Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Экономический рост 2017

Экономический рост 2017

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Экономический рост 2017

Советуем прочитать наш материал Экономический рост, а эту статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

1. Экономический рост 2020
2. Экономический рост 2017
3. Экономический рост России в 2017 году
4. Проблема экономического роста в 2017 году
5. Перспективы экономического роста в России в 2017 году
6. Темпы экономического роста в 2017 году
7. Показатели экономического роста 2017 года
8. Факторы экономического роста 2017 года

Экономический рост 2017

Старая модель нашей экономики, уже сегодня очевидно, не работает. Мы об этом много говорили в последние годы. Не принимаются решительные меры, которые бы позволили создать и запустить новую модель экономики. Перед нами стоят очень серьезные вызовы, которые объективно сдерживают наш экономический рост. И те шаги, которые должна сделать страна, правительство, президент, они неординарны и серьезны. Прежде всего, это демографические вызовы, недостаток инвестиций, включая проблему санкций и нашего дистанцирования от мировых финансовых рынков, технологическое отставание, низкая производительность, низкое качество государственного управления.

Хотел сказать об историческом периоде, в котором мы находимся, с точки зрения экономического роста. Если брать начало 70-х годов, период застоя и не учитывать первые годы 90-х, когда экономика находилась в коллапсе после прекращения работы государственно-плановой системы, дезинтеграции СССР, мы сейчас находимся на исторически низких темпах экономического роста. Они даже ниже, чем в период застоя Советского Союза. Мы попали в длительную полосу низких темпов, которые не связаны только со снижением цен на нефть или санкциями. Основные проблемы лежат внутри России, и основные проблемы – институциональные и структурные, накопившиеся к сегодняшнему дню.

Руководство ставит задачу, и мы все понимаем, что стране нужно жить с темпами экономического роста выше среднемирового уровня, чтобы сохранить долю нашей экономики в мировой системе. И выйти на эти темпы достаточно непросто. Эта задача ставилась и пять, и семь лет назад, но до сих пор она не исполняется. В данном случае я привожу наш прогноз возможных темпов экономического роста в случае проведения системных институциональных и структурных реформ, которые к 2019 году позволяют выйти на рост ВВП выше 3%, а к 2022 году – выше 4%. Безусловно, это прогнозные показатели, что-то можно сделать раньше, что-то, может быть, придется сделать позже. Инерционный сценарий, который показан здесь ниже основного, целевого, данный Минэкономразвития еще полгода назад, исходит из меньших темпов, которые можно достичь при тех факторах, которые сегодня присутствуют на рынке.

Как перейти от инерционной траектории к траектории более высоких темпов роста? По целевому сценарию к 2035 году нам удалось бы увеличить ВВП в два раза, а по инерционному всего лишь в полтора раза. Думаю, в данном случае инерционный сценарий менее реалистичен в той части, что непроведение ранее отдельных реформ может столкнуться с вызовами мировых рынков и уменьшением наших позиций на них. В том числе и на рынке углеводородов, поскольку мир активно начинает перестраивать все свои энергетические системы, свои источники ресурсов. И возможно, на этот инерционный сценарий мы можем не рассчитывать. Идти нужно смело, проводя реформы и отвечая на мировые вызовы.

Если говорить о ключевых факторах, то ими являются состояние труда, капитала, инвестиций и производительности экономики. В данном случае демографический инерционный тренд по прогнозу Росстата показывает, что мы перешли к тренду непрерывного снижения численности трудоспособного населения. В стране, где действует такой тренд очень сложно начать экономический рост. Прогноз Центра стратегических разработок исходит из повышения пенсионного возраста и вовлечения, в том числе, в трудоспособное население тех, кто сегодня уже уходит на пенсию. В нашем варианте мы предлагаем повышение пенсионного возраста для женщин до 63 лет, для мужчин до 65 лет. Но это лишь вариант для расчета. Безусловно, сами решения будут приниматься по соответствующей процедуре, будут строго учитываться предпочтения отдельных групп населения. Данный вызов означает и то, что к 2030 году у нас молодое поколение в трудоспособном возрасте сократится на 10 миллионов человек. В то время как в категорию старшего поколения перейдет всего лишь три миллиона человек. При этом, повторяю, трудоспособный ресурс существует и у поколения 60 плюс. Этот прогноз дан с учетом инерционных сценариев притока мигрантов. Соответственно, здесь очень трудно получить новый дополнительный трудовой ресурс.

Следующий фактор – инвестиции и капитал. В процентах к ВВП в какие-то годы мы жили при показателе 20-21% инвестиций к ВВП, а сейчас находимся на очень низкой точке. Но в условиях сохранения санкций, которые мы пока принимаем в нашем прогнозе, мы предполагаем, что правильные институциональные структурные реформы приведут к накоплению возможностей использования ресурсов для инвестиций. То есть мы будем опираться в основном на внутренние инвестиции, и здесь ключевым становится низкая инфляция, низкая стоимость денег и доступ к инвестиционным ресурсам наших предприятий. Но выйти за рамки прогноза по инвестициям очень сложно в сложившейся ситуации, это достаточно амбициозный план.

В нашем распоряжении есть пока не очень большие фонды, которые, как правило, являются источниками долгосрочных денег. Активы небанковского сектора, прежде всего, страховые, пенсионные фонды, ПИФы во многих развитых странах превышают 100% и даже 200% ВВП. Даже в странах, близких к нам по условиям - Китае и Индии - этот показатель составляет 20-25%. В нашей стране эти источники очень ограничены. С одной стороны, у нас их пока нет, с другой - накапливая их, мы создадим новый резерв для инвестиций. Нужно внимательно относиться к накопительным элементам, в том числе и добровольным, и обязательным, которые являются такими источниками и стимулируют такие возможности.

В нашем целевом сценарии одним из источников роста должен стать экспорт. Низкие темпы спроса, которые будут в ближайшие годы, не позволяют нам нарастить так производство и услуги, которые бы потреблялись внутри страны. Нам нужно иметь более активную позицию на внешнем рынке и изменить долю несырьевых и неэнергетических товаров, чтобы она превысила 50% за ближайшие лет 15. Думаю, эту задачу есть возможность выполнить, но при активной политике поддержки предпринимательства внутри страны.

Что у нас с производительностью? Темпы ее роста в середине нулевых годов достигли высоких значений, исторически высоких даже по сравнению со странами, у которых получилось экономическое чудо. 4% – это самые лучшие периоды индустриализации и модернизации как Германии, так и Китая. Но сейчас они у нас стабильно снижаются. Прирост капитала и инвестиций даже в 2006-2007 годах, по сути, означал уже тенденцию снижения производительности, которая сейчас достигла минимальных значений. Сегодня именно производительность показывает, что наша экономическая политика неэффективна.

За счет чего складывается совокупный фактор производительности? Это технологические инновации, организация бизнес-модели, институциональные моменты, личностная мотивация, социокультурные вопросы, готовность к работе на рынках, к риску, человеческий потенциал, состояние рынка труда, административные и транзакционные издержки. Использование всех этих факторов может позволить повысить производительность. Что нам нужно, чтобы выйти на темпы экономического роста, о которых я говорю? Нам нужно поднимать совокупную факторную производительность в ближайшие годы, как минимум, на 1% в год, и в последствие на 2% и 2,4%, чтобы выполнить целевой прогноз, о котором я сказал. Насколько сложно это сделать? Где мы находимся в сравнении с другими странами? Если взять отрасли и измерить совокупную факторную производительность, то мы, взяв как лучшие образцы, за 100%, допустим, финансовые и бизнес-услуги в США, логистику в Нидерландах, информационные и IT-решения в Швеции, мы увидим, что отстаем в разы, а иногда и в десятки раз от них. Не путайте это с показателем производительности труда, которой у нас иногда лучше. Но если взять все факторы, которые существуют в стране, в экономике, то анализ их всех, качество работы всех институтов покажут как мы отстаём. За ближайшие 10-15 лет нам очень многое нужно сделать в этой сфере. Если с 2000 по 2014 год мы нарастили совокупную факторную производительность на 52%, то до 2034 года нам нужно пройти примерно такой же или чуть больший путь. Но пройти уже в условиях низких цен на нефть и тех вызовов, о которых я сегодня говорил, с точки зрения труда, капитала и мировой конъюнктуры.

Приведу пример, чтобы показать, насколько сильно мы отстали. Количество многофункциональных роботов на 10 тысяч работников, которые сегодня ежегодно устанавливаются в Южной Корее 478, в Китае 36, а в России – 2. Вот, где мы находимся. Таких примеров можно взять больше. Россия осознает эти задачи? Осознает. В наших плановых документах стоят задачи по повышению расходов на НИОКР, увеличению инноваций. Мы намечали соответствующие ориентиры и в КДР 2020, и в Концепции долгосрочного развития. Но далеко в этой сфере не продвинулись. Доля промышленных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна была подняться до 40-50%, но мы не движемся практически в этом направлении. Доля инновационной продукции должна была подняться до 25–35%, но мы и здесь далеко не ушли. Получается, цели мы ставим, но не продвигаемся к ним. Почему это происходит? Почему наша управленческая система все время дает сбой, буксует? Когда я приступал к работе над стратегией, мне говорили: «Знаете, наверное, вы напишите хорошую стратегию, хорошо было бы, если бы хотя бы на 50% она исполнялась». Если она на 50% будет исполняться, чтобы устраивать всех, то мы не добьемся результатов, о которых я сегодня говорю.

Почему мы отстаем в технологиях? Да, в них больше рисков, чем в обычном бизнесе. У нас и в обычном бизнесе большие риски, а в технологическом предпринимательстве рисков еще больше. Короткий горизонт планирования с силу ряда обстоятельств, в том числе и состояния финансового рынка. Зарегулированность экономической деятельности, контрольной и надзорной деятельности. Правоохранительные органы оказывают чрезмерное давление на бизнес. Даже те шаги, которые предпринимает правительство, создавая фонды инновационного развития, очень избирательны, и не всегда срабатывают. В результате встала проблема технологического отставания России от мира. Это самый серьезный, на мой взгляд, вызов, который стоит перед нами на ближайшие 10-15 лет. Это означает сжатие нашего экономического потенциала и снижение уровня жизни граждан, потому что мы станем терять рынки и не будем работать на новых рынках. Первая десятка самых капитализированных компаний мира за десять лет почти полностью сменилась. Оттуда ушли нефтяные компании, одна осталась, ушли банки, один остался. Туда пришли информационные и технологические компании – фармацевтические и другие, занимающиеся современными технологиями.

У нас есть проблема уменьшения оборонного потенциала и угроза суверенитету страны, если мы не станем технологической державой. Даже военные эксперты в нашей группе сегодня признают, что технологические вызовы сейчас угрожают России намного больше, чем геополитические или военные. Сюда нужно сместить основной фокус нашего интереса. Осознать всю опасность утраты перспективы вернуться в число мировых лидеров.

В стратегиях Германии, Китая, Финляндии, Великобритании, Сингапура, принятых в последние три-четыре года, намечены программы технологических прорывов. В некоторых из этих программ говорится, что, скорее всего, отдельные страны, такие как США, Германия и другие, оторвутся от других государств уже навсегда в технологическом плане. А ряд стран, среди которых сегодня, к сожалению, называется и Россия, могут технологически навсегда отстать. Масштаб и динамика развития новых технологий таковы, что стоять на месте нельзя. Мы должны чётко понимать это и соответствовать стоящим перед нами вызовам.

Как соответствовать, если состояние государственных институтов, государственного управления, предпринимательской среды, готовность к риску, готовность к инвестированию сегодня у нас на уровне, который не позволяет решать эти задачи? Значит, мы должны настроить себя на необходимые реформы. С чего начать? Мы, конечно, государственно-центричная экономика, у нас государство над всем пока довлеет. Поэтому мы должны начать реформы с государства. Прежде всего - с реформы государственного управления. Нам нужна, во-первых, современная система управления изменениями. Мир меняется, и мы должны меняться так же быстро. Мы не можем рассматривать предложения по улучшению работы в исполнительной или законодательной власти месяцами, годами. Процесс должен сжаться до месяцев, недель, часов. Я не оговорился, часов. Изменения должны проводиться намного быстрее, их должно быть в десятки раз больше.

У нас большие проблемы с подбором кадров и их компетенцией. Некомпетентные кадры, не обладающие современными технологиями, не могут принимать нужные решения. Обучение, подбор, подготовка, соответствующие процедуры должны быть выведены на новый уровень и в государственной системе.

Оптимизация процессов, Мы должны разделить нашу деятельность на процессы – постоянно текущие и сегодняшние, которые нам сегодня нужны. Проектный офис правительства – это первый шаг, но я бы сказал – это лишь 10% выполнено задач по переходу к управлению изменениями. Пока это еще робкий шаг, и там всего 11 проектов в работе. Это мизер по сравнению с тем, что нужно сделать. Мы должны и изменениями управлять, оптимизировать те процессы, которые уже идут.

Наконец, подход к новой задаче – созданию государства как платформы, форсированная цифровизация всех процессов и внедрение новых моделей управления. Я не предлагаю сделать то, что еще не известно. Ряд стран этот процесс уже начали. Мы должны начинать его вместе с ними, а не дожидаться 5-10 лет, когда увидим результаты того, что уже догнать будет, скорее всего, невозможно. Надо создавать государственные сервисы на базе развивающихся информационных технологий, передавать их в аутсорсинг. Провести интеграцию государственных данных. У нас 390 информационных систем в органах власти, потрачено на это сотни миллиардов рублей за последние годы. Но не создана эффективная система обмена данными даже между министерствами и ведомствами.

Большие данные. Сегодня мы говорим о контрольно-надзорной деятельности. Приходят проверяющие, останавливаются предприятия, у нас есть даже исследования, которые говорят – если проверка приходит на предприятие, значит, в этот год предприятие покажет меньший результат. А еще будут год судиться по поводу результатов этой проверки. Переход к большим данным и переход к анализу деятельности, не входя на предприятие, должны стать основной задачей. Профилактика, предупреждение предприятия о том, что у него начинаются проблемы, должно стать главным в работе контрольно-надзорных органов. Соответственно, мы должны создать новую качественную систему работы с нашим бизнесом.

Еще одна ключевая тема. Даже если у нас не дорабатывают органы госвласти, даже если у нас правоохранительные органы что-то превысили в части взаимодействия с бизнесом, даже если у нас бизнес между собой не может договориться, должно быть одно звено, которое проводит справедливый и честный арбитраж. И мы можем решить эти вопросы без взяток, без давления на судей. Здесь реформа судебной системы является важнейшей, нужны новые законы. Но самое главное – подбор кадров, создание системы независимости судей. Есть целый ряд шагов, которые профессиональное сообщество сегодня готово поддержать, и мы находимся с ним в диалоге.

Высвобождение частной инициативы и воспитание духа предпринимательства. Необходимо существенное снижение доли государства, но не в одночасье. И при этом на протяжении не такого уж и длительного времени, возможно, 6-8-10 лет, но стабильно, каждый год двигаться в этом направлении. Административные инфраструктурные монополии у нас часто искусственны. Нам нужно дерегулировать целый ряд сфер деятельности, пустить туда частный сектор. И, конечно, качество корпоративного управления в госкомпаниях, оно очень формальное, и не ведет к повышению реальной эффективности работы этих компаний, даже там, где они останутся.

Новая конкурентная отраслевая политика – целый ряд предложений мы готовы озвучивать. И развитие малого и среднего предпринимательства, прежде всего, в технологическом секторе. Раскрытие человеческого потенциала – нужно поднять объем финансирования этих секторов уже к 2024 году хотя бы на 0,5% ВВП примерно. Это минимум, что нам нужно сделать, чтобы начать преобразования в этой сфере. Государство должно стать технологичным, оно должно сегодня начать с себя. Нам нужно государственное управление модернизировать и перевести на новые технические основы: здравоохранение, образование, работу с логистикой и инфраструктурой. Все, что связано с государством, должно преобразовываться первым. Мы должны создать спрос для рынка и показать лучший опыт, стать примером в таких преобразованиях. Соответственно, необходимо внедрение новых технологий дистанционного мониторинга здоровья, диагностики. Обучение в области образования, и других технических решений в этих сферах в ближайшие годы должно стать нашей задачей.

Если мы понимаем, что нам придется опираться на взрослое население, что доля молодых станет меньше в трудоспособном населении, мы должны создать систему непрерывного образования. Она необходима под новые задачи и изменяющиеся рынки, целые отрасли. Будут исчезать некоторые профессии, а некоторые появляться - нужно создать непрерывное образование для любых возрастов, в том числе и для пожилых людей. Такой системы сегодня в России нет, на это придется серьёзно потратиться.

Грамотность XXI века, новые компетенции. Повышение роли среднего специального образования. В области здравоохранения - продвижение здорового образа жизни. Мониторинг, профилактика, если употреблять старый термин - диспансеризация. Но с учётом новых технических возможностей. Мир уже продвинулся в этом направлении. Мы должны создать новое качество жизни для пожилого населения, тем самым решить задачу активного долголетия. Эту цель надо поставить. Без того, чтобы человек в 60 лет чувствовал себя, как раньше в 50 этого не произойдет.

Гибкость рынков труда с учетом ограниченности трудовых ресурсов. Мир быстрее сокращает старые рабочие места и создает новые. Динамика здесь очень высокая. Мы существенно отстаем, мы еще пока держимся за старые, менее эффективные рабочие места. Мы за занятость, но сегодня надо быть динамичнее. Нужно понимать, что мобильность труда должна быть выше. Из более депрессивных зон приезжают в более активные. Там, где создаются предприятия, туда приезжают. Там, где создаются зоны технологий, туда тоже приезжают. Нужно способствовать такой динамике рабочей силы. Иначе мы не сможем сконцентрировать в точках роста достаточно квалифицированные трудовые ресурсы. Мы уже завозим из Восточной и Центральной Европы инженеров и даже сварщиков. Соответственно, переобучение и работа с мигрантами.

Развитие регионов и городов как центров технологий, где максимально сосредоточены инфраструктурные, интеллектуальные и социальные ресурсы. Социальный капитал – важное обстоятельство в этом процессе. Нужно дать дополнительные возможности крупным городам. Только два города в России могут соревноваться с ведущими городами мира по качеству жизни. Наши опросы показывают, что молодежь в регионах не считает, что она живет в современной стране, она считает, что только переезжая в Москву, Санкт-Петербург или куда-то еще, она приобщается к современному качеству жизни, к современным моделям жизни. На территории России надо создать, для начала, 10-15 городов-агломераций, которые будут сопоставимы на востоке со своими восточными конкурентами, а в Европе, соответственно, с западными городами. Нужно поддерживать точки, которые станут центрами таких новых возможностей. Соответственно, определенное отношение и к сельским регионам, они не должны быть только сельскими, в прямом смысле слова заниматься только сельским хозяйством. Они должны быть диверсифицированными.

Транспортная инфраструктура и создание креативных индустрий. В крупных городах креативная индустрия - от дизайна до программирования. У нас в стране даже в таких городах, как Москва и Петербург, это 0,5-1% валового регионального продукта. В продвинутых городах, таких как Лондон, это 6-8% ВРП. Эта сфера преобразует другие, создает новое в других отраслях. Стив Джобс как-то рассказал, что при создании айфона только 30% специалистов были математиками и инженерами, а две трети занимались диалогом человека и машины, дизайном, создавали качественный и удобный продукт. И все они представители гуманитарных профессий, как ни странно. Поэтому нам нужна сегодня креативная индустрия, которая преобразует сферу промышленности и услуг.

Я говорил о технологическом развитии и о государстве, которое должно стать примером в этом. Здесь необходимо развитие технологического предпринимательства, укрепление сети ведущих университетов, как инновационных центров, существенные вложения в университеты. Это даст новые возможности и городам. Формирование российских и глобальных консорциумов по созданию новых продуктов - возможно, здесь роль государства будет высокой на начальном этапе. Коммерциализация и инновация. Говорят, в России можно заказать одну вещь, и она будет сделана очень качественно. Но нельзя заказывать серию, так как Россия слаба в коммерциализации своих научных достижений. К сожалению, это так, я не буду приводить результаты целой серии соответствующих исследований. Несмотря на наши вложения в НИОКР и патентную активность, мы никак не можем добиться стабильно высокого уровня продукции даже при наличии научных достижений.

В денежно-кредитной политике ключевым является инфляция ниже 4%. Поставлена задача выйти на этот показатель за три года, а в среднесрочной перспективе мы должны дойти до 2-2,5%. Это снижение стоимости финансовых ресурсов, и тем самым создание основы для длинных денег.

Если говорить о бюджетной системе страны, то с 2007–2008 года на социальные проекты вся бюджетная система увеличила расходы на 4% ВВП. Оборона увеличила свои расходы с примерно с 3% до 4,7%. В ближайшие три года запланировано их снижение. Только два этих вида расходов увеличивались в стране за последние 5-7 лет. И когда я говорил, что у нас проблема демографии, проблема пенсионной системы, я имел ввиду, что мы каждый год отвлекаем большие ресурсы, чтобы поддерживать достойные пенсии. Повышение пенсионного возраста – один из ресурсов решения этих проблем без отвлечения ресурсов от других отраслей. Когда мы говорим о повышении пенсионного возраста, мы в первую очередь думаем о том, чтобы поддерживать пенсии на достойном уровне. В это же время последние лет семь бюджетная система стагнировала в части расходов на образование и здравоохранение. А в ближайшие три года расходы на них будут даже снижаться. В этом смысле мы пока не решаем задач по созданию новой экономики. Нам нужно будет провести бюджетный маневр.

Еще один важный вызов. Прогноз доходов бюджетной системы страны до 2035 года говорит о том, что они будут снижаться даже при достаточно высоких темпах роста. Какова причина? Большая доля в наших доходах – доходы от нефти и газа. По мере снижения доли этого сектора в экономике, а он дает в среднем налогов выше, чем обычное предприятие, в силу рентной части, которая находится в этих налогах, у нас будут уходить и эти налоги из бюджетной системы. Плюс расходы на продвижение на Восток – предоставление дополнительных льгот на эти цели, потому что там выше издержки. Соответственно, у нас примерно в 2020-2021 году будет серьезный перелом в сторону существенного уменьшения доходов бюджетной системы.

Мы готовы ужаться в расходах до уровня примерно 32%, а со временем 30%? Сейчас мы находимся на уровне расходов в размере примерно 37% ВВП. Сможем ли мы так ужаться и одновременно решать задачи, о которых я говорил? Это означает, что нам приходится искать другие источники доходов, частично они могут быть связаны, возможно, с изменением налоговой системы. Нам нужно определиться. Если мы в 32% совокупных расходов к ВВП укладываем решение стоящих задач, значит, все остальные еще меньше должны получить. Или мы ставим себе планку в 34%? Именно над ответами на эти вопросы работает сегодня ЦСР.

И последнее. Важнейшим ресурсом при решении стоящих перед страной проблем является доверие. У нас высокое доверие к президенту, но если мы посмотрим доверие к таким институтам, как правительство, парламент, полиция, отдельные министерства, оно ниже, 25-30%, а то и 15%. При таком низком доверии к основным институтам власти очень трудно проводить реформы. Еще есть цифра обобщенного доверия - доверия граждан к гражданам. Когда вас спрашивают: «Вы доверяете таким-то людям, которых вы не знаете, они не входят в ваш круг общения?» Как правило, у нас в стране 60-70% говорит, что не доверяет. Это очень высокий уровень недоверия. Но если спрашивают про тех, кто в вашем личном кругу, то доверяют 70%. У нас особый тип доверия сложился в обществе. Нужно наводить эти мосты доверия, которые являются существенным резервом реформ. Без них проводить преобразования очень трудно.

Контуры модели будущего будут связаны с ростом производительности, реформированием государства, продвижением частной инициативы, созданием среды для развития человеческого капитала, построением страны умных, здоровых и творческих людей, технологическим развитием, открытостью и интеграцией в глобальную экономику. Вся наша внешняя политика должна быть подчинена задаче технологического развития. И доверие, как важное условие для развития.

Мы провели опрос участников нашей сессии. Мне принесли его результаты. Какие вызовы, по вашему мнению, самые важные? Демографический – 12%, технологическое отставание – 26%, изоляция от внешних рынков – 19%, неэффективность госуправления – 30%, враждебность бизнес-среды – 13%. Соответственно, неэффективность государственного управления у нас получила максимальное число голосов как главный вызов. Это перекликается с тем, о чём я здесь говорил, хотя голосование прошло до моей презентации. Технологическое отставание на втором месте. Соответственно, зал сегодня в чем-то согласен со мной. Теперь нам надо прийти к согласию по поводу того, как отвечать на эти вызовы.

Экономический рост России в 2017 году

Датский Saxo Bank, зарекомендовавший себя как автор шокирующих прогнозов, вновь отличился экстремальными предсказаниями на предстоящий год. Время для прогноза было выбрано специально самое неподходящее — в день голосования на президентских выборах в США, за два часа до подведения итогов голосования. Но главный экономист банка Стин Якобсен, специально приехавший в Москву из Копенгагена на презентацию прогноза, заявил, что предвидит победу Трампа. Ему было понятно это еще в марте, утверждал Якобсен.

Уже тогда он знал, кто такой этот Трамп, заявил экономист, если взять Карла Маркса и скрестить его с главами центробанков ведущих стран, «то мы получим Трампа». Якобсен показал соответствующую картинку в презентации. Главы центробанков там были изображены в виде коллективной фотографии на память, а фото Трампа — с длинной растрепанной челкой. Из этого наблюдения Якобсен делает первый шокирующий прогноз.

«Сильный доллар в сочетании с намерением ФРС поднять ставку на заседании в декабре этого года практически гарантирует американской экономике рецессию», — отметил Якобсен.

Впрочем, это не самое худшее, что ждет Америку. Победа Трампа на выборах в США «может очень быстро обернуться массовым политическим переворотом и положить конец монополии республиканцев и демократов, обусловив переход к социальному протесту против глобализации, открытости и торговли».

По мнению Якобсена, Трамп победил только потому, что в США был нарушен общественный договор: власти обещали американцам выход из кризиса и новое процветание. Но за несколько последних лет ситуация не улучшилась.

Произошло обратное: «бедные стали еще беднее, богатые еще богаче, неравенство выросло, и американцы проголосовали за перемены, за Трампа, хотя еще 18 месяцев назад это казалось невозможным».

Негативные последствия победы Трампа не ограничатся американской экономикой. Рецессия в крупнейшей экономике мира приведет к новому шоку — глобальному замедлению экономического роста.

Возможна даже глобальная рецессия, прогнозирует Якобсен. «Наши прогнозы SaxoStrats подразумевают рецессию в США на фоне растущего фискального дефицита, который станет очевидным ближе к концу этого года, данная рецессия не оставит политикам выбора, придется задействовать фиксированные уровни долгосрочной доходности (как в Японии) и пресловутые вертолетные деньги», — прогнозирует эксперт банка.

Это намек на высказывание, которое приписывают экс-главе ФРС США Бену Бернанке, призывавшему разбрасывать деньги с вертолета для выхода из дефляции и стимулирования экономического роста (образ, взятый у нобелевского лауреата Милтона Фридмана). Для России прогноз также не самый радужный.

По словам Якобсена, он анализирует ситуацию в России уже 10 лет.

По словам экономиста Saxo Bank, «в последние 20 лет здесь ничего не меняется, поэтому давать прогнозы по экономике России очень легко».

Экономических реформ как не было, так и нет. Все планы по реформам ограничиваются разговорами.

Похоже, так случится и в этот раз, независимо от того, какую программу реформ напишет Алексей Кудрин и кто возглавит правительство. «Как можно нарастить мускулатуру, если вы не ходите на тренировки в спортзал и не пьете белковые коктейли», — иронизирует Якобсен. Впрочем, не все прогнозы Якобсена относительно будущего России так уж пессимистичны. Есть приятные сюрпризы.

«Санкции, скорее всего, будут сняты, не все, но хотя бы их часть, уже в 2017 году, что окажет положительное влияние на экономику», — сказал Якобсен. Отмена санкций ускорит рост ВВП России на 1 процентный пункт в год, что позволит выйти ему в ноль. В этом он солидарен с тем же Кудриным.

Ослабление санкций и грядущее снятие ограничений на доступ российских компаний и банков к международным рынкам капитала, в свою очередь, улучшат перспективы рубля. «Победа Трампа создает для рубля более конструктивные условия, чем было бы при победе Клинтон, для которой Россия была врагом», — говорит Якобсен.

По его прогнозу, курс доллара к концу года вырастет, но в 2017 году доллар ослабнет и будет находиться в диапазоне 58–60 руб.

Доллар покажет слабость и по отношению к другим валютам, считает Якобсен. Но при условии, что стоимость техасской нефти WTI останется примерно на нынешнем уровне. В 2017 году нефть будет торговаться в диапазоне $62–65 за баррель, хотя не исключено снижение ее стоимости в конце текущего года до $35–40.

Еще один стимул для укрепления рубля опять же связан с победой Трампа. ФРС не сможет теперь поднять ключевую ставку в декабре, потому что в первые месяцы итоги президентской кампании окажут негативное влияние на экономику США. «Глава ФРС опоздала на эту вечеринку, ставку надо было повышать еще летом, теперь поздно», — говорит Якобсен.

Зато ослабление американской валюты оживит сначала рынок нефти и золота, а затем и реальную экономику.

«В конце концов все будет хорошо с глобальной экономикой в перспективе нескольких лет. Потому что Трамп — это не решение проблем, зато это мощный пинок, это стимулятор перемен», — делает неожиданный вывод эксперт.

Не все прогнозы Saxo Bank сбываются. Из этих предсказаний вряд ли сбудется больше одного-двух, признается Якобсен. Но он считает, что мир достиг завершающей стадии парадигмы, доминировавшей со времен мирового финансового кризиса. «Путешествуя по миру в течение последних 12 месяцев, я понял, что мировые рынки находятся в некотором смысле в конце пути», — настаивает Якобсен. Сейчас, уверен он, формируется новая парадигма, при этом следует готовиться к тому, что вместе с ростом предельной стоимости денег вырастет волатильность и неопределенность.

Проблема экономического роста в 2017 году

Экономический рост является основным критерием, характеризующим экономику страны. Он означает поступательное движение экономики, ее прогресс и развитие. Основной показатель экономического роста - это темпы экономического роста. Существуют различные взгляды на решение проблемы экономического роста. Классическое направление экономической мысли ратует за повышение совокупного спроса населения на товары и услуги, за предпринимательство свободное от государственного вмешательства, за влияние природных ресурсов на рост экономики.

Сторонники монетарного направления выступают за монетарные методы экономического роста, связанные со снижением инфляции, повышением занятости населения, кредитной политикой. Сторонники кейнсианского направления выступает за государственное регулирование экономики, за рост государственных инвестиций в экономику, считая, что инвестиции главный фактор экономического роста. Сторонники институционально – социологического направления выступают за социально-политические факторы, за научно-технический прогресс, за изменение структуры экономики в сторону приоритетного развития наукоемких отраслей.

Экономический рост в России начался с 1999г. В 2000г. он превысил 10%. В последующие годы экономический рост постепенно замедлялся. В 2001г. темпы экономического роста составили 5,1%, в 2002г.- 4,7%, в 2003г.-7,3%, в 2004г.- 7,2%, в 2005г. - 6,4%, в 2006г.-8,2%, в 2007г.- 8,5%, в 2008г.- 5,2%, в 2010г.- 4,3%, в 2011г.- 4,3%, в 2012г.-3,4%, в 2013г.- 1,3%, в 2014г.- 0,6%. Экономика России за перечисленные годы росла в основном за счет увеличения экспорта энерго- ресурсов. Такая экономическая модель исчерпала себя. Требуется переход к новой экономической модели.

В 2015г. Россия под влиянием внешних и внутренних факторов входит в период кризиса, сопровождающегося падением всех макроэкономических показателей. Падение темпов экономического роста ожидается на 4,6%.

В 2016г. рецессия продолжится, но темпы падения сократятся до 1%.

В 2017г. сокращение ВВП может смениться восстановительным ростом равным 5,5-5,8%. Одна из причин экономического кризиса состоит в том, что правительство не смогло диверсифицировать экономику страны, избавить экономику от сырьевой зависимости. Президент страны во время беседы с российскими журналистами в июле 2015г. говорил: «Внешние факторы, безусловно, повлияли на нынешнюю ситуацию, но думаю, что наше упущение заключается в том, что за 20 лет мы так и не смогли диверсифицировать экономику. Бизнес продолжал вкладывать деньги туда, где быстрая и большая прибыль». Экономическая модель России ХХ1века должна создаваться, исходя из национальной идеи страны, и представлять собой программу реализации национальной идеи. Исследования, проведенные автором доклада, позволили следующим образом сформулировать национальную идею страны на период после 2020г.: «Создание общества благоденствия, равенства и справедливости». Исходя из теории, такой идее соответствует смешанная экономика, в которой главенствующую роль играет государственное планирование и регулирование.

Новая экономическая модель должна быть направлена на стабильное развитие страны, на выполнение социальных гарантий, на обеспечение обороноспособности. Отраслями, требующими развития в первоочередном порядке, являются: сельское хозяйство, которое должно полностью обеспечить население России качественной сельскохозяйственной продукцией; здравоохранение, базирующееся на передовом отечественном оборудовании и на отечественном производстве лекарств; образование, которое используя новые образовательные технологии, смогло бы в короткий срок подготовить менеджеров для государственного управления экономикой страны. Еще один приоритет - транспорт, без технического развития которого, без снижения стоимости перевозок невозможен рост промышленного производства.

Развитие машиностроения - путь диверсификации экономики страны. Ориентация на внутренне потребление в сочетании с развитием экспортных отраслей - еще одна задача при построении новой экономической модели России. Экспортные отрасли должны обеспечить за счет своих прибылей проведение диверсификации экономики, базирующейся на развитии наукоемких отраслей. Новая экономическая модель должна решить следующие задачи: увеличение темпов экономического роста; обеспечение полной занятости населения; отсутствие инфляции; стимулирование высокопроизводительного труда; сглаживание социального неравенства. Земля и недра земли остаются в ХХI веке собственностью государства. За использование земли и ее недр частными лицами или иностранными компаниями граждане России вправе получать определенную ренту. Формы собственности на средства производства могут быть разные, если это способствует реализации планов по развитию экономики сраны. Промышленная и аграрная политики должны учитывать приоритеты в распределении финансовых ресурсов. Исходя из государственных приоритетов и бизнес - планов производителей, должен составляться межотраслевой баланс оптимального развития, на основе которого осуществляется государственное регулирование экономического развития России.

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Насчет будущего экономики страны с перспективами развития у экономистов нет общего мнения. А причиной тому времена, в которых находится мир в данное время. Стремительное изменение ситуации в любую из сторон возможно. Потому и не стоит загадывать наперед и обнародовать для населения стабильно исполняемые сценарии.

Но если эксперты не будут этого делать, то они вовсе останутся без работы. Так что с особой осторожностью, но все же некоторые предположения относительно перспективы России в 2017 году встретить возможно. Это дает возможность читателю хотя бы немного заглянуть вперед и иметь представление.

Миру небезызвестно о позициях России как одного из числа богатейших стран в мире. С этим соглашаются как сторонники по политике, так и конкурирующие стороны. Но от проблем в экономике не застрахован никто, потому кризиса в 15-м году избежать не удалось. Да и темпы экономического роста сбавили обороты, и уменьшились в одночасье на 4%.

Причин для спада экономики оказалось более чем достаточно. Начиная с политической нестабильности на мировой арене, включая внутренние реформы, заканчивая обвалом валют и рядом следующих причин. Экономика сильно зависит от нефтегазового рынка, из-за чего вероятен прогноз неблагоприятный для нашей страны на год 2017. И пока бюджет государства в полной зависимости от успешности нефтяной отрасли, экономические проблемы будут стоять остро.

Следующее важно кредо – нависание политической ответственности. Это обусловлено продолжительной работой на мировой арене по доказательству всему земному шару статуса мировой державы. Это требует немалых финансовых трат из бюджета как на мирном поприще, так и в ведении борьбы с террористическими организациями. С такими позициями какие тут могут быть перспективы жизни в России в 2017 году. В добавок к этой причине накладывается еще и вопрос по развитию собственной промышленности. При наличии достойного потенциала, оставшегося еще со времен СССР, развивать нужно множество направлений. А с введением санкций этот вопрос обострился особенно сильно.

О переменах в лучшую сторону задумываться не приходится, ведь пока все перечисленное обуславливает современность и нынешнее состояние государства, о лучших временах думать не приходится. Однако думать совсем о плохом не стоит. Ведь пока народ нацелен на благополучие, оно действительно приходит. Только нужно проявлять инициативу всем, от кого ситуация может зависеть, а не одному конкретному лицу.

Разносторонние предсказания перспектив России на 2017 год

В случае положительного процесса, связанного с ростом экономики, в Министерстве могут прибавить около 0,7% по результатам ВВП уже за год 2016. Против прошлогоднего снижения на 3,9% это существенная прибавка. При дальнейшем сохранении таких позиций, можно будет вновь увидеть положительную динамику, на сей раз показателем в 1,9% за 2017 годовой период, а в дальнейшем и +2,4%.

Существуют даже предсказания перспектив России на 2017 год и дальнейший период от ключевых персон, имеющих непосредственное отношение к экономике страны. Так, бывшему председателю Минфинансов РФ Алексею Кудрину кажется, что до полного восстановления экономики должно пройти пара-тройка лет. С этим мнением соглашается и заокеанский финансист, американец Джордж Сорос. Ведь в российском государстве предостаточно финансов и резервных источников, какие можно применять в борьбе с экономическими трудностями. Лишь при падении стоимости нефтепродукта за отметку в 20 долларов не избежать исключительно негативного сценария в российской экономике. А при нынешних позициях более 50 долларов вполне возможен благоприятный исход с постепенным восстановлением экономики до нужного уровня.

Интересно, что Morgan Stanley после первичного позитивного прогноза выражает картину менее красочную.

Так, теперь предсказания перспектив России на 2017 год обернулись показателями по ВВП вместо первичных 1,7% со знаком плюс на все еще положительные 0,9%.

Для более положительного темпа роста требуется, чтобы и на нефтяном рынке кривая интенсивнее стремилась вверх, больше приближаясь к вертикальной оси. Здесь же предвещается и активное снижение инфляционного показателя до отметки 5…7%. Это лучшее подтверждение того, что череда экономического кризиса подходит к своему ожидаемому завершению.

При удачном развитии дальнейших событий в ближайшем будущем экономические новости смогут порадовать повышенным ростом в инвестиционном поприще, увеличением капитала по стране и снижением государственного дефицита. За счет активного развития собственного промышленного комплекса можно будет задуматься о создании долгосрочных перспектив по развитию всей державы. А пока сырье находится на коротком поводке с экономикой, из-за чего и происходят все трудности с бюджетной наполняемостью. В настоящее время есть уникальная возможность по улучшению ситуации, чтобы и капитал увеличился, и показатели экономики прибавляли интенсивнее.

По мнению ведущего банковского учреждения страны, Банка России, главный экономический критерий всего государства, ВВП должен был уже за 2016 год накинуть существенно, уровень 5-6%. Однако перспективы развития экономики России все же имеют место в повседневных прогнозах. Реальность такова, что едва получится приблизиться к 1%, да и то неплохо. Это позволяет судить о благоприятных переменах в ближайшем будущем.

Планирование экономического прогноза на год грядущий оставляет такие реалии. Все ожидания должны быть спокойными, ведь в одночасье о росте после кризиса можно разве что мечтать. Восстановительный процесс по части всех сфер, начиная промышленностью, заканчивая элементарной покупательской способностью населения, существенно снижен в темпах. В частности, перспективы России в 2017 году, прогнозы экономистов еще будут пересмотрены ближе к началу этого периода. А пока что стоит задуматься над предоставленной информацией и подготовить собственные суждения на изложенную тему.

Темпы экономического роста в 2017 году

Экономика России переходит к фазе восстановительного роста, что соответствует базовому прогнозу Банка России. По оценкам, в III квартале прекратилось снижение ВВП в квартальном выражении. В октябре-ноябре отмечался рост производства в промышленности, сообщается на сайте Банка России.

Вместе с тем сохраняется неоднородность процессов оживления экономической активности по отраслям и регионам. Продолжается развитие импортозамещения, а также расширение несырьевого экспорта по некоторым позициям, сформировались дополнительные точки роста в промышленности, в том числе в высокотехнологичных производствах. Наблюдается улучшение деловой активности в секторе услуг, связанных с обслуживанием бизнеса.

В целом за 2016 год выпуск товаров и услуг снизится на 0,5-0,7%, при этом в IV квартале ожидается небольшой положительный квартальный прирост ВВП. В 2017 году темпы экономического роста будут невысокими — менее 1%, затем увеличатся до 1,5-2% в 2018—2019 годах. Рынок труда подстраивается к новым экономическим условиям, безработица сохраняется на стабильном невысоком уровне.

«Данный прогноз исходит из консервативных предпосылок о низких темпах роста мировой экономики, среднегодовой цене на нефть около 40 долларов США за баррель на всем прогнозном горизонте, умеренном оттоке капитала и сохранении структурных ограничений развития российской экономики», — говорится в официальном сообщении регулятора.

В том, что наша страна окончательно выходит из полосы спада, все меньше сомневаются западные аналитики. По мнению опроса, проведенного международным агентством Bloomberg, Россия по итогам этого года покажет третий по величине показатель темпов экономического восстановления - плюс 1,4 процента. Как считают эксперты, прогноз вполне объективный, хотя есть факторы, которые могут помешать ему реализоваться.

По итогам 2017 года могут ускориться темпы роста экономик 62 стран, тогда как 33 страны покажут отрицательные достижения. На первом месте с показателем роста в 5,1 процента окажется Аргентина, за которой с 4,4 процента разместится Бразилия. С большим отрывом, но все-таки на почетном третьем месте будет Россия, которая сменит свой показатель с минус 0,3 процента в прошлом году до плюс 1,4 процента в текущем.

Как считают респонденты, которых опрашивал Bloomberg, России может помочь восстановление цен на энергоносители. Эту же причину, наряду с улучшением перспектив, а также снижением рисков оттока капитала, называет и агентство Standard & Poor s (S&P), которое на прошлой неделе повысило прогноз по кредитному рейтингу России со "стабильного" до "позитивного". Более того, "инвестиционный" рейтинг этим же агентством был возвращен вчера сразу 13 российским компаниям.

Отечественные эксперты отмечают, что прогноз Bloomberg вполне объективен.

Росту российской экономики может помешать только снижение нефтяных цен на мировом рынке.

"Российская экономика вошла в период относительной стабилизации, привыкла к новым условиям, так что на сегодняшний день в таких предположениях и оценках нет ничего удивительного", - полагает первый вице-президент "Российского клуба финансовых директоров" Тамара Касьянова. Хотя в российском Минфине считают, что результат может быть даже выше - 1,5-2 процента, напоминает она.

Как отмечают аналитики, серьезные геополитические риски, расширение экономических санкций и другие внешние угрозы в этом году России не угрожают. Более того, они могут быть даже снижены или смягчены, так что главным риском становится возможное падение нефтяных цен.

"Российская экономика по-прежнему является нефтезависимой, и если маневры ОПЕК и американских нефтедобытчиков окажутся недостаточно удачными, то цены на нефть могут опять попасть в нисходящий тренд, - предупреждает Тамара Касьянова. - Что не может не ударить по отечественной экономике, которая все еще довольно сильно зависит от нефтяной биржи".

Впрочем, несмотря на то, что в последние дни на рынках нефть немного лихорадит в районе 50-52 долларов за баррель, часть прогнозов, в том числе и международных, все-таки оптимистичны.

Показатели экономического роста 2017 года

Экономический рост представляет собой движение в развитии национального хозяйства, которое характеризуется изменением комплекса макроэкономических показателей, прежде всего, таких как ВВП и ВВП на душу населения.

Выделяют две группы показателей экономического роста: количественные (общие и частные) и качественные.

К общим количественным показателям относят показатели темпов роста и темпов прироста ВВП, ВВП на душу населения, ВНП, национальный доход. К частным количественным показателям относят: производительность труда, трудоемкость продукции, уровень фондоотдачи и фондоемкости (капиталоемкости).

К качественным показателям относят: развитость социальной инфраструктуры, уровень инвестиций в формирование человеческого капитала, показатели динамики свободного времени населения, степень социальной защиты населения, обеспеченность экологической безопасности и т.д.

Необходимо отметить, что между достижением количественных и качественных показателей экономического роста существуют определенные противоречия. Так, например, для ускорения темпов роста (улучшение количественного показателя) необходимо увеличить продолжительность рабочего дня и сократить число праздничных дней, однако это приведет к сокращению свободного времени населения (ухудшение качественного показателя).

Наиболее распространенным количественным выражением экономического роста выступают показатели темпов роста ВВП и ВВП на душу населения, которые измеряются в процентах. Выделяют высокие, средние, низкие и даже отрицательные темпы роста ВВП.

Целью экономического роста является обеспечение стабильных и высоких темпов наращивания объемов национального производства.

К задачам экономического роста можно отнести:

– наиболее полное использование экономического потенциала государства;
– увеличение масштабов национального производства;
– создание новых рабочих мест и снижение уровня безработицы;
– повышение доходов и уровня благосостояния населения;
– увеличение прибыльности и рентабельности отечественных предприятий;
– повышение уровня конкурентоспособности отдельных предприятий и национальной экономики в целом;
– расширение налогооблагаемой базы;
– увеличение доходов бюджетной системы и расширение финансовых возможностей государства;
– создание благоприятных экономических условий для обеспечения социальной стабильности;
– расширение международного экономического, политического и общественного влияния.

К принципам экономического роста следует отнести: устойчивость, сбалансированность, системность, многофакторность, инновационность, качественность, регулируемость, экологическая безопасность.

В качестве факторов экономического роста необходимо назвать:

– качество и объем человеческого капитала;
– количество и уровень квалификации трудовых ресурсов;
– степень задействованности трудовых ресурсов;
– обеспеченность запасами природных ресурсов;
– уровень технико-технологического развития отдельных предприятий и государства;
– предпринимательская и новаторская активность субъектов экономики;
– наличие свободных (незадействованных в производственном процессе) ресурсов;
– объем и доступность кредитного рынка;
– стоимость кредитных ресурсов;
– инвестиционный климат;
– эффективность экономической политики государства;
– налоговая политика;
– грамотная, эффективная, благоприятная и стабильная правовая база;
– отсутствие административных барьеров.

Выделяют различные подходы к классификации факторов экономического роста.

В зависимости от характера и типа экономического роста выделяют:

– экстенсивные факторы: увеличение численности работников, увеличение объемов потребляемого сырья и материалов, рост инвестиций в основной капитал при сохранении прежнего уровня технологий;
– интенсивные факторы: ускорение научно-технического прогресса, повышение производительности труда и квалификации работников, улучшение использования основного и оборотного капитала.

В зависимости от способа воздействия выделяют:

– прямые факторы: количество и качество трудовых ресурсов, количество и качество природных ресурсов, объем основного капитала, уровень технологий, степень развития предпринимательских способностей;
– косвенные факторы: уровень монополизации рынка, развитость банковской и кредитной систем, налоговый и инвестиционный климат в стране, справедливость распределения доходов в обществе.

В зависимости от природы движущих сил экономического роста выделяют:

– экономические факторы: количество и качество используемых ресурсов, инвестиционный климат, эффективность банковской системы;
– неэкономические факторы: военно-политические, географические, климатические, культурные и т.д.

К условиям, стимулирующим устойчивый экономический рост в долгосрочной перспективе, следует отнести: накопление человеческого капитала, фундаментальные и прикладные научные исследования, формирование экономических институтов и инфраструктуры, эффективная государственная политика, социальная стабильность, качественное образование и т.д. Наличие указанных условий позволяет обеспечить: научно-технический прогресс, повышение производительности труда, снижение показателя средних издержек, увеличение производительности человеческого капитала, модернизацию физического капитала, рост доходов большинства субъектов экономики.

Факторы экономического роста 2017 года

Улучшение настроения правительства в отношении перспектив российского экономического роста в 2017 г., судя по всему, неустойчиво, и ему угрожают пять факторов.

Первый связан с тем, что быстрый рост импорта в 1К17 может и не быть знаком улучшения инвестиционной активности, как это интерпретируют, но лишь отражает решение компаний наращивать запасы в условиях крепкого рубля. Ипотечный сегмент, динамика которого лучше чем не ипотечного, не смог позитивно повлиять на строительный сектор, темпы падения которого ускорились в 2016 г. до 4,2% г/г. Неоднозначно и потребление: социальные выплаты менее эффективны для стимулирования потребления, чем рост зарплат госсектора, и пока рост розничных кредитов не ускорится до 18% г/г в 2017 г. потребители должны будут выплачивать проценты по долгу, вычитая эти суммы из своего потребления. Наконец, продолжающаяся дискуссия правительства по поводу изменения схемы налогообложения домохозяйств оказывает давление на перспективы потребления и предусматривает более медленное восстановление экономической активности. Мы подтверждаем свой прогноз роста ВВП на 0,8% г/г на 2017 г.

Правительство прогнозирует рост ВВП на 2,0% в этом году

Ряд факторов, представляющих угрозу этому прогнозу, могут разочаровать. Минэкономразвития недавно представило весьма оптимистичный прогноз роста ВВП на 2% в 2017 г. и на 1,5-2,5% г/г в 2018-2020 гг. Так как помесячной статистики по росту ВВП ведомство не представляет с декабря прошлого года, понять, насколько реалистичен этот прогноз, сложно. Первая официальная цифра по росту ВВП за 2017 будет обнародована только 16-19 июня. До этого времени мы хотели бы обратить внимание на те факторы (их пять), которые могут привести к возможному расхождению прогнозной и фактической цифр.

Первый фактор – быстрый рост импорта может отражать процесс создания запасов, а не ускорение инвестиционной активности

Оптимистичный взгляд правительства главным образом основывается на допущении о том, что сильное ускорение роста импорта в последние месяцы свидетельствует о предстоящем возобновлении инвестиционной активности. Тот факт, что доля импорта машин и оборудования выросла с 42% совокупного импорта за 2016 до 44% за 2017, судя по всему, полностью совпадает с этим допущением. В то же время опасение связано с тем, что за ростом импорта, который происходил по всем категориям товаров и суммарно ускорился до 25% г/г в 2017, может стоять решение компаний нарастить запасы при сильном рубле.

Второй фактор – ориентация бюджета на социальные выплаты, а не на индексацию зарплат госсектора – плохая новость с точки зрения спроса

Второе опасение связано с бюджетной политикой. Несмотря на приближение президентских выборов 2018 г., Минфин предпочитает сохранить бюджетные расходы, привязанными к сценарию цены на нефть $40/барр. Первоначальные ожидания в этом году были связаны с тем, чтобы для того, чтобы выполнить указы президента, предполагающие повышение зарплат в здравоохранении и образовательной сфере, правительство должно бы было понести дополнительные социальные расходы. Однако складывается впечатление, что выход будет найден иной: в здравоохранении повышение зарплат произойдет за счет сокращение штата, а в образовании, по неофициальным данным, ряд сотрудников ВУЗов переведут на полставки, чтобы удвоить зарплаты в отчетности. Второй момент связан с тем, что, хотя на социальные расходы пришлось 39% расходов федерального бюджета в 1К17, и они росли на 29% г/г против 8% в целом по расходам, инфляция оказалась ниже прогноза в феврале-марте. Таким образом, заморозка зарплат госсектора будет сдерживать восстановление спроса, тогда как социальные выплаты пенсионерам оказывают только слабый эффект на конечный рост.

Третий фактор – отсроченное восстановление кредитной активности сдерживает восстановление потребления

Третье опасение по поводу экономического роста в этом году связано с тем, что кредитная активность находится под давлением. На март 2017 г. корпоративное кредитование продолжало сокращаться, снизившись на 5,3% г/г с учетом коррекции на валютную переоценку. Как мы указывали ранее, это связано с сокращением валютного кредитного портфеля, который компании пытаются погасить, используя преимущества периода укрепления рубля; кроме того, рост рублевого корпоративного кредитного портфеля, который составлял 4,0% г/г с середины 2016 г., замедлился до 1,6% г/г в марте 2017 г. Несмотря на обнадеживающий рост на 0,7% м/м в марте, среднемесячный рост розничных кредитов составлял всего 0,2% м/м с 2016 г.; задержка кредитного роста – главный сдерживающий фактор для восстановления потребительского тренда. По нашим расчетам, если рост розничного кредитования сохранится ниже 18% г/г в 2017 г., потребители должны будут обслуживать существующие кредиты (1,9 трлн. руб. годовых процентных платежей) собственными средствами; при росте рынка розничного кредитования на 10% г/г в этом году (повышение на 1,1 трлн. руб.), на обслуживание долга (прирост кредитного портфеля за вычетом процентов по текущему долгу) уйдет 2% из годового потребления домохозяйств. В этом случае можно говорить о том, что уже четвертый год подряд сохраняется отрицательное расхождение между ростом кредитов (повышение долга) и обслуживанием долга (проценты по существующим кредитам), т.е. потребители обслуживают существующий долг собственными средствами: в предыдущие кризисы этот период продолжался всего два года.

Четвертый фактор – нет связи между ростом ипотеки и строительством

Крайне медленно происходит восстановление кредитной активности и ее трансмиссия малоэффективна: в частности, рост ипотеки слабо отражается в строительстве. Хотя рост ипотечного рынка замедлился только в 2015 г. и пока еще сохраняется высоким (примерно на уровне 10% г/г), строительство уже в 2014 г. демонстрировало спад. В 2016 г. сектор снизился на 4,2% г/г, что указывает на ускорение спада с 2015 г. несмотря на устойчивый рост ипотечного рынка. Согласно различным обзорам сектора, в 2016 г. из 4 млн. кв. м. новой жилой недвижимости в Москве продан был только 1 млн. кв. м. Строительство, как мы указывали ранее, это сектор, долговая нагрузка которого снижалась быстрее в сравнении с другими секторами с 2015 г.: в 2016 г. она сократилась на 14% г/г и за 2017 кредитование строительного сектора сократилось еще на 7% с начала года.

Неопределенность налоговой политики – пятый и последний фактор, препятствующий росту

Восстановление экономики сталкивается с сильными препятствиями из-за неопределенностей в части налогового режима после 2018 г. Российские СМИ пестрят комментариями, указывающими на возможность увеличения подоходного налога, НДС, пересмотра пенсионного возраста, и тд. Независимо от того, какое решение примет правительство, для компаний это будет знаком того, что изменения в налоговой политике будут оказывать давление на благосостояние населения с 2018 г. Эта неопределенность может стать главной причиной ожиданий крайне медленного восстановления, если вообще оно будет, инвестиционной активности, таким образом, оказывая давление на рост в 2017.

Учитывая пять указанных нами факторов, мы по-прежнему придерживаемся своего осторожного прогноза роста ВВП на 0,8% г/г на 2017 г. Мы считаем, что потенциал роста главным образом связан с возможно более быстрым в сравнении с ожиданиями восстановлением розничного кредитования. Что касается таких факторов как строительство и корпоративное кредитование, в данный момент почти нет знаков, указывающих на возможность какого-либо позитивного сюрприза. Чтобы поддержать оптимизм у компаний, правительство должно бы прояснить масштаб налоговых изменений. Однако, учитывая, что эта проблема социально чувствительна, мы сильно сомневаемся в том, что это произойдет ранее середины 2018 г.

тема

документ Экономический анализ 2017
документ Экономическая деятельность 2017
документ Ценообразование 2017
документ Ценные бумаги 2017
документ Хозяйственная деятельность 2017
документ Финансовый контроль 2017

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Новые налоги с 2021 года
Прогноз курса доллара на 2021 год
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.