Управление финансами

документы

1. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
2. Путинские выплаты с 2020 года
3. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
4. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Материнский капитал до 2026 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году
11. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года
12. Компенсация за летний отдых ребенка в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Полезные статьи » Маргинальное поведение

Маргинальное поведение

Статья обновлена и дополнена 07.06.2020

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором

Маргинальное поведение

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:



1. Маргинальное поведение
2. Маргинальное правомерное поведение
3. Конформистское маргинальное поведение
4. Виды маргинального поведения
5. Маргинальное правовое поведение
6. Маргинальное поведение личности
7. Формы маргинального поведения
8. Признаки маргинального поведения
9. Проявление маргинального поведения

Маргинальное поведение

Для более глубокого понимания феномена маргинальности и исследования социально-психологических особенностей и поведения маргинальной личности интересно обратится к характеристике сознания индивидов, находящихся в состоянии маргинальности.

Данное состояние характеризуется личностной дезорганизацией индивида, которая возникает вследствие дискредитации его прежней стабильной структуры опыта, привычек, ценностей, установок, организующих взаимодействие в его социальном кругу и его личный опыт. Выделим в этом комплексе структур, подвергающихся дискредитации, систему ценностей индивида. Так, неустойчивость норм и ценностной индивида является одним из важных критериев маргинальности. Это связано с тем, что маргинал на индивидуальном уровне осуществляет переход от нормативно-ценностной системы одной к нормативно-ценностной системе другой социальной группы, и на определенный промежуток времени оказывается в состоянии разрегулированности норм и ценностей. Подобное состояние, когда нет четких правил поведения и размыты ценности, оказывает воздействие на сознании индивида. Поэтому есть основания говорить о маргинальном сознании как сознании, характерном для маргинального человека, основой которого является неустойчивость, разрегулированность норм и ценностей индивида.

При характеристике маргинального сознания, обратимся к понятию, коллективного сознания, которое выделял Э. Дюркгейм. По его мнению, основная функция коллективного сознания состоит в том, чтобы быть регулирующей моральной силой общества. В связи с этим его существование рассматривается как необходимый компонент любого стабильно функционирующего общества. Дюркгейм указывал, что по мере перехода общества от механической солидарности и роста органической солидарности, коллективное сознание становится все менее интенсивным, потому что члены общества испытывают все меньше сходных реакций на одни и те же события. Таким образом, характеризуя коллективное сознание, Дюркгейм вводит понятие интенсивности коллективного сознания, что предполагает возможность его измерения и сравнения. По аналогии с данными теоретическими рассуждениями при характеристике маргинального сознания, полагаем, можно также говорить об его интенсивности как некотором количественном параметре, дающем возможность судить о разной степени выраженности маргинального сознания у индивидов и социальных групп. Есть основания полагать, что при исследовании населения на территориях с выраженными процессами маргинализации можно говорить о высокой интенсивности маргинального сознания.

Кроме того, следует отметить, что социально-психологические характеристики маргинальных субъектов, очевидным образом проявляются в их поступках и действиях, что обусловливает формирование поведения, имеющего свои особенности и отличительные черты. Маргинальное поведение - это внешне наблюдаемые поступки, действия индивида, которые являются отражением социально-психологической организации маргинального человека и, так или иначе, затрагивают интересы других людей, групп и всего общества. В зависимости от того, в каких сферах социальной жизни в большей степени проявляется маргинальное поведение, выделим следующие его типы: социально-политическое, социально-экономическое и социально-бытовое поведение.

Очевидно, что интенсивные процессы маргинализации в обществе сказываются на поведении людей. В свою очередь развернутые формы поведения индивидов определенным образом оказывают влияние на содержание социальной жизни. В связи с этим изучение социального поведения людей является актуальной исследовательской задачей.

Вместе с тем следует указать, что поведение маргинального человека - малоизученная область маргиналистики и его изучение открывает новые возможности для применения категории маргинальности в различных эмпирических исследованиях.

Маргинальное правомерное поведение

Правомерное поведение разнообразно в своих проявлениях, поэтому возможна различная классификация его видов (типов) по разным основаниям. Например, дореволюционный русский юрист С. А. Муромцев в зависимости от рамок нравственного и безнравственного различал «идеальное правомерное» поведение и «внешне правомерное, принуждаемое правом».

Акад. В. Н. Кудрявцев, взяв за основу классификацию по субъектам (правомерное поведение гражданина, коллектива, должностных лиц), называет такие разновидности поведения гражданина, как:

1) материальные действия — осуществление своих прав и выполнение обязанностей, социально-правовая активность;
2) инструментальные действия, т. е. приобретение прав и обязанностей, защита своих прав и законных интересов. В данной классификации не нашла своего места такая разновидность правомерного поведения, как позитивное бездействие, т. е. соблюдение правовых запретов.

В юридической литературе была предложена классификация, согласно которой в зависимости от содержания правосознания различаются:

а) объективно-правомерное поведение, выражающее высокий уровень уважения к праву в целом;
б) ситуативно-правомерное поведение, не выражающее достаточно высокого уважения к праву в целом;
в) законопослушное поведение;
г) поведение, не выражающее уважения к праву вообще.

Наибольшее распространение получила классификация типов правомерного поведения в зависимости от его мотивации, т. е. внутренней регуляции поведения людей. По этому критерию принято выделять четыре типа правомерного поведения: маргинальное, конформистское, стереотипное (привычное, положительное), социально-активное.

Маргинальное поведение (маргинальный означает пограничный, находящийся на грани) основано на мотивах страха ответственности, наказания. Оно характеризуется особым пограничным состоянием личности, обладающей предрасположенностью к совершению правонарушений, но единственным сдерживающим мотивом служит угроза наказания, боязнь осуждения со стороны близких, коллектива, окружения. Маргинальный тип правомерного поведения присущ людям, неодобрительно относящимся к праву, к его предписаниям, однако лицо сознательно идет на соблюдение закона, так как сознает невыгодность его нарушения. Таким образом, оно руководствуется личным расчетом или боязнью наказания, ответственности.

Маргинальный тип поведения характеризуется промежуточным, переходным состоянием между правомерным и противоправным поведением. Лицо может совершить правонарушение, если уверено в безнаказанности, но действует правомерно, если считает наказание неизбежным. В целом же данное лицо неодобрительно относится к предписаниям закона.

Для маргиналов характерна деформация традиций, ценностных установок, социальных и правовых ориентиров.

Среди лиц с маргинальными типом поведения принято выделять две группы:

1) группу риска, к которой относятся беженцы, безнадзорные несовершеннолетние;
2) асоциальную группу, к которой принадлежат бродяги, попрошайки, бомжи, проститутки, бывшие заключенные, не сумевшие адаптироваться к жизни в обществе, лица, страдающие алкогольной, наркологической и токсической зависимостью, беспризорные дети и др. Данная группа отличается асоциальностью и противоправностью поведения, поэтому речь может идти об ответственности этих лиц, а также о комплексе мер для преодоления их маргинального положения.

Конформистское поведение является следствием приспособления личности к внешним обстоятельствам и выражается в пассивном соблюдении норм права в силу подчинения своих действий (бездействия) мнению окружающей среды. Иначе говоря, человек поступает правомерно, поскольку так поступают окружающие его люди — родственники, коллеги, знакомые и т. д. Конформизм характеризуется приспособленчеством к обстоятельствам или к окружающей среде, отсутствием собственных позиций, принятием существующего порядка без попыток воздействия на него. Подчинение человека мнению коллектива или иной социальной общности чаще всего чисто внешнее, своих же позиций личность не меняет, как и своих взглядов, приспосабливаясь к требованиям группы, в которую она входит, желая заслужить одобрение последней.

Привычное (стереотипное, положительное) поведение осуществляется в рамках сформировавшейся привычки действовать всегда правомерно, поступать в соответствии с законом. При этом соблюдение закона является для человека само собой разумеющимся, обычным, привычным поведением. Привычка освобождает человека от необходимости всякий раз обращаться к своему сознанию, он действует как бы автоматически, поскольку это норма его поведения — поступать всегда правомерно. Данная привычка обусловлена устойчивым отношением к праву, его требованиям, а такая устойчивость, в свою очередь, базируется на убежденности человека в полезности и необходимости правовых предписаний, на сознательном и глубоком усвоении правовых ценностей.

Социально-активное поведение относится к высшему типу правомерного поведения, поскольку основано на солидарности с требованиями закона, желании руководствоваться его положениями, когда личность проявляет нравственное согласие с правом. Этот общественно полезный, одобряемый государством и обществом тип поведения является наиболее предпочтительным, так как характеризуется не только глубоким восприятием личностью правовых идей и принципов, но и инициативой, творческим выполнением установлений законов.

Социально-активное поведение присуще людям, обладающим высокой правовой культурой, высоким правосознанием, предъявляющим строгие требования к своему поведению и к действиям других лиц.

Государству и обществу небезразлично, какими мотивами руководствуется личность в своем правомерном поведении. Наиболее предпочтительным, как уже указывалось, является социально-активное и привычное поведение. Типология правомерного поведения важна для законодателя, который при установлении тех или иных правил поведения или действий должен выбирать соответствующие стимулы и поощрения для предпочтительных типов поведения и устанавливать конкретные санкции в целях предупреждения неустойчивых членов общества о возможных последствиях нарушения норм права. Важны также научно обоснованные прогнозы вероятности совершения определенными лицами противоправных поступков, чтобы своевременно выработать меры воздействия на конкретных субъектов для устранения деформации в их правосознании.

Конформистское маргинальное поведение

Конформистское правомерное поведение - такое правомерное поведение, которое основано не на глубоком внутреннем убеждении субъекта, а на том, что так поступают все окружающие. Это пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление подчинение своего поведение мнению и действиям окружающих (''так поступают другие, значит также должен поступать и я''). Конформизм может быть положительным (социально полезным, когда индивид, подчиняясь мнению окружающей его социальной общности, соблюдает требования права) и отрицательным (социально вредным, когда речь идет о подчинении антиобщественным взглядам). Мотивы: желание избежать обсуждения в коллективе, группе; боязнь утратить доверие близких; желание заслужить одобрение тех лиц, с которыми связан межличностными отношениями и т.п. Данное поведение не представляет собой образец желаемого правомерного поведения.

Маргинальное правомерное поведение - когда субъект поступает правомерно из-за боязни неблагоприятных последствий за неправомерное поведение. В правовом плане маргинальность характеризуется особым состоянием личности, переходным между правомерным и противоправным деянием. Именно в такой среде чаще всего формируются общественно опасные варианты отклоняющегося от социальных норм поведения.

Законопослушание - нравственное положительное качество личности, выражающее готовность и способность человека подчинять свою волю исполнению существующих законов. Законопослушание – это восприятие законов как норм своего поведения. Оно в основе своей имеет исполнительность, смирение, послушание, как христианские качества личности. Следовательно, данное качество формируется только в процессе духовно-нравственного воспитания. В широком смысле законопослушание есть сознательное добровольное ограничения своеволия ради пользы, добра общества в целом и себя, как его части, есть средство преодоления личного эгоизма.

Правовая привычка играет существенную роль в процессе становления правомерного поведения, т.к. освобождает личность от многократного обращения к своему сознанию, от построения новой модели своего поведения. Совершается процесс перерастания привычки в реальный акт поведения, порождающий в свою очередь, потребность вести себя соответствующим образом в аналогичной ситуации. Уважение к праву выражается в следовании усвоенным правовым идеям, когда это становится для человека само собой разумеющимся. При этом личность не подвергает критическому анализу правильность тех требований, которые предъявляет к ней право, а следует им всегда.

Характеризуя проблему стимулирования правомерного поведения, полезно обратить внимание к результатам довольно представительных исследований, проведенных в Ленинграде в середине и конце 80-х гг. Данные указывают на то, что правомерные формы поведения, в особенности в сфере защиты нарушенного субъективного права, в глазах жителей мало что дают, скорее наоборот. И вот какие оценки правомерному поведению они преимущественно выставляют: ненадежность, неопределенность, длительность правомерного пути движения к цели, грубость, затрата неоправданно большого количества энергии, низкие гарантии справедливого результата. Люди действительно крайне неохотно «меняют привычные социальные роли на правовые роли».

Думается, отмеченное является одним из главных моментов в проблеме стимулирования и обеспечения правомерного поведения. В центр внимания должно быть поставлено юридическое взаимодействие и его центральные элементы, о которых шла речь. Можно сказать, что обеспечение правомерного поведения есть расширение круга юридических взаимодействий в обществе на основе «армирования» самих юридических отношений с точки зрения возможностей реализации в них потребностей людей в рамках и на основе закона. Этому должны быть подчинены задачи развития правосознания людей, их активности в юридической сфере совершенствования правосудия в стране, вообще роли профессионального юриста в обществе. Необходимо всегда иметь в виду, что альтернативной формой правомерному поведению в нашем обществе, как показывают данные исследований, чаще всего является отказ людей от правовых форм действования. Последнее неизбежно выливается в отказ людей от определенных социальных благ, к которым они бы непременно приблизились, если бы настояли на правовой форме поведения. Итог - повышение уровня пассивности общества, застой социального потенциала. Меньшая, но также значительная часть общества, в качестве альтернативной формы поведения выбирает девиацию, в рамках которой сегодня неоправданно возросла преступность. Даже если какая-то часть последней работает сегодня на эволюцию нашего общества, реально это скажется в будущем, возможно, в далеком будущем. Сегодня же, оправданней повернуть к проблеме правомерного поведения не только мысль и внимание, но и политическую волю. Иначе наше жизненное пространство будет все более и более заполняться произволом.

Виды маргинального поведения

Признание многих видов маргинального поведения вполне правомерным «отрывает» сам закон как правовой феномен. От его правовой сущности, сужая до «продукта воли законоустанавливающей власти». В этих случаях выступая исходным первоисточником права, такой закон вряд ли способствует обогащению аксиологического содержания, как самого права, так и его морально-нравственных и социально-значимых обоснований в нормативно-правовых актах.

Успешное и эффективное решение социальных, экономических и политических задач настоящего времени становится невозможным без процесса подготовки к непосредственному активному участию и претворении в повседневную жизнь положений правовых норм. Это не представляется возможным без воспитания в каждом члене общества глубокого уважения к закону и праву, что в конечном итоге, позволяет повысить уровень правовой осознанности личности.

Основными предпосылками для формирования юридически значимого поведения личности служит именно уровень ее правосознания, это необходимое условие для успешной реализация правовой реформы и последующего становления правового государства и гражданского общества.

В этой связи, правосознание можно охарактеризовать, как духовное начало права, его движущую мотивационную силу, которая, воздействуя на правовое поведение и социальные отношения, ведет личность к развитию правовой активности.

Современное российское правосознание находится в состоянии некоего кризиса, для выхода из которого, необходимо принятия определенных мер воздействия, направленных на формирование правовой культуры личности в обществе и повышении уровня правосознания. Необходимо постоянно преодолевать правовой нигилизм, свойственный российским гражданам, с целью формирования уважения к закону и праву, как личностных убеждений каждого человека.

В ряду этих мер особое, ключевое место должно занять правовое воспитание. Это весьма эффективное средство для укрепления правопорядка и закона, а также правильного, целеустремленного формирования интересов личности и ее потребностей. Формирование уважения к закону и праву должно служить главной целью правового воспитания. Оно должно формировать социально-активное поведение личности в правовой среде и опираться на стойкие правовые взгляды, убеждения, оценки и установки. Его задача — прививать населению навыки правомерного восприятия действительности. Таким образом, правовое развитие личности есть процесс формирования правового сознания и последующей правовой культуры поведения, поэтому именно на эти аспекты и должно опираться правовое воспитание.

По материалам статьи можно сделать вывод, что в Российской Федерации проблема маргинального проявления к праву обязательно должна быть учтена при обосновании развития правовой политики. В силу этого она должна позитивно влиять как на становление, так и развитие общей и правовой культуры граждан, в том числе, социально-неблагополучных — т. е. маргинальных их представителей.

Большинство современных научных теорий отождествляет право с законом и волей государства. Сегодня оно является базовым как для теории права и государства, так и для практической юриспруденции. По мнению Л. В. Юн «Это направление прочно удерживает свои позиции объективно инструментального характера и в качестве универсального средства используется для успешного и достаточно эффективного регулирования общественных отношений».

В то же самое время стремительное развитие цивилизации вносит свои коррективы в отношения гражданина и права в части его понимания и исполнения. Как отмечает В. В. Лазарев: «…понимание права — вещь необыкновенно практическая не только с точки зрения ориентира поведения каждого практического юриста, но и по самому большому счету: следует ли бороться за право и правовое поведение…». Между тем понятия права и модели отношения к нему могут быть различными, и это естественно как для науки, так и для человеческого общества.

В оборот юридической науки был введен термин «маргинальное поведение». Сегодня он приобрел общеправовую значимость, исследование содержания которого в нынешней российской действительности является все более актуальным.

Процесс познания того или иного вопроса требует теоретического раскрытия сущности понятий, содержащихся в вопросе. В данном случае необходимо раскрыть понятие «маргинальное проявление к праву».

Право — это целостная система правил и норм поведения, обязательных для общества, определенных формально, которая регулирует социальные отношения и гарантированные государством нормы, что, в конечном счете, позволяет ему быть одним из механизмов регуляции социальных отношений. Маргинальное проявление к праву находит свои начала в социальной плоскости a заканчивает в плоскости сугубо юридической.

Видный социолог Э. Дюркгейм указывал, что идеальное (метафизическое) право, воплощающееся в нормах-принципах, нормах-целях, таких, как например, правовое государство. Оно уже подразумевает доминирование правомерного поведения в таком государственном устройстве. Однако кроме правомерного поведения существуют и маргинальные проявления отношения к праву.

Феномен маргинальности означает отчужденность, пограничность, неадаптивность к социо-нормативному пространству.

Под правовой маргинальностью понимается самоорганизующаяся система обусловливающих друг друга факторов объективного (политического, социально — экономического, идеологического, законодательного, культурного и др.) и субъективного (личностно — биопсихологического, духовно — нравственного и др.) характера, детерминирующая взаимное отчуждённое, деаксиологическое состояние правоотношений (в широком смысле) государства и личности.

Маргинальность обозначает особый комплекс черт сознания и поведения представителей социальных субгрупп, которые в силу тех или иных обстоятельств неспособны интегрироваться в большое референтное сообщество, по отношению к которому и выступают как маргиналы.

Маргинальное поведение — это поведение, основанное преимущественно на страхе. Оно хотя и является правомерным, но находится на грани с неправомерным.

Маргинальное отношение к праву означает такое расположение субъектов права к содержанию правил поведения, при котором, дальнейшее их действие приведет к нарушению системы общеобязательных, формально-определённых и гарантированных государством правил поведения. Одним из элементов маргинального проявления к праву является маргинальное поведение.

Маргинальное поведение находится на грани антиобщественного, ведущего к правонарушению, однако не становится таковым в силу того, что в психическом механизме его поведенческих побуждений «срабатывают» такие движущие силы, как угроза возможного наказания, боязнь осуждения и иные мотивы торможения, удерживающие лицо от правонарушения.

Для Российской Федерации для ХХI века характерные маргинальные проявления к праву, к сожалению, весьма часты и разнообразны. Примерами этого является отношение обычных граждан, к сотрудникам ГИБДД, когда он останавливает их при нарушении скоростного режима. Вместо признания вины водители всячески скрывают факт нарушения, несмотря на то, что оно было. И только введение радаров для измерения скорости и камер видеофиксации нарушений позволило преодолеть эти маргинальные проявления к праву в силу наличия неоспоримых доказательств. Попадание человека в маргинальную ситуацию приводит к определенным последствиям, которые в социологическом смысле можно выразить в правовых терминах. В приведенном выше примере это: превышение скорости, ПДД, нарушитель.

При этом, маргинальное проявление к праву, как показывает отечественная и мировая практика она представляет собой юридическую проблему в разной степени характерную для всех государств мира. Характер последствий этого, в свою очередь в немалой степени зависит от поведения личности, попавшей в маргинальную ситуацию. Вовсе не обязательно, что человек, попавший в маргинальную ситуацию, оказывается подавлен и уничтожен ею.

Маргинальность статуса может быть своего рода катализатором для активной реализации способностей человека, активизации его внутренних ресурсов. В этом случае люди «ведут себя активно, демонстрируя личностные стратегии решения ситуации». В США, например в силу доступности оружия, подростки в школах решают спорные ситуации, расстреливая учителей и одноклассников. Этим они нарушали закон и проявляли своё маргинальное проявление к праву.

Маргинальное поведение может быть, по мнению Степаненко Р. Ф., социально-активным излишне, если речь идет, например, о правовом идеализме либо правовом фетишизме. Логико-методологические основания позитивистско-правовых юридических конструкций не всегда учитывают особенности плюралистического правопонимания, в особенности антропогенного характера, находящего различия в сфере исследований мотивации правомерного поведения граждан.

Можно констатировать, что маргинальное поведение есть тип правомерного поведения, основывающегося на мотивах страха ответственности, личных эгоистических расчетов, боязни осуждения со стороны окружающих, государства, общества.

Решение проблем маргинального проявления к праву видеться только в повышении правовой культуры и правильном формировании правосознания маргинальных групп, а также населения в целом.

Маргинальное правовое поведение

Перманентность процесса познания и осмысления взаимосвязи и взаимодействия проявлений феномена маргинальности (отчужденности, пограничности, неадаптивности к социо-нормативному пространству) в сфере права во всем их многообразии, со всей очевидной необходимостью подводит исследователя к объяснению и формированию понятийного аппарата, выстраиваемого и используемого им при обосновании общеправовой концепции маргинальности, одной из значимых категорий которой является «маргинальное поведение». Выстраиваемая теория, учитывая различия содержательной стороны категорий «юридическое» и «правовое», к последнему относит наиболее обобщенные, общетеоретические сущностные характеристики социально-правовой реальности, элементами которой являются правовая культура, правосознание, правовое поведение маргинальной личности.

Учебно-методическая литература рассматривает маргинальное поведение как один из видов правомерного поведения (А.С. Головистикова, В.Л. Кулапов, В.В. Лазарев, А.В. Малько, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, О.В. Мартышкин, В.Д. Перевалов, А.С. Пиголкин, Ю.В. Сорокина, Т.Н. Радько, В.А. Туманов, А.Н. Чашин и др.). В отдельных работах отмечаются такие его существенные характеристики как «промежуточность» или «пограничность» с неправомерным (Г.Н. Радько, Р.М. Романов, Ю.В. Сорокина и др.) либо «предрасположенность» маргинальных лиц к противоправному поведению (В.В. Лазарев, В.Д. Перевалов и др.), что, как видится, не одно и то же. В отдельных случаях авторами конкретизируются группы лиц, являющихся носителями маргинального поведения, к которым традиционно относятся лица без определенного места жительства, безнадзорные и беспризорные несовершеннолетние, нищие, хронические алкоголики и наркоманы; беженцы и вынужденные переселенцы, бывшие заключенные, рецидивисты, то есть, так называемые общей теорией права и криминологией «группы риска».

Начало концептуальному теоретико-правовому познанию маргинального поведения, а также причинного комплекса таковое обусловливающее было положено В. В. Оксамытным в работе «Правомерное поведение личности теоретические и методологические проблемы». Типологизируя правовое поведение на правомерное и неправомерное, автор обосновывает целесообразность классификации правомерного поведения по деятельностному критерию.

В этой связи В.В. Оксамытный выделяет:

1) социально активное;
2) привычное, конформистское (пассивное);
3) маргинальный типы поведения.

К сказанному, на наш взгляд, следует добавить, что крайней формой проявлений маргинального поведения, как отмечалось в частности В.В. Оксамытным, является агрессивное отношение к нормам права, проявляющееся в преднамеренном противостоянии маргинальных индивидов требованиям правовых предписаний.

Общеправовая теория маргинальности исследует каузальную природу такого рода поведения, детерминированного целым причинным комплексом взаимосвязей и взаимодействий, находящих свое негативное проявление в зависимости от степени влияния искомого феномена на характер поведения маргинальных индивидов (вандализм, экстремизм, терроризм).

Между тем, для уяснения содержания категории «маргинальное поведение» должны быть интересны не только рассматриваемые отдельно или в синтезе внутренние психологические особенности индивидов и внешние (политические, социально-экономические, культурные и др.) причины и условия, обусловливающие такое поведение, ведущих маргинальный образ жизни. Негативное отношение к соблюдению закона наблюдается и у лиц, формально не нарушающих его предписания и не замеченных в ведении маргинального образа жизни. Тем не менее в условиях значительной социальной дифференциации, когда резко обостряются расхождения между декларируемыми законом целями и реальными возможностями их достижения, положение на грани дозволенного и запрещенного становится для лиц, оказавшихся в «пограничной» ситуации, еще более неустойчивым, балансирующим на грани правомерного, неправомерного и противоправного. В ситуации дискретного социального устройства, как считают многие ученые, перестает исполнять свои функции сама правовая норма. Известный российский криминолог В.Н. Кудрявцев по этому поводу отмечает: «как результат, возникает тесно связанное с этим процессом явление – игнорирование населением нормы, утратившей полезность и авторитет», если она и обладала таковыми вообще.

Определенный юридический опыт в исследованиях маргинального поведения как правового понятия имеется и в современных диссертационных работах. Так, О.В. Нечаева, рассматривая правовые аспекты маргинальности останавливает свое внимание на уточнении внутренних факторов, обусловливающих маргинальное поведение и к таковым относит отсутствие уважения к действующему праву и нормативно-правовую неопределенность, основанные на глубокой деформации правосознания маргинальной личности. Нормы права не являются основным ориентиром поведения маргинальной личности, утверждает автор.

А.А. Никитин в диссертационном исследовании «Маргинальное поведение личности как объект теоретико-правового исследования» отмечает, что такой вид поведения характеризуется пограничностью, балансированием на грани правомерного и неправомерного, но близкое к неправомерному и противоправному поведению.

И.М. Максимова исследуя маргинальное поведение в связи с изучением пассивного уровня правосознания, относит его уже к формам преступного (противоправного) поведения, уточняя ориентированность этого вида поведения на цели и интересы, противоречащие обществу. Маргинал, по мнению автора, зачастую не совершает противоправных действий, т.к. осознает их нецелесообразность, руководствуясь при этом личным расчетом или, опять-таки, страхом перед наказанием. Что касается маргинального противоправного поведения, то оно, как считает И.М. Максимова, направлено на удовлетворение личных потребностей, и его основными мотивами являются: корысть, стремление приобрести авторитет в определенной группе, самоутверждение, престижные соображения и т.д.

Наше авторское видение и понимание маргинального поведения, с точки зрения его интерпретации по отмеченным выше критериям и шире, определенным образом отличается от рассмотренных положений, обоснование которых, в свою очередь, предполагает необходимость и целесообразность осуществления рефлексии в сферу философских, социологических и психологических исследований, способствующих наиболее полному познанию и объяснению изучаемого объекта, особенно в диапазоне интегративной юриспруденции.

В этом смысле, признаваемое и используемое нами интегральное объяснение обусловленности природы права предполагает рассмотрение категории маргинальное поведение не только с чисто юридических позиций его «правомерности», «неправомерности» и «противоправности», но с точки зрения синтезированного, в т.ч. герменевтического подхода, эксплицирующего семантическое значение таких философско-парадигмальных понятий, как «поведение», «право», «мера», «страх» и других категорий, позволяющих объяснить многомерную природу изучаемого феномена.

Например, использование социально-философской категории «страх» при изучении причинности маргинального поведения оказывается, в некотором смысле, возможным и уместным, но не достаточно принципиальным, на наш взгляд, в контексте изучения особенностей маргинального поведения. Очевидно, что «страх», по сравнению с другими человеческими эмоциями, имеет прерогативу и доминирует в числе способов, сдерживающих деструктивные модели поведения. Он останавливает человека перед всевозможными соблазнами, пороками и искушениями. В этом смысле правовая наука, используя категорию «страх», вкладывает в ее содержание концептуальные сдерживающие механизмы, предназначенные для их использования в качестве превентивных стратегий. Императивный смысл правовой нормы (санкции) как раз-таки базируется и апеллирует к эмоциям страха, которые должны, с одной стороны – вызывать чувство боязни у лиц с правонарушающими формами поведения, с другой стороны - не только у них. В числе мотивов правомерного поведения находится огромный диапазон чувств, взглядов, установок, целей, начиная с осознания общественного долга, ответственности и заканчивая привычной к повиновению, страхом перед наказаниям, совершенно справедливо отмечает И. М. Максимова. Проведенный автором социологический опрос, уясняющий уровень российского правосознания показал, что 54% граждан подчиняются закону из-за страха перед наказанием. Кроме того, эти же эмоции страха обеспечивают состояние психологической защищенности у граждан с правомерным поведением, рассчитывающих на то, что именно страх послужит сдерживающим фактором от совершения правонарушений противоположные группы. На это, в широком смысле, и нацелена кратическая функция права.

Действие «страха» амбивалентно, т.е. его воздействие предполагает возникновение боязни за нарушение правовых предписаний и у законопослушных и социально-неблагополучных маргинальных индивидов, т.е. чувство «страха» «адресовано» всем участникам правоотношений и является средством достижения сбалансированности социального порядка посредством заблаговременной и превентивной коррекции моделей (нарушающего или способного нарушить запрещенные законодательством правила) поведения путем установления разнообразных видов наказаний. Таким образом, диспозитивная сфера нормы права обеспечивается, помимо прочего, содержанием санкций, включающих в себя эмоции страха, которые должны генерировать однопорядковую степень боязни ответственности у всех субъектов правоотношений, как с развитым в достаточной степени уровнем правосознания, так и у лиц с дефектным и деформированным (маргинальным) правосознанием. Таким образом, или же необходимо признать правовое поведение большинства российских граждан маргинальным (54% по И.А. Максимовой), что вряд ли соответствует действительности. Или же утверждение о соблюдении носителями маргинального поведения правовых предписаний под воздействием эмоции страха является, в значительной мере, некорректным, что не отвечает требованиям достаточности оснований при формулировании таких положений.

Что касается философской категории «мера», то юридическая наука и, в частности, представители позитивистского, нео- и постпозитивисткого подходов к пониманию права, содержание правомерного поведения объясняют «соответствием», «связанностью», «согласованностью» с юридическими предписаниями (нормами), т.е. формально зафиксированными в законе правилами поведения. Данное понимание «правомерности», таким образом, лигимитизирует один уровень измерения (меры) границ поведения, который установлен и зафиксирован в законе. В тоже время, в таком случае умышленно упрощается другой, более высокий уровень общепризнанности правил поведения сложившийся, например, в исторических традициях, нормах этики, морали, нравственности, религии и т.д.

Рассмотрим, например, такой вид маргинального поведения как бродяжничество и попрошайничество лиц, не имеющих определенного места жительства, который запрещен административным законодательством четырех субъектов Российской Федерации (Москва, Красноярск, Чебоксары, Казань). С одной стороны, нахождение в любом месте пребывания на территории Российской Федерации отвечает требованиям конституционного законодательства и предопределяет возможность избирать место жительства. С другой, устраивает ли такое положение вполне законопослушных граждан, лицезреющих и испытывающих ряд значительных неудобств от соседства с такими людьми в пределах одного дома, подъезда или других общественных местах. Такое «сопроживание» с сопутствующими и характерными для маргиналов способами жизнедеятельности (злоупотребление спиртными напитками, санитарно-эпидемиологическое неблагополучие, навязчивое приставание к гражданам, нарушение их покоя, нечистоплотность, педикулез и т.д.) прямо нарушает конституционные права других граждан на отдых, санитарно-эпидемиологическое благополучие и духовно-нравственное благосостояние, обязанность соблюдать которые, кстати, также определены в законах. Получается, что в четырех отмеченных субъектах РФ поведение лиц, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством признается противоправным, а в других 79 субъектах РФ вполне правомерным, или точнее – законоодобряемым.

Другой пример – злоупотребление алкоголем. С одной стороны - в своей квартире граждане имеют гарантированную конституцией возможность употреблять алкогольные напитки в любом количестве на протяжении любого времени. Однако в этой ситуации остаются незащищенными права членов семей, испытывающих явные неудобства от страдающих хроническим алкоголизмом лиц. При этом, в т. ч. нарушаются права несовершеннолетних детей, престарелых родителей, соседей и т.д. Невозможно подсчитать моральный и материальный ущерб, например, от пожаров, случившихся по вине лиц, находившихся в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Мера и степень вреда от действий лиц, злоупотребляющих алкоголем, как показывает практика, весьма существенны, но недостаточно урегулированы законом, т.к. обязанность возмещения вреда от их деяний или же заранее не выполнима или же ложится на ближайших родственников правонарушителей.

В этом смысле признание многих видов маргинального поведения вполне правомерным «отрывает» сам закон (как все-таки правовой феномен) от его правовой сущности, сужая до «продукта воли законоустанавливающей власти». В этих случаях выступая исходным первоисточником права, такой закон вряд ли способствует обогащению аксиологического содержания как самого права, так и его морально-нравственных и социально-значимых обоснований в нормативно-правовых актах.

В рамках общеправовой теории маргинальности таким специфическим, рассматриваемым при содействии позитивистского подхода предметом исследования, становится «законосоизмеримая» (юридически-значимая) сфера (часть) маргинального поведения. При этом следует отметить, что «магические возможности» закона, конечно же, не беспредельны. Закон хотя априори и должен быть обусловлен объективной природой права, его одобрением максимальной совокупностью участников правоотношений, т.е. обладать гегелевской общезначимостью и только тогда становящийся эталоном, моделью, мерой дозволенного, управомочивающего и запретного, на самом деле, есть явление абстрактное, динамически видоизменяемое и не всегда учитывающее обоюдную значимость и полезность для всех участников правоотношений.

В этом смысле философская категория «мера», которая, как известно, служит средством отображения взаимосвязи и взаимодействия количественных и качественных изменений, объясняет границы диапазона (интервала) и является объективным «мерилом особенности» того или иного объекта или явления. Созданная человечеством, в том числе законодателем, определенная «мерность бытия» имеет исторически обусловленный характер, основанный на многовековом человеческом опыте межличностных отношений. Несовпадения векторности этой «целостной мерности» с «мерностью» законодателя создает ряд глобальных проблем в континууме общечеловеческих, в т. ч. социально-правовых взаимоотношений. Значительную часть этих проблем призвано решать право, в том числе и закон, способный адекватно отражать требования (меру) человеческого сообщества о справедливости, нравственности и гуманизме как через уважение, традиции и авторитет законодателя, так и через институты государственного принуждения, в чем, собственно, и заключается смысл его целеполагания.

Безусловно, устанавливая эту «меру» необходимо принимать во внимание, а также учитывать и специфику формирования маргинального поведения в условиях (положении) «пограничности» и неадаптированности к социально-нормативной системе значительного числа граждан, которая объективизируется, как отмечают исследователи маргиналистики, через предрасположенность этих лиц к совершению правонарушений. Законодатель должен осознавать и учитывать какую форму поведения или какие виды приспособления к социально-нормативной системе (т.е. деятельный фактор маргинальности) можно считать правомерными, какие неправомерными, а какие – противоправным. Поэтому отнесение маргинального поведения только к правомерному или противоправному, а точнее – «законосоизмеримому» виду поведения, представляется нам не совсем верным. Это гораздо более широкое общеправовое понятие, означающее, на наш взгляд, такой специфический способ жизнедеятельности маргинальных индивидов, характеризующихся индифферентным, нигилистическим, а, в крайних формах – агрессивным отношением к праву, который в своей совокупности обусловливает их предрасположенность к совершению правонарушений, в т. ч. преступлений. Общеправовая теория маргинальности обосновывает положение о том, что поведение этих специфических групп может быть и правомерным и неправомерным и противоправным, т.е. отчуждённым и пограничным и, следовательно – маргинальным.

Таким образом, юридически-нейтральная категория маргинальное поведение, введенная в научный оборот юридической науки в конце 90-х годов прошлого столетия, приобрела с этого времени общеправовую значимость, изучение содержания которой становится в современной российской действительности все более актуальным. Данная проблема должна быть учитываема при обосновании стратегии правовой политики, в которой совокупность, ориентиров, установок, ценностей правового бытия личности должны обеспечиваться, прежде всего, государством, а сама правовая политика должна позитивно влиять на становление и развитие правовой и общей культуры граждан, социальных групп, в том числе, социально-неблагополучных - т.е. маргинальных.

Маргинальное поведение личности

Следование праву людей, правосознание которых расходится с требованиями правовых норм, относится к поступкам, лежащим в основе такого формально правомерного поведения как маргинальное (лат. margo - край, граница), т.е. пограничное. Оно отражает состояние индивида, которое находится на грани антиобщественного проявления, ведущего к правонарушению, однако таким не становится в силу ряда причин и обстоятельств. В данный промежуток времени мотивами поведения оказываются иные движущие силы — угроза возможного наказания, собственные выгоды от правомерности, боязнь осуждения со стороны коллектива, группы, ближайшего социального окружения и другие сдерживающие мотивы.

Маргинальный статус стал нормой существования значительного числа людей. В политическом плане такой человек, оторванный от своих социальных корней, испытывает чувство постоянной неудовлетворенности, видя главную причину его в общественных переменах. Отсюда его потенциальная готовность воспринять крайние консервативные или радикальные лозунги, стать на путь антисоциального поведения, впадать в агрессивность или, напротив, социальную апатию. В правовом плане маргинальное характеризуется особым, "промежуточным", переходным между правомерным и противоправным состоянием личности, поведение которой вызывается как собственной социально-психологической деформированностью, так и определенным (вольным или невольным) провоцированием со стороны государственных институтов и общества в целом (нестабильностью политико-правовой ситуации, существованием необоснованных препятствий и ограничений на определенные виды деятельности, отсутствием во многих случаях четкой границы между дозволенным и наказуемым).

Так, роль провоцирующего фактора играет медлительность в решении проблем, затрагивающих болевые точки современного положения многих социальных, национально-региональных групп населения. Примером тому служит судьба сотен, тысяч беженцев, вынужденных покинуть традиционные места проживания, оказавшихся во многих случаях без квартир, постоянной работы и заработка и балансирующих на грани допустимого и запрещенного. Их социально-правовой статус остается, несмотря на ряд законодательных актов, все еще не решенным. Столь же сложным является положение тех, кто, отбыв наказание, в силу неудовлетворительной социальной и внутренней адаптации - не находит своего стабильного места в законопослушной жизни и тем самым является основным "поставщиком" неустойчивых, криминогенных форм поведения. Им необходимы большее внимание со стороны общества, государственная помощь в социальном обустройстве.

Среди лиц, поведение которых относят к маргинальному, все же большую часть составляют те, кто не находится в столь резком пограничном состоянии между "добром и злом". Человек не совершает преступлений, поскольку сознает "невыгодность", "нецелесообразность" таких поступков, руководствуясь при этом личным расчетом или страхом перед наказанием. Фактор "невыгодности" отрицательных по отношению к праву действий является нередко сдерживающим моментом для весьма значительной категории лиц, удерживая их в рамках правомерности.

Формы маргинального поведения

Проблема маргинальности – одна из наиболее востребованных тем социально-философского и социологического дискурса. Данное понятие интерпретируется по-разному, что связано с достаточно широкой трактовкой и некоторой неопределенностью смыслов, охватываемых этим термином. Мы остановимся на понимании маргинальности как явления, истоки которого коренятся в социальной структуре общества, и в таком ракурсе она оказывается связанной и определяемой процессами социальной дифференциации и деклассирования, расширения пространства низших слоев, со всеми присущими им атрибутами.

В общественном сознании «маргинальный индивид» – это человек, чьи позиции в социальной иерархии наиболее низкие, а маргинальные слои характеризуются как преддонье, либо как само социальное дно. Именно в таком контексте, – а не только исключительно как промежуточную позицию, – рассматривают маргинальность некоторые исследователи. Экономическая и политическая нестабильность, расширяющиеся миграционные процессы, трансформирующие специфические особенности этнокультурного контекста, противоречивая динамика процессов социальной мобильности, в основном нисходящей, и многое другое воспринимаются как реальная угроза индивидуальному и коллективному существованию в целом и, в частности, в пространстве маргинального слоя и в ситуации «маргинала». Примеров этого в современном мире множество, подтверждением чего является пополнение слоя «новых бедных».

Современный мир не только создает условия для маргинальности и процессов маргинализации, но и воспроизводит их. Не будет преувеличением сказать, что современное общество маргинально структурировано, о чем свидетельствует наличие различных видов маргинальности, а усиливающиеся процессы социального расслоения приводят к появлению контрастов и конфликтов различного социального и психо-эмоционального содержания, в результате которых появляются «маргинальные индивиды», которых можно определить как располагающихся на границе различных миров, а также в пространстве социального «низа», а соответствующие этим социальным позициям состояния отнести к маргинальным.

Расширение пространства маргинальности вызвано в первую очередь трудностями социально-экономического свойства, с которыми сталкивается практически каждый индивид. Низкий уровень благосостояния, отсутствие рабочих мест, невозможность реализовать свой потенциал – профессиональный, человеческий, невостребованность на рынке труда квалификационных умений и дарований, глубокие социальные дистанции между стратами, проявляющиеся в том числе и в «контрастирующих» формах вознаграждения, и т. д. имеют своим объективным следствием расширение пространства маргинальности. Более того, эти процессы сопровождаются обострением морально-психологических негативных состояний, когда индивид ощущает себя вычеркнутым из жизни, брошенным на произвол судьбы.

Так возникают явление социального аутсайдерства и тип социального аутсайдера. Слой социальных аутсайдеров неоднороден, поскольку пополняется представителями разных классов в ходе процессов деклассирования. Ситуация, при которой индивид или группы индивидов оказываются за пределами своей ингруппы, более того, опускаются на низшие социальные позиции, может быть названа маргинальной, т. к., во-первых, формируются пограничные, рубежные позиции и соответствующие им состояния; во-вторых, промежуточность положения свидетельствует «в пользу», скорее, нисходящей формы социальной мобильности, расширение масштабов которой является показателем растущей маргинализации. В таких условиях социальный подъем (на несколько ступенек вверх) мало возможен, особенно, когда индивиду пришлось опуститься на самое дно. В-третьих, формируется адекватное социальному положению мироощущение: происходит совпадение объективных и субъективных критериев осознания феномена аутсайдерства как на индивидуальном уровне, так и на коллективном.

Социальное аутсайдерство сопровождает человечество на протяжении всей его истории, разница лишь в объемах и масштабах социальных слоев, относимых к аутсайдерским. И хотя современное общество демонстрирует стремление преодолеть данное явление, численность индивидов, которых можно отнести к аутсайдерам, имеет тенденцию к увеличению, и не только в экономически развитых и социально ориентированных странах. Среди факторов, порождающих маргинальность, а значит – в контексте нашего анализа, – социальное аутсайдерство, являются структурные изменения по преимуществу негативного свойства, в результате которых, а также в силу совпадения объективных и субъективных факторов, происходит усиление процессов нисходящей социальной мобильности, одного из показателей маргинальности.

Среди причин, определяющих возникновение маргинальности и маргинализованных структур, являются, во-первых, структурные трансформации, итогом которых нередко становятся диспропорциональность развития, проявляющаяся в «вымывании» ряда отраслей и, соответственно, профессий, экономическое неблагополучие значительной массы населения, высокий уровень безработицы, низкие доходы, распространение неформальных экономических практик. Формирующийся социальный круг обездоленных (бедные, нищие, нуждающиеся) не способен поддерживать приличествующий уровень жизни, для него процессы интеграции в социум оказываются затрудненными по причине слабости (экономической, финансовой, социальной) или нежелания государства в полной мере нести бремя социальной ответственности.

Бедность, как известно, не только категория социально-экономическая, но и эмоционально-психологическая, проявляющаяся в возникновении соответствующих установок и ориентаций, формировании т. н. «культуры бедности», под которой понимается состояние неимущих слоев населения, отличающихся не только крайне низким уровнем благосостояния, но и ограниченностью в социально-культурных возможностях, что придает процессам социализации и адаптации крайне противоречивые черты, способствуя, таким образом, выработке «маргинальных» практик. Кроме того, она обладает свойством наследования, когда не только сама бедность, с точки зрения экономических критериев, передается от поколения к поколению, но и, соответственно, свойственное «маргинальным индивидам» чувство депривации, обнаруживаемое в различных видах комплексов – от нереализованности в социально-экономических ожиданиях до морально-психологической неполноценности, передается последующим поколениям. Спектр состояний социальной неудовлетворенности отличается разнообразием, но всегда им присущи характеристики, становящиеся преградой на пути полноценной интеграции в социум. Можно сказать, что «маргинальный человек» – личность в определенном смысле депривированная.

Во-вторых, в пространстве маргинальности формируется т. н. иждивенческая психология, складывается маргинальный тип мышления, выражением которого является мировоззрение «просящего». В такой ситуации формируется представление своей аутсайдерской позиции как такой, которая позволяет в некотором смысле спекулировать и выстраивать поведенческие стратегии, адекватные статусу. Возникает феномен социального паразитизма, готовность оставаться «маргиналом», «профессиональным нищим», поскольку такая позиция, как это ни кажется парадоксальным, содержит в себе определенные выгоды. Для некоторых это является осознанным выбором в пользу положения социального изгоя. Подобная линия поведения присуща в основном индивидам с низкой профессиональной квалификацией, невысоким уровнем образования и интеллекта, в целом находящимся на низших ступенях социальной иерархии. Результатом таких ориентаций и иждивенческих настроений являются различные формы девиантного и делинквентного поведения, криминализация слоя социальных аутсайдеров, стремление достигать цели всеми средствами, в том числе и социально неодобряемыми. Следует, правда, заметить, что причиной – нередко вполне обоснованной – социальной ущемленности и обделенности является отсутствие подлинной заботы со стороны властно-управленческих структур, обязанных заботиться о нуждающихся.

Формами социального паразитизма выступают, как известно, бродяжничество и попрошайничество, а также получение доходов преступным путем, получившие широкое распространение в современных условиях в силу глубокого имущественного расслоения и социального диспаритета. Превратившись в тщательно организованные структуры и сформировав соответствующую культуру, различные формы социального паразитизма превратились в инструмент реализации индивидами своих целей за счет общества и его членов, с одной стороны. С другой, социальный паразитизм обладает свойством заражать, передаваться другим, тем втягивая в орбиту своего воздействия большие массы людей. Кроме того, в силу своей девиантной сущности, социальный паразитизм разрушает как общество, так и саму трудовую деятельность, придавая ей негативные черты, формирует соответствующее моральное сознание, граничащее с маргинальным.

Фактором, объединяющим маргинальность и социальное аутсайдерство, является маргинальное сознание, которое возникает, с одной стороны, в результате формирующейся промежуточной позиции, а с другой, в ходе процессов нисходящей социальной мобильности, болезненно переживаемых индивидами и сопровождающихся негативными проявлениями психо-эмоционального характера. Образовавшееся маргинальное сознание, двойственное содержание которому придают противоречивость и неопределенность усваиваемых новых культурных и этических образцов, контрастирующих с прежними, потеря связей с группой членства, находит свое воплощение и выражение в социальных действиях, нередко отличающихся своей иррациональностью. Амбивалентность маргинальному сознанию придают также утрата идентификационных признаков, слабая привязка к конкретному социальному локусу, «рубежность» существования, трудности вхождения в новую социальную группу, сложности адаптации.

Маргинальное сознание несет в себе разные смыслы: оно и позитивно, и негативно, и такое его содержание зависит от интерпретации феномена маргинальности. При трактовке маргинальности как пограничного состояния маргинальное сознание несет в себе возможности обогащения в том числе позитивными заимствованиями – человеческими, культурными, нравственными. Но представление маргинальности как социального аутсайдерства придает маргинальному сознанию рискогенное содержание, которое может быть представлено различными проявлениями – от внешнего неприятия форм социального общежития до конкретных социальных действий делинквентного и агрессивно-радикального характера. Чем больше разрыв между социальными слоями, чем больше объем преддонья и социального дна, тем велики угрозы социального нонконформизма, социальных диссоциаций, различных форм неприятия. Рассуждая на эту тему, Л. И. Кемалова отмечает, что полисемантичность данного понятия «дает возможность его двойной интерпретации – оно может означать как пограничное состояние (маргинальность-переходность), так и периферийное (маргинальность-периферийность) положение социального субъекта… Маргинальность-пограничность рассматривается как содержащая в себе конструктивный потенциал, поскольку представляет собой своеобразную «переходную зону», обеспечивающую возможность успешного вхождения маргинальных субъектов в структуру социума, с дальнейшей трансформацией статуса… Маргинальность-периферийность обладает негативным социальным эффектом, так как является результатом исключения субъектов из функциональных культурных и социально-экономических процессов».

В результате понижения социального статуса, а особенно в ситуации падения на социальное дно, индивид переживает сложный комплекс морально-психологических состояний, приводящих к разрушению личностного ядра, смене ценностных установок, выбору таких жизненных стратегий, которые способствуют удовлетворению сиюминутных желаний. Снижение интересов, ограниченность притязаний, закомплексованность, проявляющаяся во всем, неуверенность в возможности реализации своих стремлений и т. д. приводят к моральному «раздвоению» личности, внутриличностному конфликту, а значит, к социальному отчуждению, которое усиливается в результате дестратификационных процессов. Эти явления непосредственно отражаются на «маргинальной личности», как деклассированной, так и пограничной.

Есть факторы, которые объединяют и делают похожими маргинальность как пограничное существование и маргинальность как тип социального аутсайдерства:

• Во-первых, в обоих случаях маргинальность связана со сменой социальных позиций, в основном с понижением в социальном статусе, и эти процессы, и не только связанные с нисходящей социальной мобильностью, протекают в острой и противоречивой форме, отражаясь на всех формах человеческой жизнедеятельности.
• Во-вторых, формируются гибридные формы не только на границах различных социальных образований, но и в самих социальных пространствах, каковыми для индивида и группы индивидов становятся новые социальные слои, куда попадают по разным причинам представители более высоких и, соответственно, более «влиятельных» и престижных социальных позиций. В такой ситуации расширяется пространство моральной и психологической напряженности, возникают фобии разного рода, на основе которых возникает сознание, обладающее способностью к действиям негативного свойства. Возникают сложности процесса адаптации, идентичные состояниям, которые характерны для пограничной маргинальности.
• В-третьих, и в том, и в другом случае маргинальность выступает в качестве амбивалентного явления, содержащего в себе элементы различного свойства, благодаря (или вопреки) которым осуществляется выбор в пользу той или иной модели адаптации, от которой зависит «качество» интеграции в социум. Последнее играет важную роль, поскольку вхождение индивида в новый социальный контекст зависит от полноты включения в разнообразный круг общественных связей и взаимодействий.
• В-четвертых, особую остроту приобретают проблемы, связанные с процессами социализации, т. к. она оказывается пронизанной противоречивыми целями, неопределенностью ожиданий, неустойчивостью мировоззренческих и ценностных ориентаций. В таких условиях вполне реальными становятся процессы социального вытеснения за рамки существующих социальных общностей разного рода, что объективно приводит к нарушениям во внутригрупповых взаимодействиях, возникновению различных форм девиации.

Расширяется и пространство социальной эксклюзии, при которой индивиды:

1) находятся «в невыгодном положении с точки зрения образования, квалификации, занятости, жилищных, финансовых ресурсов и т. д.;
2) их шансы получить доступ к основным социальным институтам, распределяющим эти жизненные шансы, существенно ниже, чем у остального населения;
3) подобные ограничения длятся во времени. Социальная эксклюзия превращается в инструмент образования социальных «клаузул», вырваться из пространства которых удается немногим. В условиях нарастающей бедности растет численность социальных аутсайдеров, а значит, увеличиваются масштабы маргинальности и охватываемых ею социальных структур и институтов. В такой ситуации неизбежны страхи, которые в значительной степени и являются «провокаторами» маргинального сознания, которое оказывается пронизанным негативистскими установками, разрушающими человеческую личность.

Социальное содержание феноменов маргинальности и социального аутсайдерства определяется, таким образом, не только социально-экономическими факторами, значение которых более чем важно, но и мировоззренческими, поскольку они являются категориями в том числе и нравственными. «Маргинальным индивидам» и социальным аутсайдерам присущи чувства тревожности, беспокойства, неуверенности, следствием чего становится нарастание близких к иррациональным бессознательных настроений и мотиваций, ведущих к процессам десоциализации либо негативной социализации. А поскольку современный социум создает условия разного рода – от экономических до психологических – для возникновения маргинальных состояний, в пространстве как пограничной, так и периферийной маргинальности оказываются значительные группы населения. В результате таких процессов численность «маргиналов» и социальных аутсайдеров возрастает, а общество все более маргинализуется.

Признаки маргинального поведения

Несмотря на то, что в современном русском языке это выражение имеет негативную и даже оскорбительную окраску, юридически маргинальное поведение является вариантом правомерного. Суть этого термина скорее психологическая, чем правовая.

Юристы называют маргиналами таких лиц, поведение которых отвечает всем нормам права, но это происходит не благодаря осознанию себя как члена правового государства и признания силы закона, а из страха перед ответственностью и наказанием или для своей личной выгоды. Это условно правомерное поведение, которое находится на грани преступного и в процессе изменения каких-то внешних факторов становится таковым.

Психологи выделяют следующие признаки маргинальной личности:

• отсутствие четкого социального статуса;
• потеря уверенности в завтрашнем дне;
• надломленная психика или физическое здоровье;
• отсутствие контроля над собственной жизнью, смирение с судьбой;
• любые другие необычные черты характера, специфическая внешность, редкое хобби или род деятельности (в этом отношении часто применяется термин "девиантное", то есть отличное от общепринятого поведение).

Маргиналом, таким образом, может считаться любой человек, входящий в явное личностное, профессиональное или любое другое меньшинство, который подвергается из-за этого дискриминации, репрессиям и нападкам.

Сообщество маргиналов характеризуется двум основными группами свойств: специальными, то есть правовыми, и общесоциальными. Первая категория признаков - это отсутствие правового регулирования положения таких лиц либо его недостаточность и некорректность. Это означает, что человек не в состоянии реализовать свои права и свободы, не исполняет своих обязанностей или даже вовсе не имеет представления обо всех этих юридических понятиях.

Общесоциальной характеристикой маргинальной личности является кардинальное изменение или утрата прежнего социального и правового статуса, которое возникает под действием внешних факторов и обеспечивает формирование промежуточного положения в социуме. Существование таких людей не отвечает экономическим и социальным интересам государства и общества.

Проявление маргинального поведения

Среди маргиналов выделяются био- и социомаргиналы. Первые являются ущербными лицами по состоянию здоровья. Социомаргиналы отошли от своего класса или группы в силу определенных обстоятельств, не зависящих или зависящих от личности. Их включение в свой класс или группу затруднено тем, что общественно-полезные связи у таких людей отсутствуют.

По мнению Д. М. Зариповой, основными формами административно и морально наказуемых видов маргинального поведения являются попрошайничество, бродяжничество, а также оседлое тунеядство, которое в настоящее время подлежит только моральному осуждению. Кроме того, социомаргиналами являются несовершеннолетние, которые доставляются за правонарушения в ОВД. Также к ним относятся лица, занимающиеся проституцией, наркоманы, алкоголики, вынужденные переселенцы-мигранты. Биомаргиналами являются больные инфекционными заболеваниями после длительного лечения (то есть излечившиеся), больные туберкулезом, различными инфекционно-венерическими заболеваниями, лепрой, а также ВИЧ-инфицированные.

В литературе неоднократно отмечалось, что криминализации (вовлечению в преступную деятельность) подвержены больше остальных именно маргинальные подгруппы. Это так называемые "группы риска".

К ним относятся:

• безработные или же занятые фиктивно;
• бедная часть населения;
• представители так называемого "социального дна" (беспризорники, бродяги, бомжи, нищие и др.);
• лица, которые побывали в местах лишения свободы или вернулись со срочной военной службы;
• вынужденные переселенцы, беженцы из "горячих точек", люди, мигрирующие в город из села.

Данные категории имеются в любом обществе. В разных странах наблюдается лишь разница в количественном отношении представителей данных групп и "благополучной" части общества.

А. А. Никитин выделяет следующие 2 уровня маргинальности: общественный и личный.

Основываясь на том, переступают ли члены тех или иных групп границу правомерности, этот исследователь предлагает разделить их на два маргинальных слоя:

• социальная группа или слой риска;
• асоциальная группа или слой.

К первому относятся такие категории населения, как иммигранты, вынужденные переселенцы, беженцы, не имеющие статуса вынужденного переселенца или беженца, безработные, инвалиды и лица, не имеющие прописки. Ко второму – безнадзорные и беспризорные несовершеннолетние, проститутки, бомжи, попрошайки, бродяги, бывшие заключенные, страдающие наркотической или алкогольной зависимостью, токсикоманы.

Можно ли говорить о том, что существует маргинальное правомерное поведение? Правильный ответ на этот вопрос будет следующим. Маргинальное поведение - это явление, которое в целом характеризуется пограничностью. Оно балансирует на грани неправомерного и правомерного. Это означает, что маргинальное поведение включает в себя и правомерное, но существующее на границе с противоправным, и неправомерное. Критерием отнесения той или иной маргинальной группы к одному из двух выделенных выше слоев может рассматриваться противоправность (включая асоциальность) и правомерность поведения ее членов. Криминологов интересует главным образом второй (асоциальный) слой, хотя и люди, относящиеся к первой группе (нелегальные мигранты, например) не должны упускаться из виду, так как классификация, предложенная выше, является условной.

В чем заключается маргинальное правомерное поведение? Оно основывается на следующих мотивах: личных эгоистических расчетах, страхе ответственности, боязни осуждения со стороны общества, государства или окружающих. Маргинальное правомерное поведение (примеры - алкоголизм, бродяжничество и т.д.) находится как бы на грани антиобщественного. Оно ведет человека к правонарушению. Тем не менее, его можно характеризовать как маргинальное правовое поведение. В данном случае в психическом механизме побуждений человека "срабатывают" следующие движущие силы: боязнь осуждения, угроза возможного наказания и т.д. Они удерживают индивида от правонарушения.

тема

документ Маргинал
документ Культура поведения
документ Нормы поведения
документ Общественное поведение
документ Поведение в обществе

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Поправки к Конституции РФ в 2020 г.
Дефолт в России в 2020 году
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Девальвация рубля в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2020 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Обязательная маркировка товаров в 2020 году
Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Новости
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.