Управление финансами

документы

1. Путинские выплаты с 2020 года
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году
11. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года
12. Компенсация за летний отдых ребенка в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Мировая экономика 2020

Мировая экономика 2020

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Мировая экономика 2020

Советуем прочитать наш материал Мировая экономика, а эту статью разбиваем на темы:



1. Мировая экономика 2020
2. Россия в мировой экономике в 2020 году
3. Рост мировой экономики в 2020 году
4. Перспективы развития мировой экономики в 2020 году
5. Тенденции мировой экономики в 2020 году
6. Кризис мировой экономики в 2020 году
7. Состояние мировой экономики в 2020 году
8. Замедление мировой экономики в 2020 году
9. Туризм в мировой экономике в 2020 году
10. Структура мировой экономики в 2020 году
11. Глобализация мировой экономики в 2020 году
12. Интеграция России в мировую экономику в 2020 году
13. Проблемы мировой экономики в 2020 году
14. Роль России в мировой экономике в 2020 году

Мировая экономика 2020

Мировая экономика — это система международных экономических отношений, возникающих на основе международного разделения труда, которая объединяет национальные экономики стран мира.

Международное разделение труда — устойчивое перепроизводство товаров и услуг в определенных странах в расчете на международный рынок. Международное разделение труда в 2020 году предполагает специализацию стран на производстве тех товаров и услуг, которые можно произвести дешевле, быстрее или качественнее, чем в других странах. Международное разделение труда основано на кооперации и специализации.

Кооперация — это форма организации труда, при которой субъекты производственной деятельности (страны, предприятия или работники) выполняют конкретную задачу, являющуюся звеном общей цепочки производства товара или услуги.

Специализация — это сосредоточение определенных стран или регионов на производстве тех или иных видов товаров или услуг.

Виды специализации:

• географическая — зависит от климата, наличия природных ресурсов и других природных факторов;
• демографическая — зависит от количества населения; в странах с большим количеством населения, как правило, выгодно осуществлять производство из-за низкой стоимости труда;
• культурная — традиционная специализация стран в силу исторически сложившихся особенностей и др.

Международные экономические отношения — это система экономических связей, возникающих между государствами, регионами, транснациональными корпорациями и другими крупными субъектами мирового рынка.

Формы международных экономических отношений:

1. Международная торговля товарами и услугами — обмен товарами и услугами между странами современного мира на основе усиления международного разделения труда и глобализации экономической жизни. В структуру международной торговли входят экспорт и импорт. Экспорт — вывоз товаров и услуг из страны. Импорт — ввоз товаров и услуг на территорию страны. Сальдо (торгового баланса) — это разность между стоимостью экспорта и импорта
2. Международные валютно-кредитные отношения. Международная торговля обслуживается национальными валютами разных стран. В связи с этим сложилась мировая валютная система — форма организации международных валютных отношений, которая включает в себя международные платежные средства, установление и поддержание валютных курсов, обеспечение международных платежей, конвертируемость валют (способность валюты обмениваться на другие иностранные валюты.), права и обязанности межгосударственных институтов, регулирующих валютные отношения.
3. Международные инвестиции — размещение финансовых ресурсов одной страны в другой стране для сбережения и приумножения стоимости этих ресурсов.
4. Международная гуманитарная и техническая помощь.

Международная торговля осуществляется на мировом рынке. Мировой рынок — это совокупность рынков отдельных стран, которые связаны торгово-экономическими отношениями. Международная торговля регулируется внешней экономической политикой конкретной страны, а также международными экономическими организациями.

Виды внешнеторговой политики:

• протекционизм — политика государства, направленная на защиту отечественного производителя от иностранных конкурентов. Протекционизм может быть селективным, т. е. направленным против отдельных стран или товаров; отраслевым (защищает отдельные отрасли экономики); коллективным (объединение нескольких стран против ряда других стран); скрытым (реализуемым с помощью косвенных, «завуалированных», методов);
• политика свободной торговли (фритредерство) — свободное развитие международной торговли (открытая национальная экономика, либеральная внешнеэкономическая политика);
• умеренная торговая политика — сочетание элементов свободной торговли и протекционизма.

Государство может влиять на внешнюю торговлю различными методами.

Методы государственного регулирования внешней торговли:

1. Таможенные пошлины — обязательные платежи, взимаемые таможенными органами в связи с перемещением товаров через таможенную границу. Уплата таможенной пошлины является неотъемлемым условием экспорта и импорта товаров.
2. Квоты — количественное ограничение на ввоз товара в страну.
3. Демпинг — установление максимальной цены, выше которой нельзя продавать товары.
4. Установление технических и санитарных стандартов для товаров на рынке.
5. Внешнеторговое лицензирование — требование к иностранному производителю получить лицензию на продажу определенного вида товара.
6. Эмбарго — запрещение государством на ввоз в свою страну или вывоз из нее определенных товаров или услуг.
7. Государственная монополия — государство законодательно устанавливает за собой монопольное право производства и продажи определенного вида товара.

Интернационализация экономических процессов ведет к необходимости создания международных экономических организаций. Существует ряд международных экономических организаций, активно воздействующих на мировую экономику. Мы рассмотрим только самые важные из них.

Всемирный банк — международная финансовая организация, деятельность которой направлена на финансовую и техническую помощь развивающимся странам. Всемирный банк управляется как общество, акционерами которого являются 189 стран — членов этой организации. Он включает в себя две основные организации: Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Международную ассоциацию развития (МАР).

Группа Всемирного банка установила две основные глобальные цели, которые она планирует реализовать к 2030 г.:

• покончить с крайней бедностью;
• добиться большей справедливости и общего процветания за счет улучшения уровня жизни и роста доходов нижних 40 % населения в каждой стране.

Всемирный банк является одним из важнейших источников финансовой и технической помощи развивающимся странам по всему миру.

Он предоставляет развивающимся странам займы по низким ставкам, беспроцентные кредиты и гранты, помогая им решать стоящие перед ними задачи в самых разных областях деятельности, таких как образование, здравоохранение, государственное управление, инфраструктура, развитие финансового и частного секторов, сельское хозяйство, охрана окружающей среды и управление природными ресурсами. Всемирный банк также оказывает поддержку развивающимся странам в рамках консультаций по стратегическим вопросам развития, исследований и анализа, в том числе и техническую помощь.

Международный валютный фонд (МВФ) — это специализированное учреждение при ООН, созданное в целях развития международного финансового сотрудничества и международной стабильности в валютно-финансовой сфере.

МВФ стремится способствовать международной торговле, занятости населения и устойчивому экономическому росту стран современного мира, а также снижению уровня бедности в мире. МВФ управляется 189 государствами — членами организации и отчитывается перед ними. В отличие от Всемирного банка его деятельность сосредоточена на помощи в разрешении кратковременных макроэкономических кризисов. Всемирный банк предоставляет кредиты только бедным странам, в то время как МВФ может давать кредиты любой из своих стран-членов.

Основные задачи МВФ:

• содействие международному экономическому сотрудничеству;
• расширение международной торговли;
• кредитование стран-участников;
• регулирование денежных обменных курсов;
• консультирование стран-должников;
• сбор и публикация международной финансовой статистики.

Всемирная торговая организация (ВТО) — это международная организация, созданная с целью либерализации международной торговли (процесс уменьшения барьеров в сфере международного обмена) и регулирования торгово-политических отношений между государствами. Членами ВТО является большая часть стран мира. Россия вступила в эту организацию. Основная задача ВТО — установление общих принципов международной торговли.

Основные принципы ВТО:

1. Равные права всех ее членов. Государства-участники должны стремиться к установлению одинакового торгового режима для всех других государств — участников ВТО.
2. Прозрачность. Члены ВТО должны публиковать свои торговые правила и иметь органы, информирующие о них других членов организации.
3. Регулирование обязательств органами ВТО, а не через соглашения между странами.
4. Право на введение ограничений с целью защиты окружающей среды, поддержки здравоохранения.

В процессе внешнеэкономического взаимодействия государства могут создавать различные межгосударственные объединения, постепенно стремясь к экономической интеграции (объединению).

Формы экономической интеграции:

• преференциальное торговое соглашение — взаимное снижение таможенных пошлин для государств — участников соглашения;
• зона свободной торговли — взаимная отмена пошлин для государств-участников. При этом государства вправе устанавливать пошлины для других стран без согласования их друг с другом;
• таможенный союз — взаимная отмена таможенных пошлин и создание единого внешнеторгового режима для остальных стран (т. е. таможенные пошлины для других стран устанавливаются на одном уровне);
• общий рынок — форма экономической интеграции, предполагающая свободное перемещение товаров, услуг и факторов производства через границы государств, являющихся членами общего рынка. Эта форма предполагает согласование экономической политики государств, имеющих общий рынок;
• экономический союз — тип международной интеграции, предусматривающий наряду с общими таможенными тарифами и свободой движения товаров и факторов производства внутри союза координацию макроэкономической политики и унификацию законодательств в ключевых областях — валютной, бюджетной, денежной. Важным признаком экономического союза является создание надгосударственных экономических институтов, которые наделены правом принятия решений по вопросам, касающимся организации, без согласования с правительствами государств — членов экономического союза;
• валютный союз — объединение двух или более стран, имеющих единую валюту. Центральные банки стран-участниц выпускают единую валюту или сохраняют отдельные валюты, но заключают длительное соглашение о поддержании постоянного обменного курса между своими валютами;
• полная экономическая интеграция — формируется единая законодательная база, устанавливаются общие стандарты и трудовое законодательство. Проводится единая валютная политика.

Россия в мировой экономике в 2020 году

В 2020 году Россию по величине ВВП опережает более 10 развитых стран, в числе которых США, Япония, Швейцария.

По уровню производительности труда Российская Федерация в настоящее время также отстает. Производительность труда определяется из расчета объема производства продукции на одного работника. В промышленности этот показатель в несколько раз (примерно в 4 раза) ниже, чем в Соединенных Штатах Америки.

А вот по объему промышленного производства Россия занимает довольно высокие позиции. По этому показателю она находится на 6 месте. А в Европе Россию опережает только Германия.

Важным показателем экономики любой страны является соотношения занятых работников в производственных и непроизводственных сферах. Уровень экономического развития будет у той страны, в которой выше доля отраслей непроизводственной сферы. В России постепенно повышается число отраслей непроизводственной сферы, однако пока соотношение в пользу занятых в производственной 65 к 35.

Россия до сих пор не может выйти на мировой рынок с какой-либо конкурентноспособной продукцией массового спроса. Для страны также характерен путь изоляционизма, отторжения ценностей глобализации и европеизации. Страну могут ждать трудности в связи с нарастающим социальным недовольством и территориальными проблемами. Однако у России есть все предпосылки для экономического и социального развития, так как здесь имеются людские, технологические и природные ресурсы.

К конкурентным преимуществам экономики России относится большое количество полезных ископаемых и дешевая рабочая сила.

В 2020 году Россию по основным экономическим показателям нельзя отнести к развитым странам. Однако, несмотря на это, наша страна во многих отраслях продолжает занимать лидирующие позиции – добыча нефти, газа, угля, производство военной техники и освоение космоса.

Рост мировой экономики в 2020 году

Прогноз экономического развития на основании ВВП, оцениваемого по паритету покупательной способности (ППС), выглядит следующим образом:

• К 2050 году Россия останется на шестом месте в рейтинге крупнейших экономик по ППС. Среди лидирующих стран с крупнейшим ВВП по рыночному валютному курсу она поднимется с 11-й на 10-ю позицию.
• К 2042 году объем мировой экономики может увеличиться в два раза.
• Китай забирает у США пальму первенства в качестве крупнейшей экономики в мире (если рассчитывать показатели ВВП на основании ППС). К 2030 году стоимость экономики Поднебесной по рыночным обменным курсам может превысить показатели конкурентов.
• К 2050 году Индия сможет обогнать США и занять второе место по объему рынка, а Индонезия – четвертое, опередив такие развитые страны, как Япония и Германия.
• В период до 2050 года самые быстрые темпы экономического роста может продемонстрировать Вьетнам, благодаря чему эта страна сможет занять двадцатое место в рейтинге мировых рынков по ВВП.
• К 2050 году доля 27 стран Евросоюза в мировом ВВП может снизиться и составить менее 10 %.

До 2050 года долгосрочное перераспределение мировых экономических сил продолжится, и зрелые, развитые рынки будут терять свою значимость по мере того, как развивающиеся страны будут наращивать свою долю мирового ВВП несмотря на недавние противоречивые показатели эффективности в ряде регионов.

В отчет включены прогнозы потенциальных темпов роста ВВП до 2050 года в 32 крупнейших странах мира, на долю которых в совокупности приходится 85% мирового ВВП. Данные прогнозы основаны на последнем обновлении подробной долгосрочной модели мирового экономического роста.

Согласно отчету, к 2042 году объем мировой экономики может вырасти вдвое при реальном годовом темпе роста в размере около 2,5 % по 2050 год. Экономический рост будет во многом обусловлен рыночной динамикой развивающихся стран при условии, что годовой темп роста семи крупнейших стран с развивающейся экономикой (Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, Мексика, Россия и Турция) составит в среднем около 3,5 % в течение следующих 34 лет по сравнению с темпом роста стран «Большой семерки» (Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания и США), который будет держаться на уровне около 1,6 %.

Процесс перераспределения мировых экономических сил продолжится: место зрелых, развитых рынков займут развивающиеся страны Азии и других регионов. Доля экономики семи крупнейших стран с развивающейся экономикой в мировом ВВП может составить около 50 %, в то время как доля стран «Большой семерки» уменьшится до немногим более 20 %.

При сравнении стран на основании ВВП, рассчитанного по рыночным обменным курсам (РОК), такого существенного сдвига в расстановке мировых экономических сил не наблюдается. Тем не менее даже по этим данным к 2030 году Китай станет крупнейшей экономикой мира, а Индия бесспорно займет третье место к 2050 году.

В центре внимания окажутся более молодые развивающиеся рынки. Согласно прогнозам, к 2050 году рынки Индонезии и Мексики будут крупнее, чем рынки Японии, Германии, Великобритании или Франции, а Турция может обогнать Италию. С точки зрения экономического роста к 2050 году Вьетнам, Индия и Бангладеш могут продемонстрировать самый высокий темп роста, который будет составлять в среднем около 5 % в год.

Нигерия обладает достаточным потенциалом для того, чтобы подняться в рейтинге ВВП на восемь позиций и к 2050 году занять 14-е место в мире, но эта страна сможет сделать это только в том случае, если ее руководству удастся диверсифицировать экономику, развить другие отрасли, кроме нефтедобывающей, а также уделить должное внимание общественным институтам и инфраструктуре.

Колумбия и Польша также обладают значительным потенциалом и могут стать самыми быстрорастущими рынками в соответствующих регионах – Латинской Америке и ЕС (в Турции ожидаются еще более быстрые темпы роста, если мы причисляем эту страну к европейским).

«Экономическому подъему во многих развивающихся странах будут способствовать относительно высокие темпы роста населения, что приведет к увеличению локального спроса и численности рабочей силы. Однако для того, чтобы обеспечить достаточное количество рабочих мест для растущей численности молодых специалистов, также потребуются инвестиции в образование и улучшение макроэкономических показателей.

Для развитых стран есть и хорошая новость: в 2050 году в рейтингах ВВП на душу населения уровень средней заработной платы в «Большой семерке», за исключением, возможно, Италии, по-прежнему будет намного выше, чем в семи крупнейших странах с развивающейся экономикой. Со временем развивающиеся страны преодолеют это отставание, однако полное выравнивание уровня доходов по всему миру прогнозируется значительно позднее 2050 года.

К 2050 году Китай достигнет удовлетворительного уровня среднего дохода, при этом заработная плата в Индии останется в нижних границах диапазона с учетом того, что процесс изменений в ней начался недавно, и несмотря на прогнозируемый высокий темп роста в будущем. Таким образом, хотя значительное увеличение численности населения может стать ключевым фактором роста ВВП, для выравнивания среднего уровня доходов в разных странах потребуется более длительный период.

Со временем разница между средними доходами в разных странах будет сокращаться, однако к 2050 году этот процесс еще будет далек от завершения. ВВП на душу населения в США превысил ВВП на душу населения в Китае почти в четыре раза, а в Индии – почти в девять раз. К 2050 году этот разрыв сократится и уровень доходов американцев будет превышать доходы китайцев лишь в два раза, а индусов – в три. Однако мы также не исключаем возможного роста неравномерного распределения заработной платы в ряде стран, в частности, обусловленного технологическими изменениями, которые будут способствовать увеличению ценности высококвалифицированных сотрудников и владельцев капитала.

Прогнозируется замедление роста мировой экономики по мере старения населения и укрепления развивающихся рынков.

Согласно анализу экономистов PwC, средний годовой рост мировой экономики будет составлять около 3,5 % с тенденцией к дальнейшему замедлению: в 2020-е гг. – 2,7 %, 2030-е гг. – 2,5 %, 2040-е гг. – 2,4 %. Такая тенденция будет обусловлена значительным уменьшением численности работающего населения во многих развитых странах (а в конечном итоге, и в ряде развивающихся, таких как Китай). С другой стороны, темпы роста в развивающихся странах будут замедляться по мере укрепления их рынков и достижения зрелости по тем направлениям, где был отмечен быстрый рост. Ожидается, что данные тенденции будут оказывать более существенное влияние на уровень мирового ВВП, чем развивающиеся рынки, которые в противном случае способствовали бы значительному увеличению показателей среднего роста мировой экономики.

Перспективы развития мировой экономики в 2020 году

Глобальная экономика или мировая экономика, представляет собой экономику, основанную на экономических системах всех стран в мире, и на народных хозяйствах. Также мировая экономика представляется как экономика народных хозяйств и мирового сообщества — как экономические системы региональных сообществ, создающие общую глобальную систему. Глобальная экономика может быть оценена по-разному, например, в зависимости от используемой модели, а ее оценка произведена в конкретной валюте, такой как евро или доллар.

Какой же прогноз в мировой экономике нас ожидает в 2020 году? Самые наивысшие темпы экономического развития в Азии, по отношению к глобальному экономическому росту приведут к лидерству Индии и Китая в мировой экономике к 2055 году, при этом многие страны Юго-Восточной Азии тоже увеличат свою долю, согласно данным международной компании в области аудиторских услуг PricewaterhouseCoopers (PwC). Однако Южная Корея, Австралия и Япония потеряют позиции в классификации крупнейших экономик мира при отсутствии необходимых реформ.

В консалтинговой компании “Мир в 2055 году”, содержатся прогнозы роста 32 самых крупных экономических систем в мире, которые составляют примерно 85 процентов мирового валового внутреннего продукта (ВВП), рассчитанного исходя из равенства покупательной способности валют (PPP).

По данным PwC, Китай — это самая большая экономика в мире при расчете по PPP и также будет самой большой экономикой при расчете с учетом рыночных курсов к 2029 году, несмотря на прогноз возвращения страны к глобальным средним темпам экономического роста. Доля Китая в мировом ВВП при расчете по PPP, как предсказывает PwC, увеличится с 17,5 % до пика приблизительно в 21 % в 2030 году, прежде чем немного снизится до 20,5 % к 2055 году.

Несмотря на это, темпы роста экономики Китая, как прогнозируют эксперты, замедлятся до всего 4,5 % в год, в течение периода до 2055 года, а экономика страны увеличится до $62 триллионов по PPP за этот период.

Экономика Индии, как прогнозируется, будет расти средними темпами 6,4 % в год в период по 2020 год, и будет расти быстрее, чем Китай, после 2020 года, из-за “более молодого населения и большего потенциала”. Однако прогнозируемая «золотая судьба» Индии потребует “продолжения экономических реформ и увеличения инвестиций в инфраструктуру, учреждения и массовое образование (особенно для женщин в сельских районах)”.

Международный валютный фонд и Всемирный банк ожидают, что Индия опередит Китай и станет наиболее быстро растущей экономикой среди крупных стран мир. Министерство статистики Индии пересмотрело вверх свой прогноз относительно экономического роста в стране до 7,4 %. Соседний Пакистан, как также ожидают, продвинется с 25-го места среди крупнейших экономик мира к 15-му месту к 2050 году, а экономика страны достигнет приблизительно $4 триллионов при расчете по PPP.

Юго-Восточная Азия в целом также значительно укрепится в экономическом плане, поскольку, согласно прогнозам, Индонезия переместится с девятого места в мире на четвертое место к 2050 году по размеру экономики при расчете по PPP, а размер экономики страны достигнет $12 триллионов. Филиппины поднимутся с 28-мого места в прошлом году на 20-ое место к 2050 году с размером экономики в $3,5 триллиона, прямо перед Таиландом, который удержит свое 21-ое место. Бангладеш, как прогнозируется, поднимется с 31-го на 23-е место, а Малайзия — с 27-го на 24-ое место за тот же самый период. Согласно отчету, экономическому росту в Юго-Восточной Азии поможет изменение потоков зарубежных инвестиций в сторону от Китая из-за увеличивающихся затрат на оплату труда в этой стране.

Япония, как прогнозируют эксперты, переместится с четвертого места по величине экономики при расчете по PPP на седьмое к 2050 году, Южная Корея — с 13-го на 17-ое место, а Австралия — с 19-го на 28-ое за тот же период.

ВВП России, по прогнозам PwC, в течение ближайших 35 лет будет расти в среднем на 2,1 % в год. С учетом слабых темпов роста экономики, к 2030 году Россия потеряет место в первой шестерке стран с наибольшим объемом ВВП при расчете по PPP, а к 2050 году страна опустится на восьмое место.

Следует разобраться в том, как же обстоят дела в экономики России в настоящее время?

Через год, после того как ввели санкции и после начала сокращения бюджета, экономика России снова готова расти. Однако для этого требуются экономические реформы и международная интеграция, без дальнейших санкций и геополитической изоляции.

В то время как политические последствия убийства лидера оппозиции Бориса Немцова были ограниченными в России, они вызвали разговоры о новых санкциях против Москвы на Западе. Между тем, оценка рынка акций подразумевает потенциал для высокой производительности в течение ближайших месяцев.

Тем не менее, до тех пор, пока преобладает политика санкций, потенциал дестабилизации в российской экономике и серьезного экономического ущерба в Европе будет неуклонно возрастать.

Перед введением санкций против России, рост ВВП, как ожидалось, должен был быть слабым из-за отсутствия роста спроса на нефть, в то время как институциональные недостатки породили плохой инвестиционный климат.

После введения санкций, даже при очень оптимистичном сценарии, Москва могла рассчитывать только на нулевой рост в 2020 году, так как стали снижаться цены на нефть и слабеть рубль, что оставило только экспорт за “рулем” роста.

Итак, 2020 год станет решающим для мировой экономики. Она может встать на путь восстановления. Низкие цены на нефть приведут к более высокому спросу со стороны покупателей и более крупным инвестициям со стороны предпринимателей.

Но в то же время проблемы, которые накапливались, наконец дадут о себе знать. В странах с развивающимися рынками начнется кризис, и весь мир войдет в стадию рецессии. По какому из этих двух путей пойдет мировая экономика, зависит от многих факторов. Выделяют 5 самых важных из них.

В первую очередь говорят о ситуации вокруг России и Украины, отмечая, что в 2020 году в российской экономике начнется серьезный кризис, и его масштабы будут зависеть от того, поднимутся ли цены на нефть и снимет ли Запад наложенные на Россию санкции.

Вторым важным фактором для мировой экономики станет цена на нефть. С одной стороны, дешевая нефть позволит инвесторам сократить расходы на производство, что положительно повлияет на рост экономики. С другой — это создаст серьезные проблемы для таких стран, как Россия, Иран и Венесуэла. К тому же низкие цены на нефть отрицательно скажутся на компаниях, добывающих сланцевый газ, в первую очередь на американских.

Третьим фактором, на который необходимо обратить внимание, является экономическая ситуация в Китае. По некоторым подсчетам, сейчас эта страна стала крупнейшей экономикой мира. Кроме того, совсем скоро юань может стать резервной валютой.

Четвертым фактором является повышение ключевой ставки. Федеральный резерв США объявил, что пока может повременить с этим шагом. Это заявление благоприятно повлияло на рынки. Тем не менее этот шаг неизбежен, и вскоре финансовые аналитики начнут гадать, когда же это произойдет, и на рынках будет царить неуверенность, что приведет к спаду активности.

Последним пятым важным фактором является экономическая обстановка в ЕС. Угроза дефляции и спад экономического роста станут самыми серьезными проблемами, с которыми придется столкнуться европейским политикам.

На данный момент в руках у ЕС осталось всего одно “оружие”, которое может помочь им справиться с этими проблемами — увеличение валютной массы. Однако Германия против этого шага, и пока что ей удавалось удержать другие страны от использования этого метода. Тем не менее, если другие способы не помогут справиться с проблемами и ЕС все равно откажется от увеличения валютной массы, то на европейских рынках может начаться паника.

Таким образом, перспективы развития мировой экономики остаются неутешительными. Мировой природно-ресурсный потенциал, в настоящее время, остается основной базой для развития мирового хозяйства и Мировой экономики. Однако, в этом случае экологическая проблема встает особо остро, поэтому международные организации по охране природных ресурсов обязаны приложить все усилия, к поиску новых, и несомненно оптимальных путей для развития глобальной экономики, при этом сохранив всю красоту и изобилие природных ресурсов нашей планеты.

Тенденции мировой экономики в 2020 году

Главными тенденциями в мировом хозяйстве, по мнению автора, являются глобализация, постиндустриализация, либерализация.

Экономической глобализацией (интернационализацией, интеграцией в мировое хозяйство) называется опережающий рост глобальной экономики по сравнению с мировой. Можно говорить, что экономическая глобализация идет, если темпы роста международной торговли, международного движения капитала, рабочей силы и знаний опережают темпы роста мировой экономики.

Экономическую глобализацию в 2020 году можно определить также как превращение нацио-нальных экономик во все более открытые экономики. Это, в конечном счете, может привести к превращению мировой экономики в единый рынок продуктов и ресурсов.

Главным двигателем глобализации являются ТНК. Фактически в них превратились все крупнейшие компании мира, так как помимо экспорта товаров и услуг они обычно активно занимаются производством этой продукции за рубежом, если это выгоднее экспорта. Именно ТНК являются создателями цепочек стоимости, в которых разные виды производств размещены по разным странам. Транснациональные банки как разновидность ТНК не только сопровождают нефинансовые ТНК в их зарубежной деятельности, но играют большую самостоятельную роль в глобализации, перемещая огромные потоки ценных бумаг и кредитов между странами. Участие ТНК в экономической глобализации называется транснационализацией.

Открытие национальных экономик внешнему миру прослеживается по всем формам их внешнеэкономических связей.

Об этом говорят показатели глобализации национальной экономики, самый краткий набор которых выглядит примерно так:

— во внешней торговле это экспортная квота и импортный тариф. Первый индикатор характеризует отношение идущей на экспорт продукции ко всей производимой в стране продукции и берется из системы национальных счетов. В упрощенном виде он рассчитыва-ется как отношение экспорта к ВВП (ВНД) по ППС (товары и услуги экспортируются по мировым ценам и поэтому их надо соотносить с ВВП в пересчете на мировые цены). Второй индикатор характеризует открытость национальных рынков для иностранных конкурентов;
— в международной торговле (обмене) знаниями растет соотношение между импортом зна-ний и объемом ВВП. Об этом говорит соотношение между импортом роялти и лицензий в страну и ее ВВП; — о значении иностранного капитала для национальной экономики говорит ряд показателей, в том числе соотношение между ввозом иностранного капитала и ВВП. Заметим, что это соотношение в годы рецессии и вялой конъюнктуры падает, а также что большие экономики меньше зависят от импорта капитала, чем малые — международную миграцию рабочей силы статистически трудно выделить из всей международной миграции, но можно использовать долю иммигрантов во всем населении. Более репрезентативным был бы такой показатель, как доля приехавших на постоянную и временную работу во всей численности экономически активного населения страны, однако обычно он представлен только оценками (в России — 10-15%).

Глобализация несет для национальной экономики положительные, отрицательные и двоякие последствия. К первым следует отнести рост возможностей для ускорения экономического роста, ко вторым — искажение экономического развития страны, к третьим — усиление ее зависимости от конъюнктуры глобальной экономики.

Ускорение экономического роста у стран — активных участников глобализации происходит потому, что они могут сильнее использовать свои преимущества на мировом рынке. Это вытекает из концепций международного разделения труда и международного движения экономических ресурсов, а также теории международной конкурентоспособности страны (см. гл.2). В соответствии с их выводами, больше всего от глобализации выигрывают страны с открытой экономикой и как доказательство приводится высокая корреляция между открытостью экономики и темпами экономического роста. Но эту корреляцию можно рассматривать по другой логике — высокие темпы роста национальной экономики обычно сопровождаются повышением ее международной конкурентоспособности и поэтому она может все больше открываться. Самая передовая экономика XIX в. — британская — была и самой открытой, а старавшиеся догнать ее американская и германская экономики имели импортные пошлины на готовые изделия в размере нескольких десятков процентов, которые они снижали лишь по мере роста своей международной конкурентоспособности.

Искажение экономического развития страны может происходить из-за опережающего развития в ней под влиянием внешнего спроса отнюдь не самых передовых (но конкурентоспособных на мировом рынке) отраслей, в результате чего уровень экономического развития страны может даже понижаться, а от глобализации выигрывают лишь связанные с этими отраслями слои населения и регионы (экономическая теория называет это «голландской болезнью»), ярким примером чего является Россия, чья обрабатывающая промышленность и особенно машиностроение выпускает меньше продукции, чем в советское время, однако доходы наиболее богатых 20% населения, особенно самого верхнего 1%, неизмеримо выше, чем раньше, а Тюменская и Сахалинская область резко оторвались от остальных субъектов федерации по производству ВВП на душу населения, и все это во многом за счет экспорта сырья и особенно топлива.

Что касается конъюнктуры глобальной экономики, то мировые экономические кризисы обычно сильнее тормозят развитие стран — активных участников глобальной экономики, хотя в годы улучшения глобальной конъюнктуры их доходы быстро возрастают. Говоря по-другому, экономика становится менее зависимой от внутренней конъюнктуры и более зависимой — от внешней. Так, в последние два десятилетия все экономические кризисы приходили в Россию извне, хотя в период мирового экономического подъема (в прошлое десятилетие) над Россией пролился «золотой дождь» экспортных доходов.

Негативные последствия особенно актуальны для менее развитых стран, для которых главной целью экономической политики является повышение уровня экономического разви-тия и поэтому они стремятся развивать передовые и новые для них, но часто неконкурентоспособные в условиях глобализации отрасли, в том числе методами протекционизма. Протекционизм для защиты от негативных последствий глобализации используют и развитые страны для защиты своих передовых отраслей, конкурирующих с другими развитыми странами (примером может быть авиакосмическая промышленность США), так и для защиты своих традиционных отраслей, конкурирующих с менее развитыми странами (примером может быть сельское хозяйство ЕС).

В результате экономические интересы страны требуют от нее в условиях глобализации нахождения оптимального баланса между протекционизмом и открытой экономикой. Рассмотрим эту дилемму на примере России последних двух десятилетий.

Открытие российской экономики произошло после ликвидации государственной монополии на внешнюю торговлю и установления свободы движения граждан и капитала между Россией и внешним миром. Среднеарифметический уровень импортных пошлин в России составлял 9,4% (т.е. был ниже уровня остальных стран БРИКС, кроме ЮАР с ее более открытой экономкой), импорт и экспорт капитала не требовал разрешений (кроме некоторых закрытых и ограниченных для иностранного капитала отраслей и сфер, что практикуется большинством стран мира), российские граждане могли свободно выезжать из страны, валютные ограничения сводились лишь к требованию обязательной репатриации экспортной выручки в Россию, причем без обязательной продажи этой выручки внутри страны.

По различным оценкам, рост российского экспорта из-за повышения мировых цен на энергоресурсы, материалы и полуфабрикаты добавлял в прошлом десятилетии к ежегодному экономическому росту России еще 1,5-3,5%. В условиях сузившегося (по сравнению с советскими временами) внутреннего спроса на энергоносители, металлы, лесные товары, удобрения и другие химические товары, а также на вооружения экспорт оказался спасительным для сохранения и даже развития этих отраслей. Иностранные производители смогли наладить в России выпуск многих качественных потребительских и в меньшей степени — инвестиционных товаров. К тому же невысокий уровень конкуренции в России был бы еще ниже, если бы не воздействие на нее со стороны иностранных товаров и услуг, ввозимых или производимых на месте (сейчас с прямым вызовом иностранной конкуренции сталкиваются 40% российских фирм). Наконец, российская экономика испытала бы еще больший дефицит рабочей силы, если бы не ее приток из бывших советских республик, а российская кредитная система, особенно в годы бума, не может обойтись без иностранных кредитов. Да и инновации в России, как и в большинстве стран мира, во многом базируются на притоке знаний из-за рубежа.

С другой стороны, быстрое открытие российского рынка для иностранного импорта обернулось сворачиванием целого ряда отраслей, особенно в обрабатывающей промышленности (сельхозмашиностроение, авиастроение, производство промышленного оборудования и многие другие), в результате чего структура российской обрабатывающей промышленности деградировала. Свобода ввоза и вывоза капитала обернулась офшоризацией российского капитала, когда в условиях слабой защиты прав собственности (в основном от произвола государственных органов) в самой России многие российские фирмы предпочитают оформлять права на свой капитал в офшорных центрах и вывозить его туда и обратно по мере необходимости. Наконец, приток иностранной рабочей силы, в основном малоквалифицированной, не способствовал повышению уровня квалификации, производительности труда и заработной платы в стране.

Экспортная квота у России, как видно из таблицы 1, выше, чем у остальных стран БРИКС, кроме ЮАР. Однако все это по преимуществу сырьевой экспорт, и в результате он подвержен сильным колебаниям конъюнктуры мирового рынка, которые намного сильнее, чем колебания мировых цен на готовые изделия, особенно наукоемкие.

При этом надо учитывать, что налоговые поступления внешнеэкономического сектора (особенно вывозные пошлины на углеводороды) составляют треть доходов российского консолидированного бюджета. К тому же во многих экспорториентированных отраслях России внешний рынок уже подменяет внутренний, отдавая эти отрасли (нефтяную и газовую, металлургию, выпуск удобрений) скорее во власть внешней, а не внутренней конъюнктуры. Это заметно и в финансовом секторе, где половина сделок на фондовом рынке приходится на иностранных резидентов, а половина долгосрочных кредитов — на иностранные банки. Подобная ситуация говорит о необходимости усиления значения для такой крупной экономики, как Россия, не столько внешнего, сколько внутреннего рынка. Больший протекционизм (скорее не тарифный, а в косвенный в виде господдержки) по отношению к отечественным, особенно современным, отраслям может способствовать их модернизации и, в конечном счете, повышению их конкурентоспособности и на этой основе — диверсификации российского экспорта за счет наукоемких товаров. Этому способствовала бы и модернизация финансового сектора за счет повышения монетизации экономики, а также усиление защиты прав собственности в нашей стране.

В ходе восемнадцатилетнего процесса вступления во Всемирную торговую организацию Россия постепенно повышала свою конкурентоспособность и одновременно снижала уровень импортных пошлин. Поэтому ее вступление в ВТО ведет лишь к незначительному и постепенному снижению средневзвешенных импортных пошлин в ближайшие годы (примерно в полтора раза к концу восьмилетнего переходного периода, т.е. к 2020 г.). Однако для некоторых товаров снижение пошлин существеннее (например, для самолетов, грузовиков, мяса, молочной продукции), хотя примерно по 20% ставок таможенного тарифа у России есть свобода рук (ставки по этим товарам не связаны обязательствами перед ВТО). По мнению экспертов РАН, участие в ВТО прибавит России 1 процентный пункт прироста ВВП в годы подъема и увеличит спад на 1 процентный пункт в годы кризиса.

В экономической теории активно, с участием всех ее основных направлений, дебатируется глобализации развитых и особенно менее развитых стран.

Неоклассический и особенно неолиберальный подход к глобализации менее развитых стран базируется на фундаментальной идее: менее развитым странам нужно перестраивать свою экономику по образцу развитых стран. Но претворение в жизнь этой идеи идет с частыми провалами и поэтому вызывает особое внимание теоретиков глобализации. Данная идея в виде набора рекомендаций по проведению реформ в менее развитых странах осуществляется прежде всего через международные экономические организации — вначале это был набор под названием «вашингтонский консенсус», а затем под названием «поствашингтонский консенсус».

Вашингтонский консенсус (общий взгляд на пути решения проблем менее развитых стран со стороны Международного валютного фонда и Всемирного банка, базирующихся в Вашингтоне) возник вначале как набор рецептов для решения долговых проблем этих стран. Предоставляя свои займы, МВФ и ВБ рекомендовали менее развитым странам в качестве условий получения внешних займов открывать свою экономику внешнему миру, повышать уровень свободы своих экономических агентов, обеспечивать макроэкономическую стабильность на базе жесткой фискальной и монетарной политики, а также приватизировать госсобственность. Однако в ряде стран рекомендованные вашингтонским консенсусом реформы если и усилили глобализацию национальных экономик, то не повысили их уровень экономического развития (примером может быть Россия с ее экономической катастрофой). Позже, в ходе попыток скорректировать провалы вашингтонского консенсуса, он начал превращаться в поствашингтонский консенсус, в котором, помимо прежних рекомендаций, подчеркивается важность для менее развитых стран поддерживать и развивать институты для проведения указанных реформ (некоррумпированные и ответственные институты исполнительной, судебной и законодательной власти), а также уделять больше внимания экономическому росту и общественному благосостоянию.

Критика вашингтонского консенсуса характерна прежде всего для неокейсианцев и неомарксистов. Видный представитель неокейнсианства, американский лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц в предисловии к своей книге «Глобализация: тревожные тенденции» писал: «Я продолжаю верить в то, что глобализация, т.е. устранение барьеров на пути свободной торговли и более тесная интеграция национальных экономик, может быть доброй силой, и в то, что в ней заложен такой потенциал развития, который способен улучшить жизнь всех жителей Земли, в том числе и тех, кто сейчас беден. Но я также уверен, что для осуществления этой задачи необходимо пересмотреть механизмы управления глобализацией как в сфере международных торговых соглашений, играющих столь важную роль в устранение торговых барьеров, так и в области политики по отношению к развивающимся странам». Он подчеркивает, что проблема не в глобализации, а в том, как она осуществляется, критикуя приверженность международных экономических организаций вашингтонскому консенсусу. Стиглиц указывает, что менее развитым странам нужны не модели, разработанные в развитых странах, а политика, обеспечивающая «устойчивый, справедливый и демократический рост. В этом основа развития». Развивая мысль Стиглица об искажении глобализацией развития ряда стран, польский экономист Гжегош Колодко указывает, что это прежде всего «огромное, выходящее за границы социального и экономически приемлемого материальное расслоение — между регионами, странами, социально-профессиональными группами, индивидами», а также между отраслями национальной экономики, одни из которых выигрывают от глобализации, другие проигрывают, причем среди проигравших могут быть те, которые могли бы повысить уровень экономического развития своей страны.

Неомарксистское направление в теории экономической глобализации представлено в первую очередь Иммануэлем Валлерстайном, теория периферийной экономики которого базируются на тезисе французского историка Фернана Броделя о мирах-экономиках, т.е. о мировой экономике как о наборе относительно самодостаточных с экономической точки зрения групп стран, но особенно на тезисе Розы Люксембург о капитализме как мировой системе, в которой развитие передовых стран происходит за счет эксплуатации остальных. По мнению Валлерстайна, в этом суть глобальной экономики, которую он называет «мировой системой (миросистемой, мир-системой, англ. world-system)». Нынешняя «миросистема» состоит из трех групп стран — эксплуататорского «центра», эксплуатируемой «периферии» и располагающейся между ними «полупериферии», которую эксплуатирует «центр», но которая одновременно сама эксплуатирует «периферию». Валлерстайн относит СССР и Россию к полупериферийным экономикам. Он также считает, что современная миросистема находится в процессе перехода к новой системе, контуры которой будут видны лишь через 25-50 лет, а его сторонники полагают, что это может быть система из нескольких центров, которые в дополнение к нынешнему «центру» возникнут на месте «полупериферии», причем не обязательно беря за образец западные экономические модели.

Критика вашингтонского, а затем поствашингтонского консенсуса привела к появлению со стороны менее развитых стран во главе с Китаем «пекинского консенсуса». Основные его идеи в том, что и макроэкономическую стабилизацию, и высокие темпы роста возможно обеспечить при ведущей роли государства в экономике, упоре на первоочередное развитие промышленности, последовательной борьбе с бедностью и повышенном внимании к науке и образованию. Иными словами, пекинский консенсус подчеркивает значение китайского опыта модернизации и может рассматриваться как одно из направлений эволюции поствашингтонского консенсуса.

Помимо Валлерстайна, и другие экономисты рассматривают перспективы глобализации. Так, гипотеза политической трилеммы глобальной экономикиамериканского экономиста и политолога Дани Родрика основывается на идее, что хотя полная глобализация часто мыслится как (а) глобальный рынок без глобального правительства, но в реальности она несовместима с (б) национальными суверенными государствами и, соответственно, (в) их различной экономической политикой (которая, в свою очередь, обусловлена различными национальными экономическими моделями). По его мнению, вытекающие из дифференциации национальных экономических моделей различия в национальных институтах оборачиваются серьезными трансакционными издержками для нерезидентов в чужой стране, что не позволяет глобализации быть полной. Лишь отказ от суверенитета и самостоятельной экономической политики, точнее, ориентация этой политики на экономическую глобализацию (интеграцию в мировое хозяйство любой ценой), позволяет национальным экономикам стать полностью глобализированными (интегрированными). Подобное, по его мнению, возможно только в рамках продвинутых интеграционных объединений, прежде всего ЕС, да и там этот процесс займет десятилетия. Поэтому Родрик делает вывод о нецелесообразности стремления к полной глобализации мировой экономики, предлагая вместо этого сосредоточиться на глобальном регулировании экономических отношений между странами, исходя из того, что сейчас и в обозримом будущем страны, а не международные организации (прообраз глобального правительства) будут оставаться главными субъектами мировой экономики. «Нам нужны правила дорожного движения, которые помогут автомобилям разного размера и формы и движущимися с меняющейся скоростью прокладывать себе дорогу среди других автомобилей, а не устанавливать для всех единственный тип и скорость автомобиля».

Основная часть истории человечества приходится на традиционное (доиндустриальное) общество, для которого характерно преобладание первичного сектора в экономике (сельское и лесное хозяйство, охота и рыболовство), который до сих пор доминирует в хозяйстве наименее развитых стран. Процесс индустриализации, начавшийся в первой половине XIXв. в странах Запада и постепенно охвативший большинство стран мира привел к тому, что главным сектором индустриализированной экономики стал вторичный (промышленность, строительство, электро-, газо- и водоснабжение). С середины ХХ в. в экономике вначале развитых, а затем и остальных стран началось быстрое увеличение доли третичного сектора (услуги). Этот процесс перехода от индустриального стадии к постиндустриальной называется постиндустриализацией. Некоторые развитые страны, возможно, уже находятся на этой стадии.

Быстрый рост третичного сектора происходит прежде всего за счет социальной и финансовой сфер. К социальной (точнее, социально-культурной) сфере относят науку, образование, информационно-коммуникационные услуги, а также здравоохранение, физкультуру и спорт, туризм и индустрию отдыха, культуру и искусство, социальное обеспечение, жилищно-коммунальное хозяйство. Что касается финансовой сферы, то к ней примыкают также деловые услуги (консалтинг, лизинг и др.).

В традиционном обществе главными экономическими ресурсами были люди (труд) и природные ресурсы (земля), прежде всего сельскохозяйственные угодья, а экономические отношения строились вокруг владения и использования земли и труда. В индустриальном обществе главным ресурсом стал реальный капитал, и поэтому экономические отношения здесь строятся на базе владения и использования этого капитала. В постиндустриальном обществе основными ресурсами являются знания и финансовый капитал.

Знания вырабатываются наукой, распространяются через информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) и закрепляются через образование. Знания, имеющиеся у трудовых ресурсов, образуют человеческий капитал (этот термин в широком значении включает также здоровье и условия жизни).

Что касается финансового капитала, то теоретики постиндустриального общества не предполагали более быстрый, чем на индустриальной стадии, рост финансовой сферы в постиндустриализирующемся мире, который мы наблюдаем в последние десятилетия. Можно предположить, что это происходит из-за того, что предложение капитала как эко-номического ресурса растет, но спрос на реальный капитал в постиндустриализирующихся и особенно постиндустриализированных странах растет медленно (активная индустриализация в них уже прошла), и поэтому все большая часть нового капитала остается финансовым капиталом и не превращается в реальный т.е. происходит финанциализация экономики.

Уровень постиндустриализации национальной экономики определятся набором показателей. Вот некоторые из них: структура ВВП по производству, размах НИОКР, масштабы доступа населения к информации, уровень его образования, масштабы финансового капитала.

Это воздействие многогранно и в целом позитивно. Постиндустриализация приводит к тому, что люди все меньше связаны с физически тяжелым и/или монотонным трудом, все больше — с творческим трудом и при этом их доходы выше. А ведь конечная цель экономики — повышение общественного благосостояния. Тем не менее, как всякий большой процесс, постиндустриализация порождает проблемы — деиндустриализацию, не всегда эффективную отдачу от НИОКР, недостаточную защиту информации, неадекватное качество образования, а также перенакопление финансового капитала.

Обратимся вначале к проблеме деиндустриализации. Постиндустриализация, также как до этого индустриализация, меняет отраслевую структуру национальной экономики. Переход к предыдущей стадии — индустриальной — не вызывал сворачивания главного тогда первичного сектора, который тоже, пусть с задержкой, индустриализировался, и в результате меньшее количество работников в первичном секторе стало производить намного большее количество продукции. Переход к следующей стадии — постиндустриальной — также сопровождается постиндустрализацией прежде главного вторичного сектора: растет наукоемкость многих отраслей промышленности и строительства, повышается их информационно-коммуникационное обеспечение, растет уровень образования их работников. Одновременно, как и на предыдущей стадии, идет отказ от выпуска простых продуктов (тогда растениеводческой продукции, теперь металлов, базовой химии, простого оборудования, несложных готовых изделий) и происходит специализация развитых стран на более сложной продукции за счет импорта более простой из тех менее развитых стран, которые приступают к индустриализации (Индия) или находятся в ее разгаре (Китай).

Но если сворачивание простых производств во вторичном секторе не сопровождается адекватным наращиванием более сложных, то происходит деиндустриализация страны. В американской экономике произошло вымывание из промышленности целых отраслей за счет замещения их импортной продукцией, в том числе произведенной на зарубежных филиалах американских ТНК, но темпы замещения простой и среднего уровня сложности продукции не сопровождались адекватным наращивание выпуска американской наукоемкой продукции. Еще разрушительнее этот процесс шел в России, где сворачивание простых и средних по сложности производств сопровождалось сворачиванием также выпуска сложной продукции. Вероятно, решением этой проблемы является реиндустриализация, т.е. более активное развитие промышленности в странах, прошедших стадию индустриализации. При этом реиндустриализация этих стран означает не просто восстановление в них производства простых и средних по сложности промышленных изделий, а превращение этого производства в наукоемкое и высокопроизводительное. Примером может быть автомобильная промышленность и в целом машиностроение Германии, которое не сворачивалось, а становилось все более сложным.

Рост расходов на НИОКР положительно действует на экономический рост – изобретения (точнее, инновации, т.е. внедренные в хозяйственную жизнь новые продукты и технологии) поддерживают его, стимулируя предложение новой продукции. Поэтому по мере повышения уровня постиндустриализации страны в ней обычно растут расходы на НИОКР по отношению к ее ВВП. Однако проблема заключается в том, с какой скоростью наращивать расходы на НИОКР. С одной стороны, они должны сопровождаться хорошей отдачей в виде предложения новых знаний, с другой — это предложение должно соответствовать спросу на знания в стране. Примером первого аспекта проблемы является Япония, в которой повышение расходов на НИОКР не обеспечило стране в последние два десятилетия хорошие для развитой страны темпы. Предположительно, это произошло из-за того, что рост расходов на НИОКР не привел к скачку инноваций — занимая 4-е место мире по этим расходам (по отношению к ВВП), страна занимает лишь 25-место в международном индексе инноваций (International Innovation Index). Примером второго аспекта может быть Россия, в которой из-за ее экономической модели — олигополистический капитализм — невысок уровень конкуренции, что тормозит тягу отечественных предпринимателей к инновациям, а в результате их спрос на результаты отечественных НИОКР и их финансирование НИОКР невысок.

Информационно-коммуникационные технологии упрощают и удешевляют доступ к информации. Это снижает трансакционные издержки экономических агентов. Однако во многих случаях доступность информации приводит к снижению ее защиты. Проблема эта не нова, но из-за обилия и доступности информации в постиндустриальном обществе она получила больший размах. Прежде всего это нарушение прав интеллектуальной собственности. Новые индустриальные страны активно копируют патенты развитых стран, воспроизводят без их разрешения произведения массовой культуры, а студенты во всех странах активно прибегают к плагиату. С одной стороны, это еще больше снижает их трансакционные издержки, с другой — снижает доходы разработчиков новых знаний, особенно в развитых странах, откуда и идет основной поток информации.

Образование становится все более массовым, что является бесспорным благом. Даже в самых отсталых государствах большинство населения умеет читать и писать — в наименее развитых странах грамотно около 60% взрослого населения и лишь в наиболее отсталых африканских странах этот показатель опускается ниже 30-40%. Однако качество образования часто не устраивает общество — доля удовлетворенных состоянием образования составляет в ведущих развитых странах от 55% (Япония) до 75% (Канада), в странах БРИКС еще ниже — от 38% (Россия) до 75% (Индия). Правда, можно предположить, что невысокий уровень удовлетворения в Японии и России уровнем образования — это следствие не столько снижения этого уровня в этих двух странах, сколько отставания образования от выросших требований их обществ. Косвенно это подтверждается высокой оценкой (5-е место в мире) знаний японских школьников последних классов в ходе международного тестирования и весьма низкой международной оценкой знаний индийских школьников (хотя индийское общество оценивает их высоко).

Финанциализация дает обществу обилие свободного капитала, широкие возможности использовать его не только на экономические, но и на социальные нужды общества (социальные трансферты, социально-ориентированные отрасли), а также позволяет активно экспортировать и импортировать капитал. Но одновременно финансовый капитал из-за своего быстрого роста приобретает все большую самостоятельность, отрываясь от движения реального капитала. Глубинной причиной возросшей финанциализации является переход развитых стран от индустриальной стадии к постиндустриальной с ее меньшим спросом на инвестиции в реальный сектор и растущей отсюда угрозой его перенакопления в финансовом секторе. Из других причин роста самостоятельности финансового капитала отметим либерализацию финансов (она наиболее ярко проявляется в секьюритизации, то есть расширении видов и масштабов выпуска ценных бумаг вследствие более либеральных правил их регулирования) и глобализацию финансового капитала (все более свободное перемещение его по территории земного шара вследствие либерализации экономики почти всех государств мира). Так, в результате глобализации финансового капитала в России перед последним мировым экономическим кризисом около половины всех сделок с ценными бумагами на фондовой бирже приходилось на иностранных покупателей и одна треть долгосрочных кредитов российским компаниям обеспечивалась зарубежными кредиторами. С одной стороны, это смягчало нехватку национального финансового капитала, с другой — усиливало зависимость от притока иностранного финансового капитала, с третьей стороны — способствовало росту и доходности финансового капитала в странах-экспортерах этого капитала за счет расширения возможностей его использования за рубежом, в том числе за счет спекулятивных операций (например, выгодной для него разницей в национальных процентных ставках и курсах ценных бумаг и валют). Еще раз упомянем, что финансовый капитал слишком оторвался от реального в результате его перенакопления капитала в ряде стран и регионов мира. Доказательством может служить то, что экономические кризисы все чаще начинаются как финансовые, что рынки капитала слишком подвержены спекуляции, что зарплаты работников финансового сектора превосходят зарплаты в реальном секторе.

В последние десятилетия роль государства в национальной экономике, особенно развитых стран, снижалась. Причины, которые в прошлом веке заставили государство усилить свои позиции в хозяйственной жизни, ослабевали. А ведь государственное регулирование экономики (государственное вмешательство в экономику) на протяжении большей части ХХ в. (с начала Первой мировой войны) лишь нарастало — росли госрасходы, возрастали размеры госсектора. Это происходило по двум фундаментальным причинам, как учит экономическая теория — из-за провалов рынка и необходимости соблюдения «правил игры». Немаловажной, но преходящей причиной было соревнование с социалистической экономической системой.

Но «провалы правительства» в развитых странах из-за чрезмерных госрасходов (вспышка инфляции, финансовый кризис в ряде стран ЕС из-за роста госдолга), невысокая эффективность госсектора и крах социалистической системы с ее сильным госрегулированием породили в конце ХХ-ХХI вв. противоположную тенденцию — к ослаблению масштабов госрегулирования. От госрасходов требуют сокращения (по крайней мере, относительно ВВП), национализация сменяется приватизацией. Процесс уменьшения государственного регулирования хозяйственной деятельности называется либерализацией экономической деятельности (дерегулированием).

Однако данная тенденция в мировой экономике идет не прямолинейно — борьба с последним экономическим кризисом вновь усилила госрегулирование экономики, а главное — в экономике есть сферы, где трудно уменьшить роль государства (это прежде всего социально-культурная сфера).

Тенденция к стабилизации госрасходов (хотя она сопровождается их снижением во время подъема и ростом во время кризиса) объясняется невозможностью сокращения основной части госрасходов развитых стран — в их бюджетах две трети расходов приходятся на социально-культурную сферу, которая вырабатывает главный для этих стран капитал — человеческий. Сокращение госрасходов здесь возможно через приватизацию части госсектора, снижение расходов на госуправление и оборону.

Активнее либерализация шла в странах с переходной экономикой. В них госрасходы резко снижались в конце прошлого века, но и они стабилизировались в нынешнем веке. Госрасходы (наряду с размерами госсектора) — важный, но не единственный показатель госвмешательства в экономику. Весьма важна степень свободы предпринимательства от государственного вмешательства (право фирм использовать экономические ресурсы для производства и сбыта товаров по собственному выбору). Судя по всему, уровень госвмешательства в частный бизнес в целом по миру не нарастает или снижается.

Каковы перспективы внутриэкономической либерализации в мире? Вероятно, трудно ожидать заметного снижения госрасходов — этому мешает растущая потребность постиндустриального общества в человеческом капитале, которую домохозяйства и тем более фирмы полностью обеспечить не в состоянии. Скорее, либерализация национальных экономик будут и дальше идти по пути уменьшения государственного регулирования деятельности частного бизнеса, т.е. увеличения свободы предпринимательства.

Что касается внешнеэкономической либерализации, то она является предпосылкой глобализации — без подобной либерализации глобализация национальных экономик была бы невозможна. Поэтому показателями (скорее, результатами) внешнеэкономической либерализации являются те же, что у глобализации.

В развитых странах внешнеэкономическая либерализация началась раньше внутриэкономической и продолжается до сих пор. В менее развитых странах она началась позже и уровень либерализации здесь ниже. Причина в их более низкой международной конкурентоспособности, что заставляет менее развитые страны поддерживать протекционистские ограничения на более высоком уровне. Поэтому перспективы внешнеэкономической либерализации в мире будут все больше зависеть от того, насколько будет повышаться уровень конкурентоспособности ведущих менее развитых стран — БРИКС, Мексики, Аргентины, Турции, Ирана, Индонезии и других.

Другим важным моментом внешнеэкономической либерализации является постепенная замена национального госрегулирования частного бизнеса наднациональным. Это усиление глобального экономического регулирования для всех стран мира, а для стран-участниц интеграционных объединений это также рост регулирования на уровне этих объединений. Примером может быть внешнеэкономическое регулирование в России.

Кризис мировой экономики в 2020 году

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка на 2020 год говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

Падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Вспомним, что премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд., «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2020 году темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2“, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. Во-первых, это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн. рублей, или $122,8 млрд.).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы.

Реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник. При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн. рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд.).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Состояние мировой экономики в 2020 году

Некоторые тенденции уже достаточно различимы. В недрах текущего цикла и это уже заметно сжимается пружина новой технологической волны. Нарастает острота и вышедших на историческую авансцену глобальных социальных проблем: более 200 млн. человек, не имеющих работы, при этом в ряде стран все более реальной становится угроза «потери» целого поколения молодых людей, вступающих в трудовую жизнь; старение населения и соответствующие тектонические сдвиги на рынках труда и в финансовых системах развитых экономик; взрывной рост «мирового среднего класса», требующий перебалансирования глобального спроса и сопряженный со становлением новых моделей потребления практически во всех основных центрах мировой экономки.

Другие мэйнстримы, например, в сфере международной экономической координации, еще только зарождаются. Все это общее «пространство» шансов и рисков как отдельных стран, так и их интеграционных объединений организуется вокруг главного вектора, переосмысления парадигмы глобального роста и формирования его новой структуры.

В развитой части мира в 2020 году рыночно-хозяйственная жизнь показывает первые признаки перезагрузки вокруг «нового потребления», завязанного на росте качества жизни и общей ресурсоэффективности. «Новый капитализм» все меньше требует высоких темпов роста в привычном понимании увеличения ВВП, но все больше устойчивого развития, основанного на поступательном изживании финансовых дисбалансов и многочисленных социальных неравенств.

Развивающиеся экономики и страны с низкими доходами, напротив, нуждаются в высоких темпах в традиционном понимании, поддерживаемых внутренним потребительским и, как следствие, инвестиционным спросом. Иначе сократить разрыв с развитыми странами не получается, да и не сложится. Кроме того, многие из лидеров этого «дивизиона» глобальной экономики уже попали в так называемую «ловушку средних доходов».

Устойчивая неравномерность темпов роста, иногда ее обозначают термином «декаплинг», похоже, становится визитной карточкой текущей фазы глобальных трансформаций и связанных с ними проблем. При этом основные мировые экономические центры находятся как бы в разных фазах цикла: США - хрупкое восстановление; Япония - начало аналогичного процесса, Еврозона - «дно» новой рецессии, Китай и вслед за ним почти вся развивающаяся Азия - «перегрев», переходящий в торможение.

Для восстановления кредитного цикла в развитых экономиках, а затем и общемирового экономического цикла, «картина», впрочем, не безнадежная. Инвестиции в основной капитал в США и зоне евро растут, показатели кредитной нагрузки на банки бьют рекорды по снижению, сохраняя тем самым потенциал быстрого выхода из credit crunch, долги домохозяйств и корпоративного сектора относительно низки, в США она вообще на десятилетнем минимуме, у американцев и европейцев наблюдаются положительные корректировки торгового баланса.

Однако сохраняются, а временами и усиливаются серьезные риски. По словам главы МВФ Кристин Лагард: «Мы можем видеть некоторые признаки оттепели, но нам не следует вводить себя в заблуждение, создавая ложное ощущение безопасности. Мы вновь не должны терять бдительность».

Время расслабляться, действительно, не наступило, поскольку без ответа по-прежнему остаются по меньшей мере три серьезных вызова: продолжающееся давление на деловую активность в развитых экономиках запредельного объема государственных и банковских долгов; угрожающий глобальному росту уровень мировых нефтяных цен; увеличивающийся риск того, что динамика развивающихся стран окажется ниже привычных уже исторических трендов.

Заметим, что, по мнению многих экспертов, прогноз нефтяных цен в версии Всемирного банка чересчур оптимистичен. Более вероятен при условии увеличения добычи ОПЕК, сохранения бесперебойности поставок, использования стратегических запасов, переходе на более дешевый газ и т.п., среднегодовой коридор $105-115 за баррель. По сравнению с текущими уровнями нефтеценовое бремя во многих странах несколько сократится, но все же останется весьма существенным.

Можно предположить, что продолжающийся рост до 2,2% в США будет дополнен повышательной динамикой в Японии ожидаемый прирост 1,7-1,9% ВВП. Основа последней - отложенный эффект преодоления последствий природных катастроф, а именно восстановления инфраструктуры и жилья.

Не исключено, что американо-японская синергия роста позволит в определенной мере компенсировать замедление китайской экономики, Госсовет КНР определил нижнюю границу в 7,5% ВВП и начавшуюся, хотя и относительно слабую рецессию в Еврозоне.

В МВФ считают, что риск глобальной рецессии сейчас составляет 1%, для США и Японии вероятность нового спада 15% и 14%. Для Европы в разы больше 55%.

В июле композитный индекс PMI в промышленности ЕС-17 вновь заметно снизился с февральских 49,3 до 48,7 пункта. На 0,1 пункт после 94,5 в феврале уменьшился и сводный опережающий индекс делового и потребительского доверия в зимние месяцы динамика была обратной. Более ощутимо «просел» индекс доверия бизнеса с «-5,7» пунктов до «-7,2» пункта. По мнению экспертов, мягкая рецессия в ЕС-17 продлится еще не менее 3-5 месяцев. Еврокомиссия, прогнозирует, что ВВП в Еврозоне сократится не менее чем на 0,3%.

Драйвер сгущения европейских рисков - ожидаемые рецидивы обострения долговых проблем. Правительствам и банкам Еврозоны в текущем году необходимо рефинансировать значительную долю своих долгов, около 23% ВВП ЕС-17. При этом только банкам в этих целях предстоит сократить объем активов на $2,3 трлн., что может обернуться резким сжатием объемов кредитования.

По оценке экспертов МВФ, если политика евровластей окажется неэффективной, Еврозона за два года может потерять 4% ВВП. В числе пострадавших окажутся и развивающиеся страны из-за усиления оттока капитала.

Еще некоторое время назад казалось, что накачка ЕЦБ экономик Еврозоны дешевой, под 1% годовых 36-месячной ликвидностью объемом свыше 1 трлн. евро и принятые решения по углублению финансовой интеграции позволили «купить время» для передышки, дающей возможность успокоить долговые и валютные рынки, преодолеть текущую рецессию и плавно начать необходимые и согласованные структурные реформы. Теперь, однако, все очевиднее: большая часть приобретенного времени, похоже, будет затрачена на борьбу с «греческим вирусом» в экономиках Испании и Италии.

Основные слагаемые китайского риска, несмотря на продолжающийся рост поиск неспекулятивных источников развития в отличие от недвижимости и инвестиций в строительство; сроки и социальная цена перехода к экономической модели, ориентированной не на экспорт, а на внутренний спрос и, в первую очередь, потребление домохозяйств. Пока не включатся новые источники роста, риск замедления будет актуализироваться в растущих запросах населения, особенно среднего класса), распространяющихся уже не только на повышение уровня жизни, но и на перемены в политической системе страны.

Между тем, индекс HSBC PMI для промышленности уже четвертый месяц держится ниже 50 пунктов. В июле он упал до 48,1 пункта - наименьшего значения за этот период. Компании нанимают меньше новых сотрудников; население, по признанию многих наблюдателей, оценивает экономические перспективы все хуже. В этих условиях не исключено, что власти Китая могут начать стимулировать рост. Это усугубит уже обозначившиеся риски и затянет переход к новой экономической модели.

Ощущение того, что китайская экономика вступила в непростые времена, укрепилось докладом Всемирного банка «Китай - 2030: строительство современного, гармоничного и креативного высокодоходного общества», презентация которого состоялась 27 февраля в Пекине. Президент World Bank Роберт Зеллик, представляя доклад, высказался весьма определенно: «текущая модель экономического роста Китая больше не является устойчивой». Главный вызов - так называемая ловушка средних доходов, когда вместе с их ростом, в КНР они составили $5800 на душу населения замедляется динамика производительности труда. В результате Китай в перспективе попадает в конкурентные клещи: с одной стороны, усиливается давление стран с низкими удельными трудовыми издержками, с другой развитых экономик с их прорывами в инновационно-технологическом развитии.

Всемирный банк предложил шесть стратегических направлений адаптации к этой ситуации: более полное и комплексное развитие рыночного хозяйства, то есть снижение роли государства и приватизацию госкомпаний; ускорение инноваций; ориентацию на «зеленый» экономический рост; развитие сферы социальных услуг, здравоохранение, образование, пенсионная система; модернизацию и укрепление национальной финансовой системы, включая урегулирование бюджетных долгов провинций, составляющих по разным оценкам от $300 млрд. до $2 трлн.; состыковку внутренних структурных реформ с изменениями в глобальной экономике. Потенциальные новые лидеры Китая уже выразили поддержку документу.

На фоне явного декаплинга глобального восстановительного роста все рельефнее обозначаются проблемы влияния изменений в регулятивной среде на экономическую динамику. Несмотря на усилия G 20 и МВФ, рекомендации по налогово-бюджетным консолидациям не стали обязательным стандартом. Это, скорее, искусство возможностей экономической политики, зависящее от очень многих обстоятельств и требующее немалой воли и терпения в достижении результатов, которые, по общему правилу, обнаруживаются лишь на среднесрочных дистанциях.

К настоящему времени довольно медленно, но относительно сбалансировано консолидации идут в США и отдельных европейских странах. На уровне Еврозоны в целом новому фискально-бюджетному пакту еще предстоит обрасти «плотью и кровью». На самых ранних стадиях консолидации находятся в Японии и большинстве развивающихся экономик.

Между тем, угроза нового обострения долгового кризиса не снята в среднесрочной перспективе. Вместе с тем, «медицинским» фактом стало негативное влияние налогово-бюджетных консолидаций на краткосрочный рост. Все более заметна и растущая сдержанность регуляторов многих стран в реальных действиях по сокращению бюджетных дефицитов и снижению долгов. Оно и понятно: «отключение» бюджетных стимулов усиливает риски неустойчивости роста и его торможения. В этих условиях роль главного стимулятора начинает играть денежно-кредитная политика центральных банков.

Примеров тому немало - это и два тура quantitative easing, предпринятые США, и сверхмягкая денежно-кредитная политика Японии и действия ЕЦБ, закачавшего в банки Еврозоны более 1 трлн. евро. Возможность смягчения монетарной политики, судя по сообщениям мировых СМИ, не исключают и в Китае. Результат, как известно, двояк: пространство маневра для рефинансирования государственных и частных долгов расширяется, но такой делевериджинг связывает внутри финансового сектора ресурсы, вроде бы предназначенные через расширение кредитования для реальной экономики. В результате требуются все новые стимулы. Растущее монетарное предложение, однако, усиливает инфляционные риски. Поэтому удельный вес вклада денежно-кредитной политики в поддержку роста жестко отмерен возможностью или ее отсутствием удерживать инфляцию под контролем. Кроме того, эффективность вбросов ликвидности в экономику, как показывает опыт, снижается при их повторяемости.

Конечно, такая модель восстановительного роста имеет право на существование. Но она сильно растягивает сроки наступления стабилизации и приближает новый циклический кризис. В публичном обороте уже звучат оценки, новая глобальная рецессия наступит, причем на нее наложится наступление новой технологической «волны» с неизбежным обесценением многих и многих активов.

Восстановление через налогово-бюджетную консолидацию, конечно, заметно болезненнее и сопряжено с немалыми внутриполитическими рисками. Но оно надежнее, в том числе и потому, что новые кризис и «волна» несколько отодвигаются, создавая дополнительное пространство для маневра. Нешуточная коллизия двух регулятивных практик и поиск их взаимодополнения, как представляется, будут определять в 2020 году как экономико-политическую повестку в отдельных странах-лидерах мирового хозяйства, так и в действиях по глобальному управлению в формате «Большой двадцатки» и т.п., в конечном счете направленных на переструктурирование глобального роста и перебалансирование общемирового спроса. Практический вывод из этого один - в современных условиях уже невозможно проводить внутренние структурные реформы без учета и действий партнеров, и интересов, лежащих в их основе.

Замедление мировой экономики в 2020 году

На наш взгляд, замедление мировой экономики – это, безусловно, тренд, который имеет долгосрочную перспективу. Этот тренд связан с воздействием нескольких факторов. Во-первых, можно отметить, что развитые экономики достигли неких «естественных» пределов роста, стали настолько велики (особенно в терминах относительных, душевых показателей), что их дальнейший рост будет осуществляться низкими темпами.

Причем, замедление темпов роста в 2020 году наиболее развитых экономик имеет долгую историю. При этом средние темпы роста мировой экономики в этот же период измерялись 3,5%. Это значит, что основным драйвером экономического роста уже давно являются развивающиеся страны, тогда как развитый мир скорее тормозит мировой рост, причем это торможение усилилось в XXI веке, так как в этот период замедлились темпы роста крупнейших западных экономик. В США они составили уже 2%, в Великобритании – 1,9%, в Германии – 1,4%. То есть, развитые экономики все больше приближаются к пределам роста и это объяснимо – чем больше экономика, тем труднее даются высокие темпы роста. Соответственно, мы наблюдаем долгосрочную тенденцию замедления роста в развитых странах, и нет оснований полагать, что эта тенденция, начавшаяся еще в 60-70-е годы прошлого века, по какой-то причине переломится. Таким образом, развитые страны и дальше будут тормозить мировой экономический рост.

В свою очередь, так называемые «развивающиеся» страны, имея относительно небольшие размеры экономик, имеют также и большие резервы их роста. Это называется «эффектом низкой базы» и означает, что от меньших показателей легче расти высокими темпами. Во много с этим фактором связан бурный рост развивающихся экономик в конце ХХ – начале XXI веков, хотя свою роль сыграли индустриализация и быстрой рост внутреннего спроса и потребления в наиболее успешных из них. Этим же фактором объясняется ускорение роста мировой экономики в XXI веке.

Крупнейшие развивающиеся экономики, такие, как Китай и Индия, являются в настоящее время главным драйвером мирового экономического роста – только на эти две страны приходится около 40 % вклада в изменение показателя мирового ВВП. В первые 17 лет XXI века китайская экономика росла средними темпами в 9,3%, индийская – 7,3%. Однако чем больше становится экономика, тем сложнее расти высокими темпами, так как исчезает эффект низкой базы. В настоящее время крупнейшие развивающиеся экономики достигли достаточно больших размеров (китайский ВВП по паритету покупательной способности крупнейший в мире, индийский – на четвертом месте), и с каждым годом ведущим развивающимся странам будет все труднее удерживать высокие темпы роста. Они повторяют в своем развитии закономерности, уже доказанные развитыми странами – чем выше абсолютные показатели экономик, тем медленнее становится рост. Соответственно, развивающиеся страны, во всяком случае, крупнейшие из них, которые были драйвером мирового роста в последние годы, также замедлят свое развитие и это неизбежно отразится на общемировых показателях роста. Это также долгосрочная тенденция, которая будет сохраняться на протяжении следующих десятилетий.

Наконец, еще одним фактором препятствования глобальному росту стали регулярные финансовые кризисы, частота и интенсивность которых растут, и их влияние также будет постоянно давить на рост мировой экономики в обозримой перспективе. Кризисы стали следствием неадекватно высокого уровня развития финансовых рынков и технологий, которые привели к концентрации в финансовых активах колоссальных средств и высокой уязвимости реального сектора и национальных экономик от проблем на этих рынках. Если в конце ХХ века серьезное влияние на мировую экономику оказал только кризис, но и он не привел к отрицательному росту ВВП (мировой рост замедлился до 0,6%, но остался положительным), то с наступлением XXI века и гипертрофированным развитием финансового сектора ситуация поступательно ухудшается. Постоянно растут и лопаются пузыри на различных секторах финансового рынка, от чего потрясения испытывает вся экономика, ставшая заложником чрезмерно изощренного финансового сектора и его продуктов.

Безудержный рост финансовых рынков и технологий начался и был вызван изменением регулятивных норм в США, которые привели к опережающему притоку денег в финансовый сектор. Произошла серия региональных финансовых кризисов в Юго-Восточной Азии, России, Аргентине, связанная с чрезмерно усилившейся ролью на них спекулятивного капитала. В США произошел сильнейший обвал пузыря акций высокотехнологичных компаний (так называемый «крах доткомов»), уже глобальный масштаб принял финансовый кризис, начавшийся как кризис ипотеки в США, после прекращения программы количественного смягчения в тех же США обвалились товарные рынки. То есть, в XXI века частота кризисов кратно возросла по сравнению с ХХ веком, увеличилась их продолжительность, сократились интервалы между ними, а их влияние на экономику резко усилилось. Так, мировой ВВП показал снижение, чего не было за всю историю после преодоления последствий Второй мировой войны.

Система мировых финансовых рынков и колоссальных дисбалансов сохраняется, и будет оказывать свое негативное воздействие на мировую экономику и в дальнейшем. Этот фактор тоже является долгосрочным, и его действие будет длиться и усиливаться в перспективе, продолжая угнетать возможности глобального экономического роста.

Таким образом, ключевые факторы и условия, в которых функционирует современная экономическая система, позволяют сделать вывод о том, что замедление глобального роста является не локальной аномалией, а устойчивой долгосрочной тенденцией, и эта тенденция будет продолжаться в следующие десятилетия.

Для Казахстана замедление темпов глобального роста, с одной стороны, не является прямым фактором экономического развития в силу относительно небольшого размера и преобладающего влияния других факторов. В то же время, замедление глобального роста и, особенно, финансовые кризисы оказывают на Казахстан сильное влияние через ухудшение конъюнктуры мировых товарных рынков и этот фактор в период замедления роста и усугубления системных проблем мировой экономики будет усиливать свое воздействие на экономику страны.

Туризм в мировой экономике в 2020 году

Туристский рынок является частью национальной экономики. В случае с международным туризмом он одновременно относится к двум подчас очень разным экономическим системам, одна из которых существует в границах страны происхождения туристов, а другая - в стране, принимающей туристские потоки. Международный туризм представляет собой сложное, многоцелевое и в ряде случаев разнонаправленное экономическое явление, достаточно полно воплощающее в себе основные присущие глобальной экономике механизмы и последствия. Международный туризм присутствует в экспортно-импортных операциях мировой и региональной торговли товарами и услугами, международных экономических отношениях, является одновременно производной и предпосылкой интеграционных процессов в глобальной экономике.

В 2020 году туризм - это одна из ведущих и наиболее динамичных отраслей мирового хозяйства. За высокие темпы роста он признан экономическим феноменом столетия. Туризм является фундаментальной основой экономики многих развитых и развивающихся стран мира.

Согласно данным последнего Всемирного барометра туризма ЮНВТО наблюдались высокие темпы восстановления международного туризма. Количество международных туристских прибытий после сокращения на 4%, во время которого воздействие глобального экономического кризиса проявлялось наиболее остро, возросло почти на 7% и составило 935 миллионов. Ожидается, что спустя год после начала глобального восстановления в секторе туризма будет продолжаться рост, но более медленными темпами. ЮНВТО прогнозирует рост международных туристских прибытий на 4% - 5%, - несколько более высокие темпы по сравнению со средними показателями, рассчитанными на длительный период.

«Восстановление темпов роста международного туризма является хорошей новостью, особенно для тех развивающихся стран, которые зависят от этого сектора в плане получения таких необходимых им доходов и создания рабочих мест» - сказал Генеральный секретарь ЮНВТО Талеб Рифаи. «Сегодня проблема заключается в том, чтобы сохранить этот позитивный рост в последующие годы в условиях все еще нестабильной глобальной экономической среды».

Современный туризм играет одну из главных ролей в мировой экономике. Эта отрасль развивается быстрыми темпами и в ближайшее время станет наиболее важным ее сектором. Согласно прогнозам Всемирной Туристической Организации (ВТО) рост туристической индустрии будет необратим в ХХI веке, и к 2020 году количество международных туристских прибытий увеличится более чем вдвое - с 681 млн. до 1,6 млрд. поездок. Ежегодный рост инвестиций в индустрию туризма составит около 30%.

Данная отрасль хозяйства является фундаментальной основой многих развитых и развивающихся стран мира. По данным ВТО, вклад ее в мировую экономику эквивалентен 11-12% мирового валового национального продукта. На долю туризма приходится около 7% суммарных капиталовложений, 11% мировых потребительских расходов, 5% всех налоговых поступлений, около 7% доходов от мирового экспорта, что в абсолютном выражении уступает только доходам от экспорта нефти и нефтепродуктов, и автомобилей.

В некоторых странах туризм обеспечивает до четверти и даже более всех поступлений в казну. Франция, Испания, Швейцария, Италия, и даже бывшие социалистические страны Венгрия и Чехия получают от 15% до 35% валового национального продукта от индустрии туризма. Для Кипра этот показатель еще выше - 45%.

Значение туризма в мире постоянно возрастает, что связано с возросшим влиянием туризма на экономику отдельной страны.

В экономике отдельной страны международный туризм выполняет ряд важных функций:

1. Производственная функция. В сфере туризма создаются полезные услуги, обеспечивающие заметную долю этой отрасли в производстве валового внутреннего продукта.
2. Доходная функция. Туризм приносит доход в госбюджет, обеспечивает доходы турцентров и турпредприятий, личные доходы работников, занятых в туризме. В Европе каждый миллион туристов дает не менее миллиарда долларов.
3. Выравнивающая функция заключается в воздействии на экономическое развитие слабых регионов. В ряде случаев регионы, относительно слабо развитые в экономическом отношении, являются привлекательными для туризма в силу природно-экологических и иных факторов. Так, в Евросоюзе сравнительно менее развитые в экономическом отношении Греция, Испания, Португалия, Южная Италия, некоторые районы юга Франции являются основными местами летнего отдыха жителей континента, что влечет за собой повышение уровня их экономического развития.
4. Обеспечение занятости. Каждое 15-е рабочее место в мире приходится на туриндустрию, в туризме непосредственно занято 130 миллионов человек. В США туриндустрия - второй крупнейший работодатель после здравоохранения. Туризм дает как прямой, так и косвенный эффект занятости. Косвенный эффект оценивается в 1,4 рабочих места в смежных отраслях, т.е. создание одного рабочего места в туризме влечет за собой появление 1,4 места в отраслях, зависящих от туризма.
5. Функция международного обмена деятельностью.

Туризм оказывает огромное влияние на многие ключевые отрасли экономики: транспорт и связь, строительство, сельское хозяйство, торговлю, производство товаров народного потребления.

Таким образом, международный туризм как одна из форм международных экономических отношений приобрел в современных условиях огромные масштабы и стал оказывать существенное влияние на политические, экономические и культурные связи между государствами.

Данные показатели дают возможность утверждать, что туризм на сегодняшний день играет одну из главных ролей в мировой экономике и является в настоящее время одним из самых прибыльных видов бизнеса в мире. Поэтому вопросы о будущем данной отрасли мирового хозяйства, о ее перспективах и динамике ее развития в наступающем третьем тысячелетии столь важны.

Туризм занимает значительное место в международных отношениях. Более 600 млн. человек ежегодно посещают зарубежные страны в туристических целях. Международный туризм, характерной чертой которого является то, что значительная часть услуг производится с минимальными затратами на месте, играет все более заметную роль в мировой экономике.

В связи с тем, что туризм является межотраслевой сферой экономики, охватывающей не только средства размещения, но и транспорт, связь, индустрию питания, развлечений и многое другое, эта сфера влияет на каждый континент, государство или город. Значение туризма для экономик разных стран связано, прежде всего, с теми преимуществами, которые он приносит при условии успешного развития. Прежде всего - это рост рабочих мест в гостиницах и других средствах размещения, в ресторанах и иных предприятиях индустрии питания, на транспорте и в смежных обслуживающих отраслях. Другим важным преимуществом является мультипликативный эффект от туризма, т.е. его влияние на развитие смежных отраслей экономики. Третье преимущество - рост налоговых поступлений в бюджеты всех уровней. Кроме этого, туризм оказывает экономическое влияние на местную экономику, стимулируя экспорт местных продуктов.

Высокие темпы развития туризма, большие объемы валютных поступлений активно влияют на различные секторы экономики, что способствует формированию собственной туристской индустрии. В наши дни нельзя не заметить того огромного влияния, которое оказывает индустрия туризма на мировую экономику.

Важной особенностью современного этапа развития туризма и изменения его организационных форм является проникновение в туристский бизнес транспортных, торговых, промышленных, банковских, страховых и других компаний. Интенсивное развитие международных туристских связей повлекло за собой создание многочисленных международных организаций, содействие лучшей организации этой сферы международных экономических отношений.

Международный туризм превратился в одну из доминирующих отраслей мировой экономики, вовлекая в сферу своей экономической активности природные, человеческие, культурно-исторические и иные ресурсы. Актуальным стало понятие «туристические ресурсы», как сочетание природных и культурно-исторических ценностей и иных видов ресурсов, представляющих интерес для путешествующих.

Большую часть путешествующих по миру туристов представляют жители развитых стран, а также стран, имеющих высокие темпы экономического роста. По-прежнему большинство туристов предпочитает ездить в Европу, второе место по притягательности международных путешествий занимают страны американского континента. В перспективе, как ожидается, на передовые позиции выйдут страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

В условиях ограниченности ресурсной базы развитые страны наряду с эксплуатацией минерально-сырьевых и трудовых ресурсов развивающихся стран постепенно переходят и к эксплуатации их туристических ресурсов.

Международный туризм становится катализатором развития многих стран, экономика которых все больше зависит от этого вида деятельности, а также многих малоосвоенных, но привлекательных для целей отдыха территорий. Международный туризм выступает в качестве важного фактора регионального развития, стимулируя освоение пустынных местностей, брошенных земель, отсталых и депрессивных районов, экстремальных территорий.

Международный туризм способствует формированию нового типа пространственных связей, снижающих риск войн, региональных конфликтов, способствующих культурному и техническому обогащению стран и народов.

Ожидается, что к 2020 году ведущим туристическим направлением мира станет Китай, а следующими по популярности станут США, Испания и Гонконг (как самостоятельное от Китая направление). К 2020 году количество международных туристских прибытий превысит уровень в 3 раза и составит 1,6 млрд. человек. Лидерами выездного туризма к 2020 году станут Германия, Япония, США, Китай и Великобритания. При этом российский выездной туризм будет где-то на уровне 30 млн. человек, что ниже, чем в Великобритании более чем в 3 раза, а Германии - в 5,5 раз.

К наиболее популярным видам туризма к 2020 году можно будет отнести: приключенческий, экологический, культурно-познавательный, тематический, а также круизы. Время, которое люди выделяют на свой отдых, будет сокращаться, поэтому туристы будут искать туристский продукт, дающий максимум удовольствий в минимальный отрезок времени. Потребителю нравится отдыхать в атмосфере роскоши и утонченности, одновременно наслаждаясь экзотикой и комфортом испытывая беззаботность и получая заряд юношеской энергии. Современный этап развития глобального туристского рынка характеризуется усилением власти потребителя. На конференции министров стран Организации экономического сотрудничества и развития в Оттаве было заявлено, что «контроль…незаметно перешел к десяткам миллионов, а вскоре перейдет к сотням миллионов потребителей во всем мире». Сегодня туристский рынок принадлежит потребителю. Он развивается, постоянно меняется, принимая зрелые формы.

Международный туризм восстанавливался ускоренными темпами, такие данные публикует Всемирная туристская организация (ЮНВТО) в очередном выпуске "Туристического барометра". Количество международных туристов по итогам года выросло почти на 7%, достигнув 935 млн., наблюдалось снижение числа путешествующих на 4%.

Хотя все регионы фиксируют рост международного туризма, страны с формирующейся рыночной экономикой по-прежнему остаются движущей силой развития данной сферы.

ЮНВТО предполагает, что поток туристов вырастет на 4-5% и достигнет 970-980 млн. человек. «Восстановление темпов роста международного туризма является хорошей новостью, особенно для тех развивающихся стран, которые зависят от этого сектора в плане получения таких необходимых им доходов и создания рабочих мест», сказал Генеральный секретарь ЮНВТО Талеб Рифаи. «Сегодня проблема заключается в том, чтобы сохранить этот позитивный рост в последующие годы в условиях все еще нестабильной глобальной экономической среды».

Сфера туризма при успешном развитии может стать одним из ключевых элементов, позволяющих создать условия для достижения стратегических целей развития, а именно, повышения благосостояния населения на основе динамичного и устойчивого экономического роста и обеспечения занятости населения, повышения уровня удовлетворения социальных и духовных потребностей, создания потенциала для будущего развития государств и укрепления международных позиций. При условии проведения эффективной государственной политики туристская индустрия обеспечивает рост качества услуг, стимулирует развитие человеческого капитала, повышает качество жизни создает и совершенствует инфраструктуру.

Таким образом, все выше сказанное, свидетельствует о растущей роли международного туризма в мировой экономике в настоящее время, а также о перспективах развития туризма в ближайшем будущем.

Структура мировой экономики в 2020 году

Экономическая структура мирового хозяйства — это соотношение между отраслями, регионами, предприятиями, а также пропорции в производстве и потреблении валового продукта.

Структура мировой экономики в 2020 году состоит из следующих элементов: отраслевой, воспроизводственной, территориальной, социально-экономической структур (подструктур):

• Отраслевая структура — это соотношение между отраслями в экономике. Отрасль — группа производств, дающая однородный продукт. Выделяют следующие группы отраслей: сельское хозяйство; добывающая промышленность; обрабатывающая промышленность; экономическая инфраструктура; услуги. В экономике развитых стран преобладают услуги (доля услуг в экономике США — 80%, Канады — 70%, около 60%; — ФРГ, Франции, Италии). В США в сфере услуг занято 3/4 населения, 87% кадров высшей квалификации. В мире растет доля наукоемких технологий (робототехники, производства ЭВМ и электроэнергии), на долю которых приходится 45%; производственных мощностей предприятий машиностроения развитых стран.
• Воспроизводственная структура — это соотношение между различными видами использования произведенного валового внутреннего продукта (ВВП). В воспроизводственной структуре выделяют потребление, накопление и экспорт. По функциональному назначению структура мировой экономики подразделяется на мирное и военное производство. Считается приемлемым, если военное производство составляет 1-2% ВВП.
• Территориальная структура показывает, какие отрасли и виды производств сосредоточены на данной территории. Территориальная структура предопределяется наличием и расположением источников сырья, рабочей силы и др.
• Социально-экономическая структура отражает социально-экономический уклад и качество жизни населения.

Обобщенным мировым показателем качества жизни в стране является индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), который равен среднему арифметическому от суммы трех составляющих его индексов: индекса предстоящей продолжительности жизни, индекса охвата населения образованием, индекса уровня жизни.

Страны в рейтинге структурируются по следующим уровням:

1) с очень высоким уровнем ИРЧП;
2) с высоким уровнем ИРЧП;
3) со средним уровнем ИРЧП;
4) с низким уровнем ИРЧП.

Россия занимает первые строчки индекса по числу врачей, доле студентов вузов в населении страны (более 5%) и показателям грамотности среди молодежи и взрослого населения (99,5%). Подняться в рейтинге России мешает все еще высокая детская смертность и низкая средняя продолжительность жизни населения. Из всех государств бывшего СССР смогли войти в первую группу государств (с очень высоким уровнем ИРЧП) Эстония — она занимает 34-е место, Литва — 40-е место, Латвия — 43-е место. Высокий ИРЧП отмечается в таких странах бывшего СССР, как Беларусь (65-е место), Казахстан (68-е), Грузия (75-е), Украина (76-е), Армения (86-е), Азербайджан (91-е). Все другие государства бывшего СССР включены в группу стран со средним уровнем ИРЧП: Туркмения (102-е место), Молдавия (111-е место — самый низкий показатель в Европе), Узбекистан (115-е), Киргизия (126-е), Таджикистан (127-е).

Замыкают список из 187 государств страны с самым низким уровнем ИРЧП: Демократическая Республика Конго (187-е), Нигер (186-е) и др. В этих государствах чрезвычайно низкая продолжительность жизни — от 40 до 50 лет, крайне неблагоприятная социально-экономическая среда, низкая грамотность населения — умеют читать и писать не более 30% всех жителей, а доход на душу населения — менее 1000 долл. США на человека в год.

В мировой экономике выделяют группу развитых индустриальных стран (более 30 государств, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития — ОЭСР). Среди них “семерку” с наибольшим объемом ВВП (44% мирового ВВП) составляют США, Китай, Индия, Япония, Германия, Россия, Бразилия (список Международного валютного фонда).

Свыше 30% мирового ВВП приходится на развивающиеся страны (более 130 государств). Россия производит около 3% мирового ВВП.

По доходам на душу населения выделяют страны с низким (до 1000 долл.), средним (7000-10 000 долл.) и высоким (от 10 000 долл.) доходами.

По степени открытости мировому рынку, которая измеряется долей экспорта в ВНП, выделяют страны с относительно закрытой (доля экспорта в ВНП <10%) и относительно открытой экономикой (доля экспорта в ВНП >35%). Россия имеет весьма открытую экономику (доля экспорта в ВНП — 25-28% в последние годы). По данным Института проблем естественных монополий, 40% ВВП России создается за счет экспорта сырья. Машиностроение, электроника и другие высокотехнологичные отрасли формируют 7-8% отечественного ВВП. Экспорт высокотехнологичной продукции составляет всего 2,3% от промышленного экспорта России. Для сравнения: в США эта цифра равна 32,9%, в Китае — 32,8%. Удельный вес России в глобальном экспорте наукоемкой продукции не превышает 0,3%. На долю отечественного станкостроения приходится не более 1% станков, закупаемых российским бизнесом.

Глобализация мировой экономики в 2020 году

Большинство экономистов согласны с тем, что глобализация дает чистую выгоду отдельным экономикам во всем мире, делая рынки более эффективными, усиливая конкуренцию, ограничивая военные конфликты и расширяя богатство в равной степени по всему миру. Однако широкая общественность склонна предполагать, что расходы, связанные с глобализацией, перевешивают выгоды, особенно в краткосрочной перспективе, что вызвало проблемы, которые мы рассмотрим в следующем разделе о протекционизме.

В докладе Министерства экономики Милкена Глобализация мировой экономики выделяются многие из преимуществ, связанных с глобализацией, и излагаются некоторые связанные с ними риски, которые должны учитывать правительства и инвесторы. Но в целом в 2020 году среди экономистов существует консенсус в отношении того, что глобализация обеспечивает чистую выгоду для стран во всем мире и поэтому должна охватываться в целом правительствами и отдельными лицами.

Некоторые из преимуществ глобализации включают:

• Прямые иностранные инвестиции. Прямые иностранные инвестиции («ПИИ») имеют тенденцию к значительному увеличению темпов роста мировой торговли, способствуя передаче технологий, реструктуризации промышленности и росту глобальных компаний.
• Технологические инновации. Повышенная конкуренция со стороны глобализации помогает стимулировать развитие новых технологий, особенно с ростом ПИИ, что помогает улучшить экономический результат, повысив эффективность процессов.
• Экономия масштаба. Глобализация позволяет крупным компаниям реализовать эффект масштаба, который снижает издержки и цены, что, в свою очередь, способствует дальнейшему экономическому росту, хотя это может повредить многим малым предприятиям, пытающимся конкурировать внутри страны.

Некоторые из рисков глобализации включают:

• Взаимозависимость. Глобализация ведет к взаимозависимости между странами, что может вызвать региональные или глобальные нестабильности, если местные экономические колебания окажут влияние на большое количество стран, полагающихся на них.
• Национальный суверенитет. Некоторые считают рост национальных государств, многонациональных или глобальных фирм и других международных организаций угрозой суверенитету. В конечном итоге это может привести к тому, что некоторые лидеры станут националистическими или ксенофобскими.
• Распределение акций. Преимущества глобализации могут быть несправедливо искажены в сторону богатых стран или отдельных лиц, что приводит к большему неравенству и приводит к потенциальным конфликтам как на национальном, так и на международном уровне.

Экономический кризис заставил многих политиков подвергнуть сомнению достоинства глобализации. С тех пор глобальные потоки капитала упали с 11 триллионов долларов США до трети этого показателя. Хотя некоторые из них могут носить циклический характер, многие страны применяют тарифы и другие формы протекционизма, направленные на сдерживание риска в их финансовых системах и кризисы менее вредны, хотя это связано с тем, что мы не можем воспользоваться преимуществами, которые мы видели.

В США и Европе были введены новые банковские правила, ограничивающие потоки капитала, чтобы снизить риск заражения. Были также введены тарифы для защиты отечественных отраслей промышленности, которые считаются жизненно важными, например, 127%-ный тариф США на китайские скрепки или японский тариф 778% на импортный рис. В развивающихся странах эти цифры еще хуже, а тарифы Бразилии в четыре раза выше, чем в Америке и в три раза выше, чем в Китае.

Выборы Дональда Трампа в Соединенных Штатах и британское голосование за выезд из Европейского союза - известного как «Брексит» - также способствовали движению против глобализации. Эти тенденции были обусловлены антимиграционными настроениями в Европе, хотя выборы оказались скорее глобализацией, а не антиглобализацией.

Но, как сказал Кофи Аннан в приведенной выше цитате, глобализация может быть неизбежной в долгосрочной перспективе, но в краткосрочной перспективе на дороге есть много ударов. Эти удары часто стимулируются экономическими кризисами или некоторыми негативными последствиями глобализации, но, в конце концов, миру всегда удается узнать, что протекционизм может ухудшить ситуацию.

Глобализация затронула почти все аспекты современной жизни и продолжает оставаться растущей силой в мировой экономике. Хотя есть несколько недостатков в глобализации, большинство экономистов согласны с тем, что это сила, которая одновременно является неоспоримой и чистой выгодой для мировой экономики. В прошлом всегда существовали периоды протекционизма и национализма, но глобализация по-прежнему является наиболее широко распространенным решением для обеспечения последовательного экономического роста во всем мире.

Интеграция России в мировую экономику в 2020 году

Российские реформы привели к тому, что страна начала выходить из состояния экономической самоизоляции, в котором находилась более 70 лет. Конечно, внешняя торговля на протяжении советского периода играла важную роль в экономических процессах, но структура советского и российского экспорта, в котором доминируют сырье и продукция первичной переработки, наглядно демонстрирует тот печальный факт, что наша экономика не вышла за рамки поставщика сырья на мировые рынки. Российские предприятия не смогли предложить мировому рынку качественную продукцию и не смогли встроиться в международное разделение труда.

Тем не менее Россия уже стала частью мировой экономики. Вовлеченность ее в глобальные экономические процессы значительно возросла в 2020 году. Интеграция особенно высока на уровне частного бизнеса и населения. Степень зависимости экономики России от глобальных экономических процессов стала особенно очевидна, когда снижение мировых цен на нефть и азиатский финансовый кризис оказали непосредственное воздействие на экономические процессы внутри страны.

На уровне государственной политики интеграция России в мировую экономику носит своеобразный характер: государство полностью открыло экономику «на выход» (следует отметить, что после развала СССР иного выхода просто не оставалось — государственная граница практически не существовала), сохранив существенные ограничения «на вход». Это привело к тому, что капитал и мозги могут беспрепятственно уходить из страны, а их приток из экономики всего мира в Россию встречает многочисленные препятствия на законодательном уровне: его блокирует бюрократический произвол, отталкивает всепроникающая коррупция и слабость государственных институтов.

Такое положение приводит к тому, что Россия не имеет возможности воспользоваться всеми плюсами глобализации, но в полной мерой ощущает ее минусы. Российская экономика сталкивается с противодействием при выходе на мировые рынки, поскольку страна не участвует в работе важнейших мировых организаций, регулирующих международные экономические отношения. Российские предприятия не привлекают новейшие технологии и постепенно становятся неконкурентоспособными на внутреннем рынке; они используют высокие импортные пошлины и низкий курс рубля как единственную защиту, приобретая, таким образом, своевременное благополучие за счет снижения уровня жизни всего населения.

Такая политика стимулирует постоянно возникающие и исключительно опасные импульсы к изоляционизму и ксенофобии. Результатом ее стала обособленность России как государства на международной арене. У нашей страны нет явных противников, но нет и союзников. Позиции России в системе международного сотрудничества остаются неопределенными, ее интересы не защищены важнейшими многосторонними соглашениями.

Следует признать, что единственной возможностью обеспечить экономический подъем в нашей стране является активное вовлечение России в мирохозяйственные связи, привлечение капитала и технологий из развитых стран, включение российских компаний в международные производственные цепочки. Ни одна экономика в современном мире не может опираться исключительно на собственные силы. Для того чтобы пользоваться достижениями мировой цивилизации, российская экономика должна, помимо сырья, производить продукцию высокой степени переработки, научно-технологические разработки, востребованные мировым рынком. Промедление на пути интеграции в глобальные экономические отношения может привести к тому, что накопленный в нашей стране потенциал устареет и окажется невостребованным, а все товарные ниши на мировых рынках будут заняты конкурентами. Такой сценарий развития событий может вернуть Россию к состоянию экономической самоизоляции и ограничить связи со всем остальным миром исключительно нефте- и газопроводами.

Проблемы мировой экономики в 2020 году

По мнению многих экономических экспертов рост мировой экономики значительно уменьшился. Вернее сказать, мировая экономика не успевает удовлетворить, растущие потребности жителей планеты. Всё дело в том, что за последние, несколько десятков лет население планеты увеличилось в несколько раз. А это значит, что продовольствия и потребительских товаров нужно в несколько раз больше. Экономика не успевает восполнить недостаток необходимых товаров. Причин этому несколько.

На планете Земля, почти 70% всех жителей проживают в развивающихся странах. На Конференции ООН, где рассматривались торговые отношения, между слабо развитыми и развитыми государствами, соотношение количества одних над другими несколько десятков раз. Так в 2020 году на одну сильную страну приходиться более 50 слабых стран. Многие из этих стран, очень запущенные и отсталые Особенно, если обращать внимание на социальное состояние этих убогих государств. Именно убогих, так как уровень нищеты здесь ужасающий.

Среди них:

• Бенин;
• Сьерра Лионе;
• Уганда;
• Гаити;
• Буркина-Фасо;
• Руанда;
• Зимбабве;
• Гамбия;
• Мали;
• Эфиопия, и многие другие.

Причин, тому, что в них так плохо живут люди очень много. Но одна из самых важных причин не равноправное разделение труда, в международном сообществе. По просто говоря, сильные страны не дают заработать слабым государствам. Возьмём например Иран, страна с богатейшими запасами нефти. А народ живёт не богато. И взять ОАЭ, где запасы нефти не такие большие, зато здесь местному населению доступны все блага мира. А причина этому, вмешательство сильных стран, под предлогом защиты демократии, в суверенные дела свободных государств. Исходя из этих вмешательств вытекает следующая важная проблема.

Наиболее важная причина медленного развития мировой экономики, это возможная угроза военного конфликта, вопросы мира и проблемы войны. Ну здесь всё просто и понятно, какой инвестор будит вкладывать финансы в страну с, возможной угрозой военных действий. И люди в этой стране, вместо того, чтобы работать и поднимать благосостояние страны и мировую экономику, вынуждены брать в руки оружие и защищать свои национальные интересы.

Так в период, после окончания Второй Мировой войны и до конца века, погибло более десяти миллионов человек, принимавших участие в боевых действиях. А это десять миллионов рабочих рук, которые могли поднимать экономику, не только своей страны. А что говорить о многомиллионной армии рабочих, трудящихся на военно-промышленный комплекс многих стран. Да военная промышленность тоже приносит немалые деньги, но в конечном итоге, эти деньги будут служить развалу мировой экономики.

Несмотря на то, что мы живём в 21 веке, и не представляем, что такое голод, во многих развивающихся странах люди страдают от недоедания. И это не проблема бедности, это проблема нехватки продовольствия. Многие нуждающиеся страны подсети на продовольственную иглу стран спонсоров и неплохо выживают. И некто ни задумывается, о том, что лучше было бы, организовать рабочие места, и дать людям возможность зарабатывать на жизнь трудом, а не попрошайничеством.

Но ещё непонятнее обстоят дела в странах Азии и Латинской Америки. Там голодают крестьяне. Вообще не верится, как крестьянин может голодать, оказывается, что причина голода нехватка плодородных земель, для выращивания сельскохозяйственных культур. Печальнее всего тот факт, что большинство голодающих дети. Решить эту проблему, в ближайшие годы обещают учёные. Способ решения проблемы, это изобретение генно-модифицированных растений, которые на небольших площадях, без излишка влаги будут давать самые высокие урожаи. Таким способом можно будит решить проблему продовольственного дефицита, однако необходимо доказать безопасность постоянного применения таких продуктов.

Экология — это актуальная проблема не только для экономики. В процессе использования полезных ископаемых, загрязняется природа, ухудшается самочувствие и здоровье людей. Ведётся постоянная борьба, прикрытая политическими лозунгами, за рынки сбыта и земли богатые природными ресурсами. Экономика и экология сильно связаны. Быстрая прибыль получается за счёт нанесения ущерба экологии планеты. Другими словами, чем больше прибыль, тем больший ущерб природе. Но это правило работает на коротком промежутки времени. Если смотреть в долгосрочную перспективу, то чем лучше экология, тем здоровее жители. Поэтому, с начала текущего века, экологические проблемы выходят на основной уровень. Во многих развитых странах появилось такое понятие, как зелёная экономика. Это понятие подразумевает курс на защиту окружающий среды.

Важным критерием зелёной экономики есть сокращение вредных выбросов в атмосферу, использование энергии ветра, солнца, воды и других естественных, природных ресурсов. Это восполнимые ресурсы, после использования которых нет вредных выбросов в атмосферу, не загрязняется вода и грунт. Одним словом они приносят людям пользу, дают, необходимую электрическую энергию. При этом не наносится вред окружающей среде.

В странах, которые, как бы процветают, тоже не все гладко. Взять например современную Францию. Люди по всей стране выходят на массовые протесты. И это в стране, где уровень жизни один из самых лучших, по сравнению с другими государствами. Оказывается им не хватает зарплаты до конца месяца. И это потому, что правительство Франции всю налоговую нагрузку положило на плечи простых граждан. А там где конфликты и протесты, экономика всегда в упадке.

Эти факторы с каждым годом приобретают большую значимость для совместного экономического пространства. Вышеперечисленные проблемы оказывают неблагоприятное влияние на рост финансовых операций. Над их решением работают лучшие специалисты мира. Но пока не будит в мире взаимовыручки и взаимопонимания, о благополучном решении этих проблем можно не думать.

Роль России в мировой экономике в 2020 году

Оценивая место и роль нашей страны в современной мировой экономике и политике, можно сказать, что Россия в очередной раз переживает один из сложнейших этапов своего существования и развития. Некоторые зарубежные политологи уже вывели Россию из разряда ведущих стран мира и даже ставят под сомнение ее дальнейшее существование как единого федеративного государства. В настоящее время Правительством России и предпринимательскими кругами предпринимаются активные попытки более тесной интеграции России с зарубежными странами. Однако существует ряд проблем, препятствующих реализации данных попыток, которые будут рассмотрены в данной курсовой работе. Место и роль любой страны в мировом хозяйстве, международном разделении труда и интернационализации хозяйственной жизни зависят от многих факторов.

Основными из них в 2020 году являются:

• уровень и динамика развития национальной экономики;
• степень открытости национальной экономики и ее вовлеченности в международное разделение труда (МРТ);
• прогрессивность и развитость внешнеэкономических связей (ВЭС);
• умение национальной экономики адаптироваться к условиям международной хозяйственной жизни и одновременно воздействовать на них в желаемом для себя направлении;
• наличие правовых условий для иностранных инвестиций;
• наличие транснациональных корпораций.

Тенденции распада, начавшиеся еще во времена СССР (распад Варшавского договора, СЭВ, затем самого СССР), к сожалению, очень опасны и для современной России. Распад СССР, великого евразийского государства, вылился для Российской Федерации в огромные геополитические потери и существенно ухудшил возможности ее взаимодействия с мировым хозяйством. Если исходить из границ бывшего СССР, то Россия оказалась далеко "отодвинутой" на северо-восток, вглубь Евразийского материка. Более отчетливо стал проявляться континентальный характер России, несмотря на то, что она омывается тремя из четырех мировых океанов – Атлантическим, Северным Ледовитым и Тихим. Специфика природно-климатических условий Северного Ледовитого океана делает его воды труднодоступными для регулярного коммерческого судоходства. Железнодорожные, автомобильные магистрали и трубопроводы России на запад и юг в настоящее время проходят по территории (а авиатрассы – в воздушном пространстве) зарубежных государств, что существенно ухудшает экономическую ситуацию для Российской Федерации. Огромные потери понесла Россия в целом в связи с распадом единого союзного экономического, информационного, научно-технического, образовательного, культурного пространства.

Собственной экономико-географической реальностью России является тот факт, что 2/3 ее территории приходится на районы Крайнего Севера и приравненные к ним зоны с суровыми климатическими условиями. Поэтому только 35% российских сельскохозяйственных угодий получают достаточно солнечного тепла для вызревания зерновых культур. Жизнеобеспечение на обращенных к северу российских равнинах требует повышенных энергетических затрат. Выявилась явно слабая обеспеченность России собственным продовольствием, некоторыми цветными и редкоземельными металлами, многими техническими культурами и готовыми изделиями производственного и личного потребления.

В значительной степени оказались свернутыми и даже разорванными кооперационные производственные и научно-технические связи, формировавшиеся в течение десятилетий в рамках единого народнохозяйственного комплекса СССР. Перечень подобных потерь можно продолжать достаточно долго. И все это происходило именно в тот период, когда в мировой экономике активно разворачивались процессы глобализации, ведущие транснациональные корпорации отвоевывали себе все новые сегменты мирового рынка товаров и услуг, шел процесс интеграции финансовых рынков, формировалось и развивалось мировое информационное пространство. В то время как шел развал единого экономического пространства бывшего СССР, по соседству с Россией, в Европейском Союзе, начался переход к высшей фазе международной экономической интеграции, к единой валюте. В этом смысле оказались во многом потерянными для нашей страны, а по некоторым позициям имело место "движение вспять".

Россия обладает огромным природным потенциалом (около 15 - 17% мировых запасов полезных ископаемых, 25% мировых запасов леса, питьевой воды), что автоматически отводит ей значимое место в развитии мировой экономики. Она является одним из мировых лидеров в добыче и экспорте полезных ископаемых, особенно в энергетическом секторе. Это позволяет России традиционно влиять на экономику и безопасность Европы, а в последнее время значительно активизировать свою энергетическую роль и в «восточном» векторе политики.

Место России как ведущего поставщика стабильной и дешевой энергии на значительную часть Евразийского рынка усиливается ключевой ролью России в формировании единой европейской энергетической стратегии. Уже сегодня Германия обеспечивает свои потребности российским газом на 42%, Италия - на 32%, Франция - на 30%, Австрия - на 75%, а в целом его получает каждый четвертый европейский потребитель. Предполагается, что только за 15 ближайших лет объем общих поставок газа в ЕС будет удвоен. Такая же ситуация характерна и для других видов энергетического сырья. В условиях жесткой международной конкуренции экономическое развитие страны будет определяться главным образом ее научными и технологическими возможностями.

Для преодоления отставания российской промышленности от передового уровня необходимо сделать серьезный шаг к стимулированию роста инвестиций в производственную сферу и в развитие инноваций. В сотрудничестве с динамично развивающимися государствами мира Россия имеет все возможности наилучшим образом реализовать себя в таких высокотехнологичных сферах, как современная энергетика, коммуникации, космос, атомное машиностроение, авиастроение, продукция ВПК. Важнейшим фактором укрепления авторитета России остается вопрос расширения ее сотрудничества с крупнейшими экономическими и финансовыми институтами мира, беспрепятственного выхода со своей продукцией на международные рынки. Его решение будет способствовать более рациональному участию страны в распределении финансовых потоков, международном разделении труда, получению полноценных выгод от интеграции в мировую экономику.

Имея в своей основе население с европейскими традициями, Россия представляет собой единственное в своем роде евразийское государство, занимающее значительную часть территории как Европы, так и Азии. Своеобразное расположение России дает стране потенциальную возможность играть активную роль в этих двух частях света. С географической точки зрения через территорию России могут проходить достаточно экономически выгодные воздушные и сухопутные маршруты, связывающие Европу, Центральную и Юго-Восточную Азию. Вместе с тем огромная территориальная протяженность России не позволяет однозначно подходить к оценке ее географического потенциала.

С одной стороны, географический потенциал дает возможность мощного развития внутреннего рынка и национальной экономики страны, опираясь исключительно на собственные возможности и ресурсы российских регионов. С другой стороны, даже широкая включенность России в мировые транспортные перевозки неизбежно ставит вопрос о доведении транспортной инфраструктуры до уровня мировых стандартов, которого трудно достичь без общего социально-экономического прогресса страны, который будет способствовать удешевлению транспортных услуг и повышению степени их экономической и экологической безопасности и надежности функционирования. Комплексное развитие географической территории важно и по причине сохранения территориальной целостности страны в условиях интегрированности в мировую экономику.

Опыт радикальных рыночных реформ убедительно показал, что рыночные отношения могут дестабилизировать территориальную целостность стран СНГ (в том числе и России). Неравномерность развития российских регионов под влиянием мировой экономики может при определенных условиях негативно повлиять на эту составляющую экономического потенциала страны. В недрах России можно обнаружить практически все элементы таблицы Менделеева. Особую устойчивость экономике страны придает то обстоятельство, что по запасам энергетического сырья Россия занимает ведущие позиции в мире. Так, по имеющимся оценкам доля России в мировых оцениваемых запасах нефти составляет 13-15%, природного газа - 42%, угля - 43%.

Как уже отмечалось, страна располагает самой протяженной в мире береговой линией, что дает в ее распоряжение значительные площади и подводные ресурсы континентального шельфа. Перспективные морские запасы углеводородов только российского Крайнего Севера вполне соизмеримы с аналогичными запасами в зоне Персидского залива и Каспийского бассейна. Большая часть энергетических ресурсов в шельфовой зоне еще полностью не исследована и может оказаться значительно выше имеющихся в настоящее время оценок. По показателям разведанных запасов энергетического сырья в недрах России сосредоточено 13% (7 млрд. т) мировых запасов нефти, 35% - природного газа и около 12% - угля. Топливо-энергетический потенциал России обеспечил ей 11% мировой добычи нефти, 28% - природного газа и 14% - угля. На рубеже столетий не приходится говорить о том, что экономический потенциал России истребован в полной мере.

Анализ места России в мировом сельскохозяйственном и промышленном производстве говорит о том, что и в настоящее время возможность постепенного превращения страны в аграрно-сырьевой и топливо-энергетический придаток промышленно развитых стран Запада отнюдь не снят с повестки дня:

• 1 место - природный газ;
• 2 место - бурый уголь, картофель, молоко;
• 3 место - нефть, серная кислота (в моногидрате);
• 4 место - электроэнергия, чугун, сталь, железная руда, вывозка деловой древесины, хлопчатобумажные ткани, зерновые и зернобобовые культуры, сахарная свекла;
• 5 место - готовый прокат черных металлов, пиломатериалы, минеральные удобрения;
• 6 место - каменный уголь, целлюлоза, мясо (в убойном весе), масло животное;
• 8 место - чулочно-носочные изделия, улов рыбы;
• 11 место - легковые автомобили, цемент;
• 12 место - шерстяные ткани, обувь;
• 14 место - бумага и картон, сахарный песок (из отечественного сырья), масло растительное.

Сердцевину экономического потенциала России составляют ее люди. По численности населения Россия находится на шестом месте в мире после Китая, Индии, США, Индонезии и Бразилии. Уровень образованности и профессиональной подготовки российских граждан таков, что они способны, по признанию зарубежных партнеров из самых разных стран, решать любые технические и экономические проблемы, адаптироваться к различным условиям производственной и коммерческой деятельности.

Система высшего образования в стране по-прежнему готовит надежные и перспективные кадры по современным направлениям развития человеческого общества в русле мировых тенденций. Одним из доказательств высокого профессионального уровня российских специалистов в области естественных наук является высокий спрос на них практически во всех развитых странах. В последние годы все больше российских граждан, имеющих образование и опыт работы в сфере управления, маркетинга, финансов приглашаются на фирмы разных стран, работающие на рынках России или с российскими партнерами. Вместе с тем в стране еще не найден механизм максимально эффективного использования людских ресурсов.

Вообще проблема эффективности их использования резко обострилась, поскольку Россия стала терять многие миллиарды долларов на "утечке человеческого капитала" из страны, т.е. перед ней возникла проблема, которая ранее считалась присущей только развивающимся странам. Общим благоприятным фоном для решения этой проблемы может стать установление в стране соответствующего социального климата, характерного для обществ с развитой экономикой. Именно потому, что должным образом не приведены в действие человеческие ресурсы, Россия замыкает первую восьмерку развитых стран мира по объему производимого в настоящее время валового внутреннего продукта Экономический потенциал России не востребован в полной мере.

Страна имеет огромные резервы для интенсификации своего экономического роста. По объему валового внутреннего продукта Россия замыкает первую восьмерку развитых стран мира. Подсчеты на основе различных методик (по паритету покупательной способности валют или по обменному курсу) на сегодняшний день показывают, что ВНП России едва достигает 10 % ВНП США. Российский показатель ВНП на душу населения меньше американского более чем в 5 раз. До сих пор Россия может соперничать на равных с США как космическая держава. Благодаря мировому признанию российских технологий в ракетостроении и освоении Космоса вообще, Россия сотрудничает в этой области со многими развитыми странами. В целом высокие технологии в различных отраслях российской экономики опираются на сложившиеся в последние десятилетия научные традиции и школы, которые при наличии адекватного экономического механизма вполне могут помочь стране реализовать все ее возможности.

В 2020 году высказываются различные точки зрения относительно путей включения России в мировые интеграционные процессы.

Но, несомненно то, что успешное решение этой зависит, по нашему мнению, от нескольких факторов:

• во-первых, от результатов деятельности Правительства по оздоровлению национальной экономики путем ее структурной перестройки и перехода к рыночным условиям хозяйствования;
• во-вторых, от создания действенных законодательных, организационных, материальных и технических предпосылок для этого.

Как показал анализ проблем интеграции в мировое хозяйство других стран, основным условием создания жизнеспособной экономики переходного периода является ее открытость. В условиях открытой экономики цены мирового рынка прямо или косвенно определяют цены на отечественную продукцию и делают это намного эффективнее, чем любой государственный орган. Важным преимуществом открытой экономики является ее значение для борьбы с монополизмом.

Отмечая роль мирового рынка как мощного средства борьбы с монополизмом и решения проблемы эффективного функционирования народного хозяйства в переходный период, необходимо исходить из того, что делать экономику страны открытой следует только при условии экономической оценки и экономической защиты ее ресурсов. Только в этом случае можно избежать рисков негативных проявлений в экономике под воздействием ее открытости и получить положительные результаты воздействия мировой экономики и мирового рынка на российскую экономику в этих условиях. Перед лицом развертывания глобализационных процессов Россия оказалась в исключительно сложном положении. В результате радикальной либералистской реформы страна отброшена на несколько десятилетий назад, в то время как большинство других стран мира в условиях относительно благоприятной экономической конъюнктуры быстро продвигалось вперед. Если СССР прочно занимал второе место после США по абсолютному объему валового внутреннего продукта, то постсоветская Россия оказалась на 12 месте, уступив не только семерке ведущих промышленно развитых стран, но и Китаю, Индии, Бразилии и Мексике.

тема

документ Местное самоуправление 2020
документ Местный бюджет 2020
документ Место наказания 2020
документ Миграционная карта 2020
документ Миграция 2020



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Налог на скважину с 2020 года
Мусорная реформа в 2020 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
Изменения в законодательстве в 2020 году
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Изменения для нотариусов в 2020 г.
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.