Управление финансами

документы

1. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Монополия 2020

Монополия 2020

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Монополия 2020

Советуем прочитать наш материал Монополия, а эту статью разбиваем на темы:



1. Монополия 2020
2. Естественные монополии в России в 2020 году
3. Реестр естественных монополий в 2020 году
4. Адвокатская монополия в 2020 году
5. Закон о естественных монополиях 2020 года
6. Регулирование монополий в 2020 году
7. Естественные монополии за рубежом в 2020 году
8. Военные монополии в РФ в 2020 году

Монополия 2020

Определение монополии подразумевает существование ниши бизнеса, где доминирует один производитель, который регулирует количество товара и его цены.

В чистом виде компании-монополисты встречаются очень редко. Это связано с тем, что практически для любого товара или услуги можно найти заменитель.

Например, естественной монополией в 2020 году является метрополитен. Если инфраструктуру подземки разделить между двумя-тремя конкурирующими фирмами, начнется настоящий хаос. Но, когда услуги метрополитена перестанут устраивать население, люди смогут добираться до места назначения на автобусах, трамваях, автомобилях, электричках.

То есть метрополитен – это монополист среди подземного, скоростного транспорта, но в сфере пассажирских перевозок он таковым не является.

Состояние экономики, в которой доминирует один субъект, характерно для жилищно-коммунального хозяйства, государственного сектора, производства продукции, требующей тщательного контроля.

Рассматривая, что такое монополия, нельзя обойти стороной еще одно близкое понятие – «олигополия». Это состояние встречается в экономике гораздо чаще. Олигопольный рынок делят между собой несколько компаний. При сговоре основных игроков рынок по своим характеристикам приближается к монопольному (пример — сотовые операторы).

Классические примеры олигополии – самолетостроение и судостроение, производство оружия. Здесь конкуренция происходит между двумя, тремя поставщиками.

Выделяют следующие формы монополий:

1. Естественная — возникает тогда, когда бизнес приносит прибыль в долгосрочной перспективе только при обслуживании всего рынка. Пример – железнодорожные перевозки. Обычно хозяйственная деятельность требует больших затрат на начальном этапе.
2. Искусственная — обычно создается при объединении нескольких компаний. Сговор предприятий позволяет быстрее устранять конкурентов. Образованная структура прибегает к таким методам, как демпинг цен, хозяйственный бойкот, ценовое маневрирование, промышленный шпионаж, спекуляция ценными бумагами.
3. Закрытая — защищена от конкурентов законодательством. Ограничения могут касаться авторских прав, патентов, лицензирования, сертификации, налогообложения, передачи уникальных прав на владение и пользование ресурсами и т. п.
4. Открытая — это рынок единственного поставщика, не имеющий юридических преград от конкуренции. Характерна для фирм, предлагающих новые, инновационные продукты, у которых нет аналогов на текущий момент.
5. Двухсторонняя — торговая площадка с одним продавцом и одним покупателем. Обе стороны обладают властью над рынком. Вследствие этого, результат сделки зависит от способности ведения переговоров каждым участником.

Есть и другие варианты классификации, например, их делят на два вида по форме собственности:

1. Частная;
2. государственная.

Или по территориальному принципу на 4 вида:

1. местная;
2. региональная;
3. национальная;
4. экстерриториальная (глобальная).

Если рассматривать искусственную монополию, когда объединяется ряд предприятий (компаний), то говорят о различных формах таких слияний.

Выгоду от монополии люди заметили практически сразу с появлением обмена и зарождением рыночных отношений. При отсутствии конкуренции цены на продукцию можно поднять.

Древнегреческий философ Аристотель считал создание монополии умелой политикой ведения хозяйства. В одном из трудов в качестве примера мудрец рассказывает о подданном, получившим деньги «в рост». Для извлечения прибыли, предприимчивый человек скупил все железо в мастерских, а затем перепродал его с наценкой купцам, прибывшим из других мест.

Мыслитель упоминает и о попытках регулирования государством монополии. Ушлый продавец был выслан правительством из Сицилии.

В Европейских странах в Средние века монополизм развивался по двум направлениям – в результате создания цехов и путем выдачи королевских привилегий:

1. Цех – это объединение ремесленников. Он контролировал производство продукции участников. Основной задачей организации было создание условий для существования мастеровых. Цеха не допускали конкурентов на свои рынки и устанавливали рыночные цены на производимые товары.
2. Королевские привилегии давали исключительное право продавать или производить определенные виды продукции (услуг). Купцы и промышленники были рады заполучить такую привилегию, чтобы избавиться от конкурентов, а король получал деньги в казну. При этом многие королевские указы были абсурдны и глупы, что привело к ограничению власти монархии в некоторых странах.

В результате бурного развития производства обострилась конкурентная борьба между производителями. Снижение затрат привело к укрупнению фабрик и заводов. Оставшиеся игроки объединялись в различные сообщества (тресты, синдикаты, пулы), которые действовали как монополисты.

Монополии в истории России – это повторение общемировых тенденций. Но большинство процессов в нашей стране происходили с опозданием и часто приносились извне. Так, в царской России производство спиртных напитков являлось исключительно государственной функцией.

А первый промышленный синдикат возник в Петербурге при участии немецких партнеров. Он объединил 6 фирм, производящих гвозди и проволоку. Позднее зародился сахарный синдикат, затем «Продамет», «Продуголь», «Кровля», «Медь», «Продвагон» и др.

Стремление к монополизации рынка нормально для любого бизнеса. Оно заложено в самой природе предпринимательской деятельности, основная цель которой – получение максимальной прибыли. Монополии создаются как естественным, так и искусственным путем.

Дополнительными факторами, способствующими развитию монополизма, могут быть:

1. крупные траты на создание бизнеса, которые не окупаются в конкурентной среде;
2. установление правительством законодательных барьеров для ведения деятельности – сертификация, лицензирование, распределение квот;
3. политика протекционизма, защищающая отечественных производителей от иностранных конкурентов;
4. укрупнение фирм в результате поглощения и слияния.

Отсутствие конкуренции приводит к негативным последствиям в обществе:

1. неэффективному расходованию ресурсов;
2. дефициту продукции;
3. несправедливому распределению доходов;
4. отсутствию стимула развивать новые технологии.

Поэтому правительства стран стараются ограничить появление монополий. Специальные государственный органы следят за уровнем конкуренции на рынке, контролируют цены, предотвращают зависимость мелких фирм от крупных игроков.

Антимонопольное законодательство существует в большинстве стран мира. Оно защищает интересы потребителей и способствует экономическому процветанию.

Естественные монополии в России в 2020 году

Статья 3 № 147-ФЗ определяет понятие «естественная монополия» как ситуацию на рынке, когда отсутствие конкурентов позволяет наиболее эффективно удовлетворять нужды потребителей из-за специфики производства уникальных товаров (услуг). Спрос здесь меньше зависит от цены, по сравнению с обычными видами продукции.

Производитель товаров и услуг в такой ситуации является субъектом ЕМ. В 2020 году точно определить, какая к естественной монополии относится отрасль, можно в ч. 1 ст. 4 № 147-ФЗ.

Давайте рассмотрим некоторые из них:

1. Транспортировка нефтепродуктов, нефти и газа по магистральным трубопроводам. Сделать такую транспортную сеть наиболее эффективной и прибыльной можно только тогда, когда ею будет заниматься одна компания.
2. Перевозки по железным дорогам. Все ж/д пути в России принадлежат ОАО «Российские железные дороги», которая, в свою очередь, является естественным монополистом.
3. Сетевая передача тепловой энергии и электричества. Такие монополисты, как, например, ПАО «Ленэнерго», снабжают светом Санкт-Петербург и Ленинградскую область. А значимых конкурентов у этой организации нет.
4. Услуги транспортных терминалов, аэропортов и портов (морских и речных). Здесь также все централизовано для того, чтобы работа перевозчиков была контролируемой и безопасной.
5. Центральное водоснабжение, водоотведение и коммунальная инфраструктура. Так как поставщик на рынке только один, потребители вынуждены платить за эти услуги по тарифам, которые устанавливает государство.
6. Почтовая связь. В нашей стране монополистом в сфере пересылки корреспонденции выступает ФГУП «Почта России». Конечно, существуют и другие операторы, но их доля рынка не превышает 1 %.

Вышеуказанные отрасли — это исключения, на которые не распространяется антимонопольное законодательство. Такое положение дел исключает недобросовестных конкурентов. Более того, работу монополий регулирует и контролирует государство.

Искусственная монополия — это состояние рынка, когда одна компания поглощает своих конкурентов и так централизует капитал, либо она производит уникальные товары или услуги.

Естественная монополия — это понятие, которое дошло до нас из античных времен. Тогда несколько продавцов могли объединиться, чтобы получить полный контроль над отраслью, что давало им возможность устанавливать любые цены на свои товары или услуги.

Сейчас почти все цивилизованные государства имеют антимонопольные законы, чтобы оградить покупателей от произвола продавцов. Но это касается в первую очередь искусственных монополий, где речь идет о сговоре компаний. Создание же естественной монополии всегда оправдано. Такая организация не мешает экономическому развитию страны, а наоборот, позволяет производить и продавать продукцию эффективно, безопасно и выгодно для всех сторон.

Рассмотрим ситуации, при которых имеет смысл создать естественную монополию:

1. Большой объем выпускаемой продукции позволяет продавцу снизить затраты на ее производство и, как следствие, стоимость. Это значит, что и итоговая цена будет приемлемой для потребителя. Например, если бы в Санкт-Петербурге работало два метрополитена с одинаковыми направлениями, то их доходы были бы вдвое ниже, что, в свою очередь, привело бы к двукратному повышению стоимости жетона.
2. Нецелесообразность входа на рынок новой фирме с похожей продукцией. Например, чтобы составить конкуренцию ГУП Водоканал Санкт-Петербурга, фирме-конкуренту придется проложить свою водопроводную сеть. Это влечет большие затраты, которые даже в отдаленном будущем вряд ли окупятся.
3. Низкий спрос. Это касается специфичной продукции, такой как ледоколы. Заказчиком здесь выступает только государство, поэтому наличие нескольких производителей экономически неоправданно.

Стоит добавить, что монополия более стабильна, по сравнению с искусственным аналогом. Последний может раздробиться на несколько компаний-конкурентов. А естественная монополия будет существовать до тех пор, пока не появятся принципиально новые технологии либо пока резко не изменится спрос.

Добавим также, что ограничивают конкуренцию с целью:

• снижения издержек производства за счет увеличения его масштаба;
• гарантий бесперебойной работы отраслей за счет отсутствия слабых и недобросовестных компаний;
• государственного регулирования жизненно важных отраслей экономики.

Закон устанавливает общие принципы и требования закупочной деятельности для субъектов естественной монополии (п. 1 ч. 2 ст. 1). У каждой компании, которая работает в рамках данного акта, должны быть разработаны и опубликованы план и Положение о закупках.

Однако действие закона не имеет силы для субъектов монополий, когда выручка от их регулируемой работы не превышает 10 % от выручки за все виды деятельности за предыдущий календарный год. Информация о таких суммах размещена в ЕИС. Данное правило касается и дочерних организаций субъектов монополий. Но здесь разница в выручке составляет 5 %, по сравнению с суммой, полученной за разные работы в предшествующие 4 квартала (п. 1 и 2 ч. 2.1 ст. 1).

Речь пойдет о российской компании-гиганте ОАО «РЖД». В ее ведении находятся все грузовые и пассажирские перевозки железнодорожным транспортом. Даже те локомотивы, которые принадлежат сторонним компаниям, должны пользоваться путями РЖД, а значит, и подчиняться существующим там правилам.

Эта монополия в России имеет множество дочерних организаций, которые делают ее деятельность практически автономной. К ней относятся институты, в которых разрабатывают конструкторские решения; заводы, где ремонтируют составы и другую необходимую технику, торговые предприятия и т. д.

Конкуренция в данной отрасли полностью отсутствует, т. к. вход в эту нишу рынка практически невозможен. Причина — колоссальные и неоправданные затраты на строительство новой ж/д сети.

При этом услуги, предлагаемые РЖД, нельзя назвать уникальными. Альтернативой ж/д перевозкам может служить воздушный, водный и автомобильный транспорт. Тем не менее покупатели часто делают выбор в пользу железных дорог, т. к. там у них есть возможность перевезти большой объем груза надежно и безопасно.

Учредитель и единственный акционер гиганта — государство. Оно же полностью контролирует руководителей компании, а также охраняет положение ее, как монополия.

Цены на перевозки РЖД устанавливает самостоятельно, мало ориентируясь в этих вопросах на спрос.

Таким образом, ОАО «Российские железные дороги» можно смело назвать монополистом в своей отрасли. При этом для конечных потребителей такое положение дел также наиболее выгодно.

Закупочную деятельность компания осуществляет на основании 223-ФЗ и Положения о закупках.

Помимо проведения торгов, здесь настроен юридически значимый электронный документооборот, а также организовано хранение и актуализация нормативных и справочных материалов.

Для работы на площадке поставщики должны получить сертификат ключа проверки ЭЦП в конкретном месте — удостоверяющем центре АО «НИИАС» (дочерняя компания РЖД). Далее необходимо зарегистрироваться на самой ЭТЗП и только после этого подать электронную часть заявки.

Приобрести продукцию у субъектов естественной монополии государственные заказчики могут через закупку у единственного поставщика (п. 1 ч. 1 ст. 93).

Здесь важно правильно определить, действительно ли поставщиком является естественная монополия. Сделать это можно либо ориентируясь на отрасли, в которых работают подобные организации (п. 1 ст. 4 № 147-ФЗ), либо обратившись к соответствующему реестру.

Так, например, ФАС в Письме № АЦ/31173/15 разъяснила, что при заключении контракта с единственным поставщиком на услуги связи можно руководствоваться ПП № 637. В этом документе определен список услуг электросвязи, цены на которые устанавливает Федеральная служба по тарифам. К тому же такие услуги относятся к сфере естественных монополий. Все это дает заказчику право заключить сделку с единственной компанией, даже несмотря на то, что последней нет в реестре монополий.

Вопросы также часто возникают при определении цены контракта. Согласно п. 1 ст. 544 ГК РФ, покупатель оплачивает оказываемые ему услуги согласно показаниям приборов учета. При этом ч. 2 ст. 34 Закона гласит, что цена контракта должна быть твердой и определенной на весь срок действия сделки.

Минэкономразвития России опубликовало Письмо № Д28и-150, в котором рекомендует при заключении таких контрактов указывать цену единицы продукции и планируемый объем ее потребления. Последняя величина может быть рассчитана на основе показателей прошлых периодов и грядущих изменений (например, расширение штата).

Если объем потребленных ресурсов не соответствует запланированному, то заказчик может предложить изменить контракт, увеличив или уменьшив его стоимость на 10 % или меньше (пп. «б» п. 1 ч. 1 ст. 95).

Итак, мы разобрали понятие монополии, которое подразумевает превышение полномочий лицами, занимающими доминирующее положение, или совершение ими действий, противоречащих законодательству. Закон № 135 определяет это как монополистическую деятельность (п. 10 ст. 4). Если такой факт фиксируется чаще двух раз в течение 3 лет, считается, что такие действия носят систематический характер (п. 11 ст. 4).

Картели же представляет собой форму монополистической договоренности между фирмами-конкурентами, которые производят, продают или закупают схожие товары и услуги. При этом каждый участник такой сделки сохраняет юридическую независимость. Их цель — получение преимущественного положения на рынке. Так они достигают контроля над ценообразованием, объемами производства, условиями продаж и т. п.

Помимо картелей, существуют и другие формы подобных союзов. При этом многие из них могут быть вполне законными:

1. Концерн (конгломерат). Создать его могут предприятия из разных отраслей, но с общим капиталом.
2. Чистая монополия. Возникает, если фирма является единственным производителем уникального продукта.
3. Синдикат. Такое объединение организовывают с целью централизованного сбыта продукции (например, «Единая торговая компания»).

Стоит рассмотреть и такой термин, как картельный сговор — соглашение конкурентов в отношении какой-либо сферы деятельности.

Например, поддержание, снижение или завышение цен в сфере закупок, которое достигается следующими действиями:

• чередование заявок — участники сговора подают заявки с наиболее выгодными ценовыми предложениями;
• проигрышные заявки — поставщики подают заведомо невыгодные для заказчика предложения, чтобы победителем стал конкретный участник;
• отказ от участия — конкуренты специально не подают предложений, чтобы победила определенная компания.

Реестр естественных монополий в 2020 году

В соответствии с технико-технологическими особенностями производства, ряд российских предприятий не может функционировать в условиях рыночной конкуренции, однако товары, работы и услуги, предоставляемые такими организациями, являются уникальными и незаменимыми (например, природные ресурсы). В связи с этим, им необходимо пройти процедуру регистрации в качестве субъекта ЕМ. Естественные монополии в России, список которых в разрезе направлений деятельности представлен на официальном сайте ФАС России, в своих действиях руководствуются 147-ФЗ.

Реестр естественных монополий 2020 года — это специализированный источник, в котором ведется учет организаций, работающих в условиях естественных монополий. Ответственность за его формирование и функционирование возложена на Федеральную антимонопольную службу. Основное назначение данной информационной базы — определение цен и тарифов на услуги ЕМ и контроль вопросов определения таковых цен и тарифов.

Обновленные списки субъектов ЕМ регулируют следующие направления деятельности:

• нефтяная промышленность;
• транспортные услуги;
• захоронение радиоактивных отходов;
• энергетический комплекс;
• природные ресурсы: газ, вода.

Поиск по реестру естественных монополий осуществляется по наименованию или ИНН предприятия, по территориальному коду, по типу реестра. В некоторых списках присутствуют подразделы, детализирующие отраслевые особенности.

Механизм рассмотрения и принятия решения по включению экономических субъектов в реестр естественных монополий законодательно не установлен.

Порядок рассмотрения документов и последующего принятия решения о введении, изменении или прекращении функционирования ЕМ отражены в приказе ФСТ России № 481-э.

Реестр естественных монополий формирует и ведет ФАС в полном соответствии с информационными данными, предоставленными уполномоченными органами исполнительной власти всех уровней, и с заявлениями, полученными непосредственно от самих предприятий, претендующих на включение (изменение, прекращение деятельности) в списки ЕМ. Нормативно-правовую базу, в том числе и вышеуказанный Порядок 481-э, можно найти на официальном сайте ФАС, там же можно скачать реестры субъектов естественных монополий.

Все документы совместно с приложениями и дополнительными сведениями к ним заявитель направляет в ФАС либо электронно, либо посредством почтовых отправлений. Представитель организации также может подать заявление о введении, изменении или прекращении деятельности лично. Надлежащий пакет документов в бумажном виде, который подает организация-заявитель, должен быть пронумерован, завизирован руководителем и закреплен «живой» печатью предприятия.

Если в предоставленной информации с заявлением о включении, изменении или прекращении регулирования содержатся неполные, искаженные или недостоверные сведения, специалисты ФАС возвращают документы организации-заявителю в течение 10 рабочих дней после даты их принятия (п. 15 Порядка).

Если все поданные сведения корректны и непосредственно относятся к вопросу о введении, изменении или прекращении деятельности субъекта ЕМ, то на их рассмотрение и согласование ФАС отводит до 6 месяцев с момента поступления (п. 19 Порядка).

По итогам изучения и анализа документальной базы принимается одно из двух решений (п. 6 Порядка):

• приказ о введении, изменении, прекращении госрегулирования деятельности;
• отсутствие оснований для введения, изменения, прекращения госрегулирования деятельности.

Порядок рассмотрения документов и последующего принятия решения о введении, изменении или прекращении функционирования ЕМ отражены в приказе ФСТ России № 481-э.

Адвокатская монополия в 2020 году

Госдума приняла в 3 чтении законопроект № 469485-7 о внесении изменений в Федеральный закон РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", причем некоторые поправки в этот законопроект были добавлены буквально перед 3 чтением и они, почему-то, остались незамеченными.

Решил изучить эти поправки 2020 года и обнаружил интересный момент:

4) в статье 17:
б) пункт 3 дополнить абзацем следующего содержания: Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 21 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя.

И вот тут интересная ситуация получается - в России пока еще нет адвокатской монополии и представителем в суде может быть абсолютно любое лицо (в некоторых случаях с наличием высшего юридического образования), суды не вправе требовать от представителя иных документов, кроме удостоверяющих личность, полномочия и (в некоторых случаях) наличие образования, ни один процессуальный кодекс не ограничивает перечень лиц, которые могут быть или не могут быть представителями по делу (я не говорю об исключительных случаях в виде дееспособности, специального статуса и т.д.), суды не вправе проверять, был ли ранее судим представитель и лишен адвокатского статуса или нет, однако эти поправки в ФЗ "Об адвокатуре" ограничивают перечень лиц, которые могут быть представителями и, по сути, наделяют суды правами требовать от представителей документы, подтверждающие отсутствие, в том числе, судимости и лишения адвокатского статуса.

Но так как ФЗ "Об адвокатуре" может распространять свою силу, конечно же, исключительно на адвокатов, то мое мнение, что это тихо и незаметно протащили адвокатскую монополию, ибо затем останется чисто формально внести соответствующие изменения в процессуальные кодексы, приведя положения о представительстве в соответствии с ФЗ "Об адвокатуре".

Ну и как некоторое подтверждение моих мыслей - состоялась встреча Д. Медведева с руководством российской адвокатуры, в ходе которой одним из вопросов повестки дня была именно адвокатская монополия, и Медведев поручил к середине 2020 года принять окончательное решение по этому вопросу.

Справедливо будет заметить, что идея введения адвокатской монополии не нова. Рассматривая ее историю, мы остановимся на рассмотрении только современных ее этапов.

В проекте Кодекса административного судопроизводства, внесенного Верховным Судом в Государственную Думу предусматривалось обязательное наличие у представителя статуса адвоката Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации j внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации №37. Но проект не приняли, и производство по делам, возникающим из публичных отношений, регулировалось Гражданским процессуальным кодексом и требование о наличии у представителя по этой категории дел статуса адвоката отсутствовало.

В распоряжении исследователей и СМИ оказался проект закона "Об оказании квалифицированной юридической помощи". В соответствие со ст. 3 указанного закона процессуальными представителями могли являться адвокаты, а также лица, имеющие степень кандидата или доктора наук. Проект вызвал шквал критики. Неудачное исполнение заслуживающей одобрение идеи грозило ограничить доступ малообеспеченным слоям населения доступ к юридической помощи, поскольку на тот момент ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" принят не был.

Цель подпрограммы 1 - повышение уровня защиты интересов, реализации прав граждан и организаций. В целом она предусматривает постепенных переход к адвокатской монополии на процессуальное представительство.

Особого внимания заслуживает проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи в рамках государственной программы Российской Федерации "Юстиция" (далее - проект Концепции). Во-первых, Концепция будет утверждаться распоряжением Правительства, а не приказом Министерства юстиции, как это предусмотрено в действующей редакции государственной программы, что автоматически исключает возможность ее общественного обсуждения.

Во-вторых, сам текст проекта вызывает обоснованные сомнения, поскольку в настоящее время баланс между интересами адвокатуры, частного юридического бизнеса и публичными обязательствами государства перед своими гражданами не найден. При сохранении названий институтов кардинально меняется их содержание. Особенно стоит обратить внимание на следующие положения концепции: возможность адвокатов работать по трудовому договору (в частности это позволит адвокатам избегать ограничений на рекламу своих услуг, выдавая ее за рекламу организации), появление адвокатских партнерств (системный анализ действующего законодательства и нормативных предложений позволяет сделать вывод о возможной коммерциализации адвокатской деятельности, которая классически не рассматривается как предпринимательская).

Основные статистические показатели деятельности судов общей юрисдикции, в то время как в реестры внесены сведения о 76 768 адвокатах Информационная справка о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности.

Однако, предполагаемый план переходного периода не является хоть сколько-нибудь надежным гарантом включения в адвокатское сообщество исключительно квалифицированных специалистов, т.е. не гарантирует достижение цели, ради которой проводится реформа. Так же реформа не затронет корпоративных юристов.

Вероятно, это возродит практику трудоустройства в штат клиента на 1/40 ставки, как это было в период с принятия АПК до принятия Постановления Конституционного Суда №15-П.

Все вышесказанное справедливо исключительно для реализации идеи. Сама перспектива введения адвокатской монополии заслуживает более подробного изучения.

Введение адвокатской монополии имеет ряд существенных преимуществ.

Решетняк В.И. считает, что при отправлении электронного правосудия представитель должен иметь статус адвоката, для того, чтобы уравновесить положения сторон, поскольку не все граждане обладают достаточным уровнем технической грамотности. При этом адвокаты должны будут сдать квалификационный экзамен и получить аккредитацию.

В качестве дополнительного аргумента авторы приводят зарубежную практику. В развитых странах романо-германской правовой системы (Франция и Германия) стороны должны действовать исключительно через адвокатов. Исследователи полагают, что повторение опыта положительно скажется на состоянии законности в стране.

Идея введения адвокатской монополии представляется перспективной еще и в связи с распространяющейся тенденцией, касающаяся осуществления представителем полномочий, не указанных в доверенности. Подробнее эта проблема будет рассмотрена в следующем параграфе.

Интересам доверителя отвечает широкий круг прав адвоката таких как адвокатская тайна, страхование ответственности, совершенствование адвокатского запроса (законопроект прошел первое чтение) Законопроект № 993553-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи".

Важнейшими гарантиями права на квалифицированную помощь являются возложение на адвокатов публичной обязанности обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина и требования к организации адвокатской деятельности, гарантии независимости адвоката Постановление Конституционного Суда № 15-П "по делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан".

Нами уже была упомянута возможность привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности (ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре"). При этом Закон о защите прав потребителей на адвокатов не распространяется, поскольку адвокатская деятельность не является предпринимательской Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей".

К представителям не имеющим адвокатского статуса указанный закон применяется Апелляционное определение Московского городского суда по делу № 11-1893.

Таким образом, довод о невозможности привлечения представителя, не имеющего статуса адвоката, к ответственности следует признать несостоятельным. Более того, в случае привлечения к гражданско-правовой ответственности представителя доверитель получает реальное возмещение (выполняется компенсаторная функции), чего нельзя сказать о дисциплинарной ответственности адвоката. При этом оба вида ответственности выполняют в равной степени функцию превенции недолжного поведения.

Наличие адвокатского статуса и не является безусловной гарантией качества услуг и не свидетельствует о его квалификационном преимуществе перед лицом, не имеющим такого статуса.

Адвокатская монополия вызывает опасения возможности введения жесткого контроля со стороны государства и ликвидацию самоуправления адвокатуры и ее независимости и снижение конкуренции, что отразится на качестве и стоимости услуг.

Особый интерес представляет анализ Постановления Конституционного Суда №15-П. Оно является главным аргументом противников введения адвокатской монополии. Предметом рассмотрения Конституционного Суда стало положение ч. 5 ст. 59 АПК, согласно которому процессуальным представителем юридического лица может быть исключительно адвокаты либо работники, состоящие в штате этой организации Постановления Конституционного Суда "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан" №15-П.

Положение было признано неконституционным, но лишь потому что ограничение возможности участия процессуальных представителей, не имеющих статуса адвоката, в суде было связано с организационно-правовой формой представляемого. При этом само Постановление выражало одобрение Конституционным Судом перспективу введения адвокатской монополии как наилучшего средства обеспечения квалифицированного процессуального представительства при соблюдении баланса публичных и частных интересов.

При этом, по мнению Конституционного суда, обязанность государства обеспечить квалифицированную юридическую помощь корреспондированная правом, указанным в ст. 48 Конституции, не связывает доверителя обязанностью пользоваться помощью исключительно адвоката, поскольку иное нарушает его право, закрепленное в ст. 52 Конституции.

Анализ действующего законодательства и законопроектов показывает давнее стремление представителей юридических кругов обеспечить гарантированно высокое качество осуществления процессуального представительства. Наиболее разработанным способом такого обеспечения является постепенное введение адвокатской монополии. Это позволит создать реально действующий механизм привлечения процессуального представителя к ответственности за ненадлежащее или халатное исполнение взятых на себя обязательств, легализует деятельность представителя с точки зрения налогового законодательства, активизирует деятельность процессуального представителя как субъекта судебного процесса, способствующего наиболее правильному и скорому разрешению гражданского или арбитражного дела, но главное - существенно обезопасим субъектов, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи, от некачественно оказанных юридических услуг.

Закон о естественных монополиях 2020 года

Настоящий Федеральный закон о монополии был принят участниками Государственной Думы. Данное постановление регламентирует законодательные основы общефедеральной политики в отношении естественных монополий в Российской Федерации. Основные цели закона в 2020 году направлены на достижение баланса интересов потребителей и субъектов естественных монополий, которые гарантируют доступность реализуемого ими продукта для потребителей, а также эффективность их функционирования.

Структура ФЗ 147 о естественных монополиях разделена на 6 глав:

Глава 1 (статья 1-5). Основные положения закона. Рассматривает:

• цели настоящего Федерального закона;
• сферу применения;
• определения общих понятий;
• сферу деятельности;
• службы, которые занимаются регулированием деятельности соответствующих субъектов.

Глава 2 (ст. 6-8.1). Национальное регулирование и государственный надзор. В данном разделе представлены:

• методы управления деятельности;
• подробное описание государственного надзора;
• обязанности субъектов;
• стандарты раскрытия сведений.

Глава 3 (ст. 9-14). Права и функции органов регулирования. Раздел регламентирует:

• перечень служб регулирования естественных прав;
• права и функции соответствующих органов;
• причины для принятия службами стабилизации естественных монополий решений об использовании определенных методик;
• осведомленность служб стабилизации о принятых ими решениях.

Глава 4 (ст. 15-20). Ответственность за несоблюдение настоящего Федерального закона. В данном разделе представлены основные последствия нарушений, а также порядок возмещения убытков. Статьи 16, 18,19 утратили свою правовую силу.

Глава 5 (ст. 21-25). Порядок утверждения предписаний и порядок их обжалования. Рассматривает:

• процедуру утверждения о введении, изменении или полного прекращения стабилизации деятельности соответствующих субъектов;
• причины рассмотрения нарушений относительно закона №147;
• процедура осуществления предписаний;
• порядок обжалования решений.

Федеральная антимонопольная служба приняла решение внести существенные изменения в Федеральный закон №147-ФЗ «О естественных монополиях». Нововведения — совокупность мер, способствующих развитию конкуренции на рынках РФ.

Основные изменения и дополнения:

• был введен понятийный аппарат;
• были закреплены дополнительные сферы деятельности рассматриваемого закона, такие как: служба централизованного водоснабжения и водоотведения; служба по аэронавигационному обслуживанию;
• разграничили рынки сетевых и конечных услуг, а также были утверждены рынки по оказанию услуг и рынки доступа. В последней редакции данного нормативно-правового акта регламентируются тарифообразования конечных услуг;
• установление тарифов. ФАС ввел целый ряд методик, которые направлены на повышение эффективности национального ценового тарифного регулирования;
• ответственность конкурсных процедур при исполнении сделок на право пользования главными средствами субъектов, которые находятся в общегосударственной или муниципальной собственности, с учетом как общих требований антимонопольных актов, так и специального положения;
• субъекты естественных монополий обязаны утверждать инвестиционные программы с федеральными субъектами РФ муниципального образования;
• установлены правила и принципы гарантирования недискриминационного доступа покупателей к производимым продуктам;
• отказ от процесса контроля сделок, которые утверждены законом о естественных монополиях №147;
• были разграничены права и обязанности между службой по тарифному регламентированию естественных монополий, антимонопольной службой и отраслевыми федеральными службами исполнительного правления.

Каждая служба правления, имеющая полномочия относительно регулирования и контроля естественной монопольной области деятельности, обязательно должна иметь определенные права и обязанности, а также обязана нести ответственность за принимаемые решения.

Деятельность данных субъектов устанавливается в соответствии со специальными законодательными актами, которые включаются в реестр. Его ведением занимается Федеральный орган по тарифам. В перечень входят только те субъекты, в отношении которых устанавливается общегосударственное регулирование и надзор с целью определения цен тарифов.

Выделяется 3 вида организаций:

• реестр по субъектам в ТЭК;
• реестр по субъектам на транспорте;
• реестр по субъектам в сфере связи.

В области общественного потребления присутствует возможность злоупотребления со стороны естественных монополий, которые могут негативно сказываться на уровне жизни всего населения. Во-первых, это касается повышения тарифов и цен организациями-монополистами, которые приводят к росту издержек производства в иных отраслях, то есть и к росту цен на другие товары. Именно поэтому существует необходимость общегосударственного регулирования таких учреждений со стороны специальных административных служб.

Регулирование монополий в 2020 году

Регулирование деятельности монополии направлено на ограничение монопольных проявлений и проводится с целью снижения цен и увеличения выпуска продукции. Проводится оно посредством законодательных и экономических мер.

Законодательные меры регулирования деятельности монополий – это правовые нормы, направленные на предотвращение монопольных проявлений на рынках, а также нечестной конкуренции. Чаще всего законодательные меры в 2020 году предполагают: запрещение договоров о ценах и разделе рынка, установление контроля за разделом рынка и слияниями, регулирование наборов услуг, предоставляемых доминантными фирмами. Эти меры направлены на коррекцию поведения монополистов, чтобы оно стало более конкурентным и проведение структурной политики, в ходе которой отрасль становится более конкурентным.

Экономические меры регулирования деятельности монополий – это набор экономических инструментов, при помощи которых ограничивается возможность реализации монопольной власти.

Прямое регулирование цен и прибылей обычно проявляется в форме установления “потолка цен”, т.е. установления верхнего предела цены и предельного установления уровня нормы прибыли.

Целью установления “потолка” цен является увеличение выпуска по более низкой цене. Однако подобное реагирование фирмы на введение “потолка” цен возможно лишь при условии приемлемого для фирмы такого уровня цены. “Потолок” цен должен быть таким, чтобы с одной стороны, лишить продавца монопольной прибыли, а с другой – обеспечить фирме покрытие оперативных расходов и получение справедливого дохода на инвестированный капитал. Наиболее частый случай применения “потолка” цен имеет место в условиях естественной монополии.

Целью такого регулирования является не само снижение цены, а сокращение чистых потерь, т.е. расширение предложения.

При установлении потолка цен монополист будет осуществлять свой выбор уровнем установленного предела цены и положением его кривой MC. При самостоятельном ценообразовании монополист при спросе назначит цену и объем выпуска. Государство может установить цену т.к. при цене меньше фирма прекратит свой существование, а установление цены выше не имеет смысла. При цене ниже монополист будет сокращать свое предложение.

В случае установления потолка цен кривая спроса становится ломаной. Соответственно, ломаной становится и кривая предельного дохода и имеет разрыв на участке для выбранного объема выпуска. Любые изменения наклона кривой предельных издержек на линии разрыва всегда будут давать один и тот же результат. Поэтому наилучший результат регулирования будет достигаться при равенстве цены предельным издержкам, что соответствует условия совершенной конкуренции, которое обеспечивает полную экономическую эффективность.

Косвенное регулирование цен и прибылей проводится путем налогообложения продукции, деятельности либо прибыли. В случае налогообложения продукции налог уплачивается с каждой единицы продукции. Поэтому монополист рассматривает налог как вид переменных затрат и включает его в переменные издержки. Существенно при этом не возрастание издержек, а то, что происходит возрастание предельных издержек в результате происходит сокращение равновесного объема выпуска и рост цены. При этом у монополиста изымается часть прибыли равной потери в совокупном излишке возрастают. Поскольку монополист всегда стремится компенсировать налог посредством повышения цены, то при применении этого способа регулирования очень важно учитывать степень эластичности спроса. При высокой эластичности спроса рост цены окажется меньше спроса налога, а большая часть налогового бремени будет возложена на монополиста. При спросе имеющем низкую эластичность, большая часть налогового бремени ляжет на потребителей.

В случае применения налогообложения деятельности вводится налог определенного размера на ведение какой-либо деятельности. Такой вид налога часто называют паушальным налогом. Так как величина этого налога не связана с объемом выпуска, то производитель рассматривает его как часть своих постоянных издержек. Поэтому в результате введения такого налога произойдет только смещение кривой средних издержек в положение. Так как кривая предельных затрат не меняет своего положения, то неизменными остаются цена и выпуск монопольной фирмы. В результате произойдет чистое изъятие части монопольной прибыли.

Цель косвенного регулирования прибыли состоит в том, чтобы изъять у фирмы монопольную прибыль, оставив ей только нормальную прибыль. Налогообложение прибыли вводится только в случае устойчивого получения фирмой прибыли, превышающей по своему среднюю прибыль. Налогообложение монопольной прибыли отличается от ценового регулирования тем, что налог не влияет на уровень цены и объем впуска, а вся тяжесть налогового бремени ложится на производителя. По своим экономическим последствиям налогообложение монопольной прибыли тождественно действию паушального налога.

Естественные монополии за рубежом в 2020 году

Так как за рубежом уже давно имеет место рыночная экономика, было бы интересно узнать, как работает аппарат естественных монополий там.

В области ценообразования, до недавнего времени, в США работники регулирующих агентств не уделяли должного внимания предельным издержкам при установлении цены; тарифы на коммунальные услуги основывались главным образом на средних издержках. С государственными предприятиями в 2020 году не лучше, хотя в других странах некоторые отрасли коммунального обслуживания в составе государственного сектора (преимущественно электроэнергетические системы Англии и Франции) были пионерами в использовании системы на основе предельных издержек.

Поскольку работники регулирующих агентств чувствительны к воздействию политических рычагов и обладают некоторой свободой в реализации своих собственных социальных и политических целей, цены в отраслях коммунального обслуживания США часто использовались для налогообложения одних и субсидирования других групп.

В области регулирования норм прибыли, даже, несмотря на высокое внимание, которое уделяли регулирующие субъекты, компании всё равно получали высокую норму прибыли. Так было с электротехническими компаниями, когда в результате технического прогресса издержки снижались быстрее по сравнению со снижением цен работниками регулирующих агентств. Однако не всегда работники регулирующих агентств обеспечивали высокую прибыль регулируемым фирмам. Например, быстрые темпы роста инфляции и рост цен на топливо способствовали необычайному повышению стоимости электроэнергии. Цены на электроэнергию стали политической проблемой, а работники регулирующих агентств не повышали тарифы в степени, достаточной для возмещения издержек. В результате, многие электрические компании оказались не в состоянии возместить свои совокупные издержки. Наряду с ростом издержек и снижением качества обслуживания это привело к сокращению объемов инвестиций и затрат на поддержание работы оборудования. Точно так же некоторые государственные коммунальные предприятия терпят постоянные убытки (как например, U.S. Postal Service), тогда как другим удается получать сверхприбыли (ряд муниципальных компаний, занимающихся снабжением граждан электричеством).

Очень мало кто из работников регулирующих агентств и еще меньше из осуществляющих надзор за работой государственных предприятий в сфере коммунального обслуживания уделяют должное внимание проблеме минимизации издержек. Частично это происходит потому, что управляющие коммунальных компаний обычно гораздо лучше информированы о возможностях фирм и вероятных действиях, чем работники органов регулирования.

Однако, это еще не все: именно в США появились научные деятели, которые, изучая деятельность естественных монополиях в некоторых отраслях хозяйства США, обнаружили, что не всегда теория о естественных монополиях правильна.

Согласно теории естественной монополии, в производстве электроэнергии не может сохраняться конкуренция. Но вопреки этой теории, в десятках американских городов конкуренция продолжалась в течение десятилетий.

Экономист Уолтер Примо, более двадцати лет изучавший процессы конкуренции в электроэнергетике, в своей книге “Прямая инфраструктурная конкуренция: миф о естественной монополии” приходит к выводам, что в тех городах, где имеет место быть прямая конкуренция в электроэнергетике:

• прямое соперничество между двумя конкурирующими фирмами может продолжаться очень долго – в ряде городов более 80 лет;
• соперничающие электрические компании ведут жесткую конкуренцию посредством снижения цен и повышения качества услуг;
• потребители в этих городах извлекают осязаемые преимущества из такой конкуренции по сравнению с городами, где существуют электрические монополии;
• вопреки теории естественной монополии, при наличии двух конкурирующих фирм издержки оказываются ниже;
• вопреки теории естественной монополии, излишних мощностей при конкуренции оказывается не больше, чем при монопольной системе;
• теория естественной монополии терпит крах по каждому пункту: конкуренция существует, ценовые войны “не имеют серьезного значения”, при конкуренции качество услуг выше, а уровень цен ниже, конкуренция продолжается на протяжении очень длительного периода, сами потребители предпочитают конкуренцию, а не регулируемую монополию;
• наконец, потребители полагают, что проблемы, связанные с наличием дублирующих линий, не существенны по сравнению с преимуществами конкуренции.

Примо также обнаружил, что руководители электроэнергетических компаний лично предпочитают монополию, хотя и признают, что при конкуренции потребители в целом выигрывают.

Через десять лет после публикации книги Примо, как минимум один штат, Калифорния, осуществляет реформу в электроэнергетике, переходя “от монополии, контролируемой небольшой группой государственных компаний, к открытому рынку”.

В этом же направлении двигаются и другие штаты, постепенно отказываясь от ошибочной теории естественной монополии в пользу естественной конкуренции:

• корпорация Ормет – производитель алюминия в Западной Вирджинии, получила от властей штата разрешение предложить 40 электрическим компаниям участие в тендере на поставку энергии;
• корпорация Алкан Алюминиум (Alcan Aluminium) в Освего, штат Нью-Йорк, воспользовалась результатами технического прогресса, позволяющими построить новую электростанцию непосредственно рядом с заводом, тем самым, снизив свои издержки на энергию на две трети. Ниагара Мохок – его предыдущий поставщик энергии по более высоким ценам – предъявил штату судебный иск, требуя, чтобы штат запретил корпорации Алкан (Alcan) использовать ее собственную энергию;
• власти штата Аризона разрешили корпорации Каргилл (Cargill) покупать энергию в любой точке на Западе: компания рассчитывает сэкономить 8 миллионов долларов в год;
• новые федеральные законы разрешают инфраструктурным компаниям покупать дешевую энергию на стороне и использовать сети других компаний для транспортировки;
• комиссионер общественных услуг штата Висконсин Скотт Нейцель недавно заявил: “Для потребителя свободный рынок – это лучший механизм … там он получает наилучшие услуги по самым низким ценам”;
• перспективы конкуренции уже заставляют некоторые электрические компании снижать свои издержки и цены. Когда ТВА столкнулась с конкуренцией со стороны Дюк Пауэр (Duke Power) она в течение нескольких лет отказывалась от повышения своих тарифов.

Потенциальные преимущества, которые американская экономика может получить от демонополизации электроэнергетики, огромны. Согласно мнению экономиста Роберта Майклса, в области инфраструктурных отраслей конкуренция позволит потребителям немедленно сэкономить как минимум 40 миллиардов долларов в год. Она также облегчит развитие новых технологий, которые станут выгодными при низких затратах на электричество. Например, «автомобилестроение и другие отрасли, использующие стальной лист, смогут шире использовать лазерные режущие устройства и лазерную сварку, требующие много энергии».

Кабельное телевидение – еще один пример искусственной монополии, возникшей в большинстве городов благодаря теории естественной монополии. Однако монополию в этой отрасли, можно считать какой угодно, но только не “естественной”. Как и в электроэнергетике, в США существуют десятки городов с конкурирующими кабельными компаниями. Как минимум в тридцати-сорока населенных пунктах в настоящее время имеет место быть прямая конкуренция. Существование постоянной конкуренции в кабельном телевидении опровергает мнение, будто эта отрасль представляет собой “естественную монополию”, которая нуждается в монопольном регулировании. Монополия в кабельном телевидении порождается не экономией на масштабах производства, а государственным вмешательством. Хотя кабельные компании и жалуются на “дублирование”, не следует забывать, что в то время как чрезмерное расширение кабельных систем может снизить прибыльность существующих кабельных компаний, оно, безусловно, улучшает ситуацию потребителей, так как цены теперь определяются не уровнем издержек, а спросом и предложением.

Как и в случае с электроэнергетикой, исследователи обнаружили, что в тех городах, где существуют конкурирующие кабельные компании, цены в среднем на 23 процента ниже, чем в городах с кабельной монополией. Например, Кейблвижен Оф Сентрал Флорида (Cable Vision of Central Florida) в районах, где существует еще один конкурент, снизила свою базовую цену с 12 долларов 95 центов до 6 долларов 50 центов в месяц. Когда компания Телестат (Telestat) начала работать в Ривьере Бич, штат Флорида, то предложила 26 каналов за 5 долларов 75 центов в месяц – в то время как существующая компания Комстат предлагала 12 каналов за 8 долларов 40 центов. Комстат (Comstat) отреагировал расширением своих услуг и снижением цен. Когда власти города Преск Айл, штат Мэн, разрешили конкуренцию, существующая в городе компания немедленно расширила свои услуги с 12 до 54 каналов.

Кабельная компания Пасифик Вест (Pacific West) подала в суд на город Сакраменто, штат Калифорния, обвиняя его в нарушении «Первой Поправки к Конституции» из-за того, что ей не разрешали выходить на местный рынок. Присяжные решили, что “рынок кабельного телевидения Сакраменто не является естественной монополией, а все ссылки на естественную монополию представляют собой отговорку для того, чтобы предоставить монопольную лицензию единственной компании, получить от нее в обмен денежные платежи и услуги натурой и добиться высоких взносов на избирательную кампанию”. Город был вынужден перейти к конкурентной политике в кабельном телевидении, в результате чего существующая компания, Скриппс Говард (Scripps Howard), чтобы не потерять рынок, снизила свою месячную ставку с 14 долларов 50 центов до 10 долларов. Кроме того, компания стала предлагать бесплатную установку и три бесплатных месяца обслуживания во всех районах, где имела место конкуренция.

До сих пор в большинстве американских городов кабельное телевидение остается лицензионной монополией по тем самым причинам, которые перечислены в решение присяжных города Сакраменто: это меркантилистские схемы, при которых кабельные компании создают монополию и делятся наживой с политиками посредством взносов на избирательные кампании, бесплатного времени для общественных программ, взносов в местные благотворительные фонды, которым симпатизируют политики, акций и консультационных контрактов для тех, кто связан с политиками и разнообразных подарков для регулирующего начальства.

В некоторых городах политики собирают такого рода косвенные взятки с целого ряда компаний в течение 5-10 лет, а иногда и дольше, пока, в конце концов, не выдают кому-то монопольную лицензию. Таким образом, они перехватывают часть монопольной ренты, порождаемой монопольной лицензией. Бывший главный экономист Федеральной комиссии по связи Томас Хазлетт, по-видимому, ведущий в стране специалист по экономическим проблемам кабельного телевидения, пришел к выводу, что «с точки зрения общественного благосостояния процесс выдачи лицензий можно охарактеризовать как абсолютно неэффективный, хотя для городских лицензирующих властей он имеет осязаемые преимущества». В этой индустрии ограничения на появление новых участников рынка – это не экономия на масштабах производства, а политический заговор местных политиков и кабельных компаний, направленный на завышение цен.

Самым главный миф, по мнению Ди Лоренцо – это убеждение в том, что телефонная связь представляет собой естественную монополию. Целым поколениям студентов экономисты объясняли, что телефонная связь – это «классический» пример «ошибки рынка», что из соображений «общественного интереса» здесь необходимо правительственное регулирование. Но, как недавно продемонстрировал Адам Тирер, в телефонной монополии, которой много десятилетий обладала Эй-Ти-энд-Ти (ATT), не было ничего “естественного”; она была результатом правительственного вмешательства в чистом виде.

Когда истек срок действия первоначальных патентов Эй-Ти-энд-Ти (ATT), сразу появились десятки конкурентов. «Более 80 новых независимых конкурентов захватили уже 5 процентов рынка, к началу следующего столетия существовало уже более 3000 конкурентов». В некоторых штатах одновременно функционировало более 200 телефонных компаний. Конкуренты Эй-Ти-энд-Ти (ATT) захватили 51 процент рынка телефонных услуг, а их цены резко упали. Более того, вопреки стандартным описаниям теории естественной монополии, прилагаемым к телефонной промышленности, не было никаких свидетельств экономии на масштабах производства или ограничений на возникновение новых участников рынка.

Возникновение телефонной монополии стало результатом заговора между Эй-Ти-энд-Ти (ATT) и политиками, которые хотели использовать лозунг “всеобщей телефонизации” для подкупа своих избирателей. Политики стали обличать конкуренцию как «разрушительную», «расточительную», «ведущую к излишнему дублированию», а разнообразным экономистам предлагались деньги за выступления на слушаниях в Конгрессе, где они торжественно провозглашали телефонную отрасль естественной монополией. Одно из таких слушаний пришло к выводу: «В области местной телефонной связи конкуренция не ведет ни к каким положительным результатам».

Крестовый поход за создание монополизированной телефонной отрасли с помощью правительственных решений в конце концов завершился победой – когда федеральное правительство использовало Первую мировую войну как оправдание для национализации всей отрасли. Эй-Ти-энд-Ти (ATT) продолжала управлять телефонной системой, но уже под контролем правительственной комиссии, которую возглавлял генеральный почтмейстер США. Как и во многих других случаях государственного регулирования, Эй-Ти-энд-Ти (ATT) вскоре «захватила» регулирующие органы и стала использовать регулирующие механизмы для устранения конкурентов. «Практически каждый штат установил жесткие регулирующие правила; более того, во многих местностях конкуренция в области местной телефонной связи либо косвенно подавлялась, либо прямо запрещалась».

Как заключает Тирер, окончательное устранение конкуренции в этой отрасли связано с действием следующих факторов: запретительная лицензионная политика; защитная монополия для “ведущих участников рынка”; гарантированная доходность или регулирование телефонных компаний; правительственная политика “всеобщей телефонизации”, для которой требовалось наличие единой и послушной телефонной компании; наконец, регулирование тарифов, направленное на достижение социалистической цели “всеобщей телефонизации”.

Все это есть обратный взгляд на естественные монополии, но с вескими фактами сложно не согласиться.

Военные монополии в РФ в 2020 году

В последнее время и у нас в стране, и за ее пределами часто звучат суждения о необходимости коренным образом пересмотреть сложившуюся систему военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами, поскольку-де монополизация торговли оружием за рубежом устарела и в дальнейшем пагубно скажется на состоянии отечественного оборонно-промышленного комплекса. Попробуем разобраться, так ли это на самом деле.

Но сперва следует констатировать: высказываемые о нынешнем порядке ВТС мнения в 2020 году в целом сводятся к одному – лишь вследствие существенной либерализации в сфере продаж отечественных образцов вооружения и военной техники, а равно создания дополнительных условий для внешнеэкономической деятельности, возможно, большему количеству предприятий российского ОПК удастся придать ускорение развитию нашей «оборонки».

Да, так исторически сложилось, что поставки ВВТ за границу в нашей стране являлись прерогативой государства. В период существования СССР занимавшееся этим ведомство (в те или иные годы оно называлось по-разному) функционировало на средства, выделяемые союзным бюджетом. Однако относительно недавно правительство РФ преобразовало Рособоронэкспорт – компанию-монополиста в области торговли отечественным оружием на мировом рынке ВВТ – в открытое акционерное общество, которое осуществляет свою деятельность за счет комиссионных, получаемых за реализацию иностранным заказчикам вооружения и военной техники российских предприятий-производителей. Эти цифры утверждаются в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству и согласовываются в правительстве РФ. Все финансовые операции абсолютно прозрачны. Естественно, многие детали военно-технического сотрудничества до широкой общественности не доводятся (подобная практика характерна не только для России), впрочем, надо прямо сказать, особой необходимости в этом нет. С каждым изготовителем ВВТ перед продажей подписывается соответствующий договор о комиссии, которую предприятие обязуется выплатить. Рособоронэкспорт как государственный посредник заключает в этом случае контракты и с инозаказчиком, и с нашим производителем продукции военного назначения и в дальнейшем несет полную ответственность по сделке.

Но вот теперь директорский корпус отечественной «оборонки», как и в начале 90-х, стремится самостоятельно заняться продажей за границей финальных образцов вооружения, военной техники, а также запасных частей к ним. При этом, естественно, свою позицию надо чем-то мотивировать. И в ход идут аргументы, нацеленные на сужение поля деятельности Рособоронэкспорта и фактически полную ликвидацию монополии государства на торговлю оружием.

Однако в результате подобных действий вполне реальна угроза получить полностью разрегулированный рынок ВВТ, вернувшись в результате в ситуацию хаоса в сфере военно-технического сотрудничества, которая существовала в лихие 90-е. А в тот период реально была утрачена управляемость ВТС. Оборонные предприятия, стремясь заинтересовать своими изделиями потенциальных покупателей, проводили откровенно демпинговую политику, интриговали друг против друга, а результат в конце концов оказался, мягко говоря, неутешительным – объем экспорта ВВТ резко уменьшился.

Сегодня налицо все признаки того, что тенденция к движению в этом направлении не только наметилась вновь, но и существенно окрепла. Надо сразу и откровенно заявить: ничего хорошего данное явление на нынешнем этапе развития и ВТС, и ОПК России не сулит.

Правда, российскую общественность пытаются убедить, что монополизация в области продажи оружия за рубежом приводит к резкому удорожанию предлагаемых вероятным заказчикам образцов ВВТ и как следствие к утрате конкурентоспособности изделий нашей «оборонки» по сравнению с иностранными аналогами. В этих утверждениях подчас непонятно, что преобладает: глупость, махровое дилетантство или непонимание основ торгового бизнеса (торговля, о чем уместно напомнить, – удел квалифицированных специалистов, как и почти в любом другом виде человеческого труда)? Весь его смысл как раз и заключается в том, чтобы реализовать товар по максимально возможной цене. Не забудем также: выручка облагается налогами. И если средств от продажи вооружения и военной техники поступит в бюджет страны больше, тому же предприятию – производителю вооружения, и без того не оставшемуся внакладе, государство даст дополнительные заказы уже на оснащение собственной армии, своего флота.

Скажем, можно поставить вертолеты инозаказчику, выручив по семь миллионов долларов за единицу, как гражданские машины (а они вскоре окажутся в войсках национальных вооруженных сил и станут боевыми). А можно за такой же винтокрыл получить 17 миллионов долларов. Что выгоднее для предприятия и государства, вопрос риторический.

Обратимся к недавнему тендеру MRRCA, определявшему выбор поставщика истребителей ВВС Индии. Это «состязание» выиграли французы. Вначале речь шла о сумме около 11 миллиардов долларов. Однако сейчас из Парижа раздаются голоса, что первоначальная стоимость контракта самолетостроителей Пятой республики не удовлетворяет и есть смысл говорить о новой цифре – 18 миллиардов долларов. И что-то во Франции не слышно никаких критических замечаний и возмущений: зря, мол, так поступаем. Те же французы продают свои танки «Леклерк» по цене, примерно в полтора-два раза превышающей наши запросы за Т-90С. Не отстают в этом плане от союзников по НАТО и американцы, предлагая приобрести «Абрамсы». Хотя огневая производительность данных бронированных машин куда хуже, чем нашего танка. И управляемым оружием они не оснащены.

Таким образом, чем дороже удастся продать отечественные вооружения, тем в целом лучше будет для России и производителей, тем больше денег пойдет в бюджет, тем значительнее окажется налогооблагаемая база. А если предприятия пытаются сбыть свою продукцию дешевле, они попросту обкрадывают страну. Да плюс к тому нельзя забывать про серьезнейшие претензии, предъявляемые подчас к качеству поставляемых ВВТ. В ряде случаев российская «оборонка» теряет позиции на мировом оружейном рынке по следующей причине: наверное, нельзя назвать хотя бы один контракт, выполнение которого не сопровождалось бы поступлением рекламаций от заказчика и задержками с отправкой ему изделий в строго обозначенные сроки. Подчас мы не можем найти покупателя нового образца боевой техники только потому, что субъект ВТС, ранее «пристроивший» выпускаемое им вооружение, завалил все послепродажное обслуживание. И таких примеров тоже, к сожалению, немало.

Помимо всего прочего в результате реформы военного образования в России практически прекратилось обучение иностранных офицеров и курсантов. Иными словами, мы не готовим специалистов для эксплуатации нашей же боевой техники, что самым негативным образом влияет на ВТС.

Впрочем, рискну мысленно представить такой гипотетический вариант: монополия в сфере военно-технического сотрудничества одномоментно ликвидирована, предприятиям ОПК предоставлено право самостоятельно реализовывать продукцию по всему белу свету. Но разве располагают они десятками представительств за рубежом? Где генеральные директора возьмут средства на открытие собственных миссий? И кто будет координировать эту работу производителей ВВТ?

В то же время постоянные и давние покупатели российской продукции военного назначения знают находящихся у них посланцев Рособоронэкспорта, что называется, в лицо. Компания намечает основные направления деятельности на много лет вперед. Составляются маркетинговые планы по сотрудничеству более чем с 60 государствами. Затем эти документы согласовываются с ведущими предприятиями, выпускающими ВВТ. Только на участие в международных выставках вооружений и содержание представительств Рособоронэкспорт тратит свыше 40 миллионов долларов ежегодно. Большие средства за последнее время отпущены на подготовку нового стенда компании – интерактивного выставочного комплекса. К нему же теперь очереди выстраиваются из иностранных делегаций. Вот он, маркетинг, в действии. Деньги выделялись на решение и многих других вопросов.

Сейчас может запросто возникнуть ситуация, при которой сотни предприятий выбегут на столь тщательно культивируемую в течение многих лет делянку и в одночасье вытопчут все, что на ней произросло. Правосубъектность в сфере ОПК в течение последнего времени растет, на выходе получается многоголовая гидра, и как следствие управляемость процессами ВТС естественным образом падает.

А у инозаказчиков много разного рода разведчиков и ходоков. Путем несложных вычислений и комбинаций они обязательно выйдут на отечественного производителя, готового торговать по демпинговой цене. И не приходится этому удивляться. Если на внешнем рынке возникает конкуренция, естественно, зарубежный покупатель будет стремиться приобрести технику дешевле.

Теперь несколько слов об изготовителях оригинальных запчастей. С этим, надо признать, тоже не все слава богу. Например, в качестве головного производителя винтокрылых машин у нас номинирована корпорация «Оборонпром». Допустим, Рособоронэкспорт получает от инозаказчика заявку на запчасти к вертолетам, скажем, колеса, аккумуляторы, приборы. Кажется, чего проще: надо сразу обратиться непосредственно на соответствующие предприятия. Взять комиссионные и продать продукцию.

Но сейчас в ходу следующая схема. В качестве исполнителя определяется «Оборонпром». Он берет комиссию за услугу и… перепоручает дело организациям, входящим в холдинг «Вертолеты России», которые также получают причитающуюся им долю и передают выполнение задания сервисному подразделению. Однако и оно далеко не последнее звено в этой цепочке: ему тоже полагаются комиссионные, а заказ поступает на Казанский вертолетный завод. Только вот и КВЗ не выпускает запчасти. Предприятие – всего лишь сборщик, своего рода интегратор – опять-таки нельзя обделять комиссионными. И лишь после него доходит очередь до непосредственного производителя запчастей. Сколько в итоге после этого может стоить обычная гайка?

Кстати, именно запчасти как раз и пытаются изъять из номенклатуры продаваемого нынешней системой ВТС вооружения и военной техники. А интегрированные структуры на этих запчастях откровенно паразитируют, не давая права на их реализацию. К примеру, на рынках ВВТ звучит выражение: АХК «Сухой» – оригинальный производитель запасных частей. Что очень далеко от истины. И Концерн ПВО «Алмаз-Антей» к таковым не относится.

Но на бумаге написано – и на русском и на английском – original equipment manufacture. И значится – АХК «Сухой». По сути, все эти корпорации и интегрированные структуры – откровенно бумажные организации. Там идет настоящая война. Тот же глава ОСК Роман Троценко борется с собственниками верфей. Они умышленно банкротят судостроительные предприятия, чтобы ему копейки отдать. Все это до определенной степени даже обман руководства России, его дезинформация.

Сегодня некоторые государственные чиновники приходят к генеральным директорам и говорят: прекратите работать с Рособоронэкспортом, мы вам дадим право на экспортную деятельность. Однако что они реально смогут продать? Страны-покупателя эти люди, как правило, не знают, языками не владеют, личных контактов и связей у них нет, подходы к заказчикам им неведомы, как и навыки организации презентаций ВВТ.

А ведь если на мероприятии присутствует, скажем, глава государства, то в этом случае должен быть один подход. Если командующий видом вооруженных сил – другой. Если на презентацию прибыл инженерно-технический состав инозаказчика – третий. Всем докладывать необходимо по-разному.

При ликвидации монополии на торговлю оружием неизбежно встанет и такой вопрос: а кто будет вести дела с теми странами, у которых денег нет, а потребность в ВВТ имеется? В этом случае в качестве оплаты предлагаются различного рода квоты (в частности даже рыбные). В Рособоронэкспорте есть специалисты, многие годы занимающиеся офсетными программами, и между прочим работает целый департамент, курирующий эту проблематику. А кто это будет делать в случае отсутствия подобных структурных подразделений? Директора, производители? Им нужны лишь «живые» деньги. Если только на время представить, что Рособоронэкспорт упразднят, эти страны фактически сразу же выпадают из линейки потенциальных покупателей российского вооружения.

В настоящее время в отечественной промышленности идут процессы интеграции. Однако по-настоящему дееспособные интегрированные структуры в ОПК появятся еще очень нескоро. Немало воды утечет, пока они встанут на ноги, внутри них прекратятся склоки и вражда между компаниями, генеральными директорами, они начнут друг с другом общаться, наладят соответствующие финансово-банковские отношения. Наверное, только тогда им можно давать право выхода на внешний рынок.

Повторю: по сути дела многие интегрированные структуры в промышленности существуют еще только на бумаге. Но зато желания торговать хватает с избытком. Хотя у многих из них еще даже внутренняя кооперация толком не налажена и по-настоящему работать они не начали.

Интегрировать предприятия ОПК в необходимых масштабах, безусловно, надо, но необходимо, чтобы соответствующая корпорация сложилась по-настоящему и приступила к эффективному производству продукции. А то предоставили некоторым предприятиям право послепродажного обслуживания, поставки запчастей, и вскоре выяснилось, что и последних у них нет.

Если предприятие хочет получить право на внешнеэкономическую деятельность, его нужно оценивать по показателям финансовой самостоятельности, стабильности, оно должно выставлять банковские гарантии. А многие из них сегодня попросту не располагают потребными деньгами.

Позволю себе еще один повтор. Кое-кто из иностранных заказчиков, конечно, радуется, когда отечественные производители ВВТ, пихаясь, взывают к потенциальным покупателям: «Я!», «Нет, я!», «А я дешевле продам!». Но уместно спросить: что, за это именно и боролись?

Предприятия, естественно, думают только о своих интересах. И это по-своему нормально, понять их можно. Грянувший кризис тоже в определенной мере оправдывал подобные «экспортные устремления». Но какой резон сейчас, когда в «оборонку» начинают поступать триллионы бюджетных рублей, рваться на внешний рынок отечественным производителям ВВТ? Ведь это теперь не является жизненной необходимостью. Им нужно обновлять фонды, повышать качество производимой продукции. Многим из них абсолютно нечего делать за рубежом. Но они упорно туда лезут.

Государству же Российскому надо больше продавать вооружения и военной техники за границами РФ. Лучше справится с данной задачей единый поставщик, определяющий ценовые параметры на переговорах с потенциальными покупателями. Если Россия хочет удержать завоеванные позиции на мировом рынке вооружения и военной техники, надо хотя бы не мешать существующим структурам ВТС, не допускать увеличения в данной сфере правосубъектности предприятий и интегрированных структур.

Между тем рынок торговли оружием не стоит на месте. К сожалению, уже обозначилась тенденция к существенному снижению контрактации в Центральной Европе и Северной Африке, в Китае и Иране. Да, российский экспорт вооружения за последние годы существенно вырос. Но некоторые регионы и страны были утрачены ввиду изменения политической обстановки внутри самих стран или вокруг них. А торговля оружием, как известно, непосредственно зависит от различных факторов международной политики. Это, безусловно, является существенной причиной для отказа от поспешного упразднения монополии на продажу вооружения и военной техники именно сейчас.

тема

документ Миграция 2020
документ Мировая экономика 2020
документ Мировые рынки 2020
документ Многодетная семья 2020
документ Молодая семья 2020



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Налог на скважину с 2020 года
Мусорная реформа в 2020 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
Изменения в законодательстве в 2020 году
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Изменения для нотариусов в 2020 г.
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.