Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » ЕГЭ 2017 » Литература » Из литературы второй половины XIX века
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле… 

Ф.И. Тютчев

Для создания поэтического настроения Ф.И. Тютчев использует определения «чистая», «теплая» и др. Как называется это художественное средство?



Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле… 

Ф.И. Тютчев

Определите размер, которым написано стихотворение Ф.И. Тютчева «Есть в осени первоначальной».

Жили да были два генерала, и так как оба были легкомысленны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Служили генералы всю жизнь в какой-то регистратуре, там родились, воспитались и состарились, следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали, кроме: «примите уверения в совершенном моем почтении и преданности».

Упразднили регистратуру за ненадобностью и выпустили генералов на волю. Оставшись за штатом, поселились они в Петербурге, и получали пенсию. Только вдруг очутились на необитаемом острове, проснулись и видят: оба под одним одеялом лежат. Разумеется, сначала ничего не поняли и стали разговаривать, как будто ничего с ними и не случилось.

– Странный, ваше превосходительство, мне нынче сон снился, – сказал один генерал, – вижу, будто живу я на необитаемом острове… Сказал это, да как вскочит! Вскочил и другой генерал.

– Господи!  Да что же это такое! Где мы! – вскрикнули оба не своим голосом.

И стали друг друга ощупывать, точно ли не во сне, а наяву с ними случилась такая оказия. Однако, как ни старались уверить себя, что все это не больше, как сновидение, пришлось убедиться в печальной действительности.

Перед ними с одной стороны расстилалось море, с другой стороны лежал небольшой клочок земли, за которым стлалось все то же безграничное море.

Заплакали генералы в первый раз после того, как закрыли регистратуру.

Стали они друг друга рассматривать и увидели, что они в ночных рубашках, а на шеях у них висит по ордену.

– Теперь бы кофейку испить хорошо! – молвил один генерал, но вспомнил, какая с ним неслыханная штука случилась, и во второй раз заплакал.

– Что же мы будем, однако, делать? – продолжал он сквозь слезы, – ежели теперича доклад написать – какая польза из этого выйдет?

– Вот что, – отвечал другой генерал, – пойдите вы, ваше превосходительство, на запад, а я пойду на восток, а к вечеру опять на этом же месте сойдемся, может быть, что-нибудь и найдем. <…>

Сказано – сделано. Пошел один генерал направо и видит – растут деревья, а на деревьях всякие плоды. Хочет генерал достать хоть одно яблоко, да все так высоко висят, что надобно лезть. Попробовал полезть –

ничего не вышло, только рубашку изорвал. Пошел генерал к ручью, видит: рыба там, словно в садке на Фонтанке, так и кишит, и кишит.

«Вот кабы этакой-то рыбки!» – подумал генерал и даже в лице изменился от аппетита. Зашел генерал в лес – а там рябчики свищут, тетерева токуют, зайцы бегают.

– Господи! Еды-то! Еды-то! – сказал генерал, почувствовав, что его уже начинает тошнить.

Делать нечего, пришлось возвращаться на условленное место с пустыми руками. Приходит, а другой генерал уж дожидается.

– Ну, что, ваше превосходительство, промыслили что-нибудь?

– Да вот нашел старый нумер «Московских ведомостей», и больше ничего!

Легли опять спать генералы, да не спится им натощак. То беспокоит их мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоминаются виденные днем плоды, рыбы, рябчики, тетерева, зайцы.

(М.Е. Салтыков-Щедрин «Повесть о том, 
как один мужик двух генералов прокормил»)

Укажите термин, которым в литературоведении называют выразительную подробность в тексте художественного произведения («… они в ночных рубашках, а на шеях у них висит по ордену…», «… только рубашку изорвал»).




Жили да были два генерала, и так как оба были легкомысленны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Служили генералы всю жизнь в какой-то регистратуре, там родились, воспитались и состарились, следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали, кроме: «примите уверения в совершенном моем почтении и преданности».

Упразднили регистратуру за ненадобностью и выпустили генералов на волю. Оставшись за штатом, поселились они в Петербурге, и получали пенсию. Только вдруг очутились на необитаемом острове, проснулись и видят: оба под одним одеялом лежат. Разумеется, сначала ничего не поняли и стали разговаривать, как будто ничего с ними и не случилось.

– Странный, ваше превосходительство, мне нынче сон снился, – сказал один генерал, – вижу, будто живу я на необитаемом острове… Сказал это, да как вскочит! Вскочил и другой генерал.

– Господи!  Да что же это такое! Где мы! – вскрикнули оба не своим голосом.

И стали друг друга ощупывать, точно ли не во сне, а наяву с ними случилась такая оказия. Однако, как ни старались уверить себя, что все это не больше, как сновидение, пришлось убедиться в печальной действительности.

Перед ними с одной стороны расстилалось море, с другой стороны лежал небольшой клочок земли, за которым стлалось все то же безграничное море.

Заплакали генералы в первый раз после того, как закрыли регистратуру.

Стали они друг друга рассматривать и увидели, что они в ночных рубашках, а на шеях у них висит по ордену.

– Теперь бы кофейку испить хорошо! – молвил один генерал, но вспомнил, какая с ним неслыханная штука случилась, и во второй раз заплакал.

– Что же мы будем, однако, делать? – продолжал он сквозь слезы, – ежели теперича доклад написать – какая польза из этого выйдет?

– Вот что, – отвечал другой генерал, – пойдите вы, ваше превосходительство, на запад, а я пойду на восток, а к вечеру опять на этом же месте сойдемся, может быть, что-нибудь и найдем. <…>

Сказано – сделано. Пошел один генерал направо и видит – растут деревья, а на деревьях всякие плоды. Хочет генерал достать хоть одно яблоко, да все так высоко висят, что надобно лезть. Попробовал полезть –

ничего не вышло, только рубашку изорвал. Пошел генерал к ручью, видит: рыба там, словно в садке на Фонтанке, так и кишит, и кишит.

«Вот кабы этакой-то рыбки!» – подумал генерал и даже в лице изменился от аппетита. Зашел генерал в лес – а там рябчики свищут, тетерева токуют, зайцы бегают.

– Господи! Еды-то! Еды-то! – сказал генерал, почувствовав, что его уже начинает тошнить.

Делать нечего, пришлось возвращаться на условленное место с пустыми руками. Приходит, а другой генерал уж дожидается.

– Ну, что, ваше превосходительство, промыслили что-нибудь?

– Да вот нашел старый нумер «Московских ведомостей», и больше ничего!

Легли опять спать генералы, да не спится им натощак. То беспокоит их мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоминаются виденные днем плоды, рыбы, рябчики, тетерева, зайцы.

(М.Е. Салтыков-Щедрин «Повесть о том, 
как один мужик двух генералов прокормил»)

Укажите название использованного М.Е. Салтыковым-Щедриным приема фантастического преувеличения, предполагающего соединение фантастики и реальности, который  в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» становится «двигателем» повествования.


Я не люблю иронии твоей.

Оставь ее отжившим и нежившим,

А нам с тобой, так горячо любившим,

Еще остаток чувства сохранившим, –

Нам рано предаваться ей!

Пока еще застенчиво и нежно

Свидание продлить желаешь ты,

Пока еще кипят во мне мятежно

Ревнивые тревоги и мечты, –

Не торопи развязки неизбежной!

И без того она не далека:

Кипим сильней, последней жаждой полны,

Но в сердце тайный холод и тоска…

Так осенью бурливее река,

Но холодней бушующие волны…

 

Н.А. Некрасов

Напишите название средства художественной изобразительности, передающего эмоциональное отношение автора к различным жизненным явлениям ("ревнивые тревоги", "тайный холод").


Я не люблю иронии твоей.

Оставь ее отжившим и нежившим,

А нам с тобой, так горячо любившим,

Еще остаток чувства сохранившим, –

Нам рано предаваться ей!

Пока еще застенчиво и нежно

Свидание продлить желаешь ты,

Пока еще кипят во мне мятежно

Ревнивые тревоги и мечты, –

Не торопи развязки неизбежной!

И без того она не далека:

Кипим сильней, последней жаждой полны,

Но в сердце тайный холод и тоска…

Так осенью бурливее река,

Но холодней бушующие волны…

 

Н.А. Некрасов

Определите размер, которым написано стихотворение Н.А. Некрасова «Я не люблю иронии твоей…».


Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать,  ни случайностью, как у того, кто устал, ни  наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был  дома –  а он был почти всегда  дома, – он все лежал,  и все постоянно в одной комнате, где мы его  нашли, служившей ему спальней, кабинетом  и приемной. У него было еще три комнаты, но он редко туда заглядывал, утром разве, и то не всякий день, когда человек мел кабинет  его, чего всякий день не делалось. В тех комнатах мебель закрыта была чехлами, шторы спущены.
 Комната, где  лежал Илья Ильич, с  первого  взгляда  казалась прекрасно убранною. Там стояло  бюро  красного  дерева,  два дивана,  обитые  шелковою материею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. Были там шелковые  занавесы,  ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей.
Но опытный глаз человека с чистым вкусом одним беглым взглядом  на все, что  тут было,  прочел бы только желание кое-как соблюсти decorum неизбежных приличий, лишь  бы  отделаться от них. Обломов хлопотал,  конечно, только об этом, когда  убирал  свой кабинет. Утонченный  вкус  не удовольствовался  бы этими тяжелыми, неграциозными стульями красного дерева, шаткими этажерками. Задок у одного дивана оселся вниз, наклеенное дерево местами отстало.
Точно тот же характер носили на себе и картины, и вазы, и мелочи.
Сам хозяин, однако, смотрел на убранство  своего кабинета так холодно и рассеянно, как  будто спрашивал глазами: "Кто сюда натащил  и  наставил  все это?" От такого холодного воззрения Обломова на  свою собственность, а может быть, и еще  от  более холодного воззрения  на  тот же  предмет  слуги  его, Захара,  вид  кабинета,  если  осмотреть  там  все  повнимательнее,  поражал господствующею в нем запущенностью и небрежностью.
По стенам, около  картин, лепилась в виде фестонов  паутина, напитанная пылью; зеркала, вместо того чтоб отражать предметы, могли бы  служить скорее скрижалями для записывания на них по пыли каких-нибудь заметок на память. Ковры  были  в  пятнах.  На диване  лежало забытое полотенце; на  столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и с обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки.
Если  б  не  эта тарелка,  да не  прислоненная  к  постели  только  что выкуренная трубка, или не  сам  хозяин,  лежащий на  ней, то  можно  было бы подумать, что тут никто  не  живет – так все запылилось,  полиняло и вообще лишено было  живых  следов  человеческого присутствия. На этажерках, правда, лежали  две-три  развернутые  книги,  валялась  газета,  на  бюро  стояла  и чернильница  с  перьями;  но  страницы, на  которых развернуты  были  книги, покрылись  пылью  и пожелтели; видно, что их бросили давно; нумер газеты был прошлогодний, а  из чернильницы, если обмакнуть  в  нее перо,  вырвалась  бы разве только с жужжаньем испуганная муха.
 
(И.А. Гончаров  «Обломов»)

С помощью какого художественного приема в первом абзаце автор подчеркивает неизменность, неподвижность жизни героя («Когда он был дома – а он был почти всегда дома, – он все лежал, и все постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной»)?


Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать,  ни случайностью, как у того, кто устал, ни  наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был  дома –  а он был почти всегда  дома, – он все лежал,  и все постоянно в одной комнате, где мы его  нашли, служившей ему спальней, кабинетом  и приемной. У него было еще три комнаты, но он редко туда заглядывал, утром разве, и то не всякий день, когда человек мел кабинет  его, чего всякий день не делалось. В тех комнатах мебель закрыта была чехлами, шторы спущены.
 Комната, где  лежал Илья Ильич, с  первого  взгляда  казалась прекрасно убранною. Там стояло  бюро  красного  дерева,  два дивана,  обитые  шелковою материею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. Были там шелковые  занавесы,  ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей.
Но опытный глаз человека с чистым вкусом одним беглым взглядом  на все, что  тут было,  прочел бы только желание кое-как соблюсти decorum неизбежных приличий, лишь  бы  отделаться от них. Обломов хлопотал,  конечно, только об этом, когда  убирал  свой кабинет. Утонченный  вкус  не удовольствовался  бы этими тяжелыми, неграциозными стульями красного дерева, шаткими этажерками. Задок у одного дивана оселся вниз, наклеенное дерево местами отстало.
Точно тот же характер носили на себе и картины, и вазы, и мелочи.
Сам хозяин, однако, смотрел на убранство  своего кабинета так холодно и рассеянно, как  будто спрашивал глазами: "Кто сюда натащил  и  наставил  все это?" От такого холодного воззрения Обломова на  свою собственность, а может быть, и еще  от  более холодного воззрения  на  тот же  предмет  слуги  его, Захара,  вид  кабинета,  если  осмотреть  там  все  повнимательнее,  поражал господствующею в нем запущенностью и небрежностью.
По стенам, около  картин, лепилась в виде фестонов  паутина, напитанная пылью; зеркала, вместо того чтоб отражать предметы, могли бы  служить скорее скрижалями для записывания на них по пыли каких-нибудь заметок на память. Ковры  были  в  пятнах.  На диване  лежало забытое полотенце; на  столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и с обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки.
Если  б  не  эта тарелка,  да не  прислоненная  к  постели  только  что выкуренная трубка, или не  сам  хозяин,  лежащий на  ней, то  можно  было бы подумать, что тут никто  не  живет – так все запылилось,  полиняло и вообще лишено было  живых  следов  человеческого присутствия. На этажерках, правда, лежали  две-три  развернутые  книги,  валялась  газета,  на  бюро  стояла  и чернильница  с  перьями;  но  страницы, на  которых развернуты  были  книги, покрылись  пылью  и пожелтели; видно, что их бросили давно; нумер газеты был прошлогодний, а  из чернильницы, если обмакнуть  в  нее перо,  вырвалась  бы разве только с жужжаньем испуганная муха.
 
(И.А. Гончаров  «Обломов»)

Укажите термин, которым обозначают описание внутреннего убранства помещений в художественном произведении.


Первое явление 1 действия драмы А.Н. Островского «Гроза» открывает авторское пояснение: «Кулигин сидит на скамье и смотрит за реку. Кудряш и Шапкин прогуливаются». Как называется авторское пояснение, предваряющее или сопровождающее ход действия в пьесе? (Назовите термин).


Первое действие драмы А.Н. Островского «Гроза» открывает авторское пояснение: «Общественный сад на высоком берегу Волги; за Волгой сельский вид; на сцене две скамейки и несколько кустов». Как называется авторское пояснение, предваряющее или сопровождающее ход действия в пьесе? (Назовите термин).

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24



Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты