Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » В годы перестройки правительство должно пойти на уступки

В годы перестройки правительство должно пойти на уступки

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

В годы перестройки правительство должно пойти на уступки

По моему убеждению, крах перестройки в ее горбачевском варианте был предрешен, когда руководство страны отвергло известный план «500 дней», подготовленный группой экономистов во главе с С. Шаталиным и Г. Явлинским. «Твердолобые», опираясь на всю мощь военно-промышленного комплекса, заставили тогда М. Горбачева (первоначально поддержавшего этот план) отступить по всему фронту и начать политику свертывания наметившихся было экономических реформ.

Последняя возможность вывести страну на путь умеренных, более или менее безболезненных экономических преобразований при сохранении политической стабильности была, таким образом, упущена. Теперь впереди могли быть только конвульсии, шок, переход к рынку через глубочайший всеохватывающий кризис, через тяжкие страдания и лишения всего народа.

По решению правительства была создана Комиссия по оценке альтернативных вариантов перехода к рыночной экономике. Председателем ее назначили известного нашего экономиста академика А. Аганбегяна, его заместителем — меня. По существу, работа Комиссии свелась в основном к поиску компромисса между правительственным планом экономических реформ и программой «500 дней», в своем итоговом варианте вобравшей в себя если не все, то, по крайней мере, наиболее полезное из альтернативных идей и предложений.

Первая попытка создания такого компромиссного, «синтетического» варианта была предпринята мной еще в августе. К сожалению, ни правительственная сторона, ни авторы программы «500 дней» этот вариант не приняли даже к обсуждению, не желая поступаться ничем из своих жестко занятых позиций (преимущественно, как тогда казалось, из-за чисто политических соображений и амбиций). Сегодня, оглядываясь назад, я думаю, что, может быть, и та и другая сторона по своему были правы: в действительности речь в те дни шла не о том, как проводить реформы в жизнь, а о том, быть или не быть этим реформам вообще.

Но в принципе возможность такого компромисса, уверен, тогда существовала. Я и сегодня готов подписаться под тем, что опубликовал в журнале «Огонек» — единственном массовом издании, которое решилось тогда напрямую вклиниться в эту дискуссию, проходившую в основном за закрытыми дверями.

Изучение представленных в комиссию проектов и материалов показало, что профессиональное общественное мнение страны не видит другого реального выхода из создавшегося тупика, кроме перехода к рынку. Иная альтернатива — возврат к директивной экономике — всерьез среди специалистов не рассматривается и не обсуждается. Комиссия в своей работе исходила из того, что в свете задач, стоящих сегодня перед страной, возможности прежней директивной системы в экономике полностью исчерпаны.





Вместе с тем проекты и материалы, изученные комиссией, заметно отличаются как от правительственной программы, так и друг от друга по общему подходу к проблеме и по конкретным вопросам перехода к рынку.

Говоря об исходной идеологии экономической реформы, следует, прежде всего, отметить более, так сказать, гуманный, социально ориентированный характер большинства из представленных проектов в сравнении с концепцией правительства. Целью реформы должно быть в первую очередь быстрое, видимое всем улучшение повседневных условий жизни советского человека. Если же снижение жизненного уровня населения на первом этапе экономической реформы в отдельных областях неизбежно, оно должно быть максимально компенсировано его повышением в других областях. Речь идет, прежде всего, о насыщенности потребительского рынка, ликвидации дефицитов и очередей, улучшении психологического состояния общества, укреплении надежды людей на то, что движение вперед, наконец, началось.

Принципиальные различия имеются также в самом подходе к проведению экономической реформы, к очередности, динамике и технологии решения выдвигаемых задач.

Правительственный подход характеризуется, прежде всего, упором на производство и фискальные цели. Проблема денег, восстановления дееспособности рубля и равновесия на потребительском рынке, создания реальных условий для конкуренции имеет в правительственном проекте подчиненное значение. Еще меньшее внимание уделяется в нем внешнему фактору, привлечению ресурсов извне. В целом проект правительства характеризуется нерешительностью и половинчатостью предлагаемых мер, в нем еще очень сильно влияние отживших идеологических традиций и представлений.

Большинство из альтернативных вариантов, напротив, выдвигает на первый план денежно-финансовые проблемы страны, восстановление равновесия на рынке и создание в экономике обстановки всеобщего превышения предложения над спросом — главного условия развития конкуренции, т. е. развития самого рынка. Внешний фактор рассматривается в этих проектах как важнейший, а на первом, самом трудном и социально самом опасном этапе реформы — как первостепенный. Альтернативные варианты исходят из необходимости резко ускорить динамику назревших преобразований, усилить их радикальность и прагматический характер. Экономический механизм создаваемого в стране рыночного хозяйства должен быть полностью свободен от идеологического бремени. Идеологические традиции должны найти свое место лишь в одном — повышенной защите населения от неизбежных социальных последствий при переходе к рынку.

Изучение представленных в комиссию материалов показывает, что существует реальная возможность разработки своего рода «синтетического варианта» перехода к рыночной экономике — варианта, который вобрал бы в себя все лучшее, как из правительственного, так и из альтернативных проектов. Подобный «синтетический вариант» мог бы стать основой для некоего консенсуса обновленческих сил на левоцентристской платформе, объединив всех, кто сегодня выступает за демократизацию общества и радикальную экономическую реформу. Этот вариант мог бы также стать важнейшим фактором согласования политической линии между центром и суверенными республиками, объединив их общей целью — построением единого интегрированного рынка в масштабах страны.

Для выработки такого «синтетического варианта» необходимо преодолеть основные различия между правительственным проектом и имеющимися альтернативами перехода к рынку. По всем пунктам разногласий выбор следует делать в пользу более радикального, более решительного варианта, сообразуясь, однако, с реальными возможностями страны и учитывая необходимость поддержания максимума социальной стабильности в обществе.

Идеология «синтетического варианта» должна базироваться на трех важнейших и взаимосвязанных исходных предпосылках. Во-первых, это необходимость с самого начала обеспечить видимое всем улучшение в каких-то важных аспектах повседневной жизни населения, а в дальнейшем — максимальную защиту его интересов от опасностей и превратностей рыночной экономики. Во-вторых, это демонополизация, создание условий для конкуренции, массовое возникновение субъектов рынка и хотя бы примитивной рыночной инфраструктуры уже на первом этапе экономической реформы, т. е. не «в ходе рынка» и не «после рынка», а «до рынка». В-третьих, это восстановление в пределах одного-полутора лет равновесия на рынке потребительских товаров и производственно-технической продукции и, следовательно, восстановление работоспособности рубля. Путь к этой цели — «связывание» сбережений населения и предприятий через массированную продажу государственных активов и обязательств, повышение процента по вкладам, «выкуп» «горячих денег» с помощью импортных товарных инъекций, резкое сокращение бюджетного дефицита и эмиссии «пустых денег».

Только восстановление потребительского рынка и насыщение магазинных прилавков позволяют надеяться, что население примет и как-то поддержит неизбежную реформу цен, которая при любом варианте ее проведения будет исключительно болезненной. Именно поэтому комиссия считает, что реформа розничных цен должна быть не первым шагом в переходе к рынку, а одним из шагов в процессе этого перехода, возможным если не после, то, по крайней мере, по ходу очевидного оживления экономики, развития предпринимательства и наглядного улучшения положения на потребительском рынке. «Польский вариант», т. е. шоковую терапию, наше общество в его нынешнем состоянии не выдержит. А социально-экономическая ломка таких масштабов, как переход к рынку со всеми его беспощадными последствиями, без поддержки населения немыслима. Иными словами, необходимо «что-то дать», иначе вся стратегия экономической реформы может рухнуть на первом же ее этапе.

В этом свете основными пунктами разногласий между правительственным проектом и альтернативными вариантами реформы следующие.

Структура собственности

Правительственный проект исходит из признания многоукладное™ экономики страны и признает право на жизнь и равноправные условия деятельности для пяти форм собственности: классической государственной, акционерной, кооперативной, мелкой семейной и иностранной. Большинство из предложенных проектов выступает за допущение шестой формы собственности — частной с наемной рабочей силой (возможно, ограниченной неким потолком по количеству нанимаемых). Недавнее постановление Совета Министров СССР о поддержке мелких и средних предприятий в принципе позволяет надеяться на снятие этого разногласия. Возможна, таким образом, легальная база для развития в нашей экономике всех форм свободного предпринимательства, как коллективной, так и частной инициативы.

Нерешенным, однако, остается один важнейший в современных условиях вопрос — о частной собственности на землю (с правом ее продажи и залога). В наиболее радикальных альтернативных вариантах право частной собственности на землю признается конституционным правом каждого гражданина. Предлагается наделение землей живущих (или изъявивших желание жить в деревне) бесплатно, а горожан — за единовременную или ежегодную плату. Право выхода из колхоза или совхоза с наделом или получением надела из пустующего фонда земель должно быть распространено на всю страну. Но особенно это важно для разоренных областей и регионов, где колхозы и совхозы обречены. Главный аргумент в пользу частной собственности на землю — крестьяне и желающие стать крестьянами никогда не поверят в аренду, они могут поверить только в полную, защищенную законом собственность и свое свободное распоряжение землей.

Демонтаж директивной системы, приватизация государственной собственности, демонополизация и развитие конкуренции, создание рыночной инфраструктуры.

В данном пункте различие между правительственным проектом и большинством альтернативных вариантов состоит преимущественно в темпах, сроках и решительности предлагаемых изменений. В альтернативных вариантах предполагаются ликвидация отраслевых министерств и децентрализация системы управления уже в текущем и следующем. Предусматриваются также отказ от планирования по пятилеткам, резкое сокращение функций Госплана с переносом центра тяжести в его деятельности на разработку стратегических общегосударственных программ и проведение политики косвенного экономического регулирования. Госзаказ предлагается ограничить минимумом, включив в него помимо потребностей общесоюзных программ, обороны, экспортных обязательств и государственных материально технических резервов лишь то, что будет необходимо для обеспечения производства узкого круга потребительской продукции, подлежащей рационированию (если все же будет избран вариант краткосрочного введения карточной системы на отдельные виды продовольствия и предметы самой первой необходимости). Остальное все должно быть оставлено рынку. Соответственно товаропроводящие функции Госснаба должны быть ограничены масштабами продукции, распределяемой по фондам, а главная часть существующей системы материально-технического снабжения трансформирована в самостоятельных оптовых посредников, действующих на коммерческих началах.



Важнейшими задачами в альтернативных вариантах считаются создание Управления государственных имуществ и скорейшая переоценка основных фондов государственного сектора, включая производственную и непроизводственную сферы. Акционирование государственных предприятий должно быть в основном закончено не за 10-15 лет, как предлагается правительством. Акции предприятий должны продаваться всем юридическим и физическим лицам (включая иностранные) и свободно обращаться на рынке. Малые и средние государственные предприятия, а также безнадежные колхозы необходимо полностью продать их коллективам, кооперативам, частным лицам или иностранным инвесторам.

Большинство альтернативных вариантов исходит из того, что оживления предпринимательства, создания обстановки превышения предложений над спросом и развития конкуренции невозможно добиться лишь за счет приватизации государственного сектора, разукрупнения существующих управленческих структур и принятия антимонопольного законодательства. Наиболее быстрого и решительного толчка всем этим процессам можно ожидать от предоставления во всех областях экономики полной свободы предпринимательской деятельности кооперативным и частным предприятиям (как семейным, так и с наемной силой), особенно в мелком производстве, торговле, сфере обслуживания и строительстве. Насаждение предпринимательства сверху должно быть подкреплено широким встречным движением снизу. Важнейшим средством подрыва монополизма и расширения конкуренции должен также стать чрезвычайный (на первых порах) импорт потребительских товаров и малой производственной техники, а также приток инвестиционного капитала из-за рубежа.

Предложения по созданию необходимой рыночной инфраструктуры — имея в виду развитие сети оптовой и розничной торговли, организацию бюро по трудоустройству, создание товарных, фондовых и валютных бирж, развитие налоговой службы, расширение сети коммерческих банков, переход к двухъярусной банковской системе и др. — в правительственном и альтернативных проектах в основном совпадают. Помимо опять-таки сроков создания подобных рыночных институтов принципиальное различие между этими проектами, по существу, лишь в одном — в будущем статусе Госбанка СССР и республиканских госбанков. Практически во всех альтернативных проектах предлагается предоставить Госбанку СССР полную независимость от правительства с подчинением лишь Верховному Совету СССР. В ряде проектов предлагается также перестроить систему Госбанка СССР на принципах, аналогичных Федеральной резервной системе США, с тем, чтобы самостоятельные республиканские госбанки образовали единый Центральный банк СССР и управлялись общим советом директоров.

Восстановление равновесия на потребительском рынке и дееспособности рубля

Недооценка важности и социально-политической остроты этой проблемы во всем правительственном проекте отразилась и в системе предлагаемых правительством мер по ее решению.

В отношении «связывания» добровольных и вынужденных сбережений населения, а также предприятий предложения правительственного и альтернативных вариантов во многом совпадают. Это такие меры, как повышенный банковский процент по текущим и срочным вкладам (равный или перекрывающий темпы инфляции), массовый выпуск государственных среднесрочных и долгосрочных займов с подвижной процентной ставкой, продажа акций государственных предприятий, продажа значительной части государственного жилищного и нежилого фонда, а также развитие кооперативного и дачного строительства, продажа других видов государственного имущества, в том числе военного и материально-технических запасов, выпуск займов под будущее товарное покрытие по принципу «деньги вперед» и т. д.

Здесь в дополнение к правительственному проекту альтернативные варианты содержат, по существу, лишь два принципиальных предложения: во-первых, продажу земли или сдачу ее в долгосрочную аренду (скажем, на 99 лет) горожанам и иностранным юридическим и физическим лицам и, во-вторых, распродажу сверхнормативных запасов, достигших на сегодня 200 млрд. рублей, через аукционы всем желающим. В некоторых альтернативных проектах предлагается также в случае крайней необходимости временное замораживание средств на сберегательных счетах (с разрешением их снятия только в определенных пределах или на строго установленные, преимущественно инвестиционные цели и начислением на хранимые средства гарантированного высокого процента).

Но в отношении наиболее разрушительных для рынка и социально наиболее опасных «горячих денег», составляющих сегодня величину порядка 200 млрд. рублей (т. е. от 1/А до /3 всей неотоваренной денежной массы), правительственный проект не предусматривает фактически никаких специальных мер. Между тем, очевидно, что, пока эта гора «пустых денег» не ликвидирована, равновесие на потребительском рынке не будет восстановлено, и рубль работать не будет. Ни одна из представленных альтернатив не предлагает денежную реформу конфискационного типа, исходя из того, что тотальный вариант такой реформы невозможен и недопустим по социальным причинам, а ограниченный, рассчитанный только на верхний по доходам слой населения на практике ничего не даст, поскольку его издержки перевесят любые возможные выгоды.

Но «выкупить» эту гору «горячих денег» на первом же этапе реформы государство может и должно. Наиболее быстрый и дешевый путь такого выкупа — массированный импорт потребительских товаров (преимущественно с высокой бюджетной эффективностью), а также малой производственной техники. Аналогичную роль могут также сыграть открытые валютные аукционы для всех юридических и физических лиц.

Ссылки на то, что для подобного импорта у страны нет средств, в наших сегодняшних конкретных условиях несостоятельны.

Валютные доходы и заемные возможности государства могут быть резко увеличены по многим направлениям:

1) поощрение (а не блокирование, как сегодня) экспорта, в частности свертывание политики лицензирования экспорта и создание не одного, а 10—15 таких концернов, как АНТ;

2) резкое сокращение импорта зерна и, по меньшей мере, замораживание импорта оборудования для нового строительства в отраслях тяжелой промышленности;

3) мобилизация внутренних валютных доходов и сбережений населения;

4) предстоящий переход в торговле со странами СЭВ на мировые цены и расчеты в твердой валюте;

5) пересмотр нашей политики помощи социалистическим и развивающимся странам;

6) обмен части наших долговых обязательств в твердой валюте на акции приватизируемых советских предприятий;

7) продажа части долгов нам со стороны других стран на мировых финансовых рынках по ценам намного ниже номинала;

8) привлечение иностранных коммерческих кредитов на обычных рыночных условиях, а также под залог золотого запаса, или задолженности нам со стороны других государств, или концессий на разработку природных ресурсов;

9) двусторонняя и многосторонняя государственная помощь наших западных партнеров, в том числе через международные организации;

10) прямое привлечение в страну иностранного инвестиционного капитала на общепринятых условиях. Для решения проблемы «горячих денег» нам нужно вряд ли больше 20—25 млрд. долл., в расчете на 1—1,5 года, и эти средства необходимо найти, во что бы то ни стало.

Разумеется, нужны определенные условия, чтобы такая импортная инъекция была эффективной. Этот импорт не будет просто «проеден» лишь в том случае, если он станет только одним из элементов всей стратегии решительного продвижения по пути к рынку и будет синхронизирован с другими мероприятиями по осуществлению реформы. Вся эта операция с импортом должна быть проведена максимально быстро и при сохранении нынешнего (искусственно завышенного) официального курса рубля. Непременным условием должны быть также резкое сокращение бюджетного дефицита и прекращение эмиссии «пустых денег». И наконец, возможно, потребуется создание какого-то специального правительственного института (желательно временного) для организации подобного чрезвычайного импорта и доведения его до потребителя.

Ценообразование и реформа цен

Наибольшую трудность в нахождении компромисса между правительственным и альтернативными вариантами перехода к рынку составляет проблема ценообразования.

Правительственный подход к реформе цен представляется откровенно фискальным. Обнаженно суть его — отобрать у населения 65 млрд. рублей и покрыть тем самым основную часть бюджетного дефицита. Неубедительны также ссылки правительства на необходимость (действительно существующую) ликвидировать вопиющие деформации в ценовых пропорциях. Проект правительства предлагает, по существу, всеобщее повышение цен, в том числе и на те товары, в цене которых велика доля важнейшего деформирующего фактора — налога с оборота. Совершенно не соответствующим целям перехода к рынку является, и намерение правительства оставить под твердым государственным контролем 85% действующих цен и лишь 15% из них оставить рынку. Реакция населения на правительственный проект в этом свете вполне закономерна. Более того, можно с высокой долей уверенности предсказать, что население отвергнет предлагаемый правительством вариант при любой разъяснительной работе. И если он все же будет навязан стране, нас ждут, несомненно, тяжелые и взрывоопасные времена.

При большом разнообразии вариантов перехода к свободным ценам, предлагаемых в альтернативных разработках, по практическим соображениям наибольшего внимания заслуживают, по-видимому, два других, отличных от правительственного, подхода.

Первый состоит в том, что исходная идея о необходимости устранения глубоких ценовых деформаций и приближения внутренних ценовых пропорций к мировым является действительной, а не декларируемой целью начального (административного) этапа ценовой реформы. В этом случае одно плечо коромысла (искусственно заниженные цены) должно быть поднято, а другое (искусственно завышенные цены) — ровно на столько же опущено. В результате такой операции оба уродливых явления — и ценовые дотации, и необоснованный налог с оборота — в значительной своей части должны быть устранены из нашей экономической жизни. Это не значит, что данной цели можно добиться одним ударом, хотя в принципе общая сумма дотаций примерно равна сумме налога с оборота. По крайней мере, на данном этапе доходы государства от налога на спиртное, табак, драгоценные металлы и потребительский импорт должны быть неприкосновенны. Но при резком сокращении ценовых дотаций эти доходы бюджета должны направляться не на субсидирование производителей, а на компенсацию (субсидирование) потребителей, прежде всего малоимущей их части. Нынешняя дыра в бюджете может быть ликвидирована другими способами, в частности дополнительным увеличением импорта потребительских товаров на 5—6 млрд. долл., в год.

Бюджет от повышения цен и изменения ценовых пропорций не должен получить ничего. Все его доходы от этой операции должны быть возвращены потребителю через снижение цен на продукцию, облагаемую налогом с оборота, и через систему компенсации. После же такого административного шага (буквально на следующий день) не 15%, а, возможно, все 100% цен должны быть оставлены рынку. Во всяком случае, твердые государственные цены, на что бы то ни было должны быть чрезвычайным исключением, а не правилом. При таком развитии событий, подкрепленном массированными товарными инъекциями на потребительский рынок, есть шанс, что наше вконец уже напуганное население подобную ценовую реформу все же примет.

Другой альтернативный подход отчасти напоминает шоковую терапию, но в ее значительно смягченном варианте. Суть его состоит в том, что населению обеспечивается какой-то (весьма низкий) уровень потребления либо по карточкам, либо путем поддержания твердых, искусственно низких государственных цен на самый ограниченный ассортимент товаров первой необходимости. Все остальные цены оставляются коммерческой торговле, т. е. свободному рынку. В «карточном варианте» набор нормируемых и продаваемых по твердым ценам товаров должен включать (согласно, например, проекту «500 дней») лишь хлебопродукты и крупы, молоко, растительное масло, сахар, узкий круг ширпотреба, а также квартплату в пределах минимальных норм жилой площади. В «некарточном варианте» по твердым низким ценам должны продаваться, скажем, низшие сорта мяса, хлеба, маргарин, обезжиренные молоко и творог и т. д. И «карточные» и «некарточные» твердые, субсидируемые государством цены должны сохраняться лишь на первом, самом болезненном этапе реформы, пока доходы населения и государственные возможности по социальному обеспечению малоимущих не возрастут настолько, чтобы передать все без исключения цены свободному рынку.

Очевидно, что и этот вариант не несет в себе фискальной направленности и в то же время делает значительно более решительный шаг к свободному ценообразованию — основе всякой рыночной экономики. И оба альтернативных варианта исходят из главного: в сложившихся на сегодняшний день условиях в стране нельзя начинать переход к рынку с реформы розничных цен и, тем более, нельзя использовать ценовую реформу лишь для ограбления населения в пользу госбюджета.

Налоги, бюджет, бюджетный дефицит

Во многих альтернативных вариантах, представленных в комиссию, остро критикуются налоговая политика правительства и новые законы о налогах. Критикуются за то же самое, что и правительственный проект реформы ценообразования, — за близорукий, чисто фискальный подход, за заботу в первую очередь о сиюминутной, примитивно понимаемой бюджетной выгоде, а не о создании в стране обстановки, способствующей резкому росту доходов предприятий и населения, а тем самым и росту доходов государства.

В Законе о налогах с населения наиболее резкие возражения вызывает принятая прогрессивная шкала налогообложения, в наших условиях стимулирующая не добросовестный и инициативный труд, а массовое воровство. Близоруким и несправедливым является также налогообложение кооператоров, фермеров и индивидуального предпринимательства вообще, творческих работников, иностранных граждан. Этот порядок налогообложения толкает их в теневую экономику либо вообще парализует их деятельность и инициативу. В подобных условиях ожидать, что у нас в стране начнется движение к рыночной экономике не только сверху, но и снизу, совершенно нереалистично.

Аналогичный характер носит, и критика в адрес налогообложения прибыли предприятий. Основные уязвимые пункты принятой системы налогообложения: двойной груз налогообложения с учетом отчислений на социальные нужды, запретительный налог на любую сверхприбыль без различия ее источников (получена ли она от манипулирования с ценами или от нового технического решения, творческой инициативы), обложение налогами не только инвестиций вообще, но и освобождаемых во всем мире инвестиций в техническую реконструкцию и модернизацию производства, не привлекающий, а, наоборот, отталкивающий налог на доходы наших иностранных партнеров. Резкую критику вызывает также намерение правительства изымать в свою пользу 20% амортизации, что также идет вразрез со всеми мировыми тенденциями.

Не говоря уже обо всех других трудностях перехода к рынку, одна нынешняя налоговая система способна парализовать экономическую реформу на первом же ее этапе. Вопрос сегодня стоит так: либо государство, экономика которого находится в полумертвом состоянии, даст простор всем творческим, предпринимательским силам, на которые еще способно наше общество, либо кризис и развал нашего народного хозяйства будут нарастать. Нельзя одновременно преследовать две цели: с одной стороны, продолжать за счет ограбления своего народа поддерживать разваливающееся здание административной системы, финансируя все ее безумные непроизводительные расходы и ее неэффективность, а с другой — надеяться, что под этим давящим грузом откуда-то сами собой пробьются и потянутся вверх массовые ростки жизни.

В таких условиях трудно удивляться, что основное внимание правительственного проекта перехода к рынку направлено не столько на доходную часть бюджета, сколько на поиски сокращения его расходной части. Если принять подобный подход за данность, то относительно путей сокращения государственных расходов между правительственным и альтернативными вариантами особо кардинальных расхождений не наблюдается, различия лишь в радикальности вносимых предложений. Альтернативные варианты исходят, прежде всего, из того, что уже в следующем году дефицит бюджета должен быть полностью или почти полностью ликвидирован и впредь покрываться только госзаймами, денежная же эмиссия должна быть прекращена. Главные источники экономии: дальнейшее сокращение оборонных расходов, уменьшение расходов на содержание административного аппарата, сокращение иностранной помощи, ликвидация или резкое сокращение государственных дотаций промышленности, сельскому хозяйству, транспорту, жилищно-коммунальной сфере, резкое сокращение фронта производственного капитального строительства и консервация особенно разорительных долгостроев, резкое сокращение расходов на мелиорацию и геологоразведку, а также на все проекты, имеющие чисто престижный характер.

Капитальное строительство, структурные сдвиги

Некоторые из альтернативных вариантов идут дальше правительственного проекта и в предложениях по решению проблемы капитального строительства в ее увязке, с одной стороны, с потребностями выравнивания госбюджета и, с другой — с необходимостью структурного маневра в строительной промышленности и сопряженных отраслях в целях насыщения потребительского рынка.

Ситуация в строительстве расценивается как второй по важности фактор дестабилизации товарно-денежного обращения в стране. Предлагается сократить госзаказ до 15—20% капитальных вложений и ограничить фронт строительства по числу одновременно сооружаемых объектов в 2—2,5 раза путем консервации долгостроев, а также налогообложения нового строительства (до 30% от стоимости как централизованных, так и нецентрализованных инвестиций) и налогообложения незавершенного строительства. Предлагается, помимо этого, резко повысить процент за долгосрочные ссуды банка. Разумеется, все предлагаемые меры должны быть дифференцированы, имея в виду льготы в финансировании и кредитовании отраслей и предприятий, работающих на потребительский рынок.

Вывод из обращения фактически не обеспеченных материалами и оборудованием 20—25% инвестиций позволил бы ликвидировать дефицит и создать оптовый рынок строительных материалов. Одновременно в альтернативных проектах предлагается начать массовую распродажу незавершенных строек, неустановленного оборудования и сверхнормативных запасов материалов любым юридическим и физическим лицам, включая иностранные. По оценкам, могло бы быть распродано около половины незавершенного строительства, что принесло бы казне до 90—100 млрд. рублей.

Проделанные расчеты показывают, что совершенно не адаптируемые к предлагаемым изменениям объекты строительства составляют около 9% от стоимости незавершенного строительства, или менее 17 млрд. рублей. Для остальной части строительства передача его консорциумам, продажа с торгов, перемещение и переспециализация подрядных организаций, новое проектирование и другие меры вполне могут обеспечить переориентацию капитального строительства на потребительские нужды и сокращение его средних сроков до двух-трех лет. Особенно легко адаптируется жилищно-гражданское и инфраструктурное строительство. Неизбежные при этом перемещения кадров строителей, по-видимому, в целом не будут превышать сегодняшнюю фактическую текучесть рабочей силы.

Вместе с тем расширение продажи жилья, а также нежилых помещений для предпринимательских нужд, создание подрядного строительного рынка и свободного рынка стройматериалов могли бы стать наиболее динамичным и ощутимым фактором не только перехода к рыночным отношениям, но и глубокой структурной перестройки всей нашей экономики в пользу потребителя. Это, наверное, потенциально самый крупный рынок у нас в стране. Коммерциализация строительства могла бы также естественным путем снять проблему расчетов за строительные работы (необходимо платить только за конечные результаты) и устранить повышенную инфляционную роль этого сектора экономики.

Внешнеэкономическая деятельность

В принципиальном плане в данном пункте альтернативные варианты в наибольшей мере отличаются от правительственного проекта по двум основным направлениям. Это, во-первых, уже обсуждавшаяся выше роль внешнеэкономического сектора в решении проблемы сбалансированности рынка. Необходимо, кроме того, добавить, что в подавляющем большинстве альтернативных вариантов значительный упор делается на привлечение в страну долгосрочных иностранных инвестиций в разнообразных формах: участие в совместных предприятиях, свободные экономические зоны, прямые частные иностранные инвестиции во все гражданские отрасли и, наконец, концессии на разработку тех или иных природных ресурсов. Однако здесь не должно быть никаких иллюзий: одной политической и юридической базы для массированного привлечения иностранного капитала абсолютно недостаточно. Этот процесс не может получить сколько-нибудь широкого развития до тех пор, пока хотя бы частично не будет решен основной вопрос — проблема конвертируемости рубля.

И в данном свете представляется совершенно непонятным, почему правительство с такой легкостью отвергло вариант перехода к конвертируемой валюте путем создания параллельных денег, не важно, какое бы они носили название — боны, обратимые деньги или, как в 20-х годах, червонец. Фактически параллельные деньги уже проникли во все поры нашей экономической жизни, но эти деньги — доллар. Ни одна страна мира не допускает у себя свободного сосуществования на рынке своей, национальной валюты и иностранных денег. В нашем же случае ситуация еще усугубляется тем, что, пока нынешний «плохой» рубль достигает хотя бы частичной конвертируемости, он может быть полностью уничтожен долларом. Между тем своя, пусть и параллельная, конвертируемая валюта (золотой рубль или червонец) могла бы не только очень быстро поставить весь наш внешнеэкономический сектор на здоровую основу (включая импорт иностранного капитала), но и постепенно вытеснить из оборота «плохой» рубль, расширяя сферу своего действия по принципу концентрических кругов. Параллельная валюта могла бы базироваться на активной деятельности наших экспортеров, аукционной продаже ее за простые рубли всем юридическим, а вскоре и физическим лицам, расширении сферы коммерческих магазинов, торгующих импортом, наших золотовалютных резервах и, наконец, на международном кредите, включая и целевой кредит международных финансовых институтов. Мы уже фактически вступили на этот путь, и нет никакого резона в столь быстро развивающемся процессе тащиться в хвосте событий, а не встать впереди них.

Аграрная политика

Наверное, самые острые споры в нашем обществе вызывает сегодня положение в агропромышленном комплексе. Правительственный проект занимает в этом вопросе весьма неопределенную, нерешительную позицию. Альтернативные варианты, напротив, выдвигают ряд радикальных предложений.

Это, во-первых, предложение о полном отказе от государственного субсидирования безнадежных и низкорентабельных колхозов и совхозов (а таких сейчас не менее 60%, и они дают, вряд ли больше четверти всей товарной продукции сельского хозяйства). В таком случае неизбежны, по-видимому, их самороспуск и трансформация в другие формы хозяйствования, включая малые кооперативы и фермерские хозяйства, которым должно быть предоставлено право (с рассрочкой или без нее) выкупа имущества распускаемых хозяйств.

Во-вторых, предоставление конституционного права каждому крестьянину на выход из колхоза или совхоза с наделом и закрепление за ним этого надела в частную собственность. Предлагается также предоставить всем городским жителям право покупки земли в частную собственность, а также расширить размеры приусадебных участков для тех, кто остается в колхозах или совхозах.

В-третьих, выдвигается предложение ограничить госзаказ для колхозов и совхозов минимумом, необходимым для обеспечения нормируемого распределения продовольствия (если будет избран этот вариант), а также для создания и поддержания государственных продовольственных резервов. Сбыт всей остальной сельскохозяйственной продукции должен быть предоставлен рынку по свободно формирующимся ценам, включая госзакупки.

В-четвертых, следует распустить все органы прямого директивного управления сельским хозяйством на всех его этажах, заменив их кооперативными и коммерческими формированиями, осуществляющими сбытовую, снабженческую, ремонтную, строительную, консультативную и иную деятельность на хозрасчетных, рыночных принципах. Министерство сельского хозяйства должно быть воссоздано и превращено преимущественно в научно-консультативный центр, не управляющий сельским хозяйством, а направляющий его развитие.

В-пятых, необходимо резко увеличить поставки малой техники и технологии в сельское хозяйство за счет закупок по импорту. Государству также необходимо увеличить централизованные инвестиции в дорожное строительство (до уровня районных дорог), а также обеспечить льготный режим финансирования и банковского кредитования подрядных строительных организаций, осуществляющих в агрокомплексе строительство предприятий по хранению и переработке сельскохозяйственной продукции. Маневр в строительной индустрии, высвобождающий значительные строительные мощности и резервы стройматериалов, должен тем самым обеспечить в первую очередь насыщение сельского рынка.

Меры социальной защиты

Большинство альтернативных вариантов, так же как и правительственный проект, исходит из того, что переход к рынку не может быть безболезненным для населения. Однако этот переход может и должен быть максимально смягчен, с тем чтобы не вызвать социального взрыва и не скомпрометировать в глазах людей идею рынка еще до того, как она начнет реализовываться на практике. Наиболее болезненными для населения будут, несомненно, рост цен по всему кругу потребительских товаров и рост безработицы в связи с прекращением искусственной государственной поддержки убыточных производств, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

Основные линии социальной защищенности, предлагаемые альтернативными вариантами, сосредоточиваются на следующих направлениях.

1.         Наиболее действенное, наиболее ощутимое на сегодня средство улучшения общественного климата в стране, которое поможет людям смириться с опасностями и неопределенностями надвигающегося рынка, — насыщение прилавков в наших магазинах, безразлично, каким путем, включая импорт. Возможность потратить имеющиеся деньги на то, что необходимо, означала бы сегодня реальный рост жизненного уровня среднего советского человека примерно в 1,5— 2 раза. Насыщенность потребительского рынка могла бы, таким образом, стать на какое-то время главным фактором компенсации для всех тех потерь, которые связаны с неизбежным ростом розничных цен.

2.         Не следует полностью отбрасывать такой в целом нежелательный, но, может статься, неизбежный фактор социальной защиты (в первую очередь малоимущих слоев населения), как временное распределение по карточкам или твердые субсидируемые цены на максимально узкий круг продовольственных товаров и предметов первой необходимости. Но эта мера с точки зрения перехода к рынку имеет смысл только в том случае, если основная масса и основная номенклатура потребительских товаров будут продаваться в коммерческих магазинах по свободным ценам.

3.         Все, что госбюджет получит от ликвидации государственных дотаций на потребительские товары и повышения розничных цен, должно быть абсолютно честно и без остатка возвращено потребителям через систему компенсаций (с упором в первую очередь на наиболее обездоленные слои населения). После реформы розничных цен буквально сразу или в самое же ближайшее время должен быть установлен принцип индексации зарплаты и цен, причем с минимальным временным лагом между ними и для всех уровней личных доходов. При проведении реформы цен государство должно также обеспечить сохранность сбережений населения в сберкассах, установив для них разовый компенсирующий коэффициент повышения, а в последующем подвижный процент в зависимости от уровня инфляции.

4.         Налоговая политика государства должна быть направлена не на ограничение доходов и заработков, а на то, чтобы дать людям максимальные возможности заработать. Не должно быть никаких потолков для доходов и заработков, а налоговая прогрессия должна быть умеренной, не подавляющей человеческую активность и инициативу. Основными средствами против чрезмерной социальной дифференциации населения должны быть борьба против укрывательства от налогов и солидный налог на наследство.

5.         Политика борьбы против структурной безработицы должна быть признана одним из национальных приоритетов, но сутью ее должно быть не искусственное сохранение ненужных рабочих мест, а создание новых возможностей занятости. Расходы государства на переквалификацию и перемещение рабочей силы, высвобождаемой в ходе структурных изменений и закрытия неэффективных производств, должны быть резко увеличены. Паспорта и институт прописки как таковой должны быть отменены как можно скорее. Важнейший фактор решения проблемы занятости — всемерное расширение кооперативного и частного предпринимательства. Без использования любых возможностей занять высвобождающиеся в ходе перехода к рынку трудовые ресурсы мы не сможем эффективно и более или менее безболезненно избавить экономику от бремени излишней, бесполезной занятости, которая, по оценкам, достигает сегодня на наших предприятиях масштабов 35—40 млн. человек.

6.         Улучшению общественного климата, в котором происходит движение к рынку, могут, несомненно, содействовать общая гуманизация политики государства, выдвижение в число национальных приоритетов помощи старикам, детям, студенчеству, инвалидам, развитие всех форм социального участия, всемерное поощрение милосердия и общественной благотворительности.

Центр и республики

В альтернативных вариантах подчеркивается, что главным экономическим вопросом взаимоотношений между центром и республиками

и регионами должен не дележ компетенции по вертикали, таящий в себе опасность сохранения (в несколько модернизированном виде) прежней командно-административной системы управления экономикой, а положение и полная самостоятельность предприятий как главных субъектов экономической деятельности. Акционерные, кооперативные, частнопредпринимательские, иностранные предприятия в своей деятельности не должны подчиняться никаким административным структурам — ни союзным, ни республиканским, ни местным. Они должны подчиняться лишь закону и общим правилам игры, установленным для единого, интегрированного рынка в масштабах всей страны.

Эти правила игры должны быть выработаны в ходе подготовки нового Союзного договора. И здесь союзному правительству придется, видимо, отступиться от некоторых претензий, нашедших свое отражение в правительственном проекте реформы, в частности от его решающей роли в области ценообразования и от его неоправданно высокой доли в собираемых налогах.

По положению на сегодняшний день представляется, что основными вопросами при предстоящем дележе компетенции должны стать:

1) доля центра, республик и мест в налогах, в том числе налогах в валюте;

2) взаимоотношения Центрального государственного банка и республиканских банков на базе единого денежного обращения;

3) условия управления государственной собственностью общесоюзного значения, включая транспорт, связь, электроэнергетические системы, оборонную промышленность;

4) порядок финансирования и разработки проектов по использованию природных ресурсов общесоюзного значения и условия отвода земли под общесоюзные нужды;

5) условия формирования общесоюзных фондов развития и поддержки отсталых регионов;

6) экологическая политика в масштабах всей страны.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что принципиальная возможность разработки «синтетической», общесоюзной стратегии решительного перехода к рынку наметилась. В правительственном проекте и в ряде принятых после его опубликования постановлений Совета Министров некоторые контуры ее уже обозначены. Использование всего ценного, что содержится в альтернативных вариантах, может сделать эту задачу разрешимой. Правительство должно пойти в основных спорных вопросах на уступки. И не только в целях самосохранения, но прежде всего потому, что иначе народ намечаемый переход к рынку, по всей вероятности, не поддержит.



тема

документ Экономические блага
документ Экономические законы
документ Экономические издержки
документ Экономические колебания
документ Экономические методы




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Налог на скважину с 2020 года
Мусорная реформа в 2020 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
Изменения в законодательстве в 2020 году
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Изменения для нотариусов в 2020 г.
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.