Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Торговля товарами

Торговля товарами

Торговля товарами

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Состояние многосторонней торговли товарами и перспективы участия в ней России
  • Принципы регулирования торговли товарами и основные положения
  • Истоки и эволюция ГАТТ
  • Правила торговли товарами
  • Субсидия и компенсационные пошлины
  • Перспективы развития режима торговли товарами в ВТО
  • Торговая политика и внешняя политика
  • Россия на международном рынке товаров

    Состояние многосторонней торговли товарами и перспективы участия в ней России

    Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) после Второй мировой войны являлось базой для регулирования международной торговли. Вступив в силу ГАТТ пережило успешные раунды переговоров, которые привели к заключению Соглашения о создании Всемирной торговой организации.  Этот инструмент, появившийся в результате восьмилетних переговоров в рамках Уругвайского раунда, служил целям интеграции различных договоренностей в рамках ГАТТ и позволил за два года преобразовать их в единую систему.

    Формирование настоящего многостороннего режима глобальной торговли товарами происходило с учетом основных принципов ГАТТ — предоставления национального режима и режима наибольшего благоприятствования (РНБ). Поскольку глобальная экономика претерпела серьезные изменения за последние полвека, а торговля и коммерция впитали в себя новые сложные технологии, появилась необходимость в более целостной системе правил регулирования торговли товарами. Однако принципы предоставления национального режима и РНБ являются основополагающими в регулировании торговли товарами и сегодня. 

    Усложняется не только вопрос о том, как торгуют, но и чем торгуют. Правила, относящиеся к новым торговым аспектам, затрагивающим такие сферы, как услуги, инвестиции и интеллектуальная собственность, были добавлены к первоначальному ГАТТ с целью выработки многостороннего, основанного па правилах, режима торговли товарами. В стоимостном выражении показатели торговли товарами падают. Торговля услугами набирает темпы, которые зачастую превосходят темпы роста торговли товарами. Как бы то ни было, первоначальные положения, предназначенные для регулирования торговли товарами, используются как шаблон при разработке новых соглашений, охватывающих новые области торговли. Россия и другие страны, находящиеся в процессе присоединения, оказываются перед лицом многих проблем как поздние дети многосторонней торговой системы ГАТТВТО. Во-первых, первые члены имели большую возможность поэтапной адаптации к обязательствам, связанным с торговлей товарами; новым участникам для достижения общего статус-кво необходимо гораздо быстрее провести реформирование внутренних режимов. В то же время, готовясь привести свои режимы в соответствие с установленными дисциплинами, некоторые из которых находились в процессе развития они должны также принять на себя обязательства, затрагивающие новые области торговли, такие как услуги, инвестиции, интеллектуальная собственность и связанные с этим вопросы стандартизации. Ясно, что отправная точка для России и любой другой экономики переходного периода в подобных обстоятельствах — совершенное понимание основных обязательств, затрагивающих торговлю товарами. Это не только облегчает приведение режима в соответствие с правилами ГАТТ, регулирующими торговлю товарами; модель формирования обязательств, затрагивающих торговлю товарами, может быть использована с необходимыми модификациями при выработке обязательств, связанных с режимом торговли услугами, инвестиций, интеллектуальной собственности и т. д.

    В данном документе описываются основные принципы регулирования торговли товарами и соответствующие положения. Далее рассматриваются чувствительные сектора и меры торговой защиты. 

    Принципы регулирования торговли товарами и основные положения

    Преамбула Соглашения об учреждении Всемирной торговой организации воспроизводит цели ГАТТ, первоначально утвержденные в Соглашении. Они включают повышение жизненных стандартов, обеспечение полной занятости, расширение производства и торговли и оптимальное использование глобальных ресурсов.  Эти исходные задачи должны были решаться путем последовательного снятия торговых барьеров и ограничения дискриминационных подходов в коммерции с тем, чтобы принцип сравнительного преимущества заработал в глобальном масштабе. Рост благосостояния на глобальном уровне должен был достигаться посредством предоставления фирмам любой страны возможности удерживаться на мировом рынке столько, сколько это позволяют их конкурентные преимущества. Хотя цель ГАТТ представляется четко определенной, оказалось очень не просто воспользоваться средствами ее достижения. Большинство трудностей являются следствием внутриполитического противоборства. Определено, что в рамках либерализованной торговой системы правительства на минимальном уровне осуществляют вмешательство в рыночную деятельность. Однако попытки ограничить свободу законодательной инициативы правительств всегда встречают сопротивление.

    Со времен окончания Второй мировой войны такие многосторонние организации, как ООН, НАТО, ГАТТ и Бреттон-Вудские институты — МВФ и Мировой Банк — начали доказывать правительствам преимущества распределения власти, особенно, когда отдача от реализации коллективных инициатив перевешивает потери (реальные или воображаемые) от ограничения внутренней самостоятельности. По мере того, как торговая политика все активнее затрагивает деятельность правительств, роль ГАТТ, а теперь и ВТО, как многосторонних институтов, все возрастает.

    Жизнестойкость этой организации объясняется тем, что власть всегда вынуждена считаться с соображениями практичности. Положения ВТО, направления и предмет переговоров в ВТО отражают тайное отвращение, которое возникает у участников ВТО в связи с идеей полного снятия торговых барьеров и необходимостью принятия положений международной теории торговли. Хотя многие экономисты убедительно доказывают, что страны могут добиться максимальной выгоды, специализируясь на производстве того, что они могут производить наиболее эффективно, было бы наивно думать, что ссылок на экономическую теорию достаточно для того чтобы убедить страны отказаться от знакомых инструментов протекционизма. Правительства-участники должны в определенной степени подчинить свою международную и внутреннюю экономическую политику многочисленным социальным и деловым интересам своих избирателей. Другие факторы, такие как концепция национального интереса и безопасности, могут также сыграть роль в формировании экономической политики. Разговор на языке войны — пожертвовать одним ради другого — слишком часто потихоньку переходит в выработку торговой политики, которая больше отвечает концепции взаимного преимущества и разделенной выгоды.

    Эти предпосылки, лежащие в основе различных положений ВТО, таким образом отражают понимание невозможности насильственного применения правил торговли для повышения экономической эффективности, но определенные рекомендации осуществить позитивные и негативные действия могут способствовать росту эффективности. В этом плане ВТО стремится уменьшить экономическую неэффективность, постепенно вырабатывая взаимные уступки, для ограничения применения мер, наносящих ущерб рынку. Страны побуждают принимать политические решения, соответствующие положениям экономической теории настолько активно, насколько это позволяет внутренняя политическая ситуация. В целом, даже незначительные улучшения или просто сохранение статус-кво по обязательству — не поднимать в будущем уровень защиты следует считать достижением. Одним из ключей к успеху ГАТТВТО была их приверженность постепенности, одновременно допускались гибкость и упорство.



    Однако для некоторых государств такой темп перемен может быть слишком медленным. Государства, которые хотят извлечь больше выгоды из более высокого уровня интеграции, должны создавать региональные зоны свободной торговли или таможенные союзы с другими государствами.  Хотя такие соглашения и являются отходом от принципа не дискриминации (см. ниже), ст. XXIV ГАТТ допускает создание таможенных союзов и зон свободной торговли, если при этом не нарушаются обязательства, принятые ВТО, и не создаются дополнительные барьеры. Помимо того, что региональные соглашения способствуют увеличению выгод от торговли, они могут быть пробным шаром в более сложной ситуации, такой как выработка обязательств, затрагивающих гармонизацию стандартов или разрешение споров.

    Принципы

    Принципы, положенные в основу ГАТТ и затем перенесенные в ВТО, отражают базовый прагматизм. Как ранее упоминалось, этот прагматизм уравновешивает стремление к открытым международным рынкам с реалиями внутренней политики. Три принципа, осмысление которых исключительно важно для понимания того, как происходит торговля товарами в системе ВТО, это — (Г) принцип не дискриминации, (2) принцип взаимности и (3) доступ па рынок.

    Не дискриминация

    Принцип не дискриминации имеет две составляющие: РНБ (режим наибольшего благоприятствования) и национальный режим. Положение о режиме наибольшего благоприятствования содержится в ст. I ГАТТ. Говоря простым языком, это означает, что наилучший режим, предоставленный какой-либо стране, должен быть распространен на всех участников. Более глубокое объяснение сводится к тому, что режим наибольшего благоприятствования, предоставленный товару определенной страны (является она участником ВТО или нет) должен быть распространен па товары всех участников ВТО. Это положение относиться как к импортным, так и к экспортным товарам.

    Режим наибольшего благоприятствования, на первый взгляд, противоречит здравому смыслу, поскольку он предполагает, что государства не могут воспользоваться возможностями, проистекающими из «добрососедства» или получить исключительную выгоду от взаимных торговых сделок, заключаемых с другим государством. Однако отсутствие дискриминации между торговыми партнерами является жизненно важным условием быстрого и справедливого распределения выгод от либерализации торговли. Экономическое обоснование применения режима наибольшего благоприятствования заключается в том, что он производит «эффект мультипликатора», который трансформирует почин нескольких государств в выгоды для всей системы. РНБ также обеспечивает равенство возможностей, чтобы все страны получали выгоду от рыночной либерализации, а не только крупные страны, преимущества которых увеличиваются благодаря переговорным возможностям и наличию доступа на желанные рынки.

    Национальный режим, устанавливаемый ст. III ГАТТ — это другая сторона принципа не дискриминации. В то время как РНБ запрещает дискриминацию среди стран, национальный режим ликвидирует дискриминацию иностранного товара по отношению к отечественному на внутреннем рынке. После того, как по отношению к товару были соблюдены пограничные требования, включая оплату соответствующих таможенных сборов и налогов, правительства-участники должны гарантировать, что сборы и регулирование, применяемые к иностранным товарам, не будут более обременительными, чем те, которые применяются к схожим товарам отечественного происхождения. Короче говоря, после того, как товар прошел таможенную очистку, ему должен быть предоставлен режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется схожему товару отечественного происхождения.

    Однако важно отметить, что «не менее благоприятный» режим не всегда означает идентичный режим. Вопрос заключается в том, получает ли иностранный товар режим действительно менее благоприятный в результате применения к нему другого режима. Например, импортный товар может оказаться в существенно лучших условиях, чем отечественный. Кроме того, национальный режим не всегда означает очень хороший режим, обязательство сводится только к требованию предоставления действительно равного режима иностранным и отечественным товарам.

    В некоторых случаях формальное предоставление национального режима не гарантирует на практике предоставления равного режима импорту. Некоторые решения комиссии ГАТТ выносились по связанным с этой проблемой вопросом — действительно ли внутреннее законодательство, регулирование и управленческая политика, которые могут казаться не дискриминационными, на самом деле наносят разнообразный ущерб иностранному поставщику.  Как в Соглашении по техническим барьерам в торговле, так и в Соглашении по правительственным закупкам сделана попытка минимизировать некоторые первичные недостатки соглашения, касающиеся национального режима.

    Нетрудно можно представить себе, как страны могли бы саботировать решения по тарифным уступкам, достигнутые в ходе переговоров, сводя на нет выгоды от уступок путем применения дискриминационных налогов и регулирования, не будь положения о национальном режиме. В этом случае тарифные барьеры эффективно подменялись бы нетарифными барьерами. В то время как нетарифные барьеры продолжают препятствовать торговле в некоторых сферах, гарантия предоставления национального режима обеспечивает иностранному поставщику и отечественному покупателю более четкое представление о среде обитания, с которой они сталкиваются. Эта определенность облегчает принятие производственных и плановых решений экспортирующими фирмами и однозначно вдохновляет их на поиск новых рынков на основе международного сотрудничества между субъектами рынка.

    Взаимность

    При проведении первых раундов переговоров в рамках ГАТТ руководствовались принципом взаимности как средством достижения дальнейшей либерализации. Эти переговоры первоначально проводились по принципу quid pro que, т.е. правительства обменялись обязательствами по доступу на рынок (снижение тарифов) по товарным позициям, по которым они были друг для друга основными поставщиками. Каждый торговый партнер ожидал, что получит приблизительно одинаковые выгоды в результате расширения доступа на другой рынок по товарным позициям, которые являются важными для их экспортеров. Полагалось, что уступкам, переговоры по которым шли в данном ключе, в дальнейшем будет придан многосторонний характер через введение режима наибольшего благоприятствования. На раундах переговоров, проходивших не так давно, участники попытались сделать процесс переговоров более эффективным, заменяя переговоры по каждой товарной позиции между основными поставщиками линейным подходом, включающим единое снижение тарифов на ряд товаров для всех зарубежных стран.

    Исторически было сложно достичь полной взаимности из-за территориальной асимметрии стран, участвующих в многосторонних торговых переговорах (МТП). Поскольку переговоры велись по уступкам между основными поставщиками, малые страны, редко являвшиеся основным поставщиком по какой-либо товарной позиции для крупной экономики, зачастую получали улучшенные условия доступа на крупные рынки через РНБ, не идя при этом на какие-либо значительные уступки со своей стороны.

    Побочная выгода для малых экономик может рассматриваться как «проезд зайцем» теми, кто верит, что за уступки, полученные в одной области, нужно платить уступками, предоставленными в другой, но этот аргумент слаб по ряду причин. Во-первых, экономическая теория говорит нам, что даже односторонняя либерализация приносит чистую выгоду государству, осуществляющему либерализацию. Во вторых, рассматривая ситуацию равенства, можно придти к выводу, что малые экономики заслуживают побочной выгоды из-за структурного неравенства, в целом присущего многосторонней торговой системе. Говоря другими словами, поскольку более крупные индустриальные страны оказывают преобладающее воздействие на все аспекты многостороннего торгового процесса, включая поставку, спрос, регулирование и переговоры, «проезд зайцем« позволяет некоторым образом уравнять шкалу. Создание Общей системы преференций (ОСП) явилось признанием слабости экономик многих развивающихся стран. В соответствии с ОСП индустриальные страны предоставляют развивающимся нациям ряд преференциальных тарифов, не подпадающих под действие РНБ, и по которым развивающиеся страны не должны предоставлять взаимных уступок.

    Доступ на рынок

    В принципе, доступ на рынок жизненно необходим для успешного развития неограниченного сравнительного преимущества в трансграничном аспекте. На практике обязательства по доступу товаров на рынок вносятся в индивидуальный для каждой страны список тарифных уступок. В случае невозможности снятия внутренних барьеров, альтернативным инструментом являются тарифы. ГАТТВТО содержит очень четкие указания по применению и ограничению тарифов. Во-первых, совместно с обязательством по снижению тарифа принимается обязательство не повышать его в будущем, даже применительно к наиболее чувствительным товарам. Во-вторых, если допускается защита внутреннего рынка, то она может осуществляться только с помощью таможенных тарифов, но не других торговых мер. С самого начала существования ГАТТ его учредители верили, что либерализация торговли будет невозможна, если только не будет определен ограниченный перечень торговых барьеров, с тем чтобы последовательное снижение тарифов оказывало положительный эффект на процесс открытия рынков. Этот подход обеспечил более безопасный и предсказуемый климат для производителей и потребителей, импортеров и экспортеров.

    Тарифы являются мерой торговой защиты, наиболее легко описываемой и понимаемой. Из всех торговых инструментов тарифы наиболее доступны для их последовательного снятия по истечении времени, определенного в ходе переговоров. Эта особенность тарифов дает правительствам большую свободу для переговоров. Часто переговорщики садятся за стол переговоров, имея потенциально противоречивые инструкции своих политических руководителей. Политические требования таковы, что страна должна принимать умеренные обязательства на короткий период (чтобы у избирателей не появилось ощущения, что страну продают), но в результате достичь положений о либерализации торговли. Обе эти цели могут быть достигнуты путем последовательных тарифных уступок.

    Помимо тарифов, другим типом барьеров, к устранению которых ГАТТ стремится больше всего, являются количественные ограничения (КО), которые могут иметь форму импортных и экспортных квот или требований лицензирования. Обязательство снятия количественных ограничений, содержащееся в ст. XI, допускает некоторые исключения, такие как исключения по соображениям состояния платежного баланса или связанные с необходимостью поддержки поставок сельскохозяйственной продукции. Первоначально ожидалось, что по мере увеличения степени транспарентности рынка потребность в таких исключениях уменьшится.  Однако в сельскохозяйственном секторе эти исключения прочно прижились из-за выгод, которые получают определенные внутренние поставщики. Вследствие этого переговаривающиеся стороны в ходе последнего Уругвайского раунда переговоров в рамках ГАТТ использовали более прямолинейный подход к проблеме, настояв на преобразовании количественных ограничений в шкалу тарифных квот (через процесс, получивший название тарификации), которые являются связанными, а их снижение в будущем фиксируется в форме обязательства, как и все другие тарифы.  Обязательство снизить количественные ограничения улучшает условия доступа на рынок, создавая для иностранного поставщика, чьи товары могли быть выдавлены с рынка в результате введения импортных квот или практики лицензирования, лучшие условия эффективной конкуренции, несмотря на разумный импортный тариф.

    В принципе, можно сказать, что концепция доступа на рынок является обобщением ряда идей менее общего свойства, включая идею баланса прав и обязательств, защиту от аннулирования или сокращения выгод и идею транспарентности.  Соглашение о ВТО действует как связывающий контракт, в соответствии с которым участники добровольно принимают «согласованный баланс» прав и обязательств, что, по их пониманию, отвечает взаимным интересам. Этот контракт включает согласованные в ходе переговоров тарифные обязательства каждой страны, зафиксированные в списке тарифных уступок. Стабильность международной торговой системы увеличивается за счет этих обязательств, потому что они определяют уровень предсказуемости условий доступа на рынок. Статья II ГАТТ содержит требование включения участником всех согласованных на двустороннем или многостороннем уровне уступок по каждой позиции в свой список тарифных уступок. Это будет максимально допустимый уровень таможенных пошлин, которые могут устанавливаться на импорт из другой страны-участника. Тарифные ставки, включенные в список участника, являются связанными и не могут быть повышены в одностороннем порядке. Если участник хочет поднять связанный тариф, он должен предоставить затронутым сторонам компенсацию. Все вытекающие из этого изменения затем распространяются, конечно, на всех участников ВТО через РЫБ. Эта базовая процедура связывания тарифов с обязательством их последовательного снижения также стала стандартным методом снижения других торговых барьеров, таких как субсидии и квоты.

    Согласованный баланс, достигнутый в рамках системы ГАТТ ВТО, может сохраняться только в том случае, если участники получают в той или иной форме гарантию получения полагающихся им выгод. Соответственно, ст. XXIII ГАТТ обеспечивает участникам возможность добиваться компенсации за аннулирование или уменьшение выгоды. Обязательства по доступу на рынок, зафиксированные в списках специфических обязательств участников, не должны умаляться в результате применения другой регуляторной практики, такой как колебания в определении объемов импорта, подлежащих обложению таможенной пошлиной, или некоммерческие операции любой импортной монополии, которые осуществляются по указанию государства.  При определении того, имело ли место аннулирование или снижение выгоды, дух закона не менее важен, чем буква закона. Соответственно, решение о том, имело ли имело ли место аннулирование или снижение выгоды для участника, скрупулезно соотносится с целями ВТО. Даже если не обнаружено собственно нарушения самих соглашений, меры, противоречащие целям соглашения могут быть обжалованы через систему разрешения споров. Однако на практике такие дела возникают редко.

    Транспарентность также является важным элементом обеспечения доступа на рынок. Говоря общими словами, транспарентность подразумевает обеспечение гарантии общей доступности определенных видов информации, которая представляется особенно важной для участников торговли. Для производителей транспарентность означает качество конкурентных условий, в которых они действуют. Для обеспечения этого ВТО с намерением повысить безопасность и предсказуемость доступа на рынок и избежать торговых споров развила инициативы, направленные на формирование доверия и касающиеся таких моментов, как нотификация и консультационные аспекты.

    В ВТО нотификация используется как главный инструмент транспарентности. В соответствии со ст. X ГАТТ все внутреннее и международное торговое регулирование, положения которого являются обязательными для участников, должно быстро и полно публиковаться. Дополнительно участники должны уведомлять ВТО обо всех затрагивающих это регулирование изменениях в законодательстве и включать соответствующую информацию в обзоры торговой политики. Это требование нотификации особенно важно применительно к стандартам, касающимся обеспечения безопасности и здоровья, и техническим требованиям. Целью обязательства осуществлять нотификацию является обеспечение гарантии выявления соответствующих изменений в законодательстве и достижение уверенности, что никакие меры, которые могли бы ограничить доступ на рынок, не будут применены до того как правительства и участники торговли не ознакомятся с ними. В связи с этим в ВТО установлены процедуры, обеспечивающие соответствующий обзор административных решений, затрагивающих торговое регулирование, публикацию исчерпывающего списка торговых законов и информационное обеспечение участников ВТО.

    Принципы не дискриминации, взаимности, доступа на рынок и особенно транспарентности многие годы определяли направления развития многосторонней торговой системы. Ясно, однако, что по мере изменения потребностей участников, отражающего изменения в глобальной экономике, значимость этих принципов соответственно возрастала или уменьшалась. Например, акцент на взаимность, характерный для ранних раундов тарифных переговоров, был перекрыт соображениями транспарентности. Значительная работа была проделана в ходе Уругвайского раунда по вопросам, затрагивающим нетарифные барьеры, правила происхождения и импортные процедуры, с целью повышения транспарентности, формируя, таким образом, важную основу для будущей работы в ВТО.

    Истоки и эволюция ГАТТ

    Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) является многосторонним соглашением между странами, обеспечивающим основу для международной торговли товарами. Оно было принято как временное соглашение для облегчения процесса послевоенного восстановления, но превратилось в одну из наиболее действенных международных систем регулирования в мире. Первоначально ГАТТ состоял из 123 двусторонних соглашений о снижении тарифов, связанных рядом базовых правил и обязательств, детально перечисленных в статьях соглашения. ГАТТ не предполагалось применять как обособленный документ. Он должен был действовать как временное соглашение до создания Международной торговой организации (МОТ), которая обеспечила бы институциональное возможности проведения международной коммерческой политики и будущих этапов снижения тарифов.  Однако страны-участницы не смогли ратифицировать соглашение о МОТ, и соглашение ГАТТ осталось без реальной институциональной структуры его функционирования. Вместо этого на удивление удачно заключались соглашения ad hoc, которые управляли организацией почти полвека.

    Несмотря на тот факт, что индустриальные страны не принимали идею создания формальной межправительственной организации, которая устанавливала бы международные торговые правила и порядок их принудительного исполнения, они поддерживали общие принципы и обязательства, заложенные в ГАТТ. Таким образом, Генеральное соглашение применялось на временной основе. По этой причине Г ATT никогда не было действительно межправительственной организацией, но, скорее, межправительственным договором. Соответственно, подписавшие ГАТТ страны были не участниками, а «договаривающимися сторонами».

    С течением времени Соглашение усиливалось и дополнялось в ходе периодичных раундов переговоров. Последний раунд многосторонних торговых переговоров начался в Уругвае. Его результатом стали Соглашения ВТО. В процессе раунда не только была окончательно сформирована давно ожидаемая институциональная основа, но существенно усилено и дополнено Соглашение, а также определены направления его дальнейшего развития. Маракешское соглашение создало базу для Всемирной торговой организации (ВТО) и интеграции как единого обязательства на основе базовых положений ГАТТ, а также многочисленных соглашений и договоренностей, появившихся в ходе применения его положений. Все это вместе называется ГАТТ. К этому добавилось Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) и Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), Механизм обзора торговой политики, Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих рассмотрение споров и соглашения с ограниченным числом участников  по четырем секторам.

    С момента принятия соответствующего решения средний тариф на промышленные товары в развитых странах был снижен примерно с 40 до менее 4%.  В то же время темпы роста мировой торговли значительно обогнали темпы роста промышленного производства. До середины 70-х годов раунды переговоров в рамках ГАТТ в основном касались снижения тарифов. Однако в ходе Токийского раунда было предпринято несколько важных попыток усовершенствовать правила применения нетарифных барьеров и ответных мер в связи с недобросовестной торговлей, усилия были также направлены на снижение воздействия торговых барьеров и их снятие. В результате этого появился ряд соглашений, известных под названием кодексов Токийского раунда, охватывающих субсидии, демпинг, правительственные закупки, технические барьеры в торговле, таможенную оценку, импортное лицензирование, гражданскую авиацию, молочные товары и мясо. Эти кодексы носили добровольный характер в том смысле, что не было обязательства их принятия. 

    Несмотря на это, многие договаривающиеся стороны приняли на себя эти обязательства и обязались их исполнять.

    Токийские кодексы затрагивали широкий круг новых вопросов. С помощью этих документов страны с совпадающими интересами могли продолжить переговоры, не имея консенсуса участников или даже двух третей большинства, необходимых для изменения ГАТТ. В то время как этот подход ужесточил обязательства наиболее индустриально развитых стран-участников, РНБ был искажен, поскольку эти обязательства были приняты не всеми странами. Такая ситуация сохранялась до тех пор, пока в ходе Уругвайского раунда не учредили ВТО как единую систему обязательств, в соответствии с которой большинство обязательств, содержащихся в кодексах, стали применяться на общей основе.

    Значимость Токийского раунда заключалась в расширении сферы применения ГАТТ, что свидетельствовало о более широком понимании проблем, связанных с торговлей и предполагало большее признание многообразной ситуации, в которой находились участники. В ходе раунда большое внимание было уделено предложению применять по отношению к развивающимся странам дифференцированный и более благоприятный режим путем установления более низкого уровня обязательств. Однако в последние годы превалирует мнение, что развивающиеся страны должны поддерживать тот же уровень обязательств, что и их индустриально развитые партнеры, но им следует предоставлять больший переходный период в плане вступления в силу этих обязательств. Министерское решение допускает применение к странам из числа наиболее бедных только требования «принимать обязательства по уступкам в той мере, которая соответствует уровню их индивидуального развития, финансовых и торговых потребностей или их административным и институциональным возможностям».

    Следуя прецеденту, созданному в ходе Токийского раунда, ВТО предприняла попытку рассмотреть новые аспекты торговли по мере их выявления. Соответственно, мы были свидетелями включения в повестку дня ВТО тем, затрагивающих, например, услуги, права интеллектуальной собственности и инвестиции. Были подняты новые вопросы, касающиеся конкуренции, защиты окружающей среды, охраны труда и электронной торговли. Они могут стать предметом переговоров в дальнейшем.

    Уругвайский раунд значительно расширил повестку дня переговоров и привел к увеличению числа участников организации. Все участники и особенно развивающиеся страны приняли на себя существенные обязательства в отношении торговли товарами.

    Этот раунд позволил создать ВТО как всеохватывающую институциональную структуру, дающую возможность надзора за полным пакетом соглашений ГАТТ. Серия договоренностей, интерпретирующих обязательства, содержащиеся в специальных статьях, также позволила прояснить содержание некоторых статей.  Кроме того удалось достичь серьезного успеха в выработке процедур разрешения споров, предусматривающих вынесение решения, обязательного для исполнения сторонами, и процедур обзоров торговой политики участников. В целом заключение соглашений Уругвайского раунда и учреждение ВТО означают создание структуры для регулирования международной торговли, начиная от закрепления общих принципов до установления конкретных прав и обязательств. Положения, касающиеся торговли товарами, будут более детально рассмотрены в следующем разделе.

    Правила торговли товарами

    В состав ГАТТ входит ГАТТ в том виде, в котором он существовал до Уругвайского Раунда, плюс шесть договоренностей в отношении толкования специфических положений, содержащихся в тексте ГАТТ, и Маракешский протокол, устанавливающий порядок применения ГАТТ как соглашения ВТО.  ГАТТ дополнен двенадцатью соглашениями по международной торговле товарами, каждое из которых представляет собой определенное обязательство в рамках ГАТТ.

    Хотя юридические тексты Уругвайского раунда представляют собой запутанное собрание более чем шестидесяти соглашений, приложений, решений и договоренностей, в отношении каждого документа были предприняты усилия, направленные на приспособление его к простой структуре. Начали с установления общих принципов, таких как требование предоставления РНБ, затем шла более детальная проработка. К этому присовокупились дополнительные соглашения и приложения, касающиеся специальных требований в отношении специфических секторов или вопросов. Составной частью ГАТТ являются детализированные списки уступок каждой страны-участницы по доступу иностранных товаров на свои рынки.

    Многие из 22.500 страниц списков специфических обязательств относятся к товарам и услугам; в большой степени это обязательства снижения и связывания ставок таможенных пошлин на импорт товаров. В отдельных случаях тарифы снижены до нуля. В ходе Уругвайского Раунда наблюдалось значительное увеличение количества связанных тарифов. В развитых странах связано 99% товарных позиций по сравнению с ранее связанными 78%. Развивающиеся страны пошли на значительные уступки в связывании тарифов, продвинувшись с 21% до 73%, в то время, как страны, находящиеся в периоде перехода от централизованной экономики, связали 98% товарных позиций по сравнению с предыдущими 73%. В конечном счете этот уровень связывания тарифов формирует рынок более безопасный для инвесторов и участников торговли.

    Для развитых стран тарифы должны быть снижены в течение 5ти лет. Через это время развитые страны должны будут снизить свои тарифы на промышленные товары на 40% (средний тариф в 6.3% до 3.8%). Беспошлинный импорт промышленных товаров в развитых странах в стоимостном выражении возрастет с 20% до 44%. Также в развитых странах уменьшится количество товарных позиций, к которым применяются высокие ставки пошлин (около 15%).

    В соответствии с положениями Маракешского протокола уступки, согласованные в ходе Уругвайского раунда, должны быть включены в индивидуальные списки специфических обязательств, являющиеся составной частью Соглашения ГАТТ. Обязательства, содержащиеся в этих списках, вступают в силу в момент вступления в силу Соглашения для каждого участника соответственно.  Короче говоря, предусмотрен пятилетний график поэтапного ежегодного снижения тарифов на равную величину (дата вступления в силу Соглашения об учреждении ВТО).

    Ряд улучшений были также предложены после Уругвайского раунда. В секторе информационных технологий сорок стран (доля участия которых в мировой торговле информационными технологиями составляет 92%) согласились отменить импортные пошлины и другие сборы на эти товары. Как и другие тарифные обязательства, эти уступки будут применяться по отношению ко всем странам — участникам ВТО на основе РНБ. Другое воодушевляющее достижение — это сокращение количественных ограничений (через тарификацию) и снижение барьеров в области таможенной оценки, импортного лицензирования, стандартов и технических норм и правил, санитарных и фитосанитарных мер, некоторые из которых рассматриваются ниже.

    В то время как Уругвайский раунд и последующие достижения обнадеживают, представляя собой последовательное и добровольное снятие определенных типов рыночных барьеров, национальные законодательство по защитным мерам в торговле представляется гораздо труднее преодолимым. В следующем разделе более детально освещается проблемная сущность защитных мер.

    Нетарифные меры защиты торговли

    Меры защиты торговли, предусмотренные положениями ГАТТ, направлены на защиту национального производителя от недобросовестной конкуренции при импорте. Однако в последние годы многие эксперты критиковали законодательства по мерам защиты торговли, ссылаясь на то, что они являются инструментами протекционизма, направленными на ослабление иностранной конкуренции, и их совокупный эффект выражается в ненадлежащем ограничении торговли. Существуют три основных типа мер защиты торговли: защитные меры, антидемпинг и субсидии/компенсационные меры. Защитные меры применяются при возникновении проблем, когда правила добросовестной торговли не нарушаются. Антидемпинговые меры и субсидии/компенсационные меры направлены на решение проблем, возникающих в результате ощутимого воздействия недобросовестной торговли.

    Защитные меры применяются реже, чем антидемпинговые меры или субсидии/компенсационные меры, поскольку их применение связано с политическим процессом многочисленных консультаций, а также с требованием предоставления компенсации другой экспортирующей стране (если же компенсация не удовлетворяет, ставится вопрос об ответных мерах). Напротив, антидемпинговые меры и субсидии/ компенсационные меры более популярны по двум причинам. Во-первых, процедура введения антидемпинговых мер носит квазисудебный характер, что позволяет политикам и официальным лицам, занимающимся вопросами торговли, находиться на расстоянии вытянутой руки. Во-вторых, не предусматривается компенсация в пользу «демпингующей» или «субсидирующей» стороны, если будет сочтено, что они нарушили принципы «честной торговли».

    Защитные меры

    Защитные меры  являются чрезвычайными мерами, применяемыми правительствами для обеспечения временной защиты отечественного производителя от непредвиденного расширения импорта. В основе применения защитных мер лежит соображение, что расширение импорта является следствием изменившихся условий конкуренции, таких как снижение или отмена тарифов или других пограничных мер. Защитные меры предоставляют отечественным производителям новую временную защиту, с тем чтобы они смогли адаптироваться к условиям, сложившимся в связи с либерализацией доступа иностранного товара на свои внутренние рынки.

    Применение защитных мер включает повышение тарифов или количественные ограничения на импорт отдельных товаров; однако Соглашение ВТО по защитным мерам устанавливает ряд запретов на применение таких мер. Защитные меры могут вводиться только после того, как в ходе формального расследования будет установлено, что отечественным производителям был нанесен серьезный ущерб в результате конкуренции со стороны импорта. Процесс применения защитных мер тщательно отслеживается и ограничен во времени. Кроме того, защитные меры должны применяться на основе РНБ. Другими словами, за некоторыми исключениями они не могут применяться в отношении товаров какой-то конкретной страны. Так же защитная мера не может быть применена в отношении импорта из развивающихся стран, если их доля в общем объеме импорта не превышает 3%. Более того, участник, вводящий защитную меру, должен предоставить компенсацию в связи с неблагоприятным воздействием защитных мер на экспортную торговлю другого участника.

    Меры «серой зоны»

    Проблема, которую необходимо упомянуть в контексте защитных мер, становящаяся все более злободневной — это проблема мер серой зоны и попытка поиска подходов к ней, предпринятая в ходе Уругвайского раунда. Меры серой зоны включают такие инструменты, как добровольное ограничение экспорта, соглашения об упорядочении экспорта и дискретное лицензирование импорта и экспорта. Потенциальная возможность искажения торговли как для поставщика, так и для потребителя сдерживает правовое закрепление этих инструментов как инструментов торговли в рамках современной торговой системы. В результате меры серой зоны сейчас запрещены; в отношении импорта, в случае признания его объемов неприемлемо большими, могут применяться только защитные меры.

    Антидемпинг

    ГАТТВТО традиционно поддерживали права стран предпринимать односторонние действия для противодействия «демпинговому» импорту на свои рынки. Считается, что товары являются предметом демпинга, если экспортер сбывает зарубежному потребителю товары по более низким ценам, чем те, по которым он сбывает товар потребителю на своем внутреннем рынке.

    Ст. VI ГАТТ устанавливает систему правил использования антидемпинговых и компенсационных пошлин к товару, который «причиняет или угрожает причинить материальный ущерб промышленности, созданной на территории договаривающейся стороны, или существенно задерживает создание отечественной промышленности». Если демпинг определен, национальные органы могут ввести антидемпинговые пошлины на основе расследования факта существования демпинга и ущерба. Соглашение ВТО о применении ст. VI ГATT устанавливает регламент, позволяющий обеспечить такой ход процесса, при котором введение любых антидемпинговых пошлин не приведет со своей стороны к созданию необоснованных торговых барьеров. Орган ВТО по разрешению споров может быть использован для рассмотрения дел о несоответствии процедур эталону или для оказании помощи в определении правильности установления фактов и беспристрастности их оценки.

    Положения по антидемпингу, как они были первоначально изложены в ГАТТ, были местами расплывчаты и приводили к ненадлежащему толкованию и применению некоторыми участниками. Результаты переговоров Кеннеди раунда и Токийского раунда ГАТТ позволили усовершенствовать антидемпинговые кодексы. Спустя годы были выработаны подробные критерии и процедуры применения антидемпинговых мер, и оценки ущерба, и демпинговой маржи.

    В ходе Уругвайского раунда одной из главных причин для беспокойства в связи с положениями ГATT по антидемпингу было возрастание напряженности между развитыми странами (большей частью инициирующим споры в связи с демпингом) и развивающимися страны (обычно выступающими в качестве ответчика). Соглашение Уругвайского раунда — это маленький шаг вперед на пути к ослаблению такого беспокойства.

    Целью национального антидемпингового законодательства является предотвращение международной ценовой дискриминации и установления хищнических цен. Однако использование инструментов антидемпинга для уменьшения нарушения рынка содержит в себе парадокс, который заключается в том, что эта мера сама по себе вызывает нарушение. Определение демпинга и ущерба занимает время и само по себе неэффективно. Даже при правильном решении и надлежащем применении пошлин зачастую именно потребители, а не сторона, осуществляющая демпинг, несут бремя антидемпинговых пошлин на импорт в форме более высоких цен.

    Недовольство подобными мерами защиты торговли привело к тому, что многие участники сочли, что бороться с «несправедливой» торговой практикой лучше путем заключения многостороннего соглашения, устанавливающего, что проблемы, связанные с демпингом, должны решаться через внутреннее конкурентное законодательство участников. В том числе, например, может быть установлено требование гармонизации законов, направленных против практики установления несправедливых цен. Однако гармонизация внутренней политики в данной области воспринимается некоторыми правительствами как некое посягательство на суверенитет.

    Национальная деловая практика имеет глубокие корни и очень разнообразна. Соответственно, часто возникает ситуация когда практика, являющаяся частью национальной деловой культуры (например, схемы множественности цен), будет рассматриваться как демпинг в отношениях между странами.

    Статья 3.5 Соглашения по антидемпингу устанавливает более четкие критерии определения причинно-следственной связи между ущербом и демпингом. Статья 5.8 содержит положение, устанавливающее минимальный уровень поставок (de minimis), при определении которого расследование прекращается. Расследование также прекращается, если демпинговая маржа составляет менее 2% от нормальной стоимости или если объем товара, поставляемого по демпинговой цене, рассматривается как незначительный. Стороны, вовлеченные в рассмотрение жалобы по демпингу, также оказываются в выигрыше благодаря проработанности норм, относящихся к доказательствам и конфиденциальности. Несмотря на улучшения в других областях, сохраняются сложности с определением нормальной стоимости товара. При отсутствии специальной информации от фирмы национальные власти могут принять решение на основе сопоставления издержек и прибыли по другим экспортерам. В таких условиях расследование может быть возбуждено против более эффективных фирм, независимо от того, виноваты они или нет.

    Субсидия и компенсационные пошлины

    ВТО определяет субсидию как «финансовое содействие, оказываемое правительством или другим государственным органом в пределах территории страны-участника.»  Это содействие может иметь форму прямых переводов денежных средств или обязательств такого перевода, отказа от взимания или не взимания причитающихся правительству доходов, поддержки доходов или цен товаров и услуг. Хотя субсидии по самой своей природе нарушают конкуренцию, национальные правительства резервируют за собой право сохранять определенные формы субсидирования в интересах развития отечественной экономики. На практике субсидии могут использоваться как замена тарифам для защиты отечественного производителя от конкуренции на внутреннем рынке или как средство поддержки фирм-экспортеров в ценовой конкуренции на иностранных рынках (рынках третьих стран).

    Всеобъемлющий запрет на несельскохозяйственные субсидии был принят в ходе Токийского раунда, но разработка правил борьбы с деструктивными для торговли последствиями внутренних субсидий в основном была отложена до Уругвайского раунда.

    Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам позволило улучшить существующие положения, касающиеся ряда областей:

    —           усилено регулирование внутренних субсидий — они разделены на субсидии, дающие основание для применения мер и не дающие основания для применения мер;

    —           установлены процедурные и методологические требования, схожие с содержащимися в соглашении по антидемпингу;

    —           установлен специальный и дифференцированный режим для развивающихся стран.

    Соглашение по субсидиям преследует две цели: регулирование государственного субсидирования и регулирование процедуры проведения расследования и оценки тех компенсационных пошлин, которые применяются одним государством к импортным товарам, субсидируемым государством, с территории которого они происходят. Так же, как в случае демпинга, орган по разрешению споров ВТО может быть задействован только в случае выявления нарушения государством правил ВТО.

    Субсидии, доступ к которым открыт на общих основаниях для всех предприятий на территории страны, не рассматриваются как нарушающие торговлю, и в отношении их не применяются компенсационные меры (они определяются как субсидии, не дающие основания для принятия мер). Напротив, компенсационные меры могут быть применены к субсидиям, которые на практике являются дискриминационными, а также ко всем несельскохозяйственные субсидиям, если они явно создают неблагоприятные последствия для торговли.  Субсидии, связанные с выполнением обязательств по экспорту, однозначно рассматриваются как неблагоприятные для торговли. Они классифицируются как запрещенные субсидии, и в отношению их могут применяться ответные меры.

    Под субсидиями, дающими основание для принятия мер, понимаются субсидии, создающие такие неблагоприятные последствия для торговли, как нанесение ущерба национальной промышленности другого участника, аннулирование или сокращение выгоды, извлекаемой из участия в ГАТТ, или «серьезное ущемление» интересов другого участника.  Соглашение дает четкие указания по определению неблагоприятных последствий применения субсидий для внутренней торговли или экспортных рынков третьих стран. Государства могут предпринять действия против иностранных субсидий, серьезно ущемляющих его торговые интересы. Существование серьезного ущерба определяется по наличию явно неблагоприятных последствий для торговли.

    Считается, что ущерб существует на самом деле, если доказано, что субсидирование:

    1) привело к значительному снижению цен на внутреннем рынке;

    2) воспрепятствовало повышению цен;

    3) вызвало сокращение или выдавливание импорта с внутренних рынков и с экспортных рынков в третьих странах.

    Для установления факта серьезного ущерба необходимо также наличие одного из трех следующих условий:

    —           совокупный объем субсидирования в стоимостном выражении превышает 5% от объема ежегодных продаж производителя субсидируемого товара или 15% от общей суммы средств, инвестированных в новые предприятия;

    —           субсидии покрывают убытки от основной деятельности (исключение составляют разовые или не постоянно применяемые меры);

    —           правительства проводят списание задолженности или предоставляют гарантию возврата суммы задолженности.

    Хотя многие сельскохозяйственные субсидии технически можно рассматривать как дающие основания для принятия мер, они в настоящее время изъяты из Соглашения по субсидиям, и к ним не могут применяться ответные меры. Детально программа поддержки сельского хозяйства изложена в Соглашении по сельскому хозяйству.

    Субсидии, не дающие основания для принятия мер, охватывают финансирование правительствами (или правительственными структурами) научных исследований и разработок, региональную поддержку, содействие адаптации существующих предприятий к новым требованиям в отношении охраны окружающей среды. Эти субсидии тенденциозно противоречивы. Даже если предполагается, что доступ к ним должен осуществляться на общих основаниях и без предпочтительного отношения к отдельным предприятиям, правительства склонны интерпретировать свои права на субсидирование в очень вольной манере. Предвидя это, в Соглашение включили требование тщательного постоянного наблюдения за правомерностью применения субсидий.

    В прошлом международная общественность смотрела сквозь пальцы на экспортные субсидии в развивающихся странах, поскольку их возможности не позволяли осуществлять субсидирование на уровне, который мог бы создать неблагоприятные последствия торговым потокам. Первые попытки распространить регулирование субсидий на развивающиеся страны были предприняты на Токийском Раунде, но эти попытки провалились из-за воздействия долгового кризиса 80-х годов. Идею положения о специальном и дифференцированном режиме для развивающихся стран, устанавливаемом в связи с поддержкой программ развития, одобрили в ходе Уругвайского раунда все страны, за исключением наименее развитых. В дополнение к этому в соответствии со ст. 29 странам, находящимся в процессе перехода к рыночной экономике, предоставляется семилетний переходный период  для вступления в силу обязательств прекращения экспортного субсидирования. Более того, меры, связанные со списанием долга, не рассматриваются как меры, наносящие ущерб. В отношении других аспектов субсидирования, дающего основание для принятия мер, к странам с переходной экономикой применяется то же регулирование, что и к развивающимся странам.

    Правила, касающиеся введения компенсационных пошлин, очень схожи с правилами, регулирующими антидемпинг, в плане положений, определяющих минимальные количественные (de minimis) и временные параметры. Меры могут быть отменены, если экспортирующая страна согласится на определенные обязательства. Соответствующий процесс отличается от процесса, регулирующего антидемпинг тем, что компенсационная пошлина не рассматривается арбитражной комиссией.

    Перспективы развития мер защиты торговли

    С точки зрения торговой политики и экономической эффективности механизм защитных мер является предпочтительным для обеспечения временной защиты отечественного производителя. Запрет применения всех мер серой зоны был полезным шагом в этом направлении. Однако, хотя новые правила ВТО и помогают регулировать и уточняют разрешенные антидемпинговые процедуры, они не подталкивают производителей к их использованию для защиты от дешевого импорта. Таким образом, случаи антидемпинга будут оставаться источником напряженности в международной торговой системе, и такая напряженность будет возрастать по мере увеличения числа участников, применяющих антидемпинговое законодательство. В то время как соглашение Уругвайского Раунда исправило некоторые методологические и процедурные недостатки, будущие переговоры должны быть направлены на активизацию конкурентного законодательства как средства предотвращения ущерба и в меньшей степени на меры торговой защиты, применяемые постфактум.

    Чувствительные сектора и отрасли

    Исторически некоторые сектора и отрасли производства товаров сопротивлялись либерализации в большей степени, чем другие — особенно те, которые можно было использовать как громоотвод в тонких политических моментах. ГАТТВТО постоянно сталкиваются с двумя трудностями в регулировании торговли сельскохозяйственной продукцией, одеждой и текстилем. Хотя прогресс был незначителен, важным достижением Уругвайского раунда были переговоры о возможности заключения соглашений, регулирующего внутреннюю поддержку сельского хозяйства и интеграцию (включение) регулирования торговли одеждой и текстилем в Г ATT.

    Сельское хозяйство

    В ходе раундов переговоров в рамках ГATT сельское хозяйство рассматривалось отдельно как особый сектор. Участники переговоров мало продвинулись на пути отказа от политики внутреннего протекционизма из-за необходимости считаться с политическими силами, лоббирующими интересы сельскохозяйственных производителей, когда речь шла о внутренних поставках. Вследствие этого сельское хозяйство осталось позади других секторов в деле либерализации.

    Для многих государств ключевая идея угрозы войны и голода представляется достаточным оправданием проведения политики продовольственной безопасности, включающей защиту национального производителя. В других случаях продовольственная политика является стратегическим средством достижения внутренних и международных политических целей. Защита фермеров обеспечивает политическую поддержку сельских избирателей. Однако бремя поддержки несут налогоплательщиками и потребители. Далее, искажения рынка, вызванные сельскохозяйственными субсидиями, в перспективе имеют глобальные последствия. Субсидируемая продукция наносит вред производителям, которые пытаются конкурировать на том же рынке, но не пользуются субсидиями. Такие противоречия привели в 80-е годы к торговым войнам между Соединенными Штатами и Европейскими Сообществами (ЕС), в ходе которых одновременно каждый возражал против «недобросовестной» практики сельскохозяйственного субсидирования другого, поскольку и те, и другие сбивали мировые цены на сельскохозяйственную продукцию своим собственном дешевым экспортом. Когда еще были слышны отголоски Второй мировой войны, и соображения продовольственной безопасности были существенны, основатели ГАТТ одобряли идею рассмотрения сельского хозяйства как чувствительного сектора. Соответственно, первоначальный текст Г ATT содержал ряд изъятий по сельскохозяйственной продукции.  Однако эти облегченные обязательства Конгресс США счел слишком обязывающими, и США воспользовались правом вейвера, что эффективно вывело сельскохозяйственную торговлю Соединенных Штатов из-под регулирования Г ATT. Позднее, во время Диллонского раунда, который проходил в 70-е годы, ЕС вели переговоры об отказе от всех связанных тарифов на сельскохозяйственную продукцию, чтобы облегчить проведение протекционистской Общей сельскохозяйственной политики.

    К началу Уругвайского раунда больше нельзя было игнорировать цену протекционизма в сельском хозяйстве. Протекционизм встречал неблагожелательную реакцию с разных сторон. Потребители стали громче выступать против высоких цен. Правительства, которые более не могли нести на себе груз поддержки собственного сельскохозяйственного сектора, искали возможности ее снижения. Однако производители оказывали сильное противодействие либерализации, будучи не в состоянии конкурировать с субсидируемой продукцией без собственных субсидий. В некоторых случаях это были поставщики-экспортеры, пытавшиеся конкурировать на рынках третьих стран, в других — поставщики внутреннего рынка, которые были не в состоянии конкурировать с дешевым импортом. Для производителей в развивающихся странах, более чувствительных к глобальным колебаниям цены, эффект субсидирования был особенно тяжелым.

    Уругвайский Раунд обещал стать сельскохозяйственным раундом ГАТТ. Например, хотя Общая сельскохозяйственная политика оставалась стрежнем политики ЕС, европейские участники переговоров, по крайней мере, выражали желание вести переговоры о замораживании сельскохозяйственной поддержки на существующем уровне, если не о ее сокращении. Однако для того чтобы действительно разрушить паутину протекционизма в сельском хозяйстве, отрицательно воздействовавшего на международную торговую систему, необходима была воля правительств к обсуждению собственной «антиторговой» внутренней политики за столом переговоров.  В этом плане результаты были разнородными, но основа для будущего сокращения внутренней поддержки была заложена.

    В Соглашение по сельскому хозяйству удалось включить связанные уступки по ряду областей. Одним из главных достижений было сокращение количества специфических изъятий в области сельского хозяйства (таких, как вейвер США на ограничение импорта), которые ранее были болевыми точками ГАТТ. Кроме того сторонники либерализации действительно добились выигрыша особенно в вопросах внутренней поддержки, доступа на рынок, конкуренции в экспорте, санитарных и фитосанитарных мер. Однако применительно к другим областям Соглашение все еще требует серьезной доработки. Протекционистам удалось добиться сохранения ряда изъятий и гарантии того, что по крайней мере в обозримом будущем статус-кво сохранится. Для поддержания некоторых тенденций Уругвайского раунда в Соглашение включили положения о возобновлении переговоров.

    Специальные положения приняты для стран, находящихся в процессе перехода от централизованной плановой экономики. Они могут сохранять некоторые программы поддержки на протяжении определенного периода времени, однако о сохраняемых субсидиях необходимо докладывать Комитету по субсидиям и компенсационным мерам; при этом должны приниматься обязательства о временном характере таких программ.

    Режим внутренней поддержки

    Из-за широкого разнообразия программ внутренней поддержки, существующих в мире, необходимо было разработать общую систему мер для определения степени ущемления интересов в торговле, возникавшего вследствие применения какой-либо конкретной программы. В результате появилась система определения Агрегированного показателя поддержки (АПП). ЛИП выводится из суммы поддержки по какому-либо сельскохозяйственному товару, предоставляемой производителю сельскохозяйственного товара, плюс поддержка, не связанная с конкретным товаром и оказываемая сельскохозяйственному сектору с делом. В ходе выполнения своих обязательств в рамках ВТО по снижению уровня изъятий страна должна уменьшить свой АПП на установленный процент через определенное число лет.

    Одним из отрицательных моментов метода снижения АГ1П является то, что он не направлен конкретно против программ, создающих наиболее неблагоприятные последствия для торговли. Каждое правительство самостоятельно решает, как и где проводить снижение. Например, весьма неконкурентоспособным, по сильно политизированным канадским производителям птицы до сих пор удавалось избегать снижения АПП потому, что правительство приняло решение в пользу других программ в других секторах. Однако в условиях изменяющихся обязательств по отказу от изъятий в ВТО канадская тактика исключения отдельных областей в перспективе не жизнеспособна. В то же время можно возразить, что первоначальная гибкость в подходе к снижению АПП способствовала его политическому одобрению большинством стран.

    Наиболее важным в обязательствах, затрагивающих внутреннюю поддержку, является то, что они тянут за собой предстоящие реформы. Многие из таких реформ назрели в силу того, что национальные правительства были вынуждены урезать внутренние расходы на сельскохозяйственную поддержку в связи с уменьшением финансовых ресурсов. Обязательства в рамках ВТО являются гарантией того, что при улучшении фискальных возможностей государства расходы будут направляться на программы поддержки сельского хозяйства, не создающие угрозы для торговли.

    В соответствии с Соглашением правительственная поддержка относится либо к зеленой корзине, либо к желтой. Зеленые меры, примеры «зеленой корзины» могут сохраняться и не подлежат сокращению. К мерам желтой поддержки относятся меры, уровень отрицательного воздействия которых на торговлю определяется как неприемлемый. Эти меры подлежат постепенной отмене.

    Зеленые меры разрешены, поскольку оказывают минимальное влияние на торговлю, не включают трансферты от потребителя (в форме высоких цен, что подменяет субсидии) и не связаны с ценовой поддержкой производителей.

    Статус мер зеленой корзины распространяется на:

    —           государственные услуги общего характера, такие как научные исследования в сельском хозяйстве, борьба с вредителями и болезнями;

    —           меры, необходимые для обеспечения продовольственной безопасности;

    —           некоторые специфические формы прямых выплат производителям за такие вещи, как страхование урожая, помощь при стихийных бедствиях, поддержка дохода, если они не связаны с ценой на товар или производством.

    Зеленые субсидии перечислены в Приложении 2 к Соглашению по сельскому хозяйству. Другие меры, не классифицируемые как зеленые, относятся к категории мер ad minimus — это меры, затрагивающие минимальный объем производства в стоимостном выражении.  Все остальные меры относятся к желтой категории и должны быть сокращены в соответствии с графиком, предписанным формулой АПП. Эти меры могут сокращаться постепенно, в соответствии с согласованным графиком, что дает правительствам возможность проводить гибкую политику. В целом, участники договорились о выполнении этих обязательств в течение шестилетнего периода.

    Доступ на рынок

    Положительным результатом либерализации сельскохозяйственного сектора, который вероятно принесет долгосрочную выгоду, является превращение нетарифных барьеров (НТВ), таких как квоты и импортные запреты, в эквивалентные тарифные меры. В этом процессе, известном как тарификация, количественные импортные запреты, формально разрешенные в соответствии со ст. XI ГАТТ, должны быть преобразованы в обычные таможенные пошлины. Соглашение также содержит специальные положения по защитным мерам в отношении товаров, подпадающих под тарификацию, которые могут быть блокированы в результате увеличения импорта или падения цен. Этот процесс способствует увеличению транспарентности, проводя различие между уровнем поддержки и инструментами, которые используются для получения этой поддержки. На практике, однако, переход от количественных ограничений на ставки тарифных квот не много сделал для снижения за короткий период эффективного уровня защиты по отношению к сырьевым товарам. Хорошим примером этого является попытка Канады привести свою систему регулирования поставок применительно к молочным товарам в соответствие с обязательствами в ВТО. Канадский тариф на импортное масло колебался в рамках 2488-тонной квоты между 2.6 и 21.4 центами за килограмм, но все, что находилось за этой квотой, облагалось адвалорной пошлиной в размере 333.8%.   

    Однако либерализация — это отдаленная цель процесса перехода, поскольку тарифы связаны, что не позволяет увеличивать их в будущем, а постепенное снижение будет проводиться в соответствии с утвержденным графиком.

    Экспортные субсидии

    Прогресс, достигнутый в деле отмены экспортных сельскохозяйственных субсидий, носит даже более тенденциозный характер, чем сокращения внутренней поддержки. В то время как будущие экспортные субсидии сейчас запрещены, многие существующие экспортные субсидии допускаются Соглашением, попадая под действие «дедушкиной оговорки». Однако участники договорились о сокращении своих экспортных субсидий на 36%и о сокращении объемы субсидируемой продукции на 21%.

    Ст. 10 Соглашения по сельскому хозяйству представляет собой скромную попытку сдерживания использования экспортных кредитов и страхования, применяемых в обход порядка субсидирования.  Этим положением признается существующий правительственный протекционизм в отношении внутренних сельскохозяйственных программ, однако оно же вдохновляет участников на работу в направлении снижения вредного воздействия на рынок путем гармонизации режимов. Участников призывают разработать единый международный стандарт регулирования экспортных субсидий и следовать ему. В ст. 10 также предпринята попытка разграничить легитимные программы продовольственной помощи и субсидии, оказывающие неблагоприятное воздействие на торговлю.

    Новое регулирование экспортных субсидий ориентировано скорее на сферу применения этих субсидий, чем на производимый эффект (который нельзя измерить). Требование ограничить как объемы субсидий, так и сферу их охвата должно было бы оказать благотворное влияние на такие основные товары, как зерно, мясо, молочные товары и растительные масла. Далее, допускается применение компенсационных мер на рынках в связи с применением субсидий, если они наносят ущерб; применение усовершенствованных положений, касающихся разрешения споров, делает процесс более эффективным. Проблемы торговли связаны с тем, что экспортные субсидии до сих пор могут иметь географическую привязку, и, таким образом, напряженность в торговле может все еще возникать из-за сохраняющегося соблазна ограничить свободу торговли.

    Соглашение по сельскому хозяйству содержит также «мирную оговорку» (ст. 13), которая обеспечивает странам иммунитет в отношении рассмотрения споров,  если они принимают на себя обязательство сократить субсидии и снизить торговые барьеры. Однако эта оговорка обеспечивает ограниченную защиту, поскольку не препятствует введению компенсационных пошлин на субсидируемый импорт, наносящий или грозящий нанести ущерб внутреннему производителю. Мирная оговорка позволяет увязать подходы, содержащиеся в Соглашении по субсидиям и компенсационным мерам, которое применяется по отношению ко всем товарам за исключением сельскохозяйственных, с подходами, закрепленными в Соглашении по Сельскому Хозяйству, предусматривающими не столь быстрый прогресс.    

    Результаты соглашения

    Хотя еще необходимо преодолеть длинный путь к либерализации глобальных сельскохозяйственных рынков, на Уругвайском раунде был предпринят ряд серьезных инициатив, которые проложили дорогу к будущим переговорам. Наиболее важно, что все связанные с торговлей меры регулирования сельского хозяйства являются сейчас предметом регулирования в рамках Г ATT. Во-вторых, была создана работающая формула оценки агрегированного показателя поддержки и достигнуто некоторое его снижение. В-третьих, все импортные ограничения были тарифицированы с целью увеличения транспарентности и создания основы для ощутимого их снижения в будущем. В-четвертых, хотя не было существенно уменьшено число экспортных субсидий и не достигнуто смягчение их последствий, их использование в дальнейшем было запрещено. В заключении (что будет рассмотрено ниже) существующие в ГАТТ изъятия, касающиеся охраны жизни или здоровья человека, животных или растений, получили смысловое наполнение через новые положения по санитарным и фитосанитарным мерам.

    Вопросы стандартов

    В то время как высокие тарифы или высокий уровень субсидирования являются явными барьерами в торговле, другие менее явные барьеры могут создаваться путем применения технических стандартов, которые государства устанавливают на товары, покупаемые или продаваемые на их территории. Технические стандарты весьма разнообразны — от имеющих целью обеспечение соответствия требованиям норм защиты здоровья и безопасности до требований к упаковке и этикеткам к торгуемым товарам. Хотя понятна забота государства о качестве и безопасности товаров, которые оно допускает на свою территорию, неоправданные и несправедливые технические барьеры могут применяться как средство подавления иностранной конкуренции на внутренних рынках. Уругвайский раунд привел к созданию сразу двух соглашений — Соглашения по техническим барьерам в торговле и Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер. Целью этих соглашений является снижение возможности применения стандартов как торговых барьеров. Посредством применения механизма, предусмотренного соглашениями, ВТО гарантирует отказ государств от установления своих собственных стандартов и подчинение определенным требованиям, касающимся определения сферы применения стандартов и процесса их разработки и введения.

    Основным принципом, проходящим через соглашения по стандартам, является наделение стран правом принимать и использовать любые меры, связанные со стандартами, до тех пор пока это не ограничивает международную торговлю больше, чем это необходимо.  Правила, предусмотренные этими соглашениями, ориентированы на более позитивное регулирование в том плане, что они приветствуют открытость в предоставлении информации и гармонизацию стандартов, что должно способствовать снижению уровня дискриминации.

    Санитарные и фитосанитарные меры

    Санитарные и фитосанитарные меры (СФМ), применяемые для охраны жизни или здоровья людей, животных или растений, относятся к стандартам, к которым сельскохозяйственный сектор наиболее чувствителен. Потребность в СФМ проистекает из потенциальной опасности, таящейся в растительных и животных вредителях, заболеваниях, пищевых добавках и загрязняющих веществах, которая может быть связана с завозом в страну товаров животного и растительного происхождения. Соглашение обеспечивает основу для контроля, инспекции и совершенствования процедур со стороны национальных правительств. Оно также содержит требование транспарентности, включающее обязательство предоставления торговым партнерам информации и документации по СФМ.

    Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер обязывает каждого участника устанавливать тот уровень защиты с использованием мер, который он полагает надлежащим. Однако меры не должны неправомерно дискриминировать товары, происходящие с территории другой страны — участника ВТО, и должны основываться на международных стандартах, когда таковые имеются. Индивидуальные стандарты участников могут быть выше, чем принятые международные стандарты, при условии научного обоснования применения таких более высоких стандартов на основе соответствующей оценки риска. Важным моментом соглашения является то, что оно вдохновляет участников ВТО признавать стандарты друг друга. Проще достичь взаимного признания государствами стандартов, чем пытаться полностью гармонизировать все правила и регулирования.

    Технические барьеры в торговле

    В то время как положения ВТО, затрагивающие санитарные и фитосанитарные меры, особенно важны для сельскохозяйственного сектора, Соглашение по техническим барьерам в торговле предусматривает систему правил, касающихся стандартов на товары и регулирования, которая применяются более широко. Различие делается между обязательными техническими регламентами и добровольными стандартами. Оба положения затрагивают товарные характеристики, методы обработки и производства, терминологию и символы, требования к упаковке и этикеткам.

    В Соглашении признается право стран устанавливать обязательные технические регламенты, но определяется, что такие стандарты должны соответствовать определенным условиям:

    —           применяться на основе РНБ;

    —           использоваться на основе национального режима;

    —           не создавать неоправданных барьеров в торговле;

    —           основываться на научных доказательствах и информации.

    Так же, как в Соглашении по СФМ, в Соглашении по техническим барьерам в торговле (ТБТ) признается, что гармонизация стандартов представляет собой тяжелую проблему для торгующих наций. В целях ее решения участников призывают как можно более активно действовать в разработке международных стандартов на товары, попадающие в сферу их национальных интересов, и, когда возможно, учитывать международные стандарты при разработке национальных стандартов. Хотя гармонизация является оптимальным условием транспарентности в торговле, соглашение также призывает подходить к решению проблемы с другой стороны, а именно — идти путем взаимного признания стандартов.

    Соглашения СПС и ТБТ различаются по ряду ключевых моментов, которые, возможно, отражают особую заботу о здоровье людей и касаются всего, что связано с торговлей продуктами питания. Во-первых, в то время, как Соглашение ТБТ устанавливает требование применения стандартов на основе РНБ, Соглашение СПС допускает дискриминационное применение стандартов между участниками при условии, что такое применение не служит средством произвольной или неоправданной дискриминации.  Во-вторых, государствам предоставляется большая гибкость в отходе от международных стандартов при использовании СПС. Государства могут устанавливать более высокий уровень защиты с помощью СПС при наличии научного доказательства или, если страна указывает, что более высокий уровень защиты обоснован на точной оценке риска. Также при недостаточности научных обоснований страны могут вводить ограничения путем применения СПС в качестве меры предосторожности.

    Соглашение по текстильным изделиям и одежде

    Ограничения на импорт текстильных изделий и одежды, применяемые западными индустриальными странами, уходят корнями во времена до Второй мировой войны, когда западные индустриальные страны стремились создать барьеры в отношении дешевого импорта из развивающихся стран. Специальные правила применялись для регулирования этого сектора — в полном объеме или частично — на протяжении нескольких десятилетий. Несколько специальных соглашений были интегрированы в Многостороннее соглашение по текстилю (МСТ), в соответствии с которым были установлены квоты на многие типы текстильных товаров. Предполагалось, что это будет временное ограничение торговли, предоставлявшее индустриальным странам время на реорганизацию их текстильной промышленности. Будучи поддерживаемым протекционистскими силами в индустриальных экономиках, МСТ существовало более двадцати лет и было постоянным источником раздражения между Севером и Югом.  Соответственно, одной из задач Уругвайского раунда было восстановление нормальных правил торговли, регулирующих импорт текстильных изделий и одежды.

    Соглашение по текстильным изделиям и одежде ВТО. Срок его действия составляет десять лет, по истечению которых торговля текстильными изделиями и одеждой будет интегрирована в общую систему международной торговли готовой продукцией. Оно является переходным Соглашением, направленным на подчинение торговли текстильными изделиями и одеждой правилам ГАТТ. Технически, квоты, устанавливаемые в соответствии с требованиями МСТ, оформляются в виде соглашений об упорядочении экспорта — серии добровольных экспортных ограничений (VERs) со стороны экспортирующих стран, которые должны уменьшаться в соответствии с содержащимся в списке обязательств временным графиком. Как уже отмечалось, соглашения об упорядочении экспорта и добровольные экспортные ограничения, подпадая под понятие мер серой зоны, являются явно дискриминационными, но они не подпадают под действие правил ГАТТ, поскольку они не представляют собой одностороннее ограничение торговли.

    МСТ «управляет» импортом в международной торговле текстильными изделиями и одеждой между странами с различным уровнем развития.  Это было Соглашение, присоединение к которому не носило обязательного характера, соответственно, предусмотренное им регулирование распространялось только на тех, кто присоединился к Соглашению — это были развивающиеся страны, стремившиеся получить хоть какой-то уровень доступа на рынки развитых экономик, и развитые экономики, которые хотели противостоять дезорганизации своих внутренних рынков посредством установления дискриминационных барьеров. Подразумевалось, что MFA и предшествующие соглашения должны были служить текстильной промышленности развитых стран прикрытием от притока импорта с рынков более дешевой рабочей силы. Хотя эти соглашения и ограждали производителя в развитых странах от конкуренции, они также наносили вред потребителю в развитых странах, выражавшийся в возросших ценах, и сдерживали индустриальный рост в развивающихся странах. Короче говоря, рынок подвергался отрицательному воздействию с точки зрения как спроса, так и предложения.

    Соглашение по текстильным изделиям и одежде ВТО заменило Многостороннее соглашение по текстилю. Оно определило временные рамки применения положений MFA, ограничивающих торговлю с тем чтобы торговля текстильными изделиями и одеждой стала бы в полной мере подпадать под регулирование обычными правилами ВТО, применяемыми в отношении торговли другой готовой продукцией. Интеграция торговли текстильными изделиями и одеждой в нормальную систему правил ВТО должна проходить в четыре этапа. Интеграционный процесс строится на основе интеграции товаров, увеличения квот и снижения тарифов. Интеграция товаров заключается в постепенном распространении регулирования ГАТТ на товары, в то время как увеличение квот заключается в поэтапной отмене существующих квот.

    Подразумевается, что по истечении десятилетнего поэтапного периода единственным средством защиты внутреннего производителя текстильных изделий и одежды будут пограничные тарифы. Соглашение по текстильным изделиям и одежде не содержит специальных обязательств по снижению тарифов, но такое снижение будет проводиться в рамках общего совершенствования доступа на рынок, переговоры о котором велись на Уругвайском раунде. В результате тарифы на текстильные изделия и одежду снижаются в среднем на 22% по сравнению с 40% в отношении другой промышленной продукции. Дополнительно к защите, которая будет обеспечиваться сравнительно высокими тарифами, импортеры, конечно, смогут прибегнуть к традиционным мерам защиты торговли, таким как защитные меры и антидемпинговые пошлины. В соответствии с Соглашением по текстильным изделиям и одежде они также могут на период его действия применять специальные временные защитные меры в случае увеличения импорта.

    Одним из основных недостатков Соглашения является «обратная загрузка» обязательств по интеграции. Говоря другими словами, больше половины изделий, включенных в общий список, не будут интегрированы в ГАТТ до истечения десятилетнего периода поэтапной реализации Соглашения. Интеграция определенных товаров направлена на обеспечение давления со стороны конкурентов на производителей в развитых странах, которые десятилетиями находились под прикрытием МСТ и предшествующих соглашений. Соответственно, в развитых странах существует политическое давление, направленное на оттягивание на как можно более длительный срок последствий интеграции в плане конкуренции. Уже высказывались сомнения относительно наличия у развитых стран политической воли к снятию большинства ограничений.

    Здравый смысл позволяет предположить, что чувствительным секторам требуется больше времени для адаптации, поскольку увеличение сроков протекционизма ударило по рынку с двух сторон. Напротив, экономический довод состоит в том, что более быстрая адаптация позволит производителям и потребителям быстрее получить выгоды от либерализации. Как бы то ни было, политический прагматизм предполагает отклонение в сторону постепенности с тем чтобы позволить политикам, организационным структурам и отдельным группам, преследующим определенные интересы, адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам. Однако в заключение следует отметить, что политика постепенности должна быть в большей степени ориентирована на очевидные цели либерализации и транспарентности, а не превращаться в политику уклонения от перемен.

    Перспективы развития режима торговли товарами в ВТО

    В этом плане развитие ГАТТ\ВТО в сочетании со стремительными изменениями экономической практики и возможностей производства определяют настоящее требование развития конкурентоспособности рынков в условиях взаимозависимого мира, в котором происходят процессы глобализации. Для достижения этого требуется свежий взгляд на проблемы и возможности ближайшего периода и на перспективу. Если ВТО собирается поддерживать тенденции, лежащие в основе программы либерализации торговли, она должна определить и выработать способы преодоления препятствий, стоящих на пути повышения конкурентоспособности рынков. Заставить работать многосторонние принципы в этой новой среде — это все равно что складывать головоломку. Отдельные фрагменты включают как географическое расширение сферы действия, так и углубление повестки дня ВТО, и они должны сложиться в сбалансированную систему многочисленных взаимосвязанных экономик и политических отношений.

    Как отмечалось в начале этой главы, Россия сталкивается с некоторыми специфическими проблемами в своих усилиях достичь полноправного участия в многосторонней торговой системе. Она должна воспринять новые и существующие дисциплины ВТО, справляясь при этом с внутренними политическими и экономическими потрясениями в то время, когда она ведет переговоры о новых двусторонних и институциональных отношениях с торговыми партнерами в остальном мире. Эти проблемы коротко освещаются в следующем далее обзоре режима торговли товарами в России.

    Режим торговли товарами в России

    Одной из основных проблем, с которой сталкивается Россия, является то, что ГАТТ было создано рыночными экономиками и для рыночных экономик и основано на особенностях их структур и действия. Соответственно, процесс перехода является сложным для бывших экономик централизованного планирования. Соединение внутренней воли и внешнего технического содействия означают, что в ключевых областях произошла существенная реструктуризация. Например, был достигнут определенный прогресс в области реструктуризации «естественных монополий» — электроэнергетического сектора, железнодорожного транспорта и газового сектора. Далее, около 70% российского ВВП приходится на частный сектор, и правительство отошло от кредитования на неконкурентной основе программы акционирования.

    Существовавшая до этого промышленная структура также представляет специфическую проблему для российских политических деятелей. В силу особенностей структуры бывшей системы централизованного планирования некоторые отрасли промышленности сконцентрированы в специфических районах по моделям, которых нет в традиционных рыночных экономиках. После распада Советского Союза наличие производственных конгломератов означало, что в некоторых местах существует монополия на импорт и экспорт отдельных видов товаров, что вызывает неблагоприятные последствия для импорта конкурирующих товаров, для инвестиций, в плане субсидирования и т. д.

    Объем торговли

    Объем торговли между Россией и другими странами за последние несколько лет возрос, причем импорт в стоимостном выражении увеличился с 35 млрд. долл. США до 41 млрд. долл. США. Этот рост в двусторонней торговле был бы еще больше, если бы торговые и транспортные компании постоянно не сталкивались с тремя серьезными основными препятствиями, выражающимися в недостатке информации о тарифных ставках на импортируемые товары, чрезвычайной сложности работы с российской таможней, постоянном изменении таможенных тарифов и процедур, происходящем, в основном, без предварительного уведомления.  

    Доступ па рынок и инструменты торговли

    Тарифы являются основным инструментом российской торговой политики, в то время как количественные ограничения применяются не столь часто. Наиболее проблемные инструменты внутреннего протекционизма, применение которых на дискретной основе оставлено па усмотрение отдельных чиновников, занимающихся вопросами торговли, или Комиссии по защитным мерам. Импортные субсидии, таможенные процедуры и нечеткое применение регулирования, относящегося к стандартам, попадают в эту же категорию.

    Тарифы

    Таможенные тарифы традиционно являлись существенным источником пополнения государственных доходов, обеспечивая поступление «каждого четвертого рубля» в национальный бюджет. Для обеспечения финансирования национальных расходов товары, объем экспорта которых является наибольшим, облагаются самой высокой пошлиной. Кроме того, в течение шести месяцев в году может применяться «сезонная пошлина». Однако взимание импортных пошлин может быть приостановлено в отношении инвестиционных проектов на сумму 100 млн. долл. США и более, если объем иностранных прямых инвестиций в них составляет не менее 10 млн. долл. США.

    Россия существенно изменила свою тарифную политику значительно подняв тарифы.  Национальная казна получила сумму, эквивалентную 11 млрд. долл. США, частично благодаря максимальному 30%-ному импортному тарифу. Однако установление таких тарифов может воспрепятствовать участию России в глобальной экономике, а потребители будут в дальнейшем терпеть лишения. Высокие пошлины в сочетании с 20%ным налогом на добавленную стоимость почти па все импортные товары (или 10%-ный налог на добавленную стоимость на отдельные товары питания), акцизы колеблющиеся от 20 до 570% на такие импортные товары, как автомобили, сигареты, спиртные напитки и бензин, оказывают комбинированное воздействие на спрос, жестоко подавляя его.

    Из-за хронического внутреннего экономического кризиса политики разрываются между желанием снизить импортные барьеры до уровня, рекомендуемого ВТО, и необходимостью собирать доходы для экономики, испытывающей недостаток наличных средств в обращении, путем введения «временных» импортных пошлин. Институциональная слабость системы таможенных сборов еще более обостряет проблему. Большие усилия направлены также на борьбу с коррупцией, хотя это явление все еще широко распространено в таможенной службе.

    Экспортные субсидии

    Хотя основные направления российской правительственной политики включают поддержку экспорта и замещение импорта, бюджетный кризис 90-х годов привел к серьезному сокращению финансовых ресурсов, направляемых на стимулирование экспорта готовой продукции. Однако решение позволило предоставлять экспортерам льготные кредиты и правительственные гарантии под иностранные займы.  Субсидии предоставлялись и угледобывающей отрасли. Ситуация с экспортным субсидированием сельскохозяйственной продукции в России не ясна.

    Лицензирование импорта

    Необходимо получать импортные лицензии на ряд товаров военного и стратегического назначения или на опасные грузы. Однако импортное лицензирование применяется также по отношению к товарам, не относимым к опасным грузам, как инструмент протекционизма. Например, Комиссия по защитным мерам предложила лицензировать импорт цветных телевизоров. Хотя лицензирование импорта может считаться целесообразным в плане контроля за движением потенциально опасных грузов, оно (по мнению ВТО) является порочным инструментом защиты национальной промышленности, поскольку, по всей вероятности, оно будет осуществляться на дискретной основе отдельными чиновниками, которые будут искать выгоды от получения платы за лицензирование.

    Таможенные процедуры

    Длительные и зачастую произвольные таможенные процедуры представляют собой существенный барьер на пути российской торговли. Импортеры должны заполнить 54 пункта таможенной грузовой декларации по каждой импортируемой товарной позиции. Эта декларация представляется таможенным властям вместе с сертификатом происхождения и соответствия. Экспортеры также должны представить экспортную декларацию и экспортную лицензию (если таковая требуется) до того как товары смогут покинуть Россию.

    Стандарты

    Процедуры сертификации в России слабо соответствуют требованиям положений ВТО по санитарным и фитосанитарным мерам. В то время, как стандарты сами по себе очень высоки, процедура сертификации осуществляется медленно и лишена транспарентности.  Вероятно, что стандарты весьма часто используются как нетарифные барьеры. Например, российское Министерство сельского хозяйства объявило, что государственная ветеринарная служба не будет принимать американские импортные сертификаты, выдаваемые обрабатывающей промышленности, эффективно закрывая для американской домашней птицы крупнейшие экспортные рынки. Вскоре Россия согласилась признавать систему инспектирования США, однако ввела систему дифференцированных цен применительно к импортируемой домашней птице.  Другим примером установления барьеров, связанных со стандартами, является телекоммуникационный сектор. Российское Министерство связи заявило о введении жестких ограничений на закупки иностранного оборудования связи. Двусмысленные формулировки решения позволяют предположить, что он создает серьезный барьер выхода на российский рынок телекоммуникационного оборудования.

    Транспарентность

    Проблема транспарентности торговых сделок является хронической для России. Хотя Таможенный кодекс стандартизирует таможенные процедуры в России в соответствии с международными нормами, импортеры продолжают сталкиваться с затягиванием оформления и неожиданными расходами, являющимися результатом личной интерпретации Таможенного кодекса на различных этапах прохождения таможенных процедур.  Препятствием на пути товаров является также новая система паспортов сделок, введенная правительством для контроля за импортными и экспортными сделками. Эти паспорта сделок были введены с целью осуществления контроля за усугубляющейся проблемой оттока капитала, маскирующегося под импортно-экспортную деятельность.

    Другие проблемы возникают на уровне применения торгового законодательства. Инвесторы и участники торговли испытывают огромные трудности в понимании, применении и принудительном исполнении федерального закона на субфедеральном уровне. Поскольку эти моменты не входя в сферу действия ВТО, разобраться с ними может быть особенно сложно.

    Контрабанда

    Можно сказать, что некоторые проблемы торговли товарами в России были «импортированы» из других регионов. Преференциальные соглашения с государствами — бывшими республиками СССР, видимо, препятствуют попыткам России консолидировать свой собственный внутренний торговый режим. В результате такой приграничный субъект федерации, как Чечня превратился в проход для контрабанды в Россию. Сочетание высоких тарифов и коррупции создает питательную среду для теневой экономики, несмотря на позитивные установки торговой политики. Например, показатель средневзвешенных комбинированных импортных пошлин и налогов, вводимых для стимулирования отечественного автомобилестроения, может достигать 70% от стоимости автомобиля. 20% поставок автомобилей марки СААБ и Вольво, осуществленных через Калининградскую область, просто исчезли из официальных отчетов в результате представления российскими чиновниками ложной информации. Соответственно, существующие в настоящее время политические установки не гарантируют эффективности применения таких инструментов, как протекционизм и высокие тарифы для поддержки развития нарождающихся отраслей промышленности и сбора доходов. В настоящее время акцент делается на снижении тарифов на автомобили в сочетании с тщательной внутренней чисткой таможенных служб.  В конечном счете формируется единое мнение о необходимости снижения пограничных тарифов. Однако критические потребности бюджета часто губительны для реализации этих намерений.

    Меры защиты торговли

    Россия приняла рамочное законодательство по антидемпингу и компенсационным пошлинам, но пока подготовлены не все необходимые смежные законы. Столкнувшись с рядом антидемпинговых разбирательств в связи с поставками стали из России, российские официальные лица выразили желание провести работу с торговыми партнерами с целью замены антидемпинговых мер на пограничные экспортные ограничения. Однако при установлении этих новых ограничений Россия испытывает следующие трудности: она попадает в законодательные тупики, МВФ рассматривает тарифные уступки в контексте освобождения от долга, ВТО оказывает давление, добиваясь замораживания тарифов на период проведения переговоров о вступлении.  У России есть определенные основания говорить о неразумности требований международных финансовых и торговых организаций. МВФ увязал освобождение от долга с тарифными уступками, но другим государствам «подстилали соломку» без таких условий. Относительно ВТО можно отметить, что текущая политика ориентирована на преобразование нетарифных барьеров в тарифы, которые затем могут быть связаны и снижены, однако российские попытки тарификации находят, очевидно, мало поддержки.

    Россия до настоящего времени мало преуспела в применении защитных мер. Она предприняла попытку ввести квоты на импорт американской водки и этилового спирта и обратилась в соответствии с двусторонним торговым Соглашением к Соединенным Штатам с просьбой о проведении консультаций в связи с применением защитных мер.  В ходе консультаций было определено, что Россия не может представить достаточного обоснования применения защитных мер, и решение об установлении квот было отозвано. Однако Россия продолжает сохранять высокие тарифы и акцизы на импортную алкогольную продукцию. Она ввела систему лицензирования импорта водки и этилового спирта. 

    Торговая политика и внешняя политика

    Поправка Джексона-Вэника, принятая в США в отношении государств с коммунистическим режимом, увязала РНБ, предоставление правительственных кредитов и инвестиционных гарантий с политикой свободы эмиграции. Хотя США предоставили РНБ Советскому Союзу (и, соответственно, России), дух противостояния, сформировавшийся в годы холодной войны, продолжает оказывать влияние на развитие двусторонних политических и торговых взаимоотношений между двумя мощными державами. Запрет со стороны экспортного контроля США на продажу определенных видов военного оборудования и технологий уменьшает возможности России в плане реструктуризации экономической и политической инфраструктуры, даже когда подобное оборудование предназначается для использования в мирных целях.

    Соединенные Штаты приняли законодательство, в соответствии с которым экспортные лицензии на эти товары не предоставляются, что эффективно препятствует продаже американскими производителями России высокомощных компьютеров. Мощные компьютеры необходимы лабораториям, занимающимся ядерными исследованиями и службам охраны окружающей среды, заинтересованным в моделировании программ очистки. Интересным моментом является то, что мощные компьютеры не могут использоваться для проведения ядерных взрывов, скорее они применяются для моделирования взрывов. Взрывы ядерных устройств запрещены в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия, который подписали Россия, США и еще около 140 стран. В качестве альтернативы реальным испытаниям США используют базу данных предыдущих ядерных испытаний, неядерные лабораторные тесты и компьютерное моделирование для поддержания существующих ядерных запасов на надлежащем уровне. Российские официальные лица обозначили свое желание делать то же самое, но не имеют такой возможности из-за отсутствия доступа к соответствующей компьютерной технологии.

    Хотя экспортные лицензии в целом запрещены в соответствии с положениями ГАТТ, ст. XXI допускает изъятие для участника в отношении «действий, которые он считает необходимыми для охраны существенных интересов своей безопасности».  Несмотря на то, что довольно трудно объяснить, почему в целях защиты Соединенных Штатов необходимо воспрепятствовать проведению Россией моделирования, ограничение по соображениям национальной безопасности является одним из тех действий, с которыми ВТО мало что может сделать, если участник прибег к нему. Этот анахронизм не только носит дискриминационный характер, но и препятствует процессу восстановления экономики России. Бесчисленные технологии от Интернета до кухонной утвари с тефлоновым покрытием разрабатывались первоначально в военных целях. Ранее экспортные лицензии были необходимы для продажи российским военным и гражданским пользователям того, что потом рассматривалось как обычные персональные компьютеры в Северной Америке. Ход развития законодательства не совпадает с ходом технологического развития. Соответственно, Запад поддерживает монополию на жизненно важные производственные и инструментальные технологии, другие же либо должны обходиться без них, либо приобретать необходимые технологии незаконным путем.

    Присоединение

    Дискриминационный подход со стороны западных государств и организаций создает ряд барьеров на пути к реструктуризации инфраструктуры российской экономики. Кроме того, что уже существуют проблемы, являющиеся следствием внутренних политических потрясений и увеличивающегося долга, путь, который России необходимо пройти, чтобы вступить в международное торговое сообщество, чреват столкновением со многими проблемами. Одной из специфических сложностей, касающейся торговли товарами, является то, что Россия оказалась в тисках парадоксальной ситуации: будучи зависима от таможенных поступлений для финансирования государственных расходов, она в то же время должна снижать тарифы для расширения рынка. Слабость законодательной и административной структур не позволяет России в полной мере воспользоваться преимуществами инструментов ВТО. Например, отсутствие национального механизма, позволяющего точно определить, имеет ли место демпинг и следует ли прибегать к защитным мерам, порождает необходимость рассчитывать на такие менее удовлетворяющие инструменты, как импортные лицензии и технические барьеры для преодоления вредных для торговли последствий. Этот уровень защиты увековечивает неэффективность и мало стимулирует развитие национальной конкурентоспособности.

    По этим проблемам России и ВТО необходимо вести активный диалог для облегчения перехода к эффективной, основанной на рыночных правилах экономике. Возможности ВТО и ее постепенный гибкий подход помогут разрядить исторически сложившуюся напряженность в продвижении к новым отношениям. Помощь в реализации потенциала стран с переходной экономикой является объективным и важным компонентом построения универсальной торговой системы. Хотя присоединение является ключевым вопросом повестки дня, слишком быстрое продвижение, без настаивания на проведении необходимых реформ, наносит вред целостности мировой торговой системы и перспективам экономики России и других стран с переходной экономикой, которые следуют примеру России.

    Россия на международном рынке товаров

    Россия подала заявку на присоединение к ГАТТ. Российское Правительство передало странам-участницам Меморандум о внешнеторговом режиме России. Через четыре года закончился первый, информационный этап в процессе присоединения России к ВТО.

    В течение этого значительного периода тщательно изучалась система внешнеэкономического регулирования России, происходило ознакомление с различными сторонами ее хозяйственной системы, которые представляют интерес для потенциальных торговых партнеров.

    Длительность этого первоначального периода присоединения объективно обусловлена. Значительное влияние оказала нерешенность российских внутриэкономических проблем, политическая нестабильность. Кроме этого, начало присоединения России пришлось на процесс преобразования ГАТТ в ВТО.

    Перейдя на следующий, качественно новый этап, Россия стала переводить переговоры об условиях ее членства в ВТО. Вырабатывается консолидированная переговорная позиция нашей страны по всей проблематике ВТО, которая предполагает как взвешенный подход к запросам наших будущих партнеров по переговорам, так и урегулирование в контексте присоединения имеющихся проблем по доступу российских товаров и услуг на рынки стран — членов ВТО. Однако за это Россия будет вынуждена заплатить открытием своего внутреннего рынка. При этом необходимо сохранить возможность защиты национальных производителей от недобросовестной конкуренции.

    Практически по всем сферам деятельности ВТО основные члены этой организации, каковыми являются США и ЕС, выдвигают требования к российской стороне. Цель партнеров по переговорам — снижение уровня наших ввозных барьеров до величины, принятой в ВТО, с целью открытия отечественного рынка для импорта и максимальной либерализации торгового режима, сокращение субсидирования отдельных отраслей. Торговые партнеры России требуют также упрощения норм и процедур, которые связаны с техническими барьерами в торговле и санитарными нормами.

    Никоим образом не оспаривая необходимости вступления России в ВТО, следует отметить, что мы не готовы одномоментно либерализовать свой рынок и открыть его сразу для зарубежных товаров и услуг по причине незащищенности ряда секторов национальной промышленности от более дешевого и качественного импорта.

    Наиболее сложными будут переговоры о тарифной политике в отношении промышленных товаров, о мерах по поддержке сельского хозяйства, доступе в сферу услуг.

    Рассмотрим первый из названных вопросов.

    Тарифная политика в отношении промышленных товаров

    Для ведения конкретных переговоров с потенциальными торговыми партнерами России необходима выработка концепции промышленной политики. Основные принципы и направления структурной перестройки были в общих чертах сформулированы в среднесрочной программе правительства. Сейчас работа над концепцией промышленной политики возобновилась. В ее основе лежит необходимость интенсивной структурной перестройки российской! экономики, которая позволила бы повысить ее технологический уровень и создать конкурентоспособные на мировом рынке производственные комплексы.

    К основным методам промышленной политики относятся дифференцированные импортные тарифы, временные защитные меры в рамках, допустимых нормами ВТО.

    На данном этапе тарифное регулирование превращается в важнейший инструмент воздействия на структуру экономики.

    РФ в переходный период присоединения к ВТО должна стремиться защитить от иностранной конкуренции тарифными методами:

    —           новые отрасли, находящиеся на раннем этапе становления, но перспективные с точки зрения конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынках. Необходима разработка комплексных программ развития этих отраслей, частью которых явилась бы тарифная политика, обеспечивающая защиту от иностранной конкуренции. Имеются в виду высокотехнологичные производства, включая продукцию в сфере ядерных, лазерных и биотехнологий, производство новых материалов ит. д.;

    —           отрасли, отсталые в техническом отношении, неконкурентоспособные на внутреннем и внешнем рынке, переживающие процесс структурной перестройки. Это старые, традиционные отрасли, быстрое свертывание которых чревато тяжелыми социальными последствиями, к тому же определенный уровень обеспечения продукцией этих отраслей необходимо поддерживать в интересах национальной безопасности. Это ряд отраслей машиностроения, легкая и пищевая промышленность, сельское хозяйство.

    Принципиально важным в связи с вышеизложенным является вопрос оценки эффективного уровня таможенной защиты. Расчет эффективных ставок таможенных пошлин требует сбора и обработки информации об издержках производства в национальном масштабе и по различным регионам, о структуре потребления сырья, комплектующих изделий и др. Необходимы расчеты конкурентоспособности продукции по каждой товарной позиции ВЭД (а их почти 11 тысяч). Это чрезвычайно трудоемкая работа, сделать которую еще предстоит.

    Российский импортный таможенный тариф должен, во-первых, соответствовать современным международным стандартам, во-вторых, выполнять задачи структурного регулирования экономики.

    Современная Товарная номенклатура ВЭД  соответствует международной практике, но недостаточно отражает потребности тарифного регулирования российской экономики. Очевидно, следует усовершенствовать эту номенклатуру таким образом, чтобы любая тарифная позиция была однозначно определена одним указанием кода ТН ВЭД. Номенклатура должна быть приспособлена к определению любой разновидности любого производимого в России и ввозимого в нее товара. Дифференциация тарифа является необходимым условием совершенствования структурного регулирования. Дифференцированный подход к оценке конкурентоспособности каждого товара необходим также и потому, что протекционистская защита от импорта далеко не ограничивается мерами таможенной политики. Существуют другие эффективные средства торговой защиты — количественные ограничения импорта, субсидии, компенсационные меры и пр.

    Однако все необходимые преобразования требуют определенного времени. На нынешнем этапе Россия приступила к переговорам по уступкам в области торговли промышленными и сельскохозяйственными товарами. Будущие партнеры по Всемирной торговой организации были ознакомлены с нашей позицией по таможенным тарифам. Каждая страна, вступившая в ВТО, обязана «стремиться к устранению любых торговых барьеров», но имеет право (и им пользуются все страны — члены ВТО) сохранять ограничения доступа на национальный рынок товаров и услуг. В ходе переговоров по тарифным уступкам согласовываются так называемые связываемые позиции. «Связывание» на согласованном уровне будет являться платой за присоединение к ВТО. Хотя уровни связывания напрямую не касаются изменений действующих ставок импортных пошлин, их роль чрезвычайно важна. Они представляют собой контуры тарифной политики России. Наши торговые партнеры постараются максимально снизить в ходе переговоров уровень тарифов по «связываемым» позициям для улучшения своего торгового режима, доступа на российский рынок.

    Следует отметить, что предложения, которые были переданы Россией, исходят из более высокого уровня таможенной защиты, чем существующий сегодня. Это создает некий «переговорный запас» для последующего ведения переговоров.

    Отличие структуры таможенных тарифов стран — членов ВТО так же является «запасом» для ведения переговоров. России необходимо в рамках переходного периода присоединения к ВТО защитить свою обрабатывающую промышленность. Такую возможность дает предлагаемый Россией более низкий уровень связывания тарифов по сельхозпродукции (группы 124 ТН ВЭД) относительно таможенных барьеров, применяемых в странах — членах ВТО.  Эти предложения, обоснованные нашими специалистами, создают резерв, который может явиться предметом размена с целью создать более защищенные рубежи для российской обрабатывающей промышленности на время ее восстановления.

    Таможенный тариф может выполнять регулирующую роль и в условиях снижения общего уровня таможенного обложения. Для этого нужно поддерживать необходимый уровень тарифной эскалации (разрыва между пошлинами на сырье и готовую продукцию), обеспечивать высокий уровень дифференциации тарифа, снижать пошлины па ввоз разных товаров в разной степени.

    По результатам Уругвайского раунда ГАТТ, средние ставки тарифа на готовые промышленные изделия в странах — участницах соглашения в среднем почти в восемь раз превышали аналогичные ставки на ввозимое сырье. В России по ныне действующим ставкам разрыв между сырьем и готовой продукцией всего 2, 4 раза. Таким образом, принцип эскалации тарифа в рамках российских предложений не использован надлежащим образом.

    Основной принцип формирования российской переговорной позиции исходит из того, что при вступлении в ВТО ее международный торговый режим должен улучшиться.

    Хотя в настоящее время средневзвешенные пошлины на промышленные товары в России остаются достаточно высокими — 14% (в ряде случаев — 30%) против принятого в ВТО среднего уровня в 57%, огульное снижение отечественных импортных тарифов представляется преждевременным. Став членом ВТО, Россия уже практически не сможет ухудшить свой торговый режим, двигаться можно будет только в сторону либерализации. Поэтому на неприемлемых для себя условиях Россия вряд ли будет вступать в ВТО.

    В соответствии с регламентом и правилами ВТО в мировой торговой практике широко применяется целый арсенал других, часто более эффективных средств торговой защиты — количественные ограничения импорта, компенсационные меры, антидемпинговые пошлины. Среди них особое место занимают антидемпинговые меры, поскольку их применение особенно расширилось в последние годы. Эффективность их тем более высока, что возбуждение дела по поводу конкретного товара способно привести к прекращению торговли им.

    Антидемпинговые меры

    Как уже было отмечено выше, антидемпинговые меры относятся в общем плане к защитным мерам. Они применяются против тех, кто нарушая основы справедливой торговли, разворачивает наступление против своих конкурентов, занижая цену товара (демпинг). Под демпингом понимается продажа товаров на рынке страны-импортера по ценам, которые ниже цен продаж того же товара на собственном рынке страны-поставщика.

    На практике, однако, бывает трудно определить, кто ведет реальное массированное наступление на конкурентов — гот, кого больше обвиняют в демпинге, или тот, кто прибегает к таким обвинениям.

    Борьба стран-импортеров против демпинга имеет достаточно длительную историю. По мере распространения идеологии свободной торговли постепенно стали выявляться попытки упорядочить меры против ввоза товаров по заниженным ценам, придать им организованный и мотивированный характер. В Канаде был принят закон против демпинга. США включили ряд аналогичных положений в Закон о тарифе, принят специальный антидемпинговый закон.

    Осуждение демпинга было включено в CT.VI ГАТТ. Сделана попытка международной регламентации применения антидемпинговых мер. Детально проработанные правила использования антидемпинговых мер, разрешенных CT.VI, включены в качестве составной части в пакет соглашений ВТО.

    На протяжении последних 15-20 лет антидемпинговые пошлины стали широко использоваться как один из методов борьбы на мировом рынке. Количество принятых антидемпинговых мер утроилось. Законодательство США, ЕС было пересмотрено в сторону включения более жестких норм, разрешавших использовать антидемпинговые меры. Обоснованность их использования во многих случаях весьма сомнительна. Так, например, страны ЕС пытаются оградить своих производителей текстиля, обуви, электронной техники и химикатов от наплыва дешевых товаров из-за рубежа.

    Для того чтобы упорядочить применение антидемпинговых мер ВТО осуществляет переговоры о согласовании правил международной конкуренции. Организации импортеров промышленно развитых стран требуют учета интересов не только производителей, но и потребителей товаров, становящихся предметом разбирательства.

    Проблема торговых ограничений непосредственно затрагивает интересы России. Важным направлением торговой политики государства является борьба за ликвидацию прямых и скрытых дискриминационных ограничений, которые используют по отношению к российским товарам другие государства.

    К ним относятся:

    •             антидемпинговые процедуры, игнорирующие конкурентные преимущества России;

    •             затрудненный доступ на рынки высоких технологий (например, космические запуски грузов российскими носителями);

    •             ограничения на поставки в Россию передовых технологий;

    •             различные нетарифные барьеры.

    По некоторым расчетам, Россия по степени дискриминации находится на втором месте в мире после Китая. Совокупные потери, которые она несет в результате ограничительных мер против ее экспорта, составили почти 2 млрд. долл. Наиболее чувствительные потери несут экспортеры текстиля и стали, которые в случае снятия импортных квот могли бы увеличить свои поставки в пять раз.

    Чаще всего используются антидемпинговые меры. В том числе специальные антидемпинговые пошлины на импортируемые товары, которые продаются по цене ниже внутренней цены страны экспортера. Потенциальная угроза процедуры разбирательства в состоянии отпугнуть импортеров российской продукции, поскольку в случае подтверждения факта демпинга именно они должны уплатить пошлину.

    Одной из актуальных на сегодняшний день проблем является то, что Россия не признана в качестве страны с рыночной экономикой. Этот факт дает основание рассматривать ее экономику как единое предприятие и применять торговые ограничения не к отдельным экспортерам, а распространять их на весь российский экспорт соответствующего товара. При проведении антидемпинговых расследований в отношении России наши торговые партнеры не учитывают уровень издержек на российских предприятиях и фактические цены российского рынка. Они рассчитывают их искусственно, учитывая внутренние цены других стран, выбирая наименее выгодные для нас варианты.

    В результате Россия лишена возможности использовать имеющиеся у нее конкурентные преимущества — значительные запасы природных ресурсов и дешевую рабочую силу. По мнению экспертов представительства России при ЕС, придание России статуса страны с рыночной экономикой — позволяет закрыть 13-14 из действующих 15 антидемпинговых процедур против России в ЕС. Возможно, что именно по этой причине России долгое время отказывали в статусе страны с рыночной экономикой. Комиссия ЕС рекомендовала Совету министров ЕС дать России этот статус, и он частично был предоставлен.

    Вместе с положительными результатами, которые влечет за собой вступление России в ВТО, это может быть сопряжено и с определенными потерями. Прежде всего, Россия должна будет открыть свой рынок для товаров из других стран. Существуют проблемы с возможностью выполнения соглашения ВТО о государственных закупках.

    Вряд ли готовы, например, авиастроители к полной отмене государственных субсидий отечественному производству. При этом в соответствии с другим соглашением импортные пошлины на авиатехнику должны быть отменены. Не вполне готова Россия и к открытию рынка услуг. Переговоры с партнерами по торговле услугами — третий, завершающий элемент присоединения к ВТО, к тому же и самый трудный по многим причинам.

    Незначительными оказываются возможности России воздействовать на формирование правил мировой торговли, в объеме которой на Россию приходится всего лишь около 1%.

    Большую работу необходимо проделать для обеспечения соответствия между отечественными и международными механизмами регулирования внешнеэкономических связей.

    Получение Россией преимуществ от вступления в ВТО весьма спорно и по другой причине. Дело в том, что поправка «Джексона-Вэника», принятая в 70-е годы в США к закону о торговле, сохраняет свое действие и сегодня. Каковы бы ни были переговорные возможности России, она может оказаться членом ВТО с ограниченными правами. В соответствии с этой поправкой США могут не предоставлять другим странам (в том числе и России) режим наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле, если там имеет место нарушение прав человека, препятствуя свободному выезду граждан из страны.

    Эта поправка действовала в отношении СССР и сейчас в более мягкой форме применяется к России. Процедура предусматривает необходимость ежегодного принятия решения Президентом США о предоставлении России РНБ после консультаций с конгрессом. Отменить поправку можно только решением конгресса. Пока оно не принято, США вправе объявить о непредоставлении России РНБ в полном объеме в момент ее присоединения к ВТО. Так, США недавно отказались распространить РНБ на недавно вступивших в ВТО Монголию и Киргизию, а также Грузию. В связи с вышеизложенным Россия пока не может рассчитывать на безоговорочное предоставление ей режима наибольшего благоприятствования.

    Итак, создание и развитие современной торговой системы требует определенного времени и длительной скрупулезной работы многих заинтересованных сторон.



    тема

    документ Основные группы оффшорных зон
    документ Роль свободных экономических зон в мировой экономике
    документ Специальные экономические зоны в России
    документ Формирование новых мировых валютных зон
    документ Финансы организации



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Цены на топливо в 2019 году
    Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
    Индивидуальный инвестиционный счет в 2019-2020 годах
    Новые льготы и выплаты с 2020 года
    Как получить квартиру от государства в 2019 году
    Компенсация покупок государством в 2019 году
    Получить деньги на бизнес от государства в 2019 году
    Вещи, которые можно получить бесплатно в 2019 году
    Бухгалтерские изменения в 2019 году
    Налоговые изменения в 2019 году
    Изменения для юристов в 2019 году
    Изменения для ИП в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Возврат налога в 2019 году
    Отчетность ИП в 2019 году
    Бухгалтерский учет в 2019 году
    Бухгалтерская отчетность в 2019 году
    Изменения в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты