Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Налоги » Реформирование налогообложения при Петре I

Реформирование налогообложения при Петре I



Реформирование налогообложения при Петре I

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Увеличение количества прямых налогов и введение подушной подати
  • Косвенные налоги и таможенные пошлины
  • Реорганизация налогового аппарата

    Увеличение количества прямых налогов и введение подушной подати

    Проблема пополнения бюджета при Петре I встала очень остро, т.к. резко возросли расходы — на войны, на проведение масштабных реформ, на строительство каналов и городов, на создание регулярной армии и флота, на содержание непомерно выросшего чиновного аппарата. Например, военные расходы в 1702 и в 1703 гг. составили в бюджете страны соответственно 76,5 и 76,9%, в 1705 г. — 95,9%, в последующие годы — от 80 до 83%. Прежняя налоговая система не могла решить эти проблемы. Петр I использовал для пополнения бюджета монетную регалию (сокращал вес монет и содержание в них серебра при сохранении номинала, т.е. проводил «порчу» монет), гос. монополии на продажу ряда товаров. Появилась должность прибыльщиков, которые изобретали новые налоги.

    В 1699 г. дворецкий князя А.А. Курбатова, путешествуя с барином за границей, узнал об изобретенном там недавно гербовом налоге. По возвращении он тотчас обратился к Петру с предложением ввести в России «орленую бумагу». Так появился в России гербовый сбор. Был установлен налог на бороду (дворяне — 60 руб. в год, купцы I ст. — 100 руб., рядовые торговцы — 60 руб., прочие горожане — 30 руб., крестьяне при въезде в город — 1 коп. и при выезде — 1 коп.). Кроме того, были увеличены налоги на соль, питейные сборы, установлена монополия на продажу табака. В ведение казны были взяты рыбные ловли, за которые стал взиматься повышенный оброк. Увеличился оброк с торговых бань, лавок; домашние бани были переписаны и с них установлен оброк: по 3 руб. с бояр и гостей, по 1 руб. с дворянства и купечества, по 15 коп. с крестьянских бань. Были обложены налогом постоялые дворы и мельницы; сумма налога равнялась 1/2 их дохода. С 1704 г. один за другим вводились сборы померный, хомутейный, шапочный, сапожный, поддужный (с извозчиков), покосовщинный (с покосов), кожный (с кож), пчелиный, с найма домов и углов, привальный и отвальный (с лодок и других судов), трубный (с печей), с продажи арбузов, огурцов, орехов. Установлен был двойной оклад податей для раскольников.

    Прибыльщики, по словам В.О. Ключевского, «в погоне за казенной прибылью доходили до виртуозности, до потери здравого смысла, предлагали сборы с рождений и браков». «Брачный налог» был положен на мордву, черемисов, татар, других нехристиан. К концу правления Петра обнаружилось, что сборы, предложенные прибыльщиками, «усилили налоговое напряжение и раздражение, донимая не только тяжестью некоторых из них, но еще более своей численностью, заходившей за 30». Постепенно эти сборы падали, накапливались недоимки. Ключевский замечает: «Работа прибыльщиков любопытна тем, что вскрывает одно из основных правил финансовой политики Петра 1 требовать невозможного, чтобы получить наибольшее из возможного».




    Выросли прямые налоги на посадские и крестьянские дворы введением новых сборов: драгунские деньги, корабельные, рекрутские, подводные. Продолжали взиматься «запросные» деньги: на жалованье мастеровым и работникам, строившим Петербург, сбор на седла, портупеи, на провиант для Петербурга и т.п. Эти поборы тяжелым бременем ложились на податное население. Например, в Архангельском уезде в 1710 г. запросные сборы составляли с посадского двора 8 руб. 55 к., с черносошного крестьянского двора — 5 руб. 98 к.

    Не забывал Петр и отаком потенциальном источнике налоговых поступлений, как церковь. В декабре 1701 г. он издал указ об изъятии у монастырей права на распоряжение их своими вотчинными доходами. Сбором налогов с монастырских вотчин ведал Монастырский приказ. Он определил денежные и хлебные дачи, равные для всех монахов без различия сана: по 10 руб. и по 10 четвертей хлеба на брата.

    Значительные средства Петр получил от «порчи» монет. Общий итог чеканок серебряной монеты при Петре составил 38,4 млн. руб. (в переводе на 70ю пробу) и медной монеты — на 4,3 млн. руб. Монетная реформа сыграла значительную роль в финансировании начального периода Северной войны.

    Петр решил увеличить подворную подать и для этого в 1710 г. провел перепись, которая, однако, показала значительную убыль населения: в Архангелогородской губ. по сравнению с переписью 1678 г. убыль составила 40%, в Ингерманландской — 40,5, в Смоленской — 21,2, в Московской — 24,8 и лишь в Сибирской губернии наблюдался прирост населения на 47,9%. Причинами убыли населения были наборы в рекруты (армия поглотила до 200 тыс. человек), принудительная вербовка рабочей силы на строительство Петербурга, каналов, верфей, бегство крестьян от непосильных налогов в южные районы страны и в Сибирь. В 1699—1709 гг. к различным работам принудительно привлекалось ежегодно 16,7 тыс. человек. По мнению П.Н. Милюкова, эти данные в совокупности с дефицитом бюджета свидетельствовали об экономическом кризисе в государстве. И причина его была только одна — «рост податного бремени, отрыв от земли лучшей части плательщиков».

    В такой ситуации, не желая отказываться от дальнейших реформ, Петр приказал собирать налоги по переписи 1678 г. Однако это оказалось невозможным. Повторная перепись 1715 г. вновь показала, что число дворов значительно меньше, чем в 1678 г.

    Вывод напрашивался сам собой: подворная система не позволяет увеличить налоговые поступления, охватить налогами больший контингент плательщиков.

    П.Н. Милюков в своем фундаментальном исследовании «Государственное хозяйство России в первой четверти ХУ1П столетия и реформа Петра Великого» (СПб., 1892) использовал документы из «кабинетных бумаг» Петра. В одном из них под названием «Статьи к умножению государственной казны для нужды настоящей войны» неизвестный автор пишет: «Мне кажется, что крестьянам не доведется быть больше отягченным, ...понеже по премногу суть отягчены. И если больше будут отягчены, останется земля без людей».

    Он предложил для пополнения казны:

    1.            Уменьшить на    содержание серебра в монетах.

    2.            Сделать внутренний заем на 1 млн. руб.

    3.            Для торгово-промышленного населения в городах увеличить в 2 раза обложение дворовой земли.

    4.            Установить госмонополию на продажу соли, вина, табака, поташа, смольчуга, соболей.

    С 1713 г. начинают обсуждаться проекты общей податной и административной реформы. Предлагается провести еще одну перепись, чтобы проверить истинные причины «пустоты» (убыли населения), т.к. высказывались мнения, что одной из главных причин является утайка душ при переписи. Перепись дворов 1716—1717 гг. еще раз показала убыль населения.

    Другой неизвестный автор предложил провести подушную перепись и ввести подушное обложение. Оно должно распространяться на низшие слои населения, а остальные должны платить налог в размере части дохода. Правительство ухватилось за идею поголовного налога, но «не обратило внимания» на не менее интересную мысль — подоходного налога с богатых. Идею подушного налога, как более равномерного и справедливого, выдвигал также в 1714 г. Обер-фискал А. Нестеров. Кстати, поголовный налог был давно известен; он широко применялся в ряде стран средневековой Западной Европы.

    Подворное обложение критиковал и выдающийся мыслитель петровской эпохи Иван Тихонович Посошков (1652—1726). В то же время он отвергал и принцип подушного обложения. В своей «Книге о скудости и богатстве» (написана в 1724 г., впервые издана в 1842 г.), которая содержала обширную программу реформ, он писал: «А и во исчислении душевном не чаю ж проку быть, понеже душа вещь неосязаемая и умом непостижимая и цены не имущая, надлежит ценить вещи грунтовальные». Несостоятельность подушной системы Посощков видел в том, что она игнорирует различия в имущественном положении плательщиков. Единственно правильной системой прямого обложения, по его мнению, должна быть поземельная подать, которая исчисляется «по владению земли и по засеву на том его владенье». Он считал, что платить поземельный налог должны все сословия, кроме духовенства: дворяне, крестьяне, купцы, всяких других чинов люди, городские жители, государственные служащие, судьи. Тягловая единица «двор» должна представлять собой комбинацию двух принципов обложения — поземельного и подворного. Это обеспечило бы большую соразмерность величины подати с имущественным положением плательщиков, чем при посощном и подворном обложении в отдельности.

    Посощков критически относился к множественности налогов на торговый оборот, порядку их взимания. «Покушаются с одного вола по две и по три кожи сдирать, а по истинной правде не могут ни единые кожи целые содрати и елико ни нудятся, токмо лоскутья содирают». Его предложение — вместо всех прежних налогов и сборов установить с купечества единый сбор в размере 10% с цены товара, причем он должен взиматься только один раз, независимо от места продажи товара.

    Петр поддержал идею подушной подати, т.к. причин замены подворного обложения накопилось достаточно:

    •             Подворная система не обеспечивала возросшие потребности армии и флота, т.к. число дворов неуклонно убывало.

    •             Принцип обложения по дворам перестал соответствовать налоговой политике правительства. Оно стремилось охватить налогами возможно больший круг плательщиков. К концу существования подворной системы стала заметной тенденция к назначению повинности не на конкретное «дворовое число», а на всех наличных плательщиков.

    •             Кризис подворного обложения, выразившийся в утайке «дворового числа», недоимках, усугублялся несовершенной системой сбора налогов.

    •             К этому можно добавить, что подворная система не давала возможности воспользоваться при сборе налогов приростом населения. Обложение по душам гарантировало привлечение к уплате всех податных лиц.

    Первый опыт введения поголовной подати относится к 1705 г., когда этот налог был введен на торговых людей, мастеров и работных людей «разного чина». Оклад его составлял от 3 алтын 2 денег до 1 рубля с человека в зависимости от «разряда» плательщика. В 1710 г. в Азовской губернии в порядке эксперимента был проведен сбор налогов не со двора, а с лиц обоего пола от 10 до 60 лет.

    После проведения подушной переписи в 1719— 1721 гг. было выявлено 4 889 719 душ мужского пола. В это число кроме крестьян и посадского населения были включены также дворовые люди, холопы, «гулящие люди» и священники, живущие на частновладельческих землях. Имея сведения об утайках податных душ при переписи, правительство в январе 1722 г. назначило проверку ее результатов, которая была поручена военным — генералам и офицерам. В ходе проверки были вскрыты многочисленные случаи утайки; виновные подвергались строгим наказаниям, вплоть до конфискации сел, в которых была допущена утайка. Фигурантом самого громкого дела об утайке оказался А.Д. Меншиков (скрыл около 3 тыс. душ). На следствии выяснилось также, что ему удавалось на протяжении всей Северной войны (1700—1721) освобождать свою вотчину от уплаты налогов. В результате Меншикову пришлось заплатить крупный штраф — свыше 27 тыс. руб. На май 1724 г. новое подушное число составило 5,5 млн. человек.

    Петр I планировал использовать средства подушного налога на нужды армии. В то время содержание одного пешего солдата составляло 28 руб. 40 коп. в год, одного драгуна — 40 руб. 17 коп. Таким образом, одного пехотинца содержали 35 душ  драгуна — 50 душ. Расходы на армию были определены в 4 млн. руб. Эта сумма была разложена на податное население частновладельческие крестьяне платили 74 коп. в год, государственные 1 руб. 14 коп. (к 74 коп. прибавлялась оброчная подать в 40 коп.), посадское население — 1 руб. 20 коп. Подушная подать должна была заменить все прежние прямые налоги.

    Новый налог не вводился в Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, Малороссии, Слободской Украине; его не платили астраханские и уфимские татары и коренное население Сибири; приписные крестьяне (приписанные к мануфактурам) в количестве 200 тыс. человек отрабатывали подушную подать на заводах.

    Исследователи отмечают, что «податная душа» никогда не соответствовала наличной живой душе. «Личность отдельного крестьянина растаяла и исчезла» в системе подушной подати, писал М.И. Боголепов. «На ее место встала отвлеченная «податная душа», зарегистрированная в ревизских сказках. На протяжении целых столетий, вплоть до наших дней, русская податная политика не знает и не хочет знать фактического состава главного податного класса».

    Новая податная единица — душа мужского пола любого возраста — не соответствовала платежеспособности населения. На практике сложился иной, чем задумывалось, порядок раскладки новой подати. Число душ учитывалось при определении обшей суммы налога на каждый населенный пункт. Раскладка на отдельные крестьянские хозяйства производилась общиной (или помещиком) по прежнему принципу — «по животам и промыслам», т.е. с учетом благосостояния семьи. Сохранялась и круговая порука. Правительство в раскладку не вмешивалось. При таких условиях обложение получилось чрезвычайно не уравнительным благодаря произволу местных властей. С введением подушной подати окончательно утвердилась раскладочная система, которую многие считали «национальной особенностью нашего податного законодательства».

    Податная реформа сопровождалась установлением нового порядка размещения армии на постой в мирное время. Полки должны были разместиться на «вечные квартиры» в городах и деревнях. Полковые штабы наделялись полицейскими и финансовыми функциями по сбору подушной подати. Солдаты размещались в крестьянских избах или в казармах, построенных крестьянами. Милюков замечает: «Распределение армии по уездам явилось величайшей ошибкой, подвергнувшей страну всем неприятностям солдатского постоя и сделавшей без того уже тяжелую подушную подать совершенно невыносимой».

    Кроме того, сохранялась трудовая повинность тяглого населения — строительство оборонительных линий на юге и юго-востоке страны, участие в переброске армейских частей, снаряжения и провианта. Например, во время Русско-турецкой войны 1735— 1738 гг. к таким работам было привлечено свыше 100 тыс. крестьян со своими лошадьми и повозками.

    В период подготовки и проведения реформы усилились побеги крестьян. По официальным данным, за 1719—1727 гг. от переписи и подушной подати бежали более 200 тыс. крестьян. Правительство ужесточает борьбу против беглых крестьян. В марте 1723 г. Сенат издал указ о строительстве вдоль границы специальных застав для поимки беглых крестьян. Были установлены суровые наказания за их укрывательство. Помещики, приказчики и старосты подвергались штрафу до 100 руб. за душу мужского пола и 50 руб. за душу женского пола. Имение помещика подлежало конфискации, сам он направлялся на галеры, а приказчики наказывались кнутом. Сами беглые также подвергались наказанию кнутом. Сочетание податной реформы с такими жесткими действиями властей против беглых крестьян обострило социальные противоречия в обществе.

    Сильнее всех от введения подушной подати пострадали помещичьи крестьяне, платежи которых возросли в 3—4 раза. Одновременно помещики увеличили оброк со своих крестьян до 10—12 руб. Ключевский по этому поводу восклицает: «Можно только недоумевать, откуда у крестьян брались деньги для таких платежей при тогдашнем тесном пространстве денежного крестьянского заработка!».

    После введения подушной подати доходы бюджета резко возросли: с 6,5 млн. руб. в 1723 г. до 8,5 млн. руб. А с 1680 по 1724 г. сумма доходов бюджета возросла в 5,8 раза.

    Тяжесть подушной подати обнаружилась сразу же. В 1724 г., когда ее впервые начали собирать, недоимки составили 848 тыс. руб., что составляло 18% первоначального плана. По подсчетам А.А. Кизеветгера, недоимки с посадов в 1724 г. составили до 50—70% оклада. С мест сообщали, что «тех подушных денег по окладам собрать сполна никоторым образом невозможно, а именно за всеконечною крестьянскою скудостью и за хлебным недородом, и за выключением из окладных книг, написанных вдвое и втрое, и за сущею пустотою, и за пожарным разорением, и за умерших и беглых, и за взятых в рекруты, и за престарелых и увечных, и слепых, и сирот малолетних, и бездворных бобылей, и солдатских бес пашенных детей». Давая общую оценку финансовой деятельности Петра, Ключевский пишет: «В своей финансовой политике Петр походил на возницу, который изо всей мочи гонит свою исхудалую лошадь, в то же время все крепче натягивая вожжи».

    Трудно согласиться с утверждением А.Б. Каменского, что «по форме новая система налогообложения по сравнению с предшествовавшей была более прогрессивной и находилась в русле процесса модернизации, потому что:

    Во-первых, делала более эффективной финансовую систему государства,

    Во-вторых, способствовала выделению личности из патриархального коллектива».

    На это можно ответить так:

    1) Эффективность финансовой системы была мнимой, т.к. чрезмерный подушный налог подрывал платежеспособность населения (вспомним об огромных недоимках в первый же год действия подати).

    2) Как можно говорить «выделении личности» из коллектива, когда действовал принцип круговой поруки?

    3) Введение подушной подати способствовало укреплению крепостного права, т.к. государство, взимая подушную подать с крепостных крестьян, имело дело с помещиком: раскладка и взимание подати были его делом.

    4) Введение подушной подати способствовало расширению контингента податных сословий: в них были записаны холопы, «гулящие» люди, низшие служители Русской православной церкви, которые жили и имели приход на частных помещичьих землях, и т.д. В то же время дворянство продолжало оставаться неподатным сословием.

    Здесь уместно вспомнить острокритическую оценку подушного налога, которую давал Н.И. Тургенев, декабрист и основоположник финансовой науки в России: «Подушные налоги, собираемые с каждого поровну, суть следы необразованности предшествующих времен, когда нужды общественные были малозначащие и когда правительства, не зная утонченных способов разделения налогов, брали с каждого поровну. Главное неудобство подушных налогов в том, что они не сообразуются с доходом каждого».

    На наш взгляд, в подушной системе имелись следующие недостатки:

    •             Раскладка подушной подати проводилась по спискам переписи («ревизии»), которая проводилась раз в несколько лет. Поэтому в списках оказывались умершие, беглые, рекруты, за которых платили члены общины.

    •             Подушную подать должны были платить инвалиды, нетрудоспособные, она взыскивалась с детей, начиная с грудного возраста.

    •             Подушная подать была назначена для всех плательщиков одинаковой, она не учитывала их имущественного положения. Поэтому крестьянские и посадские общины стали на путь раскладки подати «по животам и промыслам».

    •             Размер подушной подати оказался слишком большим, непосильным для населения. Не случайно один из первых указов Екатерины I понизил подушную подать на 4 коп. и было решено провести ревизию выбывших душ.

    •             Податной гнет в связи с реформой был усилен появлением новой обязанности тяглого населения держать на постое солдат или строить для них казармы за свой счет.

    •             Частым явлением были злоупотребления сборщиков налога.

    •             Введение подушной подати не привело, как задумывалось, к ликвидации других платежей, которые лежали на податном населении.

    Косвенные налоги и таможенные пошлины

    Важной статьей дохода оставались питейные сборы. Политика в этом направлении была гибкой и не раз менялась. В 1705 г. питейные сборы в отдаленных районах были даны на откуп. В 1716 г. установлен сбор с емкости кубов и казанов частновладельческих винокуренных заводов по полу полтине (25 коп.) с ведра. Право на винокурение продолжало быть привилегией дворянства. В 1724 г. некоторые кабаки были подчинены ратушам и магистратам; питейная прибыль шла целиком в их пользу.

    Продажа табака в 1698 г. была передана английской компании с обязательством ввозить 3—5 бочек американского табака с уплатой пошлины 4 коп. за фунт. Но с 1705 г. была введена казенная продажа табака. Вскоре монополией государства стала также продажа дегтя, мела, рыбьего жира, ворванного сала с сохранением прежней монополии на смолу, поташ, икру, ревень, клей, щетину, хлеб. Кстати, при Петре I в России начинается собственное производство табака: возникают табачные плантации, строятся фабрики — в Петербурге и Ахтырке. С 1716 по 1727 г. в отношении продажи табака вновь действовала откупная система.

    В 1705 г. была введена соляная монополия, в результате которой цены на соль резко возросли: выше 1 руб. за пуд. Это давало чистой прибыли 200 тыс. руб. в год. И. Посошков по этому поводу писал, что от «бессолицы люди напрасно помирают». Правительству пришлось вернуться к свободной торговле при условии уплаты пошлины.

    Постоянно нуждаясь в средствах, Петр I решил использовать и такой источник, как внешние таможенные пошлины, хотя внешняя торговля носила по преимуществу пассивный характер, т.е. ввоз преобладал над вывозом.

    Мероприятия Петра I в сфере торговли и таможенной политики позволяют квалифицировать его как меркантилиста, поскольку он:

    •             стремился к ограничению вывоза сырья и сельскохозяйственных продуктов;

    •             принимал меры к ограничению ввоза, особенно готовых изделий, к поддержанию активного торгового баланса для пополнения бюджета;

    •             принимал меры к накоплению в стране драгоценных металлов и монеты.

    С образованием в 1715 г. Коммерц коллегии началась разработка тарифов по ввозимым и вывозимым товарам. В проекте предусматривалась пошлина в 10% стоимости товара, или 5 коп. с рубля ефимками. Лишь на некоторые товары она повышалась до 2040%.

    Постепенно Петр пришел к выводу, что надо сократить ввоз иностранных изделий, которые являются успешными конкурентами отечественных товаров и тем самым тормозят развитие российской промышленности. Он дал указание разработать новый, «резко протекционистский» тариф, значительно повысив ввозные пошлины. На этот раз Камер-коллегия работала в тесном контакте с Мануфактур и Берг-коллегиями. Оклады пошлин были установлены в 25, 50 и 75% стоимости товаров и уплачивались ефимками. Надо вспомнить, что в это время ефимок внутри страны фактически стоил примерно 1 руб. 25 коп., а на таможне он имел курс по отношению к рублю 1:1.

    В 1724 г. новый тариф был утвержден.

    Его основные положения:

    •             На продукты, которые в России производились в достаточном количестве, устанавливался очень высокий тариф — 75% к цене скатерти, салфетки, парусина, шелковая парча, тафта, ленты, очищенный воск, крахмал, поташ, купорос, скипидарные масла, железо «не в деле», иглы, пергамент, курительные трубки, сухие телячьи кожи.

    •             Высоко покровительственная пошлина — 50% с цены взималась с голландского полотна, бархата, изделий из серебра, игральных карт.

    •             Умеренная пошлина — 25% с цены распространялась на полушелковые ткани, выделанные кожи, чулки, бахрому, рукавицы, писчебумажные товары, железное оружие, стеклянные бутылки.

    •             Пошлины в 10%  устанавливались на предметы быта: медную и оловянную посуду, оконное стекло, гребни, дешевые ткани.

    •             На многие предметы была оставлена прежняя пошлина в 4—6%: меха, вина, рыба, сукно и др.

    •             Беспошлинным был установлен ввоз изделий из драгоценных металлов, огородных семян, животных (кроме лошадей), многих стройматериалов, апельсинов, лимонов, устриц.

    •             Пошлины на вывозимые товары устанавливались в размере примерно 3% с цены. Запретительные пошлины были наложены на пряжу из льна и пеньки (для поощрения российского ткацкого производства).

    Таможенный тариф 1724 г. вызвал недовольство купечества, внешняя торговля сократилась. Сразу после смерти Петра был поставлен вопрос о его пересмотре.

    Реорганизация налогового аппарата

    Финансовые мероприятия первой четверти XVIII в. сопровождались реорганизацией финансовой администрации с целью централизации взимания налогов и введением строгого контроля за их поступлением. В 1680 г. прямые налоги составляли 33,7% всех доходов; в 1724 г. — 55,5%. Входе губернской реформы 1708—1709 гг. финансовая работа из центра — Ратуши переместилась в губернии. В январе 1710 г. состоялся съезд губернаторов с участием Петра, на котором обсуждался бюджет страны и было принято решение о лишении Ратуши функций центрального финансового управления; она стала органом купеческого самоуправления.

    Следующие преобразования в управлении финансами произошли в связи с созданием коллегий. В 1719 г. были образованы Камер-коллегия (ведала всеми видами сборов) и Штат коллегия (ведала расходами). Ревизион-коллегия получала ежегодные отчеты и «счетные выписи» по всем коллегиям. Кстати, в регламенте Камер-коллегии был зафиксирован основной принцип налоговой политики: необходимость соизмерения величины налогов с имущественным состоянием плательщика. Однако, как мы убедились, этот принцип находился в вопиющем противоречии с практикой.

    Одновременно были учреждены должности земского комиссара, камерира (надзирателя за сборами) и рентмейстера. Земский комиссар в своем уезде заведовал своевременным поступлением гос. доходов и вел их учет; в случае недобора налогов недостающую сумму должен был покрыть сам комиссар. Кроме того, комиссар заведовал приемом натуральных налогов, следил за распределением рекрутской и постойной повинностей, наблюдал за состоянием путей сообщения и за эксплуатацией государственных имуществ. Обязанностью земского камерира была передача всех сборов в земскую казенную службу—рентерею, которая находилась в заведовании рентмейстера. Общее наблюдение за поступлениями всех доходов в губерниях и деятельностью местных налоговых органов возлагалось на Камер-коллегию. Она же следила за движением недоимок. Н.К. Бржеский считает, что структура налогового аппарата, заимствованная Петром у Швеции, не соответствовала российским традициям и порядкам. «Пересаженная на чужую почву, хотя и в несколько измененном виде, она уже на первых порах потребовала значительных отступлений от первоначальных предположений законодателя. Закон, прежде всего, нуждался в исполнителях, а их то не было». В помощь новым должностным лицам Петр направил офицеров, но они не справились с непривычными обязанностями.

    С началом взимания подушной подати земский комиссар становился посредником между населением и армией, расположенной в данной местности. Являясь выборным от местного дворянства, земский комиссар собирал подушные деньги и передавал их полковому комиссару. Оказавшись в роли сборщика военной подати, он вышел из ведения Камер-коллегии и перешел в подчинение Военной коллегии. Это не способствовало четкой работе налоговой администрации.

    Следует согласиться с оценкой деятельности Петра I, которую дал В. Витчевский: «Проложить путь прогрессу выпало на долю самодержавного деспотизма в союзе со всевластной бюрократией. Деспотизм старался выполнить эту задачу... при помощи варварских средств, заимствованных из жестокого и темного прошлого, руководясь убеждением, что не власть создана для народа, а народ для власти».

    Вряд ли можно поддержать мнение Е.В. Анисимова, что после петровские деятели намеренно сгущали краски, стремясь показать, что итогом реформ Петра было разорение страны. Он сам в своей книге приводит данные об огромных налоговых недоимках: за 1724 г. свыше 1 млн. руб. (25% годового оклада), в 1729 г. — 1 млн. руб. (16% оклада). Он признает, что в целом по стране подушная подать была на 16% больше подворной (сравниваются 1721 и 1724 гг.). Крестьяне выплачивали огромные суммы на строительство штабных дворов для армии, на подготовку и отправку рекрутов. Эти расходы в совокупности составляли (в расчете на год) в 1724,1726—27 гг. 4 679 тыс. руб. Всего за указанные годы крестьяне выплатили казне 16,1 млн. руб. Эта сумма превышала подворную подать на 64,3%.



    тема

    документ УСН
    документ ЕНВД
    документ Налог на доход от продажи квартиры
    документ Налоговый вычет при покупке участка
    документ Возврат подоходного налога, обзор



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты