Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Пособия и льготы матерям-одиночкам


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Полезные статьи » Экологичный менеджмент в туризме

Экологичный менеджмент в туризме

Экологичный менеджмент в туризме

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:



  • Туризм и охрана природы: опыт взаимодействия
  • Экономические аспекты взаимодействия туристско-рекреационной сферы с охраной природы
  • Охрана природы и проблемы рекреационного менеджмента
  • География поведения и управление посещениями на рекреационных и охраняемых природных территориях
  • Качество рекреации как критерий менеджмента
  • Принципы рекреационного менеджмента

    Туризм и охрана природы: опыт взаимодействия

    Во всем мире туризм и рекреация развиваются на привлекательных (аттрактивных) для отдыхающих территориях, в том числе на так называемых особо охраняемых природных территориях (ООПТ). В США и Канаде, Западной Европе специально предназначенными для туризма являются национальные парки. С не очень давних пор национальные парки стали появляться и в нашей стране. Однако до сих пор российские национальные парки очень слабо «работают» на идею туризма и многим представляются еще одним бастионом охраны природы, и только. Безусловно, сочетание задач охраны природы с задачами развития массового туризма и рекреации способно поставить в тупик любых управленцев, администраторов и менеджеров, но следует также учитывать, что в мире накоплен немалый опыт такого рода взаимодействия и большая часть этого опыта приходится на национальные парки.

    Вероятно, прежде всего мы должны признать тот факт, что рекреация и туризм жизненно необходимы охраняемым территориям. Соприкосновение с нетронутой природой, возможность почувствовать и изучать окружающий мир часто превращают посетителей в активных помощников охраняемых территорий (а иногда и в инвесторов). Это приносит дополнительные средства помимо прямых доходов от туризма (входная плата, различные взносы за тур-услуги, продажа сувениров, путеводителей и т.д.). Последние при мудром управлении могут быть направлены на поддержку охраняемой территории в хорошем состоянии, зарплату служащим, ремонт железных и автомобильных дорог вблизи ООПТ, обеспечение сервиса на должном уровне и т.д.

    И здесь мы сталкиваемся с основным противоречием, тормозящим развитие рекреационной сферы. С одной стороны, туризм и отдых являются источником долгожданных и весьма солидных инвестиций для многих прежде депрессивных регионов, так что отказываться от туризма сегодня никто не собирается; напротив, доходы турфирм растут, возникают новые маршруты, возводятся все новые и новые объекты туристско-рекреационной инфраструктуры. С другой стороны, неконтролируемое развитие данной сферы деятельности зачастую вызывает разрушение уникальных природных объектов, деградацию культурного ландшафта, снижение биоразнообразия и т.д. Следует сразу же отметить: данная ситуация значительно раньше проявила себя на Западе — в странах Европы и Северной Америки, поскольку быстрый маркетинг и раскручивание туристско-рекреационного продукта давали ощутимый, зримый негативный эффект, вызывавший беспокойство специалистов и широких кругов общественности.

    В настоящее время мы уже можем признать, что именно в странах «золотого миллиарда» впервые возникла и была осознана социумом насущная потребность примирить сферу туризма и рекреации с охраной природы и оптимизацией ландшафтов. Усилия теоретиков, планировщиков, туроператоров и менеджеров тур бизнеса, предпринятые в этом направлении, привели к формированию идеи так называемого экологического туризма и экологичного отдыха, которые получили развитие прежде всего в пределах национальных парков.

    Итак, туристско-рекреационный продукт нуждается в охраняемых территориях и охраняемым территориям необходимы доход и реклама, которые дают рекреация и туризм, но при этом, для того чтобы избежать серьезных негативных последствий, охраняемые территории и туризм должны соответствующим образом управляться.

    В данном подразделе мы предпримем попытку проанализировать зарубежный опыт управления рекреационной сферой в целях сохранения культурного ландшафта и уникальной дикой природы стран и регионов.

    История взаимодействия туристско-рекреационной сферы с охраной природы на Западе насчитывает, по меньшей мере, полтора-два столетия.

    Первые английские путешественники, которые начали прибывать в Европу в конце XVIII — начале XIX в., интересовались как характеристиками культуры континента (его городами и селами, архитектурой и населением), так и его природой, особенно романтическими ландшафтами с высокими горами (которых они не могли увидеть в Англии) и густыми лесами. В то время самым популярным регионом среди туристов были Альпы. Швейцарцы, оценив растущий приток английских туристов, начали включать в свои грандтуры широкий спектр туристских услуг (коттеджи, отели, рестораны под открытым небом, узкоколейные железные дороги, проходившие рядом с наиболее красивыми местами, и т.п.). Вскоре туризм, основанный на природных достопримечательностях и элементах фольклора, стал одной из ведущих отраслей экономики Швейцарии. Для поддержания целостности и привлекательности природных территорий для туристов все эти ареалы получили статус охраняемых территорий, что обеспечило их сохранение.

    Точно так же и в США при создании первого в мире Йеллоу стонского национального парка основным побудительным мотивом для образования охраняемой территории оставалось обеспечение людей местом для отдыха и восстановления творческого потенциала. Конгресс США с самого начала образования системы парков установил, что они должны прежде всего служить «территориями для отдыха» посетителей и туристов. Затем в течение 50 лет в США были открыты еще 40 национальных парков, но все они не имели достаточного финансирования, системы управления и персонала.

    К сожалению, населявшие страну европейские переселенцы с трудом привыкали к мысли о необходимости беречь природу хотя бы в пределах специально выделенных для этого участков. Для них они, прежде всего, представляли богатые запасы древесины и руды для разграбления. Ни одна центральная федеральная организация не могла защитить парки от подобного надругательства. И до тех пор, пока парки не были «перенесены» в сторону от населенных пунктов, браконьеры, рудокопы и скотоводы безнаказанно эксплуатировали эти земли, причем (что показательно) никакие средства вроде специальных кавалерийских отрядов и вооруженных лесников не спасали парки от разраставшегося браконьерства и вырубки леса; ситуация вскоре стала выходить из-под контроля.

    Вопрос об охране природы неоднократно поднимался в Конгрессе США, была создана Служба Национальных Парков, поддержанная железнодорожными компаниями, сыгравшими ключевую роль в привлечении финансовых средств для развития национальных парков. Вскоре большинство железнодорожных компаний было вовлечено в обеспечение туристского сервиса на территориях национальных парков. Эта традиция сохранилась до нашего времени. Таким образом, туризм был определен как наиболее приемлемый способ использования национальных парков, а сторонники охраны природы в США пришли к заключению, что общественность будет больше ценить национальные парки только в том случае, если их ежегодно будет посещать больше туристов. Взаимодействие туризма и системы национальных парков США является классическим примером того, как туризм способствует осознанию обществом ценности охраняемых территорий, что необходимо для их защиты.



    Опыт примирения задач развития рекреации туризма с целями охраны природы привел американских исследователей к разработке весьма важной природоохранной стратегии, а именно: идее расширения границ особо охраняемых природных территорий и формированию целостного экологического каркаса. Расширение охраняемых земель (идея Живой Сети Природы возникла, прежде всего, как средство обезопасить рекреационно используемые ценные природные объекты. Только благодаря внимательному изучению последствий развития туризма и рекреации в пределах охраняемых территорий американские экологи смогли опровергнуть сложившиеся предположения и предубеждения, наиболее значительными из которых являлись предположения о том, что национальные парки должны охранять только представительные экземпляры наиболее ценных природных объектов. Реализовать идею расширения «сети живой природы» было очень непросто, поскольку именно вблизи границ национальных парков сталкивались наиболее существенные экономические интересы, в частности лесозаготовителей, шахтеров и фермеров: экономическая необходимость заранее лишала смысла любое рассуждение о присоединении так называемой продуктивной земли к национальному парку.

    Присоединение к национальному парку «Гранд Тетон» фермерских земель и ранчо в Джексон Хол почти одновременно с образованием национального парка «Эверглейдс» в штате Флорида способствовало ослаблению утвердившегося мнения о том, что парки должны ограничиваться суровыми местностями и неплодородными почвами. По-прежнему одной задачей было обеспечить национальные парки необходимой территорией для охраны их биологической целостности, а другой — достичь соответствия этой философии на практике, а не только в теории. Таким образом, в США акцент вновь был поставлен на сохранение всего национального ландшафта, а не просто его красочных уголков и участков. В частном секторе группы, подобные Охране Природы (Nature Conservancy) и Безопасности Общественных Земель (Trust for Public Land) вступили в борьбу там, где традиционные защитники окружающей среды по-прежнему старались не давить на общественное мнение; призывая американское население в целом, а не просто федеральное правительство сохранить и защитить природную красоту. Обычные защитники окружающей среды также регистрировали поддержку сотен тысяч добровольцев, проводя кампании в поддержку местных и региональных ландшафтов. При таком более широком понимании национальной необходимости другие типы охраняемых природных территорий, водно-болотные угодья (ветленды), например, оказались чрезвычайно важны как экологические эквиваленты национальных парков, если не очевидные их соперники.

    Экономические аспекты взаимодействия туристско-рекреационной сферы с охраной природы

    Таким образом, в большинстве стран Европы и Северной Америки тезис о необходимости объединения интересов природы с развитием рекреационной сферы стал, что называется «общим местом». Однако реализация данной идеи на практике по-прежнему чревата серьезными осложнениями, которые начинаются уже на стадии проработки общих подходов к выработке соответствующей стратегии; такие подходы, как убеждены многие (в том числе и в нашей стране), должны базироваться на экономических оценках.

    Существует очень мало работ, посвященных оценке экономического эффекта от рекреации и эко-туризма на особых охраняемых территориях.

    Американский исследователь Р. Филион пришел к заключению, что для определения приблизительных масштабов эко-туризма в ВТО могут быть представлены следующие оценки:

    •             эко-туризм составляет 40 — 60 % от международного туризма (в зависимости от региона);

    •             туризм, связанный с дикой природой, составляет примерно 20 —40 % от международного туризма (в зависимости от региона).

    Таким образом, эко-туризм является серьезным бизнесом. Установлено, например, что в 1988 г. в мире насчитывалось от 157 до 236 млн. международных эко-туристов. Из них от 79 до 157 млн. ориентировались на туризм, связанный с дикой природой (wildlife).

    Если сопоставить эти оценки с данными ВТО, мы получим, что эко-туризм принес от 93 до 233 млрд. долл., в национальный доход различных государств. Также было подсчитано, что туризм, связанный с дикой природой, принес доход 47—155 млрд. долл. Только один, весьма специфический, но быстро развивающийся вид туризма, связанный с наблюдением за птицами, привлек более 78 млн. туристов и принес доход около 78 млрд. долл. Более того, утверждают, что эти оценки занижены в 5 —7 раз по сравнению с реальной ситуацией. Это связано с тем, что международный туризм составляет всего 9 % от общего количества туристов, тогда как 91 % приходится на внутренний туризм. Если считать, что туризм, связанный с дикой природой, составляет около /} от всего внутреннего туризма, то мы получим, что эко-туризм (включая международный и внутренний) приносит ежегодно от 660 до 1,2 трлн. долл.

    Естественно, очень сложно отделить доход, приносимый рекреацией, из-за ее скрытого характера и теснейшей связи с видами деятельности, относимыми обычно к эко-туризму. Например, в Северной Америке уже упоминавшееся нами наблюдение за птицами, в котором ежегодно участвуют 20 — 30 млн. туристов, приносит около 20 млрд. долл., в экономику Северной Америки. Ясно, что такого рода эко-туризм есть форма рекреации, включающая ряд элементарных рекреационных действий (автомобильная поездка, прогулка-поход до местообитания, скажем, орлана-белохвоста, наблюдение, кино и фотосъемка, отдых в разбитом полевом лагере и т.д.).

    Следовательно, эко-туризм может стать серьезной финансовой поддержкой для проведения природоохранных мероприятий. Однако проблема заключается в том, что только небольшая часть доходов от эко-туризма, получаемая полностью за счет природных ресурсов, идет на их сохранение. Экономика США ежегодно получает около 3 млрд. долл., от туризма, связанного с посещением национальных парков, но до сих пор основную часть этих доходов получают рестораны, отели, поставщики бензина, продовольствия и промышленных товаров, тогда как эти средства могли бы быть использованы парками для защиты окружающей среды на их территории. То же самое может быть сказано и о любой другой стране. Туризм не может быть назван экологическим, а рекреация — экологичной, пока они не обеспечивает необходимой защиты окружающей среде.

    Доход, однако, не является единственным результатом рекреации и туризма, и никакое количество денег не поможет защитить парк, пока не будут уничтожены коренные причины экологической деградации ландшафтов региона. Характерно, что в Америке, так же как и в России, наибольший вред зачастую наносится парку местным населением, которое использует его природные ресурсы. Традиционные сельские занятия, такие как охота и земледелие, должны быть ограничены или запрещены вблизи охраняемой территории. Один из вариантов решения этой проблемы — обеспечение достаточного дохода для местного населения за счет развития туризма.

    В последние 20—30 лет в политических кругах большинства западных стран укрепился принцип экономического рационализма, который является ведущим при принятии решений. Поскольку общество стало требовать переоценки решений, касающихся распределения инвестиций, постольку в процессах оценки альтернатив использования земли все большее значение стала приобретать экономическая составляющая. В связи с этим возникла необходимость в развитии методов и инструментов экономической оценки природных ресурсов и природоохранных мероприятий. Наиболее распространенным стал анализ «эффект-затраты», позволяющий оценить, превышают ли эффект затраты на определенный ограниченный период. Здесь в затраты и экономический эффект включаются все потери и приобретения благосостояния, происходящие в результате действия проекта. Затраты обычно определяются через альтернативную стоимость (выгоды, упущенные в результате принятия проекта). Эффект от проекта оценивается через увеличение потребительского излишка (прибыль, получаемая за счет того, что потребитель платит больше того, что должен заплатить). «Эффект-затраты» — один из методов, который может быть использован для оценки экономической стоимости туризма на охраняемых территориях.

    Наибольший интерес для России представляет предложенный Де Лаки и Локвудом метод вероятностной оценки, подразумевающий создание модели гипотетического рынка для определения желания людей платить за получение специфических благ, предоставляемых природой (концепция «желания платить»). Другими словами, люди (в том числе и туристы) оценивают денежную стоимость объекта или явления, называя сумму, которую они готовы отдать за его сохранение. Этот метод был использован в Австралии (которая вообще представляет немало примеров осознанного экологического подхода к развитию туристско-рекреационной сферы) для оценки нескольких проектов. Так, с помощью метода вероятностной оценки определили желание пользователей природных ресурсов (в основном рекреационных) острова Фрейзера (Квинсленд) и других представителей общества платить за сохранение лесов на этой территории. Эта сумма в среднем составила 316 долл., для пользователей острова и 205 долл. — для остальных австралийцев.

    Расходы посетителей на путешествие дают представление о «потребительском излишке», который составляет для острова Фрейзера около 3,6 млн. долл., в год. Проанализировав эти данные, власти Квинсленда решили запретить вырубку лесов и внести их в Список Всемирного Наследия.

    Австралийское правительство утвердило принцип «пользователь платит», согласно которому люди, получающие прибыль от использования общественного достояния (особенно в коммерческих целях), должны вносить плату, идущую на его охрану. Теперь туроператоры выделяют средства на охрану природных территорий, по которым проходят их туры. Большой Барьерный Риф получает с помощью таких отчислений около 15 млн. долл., в год. Но при более детальном рассмотрении этого вопроса правительство пришло к выводу о необходимости выделения дополнительных средств для охраны рифа помимо поступлений от туризма и из других отраслей экономики. Опыт показывает, что расходы на охрану природных ресурсов растут с той же скоростью, с которой увеличивается степень их эксплуатации.

    Охрана природы и проблемы рекреационного менеджмента

    Итак, опыт западных стран убедительно доказывает, что рекреация и эко-туризм во многом определяют ценность охраняемой территории. Однако роль туристско-рекреационной сферы в распространении общественной поддержки охраняемым территориям по-прежнему является предметом многочисленных споров. Несостыковка заключается в желании сохранить нетронутыми природные территории, но в то же время дать людям возможность их посещать. Так, много лет не утихают споры о том, какие виды рекреации и эко-туризма и в какой степени необходимо развивать в различных национальных парках США. Особенно часто оспаривается необходимость строительства отелей, ресторанов, торговых центров в пределах парков. Тем не менее подобные элементы туристской инфраструктуры сделали посещение парков доступным для многих туристов.

    В некоторых странах стали появляться проблемы, связанные с переэксплуатацией природных территорий, получившие в англо-американской литературе общее название «перепосегцение». Однако, те регионы, которые посещают немного туристов, стремятся ускорить развитие туризма, часто не имея действительно подготовленного туристско-рекреационного продукта, опытных туристских менеджеров; не обеспечив поддержку со стороны правительства, местных властей и экологов. Возникает опасность, что природные территории откроются для рекреантов и туристов прежде, чем будет налажена система управления ими.

    Конфликты между сторонниками развития рекреационно-туристской сферы и защитниками природных территорий часто возникают при обсуждении стратегий развития регионов. При этом реальные разногласия наблюдаются не среди населения и работников парка, а между парком и окружающей его территорией. Население, которое сосредотачивается на территории вокруг национального парка, часто обвиняется работниками парка в недостаточно бережном отношении к природе. Местное население враждебно относится к идее развития туризма на территории парка, воспринимая его как вторжение иностранцев. Некоторые сторонники подобного взгляда на эко-туризм характеризуют его как негативное и оказывающее неблагоприятное идеологическое влияние явление.

    Как правило, оказываются затронутыми интересы администраций окружающих территорий, различных частных компаний и структур, причем, если национальным парком обычно управляет один коллектив, окружающая его территория контролируется большим числом общественных и частных организаций. При правильном управлении необходимо составлять стратегии развития национального парка в региональном контексте, что позволит достичь согласия и учесть интересы всех сторон.

    Возникает острая необходимость в налаживании соответствия между управлением туристской сферой и охраняемыми территориями. Симбиоза можно достичь только при организации туризма и природоохранной деятельности таким образом, чтобы они получали выгоды от взаимодействия. С точки зрения экологов это означает, что природные богатства (в том числе и рекреационные ресурсы) сохраняют свои первоначальные качества и количество. При этом постоянно увеличивается поток туристов, использующих их в физических, научных и образовательных целях, получающих от них эстетическое наслаждение. Кроме того, такое взаимодействие имеет большие экономические преимущества. Такая взаимная поддержка туризма и природоохранной деятельности должна способствовать осознанию обществом того факта, что сохранение природы является существенным условием улучшения уровня жизни.

    К сожалению, реальные отношения между рекреацией, туризмом и природоохранной деятельностью обычно сводятся к сосуществованию, которое заканчивается конфликтом. Причины этого, чаще всего, состоят в неправильном управлении, некорректной постановке целей, отсутствии необходимого планирования, а также в неадекватной оценке последствий развития туризма и рекреации для природы и социума регионов.

    География поведения и управление посещениями на рекреационных и охраняемых природных территориях

    Изучение рекреационных видов отдыха является относительно молодой областью академических исследований. Тем не менее объем литературы, как концептуальной, так и эмпирической, по этой тематике постоянно растет. Из этой литературы можно почерпнуть ряд основных концепций, формирующих теоретическую основу, на которой зиждется политика рекреационного менеджмента и программы для охраняемых природных территорий. В современной литературе устоялись некоторые базовые понятия, вокруг которых строится вся политика рекреационного экологического менеджмента.

    Вопрос о том, присутствие какого количества публики и какого типа допустимо в парке, часто рассматривается с точки зрения пропускной способности. Концепция пропускной способности, имеющая биогеографическое происхождение, доказала свою целесообразность в управлении дикой природой, где она относится к количеству животных, которые могут проживать в данном местообитании. Очевидные параллели и интуитивные аналогии между «плотностью популяций» и «плотностью посещений» привели концепцию пропускной способности в сферу рекреационного менеджмента. Фактически впервые это понятие было предложено в США в качестве концепции рекреационного менеджмента в контексте национальных парков.

    Поначалу, как и можно было предположить, основной акцент делался на физико-географические аспекты соответствия рекреационной деятельности задачам охраны окружающей среды. Гипотеза состояла в том, что увеличение рекреационной активности увеличивает воздействие на окружающую среду, приводя к уплотнению почвы, уничтожению растительности, нарушению жизни дикой природы и другим последствиям. Однако вскоре стало ясно, что увеличение рекреационной деятельности приводит и к увеличению социальных воздействий, выражающихся в чрезмерном скоплении людей, несовместимых видах использования, неудовлетворенности и других воздействиях. Таким образом, в контексте рекреационного менеджмента пропускная способность имеет два компонента: природный и социальный. Как правило, подтверждаются обе гипотезы, однако взаимоотношения между рекреацией и ее природным и социальным воздействиями часто оказываются сложными, непрямыми и принимают различные формы. Сложность определения нормы пропускной способности заключается в решении, какое воздействие или изменение условий окружающей среды или социальных условий считать оптимальным (или допустимым). Эту проблему обычно называют границей допустимых изменений.

    Границы пропускной способности могут быть определены только при четком формулировании задач рекреационного менеджмента, ведь сам процесс постановки этих задач заставляет нас отвечать на вопрос: какие изменения допустимы при предоставлении данного типа рекреационных услуг? Следовательно, не существует абсолютной (или «врожденной») пропускной способности охраняемой природной территории. Напротив, каждый национальный парк, природный резерват или ландшафтно-историческая местность имеют спектр пропускных способностей в зависимости от типа предоставляемых рекреационных услуг. Данный подход весьма существенно отличается от принятых в отечественной географии попыток измерения рекреационной емкости территории исходя из «объектных» свойств ландшафта. Опыт изучения пропускной способности научил исследователей переносить акценты с расчета численных ограничений на формулирование адекватных управленческих задач.

    Важность социального компонента пропускной способности привлекла существенное внимание к проблеме скопления людей в рекреации, рассматривающейся как наиболее непосредственная, физическая демонстрация увеличения рекреации. В ряде эмпирических исследований были рассмотрены отношения между уровнем рекреационной деятельности, скоплением людей и удовлетворением посетителей разнообразных парков и рекреационных территорий.

    Выяснилось, например, что скопление людей является концепцией нормативной, а нормы определяются индивидуальными убеждениями или стандартами в отношении необходимых уровней использования рекреации. Уровень использования является математической концепцией, отражающей количество людей на единицу пространства; в таком качестве он не имеет психологического или опытного значения. Принято считать, что при плотности 1 человек на гектар мы ощущаем себя «почти в одиночестве», при 10 человек на ту же площадь — чувствуем чужое присутствие, а 100 человек приводят к ощущению перенаселения. Однако это нормативный подход: на самом деле ощущение, во-первых, сугубо индивидуально, во-вторых, зависит от вида рекреационной активности, ведь на пляже никого не смущают и 100 человек на гектар, а вот собирать грибы каждый предпочитает «в одиночку».

    Таким образом, проблема скопления людей реально возникает в том момент, когда уровень использования территории возрастает до значения, делающего возможным постороннее и нежелательное вмешательство в получаемые личные впечатления от отдыха. Кроме того, нормативные суждения о скоплении людей зависят от разнообразных обстоятельств, объединяемых в три широкие категории.

    Во-первых, на нормы скопления людей могут повлиять предпочтения и ожидания посетителей, их отношение к практике управления рекреацией и их опыт использования рекреаций. В целом предпочтения и ожидания от рекреации сводятся к естественности природы и уединению, более «экологически чистому» подходу к управлению, а большой опыт рекреационных видов отдыха приводит к большей чувствительности по поводу степени использования рекреации и, следовательно, к снижению норматива скопления людей. Непритязательные «новобранцы» пляжного отдыха, впервые попавшие на берег озера, возможно, снисходительно отнесутся к тесному соседству, в то время как опытные завсегдатаи непременно захотят уйти от «чайников»; они даже способны защищать свое место от вторжения самыми различными средствами: огораживанием, вызывающим поведением и т.д.

    Эта ситуация приводит нас к другой категории обстоятельств, которую можно было бы назвать характеристиками соседства: тип и размер группы, ее поведение также могут повлиять на определение норм скопления людей. Неожиданные встречи с большими группами людей или же с людьми, перемещающимися с помощью моторных средств или гужевого транспорта, часто вынуждают снижать нормы скопления людей. То же самое верно и в отношении групп, ведущих себя несколько неадекватно обстановке.

    Наконец, существуют ситуационные переменные, связанные со степенью обустройства рекреационной среды, включая тип рекреационной зоны, место в зоне, структуру предлагаемых удобств и качество окружающей среды. Более низкие нормы скопления людей обычно устанавливаются для мест с дикой природой (где очевидно стремление посетителей насладиться естественной природой и уединением). Бедная структура предлагаемых удобств также может снизить нормы скопления людей из-за невозможности обеспечить должное уединение и из-за недостаточного количества и качества удобств. Наконец, нормы скопления людей могут быть снижены там, где качество окружающей среды невысоко, особенно если разрушение окружающей среды напрямую связано с последствиями рекреации, как, например, в случае с замусориванием участка.

    Наблюдающаяся в любых рекреационных зонах определенная зависимость между уровнем использования, допустимым скоплением людей и степенью их удовлетворенности заключается в явлении, называемом вытеснением. Посетители, чувствительные к высокому уровню использования (т.е. имеющие низкие нормы скопления людей), могут изменять свои схемы рекреационного отдыха в поисках мест или времен года, когда уровень использования снижается. Другими словами настоящий грибник предпочтет уйти в дальний лес, лишь бы не слышать «ауканий» и не делить содержимое корзины с назойливыми обитателями опушек. Поэтому исследования, проводимые в относительно часто посещаемых зонах или в активно используемые времена года, могут показать преобладание посетителей с высокими нормами скопления людей.

    Весьма продуктивным оказалось использование степени удовлетворения посетителей как меры качества рекреации. Исследования показали, что удовлетворение посетителей является глобальной, многомерной концепцией; т. е. удовлетворение есть функция, зависящая от многих переменных.

    В целом можно утверждать, что изучение рекреационных скоплений людей методами географии поведения привело исследователей к ряду важных выводов, имеющих прикладное значение для рекреационного менеджмента:

    1.            Для некоторых любителей рекреационного вида отдыха необходимы возможности с низким уровнем использования. Без возможностей проведения отдыха в одиночестве и изоляции подобные рекреанты или туристы могут быть вытеснены или серьезно неудовлетворены.

    2.            Для многих любителей рекреации уровень использования может оказаться не важен, но лишь до тех пор, пока он не достигнет некого критического значения. Хорошим примером в этом отношении могут служить сооружаемые ныне повсеместно в России аквапарки. Рассчитанные на вполне определенное число посетителей, они эксплуатируются владельцами «на полную катушку», результатом чего оказываются чрезмерное время ожидания и утомительные очереди на лестницах у всех аттракционов и горок.

    3.            Проблему скопления людей можно решать не только путем ограничения уровня использования. Поскольку допустимый уровень скопления людей зависит от множества взаимодействующих величин, на него можно воздействовать с помощью этих величин, используя их как средство уменьшения уровня скопления людей.

    Примерами такого образа действий являются:

    •             продуманная структура рекреационных удобств;

    •             интенсивное управление природными ресурсами, позволяющее обеспечить высокое качество окружающей среды;

    •             тесное общение с посетителями в целях обеспечения им тех условий, которые они ожидают;

    •             эффективные образовательные программы, объясняющие адекватный тип поведения в зоне рекреации;

    •             разделение территории рекреации на отдельные зоны в целях создания более однородных, совместимых групп посетителей.

    Качество рекреации как критерий менеджмента

    Физическим проявлением рекреации является участие в различных видах элементарных рекреационных занятий: рыбалке, купании, прогулках по лесу и т.д. Но это лишь поверхностный взгляд.

    Изучение географии поведения предполагает, что рекреационная деятельность и перемещение по территории целесообразны, что мы предпринимаем некоторые действия в целях достижения определенных результатов или впечатлений, причем последние могут иметь самый широкий диапазон:

    •             приобретение и совершенствование навыков;

    •             изучение и наслаждение природой и памятниками культуры;

    •             укрепление семейных уз;

    •             размышление над личными ценностями;

    •             спасение от раздражающих факторов.

    Многие из этих ожидаемых впечатлений являются общими для относительно больших групп любителей рекреации.

    Рассмотрение рекреации с точки зрения впечатления людей от нее может привести к улучшению оказываемых рекреационных услуг и к большему удовлетворению посетителей предоставленными возможностями. Следовательно, рекреационные возможности должны планироваться и управляться не просто для выполнения рекреационных видов деятельности, но в соответствии с тем типом впечатлений, который от них хотят получить посетители.

    За последние два или более десятилетия было проведено немало исследований посетителей парков и рекреационных зон. Хотя задачи, масштабы и методы этих исследований значительно различались, был с определенностью сделан по крайней мере один общий вывод: предпочтения людей в области рекреации весьма разнообразны — любители рекреации сильно различаются по типу впечатлений, которых они ждут от рекреации, и по своей чувствительности к природным и социальным результатам воздействия рекреационной деятельности на окружающую среду. Кроме того, рекреанты, естественно, различаются по возрасту, полу, физическим способностям, доходу, месту постоянного жительства, этнической среде и набору других социодемографических параметров.

    Более того, посетители рекреационных зон сами изменяются по мере того, как получают новые впечатления, переживают различные жизненные периоды и как-либо еще приспосабливаются к течению времени. Для выбора стратегии управления это разнообразие вкусов посетителей в отношении рекреации означает необходимость предложения соответствующего разнообразия предоставляемых возможностей.

    Конечно, это не значит, что каждый парк или рекреационная зона должны предоставлять весь спектр рекреационных возможностей. Скорее, каждая зона должна вносить максимально возможный вклад в этот спектр. Это предполагает планирование и управление рекреационными возможностями на более продуманной, систематической основе, т.е. каждый парк или рекреационная зона должны рассматриваться как часть более крупной системы. Эта система может быть локальной, региональной или международной в зависимости от значимости рассматриваемой территории. Другими словами, рассматривая соответствующие природные, социальные и управленческие факторы (как описано ранее), необходимо определить тип или типы возможностей, которые будут наилучшим образом соответствовать разнообразным рекреационным ожиданиям посетителей.

    В зарубежной практике понятие разнообразия рекреации было формализовано в управленческой схеме, известной как Спектр рекреационных возможностей (СРВ). Пожалуй, наиболее значительной заслугой СРВ является то, что рекреационные возможности определяются и описываются с помощью трех широких категорий факторов, упомянутых ранее: природные факторы (например, уровень естественности), социальные факторы (например, уровень использования) и управленческие факторы (например, тип управления). Различные комбинации этих факторов дают широкий спектр рекреационных возможностей. Специфические предложения СРВ не следует применять формально, однако его концептуальная основа предоставляет полезные направления планирования и управления рекреационными возможностями для разнообразных вкусов посетителей.

    Как и во многих сферах жизни, качество лежит в основе всех задач рекреации: менеджеры хотят предоставить высококачественные рекреационные возможности, а посетители хотят получить высококачественные рекреационные впечатления. Но что определяет качество в рекреации?

    Традиционной мерой качества рекреации является степень удовлетворения посетителей. Из-за того что рекреация в общественном секторе, как правило, бесплатна, исследователями (и менеджерам) обычно не хватает эффективного механизма обратной связи, существующего в частном секторе в виде изменения уровня потребления и ценовых сигналов. Степень удовлетворения посетителей как раз и призвана сыграть роль обратной связи. Однако опыт показывает, что степень удовлетворения посетителей является не вполне адекватной мерой качества рекреации.

    Во-первых, степень удовлетворения является многомерной концепцией, т.е. зависит от многих параметров: высокий общий уровень удовлетворения рекреационным впечатлениями не означает, что каждый аспект этих впечатлений был удовлетворителен или что нет аспектов, которые могут быть улучшены. Обычно требуются более специфические меры степени удовлетворенности.

    Во-вторых, и, возможно, это более важно, степень удовлетворения посетителей не является достаточной мерой качества для менеджеров парков и рекреационных зон. Как было сказано ранее, рекреанты представляют собой группу с весьма разнообразными интересами: конкретная рекреационная возможность может быть очень удовлетворительной для одних посетителей, но вовсе неудовлетворительной для других. Таким образом, степень удовлетворения посетителя может зависеть в равной степени от типа посетителя и от типа предоставленных возможностей. Здесь вновь необходимы специальные меры.

    Признание этих особенностей удовлетворения посетителей дало новый толчок определению, измерению и управлению качеством рекреации. Для рекреанта качество должно определяться как степень соответствия полученных впечатлений его желаниям. Для менеджера качество наилучшим образом можно определить как интегральный показатель, отражающий тот факт, что предоставленные рекреационные возможности обеспечивают впечатления, ради которых они и были созданы.

    Отсюда следуют два важных вывода. Во-первых, несмотря на то, что для отдельных личностей (как посетителей, так и менеджеров) естественно расценивать лишь определенные типы рекреационных возможностей как высококачественные, в более широкой перспективе высокое качество может и должно быть найдено среди всех типов рекреационных возможностей. Во-вторых, с социальной точки зрения должны предоставляться рекреационные возможности различных типов, поскольку только таким путем возможно удовлетворить разнообразие рекреационных вкусов и достичь действительно высококачественной рекреационной системы.

    Принципы рекреационного менеджмента

    С заявленных позиций рекреационный менеджмент можно определить, как предоставление разнообразных высококачественных рекреационных возможностей, которые являются совместимыми с сохранением важных природных и культурных ресурсов территорий отдыха и туризма. Несмотря на кажущуюся простоту этого утверждения оно содержит внутреннюю логику и серию управленческих реализаций.

    Во-первых, система особо охраняемых территорий должна обеспечивать рекреационные возможности для общества. Это должно быть подтверждено как в общегосударственных законах, так и в подзаконных актах, принимаемых в разных странах и регионах. Сошлемся еще раз на США, где рекреационная задача неизменна для Совета Национальных Парков, а например в положениях о парках прямо записано: «национальный парк... должен управляться в целях удовлетворения и вдохновения людей».

    Во-вторых, существует огромное разнообразие общественных вкусов в отношении рекреации, что предполагает наличие соответствующего широкого спектра рекреационных возможностей. Неразумно ожидать, что какой-либо один национальный парк или даже экологический каркас в целом способны предоставить весь спектр рекреационных возможностей. Следовательно, существенное разнообразие возможно и желательно, а диверсификация туристско-рекреационного продукта — есть прямая задача управления.

    В-третьих, все рекреационные возможности на охраняемых территориях должны быть высокого качества. Следует помнить, что качество в рекреации определяется как степень соответствия рекреационных возможностей тем впечатлениям, которые посетители хотят от них получить. Высокое качество может и должно достигаться по всем типам предлагаемых рекреационных возможностей.

    В-четвертых, рекреационные возможности наиболее разумно рассматривать с точки зрения впечатлений людей, а не просто как вид деятельности. Рекреационные возможности создаются на основе туристско-рекреационного продукта территории с помощью набора природных, социальных и управленческих факторов, подбираемых таким образом, чтобы выполнять конкретные ожидания посетителей.

    Наконец, впечатления посетителей, получаемые с помощью рекреации, должны фокусироваться и быть совместимы с сохранением наиболее важных природных и культурных ресурсов региона. Управляя рекреационными возможностями для получения удовлетворения от этих ресурсов, менеджеры национальных парков могут принести наиболее уникальную и ценную пользу для общества.

    Основные принципы рекреационного менеджмента могут быть сформулированы следующим образом:

    1.            Управленцы системы эко-туризма (в частности, менеджеры национальных парков) должны рассматривать свою рекреационную задачу как полноценную и равную составляющую природоохранной задачи. К сожалению, в национальных парках России к рекреации относятся как к неизбежному злу, в посетителях видят потенциальную угрозу, а не возможность выполнить задачу парка и послужить нуждам общества. Рекреация и охрана не должны быть взаимоисключающими: на самом деле, эти две функции могут взаимно усиливать друг друга. Охрана природных и культурных ресурсов гарантирует наличие рекреационных возможностей в будущем, а то обстоятельство, что общество сможет должным образом оценить эти ресурсы с помощью соответствующих рекреационных впечатлений, дает мощную поддержку их охране.

    2.            Ясные и очевидные задачи рекреационного менеджмента должны быть разработаны для всех блоков экологического каркаса региона. Задачи менеджмента описывают тип требуемых рекреационных впечатлений и тем самым помогают определить границы допустимых изменений ключевых природных и социальных параметров. Это помогает сделать действенной концепцию рекреационной пропускной способности и убедиться в том, что рекреационные возможности совместимы с охраной ресурсов территории. Они также предоставляют стандарт, по которому можно проверить качество предоставляемых рекреационных услуг.

    3.            Задачи рекреационного менеджмента должны быть четко определены в терминах индикаторов и стандартов качества. Индикаторы качества представляют собой конкретные, измеримые величины, которые могут быть использованы для определения рекреационных возможностей. Примерами природных индикаторов могут служить степень уплотнения почвы вдоль тропинок и процент растительного покрова в кемпингах. Примеры социальных индикаторов могут включать в себя вероятность случайной встречи с другими посетителями на тропинках или количество других посетителей, расположившихся лагерем в пределах видимости или слышимости. Стандарты качества выражают приемлемое значение каждого индикатора (скажем, допустимый уровень переуплотнения почвы или максимальное количество случайных встреч на тропинках). С этих позиций задачи рекреационного менеджмента можно определить как установление, мониторинг и управление индикаторами и стандартами качества.

    4.            Необходима разработка методов оценивания рекреационных возможностей на основании впечатлений посетителей, которым они должны соответствовать. Следует открыто признать, что крупные особо охраняемые природные территории — это не просто экосистемы, но также и сложные социальные институты, созданные для удовлетворения нужд общества, что требует лучшего понимания социальных требований. Полное и успешное функционирование рекреации требует регулярной, систематической информации о посетителях парков.

    5.            Необходима дифференциация управляющих воздействий в буферной и внутренней, ядерной зонах экологического каркаса. Например, планы рекреационного менеджмента для граничных участков национальных парков обычно не разрабатываются, между тем именно эти зоны испытывают самые разнообразные воздействия и становятся предметом конфликтов пользователей с противоположными интересами. Если пользоваться более привычной нам российской терминологией, то особое внимание парки должны обращать на проработку регламентаций охранной буферной зоны парка.

    6.            Интенсификация рекреационного использования территорий должна сопровождаться упреждающей интенсификацией управления. Предоставление разнообразных рекреационных возможностей в рамках системы ООПТ потребует того, чтобы некоторые территории, парки или их участки использовались довольно интенсивно. Но для соответствия интенсивному использованию необходимо интенсивное управление: иными словами, чем выше уровень управленческой деятельности, тем больше пропускная способность. Интенсивный менеджмент наиболее важен в национальных парках, чтобы сохранить целостность важных природных и культурных ресурсов.

    7.            Возможности системы экологического туризма должны рассматриваться в контексте всей системы рекреационных возможностей региона. В свете этого национальные парки должны предоставлять те типы рекреационных возможностей, для которых они наиболее приспособлены: это единственный важнейший критерий, по которому должны определяться типы возможной рекреации в национальном парке. Рекреационные услуги, которые не основаны на получении удовлетворения от природных и культурных ресурсов парка, должны предоставляться за пределами парка.

    8.            Рекреационный менеджмент должен учитывать не только количество, но и качество предоставляемых рекреационных возможностей. Исторически основной мерой рекреации являлось число ее посетителей («в учетном году на территории парка побывали 15 тыс. человек»), но данные такого рода предоставляют мало информации о качестве предоставляемых рекреационных услуг. Необходима разработка исследовательских программ, позволяющих получать систематическое знание о степени, до которой посетители получают те впечатления, которые они хотели получить, о степени, до которой рекреационные возможности выполняют те функции, для которых они были созданы.

    9.            Развитие туристско-рекреационной сферы потребует создания более активной, агрессивной программы рекреационного планирования, управления и исследований. Это потребует также создания и опробования многих дополнительных подзаконных актов, определяющих и регламентирующих освоенческую и градостроительную деятельность. По определению, национальные парки представляют собой рекреационные ресурсы национального или даже международного значения, однако при отсутствии соответствующей градостроительной и управленческой политики этот потенциал никогда не будет полностью реализован.

    Ключевая проблема развития внутреннего туризма и рекреации заключается в том, что рекреационно-аттрактивные ландшафты подвергаются освоению, прежде чем возникает система управления территориями и формулируются соответствующие управленческие задачи. Экологичный рекреационный менеджмент предполагает диверсификацию туристско-рекреационного продукта и достижение приемлемого качества рекреации, фиксируемого посредством разработки специальных индикаторов и стандартов.

    Вопрос о том, присутствие какого количества отдыхающих допустимо в рекреационной зоне, рассматривается с точки зрения пропускной способности. Не существует абсолютной или «врожденной» пропускной способности охраняемой природной территории, поскольку границы пропускной способности определяются при формулировании задач рекреационного менеджмента. Опыт изучения пропускной способности заставляет нас перенести акценты с расчета численных ограничений на формулирование адекватных управленческих задач.

    Рекреационный менеджмент можно определить как предоставление разнообразных высококачественных рекреационных возможностей, которые являются совместимыми с сохранением важных природных и культурных ресурсов региона. Данное утверждение предполагает серию управленческих реализаций. Во-первых, система особо охраняемых территорий должна обеспечивать рекреационные возможности для общества. Это должно быть подтверждено как в общегосударственных законах, так и в региональных подзаконных актах. Во-вторых, существует огромное разнообразие общественных вкусов в отношении рекреации. И это предполагает наличие соответствующего количества возможностей. Следовательно, существенное разнообразие возможно и желательно, а диверсификация туристско-рекреационного продукта есть прямая задача управления. Втретьих, все рекреационные возможности на охраняемых территориях должны быть высокого качества, если понимать под последним степень соответствия рекреационных возможностей тем впечатлениям, которые посетители хотят от них получить.

    Задачи рекреационного менеджмента можно определить как установление, мониторинг и управление индикаторами и стандартами качества.

    Интенсификация рекреационного использования территорий должна сопровождаться упреждающей интенсификацией управления.



    тема

    документ Бизнес в сфере туризма
    документ Рынок туристических услуг
    документ Экономика в сфере туризма
    документ Туризм и рекреация
    документ Стратегия развития туризма



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Индивидуальный инвестиционный счет в 2020 году
    Продление дачной амнистии в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты