Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Экономисту » Россия и международная торговая система

Россия и международная торговая система

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Россия и международная торговая система

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Торговля в советской экономической системе
  • Развитие международного торгового режима
  • Развитие глобальной экономики
  • Возникновение глобального торгового режима
  • Многоуровневая торговая система
  • Перспективные направления работы по совершенствованию глобальной торговли
  • Программа экономических реформ в России и участие в ВТО
  • Россия и Всемирная торговая организация

    Торговля в советской экономической системе

    Современная Россия возникла в результате распада Советского Союза и Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). С момента старта экономических реформ Российская Федерация добилась существенного прогресса в переходе от централизованного планирования к рыночной экономике — от шагов, предпринятых в эру Горбачева, и далее, к активизации участия в мировой торговой системе. Вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО) — это неотъемлемая часть усилий России по модернизации экономики страны и более глубокой интеграции в глобальную экономику. Процесс переговоров об участии России в ВТО будет способствовать консолидации усилий, направленных на проведение экономических реформ и увеличение степени открытости российской экономики.

    На протяжении большей части XX в. Советский Союз проводил политику экономической изоляции, поддерживая тесные торговые связи только с союзниками по социалистическому лагерю, ограничивая свой импорт из стран Запада товарами, которые было невозможно произвести в рамках советской системы, а экспорт — товарами, за которые можно было получить твердую валюту.

    В то время как политика изоляции безусловно наносила вред развитию экономики России, степень ущерба не определялась когда стало ощущаться влияние ускоренной глобализации в остальном мире. К тому времени становилось все яснее, что Россия не готова к участию в этой глобальной экономике и не сможет воспользоваться ее преимуществами без серьезных экономических реформ. Возникла необходимость в создании в стране режима более ориентированного на рыночную экономику, взаимодействующего с внешним миром; в развитии торговых и инвестиционных связей, которые, с одной стороны, обеспечили бы доступ России к финансовым ресурсам и технологиям и, с другой стороны, дали бы усовершенствованные знания в области организации и управления.

    В свое время правительства как развитых, так и развивающихся стран отреагировали на проблемы глобализации серией политических инициатив, которые существенно облегчили управление процессом углубленной интеграции на региональном и на глобальном уровнях, что, в свою очередь, подтолкнуло их к дальнейшему углублению торговых и инвестиционных связей в мировой экономике. Вступление в силу Соглашения о ВТО ознаменовало собой серьезный этап в трансформации результатов различных инициатив в интегрированную систему правил, обеспечило фундамент для последующих шагов в усилении регулирования глобальной экономики. России для продолжения процесса модернизации и интеграции в глобальную экономику участие в этом процессе решительно необходимо.

    Полноценное участие в ВТО потребует создания новых организационных структур, а также новых знаний и навыков от правительственных чиновников и деловых руководителей. Большинство россиян имеют слабое представление о ВТО и функционировании мировой торговой системы. По мере того, как Рабочая группа ВТО по присоединению России продолжит изучение российской заявки на членство в ВТО, будут возникать важные правовые экономические и политические вопросы. Российским официальных лицам необходимо уже сейчас начать готовиться к участию в будущих переговорах. Поскольку ВТО движется от торговых соглашений к более сложной системе регулирования глобальной экономики, в Женеве и в столицах стран-членов ВТО полным ходом разворачивается подготовка к переговорам по ряду новых вопросов, включая инвестиции и конкурентную политику.

    В дайной статье анализируется решение России вступить во Всемирную торговую организацию, описывается возрастающая интеграция между глобальной и региональными экономиками, исследуется природа глобальной торговой системы и характер последствий для России, проистекающих из неучастия в этой системе на протяжении последних пяти десятилетий, а также рассматриваются проблемы, с которыми России придется столкнуться в условиях полномерного и активного существования в глобальном торговом режиме. При этом следует понимать, что ускорение процесса присоединения России к ВТО отвечает интересам как России, так и ВТО, поскольку усиливает способность России противостоять трудностям адаптации экономики к условиям глобализации и рыночной экономики.

    Октябрьская революция практически положила конец участию России в мировой торговой системе. Большевики, поначалу уверенные в установлении экономических связей с другими социалистическими государствами в Европе, вскоре были разочарованы. Огромные усилия были направлены на борьбу с развалом российской экономики, последовавшим после Первой мировой войны, революции и гражданской войны. Хотя авторитарная система не была частью ленинского плана, была установлена государственная монополия на внешнюю торговлю и возведены пограничные барьеры для защиты страны от попыток эксплуатации дешевой рабочей силы и природных ресурсов. Внешнеторговым связям был нанесен существенный ущерб и ленинским односторонним отказом от царского внешнего долга и конфискацией без компенсации иностранных активов.

    К тому времени, когда Иосиф Сталин добился полноты власти, российская экономика была построена на принципах централизованного планирования, в которой внешняя торговля играла ограниченную роль. Экспорт, необходимый для выполнения экономического плана, рассматривался как вывоз внутренних ресурсов.

    После Второй мировой войны и создания социалистического блока в Восточной Европе Сталин утвердился в идее, что мир безвозвратно разделился на два противостоящих лагеря — социалистический и капиталистический. Пятнадцать республик, включая Россию, составили одну интегрированную экономику, а большинство внешних экономических связей СССР осуществлялось с другими социалистическими экономиками через Совет Экономической Взаимопомощи. Однако реалии централизованного планирования практически не оставляли возможностей для естественного развития внешних экономических связей. Таким образом, даже торговля в рамках СЭВ имела тенденцию исключительно к поставкам российских ресурсов в Восточную Европу в обмен на потребительские товары, зачастую плохого качества.

    После смерти Сталина последующие руководители, риторически поддерживая принцип «один мир — две системы», начали осознавать экономическую значимость установления торговых связей с развитыми и развивающимися странами. В результате был заключен ряд двусторонних торговых соглашений по отдельным товарам, как, например, заключенное одним из первых канадско-советское соглашение по зерну и другие, основанные на режиме наибольшего благоприятствования. Однако социалистические экономики представляли собой аномалию в мировой торговой системе, которая основывалась на принципах свободной конкуренции, и участие в мировой экономике оставалось затруднительным.

    К началу 80-х годов советская экономика оказалась в тупике. Михаил Горбачев пришел к власти с обещаниями гласности и перестройки (открытости и реструктуризации) и восстановления умирающей экономики. Эта политика включала в себя предоставление существенных демократических свобод, использование рыночных стимулов, более широкое участие в мировой экономике. Расширение взаимодействия с рыночными экономиками Запада позволило Советскому Союзу получить статус наблюдателя в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), который затем перешел к России. Существовала вера в то, что советскую экономику можно возродить в рамках социализма путем реформ.



    Однако горбачевские реформы оказались не в состоянии идти в ногу с социальными и экономическими изменениями, как внутренними, так и внешними. К концу 80-х годов напряжение достигло степени, приведшей к коллапсу социалистического блока, а затем и самого Советского Союза. Россия выделилась в самостоятельное государство. То же самое произошло с остальными четырнадцатью республиками, каждая из которых радела за свою независимость. В России реальной силой, определяющей экономическую политику, стали новые лица, свободно владеющие иностранными языками и воспитанные на трудах западных экономистов, которым Запад оказывал финансовую помощь и давал советы. Осознав неэффективность горбачевских реформ в условиях надвигающегося кризиса и сделав выводы из других, более жестких, но более перспективных реформ в Восточной Европе, в частности Польше и Венгрии, они выступили за более радикальные подходы, добились быстрой стабилизации и мгновенного высвобождения рыночных сил. Планировалось открыть страну для торговли для поддержки процесса стабилизации, преодолеть внутренний дефицит и ввести в российскую экономику конкурентоспособные силы.

    С развалом Советского Союза экономические связи с государствами — бывшими республиками Советского Союза, являвшимися прежде составной частью интегрированной экономики, были серьезно подорваны. В ответ Россия начала устанавливать новые экономические отношения, заключив двусторонние соглашения о свободной торговле на территории бывшего Советского Союза, называемой теперь Союзом независимых государств (СНГ) с Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Таджикистаном, Туркменистаном, Украиной и Узбекистаном. Россия так же приняла на себя обязательства по торговым соглашениям, заключенным Советским Союзом, и подписала новые. Общее число соглашений, содержащих положения о режиме наибольшего благоприятствования, достигло 138.

    Эти соглашения усиливают роль России в региональной и глобальной экономиках и помогают решать проблемы безопасности. Кроме того, правительство осознало, что Россия получит преимущества от участия в мировой торговой системе в рамках ВТО. После изучения результатов Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров Россия приняла решение о подаче заявления на вступление в ВТО. Руководство страны понимало, что данный шаг поможет России перейти от централизованного планирования к рыночной экономике, упрочит ее торговые и экономические связи с другими странами. Вместе с тем вступление в ВТО вовлечет Россию в торговый режим, которого прежнее советское правительство в прошлом старательно избегало. За исключением небольшого числа стоящих особняком академистов, российские функционеры, ученые и руководители предприятий определенно не имели представления об этом режиме и его функционировании. В связи с процессом присоединения к ВТО у чиновников возникли существенные трудности, связанные с пониманием неписаных правил и понятий, принятых в этом торговом режиме, сложившихся в ходе его постепенной эволюции в течение предыдущих пяти десятилетий.

    Развитие международного торгового режима

    Приняв решение отказаться как от участия в переговорах, так и от применения торгового режима и порядка осуществления платежей, которые впервые стали предметом обсуждения в 40-е годы, Советский Союз упустил возможность влиять на развитие этого режима, а так же пользоваться его преимуществами. В последующие пятьдесят лет Советский Союз избегал участия в интенсивной работе по подготовке межправительственных соглашений, созданию организационных структур и разработке обязательств, проистекающих из этих первоначальных переговоров. К концу 90-х годов было создано более 300 межправительственных организаций, занимающихся экономическими проблемами. Бреттон-Вудская торговая и платежная система МВФ, МБРР и ГАТТ легла в основу развитой системы усиливающихся взаимных прав и обязательств. Помимо этого важную поддерживающую роль играли ОЭСР, ЮНГСТАД, МОТ, ФАО, ИКАО, ИМКО, СТО и ВАИС, В дополнение к этим многосторонним соглашениям существовало множество региональных организаций и соглашений: таможенные союзы, зоны свободной торговли и связанные с ними институты. Ко всему этому добавилась запутанная структура из тысяч специализированных двусторонних соглашений по защите капиталовложений, экспортным кредитам, передаче технологий и двойному налогообложению, разработанных на основе и в дополнение к положениям основных соглашений и институтов.

    ГАТТ создало основную базу для этой системы. Его особенности можно кратко сформулировать следующим образом:

    —           торговля между сторонами должна в значительной степени быть результатом реагирования частных фирм на ценовые индикаторы рынка;

    —           торговая политика сторон должна основываться на принципе недискриминации, т.е. предоставлять режим наибольшего благоприятствования на своих границах и национальный режим после прохождения пограничных формальностей;

    —           стороны обязались развивать процесс либерализации и согласились подчинить свою торговлю и связанную с ней политику кодексу поведения, основанному на обязательных правилах и содержащему механизм принудительного исполнения этих правил;

    —           тарифы — транспарентный механизм ценообразования — должны стать единственным разрешенным постоянно действующим способом защиты;

    —           баланс взаимовыгодных уступок должен быть результатом взаимного торга; такой торг должен основываться на рыночных возможностях сторон, но при этом в значительной степени определяться характером обязательств в рамках МВФ;

    —           торговля, так же, как переговоры и обеспечение исполнения обязательств должны осуществляться на основе консенсуса и совместного принятия решений;

    —           страны-члены согласились обеспечить транспарентность своего законодательства и политики как на внутреннем уровне, так и во внешних отношениях.

    В то время, как в 40-е годы было достигнуто общее понимание того, что указанное выше станет основными принципами, правительства ведущих стран, хотя и соглашались принять данные подходы в качестве принципиальных критериев, те не менее существенно расходились относительно того, как и в какой степени эти подходы будут реализовываться на практике. Многие спорные вопросы были решены путем сложных компромиссов в Уставе Международной торговой организации. Однако МТО гак и не состоялась. В результате вступило в силу временное соглашение ГАТТ, которое было призвано заполнить образовавшийся вакуум. Оно вступило в силу благодаря принятию Протокола о временном применении, который позволил быстро реализовать результаты Женевской конференции по тарифам обойдя различные политические и конституциональные проблемы двадцати трех стран-участниц, особенно США. ГАТТ носило временный характер когда оно было преобразовано в ВТО. К этому времени многие права, обеспечивавшиеся «дедушкиной оговоркой», были в значительной степени нейтрализованы изменениями во внутреннем законодательстве и решениями в рамках многочисленных структур ГАТТ.

    По мнению представителя США Джона Хаксона, на момент рождения «дефектами» ГАТТ были:

    —           временное применение или «дедушкины оговорки»;

    —           неопределенность прав членов (или договаривающихся сторон) при принятии решений и достижении их реализации;

    —           возможность ограничивать действие этого положения, а также возможность его неправильного применения;

    —           нечеткий юридический статус, что порождало много путаницы в понимании объема прав и обязанностей членов;

    —           слабая, практически отсутствовавшая конституция, и, как следствие, недостаточность процедур разрешения споров, требовавшая значительной импровизации.

    Несмотря на эти дефекты, Соглашение было удачным, поскольку постепенно заполняло пустоту, которая образовалась в результате провала МТО. Различные институциональные и процедурные импровизации оказались успешными, включая создание различных комитетов, рабочих групп, комиссий и советов, которые возлагали серьезную ответственность на сами договаривающиеся стороны, косвенно усиливая роль участвовавших в работе официальных лиц. Сложности становления ГАТТ были преодолены в основном благодаря мудрому и остроумному руководству его первого Генерального директора Эрика Уиндхама Уайта и небольшого секретариата.

    В ходе первых девяти ежегодных встреч, или «сессий», и четырех первых раундов тарифных переговоров ГАТТ постепенно избавилось от первичных «дефектов», ужесточив обязательства членов как по тарифным уступкам так и по кодексу поведения, тщательно проработанному в рамках которые касаются таких вопросов торговой политики, как оценка, антидемпинг, ответные меры, защитные меры, субсидии, правила определения происхождения товара, транспарентность, количественные ограничения, меры по защите платежного баланса, государственная торговля, валютный контроль и экономическое развитие. Новые подходы к применению положений, касающихся проведения консультаций и разрешения споров, еще более ужесточили обязательства членов.

    Постепенная эволюция ГАТТ (см. Приложение I по хронологии преобразования ГАТТ в ВТО) продемонстрировала превосходство прагматизма над догматизмом: прагматическое применение основных принципов обеспечило членам достаточную свободу изъятий и исключений в соответствии с политическими требованиями. Напротив, результаты более «успешных» переговоров в рамках МВФ никогда не могли быть реализованы, как предусматривалось, поскольку постепенное осторожное использование результатов «провальных» переговоров по МТО сформировало базис для безусловно самого успешного и мощного международного режима на сегодняшний день. Г ATT создало основу для расширения и углубления уступок и обязательств путем реализации идей меркантилизма, т.е. использования интересов, направленных на поддержку экспорта, для нейтрализации действий, направленных на поддержку импорта.

    Как оказалось, многие изъятия и исключения ГАТТ во многом определили его очевидный успех. Это позволило политически и конституционально постепенно углубить и расширить в рамках ГАТТ обязательства членов и воспитать уважительное отношение к своим обязательствам. Исключения начинаются с первой статьи («дедушкина оговорка» в отношении преференций) и с Протокола о Временном применении («дедушкина оговорка» в отношении внутреннего законодательства и правил, не соответствующих общим требованием ГАТТ и регулируемых ст. III с учетом правил, установленных ст. XXIII). Далее их регулирование содержится в ст. II (несвязанные тарифы), затем в ст. III (изъятие по правительственным закупкам и субсидиям из обязательств по предоставлению национального режима), в ст. XIX (чрезвычайные меры в отношении импорта отдельных изделий), в ст. XX (общие исключения), в ст. XXI (исключения по соображениям безопасности), в ст. XXIV (положение о зонах свободной торговли и таможенных союзах), в ст. XXV (совместные действия договаривающихся сторон), в ст. XXXV (неприменение) и т.д. Позже были выработаны также политически необходимые дополнения к юридическим нормам исключения: «размывание» правила торговли сельскохозяйственной продукцией и торговли текстилем и одеждой, терпимое отношение к мерам, связанным с регулированием «серых» зон (как, например, так называемые добровольные ограничения, направленные на защиту экспортных интересов, в противовес ограничениям, направленным на поддержку импортных интересов). Эти меры представляли собой замену требования о недискриминационном применении защитных мер. Это позволило ГАТТ выжить и последовательно создать базис для устойчивой организации — ВТО и ее более детализированных жестких прав и обязательств, которые могут быть принудительно исполнены.

    Россия, не принимавшая участия в этом процессе постепенного развития и пытающаяся присоединиться к сложившейся системе, так же, как и другие государства-правопреемники СССР, оказалась в более сложной ситуации по сравнению со странами-учредителями Г ATT. Так, США, Канада, Европейский Союз и другие члены ГАТТ приводили свои торговые режимы и регулирование, связанные с торговлей, в соответствие с международным торговым режимом на протяжении фактически более чем пятидесяти лет, постепенно формируя систему, которая отражала эволюцию их понимания требований экономики, торговли и политических реалий. Было бы большой ошибкой недооценивать степень проблем, с которыми сталкиваются Россия и другие страны с переходной экономикой. Для их решения требуется как техническое, так и другие виды содействия России в ее стремлении соответствовать требованиям ВТО, а также определенное время для перестройки ее экономики. Несмотря на то, что экономические преимущества полноправного и скорейшего присоединения ясны, эти преимущества не могут быть реализованы, если слишком жесткие требования не сведут к нулю в самом начале политическую поддержку в России идеи присоединения к ВТО.

    Отказ от участия в системе отношений, базировавшейся на положениях Г ATT, исходил собственно от Советского Союза, однако было бы лукавством предположить, что его участие приветствовалось бы, особенно когда основные позиции были определены. Советский Союз принимал участие в Бреттон-Вудской конференции, приведшей к созданию МВФ и МБРР, и подписал Заключительный акт, но отклонил предложение участвовать в подготовительном комитете МТО и в работе Гаванской конференции. Это неучастие способствовало несомненному успеху ГАТТ. Его схема была несовместима с идеей централизованного планирования. Учет требований Советского Союза оказался бы непосильной ношей для первоначальных переговоров и, возможно, ГАТТ постигла бы судьба МТО.

    Польша, пребывавшая в тисках централизованного планирования, пыталась присоединиться к ГАТТ когда она получила статус наблюдателя. Следующие десять лет были потрачены на достижение непростых договоренностей по вопросам, которые было необходимо урегулировать для того, чтобы формальное присоединение стало возможным. Так, это касалось обязательств по количественным ограничениям по импорту, которые недопустимы в соответствии основными правилами ГАТТ, а также получения согласия на весьма жесткое применение антидемпинговых положений, что было связано с тем, что экспортные цены формировались на нерыночной основе. С тем же столкнулись в процессе вступления Румыния и Венгрия.

    Политические соображения играли не меньшую роль, чем экономические и коммерческие, поскольку особенно Соединенные Штаты воспринимали их присоединение как вбивание клина между Советским Союзом и его восточноевропейскими союзниками.

    Советский Союз представил начальные предложения и получил статус наблюдателя и, таким образом, открыл себе пути для дальнейшего вступления. Многие обозреватели расценили эти предложения как некое озорство, многие не собирались относиться к ним серьезно. Сейчас эти предложения представляются скорее общими пожеланиями, а не реальными намерениями. В любом случае ответ был категорическим. Ведущие члены ГАТТ, включая Соединенные Штаты, Европейский Союз и Канаду, были не готовы приспосабливать Г ATT к сложностям, проистекавшим из необходимости адаптации к участию Советского Союза. Процесс присоединения Китая, происходивший в то же время, уже создал более серьезные сложности, чем те, что были связаны с присоединением развивающихся стран, которые проявляли возрастающую активность и не всегда придерживались конструктивных подходов. Были реальны и опасения Соединенных Штатов, Европейского Союза и Канады по поводу возможной политизации ГАТТ. В свете этого переговоры о советском участии вполне могли оказаться последней каплей.

    Неучастие Советского Союза в ГАТТ позволило разработать систему правил и процедур, соотносимую с потребностями экономики стран-членов ОЭСР. Эта система позволила фирмам этих стран разработать виды продукции, наладить производственные процессы, создать технологии управления и организационные структуры, которые были в значительной степени сопоставимы, что облегчило развитие корпоративных связей между транснациональными корпорациями и создало основу для глобальной интегрировано экономики. Россия стояла в стороне от этого процесса, и ей потребуется время для адаптации к экономике, характеризующейся более высокой степенью глобальной интеграции.

    Развитие глобальной экономики

    В период обсуждения основных положений Г ATT, главным двигателем экономической интеграции была торговля товарами. Так, общий объем мировой торговли составил 7% от объема мирового производства. Большая часть объема торговли приходилась на поставки сырья, другая часть — в основном на готовую продукцию, и очень незначительные объемы торговли — на комплектующую продукцию. В основном торговля являлась следствием сделок между частными компаниями, не имевшими родственных связей, которые были созданы как чисто национальные компании. Главным препятствием для торговли были пограничные меры, вводившиеся правительством (тарифы и квоты), а также различные подходы к налогообложению и регуляторным требованиям (например, налог на сырье и требование к смешению товаров). Использование высоких тарифов помогало поддерживать национальные сегменты рынка готовой продукции. Обменные курсы были фиксированными и обеспечение положительного баланса текущих операций являлось важной целью правительственной политики. Большая часть международной экономической деятельности осуществлялась крупными национальными фирмами.

    Внутренняя и внешняя правительственная политика отражала реалии экономической жизни. Например, ГАТТ исходило из того, что торговля между национальными экономиками, осуществляемая частными предпринимателями, выходит далеко за рамки национальных границ. Г ATT рассматривало конфликты, которые могли бы возникнуть между фирмами одной страны и фирмами другой страны, как затрагивающие национальные интересы и подлежащие разрешению путем межправительственных консультаций. В результате переговоров в рамках ГАТТ было установлено, что регулирование внутренней экономической жизни, например конкурентной политики, политики, обеспечивающей стабильность фермерского дохода, во многом является прерогативой национальных правительств. ГАТТ было индифферентно к мерам такого регулирования, пока они не начали вносить элементы дискриминации в отношение к национальному и иностранному продукту, если только такая дискриминация не допускалась пограничным режимом, соответствующим требованиям ГАТТ.

    Отношение деловых кругов и правительства к международной торговле также отражало господство экономической теории, в соответствии с которой международная торговля является следствием использования сравнительных преимуществ, относительно неизменных условий, основанных на обеспеченности страны факторами производства: природными ресурсами, капиталом и рабочей силой. В основу торгового режима, например, была положена концепция, что правительственная политика, нарушающая наиболее эффективное размещение факторов производства, как правило, снижает уровень благосостояния свой нации и мира в целом, в то время как устранение таких барьеров повышает этот уровень.

    Некоторые из этих допущений и характеристик и сегодня не утратили своей важности. Например, либерализация торговли не ведет к более узкой секторальной специализации на национальном уровне. Более того, мы отмечали бурный рост торговли между странами, как следствие торговли автомобилями или сталью, что приводило к более высокому уровню международной конкуренции на внутренних рынках, чем кто-либо мог предвидеть.

    Торговля товарами, темпы роста которой в два раза превышали темпы роста производства и объем которой стремительно приближается к величине, составляющей четверть мирового производства товаров, сейчас менее значима по сравнению с международными капиталовложениями, переливами капитала и обменом знаниями и технологиями, являющимися инструментами международной экономической интеграции. Мировая торговля товарами, которая в стоимостном выражении в реальных цифрах в 14 раз превысила показатели в наши дни есть только одна из составляющих ежегодного показателя движения капитала в стоимостном выражении. Пятая часть мировой торговли в стоимостном выражении приходится на торговлю услугами, затем следует показатель по торговле услугами, связанными с торговлей товарами.

    В настоящее время курс большинства основных валют не фиксирован и плавает свободно, а их стоимость постоянно изменяется. Международный валютный фонд из инструмента регулирования валютных курсов и платежного баланса превратился в организацию, оказывающую финансовую и консультативную помощь по экономическим вопросам развивающимся экономикам. Региональные торговые соглашения сформировали основную базу для снятия торговых барьеров, выработки правил ведения переговоров и разрешения споров, а ВТО является как бы «системным клеем», связывающим в одно целое различные региональные подходы и внедряет в мировой торговый режим опыт и результаты экспериментов региональных переговоров.

    Водораздел между преимущественно индустриальными, организованными на национальном принципе экономиками прошлого и глобально организованной экономикой 90-х годов, основанной на обмене информацией, приходится на 70-е годы, но только сейчас мы начинаем понимать те подспудные силы, которые выбросили нас в более интегрированную глобальную экономику. Мы пришли к моменту, когда товары, услуги, информация, капитал могут полностью или частично происходить откуда угодно. Эта новая реальность представляет собой кульминацию уникальных, казалось бы, не связанных разработок в области технологии, организации бизнеса, а также в области формирования государственных подходов к решению вопросов внутренней и внешней политики.

    Термин «глобализация» все шире используется для описания этой новой реальности, однако продолжает сохраняться значительная доля скептицизма при определении широты и глубины охвата, при этом некоторые критики указывают на XIX в. как на время углубления международной интеграции. В недавнем отчете ВТО изложены некоторые моменты, позволяющие определить дату начала глобализации. Содержащийся в нем анализ показателей мировой торговли демонстрирует, что характеризовался неуклонной интеграцией путем развития торговли и расширения инвестиций. За весь этот период темпы роста мировой торговли в 1,6 раз превышали темпы роста мирового производства, причем самый низкий показатель в 1,2 раза был в 70-е годы, и достиг 2,8 раза в 90-е. За этот сорокапятилетний период коэффициент роста мирового производства в стоимостном выражении достиг 5, в то время как коэффициент роста мировой торговли товарами достиг 14. Объем мировой торговли товарами и коммерческими услугами в стоимостном выражении составил 5,2 трлн. долл. США.

    На протяжении первых послевоенных десятилетий основной упор на интеграцию делали страны-члены ОЭСР, но более активное участие в интеграционном процессе стала принимать Азия, а затем и Латинская Америка. Открытые экономики продемонстрировали значительно более быстрый процесс экономического развития; некоторые из них в настоящее время вышли на уровень доходов стран-членов ОЭСР. Среди стран-членов ОЭСР за последние два десятилетия только Япония не расширила свое участие в глобальной экономике. Всего 11% ее ВВП вовлечено во внешнюю торговлю. В странах Центральной и Восточной Европы, не являющихся членами ОЭСР, подъем только начинает отмечаться; страны Африки и Ближнего Востока пытаются сделать первые шаги в деле интеграции.

    Продолжающийся рост мировой торговли является наиболее объективным индикатором расширяющейся интеграции, а показатели увеличения объемов прямых иностранных инвестиций (ПИИ) позволяют предположить, что интеграция становится более углубленной. Объемы прямых инвестиций превысили сумму в 220 млрд. долл. США, при этом почти четвертая часть капиталовложений в мире осуществляется в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Три момента являются иллюстрацией воздействия этих потоков капитала: увеличение соотношения доли внутриотраслевой торговли, увеличение объема посреднических операций и увеличение доли глобального бизнеса, осуществляемого в рамках фирм, по сетям или в рамках взаимосвязанных корпоративных структур.

    В конечном счете наиболее важным и в наименьшей степени поддающимся оценке является показатель движения информации и технологий. В последние два десятилетия отмечалось не только собственно взрывное распространение знаний и технологий, но, что более важно, их доступность и полезность для все большего числа людей в мире. Не установленный, но большой объем информации и технологий является предметом торговли в рамках частных и собственных сетей, что способствует ведению фирмами дел в глобальном контексте. В официальной торговой статистике отслеживается только доля этой торговли с допущением, что официальная статистика может занижать истинные объемы мировой торговли и не отражать всего разнообразия новых форм экономической интеграции.

    Регулирование новых аспектов более глубокой глобальной интеграции происходит на нескольких уровнях. В частном секторе разрабатываются новые стратегии ведения дела, включающие реструктуризацию, реорганизацию и развитие кооперативных связей, которые направлены на реализацию преимуществ и снижение рисков глобализации. Одновременно правительства обновляют свои системы регулирования, приспосабливая их к новым договоренностям о кооперации с тем, чтобы общие правила регулирования и регулирующие институты соответствовали требованиям и возможностям углубленной интеграции. Такие соглашения о кооперации рождаются на двустороннем, субрегиональном, региональном и глобальном уровнях. Результатом является достижение того уровня гибкости и многосторонности подходов, который соответствовал бы адаптационным способностям как людей, так и социальных, политических и экономических институтов.

    Россия и другие страны-члены СЭВ не принимали участия в процессе углубления экономической взаимозависимости, происходившем в 50-е и 60-е годы, равно как не участвовали в процессах глобализации в 70-е и 80-е годы. Однако воздействие этих процессов на остальные страны привело к распаду СЭВ. Россия и другие страны — бывшие члены СЭВ — сейчас пытаются наверстать упущенное, чтобы не остаться за бортом в результате процесса углубления интеграции, преимущества которой становятся все более явными. Ключевым фактором, определяющим возможность России участвовать в дальнейшем развитии глобальной экономики, является ее способность привлекать капитал, технологии и пользоваться достижениями в сфере профессиональной подготовки. Но для того чтобы фирмы, активно ориентированные на глобальную экономику, вкладывали капитал в Россию, инвесторам необходима уверенность, что Россия идет по пути реформ, которые обеспечат создание стабильной и устойчивой экономики. Доверие инвесторов будет в значительной степени зависеть от тех шагов, которые Россия сделает в процессе присоединения и при участии в глобальном торговом режиме. Подобно многим развивающимся странам, которые в 80-е годы осознали, что их экономическое благополучие определяется активным и конструктивным участием в торговых региональных системах в рамках ГАТТ, Россия и другие страны с переходной экономикой в 90-е годы пришли к выводу, что они больше не могут позволить себе изоляцию от глобальной экономики и функционирование вне системы правил и процедур, регулирующих операции в ее рамках. Торговый режим, в котором они надеются участвовать, является, однако, значительно более тяжким, чем тот, что существовал десятилетие назад.

    Возникновение глобального торгового режима

    Уругвайский раунд переговоров в рамках ГАТТ позволил правительствам консолидировать подходы к решению проблем глобализации. В этом плане одним из успехов раунда, достигнутым к самому концу переговоров, было то, что система начала работать в взаимной выгоде всех стран-участниц. Раунд был очень плодотворным. Пакет документов включал 424 страницы основного соглашения и еще 22 тысячи страниц приложений, содержащих специфические обязательства стран-участников. На раунде режим регулирования торговли был распространен на услуги, сельское хозяйство, защиту прав интеллектуальной собственности. Также было усовершенствовано регулирование в области стандартизации, торговли текстилем, субсидий и т.д. В основу были положены улучшенные институциональные положения и положения о порядке разрешения споров, например процедуры, обеспечивающие выполнение принятых решений, в рамках структуры ВТО (см. Приложение I и 111 схематичного обзора соглашений Уругвайского раунда и уровня прав и обязательств в рамках ВТО).

    В основе первоначального успеха Г ATT лежало осознание необходимости достижения простой цели — разработки универсальной системы правил и процедур, направленных на либерализацию и обеспечение недискриминации на основе взаимного уважения закона странами-участниками. Успеху способствовало также увеличение числа стран-членов, последовательный процесс многосторонней либерализации, а также совершенствование базовых правил и процедур. ВТО естественным образом наследует результаты прогресса, достигнутого за пять десятилетий.

    Некоторые отдельные характеристики новых соглашений иллюстрируют богатство достижений:

    —           в настоящее время ВТО является постоянно действующим международным институтом, возглавляемым Генеральным директором, статус которого равен статусу глав МВФ и Мирового Банка, и управляемым независимым секретариатом и министерской конференцией на регулярной основе, которые вместе обеспечивают стратегическое руководство;

    —           правилам глобальной торговли подчиняется существенно большее количество стран: 135 государств являются в настоящее время участниками ВТО, около 30 стран находятся в процессе присоединения, включая Китай, Россию, Саудовскую Аравию, Вьетнам и подавляющее большинство стран — бывших советских республик. Не сложно предвидеть, что ВТО, включающая более 150 участников и кандидатов будет регулировать почти всю мировую торговлю и инвестиции;

    —           мозаичность предыдущих обязательств, принятых в рамках ГАТТ, была заменена единой интегрированной системой обязательств для всех участников. Обязательства, затрагивающие все дисциплины ГАТТ, были существенно усилены путем заключения соглашений и договоренностей, имеющих обязательную силу для их участников;

    —           принципы, правила и процедуры, схожие с принципами ГАТТ, были распространены на торговлю услугами и защиту интеллектуальной собственности, тогда как дисциплины, касающиеся двух «сирот» последних четырех десятилетий — торговли сельскохозяйственной продукцией и торговли текстилем и одеждой, были существенно укреплены;

    —           торговая политика и политики в областях, связанных с торговлей, и практика участников ВТО находятся в постоянном процессе конвергенции, обеспечивая торговцам и инвесторам стабильную возможность заниматься торговлей товарами на глобальной основе. Все участники ВТО приняли на себя жесткие обязательства по торговле в форме списков специфических обязательств, являющихся неотъемлемой частью основного соглашения, и обозначили рамки своих обязательств по услугам в списках специфических обязательств, являющихся неотъемлемой частью Генерального Соглашения по Торговле Услугами (ГАТС);

    —           упование развивающихся стран на получение специального и дифференцированного подхода сменилось пониманием как развитыми, так и развивающимися странами, необходимости быть полноправными и активными членами ВТО с единственным исключением, состоящим во временных рамках вступления обязательств в силу и наличии программ технической помощи, что отличает развитые страны от развивающихся;

    —           протокол о временном применении, подписанный 23 странами, и его воспроизведение в протоколах о последовательно присоединяемых членах утратили свою силу. Вместо этого каждая страна-член приняла на себя обязательство «привести свои законы, регуляторные правила и административные процедуры в соответствие с принятыми обязательствами, как определено в дополнительных соглашениях» (ВТО. Ст. XVI:4). Наделе это означает, что страны-члены договорились о примате норм ВТО над внутренним законодательством. Также весьма сложно стало прибегнуть к «вейверу» для стран членов, которые видели в нем политическую лазейку, позволяющую ускользнуть от груза болезненных обязательств, что еще более консолидировало обязательства;

    —           страны-члены согласились на периодический обзор их торговых законов, особенностей торговой политики и практики: дважды в год для ведущих стран-членов (США, Европейского Союза, Японии и Канады) и реже для других членов. Эти обзоры становятся эффективнее по мере накопления опыта, и правительства понимают, что конструктивная критика их торговых режимов играет положительную роль;

    —           становится все более вероятным дальнейшее распространение сходных с применяемыми в ГАТТ принципов, правил и процедур на положения о конкуренции, инвестициях, на стандартизацию требований к организации труда и защиты окружающей среды. Сейчас можно предвидеть, что страны-члены ВТО постепенно разрабатывают единый кодекс поведения, регулирующий все многообразие конкурентных отношений на глобальных рынках.

    Прорыв в направлении выработки новых обязательств, их углублении, расширении и ужесточении является более действенным благодаря наличию положений о порядке разрешения споров. Понимание о порядке разрешения споров базируется на ряде исключительно важных принципов и процедур в рамках ВТО, которые включают:

    —           право каждой страны-члена направить жалобу в экспертную комиссию;

    —           гарантию того, что комиссия будет действовать без задержек и независимо, руководствуясь ясными правилами и процедурами;

    —           отчет комиссии будет принят странами-членами ВТО, если только возражающая страна-член не сумеет добиться поддержки блокирования такого принятия;

    —           права требовать рассмотрения решения комиссии и его обоснования постоянной апелляционной комиссией;

    —           обязательство стран-членов выполнить решение арбитражной комиссии путем совершения действий, направленных на устранение основания жалобы; право на компенсацию или на разрешенную ответную  меру (в случае, если это возможно, для того, чтобы сделать это обязательство «зубастым»), что не позволяет участнику сорваться с крючка;

    —           уверенность в том, что комиссия будет действовать при содействии квалифицированных, опытных независимых групп официальных лиц, имеющих опыт в проведении правового анализа проблем и принятия решений, которые постепенно составят прецеденты и еще больше усилят законодательные нормы международной торговли, связанной с торговлей деятельности.

    Все это образует мощный блок положений, являющихся для правительств, торговых операторов и инвесторов основанием для доверия к правилам и процедурам международного торгового режима.

    Можно возразить, что полномочия ВТО не шире тех, что ранее были присущи ГАТТ, что преимущества определяются более безопасным конституциональным базисом и регулируется большее количество моментов. Такой вывод приводит к ошибочному умалению громадного значения осуществленных преобразований. Даже поверхностный анализ соглашений ВТО по сельскому хозяйству, техническим барьерам в торговле, субсидиях и компенсационных мерах, по защите прав интеллектуальной собственности позволяет сделать вывод, что правительства в настоящее время согласились на доступный уровень потенциального вмешательства в их внутренние дела со стороны правительств других стран-членов через механизм разрешения споров и процедуры рассмотрения их торговой политики. Протоколы первых процедур рассмотрения споров так же, как й заявки, предполагаемые к рассмотрению позволяют сделать вывод о необратимости данной тенденции. Расплывчатые положения ГАТТ были заменены четкими правами и обязательствами и, таким образом, полномочия стали яснее.

    Решение России присоединиться к этой усовершенствованной системе прав и обязательств представляет собой честолюбивое предприятие (см. описание процесса присоединения в Приложении IV). Ясно, что в результате участия в ВТО Россия получит такие преимущества, как безусловный режим наибольшего благоприятствования (РНБ), снижение тарифных ставок и улучшение условий доступа на рынки для российского экспорта, а также доступ к усовершенствованному механизму разрешения споров во взаимоотношениях с ведущими торговыми державами.

    В качестве члена ВТО Россия получит:

    —           преимущества, проистекающие из снижения тарифов на промышленную продукцию, включая продукцию, по которой она имеет или может иметь конкурентные преимущества;

    —           более открытые экспортные рынки, поскольку количественные ограничения трансформированы в тарифные, которые сами по себе снижены в соответствии с Соглашением ВТО по сельскому хозяйству, что даст толчок для развития российского сельскохозяйственного сектора;

    —           более стабильные торговые и экономические отношения с странами, на которые приходится более 90% мировой торговли, и существенное усиление ее роли в глобальной экономике и политике;

    —           возможность упрочить свои позиции в торговых переговорах в результате допуска к более эффективному и справедливому механизму разрешения споров.

    В то же время нельзя недооценивать сложность предстоящей задачи. Главные преимущества, которые Россия получит в результате присоединения к ВТО, будут проистекать из получаемых ею в рамках ВТО прав.

    Как член ВТО Россия:

    —           обеспечит доступ продукции других стран-членов ВТО на свои рынки путем снижения импортных тарифов на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Предметом переговоров между Россией и Рабочей группой по присоединению России к ВТО будут два тарифных списка (списки уступок), которые станут составной частью Протокола о присоединении России;

    —           откроет свои рынки услуг для иностранной конкуренции путем принятия на себя специфических обязательств, список которых будет определен в ходе переговоров по допуску на российский рынок банковских, страховых, транспортных, инжиниринговых, консультационных услуг, услуг в области средств связи и других областях. Этот список также будет составной частью Протокола о присоединении;

    —           обеспечит одинаковую защиту собственникам прав интеллектуальной собственности (патенты, авторские права, торговые марки, компьютерные программы и звукозапись) через принятые на международном уровне правовые процедуры;

    —           примет на себя обязательства по предоставлению национального режима, устранит или смягчит ограничения на иностранные инвестиции;

    —           продолжит реформу торговой и экономической систем в соответствии с требованиями ВТО, включая ценообразование, импортный и экспортный режимы, финансовую и налоговую системы, практику регулирования поставок госпредприятий;

    —           в более общем плане получит гарантии на проведение транспарентной и единообразной торговой политики на всей территории страны, обеспечение доступности иностранных торговых правил для заинтересованных предприятий и лиц, выработку временных рамок проведения экономических реформ и распространение рыночных правил на государственные торговые предприятия.

    Все эти обязательства наравне с правами России в ВТО будут отражены в Протоколе о присоединении России. После подписания Протокола они станут обязательными для России и других членов ВТО.

    Участие России в ВТО окажет существенное влияние и па ВТО. Потенциально Россия с ее огромным населением должна быть одной из ведущих торговых стран. Понятно, что это не может произойти в один день, однако, вполне реально предполагать, что Россия займет подобающее место в течение десятилетия. После присоединения России, эффект которого усилится присоединением Китая и ожидаемым экономическим ростом в Бразилии, Индонезии и Индии, политэкономия ВТО претерпит существенные изменения. В последнее десятилетие отмечается значительное снижение роли США в формировании плана работ по определению подходов к регулированию торговой системы, и перераспределение уровня влияния между США, Европейским Союзом, Японией и, в меньшей степени, Канадой. В следующее десятилетие лидерство распределится между Соединенными Штатами, Европейским Союзом, Канадой, Японией, Россией, Китаем, Бразилией, Индонезией, Индией и, возможно, еще несколькими странами. Соединенные Штаты наиболее болезненно отнесутся к таким изменениям, однако другие страны также осознают, что подобные перемены порождают проблемы, поскольку лидерство влечет за собой как награды, так и ответственность.

    Частично ответом правительств на усиление диффузии экономической власти и многообразие интересов было возобновление региональных подходов к регулированию торговли и процесса экономической интеграции. Россия также не избежала последствий таких перемен. Она начала форсировать заключение региональных торговых соглашений со многими бывшими партнерами по СЭВ. Что более важно — она начала диалог со странами Европейского Союза и Азии и включилась в работу в рамках АПЕК. В ходе участия в этих инициативах российские официальные лица должны четко понимать, в чем заключаются интересы России, например, сначала сконцентрировать усилия на формулировании целей, а затем определить наилучшие пути к их достижению. Не менее важно понимание динамики взаимодействия региональных и глобальных систем.

    Многоуровневая торговая система

    К середине 80-х годов регионализм прочно утвердился как неотъемлемая часть международной торговой системы. Эта жизненная реальность вызвала опасения, что регионализм окажет отрицательное воздействие на многосторонний порядок, и породила надежду, что региональные соглашения станут важными несущими конструкциями в нарождающемся глобальном режиме. Углубление и расширение европейской интеграции (трансформация Европейского Сообщества в Европейский Союз) и уклон в сторону регионализма в Северной Америке (Североамериканское соглашение о свободной торговле или НАФТА) практически и были поводом для беспокойства. Большая часть высказываемых опасений, особенно в странах Азии и Латинской Америки, и в определенной степени нашедших отражение в оценках академических исследований в Европе и Северной Америке, судя по всему, является следствием глубоко ошибочного понимания политических мотиваций, лежащих в основе развития процесса региональной интеграции, а также результатом нежелания принимать во внимание, насколько, несмотря на ранее заключенные региональные соглашения, не подвергнуты процессу региональзации мировая торговля и инвестиции.

    Можно найти и другие подтверждения этому процессу. Для целей нашего исследования они должны пониматься как вызывающие глубокие изменения в направлении движения, отражая прагматический подход стран-членов к оценке оптимальных путей достижения политических и экономических целей.

    Некоторые из этих региональных соглашений в большей степени отражали политические моменты и соображения безопасности, как, например, усилия Европейского Союза, направленные на расширение своих границ за счет присоединения бывших стран-членов Европейской ассоциации свободной торговли (Австрия, Швеция и Финляндия) и предоставление более либеральных условий торговли странам Центральной и Восточной Европы, входившим в советский блок. Канада и Соединенные Штаты также имеют богатую историю ведения подобных переговоров, уходящую своими корнями в середину XIX в. Они были порождены соображениями благоразумия, определяемыми реалиями географической и экономической взаимозависимости, и были наилучшим способом преодолеть, например, напряженность между Канадой и Соединенными Штатами, порожденную необузданной экспрессией американского образа жизни и канадской паранойей. Опыт последнего десятилетия показывает, что такие соглашения в большей степени были отражением существовавшей интеграции, а не ее источником. Интеграция определяется географическими, технологическими и экономическими факторами, но правительственная политика может ее облегчить или затруднить, в том числе в плане проведения переговоров о торговых соглашениях. Такие соглашения не являются альтернативой широким экономическим переменам, но они могут оказать воздействие на ход и структуру этих перемен.

    Новый регионализм может также рассматриваться как одна из попыток определить новый международный порядок, возникающий после времен холодной войны. В течение первых двух послевоенных десятилетий существования торговых и платежных систем ведущие участники имели сильное идеологическое устремление способствовать успеху «западного» многостороннего порядка. С исчезновением советской угрозы ни Европа, ни Азия, похоже, не хотят рассматривать гегемонию Соединенных Штатов в качестве благотворного явления, как это было в прошлом; они проявляют стремление к определению своих интересов, включая коммерческие, на основе более узкого, регионального подхода. Региональные соглашения направлены на достижение различных целей, но в то же время они создают базис для поступательного движения в сторону многосторонней конвергенции, основные параметры которой могут отвечать интересам каждого из трех основных торговых регионов мира. Трудности, с которыми Уругвайский раунд столкнулся на пути к своему успешному завершению, являются иллюстрацией некоторых «мук рождения» новой формы лидерства, при которой ответственность за лидерство разделяется между теми, кто его на себя принимает. Они также продемонстрировали вновь ставшую ясной важность коалиционного  подхода к строительству как решающего фактора, определяющего прогресс многосторонних переговоров в условиях отсутствия чьего либо превосходства.

    Европа дальше других продвинулась по пути экспериментирования с требованиями этой новой повестки дня. Соглашение о создании Европейского Союза с его нормами и институтами является в большей степени интеграционным, чем НАФТА. Европейский Союз разработал схему регулирования, которая позволила группе, в которую сейчас входит пятнадцать стран, удовлетворять специфические интересы и учитывать политические приоритеты каждой страны при создании единого рынка, степень интегрированности которого соответствует степени интегрированности пятидесяти штатов США. Отсутствуют таможенные процедуры, нет антидемпинговых положений, нет требования по закупкам национальной продукции; в станах-членах ЕС существуют единые правила конкуренции, регулирования субсидий, ограничительной деловой практики. Исполнение этих норм обеспечивается комиссией, парламентом и судом.

    Европейский эксперимент продемонстрировал степень влияния глубокой интеграции на интенсификацию процесса перехода от международных торговых соглашений, во многом сфокусированных на таможенных вопросах, к соглашениям, которые затрагивают сферы регулирования, традиционно относимые к вопросам внутренней политики, например инвестиционная и конкурентная политика, товарная стандартизация или регулирование рынка труда. Соглашениям, направленным на достижение глубокой интеграции, в большей степени свойственны позитивные нормы (т.е. устанавливающие обязанность правительства что-либо сделать), а не негативные, которые присущи традиционным соглашениям (т.е. определяющим, что его правительство не должно делать). Большее внимание в них уделяется детализированным правилам, а не общим принципам. Они не столько ориентированы на определение конфликтных ситуаций, возникновение которых связано с нарушением договоренностей, и подходы к их разрешению в каждом конкретном случае, сколько на создание системы разрешения споров на базе согласованных правил и процедур.

    НАФТА не продвинулась так далеко по пути интеграции. Ее положения, например, до сих пор включают регулирование таможенных и антидемпинговых процедур, требований закупок национальной продукции и ограничивающих рынок стандартов на продукцию. НАФТА не содержит единых правил конкуренции, регулирования субсидий, ограничительной деловой практики. В рамках НАФТА не  существует независимой комиссии, законодательства и судебного органа, обеспечивающего выполнение обязательств. По своей структуре НАФТА является скорее региональным соглашением, в большей степени ориентированным на либерализацию и существующим в дополнение к ВТО, чем соглашением, ориентированным на региональную интеграцию, как соглашение о Европейском Союзе. В ходе переговоров сначала о Соглашении о свободной торговле между Канадой и США, а затем о НАФТА страны, являющиеся участниками соглашений, не ставили в повестку дня вопрос о проведении переговоров о региональном интеграционном соглашении. Их целью была либерализация торговли в Северной Америке, но в то же время они заострили свое внимание на рассмотрении новых для них вопросов, что продвинуло их на пути к заключению интеграционного соглашения, если таковое будет им необходимо. США стремились достигнуть прогресса в сфере услуг, инвестиций, интеллектуальной собственности, в то время как Канада и Мексика хотели урегулировать вопросы, связанные с конкуренцией. Вопросы удалось успешно решить, однако в осторожной, характерной для ГАТТ манере.

    Успех Европы и Северной Америки в деле решения проблем «молчаливой интеграции» путем заключения региональных соглашений вызвал в Азии и Латинской Америке опасения, что эти соглашения приведут к образованию закрытых для них блоков. Реакция имела место одновременно в обоих регионах: усилия были направлены на разработку внутренних региональных и субрегиональных соглашений, а также на поиски путей вхождения стран этих регионов в один или оба ожидаемых торговых блока. Так, мы видим возникновение в Латинской Америке МЕРКОСУР (общего рынка, куда входят Бразилия, Уругвай, Парагвай и Аргентина), попытки оживить Андский пакт, Центрально-Американский общий рынок (КАКМ) и Карибский общий рынок (КАРИКОМ), а также серию двусторонних торговых соглашений с Мексикой. В отличие от латиноамериканских интеграционных схем, существовавших поколение назад, эти новые усилия направлены скорее на усиление потенциала экспортно ориентированных отраслей промышленности, чем на усиление субсидирования импорта. В то же время дискуссии между странами-членами АСЕАН и группой южно-азиатских стран касались возможности достижения большей степени свободы торговли и инвестиций. Дополнительные инициативы касались путей достижения большей степени свободы торговли в западном полушарии и в азиатском тихоокеанском регионе.

    Однако ни один из региональных экспериментов не отрицает многостороннего подхода. Одновременно с проведением переговоров по Соглашению о свободной торговле и НАФТА, расширением и усилением Европейских Сообществ и процессом их трансформации в Европейский) Союз. Соединенные Штаты, Канада, Мексика и Европейские Сообщества вели активные переговоры в рамках Уругвайского раунда. На результаты этих переговоров могли оказать влияние уроки, извлеченные из этих региональных отношений и обязательства, принятые в рамках этих отношений, но ничто не говорит за то, что кто-либо из их участников пытался сдерживать многосторонние переговоры или отвергал их. Все воспринимали успешный, широко распространенный глобальный торговый режим как жизненно важный для их интересов.

    Характер современной единой системы торговых отношений позволяет предположить, что, было ли это результатом намеренных действий или несчастливым стечением обстоятельств, но правительства выработали многоуровневый режим, впитавший в себя совокупность правил, принятых на многосторонней основе, а также различные региональные соглашения, каждое из которых содержит права и обязательства, выходящие за рамки общих правил. Они также допускают в определенной степени дискриминацию по отношению к тем, кто не является их участниками, что наносит удар по целям и принципам многостороннего режима. Таким образом, России в ее стремлении более глубоко интегрироваться в глобальную экономику нужно осмотрительно принимать во внимание многоуровневую природу этого режима и осторожно определять, что в этом режиме может способствовать реализации ее интересов.

    Перспективные направления работы по совершенствованию глобальной торговли

    Став участницей ВТО, Россия, которая потенциально может войти в число двенадцати (или около того) ведущих участников, захочет играть подобающую роль в различных структурах, принимающих решения и занимающихся выработкой политики. Возможность России успешно воспользоваться этим правом будет однозначно зависеть от ее способности продемонстрировать в первые годы своего членства понимание возможных направлений работы по решению новых торговых проблем. Одной из основных характеристик глобального торгового режима, представляющего собой результат полувекового развития, является его динамичность, т.е. сохранение способности реагировать на требования углубляющихся и расширяющихся торговых и инвестиционных отношений между его участниками. Следующие полвека не будут другими. Участники ВТО приняли решения, направленные на идентификацию будущих задач и их дальнейшую разработку, не менее впечатляющие, чем решения в результате Уругвайского раунда переговоров.

    Это:

    —           дальнейшая либерализация торговли сельскохозяйственными товарами;

    —           распространение либерализации на сферу услуг;

    —           дальнейшая разработка правил, касающихся субсидий;

    —           дальнейшее улучшение условий доступа на рынок;

    —           дальнейшая интеграция развивающихся стран в систему;

    —           рассмотрение вопросов антидемпинга;

    —           интеграция переходных экономик в международную торговую систему.

    Обсуждение многих из этих вопросов уже предусмотрено в соглашениях, т.е. положения соглашений ВТО содержат требования предпринимать усилия, направленные на укрепление и углубление либерализации и системы, основанной на правилах. Например, Соглашение по сельскому хозяйству обязывает правительства пересмотреть его через шесть лет и очерчивает пути к более широкой либерализации. Были продолжены переговоры о дальнейшей либерализации в сфере телекоммуникаций, морского транспорта и финансовых услуг. Соглашение по информационным технологиям либерализовала сектор, на который приходится около 20% мировой торговли и было подписано странами, реализующими до 94% этой торговли.

    Однако в связи с глобализаций производства все больше аналитиков предполагает, что ВТО сталкивается с проблемами нового характера, являющимися результатом соперничества мировых рынков. В их понимании современный всеохватывающий эффективный режим глобальной экономики будет представлять собой единый набор торговых, инвестиционных и смежных дисциплин, базирующихся на принципе недискриминации, регулирующий частную деятельность и государственную политику, влияющий на способность глобально активных фирм воздействовать на рынки где-либо в мире.

    Не представляет сложности описать первую особенность такого режима: правительства не должны дискриминировать товары, услуги, капитал, информацию и технологии иностранного происхождения ни в пользу внутренних поставщиков, ни между иностранными поставщиками. Реально это означает предоставление национального или равного режима для всех трансграничных экономических сделок. Любое исключение из этого основного правила будет возможно только в том случае, если оно будет соответствовать четко определенным критериям, которые являются предметом положений, не подлежащих пересмотру. Исключения могут быть обоснованы политической необходимостью, но они могут превратиться в скользкий склон со спекуляцией такими понятиями как национальная безопасность, культурные особенности, технологическая независимость и секторальные изъятия. Много изобретательности и энергии потребуется в ходе переговоров о четком разграничении понятий политической необходимости и экономической целесообразности. Дополнительно можно отметить, что национальный режим не всегда является хорошим режимом, что эффективное соглашение должно содержать ряд базовых или минимальных стандартов в подходах к разработке, например, регулирования экспроприации, компенсации, переводов, требований, связанных с капиталовложениями и стимулированием капиталовложений. И, наконец, это основное правило недискриминации должно быть интегрировано в существующие нормы регулирования торговли и инвестиций.

    Решение второй проблемы могло бы потребовать большей работы и изобретательности. Это включало бы в себя создание базового кодекса, касающегося вопросов добросовестной конкуренции в глобальной экономике, основанного на использовании опыта развития национального антитрестовского и корпоративного законодательства; при этом предметом рассмотрения должна стать частная практика, которая может подавлять рыночную конкуренцию. В отличие от добровольных кодексов поведения, которые декларировались в 70-е годы, данный кодекс должен предусматривать механизм, обеспечивающий его обязательное исполнение, и содержать нормы корпоративного поведения, эффективность которых была доказана на опыте внутреннего применения. В связи с этим аспектом формирования режима конкуренции необходимо быть уверенными, что правительства в состоянии настаивать на определенных нормах поведения на своей территории, нормах, которые будут уважаться фирмами, активно участвующими в мировой экономике.

    Кроме того, правительства видят дополнительные положительные моменты в обсуждении серии кодексов, устанавливающих минимум стандартов поведения в таких областях, как трудовая практика и охрана окружающей среды. Такие кодексы отвечали бы концепции уравновешивающей власти Джона Кеннета Галбрэйта. В его исследовании роста крупных национальных фирм в первые послевоенные годы доказывалось, что постепенная эволюция предприятий из преимущественно местных в практически национальные приводила к тому, что национальная политическая власть последовательно передавала регулирование их деятельности регулирующим органам власти.  Представляется логичным, что в ситуации, когда регулирования бизнеса все больше осуществляется на региональном и даже на глобальном уровне, национальные правительства, похоже, хотят решить вопрос таким образом, чтобы имело место более эффективное регулирование процессов на региональном и глобальном уровне.

    Взятые вместе, эти элементы составляют суть любого международного соглашения, регулирующего па международном уровне равновесие рынков. Такое соглашение должно гарантировать наличие ясных правил и процедур, регулирующих как действия правительства, так и частных фирм, которые препятствуют явлениям, имеющим рыночную основу. Соглашение должно определять, в какой степени торговля и инвестиции могут, как дополнительные факторы, влиять на конкурентоспособность рынков, и не должны рассматриваться как самостоятельное явление. Как отмечает американский аналитик Монти Грэхам; «с точки зрения экономической перспективы в своей основе цели политики в области конкуренции, прямых инвестиций и торговли совершенно идентичны. Все эти направления политики должны иметь своей общей целью увеличение технической эффективности как в статическом, так и в динамическом смысле, и, следовательно, экономическое благополучие, обеспечивая оптимальный уровень конкуренции между поставщиками товаров (или услуг) на каждом соответственно определенном рынке.

    Таким образом, эти три направления политики должны дополнять друг друга и не препятствовать друг другу, как это часто происходит сегодня.

    Становится ясно, что правительства поступательно движутся в направлении переговоров по определению режима этих трех направлений. За последние два года правительства стран-членов ОЭСР вели переговоры о разработке современного многостороннего инвестиционного соглашения с целью возможного инкорпорирования этого соглашения в архитектуру ВТО. Решение Министерской конференции ВТО в Сингапуре о создании рабочих групп для изучения отношений между торговлей и инвестициями и взаимосвязи между торговлей и конкурентной политикой — традиционный путь формирования фундамента будущих переговоров — направлено на систематизацию двух критических пробелов в существующей архитектуре правил, регулирующих сделки в интегрированной глобальной экономике. В то же время текущая работа в комитетах ВТО по вопросам окружающей среды также, как совместные усилия секретариатов ВТО и МОТ, создает основу для проведения переговоров по возможным кодексам, устанавливающим взаимосвязь между торговой системой и международно признанными нормами в области охраны окружающей среды и социальными аспектами труда. Наконец, рабочая группа по вопросам практики в области транспарентности правительственных закупок представляет собой первый осторожный шаг в подходе к деликатной проблеме правительственной коррупции.

    В рамках работы по подготовке к вступлению в ВТО России нужно инкорпорировать свои интересы в формирующуюся повестку дня таким образом, чтобы через участие в ВТО помочь сформировать подходы, которые будут приняты. Переговоры по таким соглашениям повлекут за собой не просто появление дополнений к существующим торговым и инвестиционным соглашениям. Рассматривая стремление России привлечь иностранный капитал и технологии как интегральную часть ее усилий по модернизации и оживлению российской экономики, российские официальные лица могут также пожелать играть ведущую роль в продвижении этих новых широких прав и обязательств. Их участие может оказаться эффективным для России в плане развития одного их наиболее современных и эффективных режимов внутреннего регулирования, не отягощенного грузом существующих режимов.

    Программа экономических реформ в России и участие в ВТО

    Именно в этом сложном и проблемном клубке обстоятельств Россия должна определиться. Как отмечалось выше, присоединение к ВТО является для России решающим компонентом проведения программы реформ, но это только один компонент. Более существенным является то, что Россия должна привести свою внутреннюю экономику в соответствие с требованиями и допущениями, присущими глобальному торговому режиму. После распада Советского Союза Россия осуществила радикальные реформы в тумане серьезной экономической, политической и социальной неразберихи. Были отпущены цены, был создан и продолжает развиваться частный сектор, продолжается деколлективизация сельского хозяйства, сокращено субсидирование, растет сектор услуг в экономике, развиваются коммерческий, банковский и финансовый сектора.

    Однако, несмотря на этот прогресс, Россия продолжает находиться в трясине экономического хаоса. Производство в индустриальном и сельскохозяйственном секторах, как и ВВП, сократилось более чем на треть по сравнению с периодом начала реформ. Сохраняется высокая инфляция, хотя ее и удалось взять под контроль после того, как в начале реформ гиперинфляция достигла своей высшей точки. Официальный уровень безработицы, хотя и является невысоким по западным стандартам, вызвал шок у населения, привыкшего к пожизненным гарантиям занятости; к тому же месяцами не выплачиваются зарплаты и приходит в упадок система социального обеспечения. Выступления политических партий в лице их крайне правых и крайне левых представителей, публично продолжающих атаку против политики реформ нынешнего правительства, «грозовым облаком» нависают над российским политическим и экономическим горизонтом.

    Если все же реформы продолжатся, Россия имеет возможность восстановить свою экономическую власть благодаря:

    1)            изобилию природных ресурсов;

    2)            относительно хорошо подготовленным, но сейчас низкооплачиваемым кадрам;

    3)            базовой инфраструктуре для исследований и разработок;

    4)            географическому расположению, являясь естественным мостом между динамичными экономиками Азии и зрелыми экономиками Европы.

    Перспективы экономического развития России заложены в правительственном решении от системы централизованного планирования. За этим решением последовал ряд политических реформ, направленных на быстрое продвижение России к рыночной экономике. Несмотря на то, что процесс реформ замедлился по сравнению с его быстрым стартом, ожидается его продолжение. Результаты президентских выборов подтвердили современный курс России и укрепили российское руководство в его намерении интегрировать страну в мировую торговую систему.

    Программа внутренних реформ превратила процесс вступления России в ВТО в «преследование движущейся цели». Деятельность Рабочей группы по присоединению России на первом этапе была сконцентрирована в основном вокруг российского Меморандума по внешнеторговому режиму, который вызвал сотни вопросов, касающихся таких аспектов, как дискриминация, высокие тарифы, импортные запреты и квоты, отсутствие транспарентности, государственной торговли, требования к инвестициям и нарушения прав интеллектуальной собственности. В ходе второй встречи рабочая группа завершила первый этап обзора Меморандума. Комментируя положительные перемены, произошедшие после заседания Рабочей группы в то время российский заместитель министра внешнеэкономических связей Г. В. Габуния заявил, что Россия приняла несколько законов, касающихся торговли, таможенных процедур, сферы услуг, инвестиций и прав интеллектуальной собственности. Он также сообщил, что закон «О государственном регулировании внешнеэкономической деятельности» впервые определяет принципиальные подходы к тарифному и нетарифному регулированию внешнеэкономической деятельности в России. Закон призван обеспечить правовую базу для регулирования российского внутреннего рынка, совместимую с положениями ВТО, касающимися защитных мер, и является шагом в сторону улучшения и доступности статистики внешней торговли.

    Габуния указал, что Россия снизила тарифы приблизительно на 30%, а по некоторым группам товаров — на 50%. Были снижены тарифы на черные металлы и удобрения; усовершенствованы таможенные процедуры и правила. Далее в ходе заседания Рабочем группы Габуния доказал, что за исключением некоторых ограничении, связанных с соображениями национальной безопасности, российское инвестиционное законодательство не содержит положений, несовместимых с положениями ГАТТ и его Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИМС).

    С тех пор как десять лет назад были начаты экономические реформы, Россия постепенно снизила тарифы па выбранную продукцию, хотя ее общий уровень тарифов остается высоким. В настоящее время средневзвешенная тарифная ставка колеблется между 12% и 14% это ниже средней ставки по развивающимся странам, которая равняется 23%, но выше, чем в развитых странах, где она равняется 4—5%. Россия также ведет работу по снятию количественных ограничений. Однако необходимо упростить процесс допуска фирм к получению лицензий и разрешений на торговлю, снизить административное давление на бизнес, сократить государственные субсидии госпредприятиям. Важной целью либерализации торговли в системе ВТО является предоставление частным фирмам улучшенных условий доступа на внутренние и международные рынки.

    Для продолжения процесса перехода России к экономике, ориентированной па внешний рынок, потребуются дальнейшие реформы. По мнению Леонида Сабельникова, главы редакционного совета ежемесячного бюллетеня «Международный бизнес в России» к приоритетным областям дальнейших реформ относятся:

    —           разработка и введение в действие ряда законов, обеспечивающих развитие нормальных рыночных отношений;

    —           повышение роли правоприменительных органов;

    —           расширение планов приватизации;

    —           развитие экономических способов регулирования национальной экономики;

    —           создание специальных информационных, консультативных и арбитражных органов, укомплектованных квалифицированным персоналом.

    В ходе переговоров по присоединению Россия должна будет определить допустимую для нее степень открытости рынка услуг. По мнению Леонида Сабельникова, международная позиция России в плане услуг слаба и имеет мало перспектив для улучшения в краткосрочном и среднесрочном плане. Наиболее сильны позиции России в экспорте услуг в области перевозок, но ее доля в мировом экспорте услуг падает. В то же время иностранные компании активно занимаются капиталовложениями в российский сектор услуг. В настоящее время на внутреннем рынке действует свыше 6 тыс. совместных и иностранных компаний. На основе проведенного анализа Сабельников приходит к выводу о том, что «будет очень сложно (для России) выполнять такие далеко идущие обязательства», как те, с которыми придется столкнуться в рамках ГАТС в ближайшее время. Более того, хотя было принято много законов и указов, направленных на регулирование сферы услуг, механизм реализации этого законодательства «появится весьма не скоро».

    В настоящее время Россия рассматривает содержательную часть своего списка специфических обязательств по сектору услуг. Похоже, участники ВТО будут оказывать на Россию серьезное давление, добиваясь дальнейшего раскрытия ее рынков услуг, особенно в финансовом, страховом и телекоммуникационном секторах. Российское правительство изучает влияние либерализации сферы услуг на экономику с целью принятия решения об условиях открытия рынков услуг для иностранной конкуренции и определения степени защиты других отраслей экономики. Россия может выбрать те сектора услуг, где она наиболее конкурентоспособна. Располагая невостребованной и дешевой рабочей силой, Россия могла бы открыть такие сектора услуг, как профессиональные услуги, строительство, транспорт и туризм, откладывая при этом открытие таких секторов услуг, как финансовый, страховой, телекоммуникационный, услуги по охране окружающей среды, в области здравоохранения и образования.

    Так же, как в случае с Китаем и рядом развивающихся стран, международное сообщество все более озабочено положением дел в России с защитой и реализацией прав интеллектуальной собственности. Поскольку защита прав интеллектуальной собственности в настоящее время является неотъемлемой частью ВТО, участники ВТО используют переговоры о присоединении России к ВТО как возможность оказать давление на Россию по реформированию ее системы прав интеллектуальной собственности и усилению мер, направленных на реализацию этих прав. Россия подписала Бернскую конвенцию и готовится присоединиться к Римской конвенции и смежным международным соглашением, касающимся интеллектуальной собственности.

    На заседании Рабочей группы по присоединению России к ВТО Г.В.Габуния заявил, что российские законы по защите прав интеллектуальной собственности «соответствуют базовым положениям ТРИПС», но отметил, что он разделяет опасения, высказанные торговыми партнерами относительно возможности принудительной реализации этих законов. Далее он подчеркнул, что России может понадобиться четырехлетний переходный период, предусмотренный Ст. 65, п. З ТРИПС, который применяется к странам, находящимся в процессе структурного реформирования их системы защиты прав интеллектуальной собственности, поскольку они находятся в состоянии перехода от экономики с централизованным планированием к рыночной системе.

    Российские официальные лица поначалу с энтузиазмом воспринимали возможность консолидации и укрепления процесса реформ, открываемые в процессе вступления в ВТО. Но по мере того, как месяцы превращались в годы, а количество вопросов все возрастало, появилось чувство определенного разочарования. Многократное повторение одних и тех же базовых вопросов начало вызывать нетерпение у российских официальных лиц. Они устали от отсутствия доброй воли у чиновников, отвечающих за национальную торговую политику, к принятию российских ответов, были раздражены неспособностью Секретариата ВТО проявить определенную гибкость в упорядочении письменных вопросов и ответов, а также ходом процесса в целом, не позволявшим перейти к от предварительной пробы сил к переговорам по существу.

    Пессимистическая реакция России в определенной степени была следствием отсутствия информированности о рабочих процедурах ГАТТ/ВТО. Официальные представители национальных правительств должны получить в ходе заседаний рабочих групп максимально полный объем информации до того, как они проведут анализ и доложат его результаты своему правительству. Они воспринимали процесс присоединения России как очень важное предприятие, которое требовало серьезного, детального ознакомления с российским внешнеторговым режимом для вынесения основанного на полученной информации решения о коммерческом, экономическом и политическом влиянии вступления России на их внутренние интересы. Они определили, что решение о вступлении России будет обосновано скорее коммерческими и экономическими соображениями, чем политическими факторами. Они также полностью отдают себе отчет в том, что присоединение к ГАТТ в 60-е и 70-е годы многих развивающихся стран было скорее результатом формального подхода, а не переговоров по существу экономических аспектов. На ранних стадиях существования ВТО было принято решение, что процесс присоединения к ВТО будет в дальнейшем базироваться на более серьезных подходах.

    Сейчас Россия также страдает от последствий провала длительных попыток Китая присоединиться сначала к ГАТТ, а затем к ВТО. В США, ЕС и других странах существует серьезная оппозиция по поводу вступления Китая. В частности, этот оппозиционный подход отражает оппортунистическую позицию фирм, чувствительных к импорту и желающих по своему усмотрению отсрочить необходимость конкурировать с дешевой китайской продукцией на равных. Другие подходы определяются более общими моментами, свидетельствующими о проблемах Китая в области прав человека и иными политическими соображениями. Китай сам по себе не облегчил ход процесса, продолжая настаивать на придании ему при вступлении статуса развивающейся страны и не желая оптимизировать свой торговый режим. Многие из официальных лиц, участвовавших в процедурах по присоединению Китая, сейчас занимаются техническими аспектами присоединения России и обречены задавать те же вопросы и скептически воспринимать ответы России. Некоторые еще не адаптировались к реальности того, что сегодняшняя Россия, которая вступает в ВТО — это не бывший Советский Союз.

    Хотя все сказанное выше верно, но верно и то, что, в конце концов, вопрос присоединения России — это вопрос политический. Решение будет приниматься не экспертами и официальными лицами, отвечающими за вопросы торговой политики, а политическими лидерами ведущих участников ВТО, т. е. лидерами Соединенных Штатов, ЕС, Японии, Канады и некоторых других стран. Советы специалистов, принимавших участие в работе Рабочей группы, будут важны, но не они определят окончательное решение. Недавние события, такие как встреча Президента Соединенных штатов Била Клинтона и Президента Ельцина позволяют предположить, что на политическом уровне решение будет принято. Не безосновательно  ожидать от ведущих участников ВТО ясного заявления о готовности видеть Россию в ВТО па следующей Министерской конференции, если протокол о присоединении будет готов к этому времени. Таким образом, официальным лицам для перехода к следующему этапу переговоров по формированию протокола будут необходимы четкие инструкции.

    Без такого обязательства процесс переговоров грозит сойти на нет. Нет сомнения, что может возникнуть множество вопросов, касающихся торгового режима в России и ее способности выполнять требования ВТО. Это неудивительно, если принять во внимание путь, который прошла Россия в процессе преобразования централизованного планирования к рыночно ориентированной экономике. Процесс преобразования не закончен. Для достижения этой цели может потребоваться еще десять лет. Но, похоже, что Россия может добиться прогресса, будучи полноправным участником ВТО, а не разочарованным держателем заявки на вступление. США. Канаде, Японии, ЕС и другим странам понадобилось много лет на постепенное приведение своих торговых режимов в полное соответствие с требованиями ВТО. Россия дала попять, что может двигаться вперед гораздо эффективнее, но нереалистично ожидать от нее завершения этого процесса без предоставления серьезных гарантий иностранным инвесторам, которые обеспечиваются полноправным членством.

    Россия и Всемирная торговая организация

    В начале 90-х годов изменились условия участия России в международном разделении труда. Сегодня она отделена от своих западноевропейских внешнеторговых партнеров независимыми государствами Балтии, Украиной и Беларусью. В значительной степени утрачены порты на Балтийском и Черном морях, непропорционально сократился торговый флот.

    Однако предпосылки для интеграции России в мировое хозяйство имеются. Она обладает необходимыми чертами, которые позволяют охарактеризовать ее как великую державу, временно переживающую крупномасштабные экономические трудности переходного периода. Текущие показатели российской экономики не следует принимать за основу характеристики положения России в мире. В долговременном плане наиболее убедительны ее потенциальные возможности и перспективы. Имеются в виду те области, которые становятся движущей силой преодоления кризиса и будущего развития.

    Россия обладает все еще значительным экономическим потенциалом, крупными запасами природных ресурсов, включая энергетическое сырье, руды черных и цветных металлов, другие виды сырья, относящегося к классу стратегического, в количествах, достаточных не только для собственных нужд, но и для экспорта. Население нашей страны характеризуется в целом высоким уровнем образованности, среди работающих большой удельный вес квалифицированных специалистов. Продвижению России в мировое хозяйство способствует улучшение отношений с западными странами.

    Движение России по пути реформ зависит от решения накопившихся проблем в области внутренней экономики и внешнеэкономических связей. Что действительно необходимо — это восстановление экспортного потенциала за счет быстрого технического переоснащения добывающих отраслей, поскольку оно позволяет обеспечить необходимые валютные поступления. Затем необходимо провести постепенную, но достаточно быструю модернизацию промышленности.

    Решение этих задач тесно связано с созданием цивилизованной внешнеэкономической доктрины, которая обеспечит вступление России в международные экономические организации, в частности ВТО.

    Для того чтобы охарактеризовать фактическое положение дел во внешнеэкономических связях, необходимо обратиться к истории вопроса. До конца 80-х годов внешнеэкономические связи Советского Союза осуществлялись на основе монополии внешней торговли, которая подразумевала исключительное право государства осуществлять внешнеэкономические связи страны. Прежде всего это обусловливалось плановым характером советской экономики. При этом государство преследовало следующие цели: поступление доходов от товарного обмена с зарубежьем в государственный бюджет в полном объеме, и, что особенно важно, обеспечивало защиту народного хозяйства от иностранной конкуренции.

    Таким образом, все внешнеторговые сделки должны были осуществляться от лица государства соответствующими структурами на основе государственного плана. В результате произошел полный отрыв монопольных производителей внутри страны от мирового рынка. Производители не могли соотносить свои затраты с мировыми, не были заинтересованы в изготовлении продукции на экспорт.

    Были предприняты меры, направленные на реформирование внешнеэкономических связей. Была сделана попытка восстановления разорванной цепочки: производитель — мировой рынок — производитель. Однако эти действия были непоследовательными, поскольку все постановления в этой области предпринимались на основе сохранения монополии на внешнеэкономические связи.

    Указом Президента РФ были разрешены все формы ВЭД для всех юридических лиц. Был ликвидирован запрет на проведение бартерных сделок, заявлено о существовании таможенного регулирования, введена система продажи внешнеторговой выручки.

    Введен экспортный таможенный тариф, весьма редко используемый в мировой торгово-политической практике. Это объяснялось тем, что дотационные цены на внутреннем рынке были значительно ниже мировых, что заставило принять меры по их выравниванию. Пошлины в тарифе были специфическими и выражались в ЭКЮ.

    Также был сокращен объем введенных к этому времени количественных ограничений, установлен контроль за распределением квот и их использованием.

    На этом этапе все мероприятия были направлены на регулирование экспорта. Это было необходимо для упорядочения вывоза из страны сырьевых товаров. Ввиду наличия значительного дефицита на внутреннем рынке меры по регулированию импорта не предпринимались.

    Современный российский импортный таможенный тариф должен рассматриваться с двух точек зрения: соответствует ли он современным международным стандартам и может ли он выполнять задачи структурного регулирования экономики. Поскольку нормальное экономическое развитие России невозможно без вступления в ВТО, необходимо осуществлять все меры в области тарифной политики с учетом требований этой организации.

    Особенности положения, в котором находится сегодня Россия и с учетом которого должна вырабатываться ее тарифная политика, состоят в следующем:

    —           Россия единовременно решает задачу повышения уровня экономического развития и задачу интеграции в систему мирохозяйственных связей;

    —           исторически сложившиеся хозяйственные связи с бывшими советскими республиками требуют развития экономической интеграции в рамках СНГ;

    —           предлагаемая ВТО система достаточно жестко определяет рамки внешней и внутренней политики своих членов, а также стран, собирающихся вступить в эту организацию;

    —           экономика России нуждается в интенсивной структурной перестройке, которая способствовала бы повышению ее технологического уровня и созданию конкурентоспособных производств.

    Присоединяясь к ВТО, вместе с обязательствами Россия получит права, которые дадут ей возможность защищать свои внешнеторговые интересы на мировом рынке. Кроме того, это даст положительный импульс сложному процессу интеграции России в мировое хозяйство.

    Для того чтобы осветить некоторые проблемы, связанные со вступлением России в ВТО, необходимо обратиться к более общим вопросам, касающимся деятельности ВТО.

    Своему созданию она обязана предшественнику — Генеральному соглашению о тарифах и торговле (ГАТТ). ВТО явилась результатом сложных и многоплановых международных торговых переговоров, в которых участвовало 125 государств. Эти переговоры получили название Уругвайского раунда.

    Моделью, на основе которой создана ВТО, является ГАТТ, которое фактически на протяжении нескольких десятилетий выполняло функции международной торговой организации. В Соглашении о создании ВТО сказано, что она в своей деятельности будет руководствоваться решениями, процедурами и практикой ГАТТ. Соглашение о создании ВТО охватывает только организационно-процедурные вопросы. ВТО не имеет устава, содержащего правовые нормы и положения. Правовой основой ВТО являются ГАТТ (включающее ряд новых соглашений, договоренностей и решений); Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС); Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Всего основных правовых документов, входящих в систему ВТО — 56. Это крупные многосторонние соглашения (multilateral agreements) и договоренности по важнейшим аспектам торговли промышленными, сельскохозяйственными товарами, услугами. Весь пакет многосторонних соглашений рассматривается как единое целое.

    ВТО отличается от ГАТТ не только значительно более широким кругом ведения, что было отмечено выше, но также и тем, что она должна создать более жесткую межгосударственную правовую структуру.

    ГАТТ содержало оговорку, что страны-участницы должны привести в соответствие с положениями ГАТТ свою национальную правовую структуру в максимально возможной степени, совместимой с национальным законодательством. К тому же, ряд соглашений (кодексов), которые были созданы в ходе предшествующих переговоров (Токийский раунд) были обязательны только для стран, которые их приняли.

    Теперь соглашение о создании ВТО устанавливает жесткий принцип, по которому все ее члены принимают полностью весь пакет договоренностей, прилагаемых к Соглашению об учреждении ВТО, и должны привести в полное соответствие свое национальное законодательство (законы, постановления и административную практику) с обязательствами, содержащимися в прилагаемых к Соглашению о ВТО договоренностях.

    За прошедшие десятилетия механизм регулирования мировой торговли значительно изменился. ГАТТ объединяло страны лишь одним «временным» соглашением о взаимном снижении импортных пошлин по весьма ограниченному кругу промышленных товаров. Хотя после более чем сорока лет его существования правительства предпочитали рассматривать содержащиеся в нем обязательства как действующие на постоянной основе. Обязательства ВТО носят полномасштабный характер и являются постоянными.

    Следует отметить и то, что существующая в рамках ВТО система урегулирования споров стала более динамичной и эффективной, так что вероятность того, что она будет блокирована, гораздо меньше, чем при старой системе ГАТТ. ВТО будет действовать в качестве органа по рассмотрению спорных и конфликтных ситуаций на межправительственном уровне.

    Вступление в ВТО предоставляет странам объективные преимущества:

    —           предсказуемость и надежность в развитии торговых отношений;

    —           увеличение открытости рынков;

    —           повышение безопасности торговой среды;

    —           взаимную торговлю без какой-либо дискриминации;

    —           защиту своих интересов с помощью действующего в ВТО механизма разрешения споров.

    В соответствии с нормами ВТО все ее участники должны создать друг для друга равноправные условия торговли и деятельности на своих территориях. Однако правила и условия, которые приемлемы для высокоразвитых рыночных стран зачастую совершенно не совпадают с потребностями переходных экономик, к числу которых относится и российская. Сложность российской ситуации обусловлена тем, что необходимость следовать требованиям ВТО вступает в конфликт с необходимостью структурной перестройки экономики, формирования конкурентоспособной и динамичной основы национального хозяйства. Очевидно, что России предстоит решать достаточно сложную проблему — согласование стратегических целей торговой политики правительства с текущими целями отраслей и крупных предприятий. Внешнеэкономическая политика России должна представлять некий компромисс между требованиями структурной перестройки и требованиями ВТО. Ошибкой было бы отказаться от радикального структурного регулирования, смирившись с ролью экспортера сырья, но и оставаться вне ВТО означало бы ухудшить условия продвижения российской продукции высокой степени обработки на мировой рынок.

    В этих условиях заслуживает внимания попытка выработки согласованной позиции по главным аспектам российской переговорной политики в ВТО, в рамках Международной практической конференции «Всемирная торговая организация и интересы предпринимателей».

    Еще одним важнейшим аспектом рассматриваемой проблемы является приведение российского законодательства в соответствии с нормами и правилами ВТО и будущими обязательствами России в связи с ее присоединением. Речь идет об изменении ряда федеральных законов, в частности, о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. Ввиду отсутствия законодательных актов о разделении полномочий между федерацией и регионами во внешнеторговой сфере назрела необходимость реформирования регионального законодательства. Здесь предстоит осуществить преобразования, требующие значительного периода времени.

    В настоящий момент в ходе переговоров с ВТО необходимо ставить вопрос о возможности предоставления России особого режима переходного периода, в течение которого она могла бы постепенно перейти к полному осуществлению требований ВТО. В противном случае мы не сможем воспользоваться преимуществами, а возьмем на себя трудновыполнимые обязательства.

    Не подвергая сомнению выгоды от присоединения России к ВТО, необходимо осознавать, что максимальный положительный эффект открытия внутреннего рынка страна получит преимущественно в долгосрочной перспективе, после преодоления кризисных явлений в экономике и выхода на устойчивые темпы экономического роста.



    тема

    документ Основные группы оффшорных зон
    документ Роль свободных экономических зон в мировой экономике
    документ Специальные экономические зоны в России
    документ Формирование новых мировых валютных зон
    документ Финансы организации



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Изменения для нотариусов в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году
    Брокеру


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты