Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Международный трансфер прав интеллектуальной собственности

Международный трансфер прав интеллектуальной собственности

Международный трансфер прав интеллектуальной собственности

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Торговые аспекты передачи прав интеллектуальной собственности
  • Урегулирование споров и переходные меры
  • Значение для России вступления в ВТО
  • Соглашение ТРИПС

    Торговые аспекты передачи прав интеллектуальной собственности

    После успешного завершения Уругвайского раунда международная торговая система расширилась и углубилась в значительной степени благодаря приверженности стран-участниц Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). В соответствии с положениями Соглашения, члены ВТО выполняют разнообразные обязательства, связанные как с видами охраняемых прав интеллектуальной собственности, так и с их применением. В ходе переговоров о вступлении в ВТО Россия должна будет продемонстрировать свою способность соблюдать такие обязательства.

    По ряду причин это будет непростой задачей. Несмотря на то, что одни основные стандарты материально-правовой защиты Соглашения по ТРИПС в целом отражают международные нормы, другие далеко выходят за их рамки, например, строгие ограничения обязательного лицензирования патентов и расширенная защита известных торговых марок. Для удовлетворения этим требованиям России могут понадобиться значительные изменения режима интеллектуальной собственности.

    Однако самая сложная задача связана с требованиями Соглашения в отношении правоприменения. Многие положения по правоприменению помимо требований к процедурным мерам формулируют результаты. Эти результаты описаны с помощью общих терминов с акцентом на способности национальных режимов интеллектуальной собственности обеспечить материально-правовую защиту, гарантируемую ТРИПС. Национальные режимы будут оцениваться не только по наличию юридических процедур доступа к средствам судебно-правовой защиты, по также и по тому, насколько эффективны эти процедуры на практике и насколько адекватны сами средства.

    Переговоры о вступлении России в ВТО скорее всего сфокусируются па том, насколько эффективно существующий режим позволяет добиться этих результатов, а также на том, что представляется более важным: каковы шаги, предпринимаемые по его оптимизации в настоящее время, и что будет предпринято в будущем. Это неизбежно откроет дискуссию о том, что делает Россия для решения традиционных проблем, вызывающих озабоченность других стран, особенно США: пиратские компакт-диски, кассеты и программное обеспечение, а также контрафактные товары. С точки зрения политики, связанной с достижением результатов правоприменения, будет рассматриваться широкий круг мер, включая комбинацию правовой реформы, выделение ресурсов на административные меры в российской системе интеллектуальной собственности и образования.

    Для облегчения анализа, необходимого для подготовки переговорной позиции по ТРИПС, приведем обзор действующего Соглашения по ТРИПС и возможной эволюции повестки дня по интеллектуальной собственности в ВТО, а также попытаемся оценить возможное значение и того, и другого для переговоров о вступлении России в ВТО. Однако, чтобы очертить контекст дискуссии, начнем с краткого рассмотрения факторов, обусловливающих включение вопросов интеллектуальной собственности в повестку дня переговоров.

    Разработка торговых правил в сфере интеллектуальной собственности

    Растущее значение интеллектуальной собственности в условиях глобальной экономики.

    Вопросы прав интеллектуальной собственности и возможность их применения в международном масштабе стали предметом растущей озабоченности по нескольким взаимосвязанным причинам, коренящимся в глобализации бизнеса. Одним из аспектов глобализации является проникновение иностранных компаний на новые рынки. Настороженность компаний, занимающихся экспортом продукции или непосредственно инвестирующих в новые рынки, вызвана низким (по крайней мере — на практике) уровнем защиты интеллектуальной собственности по сравнению с имеющимся на западе. Изменение направления торговых потоков, связанное с тем, что компании избегают стран со слабой защитой интеллектуальной собственности, вызывает искажения в торговле. Аналогично, в условиях недостаточной защиты интеллектуальной собственности, местные компании могут занять нишу продаж иностранных владельцев интеллектуальной собственности, копируя иностранную интеллектуальную собственность и продавая полученную таким образом продукцию. В тех случаях, когда местные компании экспортируют скопированную продукцию в третьи страны, они также могут вызвать «искажение» экспорта в эти страны реальными владельцами интеллектуальной собственности.

    Глобализация также означает, что компании в любой стране все более и более испытывают влияние международной конкуренции, а это требует доступа к самой совершенной технологии.  Такое «веление» конкуренции имеет двоякое значение для прав интеллектуальной собственности. Во-первых, владельцы прав интеллектуальной собственности более ревностно охраняют их там, где возможно предотвратить доступ других лиц к конкурентоспособным технологиям. Во-вторых, благодаря быстрому развитию технологий копирования компании в условиях слабой юрисдикции в сфере интеллектуальной собственности будут пользоваться копированием ради доступа к значимым технологиям, что еще более усугубит искажения, вызванные низким уровнем охраны прав интеллектуальной собственности.

    Растущая доля интеллектуальных активов в торговле увеличивает влияние слабой защиты интеллектуальной собственности, что приводит к серьезным экономическим последствиям. По оценкам Комиссии США по международной торговле перед началом Уругвайского раунда, только американские компании потеряли от 43 до 61 млрд. долл., из-за недостаточного уровня защиты прав интеллектуальной собственности.  Эта экономическая подоплека законов о защите интеллектуальной собственности в конце концов заставила США, Канаду, Европейский Союз, Японию и другие страны искать международное решение в рамках ГАТТ.

    Недостатки международной системы интеллектуальной собственности, существовавшей до Соглашения по ТРИПС

    В течение долгого времени вопросы интеллектуальной собственности контролировались Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) в рамках системы международных договоров. ВОИС является агентством ООН.

    Наиболее важные и общепринятые из этих договоров:

    1)            Международная конвенция по защите промышленной собственности (Парижская конвенция),  которая распространяется на патенты, торговые марки, промышленные образцы;

    2)            Конвенция по защите литературных и художественных произведений (Бернская конвенция) об авторском праве;

    3)            Международная конвенция об охране прав исполнителей, производителей звукозаписей и вещательных организаций (Римская конвенция), которая рассматривает аспекты авторского права, включая права исполнителей, производителей звукозаписей и вещательных компаний.

    Однако по ряду причин эти договоры оказались неэффективными для решения серьезных проблем в сфере торговли.

    Одной из слабых сторон международного режима, существовавшего до Соглашения по ТРИПС, было несоблюдение положений договоров большим числом развивающихся стран, в том числе и некоторыми из новых индустриализованных стран. Сами договоры имели несколько серьезных недостатков. Основные конвенции — Бернская и Римская — в частности, не распространялись на критически важные новейшие биотехнологии и компьютерные технологии. И в самом деле, конвенции не формулировали даже минимальных стандартов и требовали только наличия национального режима. Кроме того, ни одна из них не предусматривала эффективного механизма урегулирования споров.10 Соответственно, страны — участницы имели значительную гибкость в вопросе определения того, как они могут воплощать свои обязательства, что приводило к различиям уровней защиты и широко распространенному отсутствию правоприменения".

    Процесс совершенствования системы столкнулся с трудностями из-за коренных различий взглядов на природу и назначение интеллектуальной собственности. Наиболее развитые страны обычно рассматривают защиту интеллектуальной собственности как один из основных механизмов поощрения инвестиций в исследования и разработки и коммерциализации получаемой продукции. Таким образом, создатели интеллектуальной собственности могут получить отдачу от своих вложений только при возникновении временной монополии при коммерческой эксплуатации своих произведений в форме права интеллектуальной собственности. Напротив, многие развивающиеся страны во главе с Индией считают, что интеллектуальная собственность принадлежит обществу и не является частной собственностью ее создателя. С этой точки зрения монополия на интеллектуальную собственность должна быть максимально узкой или практически сводиться к нулю, что обеспечивает к ней широкий доступ. На прагматическом уровне развивающиеся страны не стремились принять точку зрения развитых стран, так как главным последствием перехода к более высокому уровню защиты интеллектуальной собственности, по крайней мере на короткий срок, стало бы увеличение выплат роялти владельцам прав интеллектуальной собственности, преимущественно иностранным.



    Наконец, развитые страны Запада не считают ВОИС достаточно эффективным форумом, способным справиться со слабостями международной системы, существовавшей до ТРИПС. ВОИС парализована глубокими различиями как между развитыми и развивающимися странами, так и между бывшими социалистическими государствами. Более того, поскольку организация имела дело только с интеллектуальной собственностью, не было возможности увязать вопросы интеллектуальной собственности и торговли в рамках ВОИС.  Возможность компромиссов между растущей защитой интеллектуальной собственности и другими торговыми концессиями стала ключом к успеху переговоров по ТРИПС в ходе Уругвайского раунда.

    Необходимость обращения к вопросам интеллектуальной собственности в сочетании с осознаваемой неспособностью ВОИС справиться с этой задачей стимулировали движение к единым действиям, особенно в США. Соединенные Штаты все чаще связывали снижение своей конкурентоспособности с отсутствием эффективного правоприменения в области интеллектуальной собственности американских компаний, побуждая администрацию перейти к мерам, предусмотренным торговым правом США. Например, Специальным разделом 301 Акта о торговле США установлено, что торговый представитель США должен определять, какие именно страны не обеспечивают адекватные и эффективные меры по защите прав интеллектуальной собственности или честного и справедливого доступа на рынки американским лицам, полагающимся на защиту прав интеллектуальной собственности. Затем такие случаи расследовались, и в конечном итоге эти страны сталкивались с угрозой ответных мер. Другим важным инструментом является раздел 337 Акта о торговле.  Это положение позволяет компании обратиться в Комиссию США по международной торговле за распоряжением, прекращающем ввоз в США продукции, которая, возможно, нарушает американские права интеллектуальной собственности.  Используя эти и другие меры, США пытались найти двусторонние решения отдельных проблем.

    В то время, когда США и другие страны  переходили к односторонним действиям в целях поддержания интересов владельцев прав интеллектуальной собственности, росла заинтересованность в повышении уровня ее защиты. Все больше и больше стран стали рассматривать укрепление прав интеллектуальной собственности как часть стратегии, стимулирующей национальную инновационную деятельность и передачу технологий от зарубежных владельцев прав интеллектуальной собственности.  Альтернативный подход к получению доступа к технологиям через режим их обязательной передачи, сочетающийся с ограничениями прав интеллектуальной собственности, оказался в основном неэффективным. Тем не менее со стороны менее развитых стран сохранялась значительная оппозиция повышению уровня защиты.

    Вновь обретенная открытость некоторых стран способствовала успеху двусторонних усилий по совершенствованию стандартов защиты;  включение интеллектуальной собственности в повестку дня переговоров под эгидой ГАТТ давало некоторые преимущества странам, добивающимся более высокого уровня защиты интеллектуальной собственности. Очевидно, что в случае успеха соглашение об интеллектуальной собственности в рамках ГАТТ будет обязательным для гораздо более широкого круга стран, чем договоры по интеллектуальной собственности. Поскольку компромиссы в других областях можно было урегулировать в контексте переговоров по ГАТТ, вероятность достижения консенсуса о повышении уровня защиты интеллектуальной собственности также более вероятна в рамках ГАТТ. Как следствие, по примеру США при поддержке Японии, Европейского Союза и Канады аспекты интеллектуальной собственности, связанные с торговлей, были включены в повестку Уругвайского раунда.

    Соглашение по ТРИПС

    Соглашение по ТРИПС, представляющее собой часть Заключительного акта Уругвайского раунда, знаменует собой крупные изменения в международном регулировании вопросов интеллектуальной собственности.  В нем были не только установлены расширенные стандарты того, что должно быть защищено, но и — впервые — были сформулированы минимальные стандарты правоприменения. На все эти обязательства распространяется положение об обязательном урегулировании, которое также является частью Заключительного акта. Процедуры правоприменения и урегулирования споров заметно укрепляют режим, существовавший до ТРИПС, хотя точная степень этого будет зависеть от подхода, избранного судом.  Рассмотрим принципиальные черты Соглашения по ТРИПС.

    Применение принципов ГАТТ/ВТО и предшествующие международные соглашения (ст. 25, 63)

    Соглашение по ТРИПС вводит основные принципы Г ATT: национальный режим (ст. 3), режим наибольшего благоприятствования (ст. 4) и транспарентность (ст. 63). Обязательство в отношении национального режима имеет исключения в соответствии с Бернской, Парижской и Римской конвенциями.  Страны — участницы могут отступать от режима наибольшего благоприятствования в той степени, которая допускается положениями взаимности Бернской и Римской конвенций.  Любое преимущество, предоставленное какому-либо государству в соответствии с договором о судебной поддержке или исходя из предыдущих соглашений об интеллектуальной собственности, также исключается из обязательств режима наибольшего благоприятствования.  Права исполнителей на их произведения, производителей на звукозаписи и вещателей на вещание — все в целом называются смежными правами, так как они связаны с авторским правом, и охраняются в соответствии с условиями Соглашения по ТРИПС, иначе режимы наибольшего благоприятствования или национального режима к ним не применяются. Наконец, обязательства по национальному режиму и режиму наибольшего благоприятствования не распространяются на процедуры, относящиеся к приобретению и поддержке прав интеллектуальной собственности, установленных в многосторонних соглашениях, заключенных под эгидой ВОИС.

    Основные материально-правовые обязательства Парижской конвенции, Бернской конвенции (ст. 1  21) и Вашингтонской конвенции по интегральным микросхемам должны соблюдаться. Эти договоры в полной мере сохраняют свою силу для стран, подписавших эти конвенции.

    Повышение материально-правовых стандартов защиты

    Одной из ключевых черт Соглашения по ТРИПС является то, что оно повышает уровни материально-правовой защиты прав интеллектуальной собственности во всех традиционных сферах интеллектуальной собственности: авторское право, торговые марки, географические указания, промышленные образцы, патенты, интегральные микросхемы и права на закрытую информацию. При этом некоторые проблемы, возникшие в связи с появлением новых технологий, были приняты во внимание особо, поэтому Соглашение по ТРИПС выходит за рамки существовавшего ранее международного режима. Особенно важно, что благодаря широкому членству ВТО эти обязательства распространяются на гораздо большее число участников и поддерживаются стандартами ТРИПС по правоприменению, которые будут рассмотрены ниже, и процессом урегулирования споров в рамках ВТО.

    Авторское право (ст. 9 — 14). Авторское право является исключительным правом, предоставленным создателю литературного или художественного произведения для защиты его от копирования другими лицами. Оно не защищает автора от кого-либо, кто может самостоятельно создать подобное произведение, а также не распространяется на идеи, процедуры или математические концепции.

    Соглашение по ТРИПС требует от всех стран-участниц соблюдения статей с 1 по 21 Бернской конвенции (за исключением моральных прав).  Но по нескольким важным аспектам Соглашение по ТРИПС выходит за рамки Бернской конвенции. В частности, ТРИПС содержит некоторые положения, значительно расширяющие сферу охраны авторских прав. Участники должны предоставлять компьютерным программам такую же защиту, как и литературным произведениям, а компиляции данных охраняются, если выбор и организация элементов базы данных являются оригинальными. Авторское право не распространяется на саму информацию. Авторы компьютерных программ, фильмов и звукозаписей должны получить исключительное право контроля за прокатом их произведений.

    Соглашение по ТРИПС также устанавливает минимальные стандарты для некоторых смежных прав. Исполнители должны быть защищены от несанкционированного копирования и тиражирования записей их выступлений, также как и от несанкционированных трансляций их «живых» выступлений не менее чем в течение 50 лет. Производители звукозаписей должны иметь право препятствовать тиражированию своих записей в течение 50 лет, а вещающие организации должны предотвращать подделку, тиражирование и ретрансляцию своих программ, по крайней мере, в течение такого же срока.

    Торговые марки (ст. 15-21): Торговые марки — это слова или символы, которые служат для идентификации товара или услуги. Они имеют определенную важность для потребителей, так как помогают им дифференцировать продукцию, представленную на рынке. В качестве показателя качества или других характеристик торговые марки имеют также большое экономическое значение для производителей. Законы о торговых марках дают их владельцам эксклюзивное право запрета на использование другими лицами той же или сходной марки для тех же или сходных товаров или услуг.

    Соглашение по ТРИПС устанавливает некоторые минимальные требования для торговых марок, выходящие за рамки положений Парижской конвенции. Минимальный срок защиты должен составлять не менее 7 лет и быть возобновляем. Предусматривается также расширенная защита известных марок, которая уточняет обязательства в отношении известных марок в соответствии со статьей 6бис Парижской конвенции. Такие марки охраняются от использования другими лицами, даже если товары или услуги, для которых используются эти марки, не сходны с товарами или услугами владельца торговой марки. Это положение было внесено в основном как реакция на требование США. Были запрещены некоторые требования, уменьшающие экономическую выгоду владельцев торговых марок. Ранее некоторые страны требовали, чтобы иностранные торговые марки использовались вместе с местными марками как способ продвижения «гудвилл» местных компаний, или разрешали обязательное лицензирование торговых марок. Ни то, ни другое Соглашением по ТРИПС не разрешается.

    Географические указания (ст. 22-24). Географические указания часто имеются на ярлыке или упаковке товара и идентифицируют товар, как исходящий из определенной местности, при этом уровень качества или иная характеристика увязываются с географическим местом происхождения товара. В соответствии с Соглашением по ТРИПС, страны-участницы должны иметь средства предотвращения использования каких-либо указаний, вводящих в заблуждение относительно происхождения товаров, и любого использования географического указания, которое будет являться недобросовестной конкуренцией. Более высокие уровни защиты имеются в случае географических указаний для вин и спиртных напитков: запрещены использование переводов и омонимов указаний и добавление слов «как» или «типа» в качестве ссылки на происхождение. Обязательства по защите географических указаний имеют некоторые исключения. Например, если использование указания противоречит ТРИПС, но само указание уже использовалось не менее 10 лет, страна-участница не обязана прекращать его использование.

    Включение географических указаний в Соглашение по ТРИПС представляло особый интерес для европейцев. Лишь в некоторых других странах до заключения Соглашения по ТРИПС существовали законы о географических указаниях. Это стало одной из причин исключения, допускающего использование географического указания, применявшегося в течение длительного периода времени еще до завершения Уругвайского раунда.

    Промышленные образцы (ст. 25 — 26). Промышленные образцы — это аспекты товаров, например, форма или модель, в отличие от их функциональных характеристик. Соглашение по ТРИПС требует, чтобы участники предоставляли защиту новым или оригинальным образцам на 10 лет, в течение которых они должны препятствовать изготовлению, продаже или импорту изделий, конструкция которых является копией охраняемого образца.

    Патенты (ст. 27 — 34). Патент — это исключительное право, предоставленное изобретателю нового и полезного продукта, или процесс его защиты от эксплуатации другими лицами.  Обычно патенты можно получить только в результате длительного процесса рассмотрения государством, требующего раскрытия изобретения.

    Соглашение по ТРИПС требует патентной защиты для изобретенных продуктов и процессов в течение 20 лет, если изобретение представляет собой инновационный шаг, который может найти применение в промышленности. Участники должны предоставлять патентную защиту без дискриминации в отношении сферы технологии или места изобретения. Это требование строжайшим образом ограничивает возможности стран по сохранению национальных патентных режимов, отрицающих или ограничивающих защиту в определенных областях, для обеспечения расширенного доступа общественности к продукции в этих областях, защищенных патентами. Например, в настоящее время запрещены патентные законы многих стран, устанавливающие особые режимы ограничений или запретов на патенты на фармацевтическую и сельскохозяйственную продукцию.

    Очень широкие рамки патентоспособности очерчены некоторыми исключениями. Страна-участница может исключить из патентования коммерческую эксплуатацию патентов, необходимых для охраны orcire publique или морали, включая защиту жизни или здоровья человека, животных или растений и предотвращения серьезных последствий для окружающей среды.

    В нижеследующих областях патенты не выдаются:

    1)            на диагностические, терапевтические и хирургические методы лечения человека и животных;

    2)            на растения и животных (кроме микроорганизмов);

    3)            на биологические процессы для производства растений или животных (кроме микробиологических процессов).

    Эти исключения определяют суть патента уже, чем действующие законы США и Европы, и будут пересмотрены в ближайшее время.

    Ст. 28 Соглашения по ТРИПС требует, чтобы патенты давали патентовладельцу исключительное право на препятствование изготовлению, использованию, выставлению на продажу, продаже или импорту для какой-либо из этих целей запатентованного продукта другими лицами. Патенты на процессы должны давать патентовладельцу тот же набор прав на продукцию, непосредственно получаемую в результате процесса, а также право на предотвращение использования процесса другими лицами. Владение патентом должно также давать право на передачу и лицензирование патента.

    Развитые страны стремились ограничить применение обязательного патентного лицензирования. В условиях режима обязательного лицензирования государство, по заявке будущего получателя лицензии, может потребовать от патентовладельца предоставить лицензию на конкретных условиях. США решили полностью искоренить обязательное лицензирование. Хотя Соглашение по ТРИПС допускает обязательное лицензирование, оно вводит значительные ограничения его условий (ст. 31). Будущий получатель лицензии должен попытаться получить лицензию от патентовладельца на разумных коммерческих условиях. Если же в течение разумного периода времени это сделать не удалось, тогда государство может выдать обязательную лицензию, но только в соответствии с ограничениями, призванными, насколько возможно, снизить степень вмешательства в права патентовладельца. Обязательная лицензия должна ограничиваться особым назначением, быть неисключительной, непередаваемой, ограниченной поставками на национальный рынок, и требовать от получателя лицензии выплаты адекватного вознаграждения. Лицензии государствам должны выдаваться на тех же условиях, за исключением того, что государства могут разрешить общественное некоммерческое использование патентов.

    Интегральные микросхемы (ст. 35-38). По Соглашению ТРИПС интегральные микросхемы, известные также как полупроводниковые чипы, должны иметь защиту, аналогичную патентной, но по ряду важных аспектов несколько «ослабленную».40 Защита основывается  на Вашингтонском договоре по интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем с некоторыми дополнениями.    Топологии интегральных микросхем должны охраняться в течение 10 лет после регистрации прав их обладателем. Вашингтонский договор предусматривал защиту только на 8 лет. Правообладатели могут запретить другим лицам импортировать, продавать или распространять их интегральные микросхемы в целях извлечения коммерческой выгоды. Однако, в отличие от патентов, неумышленное нарушение «прощается» при условии, что нарушитель выплатит разумные роялти. Защита должна распространяться на интегральные микросхемы, включающие контрафактные топологии и изделия, имеющие в своем составе такие интегральные микросхемы. Обязательное лицензирование и государственное использование регулируются теми же правилами, что и для патентов. Эти правила налагают более строгие ограничения на обязательное лицензирование, чем Вашингтонский договор.

    Торговые секреты (ст. 39). Торговые секреты представляют собой информацию или технологию, имеющую ценность для обладателя постольку, поскольку конкуренты этой информацией или технологией не располагают. В соответствии с Соглашением по ТРИПС торговые секреты должны охраняться при выполнении некоторых условий.  Торговый секрет является секретом в силу своей неизвестности, имеет благодаря этому ценность, и лицо, им владеющее, предпринимает разумные шаги по обеспечению его секретности. При выполнении всех этих условий, законы страны-участницы должны защитить секрет от раскрытия, если это не противоречит честной коммерческой практике: например, в случае нарушения контракта и, возможно, промышленного шпионажа.

    Действия против конкурентов (ст. 40). Во многих странах существуют законы, которые призваны препятствовать злоупотреблению монопольными правами, возникшими в соответствии с правилами интеллектуальной собственности. Соглашение по ТРИПС признает права каждой страны на принятие мер в этой области.

    В качестве примеров антиконкурентных действий, в том числе злоупотреблений правами интеллектуальной собственности, Соглашение по ТРИПС, в частности, выделяет три вида случаев:

    1)            положения, по которым владелец прав интеллектуальной собственности требует от обладателя лицензии вернуть владельцу право интеллектуальной собственности при любом улучшении технологии, сделанным обладателем лицензии;

    2)            обязательства, налагаемые на обладателей лицензий, не должны противоречить действительности прав владельца лицензии на интеллектуальную собственность;

    3)            принудительное пакетное лицензирование, когда владелец лицензии соглашается принять лицензию и на другую интеллектуальную собственность.  Соглашение по ТРИПС также требует, чтобы средства борьбы со злоупотреблениями согласовывались с другими положениями Соглашения.

    Стандарты эффективного правоприменения (ст. 41-61)

    Соглашение по ТРИПС вводит всеобъемлющий кодекс процедур для национального правоприменения. Этот кодекс представляет собой беспрецедентное вмешательство в национальное законодательство; он не только устанавливает стандарты действия гражданско-правовых и уголовных правоприменительных процедур и доступности средств судебной защиты для владельцев прав интеллектуальной собственности, но и определяет минимальные критерии эффективности правоприменительных процедур и средств. Однако эти обременительные обязательства в отношении правоприменения не требуют от участников создания отдельной судебной системы для решения вопросов интеллектуальной собственности или направления большего количества ресурсов на применение прав интеллектуальной собственности, чем на правоприменение в целом.

    Стандарты эффективности. Национальные процедуры должны отвечать различным критериям эффективности. Эти критерии предписывают результаты, точное содержание которых невозможно определить с точностью.

    В целом национальные процедуры должны:

    1)            допускать эффективные действия против нарушений прав интеллектуальной собственности;

    2)            быть справедливыми и равными, и не обязательно сложными или дорогостоящими, а также не должны устанавливать нереальные сроки или приводить к необоснованным задержкам;

    3)            не должны вводить излишне строгие требования в отношении личных характеристик;

    4)            должны давать «эффективные средства предотвращения нарушений и профилактики нарушений в будущем.

    Наконец, в качестве наказания за умышленное нарушение торговой марки и пиратство в коммерческом масштабе средства судебной защиты должны включать «тюремное заключение и/или денежные штрафы, носящие сдерживающий характер». Эти критерии открыты по своей форме и могут подвергаться широкому толкованию. В зависимости от подхода к их интерпретации они могут накладывать крайне строгие обязательства на страны, не имеющие сложившихся, развитых систем интеллектуальной собственности.

    Процентные требования. Процедурные требования части III заключаются в следующем:

    1)            решения должны быть обоснованы (и желательно в письменной форме), предоставлены без задержки и базироваться на доказательствах, в отношении которых сторонам была предоставлена возможность высказаться;

    2)            национальные процедуры должны разрешать судебный пересмотр окончательных административных решений и, в целом, первоначальных судебных решений;

    3)            ответчики должны иметь право на своевременное письменное предупреждение об основаниях претензий и представление независимым адвокатом;

    4)            каждая из сторон должна иметь право на представление доказательств и защиту своей конфиденциальной информации.

    Судьи должны быть уполномочены издавать указания о представлении доказательств, определенных одной из сторон и находящихся во владении другой стороны. Однако от судей не требуется применять это полномочие на практике.

    Гражданско-правовые средства судебной защиты (ст. 44-50). Соглашение по ТРИПС требует от национальных правовых систем предоставления широкого разнообразия гражданско-правовых средств судебной защиты, которыми могут воспользоваться частные лица.

    В случаях нарушения интеллектуальной собственности наиболее важной мерой защиты часто является способность остановить нарушение прежде, чем экономическая ценность нарушаемого права будет значительно сокращена. Соответственно суды должны быть уполномочены приказывать нарушителям прекратить нарушения и остановить проникновение их товаров в сферу торговли. Более того, суды должны иметь возможность выносить решение о выплате адекватной компенсации ущерба, причиненного нарушителем, если нарушитель знал или имел реальные основания знать, что он совершает нарушение. Владелец прав интеллектуальной собственности должен иметь возможность вернуть свои затраты, связанные с правоприменением, включая судебные издержки, а также любую упущенную выгоду. Суды должны также иметь право вынести решение об уничтожении контрафактных товаров и оборудования, использованного для совершения нарушения вне каналов торговли без выплаты компенсации нарушителю. Доступность этих средств судебной защиты может быть ограничена, если нарушитель будет в состоянии заявить, что владелец прав злоупотребил ими.

    Получение доступа к средствам судебной защиты, предоставленным Соглашением по ТРИПС, может оказаться неэффективным, если владелец прав интеллектуальной собственности не сможет получить некоторой помощи в виде временных мер, так как прохождение процедуры гражданской тяжбы во многих странах может занять очень значительное время. Временная помощь может оказаться особенно важной в отношении прав интеллектуальной собственности на товары или услуги, имеющие короткий срок службы благодаря высоким темпам инновационного процесса. Следовательно, Соглашение по ТРИПС требует, чтобы его участники обеспечили «четкую и эффективную» временную помощь в форме указаний о предотвращении нарушений, проникновения контрафактных товаров в сферу торговли и сохранении доказательств. Такая временная помощь должна быть доступна в виде процедур, которые могут быть завершены в отсутствие другой стороны. Однако в таком случае должно последовать уведомление другой стороны, и любое решение может быть подвергнуто пересмотру. Все временные меры могут быть отменены, если в течение разумного времени после получения временной помощи не начато разбирательство по существу иска.

    Средства судебной защиты, предусмотренные этими положениями, не должны противоречить национальному законодательству страны участницы. Эффективное минимальное обязательство в отношении средств судебной защиты — дать судьям полномочия о вынесении деклараторных решений и указаний о выплате адекватной компенсации правообладателям. Важно отметить, что положения о гражданско-правовых средствах не требуют, чтобы последние были действительно предоставлены владельцам прав интеллектуальной собственности, а только чтобы судьи имели полномочия их предоставить. Однако с учетом стандартов эффективного правоприменения, изложенных выше, эти средства должны быть доступны на разумной основе, чтобы страны-участницы могли соблюдать свои обязательства.

    Уголовные процедуры и наказания (ст. 61). Уголовные процедуры и наказания должны быть предусмотрены для двух случаев: умышленной подделки торговой марки и пиратства в отношении авторских прав в коммерческом масштабе. Для этих правонарушений средства судебной защиты должны включать тюремное заключение и/или денежные штрафы, имеющие сдерживающий характер.

    Приграничные меры (ст. 51-60). Правообладатели должны иметь возможность получить помощь от национальных таможенных служб в целях предотвращения ввоза поддельных и пиратских товаров. Правообладатель должен быть в состоянии добиться указания, отменяющего выпуск контрафактных товаров на национальный рынок. Правообладатель должен предоставить адекватное подтверждение нарушения prima facie его прав, и от него может потребоваться предоставление гарантий, например денежного депозита или какого-либо эквивалента. Это требование служит защите от потерь и предполагаемого нарушителя, и таможенных властей, в случае если иск не будет удовлетворен, и для предотвращения злоупотреблений правом на помощь таможенных властей. В большинстве случаев товары подлежат выпуску, если правообладатель не начал действий по существу иска о нарушении в течение 10 рабочих дней с даты задержания товаров.

    Урегулирование споров и переходные меры

    На обязательства по Соглашению распространяются процедуры консультаций и урегулирования споров, описанных в главе заключительного акта об урегулировании споров, включая механизм пересмотра торговой политики. В течение первых пяти лет даты вступления Соглашения в силу, только нарушения Соглашения могут быть предметом процедур урегулирования споров. Участник не может заявить об ущербе, наносимом его выгоде по Соглашению, если не возникает конфликта с положениями Соглашения. Конференция министров может принять решение на основе рекомендаций Совета ТРИПС о продлении этого периода.

    ТРИПС также устанавливает другие виды переходных мер. Все страны-участницы получили один год для приведения своего законодательства и практики в соответствие с Соглашением по ТРИПС. Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой  должны справиться с этой задачей в течение пяти лет, а наименее развитые страны — в течение 11 лет. Эти продленные переходные периоды не относятся к базовым обязательствам по национальному режиму и режиму наибольшего благоприятствования. Развивающиеся страны, которые в настоящее время не предоставляют патентной защиты в какой-либо сфере технологии, имеют в своем распоряжении до 10 лет для введения такой защиты.

    Существуют некоторые особые правила, действующие для продукции фармацевтической и агрохимической промышленности. Государства, которые в настоящее время не выдают патенты на такую продукцию, должны тем не менее принимать подаваемые патентные заявки о времени начала переходного периода, даже если патент не будет выдай вплоть до конца периода. Также, если разрешение на выведение на рынок фарм-препарата или агрохимической продукции будет получено в течение переходного периода, страна-участница, при определенных условиях, должна предоставить исключительное маркетинговое право на продукцию на 5 лет или до того, как будет принято решение о выдаче или невыдаче патента, в зависимости от того, какой период короче.  Действие этих требований было рассмотрено в первом, и на настоящий момент, единственном решении ВТО по Соглашению по ТРИПС, которое мы рассмотрим ниже.

    Дальнейшее развитие режима прав интеллектуальной собственности в рамках ВТО

    Само Соглашение по ТРИПС требует дальнейших переговоров по нескольким вопросам. Как уже отмечалось, участники не смогли прийти к соглашению о том, что растения и животные должны быть защищены патентами. Объем патентной защиты для таких биотехнологических изобретений является предметом значительных дебатов.  Хотя США и Европейский Союз обычно поддерживают широкую защиту, во многих странах существует значительная оппозиция по ряду политических оснований. Исключения, допускаемые для растений и животных, должны быть пересмотрены в течение четырех лет после вступления в силу Соглашения по ТРИПС.

    Также во встроенную повестку дня включено рассмотрение вопроса о том, рекомендовать ли продление исключения из урегулирования споров по жалобам, которые не включают нарушение Соглашения по ТРИПС (ст. 64(3)). Решение о рекомендациях будет принято конференцией министров. Применение Соглашения по ТРИПС будет рассматриваться Советом ТРИПС, а затем будет дополнительно рассматриваться каждые два года (ст. 70(1)). Наконец, Соглашение по ТРИПС содержит намерение начать переговоры об увеличении защиты географических указаний для вин и алкогольных напитков, но дата начала переговоров пока не установлена.

    Дальнейшее развитие международного режима прав интеллектуальной собственности

    В соответствии с Соглашением по ТРИПС сфера защиты для различных категорий интеллектуальной собственности была во многих отношениях актуализирована и уточнена. Тем не менее в ряде случаев сохраняется значительная разница в установлении защиты интеллектуальной собственности на должном уровне. Это особенно верно в отношении к критически важным технологиям, о соответствующем объеме защиты которых не имеется достаточно ясного представления даже в высокоразвитых системах интеллектуальной собственности США и Европы. Например, по Соглашению по ТРИПС компьютерные программы защищаются авторским правом, но об объеме защиты речи нет, о патентной защите компьютерных программ вообще ничего не говорится.   

    Защита баз данных — еще одна область, где существует международное неравенство в уровне защиты. Европейский Союз принял Директиву по базам данных, которая обязывает страны-участницы защищать базы данных авторским правом только при наличии высокой степени оригинальности, но создает для защиты баз данных систему sui generis.  Лишь несколько юрисдикций предприняли такой шаг. В этих и других областях ТРИПС не дает указаний, и, следовательно, у членов ВТО существует «поле» для установления своих собственных правил. Вполне вероятно, что эти вопросы станут предметом будущего раунда переговоров о расширении ТРИПС. На это указывает принятие нового договора при поддержке ВОИС. Договор ВОИС об авторском праве,  который еще не вступил в силу, содержит некоторые положения, выходящие за рамки ТРИПС в отношении вопросов авторского права, поднятых с появлением новых технологий. Он содержит, например, требование о том, что государства должны иметь адекватную защиту и эффективные средства судебной защиты от использования технологий, которые нарушают технологическую защиту, установленную владельцами авторских прав для защиты своих произведений.  Однако в других отношениях Конвенция ВОИС в основном подтверждает Соглашение ТРИПС, и многие вопросы, например, защита баз данных, так и остаются нерешенными.

    Наконец, вопрос, который привлекает все большее внимание во многих странах и который лишь вкратце рассматривается в ТРИПС — это взаимосвязь между законами о конкуренции и интеллектуальной собственностью. Иногда полагают, что первое вступает в конфликт со вторым. В то время как законы о конкуренции поощряют конкуренцию на рынке, интеллектуальная собственность дает форму монопольного права, которое защищает владельца, по крайней мере в некоторой степени, от конкуренции. Степень, в которой владелец права интеллектуальной собственности изолирован от конкуренции, будет зависеть от того, насколько технология, на которую распространяется право интеллектуальной собственности, важна для конкуренции на соответствующем рынке. Там, где право интеллектуальной собственности распространяется на технологию, для которой есть много готовых замен, ее воздействие на конкуренцию может быть минимальным. Если рассматривать вопрос шире и с точки долгосрочной перспективы, продвигая инновации, права интеллектуальной собственности могут служить укреплению конкуренции, так как бизнес стремится к увеличению конкурентоспособного преимущества с помощью создания лучших продуктов. В этом смысле действие законов о конкуренции и права интеллектуальной собственности имеют взаимодополняющий характер.

    В большинстве юрисдикций закон о конкуренции стремится к балансу: он признает, что существует необходимость в праве интеллектуальной собственности для поощрения инноваций, но направлен на исключение злоупотреблений монопольными правами — например, пользуясь правом для получения некоторых экономических преимуществ, которые не являются частью законной монополии или используя их против конкурентов — например, чтобы избавиться от них. Точнее, закон о конкуренции обычно не отрицает законную монополию, представленную интеллектуальной собственностью, но, скорее, ограничивает ее применение. Таким образом определяется объем монополии на интеллектуальную собственность, частично — с помощью закона о конкуренции.

    На конференции министров в Сингапуре члены ВТО создали рабочую группу для изучения взаимосвязи между торговым правом и законом о конкуренции. Можно ожидать, что в контексте этой работы значительное внимание будет уделено соответствующим ограничениям, введенным на применение прав интеллектуальной собственности.

    Урегулирование споров. Индийское «фармацевтическое дело»

    То, как разрешаются конфликты по применению Соглашения по ТРИПС в рамках процесса урегулирования споров в ВТО, будет иметь критическое значение для объема задач, которые ТРИПС ставит перед Россией. Некоторые ведущие аналитики, например Джером Райхман, говорят об осторожной интерпретации ТРИПС, отвечающей нуждам стран, которые не имеют традиций сильной защиты прав интеллектуальной собственности. Реализация соглашения по ТРИПС потребует значительных изменений в режимах многих стран, следует предоставить им некоторую гибкость при введении новых мер во избежание нарушения Соглашения. Д.Райхман отметил «экспериментальную» природу распространения на права интеллектуальной собственности юридически обязательного урегулирования споров. По его мнению, одним из способов избежать применения положений ТРИПС в чрезмерно обременительной форме могло бы стать требование о том, чтобы при применении ТРИПС принималось во внимание, были ли меры страны-участницы адекватно испытаны в национальных судах.  Однако в Индийском «фармацевтическом деле», первом случае применения ТРИПС в процессе урегулирования спора в ВТО, и суд, и апелляционный орган воспользовались тем же подходом, что и в случаях с другими соглашениями, не продемонстрировав стремления принять более приемлемый подход, аналогичный предложенному Райхманом.

    Главный вопрос в «фармацевтическом деле» заключался в том соответствовали ли меры, принятые индийским правительством для защиты фармацевтической промышленности, соглашению по ТРИПС. В соответствии с индийским актом о патентах. Индия не предоставляет патентной защиты для фармацевтической продукции. Как было указано выше, по переходным положениям ТРИПС (ст. 65.4) Индия не обязана предоставлять такую защиту до завершения переходного периода. Вместо этого Индия должна обеспечить процедуру, по которой на такие изобретения можно подавать патентные заявки и применять к этим заявкам в конце переходного периода критерии патентоспособности, как установлено в Соглашении по ТРИПС, как если бы эти критерии применялись на дату подачи заявки в Индии (ст. 70.8). Если продукт был запатентован в другой стране — члене ВТО и является предметом патентной заявки в Индии, Индия должна предоставить заявителю исключительные маркетинговые права на 5 лет после получения маркетингового одобрения на продукт в Индии или до того момента, когда в Индии будет принято решение о выдаче патента, в зависимости от того, какой срок короче (ст. 70.9).

    Когда парламент не проводил заседание, президент Индии ввел Патентное положение (поправку), с целью выполнить обязательства Индии по статьям 70.8 и 70.9 Соглашения по ТРИПС. Положение добавило новую главу 1VA в Патентный акт в отношении «патентной заявки на изобретение вещества, которое предназначается для использования или может быть использовано в качестве лекарственного препарата». Положение явно допускало подачу патентных заявок в отношении таких веществ и последующее их рассмотрение Патентным бюро, несмотря на положения раздела 5 Патентного акта, в соответствии с которым патентные заявки на непатентоспособные предметы отвергаются. Оно также установило систему предоставления «исключительных маркетинговых прав» в отношении продуктов, которые являются предметом таких патентных заявок, с учетом некоторых условий.

    Положение было издано во исполнение власти, возложенной на президента статьей 123 индийской конституции, которая разрешает президенту вести законодательную работу в то время, когда парламент не заседает и президент «убежден в наличии обстоятельств, требующих от него принятия немедленных мер». Однако такие действия президента утрачивают силу через шесть недель после возобновления заседаний парламента. Парламент начал свою работу и Патентное положение. Индийское руководство внесло на рассмотрение парламента Билль о патентах (поправку) для реализации содержания Положения па постоянной основе. Но Билль утратил силу из-за роспуска парламента.

    В настоящее время в Индии допускается подача и работа с патентными заявками на фармацевтическую или агрохимическую продукцию на основе неофициальной «административной практики», несмотря на то, что согласно разделу 5 Патентного акта эти продукты не являются патентоспособными. Было получено всего 1339 патентных заявок на фармацевтическую и агрохимическую продукцию. Все эти заявки хранятся отдельно для дальнейшего рассмотрения по ст. 70.8 и 70.9 Соглашения по ТРИПС.

    В соответствии с действующим индийским законодательством не существует правовой основы — с точки зрения процедуры или существа вопроса — для предоставления исключительных маркетинговых прав, если продукция, которая является предметом патентной заявки по статье 70.8 (так называемая почтовая заявка) получает защиту по статье 70.9 Соглашения по ТРИПС. Таким образом, правительству Индии не подавались заявки на предоставление исключительных маркетинговых прав.

    Соединенные Штаты начали процедуру урегулирования спора, заявив, что индийская административная практика не соответствует ст. 70.8 и 70.9 Соглашения по ТРИПС. Суд и апелляционный орган определили, что правильной интерпретацией является прочтение положения в контексте и в свете объекта и цели Соглашения по ТРИПС, Единственной целью Соглашения была признана «необходимость обеспечить эффективную и адекватную защиту прав интеллектуальной собственности», изложенная в ст. 1.1 Соглашения. Поэтому каждая страна-участница должна иметь систему, по которой лица могут подавать «почтовые» заявки и получать подтверждение подачи и дату приоритета. Также для такой системы должна существовать «прочная правовая основа».

    С этой точки зрения и суд, и апелляционный орган определили, что система, базирующаяся на административных инструкциях, не соответствует обязательствам Индии. Главная причина заключалась в том, что Патентный акт содержал обязательные положения, требующие отклонения патентных заявок, если их предмет непатентоспособен. Административные инструкции напрямую противоречили этим обязательным положениям, и это противоречие вызвало сомнения у суда.

    Наконец и суд, и апелляционный орган установили, что обязательство предоставить исключительные маркетинговые права по ст. 70.9, применимо с даты вступления в силу Соглашения по ТРИПС. Индия признала, что для реализации этого обязательства требуется законодательная база. Поскольку это сделано не было, было решено, что Индия не должна была соблюдать это обязательство.

    Несмотря на то, что сделать достоверные обобщения в отношении интерпретации Соглашения по ТРИПС на основе одного случая невозможно, подход к его толкованию, принятый в «фармацевтическом деле», если бы его придерживались, имел бы большое значение для того бремени, которое на страны-участницы возлагает ТРИПС. Этот случай ясно показывает, какое значение имеет распространение юридически обязательного урегулирования споров на обязательства по правам интеллектуальной собственности при первом же рассмотрении. Как надеялись развитые страны, ТРИПС представляет собой переход от того, что Д. Райхман называет децентрализованной международной системой, характеризующейся значительной гибкостью для стран в определении способа реализации своих международных обязательств, к централизованной, которая требует соблюдение единого набора норм.  Это централизующее воздействие было подкреплено подходом суда и апелляционного органа, который, в основном, требует, чтобы ТРИПС интерпретировались и применялись точно так же, как и другие соглашения в составе Заключительного Акта. Не предоставляется никакой особой гибкости, в зависимости от объема изменений, необходимых для отдельно взятой страны. Индии, в частности, требовалась такая гибкость, но в отчете суда и апелляционного органа нет указаний на то, что такая гибкость допустима. Этот подход можно считать особо жестким, учитывая что, как будет показано ниже, в самом Соглашении по ТРИПС имеются положения, которые, возможно, предусматривают такую гибкость. Однако возможно, что суд и апелляционный орган полагали, что их решение должно быть связано с четким характером обязательств, которые рассматривались в «фармацевтическом деле». Время покажет, будет ли допущена большая гибкость, когда в процессе урегулирования споров будут рассматриваться более общие обязательства в отношении средств судебной защиты и правоприменения.

    Значение для России вступления в ВТО

    В связи с текущим процессом вступления России в ВТО перед ней в ближайшем будущем возникнут некоторые проблемы, связанные с ТРИПС. В нашу задачу не входит обзор российского законодательства в области интеллектуальной собственности, но можно с уверенностью сделать следующий вывод: после изменений, внесенных в законы маловероятно возникновение большого числа проблем на уровне материально-правовой защиты, которую обеспечивает имеющийся в настоящее время режим.61 Скорее, отчасти как следствие относительной новизны российских законов об интеллектуальной собственности внимание стран-участниц будет обращено на то, стали ли эти законы базой для эффективной защиты прав, предоставляемых в России.

    В ответ на это России придется обратить внимание на то, что сделано для развития эффективной защиты прав интеллектуальной собственности на нескольких фронтах: какие полицейские или иные шаги со стороны государства предпринимаются для защиты прав интеллектуальной собственности? какие правовые реформы и административные меры приняты в системе гражданского судопроизводства для эффективного частного применения прав интеллектуальной собственности через административные процедуры и суды?  какие усилия предпринимаются по просвещению в области прав интеллектуальной собственности работников государственных министерств, судебных органов, милиции, промышленности и общественности? Хотя Россия, несомненно, сможет добиться предоставления переходного периода, который получают переходные экономики согласно ТРИПС, прогресс, достигнутый в этих областях на настоящий момент, и продолжение этой работы станет предметом переговоров.

    Переговоры о вступлении в ВТО могут сфокусироваться и на других препятствиях для доступа на российский рынок товаров и услуг, защищенных правами интеллектуальной собственности — тарифах или других мерах. Строго говоря, это не является вопросом защиты прав интеллектуальной собственности или правоприменения. Ограничения доступа на рынок рассматриваются как создание условий для процветания нарушений прав интеллектуальной собственности. С этой точки зрения расширенный доступ облегчит применение прав интеллектуальной собственности. Если, например, зарубежные владельцы торговых марок смогут легко получить доступ на рынок в России, при конкуренции с продавцами контрафактных товаров им будет проще воспользоваться своими правами.

    Эффективный доступ будет означать также и определенный доступ для поставщиков гарантийного обслуживания. Это важное дополнение к защите интеллектуальной собственности, так как способность предоставить гарантийное обслуживание является одним из основных средств для владельцев прав интеллектуальной собственности в условиях конкуренции с нарушителями.

    Вопросы реализации: задачи и возможности в долгосрочной перспективе

    Индийское «фармацевтическое дело» продемонстрировало, что со вступлением в силу обязательств по Соглашению по ТРИПС, страны-участницы будут без колебаний применять процедуру урегулирования споров, и суды, и апелляционные органы могут принять относительно строгий подход к их правоприменению. Следовательно, России придется продолжать свои усилия по развитию эффективного режима прав интеллектуальной собственности. Это, вероятно, останется серьезной задачей, так как новые нормы защиты интеллектуальной собственности, например, предусмотренные Конвенцией ВОИС об авторском праве, включены в ВТО. Сильная защита прав интеллектуальной собственности для России выгодна. Она будет стимулировать как иностранные инвестиции, так и передачу технологий через лицензирование и другие средства, хотя это влияние трудно поддается измерению.  Тем не менее понадобятся и значительные затраты. Возникнет необходимость в выплате увеличивающихся роялти иностранным владельцам прав интеллектуальной собственности. Потребуются значительные вложения скудных государственных ресурсов в администрирование и применение прав интеллектуальной собственности. Компании, базирующиеся на слабом правоприменении, будут вытеснены.

    Для развития последовательного режима интеллектуальной собственности на основе ТРИПС важно помнить также, что в соответствии с ТРИПС сохраняются значительные возможности стран участниц для формирования таких режимов интеллектуальной собственности, которые отвечали бы целям национальной политики. В некоторой степени гибкость подразумевает и само Соглашение. Статья 7 устанавливает, что — как цель ТРИПС — применение прав интеллектуальной собственности должно быть не только во благо некоторых развитых стран-экспортеров товаров и услуг, на которые распространяются права интеллектуальной собственности, но и ради взаимной выгоды производителей и пользователей технологий, ведущего к социальному и экономическому благополучию.  Ст. 1 устанавливает, что страны-участники свободны в определении соответствующего способа реализации положений ТРИПС в рамках своей правовой системы и практики. Ст. 8, в частности, говорит о том, что страны-участницы могут принимать меры для защиты общественных интересов в секторах, жизненно важных для их социально-экономического и технологического развития. Ст. 8 не устанавливает исключений для обязательств по ТРИПС, но допускает обсуждение необходимости гибкого подхода к интерпретации.  Такие аргументы будут иметь особое значение, если процесс урегулирования споров включит в себя иски в отношении отмены или нарушения льгот там, где не было нарушения Соглашения по ТРИПС. Может быть? более важно, как указывалось выше, что эти положения должны информировать решения в отношении содержания общих стандартов правоприменения.

    Одной из областей, в которых национальные меры рассматриваются особо, является контроль за действиями против конкурентов в контрактных лицензиях. В то время как такие меры должны соответствовать ТРИПС, тем не менее остается значительная область для развития и реализации национальных правил ограничения злоупотреблений монопольными правами, созданными законами об интеллектуальной собственности.

    Существует также ряд важных областей защиты прав интеллектуальной собственности, на которые Соглашение по ТРИПС не распространяется и которые, как следствие, могут стать предметом национального законодательства и политики. Сфера защиты компьютерных программ и баз данных уже рассматривалась выше. Также странам-участницам предоставлена значительная гибкость в определении степени сходства изобретения с уже запатентованным. 

    Национальные законы, устанавливающие стандарты сходства «эквивалентов» будут оказывать существенное влияние на сферу патентной монополии и, следовательно, область разрешенной деятельности. Аналогично ТРИПС не устанавливают стандартов степени раскрытия в патентной заявке. Россия могла бы ввести более высокую степень раскрытия ради облегчения национальных инноваций.

    Присоединение к действующему Соглашению по ТРИПС ставит перед Россией ряд сложных задач. Их решение потребует стойкой приверженности совершенствованию защиты прав интеллектуальной собственности не только в области российских законодательства по интеллектуальной собственности, но также и способе действия прав интеллектуальной собственности на практике. Это будет означать выделение ресурсов на улучшение системы гражданского судопроизводства с целью облегчения частного правоприменения, расширение возможностей милиции и таможенных органов по применению прав интеллектуальной собственности, а также проведение образовательных кампаний для судей, милиции, таможенников, правительства, бизнесменов и общественности. Этот последний пункт является ключевым. Без усилий по развитию культуры уважения прав интеллектуальной собственности вероятность реального построения эффективного режима прав интеллектуальной собственности, как этого требует ТРИПС, значительно уменьшится. Постоянное расширение и ужесточение международных обязательств в области интеллектуальной собственности сделают укрепление российской системы интеллектуальной собственности неотложной задачей.

    Совершенствование правовой охраны интеллектуальной собственности и вступление России в ВТО

    Условия присоединения к ВТО стран с переходной экономикой. Для присоединения к ВТО стран с переходной экономикой первостепенную важность приобретают макроэкономическая стабилизация и структурные реформы для успешной торговой либерализации, а также необходимость создания солидной правовой базы по всем видам объектов международной торговли. Для стимулирования развития внешней торговли и притока инвестиций в эти страны необходимо создание стабильной, транспарентной и предсказуемой экономической среды, что требует совершенствования тарифной структуры, отмены различных нетарифных ограничений, в частности, квот и громоздких процедур лицензирования, совершенствования сертификации, а также приведение законодательства в соответствие с нормами ВТО. Значительное место в этом контексте занимают вопросы правовой защиты интеллектуальной собственности.

    Документы ВТО обязывают развивающиеся страны, которые умышленно отказывались защищать интеллектуальную собственность на своей территории, чтобы бесплатно использовать западные изобретения и товарные знаки, ссылаясь на «интересы национального экономического развития», ввести в течение 5 лет после вступления в ВТО жесткий национальный режим правовой охраны интеллектуальной собственности, соответствующий минимальным стандартам, существующим на Западе.

    Проблема незаконного использования объектов интеллектуальной собственности в России. (Здесь и далее все примеры рассматриваются в отношении товарного знака, одного из наиболее распространенных объектов интеллектуальной собственности на мировом рынке и, в частности, на российском). В последнее время борьба с нарушением интеллектуальной собственности и интеллектуальной контрабандой стала актуальной и для России. 

    Целью действий, признаваемых незаконным использованием товарных знаков, является приобретение на территории России необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности. К таким действиям относится в соответствии со ст. 4 (пункт 2), 40 (пункт 2) и 46 (пункт 1) Закона РФ о товарных знаках использование хозяйствующим субъектом товарного знака, полностью идентичного уже зарегистрированному знаку либо общеизвестному (или знаменитому) товарному знаку или обозначения, сходного с товарным знаком до степени смешения в отношении однородных товаров, без соответствующего договора между данным субъектом и владельцем товарного знака.

    Меры имущественной ответственности за несанкционированное использование товарного знака в виде санкций о прекращении нарушения или взыскания причиненных убытков устанавливаются судом, арбитражным судом или третейским судом на основании ст. 45 (пункт 1) Закона РФ о товарных знаках, а также Государственным антимонопольным комитетом Российской Федерации на основании ст. 10, 23, 24 и 26 Закона РФ о конкуренции в пользу хозяйствующих субъектов или иных лиц, чьи права на товарный знак нарушены. Кроме того, вступил в действие Уголовный кодекс РФ (№ 63ФЗ), впервые предусматривающий в числе прочих наказания за незаконное использование товарного знака (ст. 164, 171, 180). Уголовный кодекс предусматривает также наказания за нарушение авторских и смежных прав (ст. 164); за нарушение изобретательских и патентных прав (ст.147); за незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 182, 183). В зависимости от характера преступления предусматривается лишение свободы на срок от 2 (ст. 171,182) до 15 (ст. 164) лет со штрафом или конфискацией имущества (ст. 164, 171, 183, 190).

    Меры борьбы с нарушениями в сфере интеллектуальной контрабанды менее действенны. Существующий Таможенный кодекс Российской Федерации, хотя и предусматривает в числе основных функций таможенных органов пресечение незаконного оборота через таможенную границу объектов интеллектуальной собственности, в то же время не относит нарушение ее правовой охраны к видам нарушений таможенных правил. Поэтому в настоящее время ведется интенсивная работа по подготовке изменений и дополнений действующего таможенного российского законодательства и приведению его в соответствие с Соглашением ТРИПС, одним из ключевых моментов которого является обеспечение таможенными органами стран — участниц ТРИПС охраны их исключительных прав на интеллектуальную собственность при перемещении товаров через таможенную границу.

    Интеллектуальная контрабанда приобретает разные формы ввоза пиратских товаров. В России это отмечено как перемещение через таможенную границу товаров по виду не для коммерческих целей; не декларирование или недостоверное декларирование товаров; сокрытие от таможенного контроля; использование средств идентификации или иной документации и т. п.

    Соглашение ТРИПС

    Обзор основных положений соглашения ТРИПС. Соглашение ТРИПС на сегодняшний день оно является самым исчерпывающим многосторонним соглашением по относящимся к торговле вопросам интеллектуальной собственности. Соглашение позволяет всем участникам по их желанию обеспечить более обширную правовую охрану интеллектуальной собственности и выбрать процедуру ее выполнения с учетом своей законодательной системы и практики. Соглашение ТРИПС охватывает разные категории интеллектуальной собственности: авторское право и относящиеся к нему смежные права, товарные знаки, географические указания; промышленные образцы, патенты на изобретения, в том числе по защите новых видов растений; топологии интегральных схем; закрытая информация, в том числе деловые секреты, коммерческие и конъюнктурные (маркетинговые) сведения и данные испытаний.

    Правила о переходных периодах в Соглашении ТРИПС. Переходные периоды, которые предоставляются Соглашением ТРИПС всем странам-членам ВТО, зависят от уровня развития конкретной страны.

    В соответствии с изложенными в ст. 6566 Соглашения правилами все страны — члены ВТО должны выполнять обязательства по национальному режиму и режиму наибольшего благоприятствования.

    Однако для конкретных стран и в зависимости от уровня экономического развития каждой из них Соглашением ТРИПС предусматриваются особые правила переходного периода для разных групп стран:

    1.            Развитые страны — члены ВТО должны выполнять все положения соглашения ТРИПС;

    2.            Развивающимся странам предоставляется льготный пятилетний переходный период с тем, чтобы они имели возможность привести свои национальные законодательства в соответствие с предусмотренными Соглашением действующими для всех стран — участниц нормами.

    3.            Страны с переходной экономикой, которые отвечают трем требованиям (находятся в процессе преобразования экономики из плановой в рыночную экономику свободного предпринимательства; проводят структурную реформу своей системы интеллектуальной собственности и сталкиваются со специфическими проблемами подготовки и реализации законодательно-правовой базы, касающейся интеллектуальной собственности), имеют возможность воспользоваться льготным пятилетним переходным периодом.

    4.            Страны, определяемые специальным списком ООН как наименее развитые страны, имеют переходный период, равный одиннадцати годам.

    Соглашение ТРИПС предусматривает также возможность продления переходного периода для изъявившей такое желание страны при условии поступления от нее должным образом мотивированного ходатайства.

    Вместе с тем Соглашение ТРИПС с момента своего вступления в силу предусматривает для каждой страны — участницы два важных материально-правовых обязательства, изложенных в ст. 65 и 70, цель которых состоит в том, чтобы, во-первых, запрещать странам использовать предоставляемый им льготный переходный период для снижения уровня защиты интеллектуальной собственности по отношению к нормам, предусмотренным данным Соглашением (правило «необратимости»), а во-вторых, обязать страну, не обеспечивающую в переходный период патентной защиты фармацевтических и агрохимических продуктов, предоставить такую патентную защиту, затребованную до истечения срока переходного периода, с даты вступления в силу Соглашения по ВТО, причем экспертиза в данной стране будет проведена на патентоспособность со ссылкой па известный уровень техники, который существовал на момент подачи заявки па патентную охрану, а при ее успешном завершении патентная защита будет предоставлена на оставшуюся часть срока патента, исчисляемого со дня регистрации заявки (правило «почтового ящика»).

    К договоренностям переходного периода по Соглашению ТРИПС относится еще одно важное правило, касающееся правовой защиты уже существующего предмета на дату начала применения страной норм Соглашения, в соответствии с которым (ст. 9, 14 и 70 Соглашения) страны — члены ВТО обязаны выполнять требования ст. 18 Бернской конвенции в отношении авторских и смежных прав (правило «обратной силы»).

    Перспективы совершенствования правовой охраны интеллектуальной собственности как важный элемент вступления России в ВТО

    Роль и значение для России системы современного правового регулирования в области интеллектуальной собственности. Переход России на принципиально иной экономический режим объективно привел к необходимости законодательного признания понятия «интеллектуальная собственность».

    В условиях рыночной экономики и соответствующей законодательно-правовой базы результаты научных исследований и информация о них приобретают непосредственную имущественную ценность и реальную стоимость. Появляется возможность и необходимость включения их в товарное обращение. Научно-технические результаты и сведения о них на рынке инноваций в науке и технике, философии и культуре становятся товаром. Однако нематериальный характер такого товара и другие его специфические особенности (сравнительная легкость распространения, возможность одновременного использования неограниченным количеством потребителей, а также конкуренция в производственных и других целях) и наметившаяся в России в последние годы тенденция неправомерного «пиратского» заимствования наиболее интересных разработок академических научно-исследовательских институтов и университетов приводят к обесценению даже самых перспективных и конкурентоспособных результатов при отсутствии эффективного механизма их правовой защиты.

    Практически всего около 7 лет назад в России впервые за последние 80 лет принимается целый комплекс законов по правовой защите интеллектуальной собственности. Они юридически закрепили, а в части патентного права — восстановили традиционное в мировой правовой и экономической практике положение, в соответствии с которым права на объекты интеллектуальной собственности становятся специфическим товаром, который, как и всякий товар, может быть введен в хозяйственный оборот на внутреннем и внешнем рынках.

    Признание объектов интеллектуальной собственности товаром, и, таким образом, объектами коммерческой реализации обусловливают как бы новую функцию научно-изобретательской деятельности научных учреждений и университетов в качестве «производителей» специфического наукоемкого товара — интеллектуальной собственности. Эти обстоятельства кардинально изменяют роль и механизм деятельности в области интеллектуальной собственности, ориентируя ее па достижение конечных коммерческих результатов.

    Позиция Российской Федерации в вопросе присоединения к ВТО. Российская Федерация официально подала заявку о намерении присоединиться к ГАТТ в качестве полноправного члена.

    Процедура присоединения России к ВТО сложна и включает несколько этапов, первый из которых является по сути информационным, когда специально созданная Рабочая группа  изучает торгово-политический режим и экономическое положение присоединяющейся страны. В процессе информационного этапа  были обсуждены дополнения к Меморандуму по торговле услугами (ГАТС), торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), мерам инвестиционной политики (ТРИМС) и составлены более 10 официальных документов и справочно-информационных материалов, в том числе по вопросам внешнеторгового режима, технических барьеров в торговле, мер нетарифного регулирования, системы таможенной оценки товаров, развития российского законодательства в сфере внешнеэкономического регулирования, системы внутренней поддержки аграрного сектора, санитарных и фитосанитарных мер и др.

    Главной задачей России на таких переговорах является получение условий членства  в ВТО, исключающих ущемление ее прав в сфере международной торговли и улучшающих доступ на мировые рынки товаров и услуг. Среди таких условий важное место отводится проблематике ТРИПС.

    Очевидно, что принятие Россией соответствующих обязательств по соглашениям ВТО требует тщательного анализа характера и степени защиты разных секторов отечественной экономики, подпадающих под режим ВТО, для выработки позиции присоединения на условиях, соразмерных с выгодами и преимуществами, которые такое присоединение может дать в ближней и отдаленной перспективах с точки зрения обеспечения национальных интересов и экономического развития страны.

    Понятие и виды интеллектуальной собственности. Интеллектуальная собственность как понятие охватывает широкий спектр результатов творческой деятельности человека в области производства, науки, техники, литературы, искусства, аудиовизуальной, исполнительской и других видах деятельности.

    В соответствии с международными соглашениями и национальными законодательствами интеллектуальная собственность включает две сферы прав: права на промышленную собственность и авторские права на произведения науки, литературы и искусства.

    К промышленной собственности, как к виду интеллектуальной собственности, относятся объекты, являющиеся продуктом умственной деятельности, и используемые в любых отраслях промышленности, а также торговли.

    Принятая Парижская конвенция по охране промышленной собственности  относится к одной из самых ранних и наиболее общих конвенций, которая предусматривает общие принципы международной охраны промышленной собственности (принцип национального режима, принцип приоритета, принцип независимости патентов и т. п.).

    К авторскому праву (копирайту) как к виду интеллектуальной собственности относятся объекты, являющиеся продуктом умственной деятельности и используемые для интеллектуальных потребностей человека в науке, литературе, искусстве, архитектуре и т. п.

    Принятая Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений основана на трех основных принципах (национального режима, автоматической охраны и независимости охраны; положении о минимальном уровне охраны и специальных положениях о развивающихся странах).

    Сфера прав, связанная с объектами промышленной собственности, распространяется на результаты научно-технического творчества: изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, наименования мест происхождения товаров, селекционные достижения, пресечение недобросовестной конкуренции.

    В Российской Федерации права в отношении объектов промышленной собственности регулируются общими и специальными национальными законами  и на уровне международных соглашений и договоров.

    Изобретением является неизвестное ранее знание о том, как решить (удовлетворить) определенную (утилитарную) проблему (потребность). При этом речь идет не о любых, а патентоспособных изобретениях, которым может быть предоставлена правовая охрана. В соответствии с п.1 ст.4 Патентного закона РФ № 35201 (далее: ПЗ) изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

    К полезным моделям относится конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей. При этом полезной модели предоставляется правовая охрана, если она является новой и промышленно применимой (п.1 ст.5 ПЗ).

    К промышленным образцам относится художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид. Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если он является новым, оригинальным и промышленно применимым (п. 1 ст.6 ПЗ).

    Товарные знаки и знаки обслуживания — это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц (ст. 1 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров» № 35201 (далее: ЗТЗ)).

    Наименование места происхождения товара — это название страны, населенного пункта, местности или другого обозначения товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами либо природными условиями и людскими факторами одновременно (ст.30 ЗТЗ).

    К селекционным достижениям относят сорта растений и породы животных (ст. 1 Закона РФ «О селекционных достижениях» № 56051).

    Сфера прав, связанная с объектами авторского права, распространяется на результаты литературно-художественного и научного творчества (исключены технические результаты): литературные произведения в виде периодики, поэзии, прозы и т. п.; научные труды в виде статьи, обзора, книги, учебных программ, курса лекций и т. п.; программное обеспечение для ЭВМ и базы данных; топологии интегральных микросхем; музыкальные, хореографические и фотографические произведения; произведения прикладного искусства; карты и чертежи; художественные произведения как двумерные (рисунки, картины, гравюры, графика и т. п.), так и трехмерные (скульптуры, архитектурные сооружения) независимо от содержания и назначения и др. (Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» № 53511).

    Под программой для ЭВМ действующее в России законодательство понимает объективную форму представления совокупности данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств с целью получения определенного результата, а также подготовительные материалы, полученные в ходе ее разработки, и порождаемые программой аудиовизуальные отображения.

    База данных — это объективная форма представления и организации совокупности данных (например, статей, расчетов), систематизированных таким образом, чтобы они могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ (ст.1 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» № 35231).

    Топологией интегральной микросхемы является зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связей между ними (ст.1 Закона РФ «О правовой охране топологии интегральных микросхем» №35261).

    Права в областях смежных с авторским правом предусматривают охрану результатов исполнительской деятельности: звукозаписи (фонограммы на дисках или на магнитной ленте); теле и радиопередачи; актерское исполнение (декламация, пение, актерская игра и т. п.); ораторское исполнение (лекторское, дикторское и т. п.); типографская аранжировка публикаций; аранжировка музыкальных произведений; режиссерское исполнение и т. п.

    Права в отношении объектов авторского и смежных с ним прав регулируются общими и специальными национальными законами  и на уровне международных соглашений и договоров.

    Стремление к выработке в международных соглашениях по охране прав па интеллектуальную собственность единых принципов гармонизации национальных законодательств в этой области впервые нашло конкретное документальное воплощение в Соглашении по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС), которое было заключено в рамках Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров стран — участниц Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ).

    Современное состояние правовой охраны интеллектуальной собственности в России. В настоящее время действующие в России законы об охране прав на интеллектуальную собственность в целом соответствуют аналогичным законам развитых стран мира. Этот тезис подтверждает созданная по инициативе развитых стран (США, Япония, ряд европейских стран) комиссия по международной торговле (КМТ), которой было поручено ежегодно до 30 апреля определять круг стран, не обеспечивающих достаточный уровень правовой охраны промышленной собственности.

    По результатам совместной работы КМТ, Международного союза интеллектуальной собственности и Ассоциации фармацевтической промышленности были подготовлены первые три «черных» списка с перечнем стран, имеющих недостаточно надежную и сильную патентную систему. Россия была включена в третий список, который содержал перечень стран с минимальными (по отношению к первым двум спискам стран) нарушениями в правовой охране интеллектуальной собственности. На эту дату в России как преемнике СССР после его распада продолжал действовать Закон СССР «Об изобретениях в СССР», имевший ряд недостатков. Однако в этот период в России уже готовился проект нового Патентного закона Российской Федерации, который и был вскоре принят. Этот закон в достаточной мере соответствовал мировому уровню правовой охраны промышленной собственности, и поэтому впоследствии Россия была исключена из «черных» списков, подготовленных КМТ на следующий год к очередному этапу пересмотра состояния действующих национальных патентных законодательств.

    Планируемые изменения в законодательстве об охране промышленной собственности в России. Практическое использование в России принятых законов показало целесообразность их дальнейшего совершенствования, что обусловлено приведением их в соответствие с нормами международного права и требованиями Соглашения ТРИПС как обязательного условия принятия России в ВТО.

    Реформирование в России правовой базы охраны промышленной собственности касается в основном создания механизмов, обеспечивающих надежную защиту прав владельцев промышленной собственности; сроков действия патентов; выработки и принятия мер по пресечению недобросовестной конкуренции на российском рынке технологий и борьбы с интеллектуальной контрабандой.

    Проект изменений и дополнений в законодательство по охране промышленной собственности, подготовленный Роспатентом для внесения в Правительство Российской Федерации, включает ряд положений, касающихся в первую очередь Патентного закона РФ и закона РФ о товарных знаках:

    1.            Патентный закон РФ. Основные вопросы применительно к этому закону касаются в основном трех проблем:

    1.1.        Регулирование вопросов о правах государства на объекты промышленной собственности, созданные за счет федерального бюджета20.

    1.2.        Регулирование вопросов по торговым аспектам прав на объекты интеллектуальной собственности.

    1.3.        Регулирование и усиление охраны прав патентообладателя на уровне мировых стандартов.

    2.            Закон РФ о товарных знаках.

    2.1. Внесение изменений, соответствующих ТРИПС, аналогично решению тех же проблем, что и для Патентного закона.

    2.2.        Приведение в полное соответствие с действующими международными договорами.

    2.3.        Обеспечение выполнения действующего закона в полном объеме.

    Проблема идентификации основных критериев, применяемых к правовой охране интеллектуальной собственности, по Соглашению ТРИПС и по российскому законодательству. В ст. 16 Соглашения ТРИПС приводится понятие существенной и общепринятой минимальной охраны, существующей в настоящее время во всех странах-членах ВТО в отношении товарного знака, которая определяется тремя основными минимальными критериями.

    Первый из них, территориальный, означает, что права владельца товарного знака ограничиваются территорией государства, в котором произведена официальная государственная регистрация. Второй критерий — внешний вид охраняемого товарного знака, означает, что внешне сходные обозначения (до вероятности их смешения) не могут быть зарегистрированы на той же территории третьими (заинтересованными в такой регистрации) лицами. Сущность минимально обязательных условий охраны по третьему критерию области охраняемых товаров, состоит в том, что наличие зарегистрированного товарного знака препятствует любым третьим лицам, не являющимся владельцами зарегистрированного товарного знака, в использовании идентичных или сходных товарных знаков, проставленных на идентичных или сходных товарах, в сравнении с теми, на которые владелец товарного имеет официальную государственную регистрацию, в тех случаях когда такое использование приводит в итоге к появлению вероятности смешения.

    Второй критерий имеет некоторую неопределенность из-за неидентичного перевода «вероятность смешения» (likelihood of confusion). Не идентичность восприятия внесла различные серьезные проблемы при определении минимальной охраны товарного знака по этому критерию в разных странах — членах Европейского Сообщества (ЕС), что требует дальнейшей гармонизации в отношении применения их законодательств. В ст. 16 Соглашения ТРИПС изложено требование минимальной правовой охраны, поэтому страны, которые в своих законодательствах заложили соответствующий перевод этого критерия как «смешение может иметь место», выполняют требования Соглашения ТРИПС, поскольку такая охрана превышает требуемую минимальную охрану в соответствии с ТРИПС. Напротив, страны, которые в своих законодательствах предоставляют правовую охрану с учетом перевода этого критерия как «смешение вероятно (действительно) имеет место», предоставляют охрану меньше требуемой Соглашением ТРИПС минимальной охраны.

    Закон РФ о товарных знаках не предоставляет по этому критерию должной в соответствии с требованиями ТРИПС минимальной охраны, поскольку на основании ст. 4 (п. 2) этого закона правовая охрана предоставляется только в случае использования другого товарного знака, вероятно (действительно) «сходного до степени смешения».

    Другой наиболее острой проблемой в предоставлении минимальной правовой охраны товарных знаков в России, которая в настоящее время также не соответствует положениям ТРИПС, является состояние вопроса охраны общеизвестных товарных знаков. Закон РФ о товарных знаках не содержит определения общеизвестного товарного знака. В нем имеется лишь косвенное указание на их охрану: это ст. 2 (п. 1), 6 (п. 1), 7 (п. 1, абзац 2), в которых в качестве основания для отказа в регистрации обозначения или его элементов содержатся такие нормы национального законодательства, как, в частности, тождества, сходства, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя, а также нормы международных соглашений, в том числе Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Россия, являющаяся членом этого соглашения, обязана принимать во внимание содержащуюся в нем норму, зафиксированную в ст. 6b,i о предоставлении правовой охраны общеизвестным товарным знакам.

    Однако в Законе РФ о товарных знаках нет четких положений, регламентирующих предотвращение использования товарного знака, возможно сходного до степени смешения с незарегистрированным общеизвестным товарным знаком, как это требует статья 6bis Парижской конвенции. В то же время Конвенция предоставляет государствам-участникам полную свободу в самостоятельном принятии решения о предоставлении соответствующему государственному или общественному органу права наделять товарный знак статусом общеизвестного.

    Для России некоторой основой для такой правовой охраны интеллектуальной собственности в принципе могут служить ст. 128 и 138 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также ст. 10 закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», которые содержат положения о недопущении введения потребителя в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара, характера, способа и места его изготовления.

    Таким образом, защита владельцев общеизвестных товарных знаков от морального и материального ущерба вследствие недобросовестной конкуренции, а также защита потребителей от введения в заблуждение относительно истинного изготовления продукции являются главной целью при выработке основных критериев и особого режима правовой охраны общеизвестных товарных знаков.

    Критерии «общеизвестности» были выработаны в рамках Международной ассоциации по товарным знакам27 па основе региональных и национальных законодательств, прецедентного права, административной и судебной практики многих стран мира. Кроме этого, при выработке критериев и определении понятия «общеизвестный» товарный знак были приняты во внимание положения ст. 16 Соглашения ТРИПС, в соответствии с которыми известность товарного знака преимуществами настоящей Конвенции, и используется для идентичных или подобных продуктов».

    К универсальным  критериям «общеизвестности» специальный комитет при 1NTA относит: узнаваемость товарного знака потребителями; степень различительной способности, присущая товарному знаку изначально или приобретенная в результате использования; продолжительность, масштабы и степень использования знака для товаров и услуг, в отношении которых он применяется; продолжительность, масштабы и степень рекламирования товарного знака на национальном и мировом рынках; территориальные границы торговых зон используемого товарного знака и состояние в каждой из них рекламирования; коммерческая ценность товарного знака на национальном и мировом рынках; ежегодные расходы па рекламу, непосредственно связанную с товарным знаком; степень узнаваемости знака па основе сформировавшегося у потребителей представления об уровне качества товара, связанного с товарным знаком, на национальном и мировом рынках; наличие официальной государственной регистрации в зонах торговли и каналах торговли; степень известности товарного знака потребителю в качестве отличительного знака товаров и услуг; степень исключительности использования товарного знака одним владельцем, а также наличие или отсутствие идентичных или сходных товарных знаков других лиц для однородных товаров, зарегистрированных или использованных на законных основаниях.

    К особому режиму правовой охраны общеизвестных товарных знаков относится, прежде всего, предоставление преимущественной охраны на территории данной страны по сравнению с другими знаками в отношении тождественных или однородных товаров без специальной на то регистрации. Кроме того, в качестве общеизвестных знаков могут охраняться обозначения, различительная способность которых обусловлена исключительно их общеизвестностью. Помимо этого, признание обозначения общеизвестным товарным знаком позволяет его владельцу запрещать другим лицам использовать какой либо знак или обозначение в случае их тождественности или сходства.

    Важным моментом в правовой охране общеизвестного товарного знака является также статус соответствующего специального компетентного органа страны, наделенного правом принятия решения о признании обозначения общеизвестным товарным знаком.

    В соответствии с российским законодательством таким статусом наделена ВПП Роспатента, что соответствует нормам ст. 16 Соглашения ТРИПС о принятии в последней инстанции правовых решений, фактических доказательств ущерба или вероятности ущерба, причиненного несанкционированным использованием общеизвестного или знаменитого знака.

    Анализ проблем, связанных с использованием на российском рынке общеизвестных знаков. Переход России к рыночной экономике повлек за собой все, присущие промышленно развитым странам, негативные аспекты недобросовестного использования товарных знаков. Положение усугубляется также сравнительно низкой конкурентоспособностью отечественных товаров, отсутствием деловой репутации и сервисного обслуживания.

    Привлекательность масштабов потребительского рынка России для многих зарубежных фирм, как имеющих, так и не имеющих на этом рынке зарегистрированные товарные знаки, привела к интенсивному росту числа подаваемых заявок на регистрацию товарных знаков в России отечественными и иностранными заявителями.

    Анализ зарегистрированных и реально используемых на российском рынке товарных знаков выявил, с одной стороны, факт неиспользования значительного числа зарегистрированных товарных знаков, а с другой — факт реального использования незарегистрированных (т. е. вне правовой охраны) товарных знаков. Такое положение может означать, что из числа зарегистрированных и неиспользуемых товарных знаков имеют место «запасные», рассчитанные на использование в перспективе, и «блокировочные», т. е. регистрируемые в спекулятивных целях. И те, и другие создают значительные правовые и социальные проблемы, в частности, связанные с недобросовестной конкуренцией. 

    Одна из проблем, наблюдаемая в настоящее время на российском рынке в отношении общеизвестных товарных знаков, состоит в противоречии самой процедуры правовой защиты товарных знаков, выражающемся в динамичном и ставшем за последние годы традиционным обеспечении прав владельцев товарных знаков, и одновременно в наличии слабого механизма их правовой охраны от недобросовестной конкуренции. В частности, конкурентоспособные отечественные и иностранные товаропроизводители, как правило, представлены на российском рынке своими товарными знаками. Однако есть и такие фирмы, которые без соответствующей правовой защиты используют на этом рынке разработанные специально для российского потребителя товарные знаки, создающие псевдорусский эффект, причем число товарных знаков зарубежного происхождения, использующих «русскую тематику», возрастает.

    Еще одно противоречие обусловлено наследием долголетних плановых принципов социалистического хозяйствования, которое состоит, с одной стороны, в естественном желании предприятий в условиях рыночных отношений продолжить производство продукции, долгое время выпускаемой и ставшей известной потребителю под конкретным товарным знаком, олицетворяющим ее высокое качество, а с другой, к потере известных в России товарных знаков отечественных производителей вследствие либо их аннулирования органами, наделенными правом отменять регистрацию, либо их превращения в видовое наименование.

    Другое противоречие в правовой защите товарных знаков обусловлено отсутствием единого механизма регистрации товарного знака и фирменного наименования: если регистрация товарного знака в соответствии со ст. 7 (п. 2) Закона РФ о товарных знаках принимает во внимание наличие или отсутствие фирменного наименования, то регистрация фирменного наименования не связана с наличием или отсутствием товарного знака.

    С переходом к рыночным отношениям возникает еще одно противоречие, связанное с отсутствием координации между государственными организациями: независимым присвоением Фармкомитетом названия новым лекарственным препаратам и такой же независимой регистрацией Роспатентом товарных знаков на лекарственные препараты, что является причиной столкновения на национальном рынке одноименных по названию, но разных по содержанию понятий лекарственных препаратов, и, кроме того, способно ввести отечественного потребителя в заблуждение.

    Существуют еще ряд разных проблем, связанных с общеизвестностью товарного знака, в частности, с самим его определением: есть, бесспорно, общеизвестные для всех стран товарные знаки, например, «Соса — Cola», а есть знаки, считающиеся известными, а фактически неизвестные внутри конкретной страны, что особенно характерно, например, для молодого российского рынка; либо с временным характером общеизвестности знака, либо с отсутствием необходимости государственной регистрации в соответствии со ст. 6 Парижской конвенции и т. п. Все они потенциально приводят к проблеме бесконтрольного использования общеизвестного товарного знака со стороны третьих лиц, в планы которых, как показывает практика, зачастую не входит налаживание собственного производства, а предусматривается лишь «паразитирующая» эксплуатация известности такого знака.

    При использовании того же самого или схожего знака на конкурирующих товарах владелец общеизвестного товарного знака несет двойной ущерб: материальный (каждый проданный нарушителем знака товар фактически является продажей, «отнятой» у владельца известного товарного знака) и моральный (обманутый нарушителем знака покупатель вводится в заблуждение и вместо ожидаемого высококачественного товара, известного ему под этой маркой, например, коньяка «Martell», покупает поддельное бренди с таким же товарным знаком). Еще больший ущерб владелец общеизвестного товарного знака несет в случае, если его знак зарегистрирован нарушителем в стране, где продукция владельца еще не поставлялась, для того же класса товаров (к примеру, тот же общеизвестный товарный знак «Martell») или других классов (к примеру, косметическая продукция).

    Такие действия ловкого местного «предпринимателя» (как, например, несанкционированные регистрация и использование имитации общеизвестного товарного знака по широкому классу товаров), произведенные с опережением действия самого владельца, могут не только блокировать дальнейшую хозяйственную деятельность владельца общеизвестного товарного знака на данной территории, но и к ослаблению самого знака, поскольку благоприятное впечатление от товаров под этим знаком будет у потребителя опорочено, и прежняя высокая ассоциативная связь между общеизвестным товарным знаком и товарами и услугами, предоставляемыми самим владельцем, утрачена.

    На мировом рынке, где интеллектуальная собственность сегодня становится самой большой ценностью, последствия таких действий, связанных с «заимствованием» репутации ранее зарегистрированных «чужих» общеизвестных товарных знаков, наносят значительный ущерб владельцам таких знаков, большой вред имиджу ведущих общеизвестных и знаменитых товарных знаков и требуют реальной и глобальной их правовой защиты.

    Участие России в международных соглашениях по охране интеллектуальной собственности. Россия в своих национальных законах по охране интеллектуальной собственности предусматривает прямое преимущественное действие международных соглашений, участницей которых она является.

    Сложившаяся в мире система международных соглашений в области охраны интеллектуальной собственности объединяется в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Секретариат этой организации, Международное бюро в Женеве, выполняет административные (организующие) функции большинства международных соглашений в области интеллектуальной собственности. Функционирующие в рамках ВОИС соглашения условно подразделяются на три вида: программные, классификационные и регистрационные.

    Программные международные соглашения направлены на расширение международного сотрудничества, в том числе на основе нормотворческой деятельности в области правовой охраны объектов промышленной собственности.

    Классификационные международные соглашения уточняют и совершенствуют международные системы классификации объектов промышленной собственности.

    Регистрационные международные соглашения предусматривают более или менее унифицированные системы международной регистрации прав промышленной собственности. Каждое из таких соглашений составляют особую группу, цели которой совпадают, в основном, с программными международными соглашениями.

    Россия является членом многих международных соглашений и договоров в области правовой охраны интеллектуальной собственности (Парижская конвенция по охране промышленной собственности; Мадридское соглашение о международной регистрации знаков; Протокол к Мадридскому соглашению; Договор о патентной кооперации; Договор по законам о товарных знаках; Евразийская патентная конвенция).

    По наибольшему числу стран-участниц в области охраны интеллектуальной собственности из всех соглашений приоритет остается за Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС)м.

    Заключительные замечания. Вступление России в ВТО логично вытекает из задач ее современной торговой политики, которые направлены на эффективную интеграцию страны в мировую экономику и торговлю, и дает ряд конкретных преимуществ, связанных с более полным использованием новейших технологий и международного разделения труда, при условии, если международный торговый режим для нее улучшится по сравнению с ныне существующим.

    В значительной части пройден начальный (информационный) переговорный процесс, который состоял в детальном ознакомлении со стороны основных торговых партнеров с экономической политикой и внешнеторговым режимом России на предмет их соответствия нормам и правилам ВТО.

    Во втором и решающем этапе переговоров должны быть определены конкретные условия членства России в ВТО, центральным звеном которого станет обсуждение по трем блокам основных вопросов и связанных с ними обязательств по доступу на российский рынок иностранных товаров и услуг, включая регулирующее законодательство, важное место в котором занимает область правовой охраны интеллектуальной собственности.

    Для участия России в ВТО внешнеторговые аспекты защиты прав интеллектуальной собственности должны быть приведены в соответствие с Соглашением ТРИПС.

    В отношении существующей в настоящее время российской нормативно-правовой базы по защите интеллектуальной собственности требуется:

    —           совершенствование специального законодательства по охране объектов промышленной собственности (Патентный закон РФ, Закон РФ о товарных знаках);

    —           внесение соответствующих дополнений и изменений в Таможенный и Уголовно-процессуальный кодексы для расширения функций таможенных органов в сфере их компетенции (в частности, по выявлению поддельных, контрафактных товаров, перемещению пиратской продукции, контролю и дознанию и в иных случаях нарушения прав интеллектуальной собственности);

    —           некоторая доработка в части повышения эффективности правоприменительной практики по линии органов Министерства внутренних дел (МВД), Государственного таможенного комитета (ГТК), Государственного антимонопольного комитета (ГАК), Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) России и их координации по защите интересов владельцев интеллектуальной собственности;

    —           принятие обязательств по ретроактивной охране авторских прав с возможно коротким переходным периодом, например, в один — два года;

    —           решение правовых проблем информатизации (в частности, средств криптографии, электронных торговых операций, ключей и кодов абонентов и банков и т. п.);

    —           выработка механизма, повышающего ответственность владельца интеллектуальной собственности за достоверность сведений, предоставляемых им в таможенные органы, Интернет, банки данных и т. и.;

    —           дальнейшая либерализация правоотношений в области интеллектуальной собственности (в частности, путем гармонизации правил о таможенных тарифах, выдачи патентов), которая в свою очередь оказывает большое влияние на создание благоприятного инвестиционного климата;

    —           гармонизации норм авторского права и смежных прав.

    Другой важный для присоединения России к Соглашению ТРИПС вопрос — это усиление координации России со странами СНГ, в первую очередь участницами соглашений о Таможенном союзе. Наиболее крупный блок среди обязательств участников этого союза составляли гармонизация и последующая унификация законодательной базы, в том числе и в области интеллектуальной собственности.

    Среди соглашений о региональном экономическом сотрудничестве стран особое место занимает региональная патентная организация государств двух континентов — Европы и Азии, Евразийская патентная конвенция (ЕАПК). Государствами — участниками ЕАПК являются 9 новых независимых государств (ННГ).

    Практическое использование на протяжении нескольких последних лет механизма по разрешению споров в рамках ВТО получает позитивную оценку участников этой организации. ВТО на основе обращений отдельных стран по поводу нарушений принципов ТРИПС торговыми партнерами своевременно принимает меры по обеспечению высокого уровня охраны прав на различные объекты интеллектуальной собственности. Унификация соответствующих административных и судебных процедур на территории всех стран — членов ВТО, установленная соглашением ТРИПС, действительно (исходя из данных ежегодных отчетов ВТО) повышает надежность защиты патентообладателей в этих странах и предсказуемость коммерческой реализации интеллектуальной собственности. Соглашение ТРИПС — практически первая международная договоренность, реально задействовавшая механизм правовой охраны объектов интеллектуальной собственности на границах стран — членов ВТО, и фактически положившая начало борьбе с интеллектуальной контрабандой с помощью таможни и межведомственных организаций (в России, например, это Министерство внутренних дел (МВД), Государственный таможенный комитет (ГТК), Государственный антимонопольный комитет (ГАК), Федеральная служба налоговой полиции (ФСНП) и др.).

    Под эгидой ВТО возможно в перспективе создание интерактивных национальных и глобальных баз данных авторов и правообладателей авторских и смежных прав и размещение в системе Интернет, что позволит, с одной стороны, заинтересованным лицам оперативно вести переговоры об использовании их произведений, а с другой, наличие такой централизованной информации значительно облегчит деятельность правоохранительных органов по выявлению и пресечению нарушений этих прав и обеспечит тесное их взаимодействие с правообладателями.

    Выводы. Следует отметить, что процесс присоединения России к ВТО развивается, как отмечают специалисты, достаточно динамично, хотя и неравномерно, так как происходит в сложных условиях: наблюдается сохранение спада производства, включая экспортные сектора экономики; достаточно высокий уровень инфляции; глубокий бюджетный кризис; обострение конкуренции на мировых рынках; сохранение государственного контроля за внешней торговлей; рост экспортных цен; отсутствие полновесной нормативно-правовой базы в разных сферах хозяйствования и т. и.

    Темпы переговорного процесса о присоединении России к ВТО, с учетом «пакетного» подхода к обсуждению, в значительной мере будут зависеть от готовности очередного этапа, который может рассматриваться в разной последовательности: к сожалению, однако, о решении проблемных вопросов в системе регулирования правоотношений в области интеллектуальной собственности пока еще рано говорить.

    Вот что сказал по этому поводу на проходившем Международном семинаре генеральный директор Роспатента: «Вместе с тем намечаемые меры по совершенствованию российского законодательства в области промышленной собственности могут столкнуться с серьезной проблемой, связанной с проектом третьей части Гражданского кодекса РФ (в части раздела «интеллектуальная собственность»), который (по предварительным оценкам) может нарушить принятое в России и во всем мире соотношение между положениями Кодекса в части интеллектуальной собственности и специальных законов в этой области.

    Положения нового проекта в ряде случаев противоречат, дополняют или находятся в неопределенном отношении к положениям специальных законов и не обеспечивают соответствие российского законодательства положениям международных соглашений, что может усложнить условия присоединения Российской Федерации к Всемирной торговой организации и интеграции с Европейским Союзом».



    тема

    документ Основные группы оффшорных зон
    документ Роль свободных экономических зон в мировой экономике
    документ Специальные экономические зоны в России
    документ Формирование новых мировых валютных зон
    документ Финансы организации



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Как заработать во время отдыха на море в 2019 году
    Как отдохнуть на море и сэкономить в 2019 году
    Как правильно отдыхать в отпуске в 2019 году
    Как не попасться на удочку мошенникам в отпуске в 2019 году
    Дачные изменения в 2019 году
    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Цены на топливо в 2019 году
    Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
    Индивидуальный инвестиционный счет в 2019-2020 годах
    Новые льготы и выплаты с 2020 года
    Как получить квартиру от государства в 2019 году
    Компенсация покупок государством в 2019 году
    Получить деньги на бизнес от государства в 2019 году
    Вещи, которые можно получить бесплатно в 2019 году
    Как заработать на субаренде в 2019 году

    Как перепродавать недвижимость с выгодой в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Изменения в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты