Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья 2019
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка 2019
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Контакты Контакты
папка Главная » Кадровику » Трудовое право в условиях командно-административной системы

Трудовое право в условиях командно-административной системы

Трудовое право в условиях командно-административной системы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Развитие законодательства
  • Теория трудового права

    Развитие законодательства

    В конце 20-х годов после ожесточенной внутрипартийной борьбы в стране произошла смена курса. Новое политическое руководство во главе с И. В. Сталиным отказалось от ленинского плана строительства социализма через нэп и начало осуществление форсированной индустриализации и коллективизации страны сталинскими методами — “в кратчайшие сроки и любой ценой”. Новый курс потребовал колоссального напряжения сил и мобилизации всех имевшихся весьма скудных ресурсов, сверхцентрализации, ужесточения политического режима.

    В числе прочего необходимо было решить вопрос обеспечения рабочей силой многочисленные стройки пятилеток, в частности, в отдаленных, необжитых, с тяжелыми климатическими условиями районах, обучить работников, как правило, бывших крестьян, обращению с незнакомой им техникой, организовать труд часто в экстремальных условиях, добиться максимальной выработки путем интенсификации труда, укрепления дисциплины и порядка на производстве, использования экстенсивных методов (увеличения продолжительности рабочего времени и т. п.), а также “подстегивания” трудового энтузиазма, массового трудового героизма, идеологической и иной поддержки социалистического соревнования, ударничества. Учитывая недостаток средств, государство стремилось максимально удешевить рабочую силу, уменьшив до самой низшей планки ее оплату, использовать в массовом масштабе даровую рабочую силу — труд заключенных.

    Возникла необходимость формирования огромной армии подневольного труда, способной осуществить ускоренную модернизацию экономики.

    Трудовое право, унаследованное от периода нэпа, явно не годилось для обеспечения выполнения этих задач. КЗоТ в новых условиях оказался непригодным, что и предрешило его судьбу, хотя формально он не был отменен. К концу 30-х годов КЗоТ стал мало похож на свой первоначальный вариант. Как справедливо отмечает С. А. Иванов, “КЗоТ утратил свой первоначально прогрессивный характер: одни его нормы тихо скончались, будучи формально сохраненными в Кодексе... другие отменялись... третьи настолько изменились, что приобрели антисоциальный характер”.

    Демонтаж трудового законодательства периода нэпа, его приспособление к нуждам и потребностям командно-административной системы осуществлялись в 30-е годы в следующих четырех направлениях:

    •             введение прямого государственного принуждения к труду под страхом уголовной ответственности;

    •             усиление наказаний за нарушение трудовой дисциплины, выпуск брака, несоблюдение технологических нормативов;

    •             усиление централизации в регулировании труда;

    •             ухудшение условий труда, снижение уровня правовых гарантий для работников.

    По каждому из перечисленных направлений были изданы многочисленные нормативные акты, которые по своей совокупности сформировали трудовое право, существенно отличавшееся от трудового права предшествовавшего периода.

    Мы конкретизируем названные направления в эволюции правового регулирования труда после нэпа до начала Великой Отечественной войны, выделив важнейшие нормативные правила, принятые в 30-е и в начале 40-х годов и менявшие законодательство о труде, действовавшее в 20-е годы.

    Введение прямого государственного принуждения к труду под страхом уголовной ответственности. За самовольный уход работника из предприятия, а также за самовольный переход с одного предприятия на другое была введена уголовная ответственность в виде тюремного заключения сроком от 2 до 4 месяцев. Судам было предложено рассматривать такие дела (без участия народных заседателей) не более чем в 5дневный срок и приговоры по этим делам приводить в исполнение немедленно. Руководители предприятий за уклонение от предания суду лиц, виновных в самовольном уходе с предприятия, или принявшие на работу укрывающихся от закона лиц, самовольно ушедших с предприятий, также подлежали уголовной ответственности.

    Увольнение работника по собственному желанию разрешалось только в случаях, перечисленных в законе: болезнь или инвалидность по заключению ВТЭК (если администрация не может предоставить работнику другую подходящую работу); выход на пенсию по старости; зачисление на учебу в высшее или среднее учебное заведение.

    Работники, ушедшие с работы по собственному желанию, приобретали право на получение пособия по временной потере трудоспособности только через 6 мес. после устройства на новой работе.

    Чтобы закрыть лазейку для желающих уволиться с предприятия, имитировав мелкую кражу и получив “долгожданное увольнение”, как это допускалось в прежнем законодательстве, указ Президиума Верховного Совета СССР установил за мелкие кражи на производстве вместо увольнения лишение свободы до одного года.

    Был допущен по указанию народных комиссаров СССР (или их заместителей) принудительный перевод определенных категорий служащих и квалифицированных рабочих, начиная с 6го разряда и выше, с одних предприятий в другие независимо от территориального расположения предприятия. Отказ от перевода грозил уголовным наказанием.

    Мобилизации рабочей силы, прекратившиеся после военного коммунизма, возобновились уже в начале 30-х годов. Постановление ЦК ВКП(б) подчеркнуло насущную необходимость переброски квалифицированной рабочей силы и специалистов из менее важных отраслей хозяйства в более ответственные и из одних районов в другие. Постановлением ЦИК и СНК СССР НКТ СССР по соглашению с профсоюзами и с утверждения Советом труда и обороны (СТО) было предоставлено право переводить квалифицированных рабочих и специалистов на другую работу или в другую местность для использования по специальности. Постановление НКТ СССР предоставило биржам труда право направлять зарегистрированных безработных на работу не по специальности, в том числе на неквалифицированные работы. Неуважительный отказ от работы должен был влечь для безработного снятие с учета. Такие “переброски” производились неоднократно. Так, Постановление НКТ СССР предусмотрело переброску на важнейшие стройки инженеров и техников-строителей. Осуществлялись мобилизации различных категорий специалистов, работавших в учреждениях не по специальности, на предприятия. Лица, уклонявшиеся от трудовых мобилизаций, именовались “дезертирами с трудового фронта”.

    В Указе ПВС СССР предусматривались денежные компенсации работникам, переводимым на работу в другую местность: оплата стоимости проезда к новому месту работы самого работника и членов его семьи и т. п.

    Было установлено, что комплектование ремесленных училищ, железнодорожных училищ и школ фабрично-заводского обучения (ФЗО) происходит как на добровольной основе, так и по призыву (мобилизации). Председатели колхозов были обязаны ежегодно выделять в указанные учебные заведения по два человека молодежи мужского пола на каждые 100 членов колхоза. По определенной норме, устанавливаемой ежегодно СНК СССР, такую же мобилизацию молодежи должны были проводить городские власти. Все окончившие указанные учебные заведения считались мобилизованными и были обязаны проработать 4 года подряд на государственных предприятиях по указанию Главного управления трудовых резервов при СНК СССР.

    Учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО за самовольный уход из училища (школы), а также за систематическое и грубое нарушение школьной дисциплины, повлекшее исключение из училища (школы), подвергались по приговору суда заключению в трудовые колонии сроком до одного года.

    Можно вполне согласиться с В. М. Курицыным, который считает, что указы 40-х годов, “прикрепив каждого работника к его предприятию, учреждению и рабочему месту, установив порядок централизованного распределения работников независимо от их воли и желания, введя уголовную ответственность за самовольное увольнение и переход с предприятия на предприятие создали, по существу, систему внеэкономического принуждения к труду, столь характерную для авторитарно-бюрократического сталинского режима”.

    Усиление наказаний за нарушение трудовой дисциплины, выпуск брака, несоблюдение технологических нормативов. В течение 30-х годов было принято множество актов, ужесточавших ответственность за нарушение трудовой дисциплины, особенно за прогулы и опоздания. Очевидно, эти меры оказались недостаточно эффективны, и в начале 40-х годов наказания за нарушение трудовой дисциплины были еще более усилены, а за прогулы была введена уголовная ответственность.

    Рассмотрим эволюцию законодательства по этому вопросу подробнее.

    Администрации государственных предприятий было предоставлено право без предварительной санкции РКК (как это было предусмотрено в КЗоТе) налагать на работников, нарушивших дисциплину, все взыскания вплоть до увольнения. За попустительство нарушителям трудовой дисциплины руководящий состав предприятий подвергался дисциплинарной ответственности вплоть до смещения с должности. Наказание было ужесточено: за уклонение от проведения мер по укреплению трудовой дисциплины и непринятие мер против прогульщиков, летунов и разгильдяев руководители предприятий, учреждений, цехов и отделов подлежали ответственности вплоть до предания суду, т. е. уголовной ответственности.



    Был установлен особый порядок дисциплинарной ответственности руководящих работников предприятий (в порядке подчиненности).

    Были восстановлены ликвидированные товарищеские суды, на которые была возложена задача борьбы с нарушителями трудовой и производственной дисциплины.

    Постановлением НКТ СССР были объявлены “злостными дезорганизаторами производства” лица, “оставляющие работу без уважительных причин до окончания условленного срока найма, самовольно оставившие работу более одного раза в течение года”. Прогульщики и летуны лишались на определенный срок права получать пособие по временной нетрудоспособности, их выселяли в административном порядке из жилищ, принадлежащих предприятиям и учреждениям.

    За злостное нарушение трудовой дисциплины была вновь (как и в период военного коммунизма) введена уголовная ответственность, а за приход на работу с опозданием более чем на 20 минут было установлено увольнение.

    Во изменение прежнего законодательства работник подлежал увольнению в случае хотя бы одного дня неявки на работу без уважительных причин, а также лишался ведомственной площади, продовольственных и промтоварных кар точек.

    Государственными органами были разработаны и утверждены уставы о дисциплине рабочих и служащих железнодорожного, водного транспорта, связи, энергоснабжения. Они предусматривали дополнительные и более суровые наказания за нарушения трудовой дисциплины, чем правила внутреннего распорядка.

    Дополнительное ужесточение наказания за нарушения трудовой дисциплины произошло в отношении работников, допустивших опоздание на работу без уважительных причин или преждевременно ушедших на обед или запоздавших после обеденного перерыва или раньше времени ушедших с работы, а в отношении лиц, бездельничавших в рабочее время, предлагалось применять следующие наказания: замечание или выговор с предупреждением об увольнении, перевод на другую нижеоплачиваемую работу на срок до 3 мес. или смещение на низшую должность. Если работник допускал 3 таких нарушения в течение одного месяца или 4 нарушения в течение 2 месяцев подряд, нарушитель подлежал увольнению.

    За прогул без уважительных причин      была введена уголовная ответственность по приговору народного суда в виде исправительно-трудовых работ по месту работы на срок до 6 мес. с удержанием из заработной платы до 25%.

    Таким образом, предусмотренное ранее увольнение за прогул было заменено уголовным наказанием. Дела за самовольный прогул должны были рассматриваться в судах без участия народных заседателей не более чем в 5дневный срок, а приговоры приводиться в исполнение немедленно. Руководители предприятий за уклонение от предания суду прогульщиков также привлекались к судебной ответственности.

    Пленум Верховного суда СССР предложил рассматривать совершение нового прогула лицом, отбывающим исправительно-трудовые работы за прежний прогул, как уклонение от отбывания наказания. В этом случае неотбытый срок исправительно-трудовых работ должен был заменяться по приговору суда тюремным заключением на тот же срок.

    Утверждены новые типовые правила внутреннего трудового распорядка со специальным разделом, посвященным ответственности за нарушение трудовой дисциплины. В числе прочего было установлено, что к прогулу приравнивается явка на работу в нетрезвом состоянии.

    Для дисциплинирования руководящих работников предприятий была введена уголовная ответственность (лишение свободы от 5 до 8 лет) директоров, главных инженеров, начальников ОТК промышленных предприятий за выпуск недоброкачественной некомплектной продукции, несоблюдение обязательных стандартов. Выпуск такой продукции был объявлен антигосударственным преступлением, равносильным вредительству.

    Наряду с ограниченной материальной ответственностью была введена полная материальная ответственность работников за ущерб, нанесенный имуществу предприятия. Введена в ряде случаев повышенная ответственность работников — до пятикратного размера причиненного вреда.

    Усиление централизации в регулировании труда. С конца 20-х — начала 30-х годов была перестроена вся работа по заключению коллективных договоров. Решения высших партийных и профсоюзных органов обязывали стороны коллективных переговоров уделять основное внимание обеспечению выполнения промфинпланов предприятий. Работники и профсоюзы должны были брать на себя обязательства по выполнению заданий по росту производительности труда, развертыванию ударничества и социалистического соревнования.

    Коллективные договоры все более изменяли свой характер. Их нормативная часть, их функции в качестве источника локального регулирования труда были сведены на нет. Призыв партии, обращенный к профсоюзам, — “повернуться лицом к производству”, “повернуться лицом к социалистическому соревнованию и ударничеству” — привел на деле к тому, что коллективные договоры превращались в своего рода договоры о социалистическом соревновании, включавшие почти исключительно взаимные обязательства по выполнению и перевыполнению промфинплана. В конечном счете в той системе правового регулирования труда, которая стала складываться в стране, коллективные договоры оказались ненужными.

    Последняя коллективно-договорная кампания была проведена в СССР. Действие коллективных договоров было продлено. С тех пор коллективные договоры не заключались. Таким образом, локальное регулирование труда было ликвидировано за ненадобностью.

    В литературе это объяснялось следующим образом: “Жизнь показал, что восстановление коллективно-договорной практики нецелесообразно. Коллективный договор как особая форма правового регулирования трудовых отношений изжил себя. Детальная регламентация всех сторон этих отношений нормативными актами государственной власти не оставляет места для каких-либо договорных соглашений по поводу тех или иных условий труда. Таким образом, коллективные договоры в рассматриваемый период изжили себя”.

    Основным методом пополнения народного хозяйства рабочей силой стал организованный набор отраслевыми наркоматами рабочих через колхозы путем заключения договоров с колхозниками и колхозами.

    Ухудшение условий труда, снижение уровня правовых гарантий для работников. Было осуществлено увеличение продолжительности рабочего дня с семи до восьми часов — на предприятиях с семичасовым рабочим днем; с шести до семи часов — на предприятиях с шестичасовым рабочим днем, за исключением профессий с вредными условиями труда; с шести до восьми часов — для служащих учреждений и для лиц, достигших 16 лет, а также перевод всех работников с пяти и шестидневной недели на семидневную неделю. В результате продолжительность рабочего времени увеличилась на 33 часа в месяц без повышения заработной платы.

    Кроме того, были повышены нормы выработки и снижены расценки в связи с переходом на восьмичасовой рабочий день.

    В соответствии с Постановлением СНК СССР были установлены сверх воскресных дней лишь 6 нерабочих дней (22 января, 1 и 2 мая, 7 и 8 ноября, 5 декабря), а все остальные дни года были объявлены рабочими днями. Было отменено сокращение рабочего дня накануне дня отдыха. Продолжительность еженедельного непрерывного отдыха была сокращена с 42 до 39 часов.

    Было введено предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска после 11 месяцев непрерывной работы (ранее 5,5 месяца)1 и сокращена продолжительность отпуска по беременности и родам со 112 дней до 63 дней.

    Оплата простоев, брака и невыполнения норм выработки не по вине работников была понижена. Вместо полной оплаты было установлено, что при простое по независящим от работника обстоятельствам ему гарантируется от у до 2/3 повременной тарифной ставки; при невыполнении норм выработки и при браке (не по вине работника) — 2ч. повременной тарифной ставки.

    Сроки компенсации уволенным и восстановленным судом работникам за вынужденный прогул были теперь значительно сокращены (ранее предусматривалась компенсация за все время вынужденного прогула; не более чем за 20 дней). Возможность судебного обжалования увольнений и дисциплинарных взысканий работниками, включенными в особые списки, исключена.

    Работники, уволенные по собственному желанию, за нарушение трудовой дисциплины, а также за совершение преступления, лишались ведомственной площади и выселялись в административном порядке в 10-дневный срок после увольнения без предоставления им другой жилой площади.

    Зачатки трудовой юстиции (трудовые сессии народных судов), так же как и примирительные камеры и третейские суды в конце 30-х годов, были ликвидированы, Разногласия по вопросам установления и изменения условий труда, которые ранее разрешались примирительными камерами и третейскими судами, фактически стали улаживаться путем согласования спорных вопросов вышестоящими хозяйственными и профсоюзными органами.

    При оценке проведенных контрреформ в области правового регулирования условий труда следует учитывать, что было запрещено улучшать положение работников по сравнению с законодательством.

    Многие из рассмотренных мер в области правового регулирования труда, особенно принятых в начале 40-х годов, представляли собой возрождение порядков, существовавших в период военного коммунизма. Необходимость таких мер обосновывалась в официальных документах и в литературе того времени обострением международной обстановки и угрозой войны.

    Надо иметь в виду, что развитие трудового законодательства в указанный период отнюдь не ограничивалось отмеченными нами тенденциями. В этот период были проведены важные реформы в самых различных сферах правового регулирования труда. Многие из принятых тогда правовых актов не укладываются в рассмотренные нами три направления в развитии правового регулирования труда. Они совершенствовали, обогащали наше трудовое законодательство, дожили частично в том или ином виде до наших дней и составляют неотъемлемую часть действующего российского законодательства о труде. Для полноты картины необходимо осветить и эти новшества.

    Принята Конституция СССР. В ней труд был объявлен обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: “кто не работает, тот не ест” и провозглашался принцип социализма: “от каждого по его способностям, каждому — по его труду” (ст. 12).

    Статья 118 Конституции предоставляла гражданам СССР право на труд, то есть право на получение гарантированной работы с оплатой их труда в соответствии с его количеством и качеством. Право на труд обеспечивалось социалистической организацией народного хозяйства, неуклонным ростом производительных сил советского общества, устранением возможности хозяйственных кризисов и ликвидацией безработицы.

    Конституция провозглашала также право на отдых, равенство женщин и мужчин, равноправие граждан СССР независимо от их национальности и расы во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни, право объединения в профсоюзы (ст. 119, 122, 123, 126). В числе конституционных обязанностей граждан СССР была указана обязанность блюсти дисциплину труда (ст. 130).

    Во исполнение Конституции Постановлением. Комиссии советского контроля, утвержденным СНК СССР 30 мая 1936 г., было запрещено отказывать в приеме на работу по мотивам социального происхождения, судимости в прошлом, осуждения родителей и родственников.

    В соответствии с Манифестом ЦИК СССР в течение 30-х годов происходил планомерный переход различных категорий работников с 8часового на 7часовой рабочий день.

    Для укрепления трудовой дисциплины, мотивации ударного труда вводились разнообразные меры материального и морального стимулирования: премии, льготы, государственные награды. Работники, длительное время добросовестно трудившиеся на предприятии, пользовались преимуществами в обеспечении жильем, путевками, при продвижении по работе.

    Для передовиков производства были установлены почетные звания, введены знаки отличия. Были учреждены медали “За трудовую доблесть” и “За трудовое отличие”. Указом ПВС СССР была введена высшая степень отличия — звание Героя Социалистического Труда. В правовых актах закреплялись льготы ударникам, победителям социалистического соревнования, поощрительные формы и системы заработной платы.

    Было проведено упорядочение законодательства об ответственности работников за вред, причиненный имуществу предприятия. В соответствии с Постановлением ЦИК и СНК СССР “Об имущественной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный их нанимателям” работники за ущерб, причиненный имуществу нанимателя, привлекались к ответственности в размере действительного ущерба, но не свыше тарифной ставки, если ущерб вызван небрежностью в работе или нарушением закона, правил внутреннего трудового распорядка, специальных инструкций или распоряжений нанимателя. Случаи привлечения работников к ограниченной материальной ответственности перечислялись в законе. В определенных случаях была установлена и полная материальная ответственность, т. е. в пределах полного размера ущерба и без ограничения пределами заработной платы.

    Постановлением СНК СССР для всех работников, проработавших более 5 дней, были введены трудовые книжки “в целях учета рабочей силы”. В них вносились основные сведения о работниках: фамилия, имя, отчество, возраст, образование, профессия, сведения о трудовой деятельности, переводах из одного предприятия в другое, поощрениях, основаниях прекращения трудовых отношений.

    В течение 30-х годов был издан ряд постановлений, посвященных подготовке квалифицированных кадров. Можно назвать Постановление СТО “Об обязательном обучении рабочих, обслуживающих сложные агрегаты, установки и механизмы”, Постановление ЦИК и СНК СССР “О школах фабрично-заводского ученичества”, Постановление СНК СССР “О подготовке специалистов без отрыва от производства”.

    Важное значение имело Постановление ЦИК и СНК СССР “Об улучшении использования молодых специалистов, окончивших вузы, техникумы и школы ФЗО”. На выпускников этих учебных заведений возлагалась обязанность отработать установленный срок по распределению государственных органов.

    В рассматриваемый период произошли существенные изменения в юридическом положении профсоюзов. Ликвидирован НКТ СССР. Все его органы, включая органы социального страхования, и инспекция труда были переданы профсоюзам и слиты с профсоюзным аппаратом в центре и на местах. В частности, на ВЦСПС и ЦК профсоюзов было возложено выполнение обязанностей НКТ и его органов в области охраны труда и социального страхования. ВЦСПС было предоставлено право издания (с утверждением или с предварительной санкцией СНК СССР) инструкций, правил и разъяснений по применению законодательства о труде.

    Процесс огосударствления профсоюзов, начавшийся с первых лет советской власти решениями достиг своего логического завершения. На единственный в стране профсоюзный орган — ВЦСПС — были возложены в монопольном порядке задачи государственного управления важными аспектами труда и трудовых отношений.

    Постановление СНК РСФСР установило административную ответственность должностных лиц и частных нанимателей за нарушение законодательства о труде. Такие взыскания устанавливались за те нарушения, которые не содержали признаки уголовных деяний. Административный штраф в размере до 20 руб. налагался районными инспекторами труда, а штраф до 100 руб. — вышестоящими органами труда. В случае отказа нарушителя внести штраф он принудительно взыскивался органами милиции, а в сельской местности — сельсоветами.

    Великая Отечественная война оказала серьезное воздействие на развитие трудового законодательства. Чрезвычайные меры насильственного порядка, введенные в начале 40-х годов, были еще более усилены и дополнены другими мерами, диктуемыми военной обстановкой.

    Указом ПВС СССР “О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время” были допущены обязательные сверхурочные работы до 3 часов в день (до 2 часов в день для работников, не достигших 16 лет) с разрешения СНК СССР и с оплатой в полуторном размере. При этом привлечение к сверхурочным работам беременных женщин запрещалось, как и до войны. На время войны были отменены (за исключением некоторых категорий работников) ежегодные отпуска с заменой их денежной компенсацией.

    В качестве метода привлечения к труду широко использовались акты о трудовой мобилизации. Указом ПВС на период военного времени допускалось обязательное привлечение к труду в промышленности по месту жительства (а в отдельных случаях и в другую местность) трудоспособного городского населения из числа неработавших и не обучавшихся в высших и средних учебных заведениях, в государственные предприятия и учреждения, прежде всего в военную промышленность. Мобилизационный возраст был установлен для мужчин от 16 до 55 лет, а для женщин — от 16 до 45 лет (до 50 лет). За уклонение от мобилизации была установлена уголовная ответственность — принудительные работы на срок до одного года.

    С целью обеспечения совхозов и колхозов необходимыми кадрами Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) была предусмотрена мобилизация на сельскохозяйственные работы в колхозах, совхозах и МТС в наиболее напряженные периоды этих работ трудоспособного населения, в первую очередь граждан, не работающих на производстве и на транспорте, а также служащих учреждений и учащихся средней и высшей школы.

    За уклонение от такой мобилизации грозила санкция — принудительные работы по месту жительства с удержанием из заработной платы до 25%.

    Указ ПВС СССР “О военном положении” предоставлял военным властям в местностях, объявленных на военном положении, право привлекать граждан к трудовой повинности для выполнения оборонных работ, охраны важнейших объектов, заготовки топлива, борьбы с пожарами и эпидемиями. Постановлением СНК СССР был определен порядок привлечения граждан к трудовой повинности: перечень работ, выполняемых в порядке трудовой повинности, сроки привлечения к таким работам и режим рабочего времени, оплата труда, сохранение за привлеченными их постоянной работы, категории лиц, освобождаемых от трудовой повинности.

    Было принято решение о сохранении пенсий за пенсионерами, вернувшимися на производство.

    Рабочие и служащие, освобождающиеся в связи с сокращением штатов, консервацией строек, были обязаны переходить по указанию властей на работу в другие предприятия и учреждения независимо от ведомственной принадлежности и территориального расположения, но с учетом специальности и квалификации переводимых работников (Постановление СНК СССР).

    В годы войны не только в полную меру действовали нормы Указа ПВС СССР но и были приняты дополнительные меры по закреплению работников за их рабочими местами и укреплению трудовой дисциплины.

    В соответствии с Указом ПВС СССР все рабочие и служащие предприятий военной промышленности были объявлены мобилизованными на период войны и закрепленными за теми предприятиями, на которых они работали. Это же относилось к рабочим и служащим всех предприятий и учреждений, расположенных близко к фронту. Самовольный уход с таких предприятий рассматривался как дезертирство и карался тюремным заключением от пяти до восьми лет.

    Согласно Указу ПВС СССР рабочие, служащие и инженерно-технические работники близких к фронту районов в необходимых случаях подлежали обязательной эвакуации в организованном порядке.

    Введено военное положение на всех железных дорогах, а также на речном и морском транспорте. Работники транспорта были объявлены мобилизованными и закрепленными на время войны на своих местах работы. В том же году СНК СССР утвердил новые уставы о дисциплине для милитаризованных отраслей народного хозяйства, в частности, на всех видах транспорта. Трудовая дисциплина в этих отраслях отождествлялась с воинской. Нарушение дисциплины влекло либо дисциплинарное взыскание, либо предание суду военного трибунала. За преступления по службе работники, подпадавшие под действие этих уставов, отвечали наравне с военнослужащими (увольнение с работы с направлением на фронт в штрафную роту, если они не подлежали более суровому наказанию).

    В качестве мер взыскания уставы предусматривали наряду с выговором, строгим выговором и снижением в должности арест на срок до 20 суток без выплаты заработной платы за время ареста.

    Изменение состава рабочей силы в условиях войны потребовало издания ряда актов, касавшихся вернувшихся на производство инвалидов войны. Было установлено, что за ними в полном размере сохраняются пенсии, а пособия по временной нетрудоспособности выплачиваются независимо от стажа непрерывной работы. Были приняты акты о трудоустройстве подростков, оставшихся в условиях военного времени без родителей, а также членов семей военнослужащих.

    Инвалиды труда III группы, за рядом исключений, были обязаны поступать на работу. За отказ от трудоустройства их лишали пенсии.

    Согласно Постановлению СНК СССР за гражданами, добровольно вступившими во время войны в действующую армию, сохранялась занимаемая должность.

    В годы восстановления и развития народного хозяйства СССР в послевоенные годы до смерти И. В. Сталина и до XX съезда КПСС главные изменения в трудовом законодательстве касались отмены чрезвычайных мер по использованию рабочей силы, принятых в военные годы. Так, Указом ПВС СССР были восстановлены для рабочих и служащих ежегодные оплачиваемые отпуска, отменены обязательные ежедневные сверхурочные работы; отпала необходимость в трудовых мобилизациях, хотя Указ оставался в силе и действовал (хотя и использовался гораздо реже) в течение всего рассматриваемого периода. Был расширен перечень случаев, когда администрация должна была давать работникам разрешение на уход с работы.

    Вместе с тем жесткие меры вплоть до уголовной ответственности сохранились за прогулы. Согласно Указу ПВС за прогул могла применяться одна из следующих мер: дисциплинарное взыскание по правилам внутреннего трудового распорядка или уставам о дисциплине; лишение права на получение процентной надбавки на срок до 3 мес. или снижение единовременного вознаграждения за выслугу лет в размере до 25%; увольнение с работы с указанием в трудовой книжке, что работник уволен без уважительной причины. Администрация предприятия могла направлять дела о прогулах в товарищеский суд.

    В случае прогула без уважительной причины, совершенного неоднократно (более двух раз в течение трех месяцев) и продолжительностью свыше 3 дней, директор предприятия I (начальник учреждения) мог передать дело в суд для привлечения виновного работника к уголовной ответственности. Суд; мог приговорить такого злостного прогульщика к исправительно-трудовым работам по месту основной работы на срок до 6 мес. с удержанием 25% заработной платы.

    Закон “О демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии” обязал государственные органы и руководителей предприятий и учреждений предоставлять работу демобилизованным не позднее месячного срока со дня их прибытия к месту жительства с учетом приобретенного опыта и специальности в армии, но не ниже работы, выполнявшейся ими до ухода в армию.

    Была восстановлена система оргнабора рабочей силы на основе договоров хозяйственных организаций с колхозами и колхозниками.

    Обращает на себя внимание почти полное отсутствие в послевоенное десятилетие новых актов по труду. Единственное исключение — Положение о товарищеских судах имевшее целью привлечь общественность к борьбе за укрепление трудовой дисциплины в связи с отменой военно-мобилизационных норм ее поддержания.

    После 13-летнего перерыва в СССР снова стали заключаться коллективные договоры в специфически советском их варианте (почти полное отсутствие нормативной части, использование их прежде всего как инструмента роста производительности труда, улучшения организации производства, развития социалистического соревнования и т. п.).

    Формально в качестве главного источника правового регулирования труда действовал КЗоТ с многочисленными поправками и дополнениями. КЗоТ не переиздавался. КЗоТ РСФСР был издан в качестве нумерованного издания, рассылавшегося по спискам. В аннотации к указанному изданию КЗоТа указывалось, что он предназначен для служебного пользования работников суда и прокуратуры. Гриф “для служебного пользования” стоял и на Положении о товарищеских судах.

    Конституция СССР (п. “ф” ст. 14) установление основ законодательства о труде (как и Конституция) отнесла к ведению Союза ССР в лице его высших органов государственной власти и органов государственного управления. Совет Министров СССР образовал комиссию с поручением подготовить проект основ законодательства СССР о труде. Первая редакция проекта была разработана и направлена на отзыв заинтересованным организациям, ученым и практическим работникам. Однако в дальнейшем работа над основами была приостановлена.

    Теория трудового права

    Существенные изменения, происшедшие в советском обществе в 30-е и 40-е годы, формирование трудового законодательства тоталитарного типа требовали теоретического осмысления и обобщения. Трудоправовые концепции, разработанные юристами в годы нэпа, явно не укладывались в новую политическую линию партии, направленную на “социалистическую реконструкцию”, и подверглись резкой критике. Обстановка 30-х годов не способствовала, однако, появлению серьезных теоретических исследований. Юристы, в частности юристы-трудовики, включились в идеологическую борьбу против “врагов народа”, “вредителей на правовом фронте” и, используя популярные тогда идеологические ярлыки, клеймили истинные или мнимые ошибки и заблуждения своих “несознательных” коллег. Теория трудового права в таких работах почти полностью отсутствовала. В качестве примера можно привести книгу Зин. Гришина “Советское трудовое право” и сборник “Советское трудовое право на новом этапе”. О характере теоретической полемики, типичной для тех времен, можно судить по следующему пассажу одной из статей названного сборника: “Не приемля и не понимая сущности социалистических трудовых отношений, буржуазные юристы на советской почве (Варшавский, Канторович и др.) в своих писаниях о КЗоТ по различным линиям вторили белой эмиграции и II Интернационалу... Объективный смысл всех этих высказываний заключался в выполнении социального заказа капиталистических элементов страны и международной буржуазии, — в разоружении рабочего класса Страны советов, борющегося за победоносное социалистическое строительство СССР, в деморализации международного пролетариата, в его революционной борьбе с капитализмом и за защиту СССР от интервенции. Буржуазная трактовка экономических и правовых категорий КЗоТ характерна и для юристов эклектического типа (Каминская). Критика этих установок в марксистской литературе по трудовому праву была недостаточной”.

    Теоретически осмыслил и четко сформулировал сущностные особенности правового регулирования труда в условиях сложившейся в СССР с 30-х годов общественной системы Н. Г. Александров. Именно он талантливо выполнил в своей монографии “Трудовое правоотношение”    социальный заказ — разработать общую концепцию правового регулирования труда в СССР. Им была создана “целостная, внутренне непротиворечивая система взглядов, нашедшая воплощение в законодательстве, которое успешно выполняло свои служебные задачи по упорядочению общественного труда в соответствии с принципами, определявшимися официальной идеологией в качестве основных принципов социализма”.

    Н. Г. Александров различал две группы отношений, при посредстве которых совершается труд: отношения собственности, отношения по производству и воспроизводству самой рабочей силы; непосредственные трудовые отношения (отношения по поводу приведения в действие способности к труду). Предметом трудового права (общественно-трудовыми отношениями) Александров считал только вторую группу отношений.

    Трудовое правоотношение, по Александрову, складывается при посредстве государственной воли и выражает государственное воздействие на трудовое отношение, которое представляет собой звено производственных отношений: “Общественно-трудовое отношение представляет собой неразрывное единство его материального содержания и волевого опосредствования”.

    Для работы Александрова характерен четко выраженный формационный подход к труду как предмету правового регулирования. Он рассматривает специфику такого регулирования в условиях различных общественно-экономических формаций и особенно акцентирует внимание на коренных отличиях сущности трудового правоотношения при капитализме и при социализме, хотя признает наличие понятия “трудовое правоотношение”, отражающего реальности, присущие как капитализму, так и социализму. Однако сущность трудового правоотношения в условиях этих двух общественно-экономических формаций, как считал Александров, коренным образом отличается.

    Если при капитализме рабочая сила — товар, который продается наемным работником капиталисту-владельцу средств производства, то при социализме труд и рабочая сила товарами не являются. Отсюда делается вывод о том, что в условиях социализма наемный труд и, следовательно, договор трудового найма отсутствуют.

    На основании проведенного экономического и юридического анализа Александров пришел к выводу, что “юридическим основанием возникновения трудовых отношений в СССР является не сделка купли-продажи рабочей силы, ибо рабочая сила не является товаром и нет деления общества на покупателей и продавцов рабочей силы, а акт вступления в отношения непосредственного сотрудничества свободных от эксплуатации людей, сотрудничества внутри того или иного социалистического предприятия, учреждения или хозяйства...”.

    Он определял социалистическое трудовое правоотношение как “выражающее товарищеское сотрудничество свободных от эксплуатации людей юридическое отношение, в котором одна сторона (трудящийся) обязана применять свою рабочую силу, включившись в личный состав предприятия (учреждения, хозяйства) и подчиняясь внутреннему трудовому распорядку последнего, а другая сторона обязана к уплате вознаграждения за труд и к обеспечению условий выполнения работы, безопасных для здоровья трудящегося и благоприятных для производительности труда”.

    Трудовое правоотношение при социализме отличается от трудового правоотношения при капитализме тем, что при капитализме каждому отдельному работнику противостоят на рынке, труда владелец капитала, покупатель рабочей силы; при социализме же трудящийся не выходит на рынок труда со своей рабочей силой, а сознательно и добровольно передает ее в распоряжение пролетарского государства — объединения трудящихся. Интересы контрагентов социалистического трудового правоотношения не являются антагонистическими и не согласуются путем заключения частноправовой сделки — трудового договора, отражающего соотношение сил и стихию рынка труда, как при капитализме.

    Условия труда и иные компоненты социалистического трудового правоотношения определяются и нормируются в плановом порядке государственными нормативными актами, учитывающими экономические возможности и потребности социалистического хозяйства в каждый конкретный момент его развития.

    Теоретическая конструкция трудового правоотношения, разработанная Н. Г. Александровым и адекватно отражавшая реалии того времени, сводила на нет нормативные функции трудового договора, превращала его всего лишь в разновидность юридического факта, инициировавшего прием преступление на определенную работу. Содержание же трудового правоотношения почти целиком определялось нормативными актами государства — монопольного собственника орудий и средств производства.

    Явно полемизируя с Войтинским, Александров отрицает несамостоятельный характер труда при социализме, при этом он переосмысливает само понятие самостоятельности и несамостоятельности труда, традиционное для юридической науки, которым пользовался и Войтинский. Александров трактует самостоятельность труда с точки зрения марксистской политэкономии как самостоятельность свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу. Основываясь на этой марксистской формуле, Александров утверждает, что при социализме “все формы труда основываются на самостоятельном труде”.

    Исходя из марксистских теоретических посылок и ссылаясь на практику социалистического строительства, Александров в качестве главного элемента социалистического трудового правоотношения выделял сотрудничество и взаимопомощь свободных от эксплуатации работников, работающих на себя, на свое социалистическое государство. В этом он видел и специфику трудового договора при социализме.

    Созданная проф. Александровым общая концепция правового регулирования труда оставалась в течение многих лет фундаментом теории советского трудового права и использовалась как исходная точка при разработке более частных вопросов правового регулирования труда.

    Крупным теоретиком был современник Н. Г. Александрова профессор А. Е. Пашерстник. Его монография “Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих” внесла существенный вклад в теоретическое осмысление института заработной платы и ряда других вопросов особенной части советского трудового права.

    В монографии углубленно и всесторонне были рассмотрены понятие вознаграждения за труд по советскому праву и понятие заработной платы как основной формы вознаграждения за труд, выплачиваемой лицам, работающим по трудовому договору, а также проанализирована правовая организация заработной платы в СССР.

    Возмездность труда Пашерстник рассматривал как обязательный признак социалистического трудового правоотношения. Критерий размера вознаграждения за труд в социалистическом обществе — количество и качество затраченного живого труда, а не стоимость рабочей силы, которая, как считал Пашерстник, в СССР (в отличие от капиталистических стран) не выступает как регулятор стоимости вознаграждения за труд. Вместе с тем вознаграждение за труд и при социализме, подчеркивал Пашерстник, имеет денежную форму, а при определении размера вознаграждения учитывается стоимость жизни.

    Пашерстник дает следующее, получившее признание в советской науке трудового права, определение заработной платы: “Заработная плата как элемент трудового правоотношения есть вознаграждение, которое предприятие, учреждение или хозяйство обязано выплачивать рабочим и служащим за их труд в соответствии с его количеством и качеством по заранее установленным нормам”.

    Пашерстник защищает позицию, согласно которой недопустимо включение в понятие заработной платы различных выплат компенсационного и гарантийного характера, которые он отграничивает от заработной платы по признаку оплаты действительной работы (живого труда). “Это не плата за труд, — пишет автор, — здесь нет самого главного признака заработной платы и вознаграждения за труд вообще — нет соразмерности с живым трудом, хотя имеются некоторые другие признаки, общие с заработной платой, например, то, что они (т. е. гарантийные и компенсационные выплаты. — И. К.) производятся по заранее установленным нормам, выплачиваются только физическим лицам, не зависят от доходов предприятия. Нас не должно вводить в заблуждение то обстоятельство, что некоторые компенсационные и иные выплаты отдельными правовыми актами относятся к заработной плате или именуются заработной платой”.

    Пашерстник был сторонником широкого понимания сферы действия трудового права. Он считал, что трудовое право регулирует отношения по применению труда граждан независимо от форм собственности. По его мнению, форма собственности — вторичный признак, определяющий содержание трудового правоотношения. Первичный же признак — кооперированный (совместный) труд, притом труд в рамках таких хозяйственных единиц, в которых функция управления или руководства отделена от функции непосредственного исполнения. Пашерстник считал, что “правовое регулирование труда рабочих и служащих, правовое регулирование труда колхозников, правовое регулирование труда членов кооперативных промысловых артелей представляют собой подразделения, отдельные ветви системы советского трудового права”.

    В монографии “Право на труд” Пашерстник на основе действовавшего законодательства и господствовавшей тогда идеологии рассмотрел юридические аспекты социалистической концепции права на труд и связанные с ней теоретические и практические вопросы общей и особенной части трудового права. С точки зрения трудоправовой теории, особенно ценен был его анализ различных актов привлечения к труду и оснований возникновения трудовых правоотношений. К последним он относил трудовой договор, акт направления на работу, привлечение к трудовой повинности, прием в члены кооператива, избрание на выборную должность, акт о назначении на выборную должность.

    В рассматриваемый период появились исследования, посвященные обоснованию с теоретических позиций положения о самостоятельности трудового права как особой, автономной  отрасли советского права, законодательства и науки. В этих исследованиях аргументированно доказана неправильность взглядов некоторых ученых, считавших трудовые отношения видом экономических, имущественных отношений, а трудовое право рассматривали как часть гражданского права.



    тема

    документ Загранпаспорт 2019
    документ Задержка зарплаты 2019
    документ Залог 2019
    документ Заработная плата 2019
    документ Затраты 2019



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Бухгалтерские изменения в 2019 году

    Налоговые изменения в 2019 году
    Изменения для юристов в 2019 году
    Изменения для ИП в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Возврат налога в 2019 году
    Алименты в 2019 году
    Банкротство в 2019 году
    Бизнес-планы в 2019 году
    Отчетность ИП в 2019 году
    Вид на жительство в 2019 году
    Бухгалтерский учет в 2019 году
    Выходное пособие в 2019 году
    Бухгалтерская отчетность в 2019 году
    Государственные закупки в 2019 году
    Изменения в 2019 году
    Бухгалтерский баланс в 2019 году
    Декретный отпуск в 2019 году
    Потребительская корзина в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.