы утвердили свою государственность, а Украина и Белоруссия получили возможность воссоединить все свои земли в одном государстве. К началу сороковых годов мы ликвидировали неграмотность и ввели всеобщее медицинское обслуживание. И пусть оно качественно уступает международным стандартам, но оно существует. Во Второй мировой войне СССР позволил нам отстоять свою свободу и независимость.

Каковы же причины распада СССР? Стремление к свободе и демократии или некомпетентное руководство? Бездарные руководители или тайный заговор? История ответит на эти вопросы. Сейчас в печати высказываются самые различные мнения. На 25м Съезде Компартии США, который состоялся в декабре 1991 года, было сказано, что это результат наступления мирового империализма, возглавляемого США. «Процесс его размягчения был хорошо продуманным заговором, который порождал и вдохновлял коррупцию, национализм, порождал иллюзии». Эта точка зрения косвенно подтверждается и заявлениями Президента США Буша, который поздравлял американцев с великой победой — гибелью СССР. По моему мнению, существовали более глубокие причины развала СССР: никакой заговор не способен ниспровергнуть жизнеспособный политический организм. Очевидно бюрократическая система, сформировавшаяся в сталинско-брежневские времена, сгнила изнутри. Она оказалась неспособной решить насущные задачи страны. Но вся трагичность нашего положения заключается в том, что распад СССР сопровождается распадом страны. Конечно, СНГ — лучше, чем полный распад. Однако СНГ трудно назвать даже международной организацией, так как его основатели не собираются принимать даже Устава. Возникает множество вопросов: что будет с вооруженными силами, ядерным оружием, единой энергетической системой, воздушным и железнодорожным транспортом, денежной системой?

Федерация как форма государственного устройства показала свою эффективность в США, Австралии, Швейцарии, ФРГ, Австрии и других странах мира. Это — одна из ценностей мировой цивилизации. Почему же мы отказываемся от федерации как формы объединения всех наших народов? Думаю, что любой честный человек, независимо от его политических взглядов, должен быть сторонником восстановления единства страны, политических и хозяйственных связей между республиками. Целесообразно использовать все ценное, что было и в бывшем Союзе ССР и других федерациях мира. Есть только один критерий демократичности тех или иных федераций или международных содружеств — реальность прав человека, действительная защита его интересов. Ст. 11 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах провозглашает право каждого на достаточный уровень жизни и свободу от голода. Приведу такие цифры. В Волгоградской области сейчас более 36 тысяч человек, нуждающихся в бесплатных обедах. Могут получить такой обед только 1200 человек. Из 662 тыс. пенсионеров области более одной трети получают пенсию до 165 рублей вместе с компенсацией. Денежные доходы населения в области в прошлом году выросли в два раза по сравнению с 1990 годом, а цены в три и пять раза. Я не экономист и не буду оценивать начинающиеся экономические реформы, но скажу одно: повышение цен на хлеб просто бесчеловечно. Выдающийся французский мыслитель XVIII века Ж.Ж. Руссо утверждал, что количество и рост населения — самый верный признак хорошего правительства. «То правительство, — говорил он, — при котором народ уменьшается и погибает, — наихудшее». Если обратиться к нашей области, то в 1991 г. родилось 31,7 тысяч, а умерло 30,7 тысяч. Таким образом, естественный прирост составил 1 тыс. человек. Для сравнения отметим, что в 1960 г. естественный прирост был 10,7 тыс. человек.

Растет преступность, и это несет в себе угрозу безопасности, имущественным правам многих людей. Однако более половины преступлений, совершенных за 11 месяцев 1991 года, оказались нераскрытыми. Это означает, что права жертв преступлений плохо обеспечены. Но и права осужденных также далеко не соответствуют международным стандартам.

Страна находится в состоянии глубокого политического и экономического кризиса. Но я верю, что Россия и другие независимые государства — бывшие советские республики — выйдут на широкую дорогу прогресса и процветания.



тема

документ Деловое письмо
документ Служебная записка
документ Объяснительная записка
документ Докладная записка
документ Формы собственности



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты