Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Полезные статьи » Мир как большая деревня

Мир как большая деревня

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором

Мир как большая деревня

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

  • Новое как хорошо забытое старое: о чем нас предупреждали умные люди
  • Подтвердились ли прогнозы мудрецов прошлого?

    Новое как хорошо забытое старое: о чем нас предупреждали умные люди

    Сравнение современного мира с большой деревней принадлежит известному канадскому социологу, специалисту в области массовых информационных процессов Маршаллу Маклюэну. Ныне эта метафора стала привычной, поскольку не требуется особых исследований, чтобы доказать, что в сегодняшнем мире благодаря радио и телевидению, факсимильной и электронной связи событие, происшедшее в одном уголке земного шара, при необходимости немедленно становится известным всей планете, как раньше в деревне, а может быть, даже быстрее.

    Последователи Маклюэна даже утверждали, что именно средства массовой коммуникации свернули мир до размеров деревни, тем самым выдавая явление за сущность. Она же состоит в том, что возросла взаимозависимость людей на планете, уплотнились внутренние связи человечества благодаря развитию экономики, всемирного хозяйства. Именно этот процесс породил и сами средства массовой коммуникации. Несколько упрощая суть дела, можно сказать, что телевидение и радио появились не столько для того, чтобы сообщить широкой общественности о какой-либо катастрофе или экзотическом событии, заменив тем самым деревенскую сплетницу, сколько для того, чтобы держать участников экономических отношений «в курсе» относительно курсов валют и акций.

    Основные события в сегодняшнем мире  это события в области экономики. И, как теперь видно, они сами зависят от массы событий, на первый взгляд ничего общего с экономикой не имеющих: ростом или утратой доверия к политическому деятелю, репутацией, «добрым (или плохим) именем» корпорации, слухами, инфляционными ожиданиями и многими другими психологическими, неосязаемыми явлениями, которые, тем не менее, мгновенно приобретают весьма ощутимое материальное выражение.

    Казалось бы, ну что рядовому россиянину до того, что британское правительство решило не запасать более золото, а продать значительную его часть на мировом рынке? И тут обнаруживается, что массовая продажа золота ведет к сильному снижению его цены. Оно в свою очередь при простом пересчете сокращает финансовый размер нашего золотого запаса, что снижает оценку нашей платежеспособности, ведет к повышению ставок международных кредитов, снижает возможности получения займов, заставляет правительство печатать «пустые» деньги, вызывает инфляцию, повышение цен на товары и услуги. И вот уже «простой человек», который и газетой не читает, быстро ощущает свою связь с решением британского и прочих правительств, платя в кассу заметно больше, чем он платил вчера. Стремясь уберечь свои скромные накопления от инфляции, он бежит в обменный пункт, покупает валюту, чем повышает на нее спрос, ее цена растет, от этого растет цена импорта и т.д. по всей цепочке экономических зависимостей и связей. Теперь наш гражданин начинает прислушиваться к новостям экономики и интересоваться дальнейшими шагами не только своего, но и других правительств, надеясь заранее подготовиться к изменению «экономической конъюнктуры»  теперь уже более понятного явления и термина.

    Продолжим этот пример и обратимся к товарам. В современном мире все труднее становится определить, какой национальности товар. Южнокорейская автомашина может быть собрана в Узбекистане с помощью немецких инженеров, французских и китайских техников, руками не только узбекских, но и русских рабочих, привезена к месту продажи голландским трейлером и т.д. до бесконечности. В настоящее время более 40%, почти половина, товаров и услуг в мире производится смешанными, совместными фирмами, транснациональными корпорациями, и эта цифра растет. Ежедневные финансовые потоки переносят из одного конца мира в другой триллионы  долларов, минуя все национальные границы, которые пока продолжают существовать для физически ощущаемых, «объемных» вещей. Но уже сейчас технологическую программу их изготовления можно передать по электронной почте, этой действительно «всемирной паутине».

    Сейчас уже ни одной стране в мире не под силу реформировать свою экономику, поднять ее конкурентоспособность без включения во всемирное производство, без участия в международном разделении труда. Только в этом случае она может уравновесить свой экспорт и импорт. Но для реформ нужны средства, и если внутри страны их нет, их надо привлечь извне, оттуда, где их много. А для этого надо сделать условия привлекательными для внешних инвесторов. И тут опять появляются совсем не экономические факторы: стабильность строя, предсказуемость политики, отношение общественного мнения, психологический климат и многие другие, которые учитываются при подсчете индексов инвестиционного риска, известных всему миру. Среди этих факторов первейшее значение в последнее время приобрел фактор хозяйственной и деловой культуры, фактор совместимости разных культур в процессе растущей интернационализации экономики.

    Разумеется, существует теоретическая возможность попытки замкнуться в своих границах, но практически сейчас даже такая страна, как Россия, сделать это не в состоянии. А главное, это не нужно. Напротив, необходимо как можно активнее искать свое место, свою нишу, свою специализацию в мировом хозяйстве, становиться незаменимой частью глобальной экономики. Но для этого в первую очередь надо знать «устав монастыря», в который мы вступаем. На, может оказаться, не всем его обитателям подходит. Придется пересмотреть свое отношение ко многим вещам, которые кажутся нам вполне естественными и соответственно правильными.



    Возьмем претензии зарубежного инвестора на определенную долю прибыли и его требование отчитываться за каждую копейку инвестированных им средств, стремление контролировать их расходование. «Помилуйте,  можно услышать от удивленного и оскорбленного в своих лучших чувствах российского бизнесмена,  мне нужны деньги, а не начальник. Вы дали деньги? На том спасибо! В остальном я уж как-нибудь сам. Так что вы свободны». О том, что это наша традиционная позиция по отношению к иностранным инвесторам, свидетельствует такой знаток российской экономики, как один из лучших ее министров финансов С. Витте. Вот что он говорит по этому поводу в своих мемуарах: «Собственно говоря, никто не препятствовал тому, чтобы иностранные деньги на различные предприятия к нам шли, но наивно желали, чтобы иностранные деньги шли, но чтобы распоряжались этими деньгами россияне, и распоряжались, не имея в деле никакого интереса, со свойственным русским людям новейшей формации денежным распутством.

    С одной стороны, тенденция эта шла от крупных русских промышленников, которые вообще не желали иметь в России в различных промышленных производствах конкурентов.

    С другой стороны, эту мысль  препятствовать водворению в России иностранных капиталов постольку, поскольку они связаны с иностранцами,  поддерживали все лица, входящие в торговлю и промышленность, после того, как они профершпилились (проигрались.  П. Ш ).

    Этот контингент людей в большинстве случаев составляет наше дворянство».

    Тем не менее, несмотря на все препоны, иностранный капитал, действие которого в экономике тот же С. Витте сравнивал с мышьяком  лекарством вредным, но в отсутствие иного все же лекарством, к 1913 г. уже составлял 40%. Не менее важным, чем финансовые вливания в российскую экономику, было культурное влияние, привнесение в российскую деловую культуру международных или просто более продвинутых стандартов делового поведения. Новая волна иностранных предпринимателей как бы подхватила древнюю традицию Ганзейского союза, продолжив историю контактов Западной Европы с Россией. Только на этот раз полем деятельности стал не только Новгород.

    В золотую книгу российского торгово-промышленного мира навечно вписаны имена немцев Г. Сиверса, Р. Лангезипена, Э. Тильмана, Г. Ланге; шведов Нобелей, француза Г. Брокара, англичанина В. Буклея, американца В. Смита и многих других выдающихся иностранцев, внесших большой вклад в развитие торговли и промышленности России.

    Разумеется, были в этой волне и жулики, и аферисты, но они, мало отличаясь от отечественных проходимцев, не оставили заметного следа. Зло однообразно и безлико везде.

    Сейчас контакты возобновлены. В России, несмотря на все мыслимые и немыслимые повороты на пути от командно-административной экономики, действовало совместное предприятие. И только один этот факт требует обращения к проблемам взаимодействия разных деловых культур. Но и российские деловые люди, пусть в значительно меньшем количестве, начинают осваивать международный рынок. Им тоже необходимо знать «чужой устав», принятые нормы делового поведения, причем не на уровне внешних правил этикета, а на гораздо более глубоком, морально-психологическом, уровне.

    Это становится все более и более необходимо, поскольку эйфория на Западе в отношении деловых контактов с представителями России уступила место горькому разочарованию. Как это часто бывает в таких случаях, психологический маятник качнулся в противоположную сторону. Теперь русский бизнес чаще описывается как «мафиозный», а его деловая культура как «таежный менеджмент». Таким образом, перед российским деловым сообществом стоит огромной важности задача: опровергнуть, развенчать этот стереотип, сформировать репутацию порядочных, надежных и компетентных партнеров. Для этого надо знать, во-первых, как мы выглядим в глазах представителей других культур; во-вторых, что они из себя представляют; в-третьих, что известно из практического опыта реального взаимодействия российской и иных деловых культур. Этим вопросам и будет посвящен данный раздел.

    Но прежде необходимо выяснить, какая сила и в каком направлении движет вперед этот процесс смешения и взаимодействия культур, так ли он неизбежен. Оказывается (и так часто бывает в истории), многие из современных нам событий  свертывание мира в большую деревню, возрастающая взаимозависимость национальных экономик, формирование глобальной, общечеловеческой (в том числе и деловой), культуры  были предсказаны выдающимися мыслителями прошлого. Просто, как столь же часто бывает, человечество отнеслось к их прогнозам и предупреждениям как домыслам людей, далеких от практики и посему ничего в ней не понимающих. Человечеству казалось, что оно знает «как лучше», поскольку привыкло судить по тому, что уже есть в наличии, а не по тому, что пока еще мало заметно. Но вот теперь это ранее мало заметное проявилось, поэтому весьма важно знать, о чем предупреждали нас раньше. Нет ли в этих предупреждениях и прогноза относительно нашего будущего?



    Если обратиться к истории философии, то легко заметить, что идея о всеобщей связи всего происходящего с людьми испокон веков пронизывает самые разнообразные теории, как на Востоке, так и на Западе. Это единое начало могло называться разными именами: Космос, Логос, Атман, Дух, Бог и т.д. Нельзя также не обратить внимание на сходство в признании его функций объединять, организовывать, служить общим источником всех проявлений повседневной жизни. На этом стоят все мировые религии. Поскольку речь во всех них идет о начале нематериальном, духовном, то и философы в подавляющем большинстве случаев обращались к мысли как ближайшему проявлению духа. В силу своей специализации они отрывали события в сфере духа от событий земных, в лучшем случае рассматривая их как проявления, демонстрацию нематериальных законов. Экономика, хозяйство как низший, несовершенный уровень существования духа либо попросту игнорировались, либо недооценивались.

    Марксу действительно принадлежит великая заслуга перевертывания этого взгляда «с головы на ноги», как считали марксисты, или «с ног на голову», как считали их оппоненты. Маркс привлек всеобщее внимание социальной науки к значимости экономических процессов, которые в XIX в. уже невозможно было игнорировать. Одновременно в силу ряда причин, о которых Маркс и особенно Энгельс говорили неоднократно, теперь игнорировались внеэкономические, психологические и этические факторы. Поэтому концепция развития человечества была поставлена не «с головы на ноги», а просто переставлена «на другую голову», но общая позиция осталась неестественной, неудобной. Если использовать эту метафору дальше, то для более комфортного положения надо было всей «конструкции» придать горизонтальное положение и заметить при этом, что голову и ноги, находящиеся теперь на одном уровне, соединяет тело. Оно немыслимо без головы и беспомощно без ног, но ни ноги, ни голова немыслимы без тела. Тело и есть культура  третья реальность, синтезирующая в себе и экономику, и дух. Этой новой постановке старой проблемы был специально посвящен первый раздел книги. Поэтому здесь мы остановимся лишь на одном ее аспекте: аргументации в пользу объединения, интеграции, свертывания человечества в единое целое.

    Отметим предварительно, что сама идея человечества как субъекта истории, как родового человека возникла в истории социальной мысли достаточно поздно, всего лишь в XVIII в. н. э„ и поначалу казалась довольно необычной. Идея глобализма тоже вызревала постепенно и оформилась лишь в конце 60-х  начале 70-х годов нашего века.

    За полвека до этого выдающийся русский религиозный философ С. Булгаков выступил со своей идеей трансцендентального субъекта хозяйствования, изложив ее подробно в книге «Философия хозяйства». Надо подчеркнуть, что, как и многие другие выдающиеся русские философы серебряного века, Булгаков прошел этап увлечения марксизмом, знал его хорошо, потом разочаровался и свою теорию сознательно противопоставлял марксизму.

    В основе его теории фундаментальная философская идея: «что знает один, познают многие. Этот один, этот трансцендентальный (всеобщий, выходящий за рамки единичного) субъект знания, есть уже не человеческий индивид, но целокупное человечество...» и далее развивает эту мысль; «Все то, что мы говорили до сих пор о знании и о трансцендентальном субъекте знания, должно быть соответственно отнесено и к хозяйству, и к трансцендентальному его субъекту. Само знание... есть в известном смысле деятельность хозяйственная, поскольку она является трудовою. Практически же оно неразрывно сливается с хозяйством вследствие прагматического характера. Хозяйство не существует без знания, знание есть проективная, моделирующая сторона в хозяйстве; вместе с тем и знание не может обойтись без хозяйства, существует только с ним и в нем, не в смысле материальной, денежной зависимости, но слитности обеих деятельностей. Человек не делает ни одного шага в знании, не совершая его и в практике. Хозяйство есть знание в действии, а знание есть хозяйство в идее. Синтезирующая функция, которая соединяет отдельные акты хозяйства в хозяйство, отдельные акты знания в знание, отдельные деяния человеческих индивидов в историю, в своей основе одна и та же. Как процесс динамический и хозяйство, и знание, и история предполагают единство трансцендентального хозяйства». «Человек, будучи частью природы, до некоторой степени ее продуктом, носит в сознании своем образ идеального всеединства, в нем потенциально заложено самосознание всей природы. В этом самосознании в нем непосредственно проявляется мировая душа, идеальный центр мира, и в этом смысле, как мы уже говорили, природа человекообразна. Каждая человеческая личность потенциально носит в себе всю вселенную...».

     «Хозяйство, понятое достаточно широко, не есть подъяремная работа скота, но творческая деятельность разумных существ, необходимо осуществляющих в ней свои индивидуальные начала, индивидуальности же присуща свобода, даже более, следует сказать, что она и есть эта самая свобода. Если свобода есть творчество, то индивидуальность есть подлинно творческое в нас начало, которое неустранимо и неугасимо и в хозяйстве.

    В хозяйстве творится культура, вся она имеет хозяйственную подоснову, в этом прав экономический материализм (марксизм.  П. Ш.). Он не прав в своем истолковании этой мысли, в которое он в качестве единственно возможной философии экономизма подставляет механистический материализм, соединенный с социальным бентамизмом, и тем самым приводит к абсурду, опошляет глубокую и ценную мысль». «Таким образом, философия хозяйства в своем развитии включает основные проблемы философского сознания, но в центре ее стоит антропология  учение о Человеке. Е1а ее фронтоне написано то самое изречение дельфийского оракула, к которому не может не прислушиваться всякое серьезное и искреннее философствование: познай самого себя, познай себя в мире и в себе познай вселенную».

    «Философия хозяйства имеет по существу дела два лица, из которых одно обращено к философии, другое же  к социальной науке, в частности к политической экономии».

    Убежденность С. Булгакова в потенциально неизбежном объединении мирового хозяйства покоится на еще более фундаментальной идее всеединства, обоснованной великим русским религиозным философом Владимиром Соловьевым. Процитируем лишь один отрывок из его знаменитой статьи «Русская идея», посвященной и поныне актуальной проблеме, так называемого русского особого пути.

    «Раз мы признаем существенное, и реальное единство человеческого рода,  а признать его приходится, ибо это есть религиозная истина, оправданная рациональной философией и подтвержденная точной наукой,  раз мы признаем это субстанциональное единство, мы должны рассматривать человечество в его целом, как великое собирательное существо или социальный организм, живые члены которого представляют различные нации. С этой точки зрения, очевидно, что ни один народ не может жить в себе, чрез себя и для себя, но жизнь каждого народа представляет лишь определенное участие в общей жизни человечества. Органическая функция, которая возложена на ту или другую нацию в этой вселенской жизни,  вот ее истинная национальная идея, предвечное установленная в плане Бога.

    Но если человечество и действительно представляет некоторый большой организм, то не следует забывать, однако, что мы не имеем в данном случае дела с организмом чисто физическим, и следует помнить, что члены и элементы, из коих он состоит,  нации и индивиды  суть существа моральные. А коренное условие морального существа лежит в том, что особая функция, которую оно призвано выполнять во вселенской жизни, идея, которою определяется его существование в мысли Бога, никогда не выступает в качестве материальной необходимости, но только в форме морального обязательства.

    ...Эта идея действует во всех случаях как реальная мощь, она определяет во всех случаях бытие морального существа, но делает она это двумя противоположными способами: она проявляется как закон жизни, когда долг выполнен, и как закон смерти, когда это не имело места».

    «Все это хорошо звучит, скажет атеистически образованный читатель,  но это богословие, мир же существует все-таки по иным, материальным, законам. Что говорит по этому поводу наука?»

    Сошлемся на мнение двух ученых с мировым именем: нашего великого соотечественника  философа и геолога Владимира Вернадского и не менее знаменитого француза  пале антрополога Пьера Тейяра де Шардена.

    В «Заметках натуралиста», подводя итог своей многогранной научной деятельности, Вернадский приходит к краткому и фундаментальному выводу, основанному на глубочайшем знании физической истории нашей планеты: «Закон единения человечества  естественный закон», т.е. закон природы. Вернадскому же принадлежит приоритет идеи ноосферы, появления логического уровня регуляции жизни людей, уже не в виде духа (о чем твердили все религии мира), а в виде своеобразной сферы идей, окутывающей всю планету. Если бы Вернадский дожил до эпохи «всемирной паутины», он бы увидел, как материализуются его гипотезы.

    Тейяр де Шарден, член ордена иезуитов и выдающийся антрополог, которому принадлежит слава открытия синантропа (первобытного китайского человека), был отлучен от католической церкви ее иерархами за излишне материалистическую, по их взглядам, книгу «Феномен человека». Эта книга читается как жизнеутверждающий гимн человеку и человечеству. В первых строчках своей бессмертной книги, основанной, так же как и у Вернадского, на строго научных наблюдениях, Шарден утверждает: «Существовать полнее  это все больше объединяться: таково резюме и итог данного произведения». В заключительной части книги он констатирует и предупреждает: «Двойной кризис, уже всерьез начавшийся в неолите и приближающийся к своему максимуму на нынешней Земле, прежде всего, связан, об этом уже говорилось, с массовым сплочением (с “планетизацией”, можно бы сказать) человечества: народы и цивилизации достигли такой степени периферического контакта, или экономической взаимозависимости, или психической общности, что дальше они могут расти, лишь взаимопроникая друг в друга...

    Напрасно мы стремимся, не изменив наших привычек, урегулировать международные конфликты путем исправления границ или превратив в развлекательный “досуг” высвободившуюся активность человечества. Судя по ходу вещей, мы скоро сплющим, друг друга и что-то взорвется, если мы будем упорствовать в стремлении растворить в заботах о наших старых лачугах материальные и духовные силы, отныне скроенные соразмерно миру».

    Словам В. Соловьева более 100 лет, словам Тейяра де Шардена  более полувека. И о том, что это были вещие слова, свидетельствует уже более близкая нам история, «мега-тренды» ее развития. Ни один современный ученый, будь он атеист или глубоко верующий человек, не возьмется оспаривать правоту предтечей глобализма. Литература по этой проблеме обширна, споры, как всегда, разнообразны.

    Применительно к теме книги нас интересует, подтверждаются ли сегодня идеи связи хозяйства и духовных основ общества, экономики и этики, взаимосвязи национальных и мировой экономик, важности специализации отдельных экономик как отдельных частей единой международной системы, какова роль деловой культуры в этом процессе и, наконец, возможна ли некая единая деловая культура?

    Подтвердились ли прогнозы мудрецов прошлого?

    Так же как и в предыдущей части этой главы, мы будем опираться на мнения экспертов. В связи с недостатком пространства обозначим схематично основные позиции, по поводу которых в настоящее время нет особых разногласий.

    Вывод первый. Идея трансцендентального (мирового) субъекта хозяйствования стала реальностью.

    Доказательства помимо тех, которые приводились в предварительных замечаниях к разделу, таковы:

    •          Усиление процесса региональной интеграции и рост взаимозависимости крупных региональных организаций (стран Тихоокеанского региона, Европейского союза, стран Западного полушария) при всей конкуренции между ними.

    •          Возрастание роли ведущих государств мира («семерки» и «восьмерки») в координации усилий мирового сообщества при решении глобальных проблем.

    •          Обострение самых глобальных проблем: экологии, коррупции, организованной преступности, наркомании и признание принципиальной невозможности решить их только на национальном уровне,

    •          «Проводимость» изменений и событий в регионах мира по всей цепочке зависимостей (пример: азиатский кризис).

    Вывод второй. Все больше подтверждается справедливость идей С. Булгакова и В. Соловьева о смещении центра проблем экономики в сторону человека, превращения человека в меру всех экономических процессов. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с эволюцией взглядов в области менеджмента, организационного поведения и управления персоналом.

    Вывод третий. Подтвердилась идея В. Соловьева и С. Булгакова о значении морального фактора в развитии человечества и отдельных стран. Среди самих проблем человека на первый план в экономике выдвинулась проблема морального измерения хозяйствования, этики бизнеса на всех уровнях: международном, национальном, организационном.

    Вывод четвертый. Явью стало предупреждение Тейяра де Шардена о том, что процесс интеграции человечества идет параллельно с процессом его дифференциации, что наряду с силами центростремительными действуют и центробежные силы, которые могут взорвать или разорвать человечество. Подтверждение этому можно найти на страницах любой газеты в любой стране в любое время: войны и конфликты, торговые, этнические, культурные.

    В ситуации диалектического противоречия между дифференциацией и интеграцией принципиально важным становится вопрос о сочетании, совместимости, взаимодействии отдельных, цивилизационных, национальных культур. Внутри же этой проблемы центральной стала проблема перспективы, исхода, конечного результата этого драматического противостояния: тенденции к унификации, обезличивания, с одной стороны, и природно-обусловленного стремления социальных общностей сохранить свое лицо, свою социокультурную индивидуальность  с другой.

    В последнее десятилетие эта достаточно старая проблема получила новое звучание именно в связи с экономическими интеграционными процессами. Она предстала как проблема роли культуры в обеспечении конкурентоспособности страны. Напомним, что именно так она рассматривалась в уже цитированном выше фундаментальном международном исследовании «Идеология и экономическая конкурентоспособность». От ее решения зависит судьба не только экономики отдельной страны, но и ее политического устройства, ее положение в мире. Вот что говорит по этому поводу видный американский экономист и бывший министр труда в администрации Клинтона Роберт Райх в своей книге «Работа наций»: «Мы проходим через преобразования, которые перестроят политику и экономику будущего века. В нем не будет национальных продуктов или технологий, национальных корпораций, национальных отраслей промышленности. Не будет больше национальных экономик, по меньшей мере, в нашем сегодняшнем понимании. Все, что сохранится в национальных границах, будут люди, составляющие нацию. Основным капиталом каждой страны будут ее граждане с их умом и умениями.

    Важнейшей политической задачей каждой страны будет совладение с центростремительными силами глобальной экономики, которые разрывают связи между гражданами, еще больше одаривая самых умелых и талантливых из них и унося за черту бедности наименее одаренных».

    Можно только согласиться с Рейхом в том, что такие преобразования происходят. Надо только добавить, что полем, где осуществляются эти преобразования, служит бесконечная сеть бесчисленных взаимодействий между субъектами экономического процесса во всем мире. Для реальных людей она осуществляется в контакте деловых культур, гладком и относительно беспроблемном между представителями одной культуры, трудным и порой весьма конфликтном  между носителями разных культур.

    Ниже мы попытаемся показать, что единственной возможностью решить труднейшую проблему сочетания двух диалектически противоположных тенденций оптимальным образом является усиление этической основы делового взаимодействия.

    Об этом свидетельствуют большинство фактов, обобщенных в последние годы на таких, например, крупных международных форумах, как Первый Всемирный конгресс «Бизнес, этика и экономика» (Токио), обострение внимания к коррупции как барьеру на пути развития здоровой экономики. Об этом же свидетельствует и анализ проблем российской деловой культуры, возникающих при ее вхождении в международный рынок.

    Рассмотрев их, мы заметим, как и на этом уровне столь же справедливыми оказываются прогнозы наших великих соотечественников, подтверждаемые современными мудрецами.

    Мы подойдем к ним по аналогии с анализом взаимодействия между двумя индивидами. До своей реальной встречи они уже что-то знают друг о друге, готовы к тому или иному поведению. Затем они вступают в контакт, начинают и ведут переговоры, что-то делают вместе, часто обнаруживая ошибочность или неточность некоторых своих ранее сложившихся взаимных представлений, преодолевают непонимание, разрешают конфликты и, наконец, налаживают (или не налаживают) прочное деловое сотрудничество.



    тема

    документ Духовная культура
    документ Информационная культура
    документ Корпоративная культура
    документ Культура и цивилизация
    документ Культура общения

    Не забываем поделиться:



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • важное

    Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
    Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
    Дефолт в России в 2020 году
    Предоставление кредитных каникул в 2020 году
    Девальвация рубля в 2020 году
    Как получить квартиру от государства в 2020 году
    Не стоит покупать доллары в 2020 г.
    Как жить после отмены ЕНВД в 2021
    Изменения ПДД с 2020 года
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году


    ©2009-2020 Центр управления финансами.