Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка 2018

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Предпринимателю » Сущность иностранных инвестиций

Сущность иностранных инвестиций

Сущность иностранных инвестиций

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

  • Проблема открытости национальных экономик в условиях глобализации
  • Понятие иностранных инвестиций и их классификация
  • Субъекты инвестиционной деятельности
  • Характер, объемы и динамика иностранных инвестиций в процессе осуществления российских экономических реформ

    Проблема открытости национальных экономик в условиях глобализации

    Любая национальная экономика в той или иной степени связана с внешним миром. Формы этих взаимосвязей весьма разнообразны и могут иметь различную степень интенсивности: от простого товарообмена при ограниченной номенклатуре товаров до всестороннего обмена не только товарами, но и капиталами, и активной совместной экономической деятельностью. В зависимости от этой степени разнообразия и интенсивности каждая из экономик может быть отнесена к открытым, ограниченно открытым и закрытым от внешнего мира. Практика при этом показала, что уровень открытости экономики страны напрямую зависит от уровня свободы предпринимательской деятельности внутри этой страны.

    Рассматривая с этих позиций экономику России, следует сказать, что до начала радикальных экономических реформ ее, как и экономики других союзных республик в составе СССР, следует отнести к типу ограниченно открытых. Она функционировала в условиях монополии внешней торговли.

    Монополия внешней торговли с момента установления Советской власти всегда считалась непреложным принципом организации внешнеэкономической деятельности Советского государства. Сохранение за ним командных высот неизменно предполагало, что все операции внешней торговли осуществляются только государственными организациями и только они имеют право самостоятельно, в пределах государственного плана, выходить на внешний рынок, осуществлять на нем все виды торговых операций и являться первичными получателями внешнеэкономических доходов, В то же время и деятельность производителей внутри страны жестко регламентировалась вышестоящими органами управления в рамках системы, получившей в свое время название командно-административной системы (КАС).

    С началом в России периода экономических реформ в сфере внешнеэкономической деятельности произошли принципиальные изменения. Они заключались в следующем:

    —           была отменена монополия внешней торговли. В результате экспортно-импортные операции, а также и операции, связанные с привлечением капитала из-за границы, с некоторыми ограничениями, которые постепенно отменялись, были разрешены для всех организаций и предприятий;

    —           предприятиям и организациям было предоставлено право открытия валютных счетов;

    —           была существенно изменена вся схема регулирования внешнеторговых операций со стороны государственных органов, главным инструментом которого стало маневрирование величиной налогов, ввозных и вывозных пошлин;

    —           был усовершенствован порядок валютного контроля, главной целью которого являлось на первых порах противодействие незаконному вывозу капитала за рубеж;

    —           были введены в действие и освоены международные нормы оформления, контроля и исполнения внешнеторговых коммерческих обязательств, а также разрешения споров при различных случаях их нарушения (ИНКОТЕРМС);

    —           была принципиально изменена схема формирования валютных курсов;

    —           были внесены существенные изменения в валютные отношения между предприятиями-экспортерами, которые стали непосредственными получателями валютной выручки, и ЦБ РФ, в функции которого входила частичная скупка этой выручки с уплатой за нее рублями;

    —           активно развернута подготовка к переводу предприятий, участвующих во внешнеэкономических операциях, на международные стандарты бухгалтерского учета;

    —           начата подготовка к вступлению России во Всемирную торговую организацию.

    Благодаря этим изменениям, последовавшим с началом реформ, экономика России стала существенно более открытой. Значительную роль в осуществлении этих изменений сыграл Указ Президента РФ «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР», действовавший ранее. Вместе с тем это были только первые шаги в создании такого внешнеэкономического режима функционирования российской экономики, который бы соответствовал условиям рыночной экономики и глобализации мирохозяйственных связей. И это в первую очередь касалось сферы инвестиционного взаимодействия российских предпринимательских структур с зарубежными партнерами. Легальный вывоз капитала российскими предприятиями за границу был длительное время запрещен. Существовал ряд ограничений на формы осуществления инвестиционной деятельности иностранцев на территории России, диктуемых слабостью их российских партнеров в период кризисного состояния реформируемой экономики. При ограниченной конвертируемости российского рубля отношения с иностранцами во многом строились однобоко. Происходила нежелательная долларизация российской экономики. Свобода, предоставленная участникам внешнеэкономической деятельности, в особенности тем из них, которые впервые включились в нее, была связана на первых порах с большими потерями для российской экономики. Выработка политики, защищающей как внешние интересы государства, так и его внутренний рынок, отличалась многими ошибками, которые постепенно устраняются и сейчас. Можно сказать, что только в настоящее время российская экономика выходит на такие позиции, которые обеспечивают ей равноправное партнерство в международных экономических связях.

    Количественная мера участия каждой страны в общемировом хозяйстве определяется через показатели открытости экономики. В состав показателей открытости экономики входит две их группы.

    Первая, на основе которой оцениваются результаты текущей экономической деятельности, включает следующее:



    —           внешнеэкономическую квоту в ВВП;

    —           долю экспорта в производстве;

    —           долю импорта в потреблении.

    Значение этих показателей свидетельствовало о том, что в целом Советский Союз и соответственно Россию в условиях монополии внешней торговли нельзя было отнести к странам с открытой экономикой.

    Следует отметить, что в тот период структура экспорта и импорта была неоптимальной. В сумме экспорта более 65% приходилось на топливно-энергетические и сырьевые ресурсы, а в структуре импорта 36,3% приходилось на продовольствие и сырье для его производства, а также на достаточно ординарные По качеству промышленные товары народного потребления. Нельзя не обратить внимание и на то, что чистый экспорт, т.е. разница между экспортом и импортом, был отрицательным. Страна ввозила товаров больше, чем вывозила, постепенно истощая тем самым свои валютные резервы.

    Нерыночный по существу характер организации внешнеэкономической деятельности страны создал возможность произвольного фиксированного определения также нерыночными методами валютных курсов, на основе которых осуществлялись внешнеторговые операции. В частности, стоимость 1 дол. США оценивалась фиксировано в размере 61 коп., вне зависимости от каких-либо экономических обстоятельств. Естественно, что такое положение приводило к существованию параллельно действовавшего «черного рынка», на котором курс доллара был на значительно более высокой отметке. Никакие самые суровые меры уголовного преследования, вплоть до смертной казни, не могли воспрепятствовать существованию этого рынка.

    С момента перехода российской экономики на рыночную систему хозяйствования и либерализации внешнеэкономической деятельности многое изменилось. Объемы экспортно-импортных операций резко увеличились и за все годы реформ, вплоть до сегодняшнего дня, остаются относительно весьма значительными и постоянно возрастают в абсолютном выражении.

    Экономику современной России, безусловно, следует назвать открытой. Доля экспорта в ее ВВП никогда за этот период не падала ниже 20%, а в настоящий момент уверенно держится на уровне 25—30%. Правда, при этом до сих пор сохраняется сырьевая структура экспорта и в его составе относительно малый удельный вес имеют услуги. Следует учесть также, что рост удельного веса экспорта происходил на фоне существенного сокращения ВВП России в целом. Вообще, рост внешнеэкономической деятельности в части экспорта на фоне общего спада в экономике нельзя рассматривать как однозначно положительное явление. Безусловно, этот рост обеспечивал выход России на мировые рынки, ее более тесную интеграцию в мировую экономику, но он свидетельствовал и о сужении внутреннего рынка, выталкивающего производителей на рынки внешние (например, на внешнем рынке реализовалось до 90% производства алюминия, до 60% черных металлов и т.д.).

    Перспективной задачей российской экономики является совершенствование структуры российского экспорта с увеличением удельного веса продукции наукоемкой и с высокой степенью добавленной стоимости.

    Но в условиях, когда все более настоятельной необходимостью становится структурная перестройка производства, возникает и другая не менее важная задача: обеспечения равновесия в сфере внешнеэкономической деятельности с тем, чтобы высокие доходы от экспорта создавали возможность закупки за рубежом и использования российскими предприятиями инвестиционных товаров: передовой технологии, оборудования, лицензий, ноу-хау и всего того, что в целом способствует научно-техническому прогрессу. Это значит, что наряду с ростом экспорта должен расти опережающими темпами и импорт при одновременном существенном изменении его структуры.

    Весьма интересно в этом смысле сравнить показатели текущей внешнеэкономической деятельности России с аналогичными показателями экономически развитых государств. Как известно, ранее считалось, что чем больше масштабы экономики страны, тем меньший удельный вес в ее ВВП принадлежит внешнеэкономической квоте, и наоборот. Но в современный период это правило перестало действовать. Для экономически высокоразвитых государств сейчас, в условиях глобализации, также характерна высокая доля экспорта в ВВП. Но при этом для подавляющего большинства стран характерен и высокий объем импорта, приближающийся к объему экспортных поставок. Безусловно, определенные отличия между этими объемами отражают специфику экономик отдельных стран и их политические устремления, но факт, что ни для одной страны (не рассматривая здесь показателей США и Великобритании) не существует такого разрыва между экспортом и импортом, который характерен для России. В этой сфере мы наблюдаем явное неравновесие.

    Оно, это неравновесие, отражает неспособность российского бизнеса, как в частнопредпринимательском, так и в государственном секторе, усвоить те валютные поступления, что обеспечиваются экспортом. Рост импорта потребительских товаров сдерживается заниженным против паритета покупательной способности (ППС) валютным курсом рубля и сравнительно узким потребительским рынком. Сам по себе рост этого импорта не очень желателен, поскольку ограничивает возможности развития отечественных производителей потребительских товаров. Рост же импорта инвестиционных товаров сдерживается прежде всего именно неготовностью значительного числа отраслей экономики к осуществлению масштабных и по настоящему эффективных мероприятий по структурной перестройке отраслей производства и социальной сферы. Характерно, что в ряде государственных программ развития экономики прошлых лет предусматривалось значительное уменьшение размера чистого экспорта за счет значительно увеличения закупок инвестиционных товаров. Но эта цель не была достигнута. С переходом к трехлетнему планированию бюджета страны в соответствующих правительственных программах вновь была поставлена задача сближения объемов экспорта и импорта за счет увеличения закупок инвестиционных товаров. Теперь остается ждать, будет ли она реально достигнута или вновь в страну польется поток неиспользуемой для целей экономики иностранной валюты, провоцируя так называемую «голландскую болезнь».

    Нормальное развитие экономики возможно только в условиях, близких к равновесному состоянию большинства ее параметров. К числу этих параметров относятся спрос и предложение товаров и услуг, соответствие денежной и товарной массы, близкое к равенству соотношение инвестиций и сбережений и т.д. Представляется, что не менее важным показателем равновесия в экономике является и близкое к равенству соотношение экспорта и импорта при одновременном росте того и другого. Это условие должно рассматриваться как важный фактор инвестиционного ускорения экономического роста страны и ее прогресса в построении постиндустриального общества.

    Активность в сфере экспортно-импортных операций, их товарная структура оказывают существенное влияние и на потоки капиталов, становясь фактором активности также и в инвестиционной сфере внешнеэкономических связей. Уровень этой активности определяется второй группой показателей открытости экономики, характеризующей результаты инвестиционной деятельности, связанной с перспективой экономического развития.

    В ее состав входит удельный вес следующих видов инвестиций:

    —           зарубежных инвестиций по отношению к общему их объему;

    —           уже осуществленных зарубежных инвестиций в национальном богатстве данной страны;

    —           инвестиций, осуществленных данной страной в других странах, по отношению к общему объему ее инвестиций.

    В этой части показатели российской экономики до самого последнего времени были достаточно скромными. Так, если пересчитать по годам по официальному валютному курсу инвестиции в основной капитал в российской экономике в целом и сопоставить эти данные с общим объемом ПИИ (а они включают не только взносы в основной капитал, как мы увидим ниже), то удельный вес этих иностранных инвестиций начинает незначительно превышать 10% от общего объема инвестирования в основной капитал; В последние три года приток их начал существенно возрастать, но и сейчас еще его размеры заметно отстают от показателей многих развивающихся экономик, и особенно от Китая.

    Постепенно возрастает и объем накопленных иностранных инвестиций в экономике России, хотя при этом его удельный вес в российском национальном богатстве, незначительно колеблясь, остается практически неизменным. Его динамика характеризуется следующими показателями.

    Накопленные инвестиции представляют собой нарастающую по годам сумму чистого сальдо иностранных инвестиций, т.е. разности между годовым притоком капитала из-за рубежа и его оттоком за рубеж. Как видим, объем их по годам возрастает, но удельный вес остается еще весьма незначительным. Так что говорить о распродаже родины, о чем очень любят распространяться некоторые российские политики, пока еще рановато.

    Значение показателя удельного веса инвестиций, осуществленных данной страной в других странах, по отношению к общему объему ее инвестиций применительно к условиям России существенно менялось за годы реформ. В первый их период в условиях кризиса — при острой нехватке капиталов — такие инвестиции осуществлялись в основном с государственным участием и имели главным образом политические цели. Предприятиям вообще запрещалось переводить капиталы за рубеж, если это явление и имело место, то путем различных ухищрений, с помощью псевдо партнерских отношений с различными фирмами в офшорных зонах, а во многих случаях и с прямым нарушением закона. Но с переходом российской экономики в фазу устойчивого роста и в условиях все ускоряющихся в последние годы процессов глобализации в мировой экономике отношение к вкладам российских предприятий в активы и прямую организацию производств за рубежом стало меняться.

    В явлении глобализации есть позитивные и негативные стороны. Существенные признаки глобализации следующие:

    1.            Все большая часть производимого в каждой стране ВВП поступает в сферу внешнеторгового обмена, что способствует углублению международного разделения труда и дает возможность все в большей степени использовать преимущества такого разделения. Естественно, результаты этого процесса можно оценить положительно.

    2.            В сферу внешнеэкономической деятельности все в большей степени вовлекаются не только производимые в различных странах товары и услуги, но также и финансовые ресурсы, капиталы, используемые для осуществления инвестиций. Это позволяет различным странам осуществлять свои инвестиционные программы, используя передовой опыт и технологические достижения других стран. Тем самым создаются предпосылки для модернизации экономики отдельных стран и для ускорения экономического роста. Этому явлению также можно дать положительную оценку.

    3.            Усиливается активность, растут масштабы деятельности транснациональных корпораций. Активы этих корпораций в ряде случаев значительно превышают объемы экономики многих малых стран, а в некоторых случаях становятся сопоставимыми с экономикой крупных государств. Это явление уже не может быть оценено однозначно положительно. Высокая концентрация экономической мощи транснациональных корпораций позволяет им во многих случаях навязывать свои экономические решения отдельным государствам, не считаясь с их интересами.

    4.            Беспрецедентными по своим масштабам стали процессы перемещения отдельных производств и даже целых отраслей из наиболее развитых стран в развивающиеся и даже отсталые по своему экономическому развитию страны. Когда такое перемещение касается высокотехнологичных современных производств: развития, например, японских и европейских производств автомобилей, бытовой техники, телевизоров, средств обработки данных и связи в странах Юго-Восточной Азии, в особенности в Китае, — это, безусловно, положительное явление. Но когда речь идет о том, что в эти страны, а также в страны Африки перемещаются экологически грязные металлургические, химические и другие подобные производства, наносящие ущерб окружающей среде и здоровью населения, — такое явление уже нельзя назвать однозначно положительным. А когда при этом странам-реципиентам навязываются еще и обременительные условия размещения этих производств — это дает законную пищу для бурных протестов всюду успевающих, но не желаемых быть услышанными антиглобалистов.

    5.            В силу этого развитие глобализации имеет результатом углубление неравенства экономик отсталых стран и стран с переходной экономикой — с одной стороны, и высокоразвитых экономических государств — с другой.

    Все эти факторы необходимо учитывать и в сфере иностранных инвестиций в российскую экономику. Учет явлений глобализации должен сказываться и на отношении к такому явлению, как отток капиталов из России. Сравнительная динамика ежегодных инвестиций и их накопленной суммы показывает, что накопленная сумма растет существенно медленнее, Чем сумма ежегодных вложений. Это значит, что наряду с притоком иностранного капитала в Россию имеет место также и отток капитала. Частично этот отток носит закономерный и здоровый характер. Предприятиям с иностранным капиталом законом предоставлены права репатриации части доходов и чистой прибыли, приходящихся на долю иностранных активов в общих активах предприятий с участием иностранного капитала. Крупные российские предприятия постепенно приобретают также характер транснациональных корпораций и начинают практиковать приобретение долей, т.е. портфельные инвестиции, контрольных пакетов в уставном капитале и целых предприятий, т.е. прямые инвестиции, за рубежом. Осуществляет инвестиции за рубежом и само российское государство. Очевидно, и этот процесс может быть оценен положительно. В оттоке капитала определенное место занимает и деятельность иностранных рабочих, которые конвертируют свои рублевые заработки в России в валюту и вывозят ее за пределы страны.

    Нежелательным является отток капитала, вызванный отсутствием уверенности иностранных инвесторов в целесообразности присутствия на российском рынке. Здесь требуются меры по улучшению инвестиционного климата, обеспечивающие большую уверенность иностранных инвесторов, что прямо скажется на сокращении этого вида оттока. Жесткие государственные меры необходимы и против незаконного вывоза валюты в виде невозврата валютной выручки по экспортным контрактам и невозврата авансовых платежей по невыполненным, а чаще фиктивным импортным контрактам.

    Но в целом отток капитала, как и его приток, будет в перспективе количественно возрастать. Важно, чтобы здесь сохранялся требуемый баланс и чтобы отток критически не превышал притока капитала.

    Активность российских предприятий в осуществлении инвестиций за рубежом проявляется в различных формах. Прежде всего это организация производств либо приобретение предприятий добычи и обогащения первичного сырья для химической и металлургической промышленности. Так, например, компания «Русал» — ведущий производитель алюминия — имеет ряд предприятий в различных странах, которые обеспечивают его российские заводы глиноземом.

    Еще одна форма вложения российского капитала — приобретение предприятий по переработке российского сырья с тем, чтобы поставлять на внешний рынок уже готовую продукцию из этого сырья. В качестве примера можно здесь привести компанию «ЛУКОЙЛ», купившую в США нефтеперерабатывающее предприятие, которое обеспечит поставку на американский рынок бензина из российской нефти, что, естественно, значительно выгоднее, чем просто продажа нефти на внешнем рынке.

    Третья форма — создание в странах — экспортерах российской техники (военной и гражданской) логистических и сервисных систем для этой техники, что является необходимым условием сохранения для нее устойчивого рынка.

    Четвертая форма — вхождение в долю в активах или приобретение целиком газораспределительных и нефтераспределительных систем в странах — импортерах российских энергоресурсов. Такие вложения российского капитала за рубежом ослабляют зависимость от стран — транзитеров углеводородов и повышают надежность поставок энергоресурсов зарубежным партнерам.

    Сюда же можно отнести и приобретение либо создание сетевых торговых комплексов, образцом чего является созданная в США компанией «ЛУКОЙЛ» сеть автозаправочных станций, естественно, включающих для автомобилистов необходимый сервис, техническое обслуживание, ремонт, отдых и т.д.

    Пятая форма — это строительство на коммерческой основе различных промышленных объектов в некоторых странах, примером чего является сооружение Бушерской атомной электростанции в Иране.

    Наконец, шестая форма — это участие российского капитала в осуществлении различных программ за рубежом вместе с иностранными партнерами, что характерно, например, для космической отрасли, авиастроения и т.д.

    В последние годы начинает активно развиваться также девелоперская деятельность российских строительных компаний, возводящих за рубежом туристические комплексы, лечебные центры, жилье и т.д.

    Мы не исчерпали всех возможных форм современного участия России в мировом инвестиционном процессе. Но и сказанное выше свидетельствует о том, что российский капитал постепенно приобретает транснациональные черты, отвоевывая себе достаточно прочные позиции в мировой экономике.

    Объем российских инвестиций за рубежом год от года продолжает возрастать, но сам этот процесс все еще носит черты имевшего место в прошлом нерационального оттока, иначе говоря, бегства капитала из страны. Объем накопленных инвестиций существенно меньше, чем объем ежегодно направляемых за рубеж средств. Это может свидетельствовать лишь о том, что далеко не все эти средства реально превращаются в инвестиции. Если же ознакомиться с адресами, куда направляются эти средства, то можно увидеть среди них такие одиозные «отстойники» российского капитала, как Виргинские острова, Кипр и другие офшоры, а также Швейцарию с ее закрытой банковской системой» где оседает большая часть ушедших за рубеж российских капиталов.

    Тем не менее процесс реального вложения российских капиталов в других странах в тех формах, которые были описаны выше, будет развиваться и становиться все более весомым фактором интеграции России в мировую экономику в период глобализации.

    Отмечен не только существенным ростом иностранных инвестиций в Россию, но и значительным возрастанием инвестиционной активности российских компаний за рубежом. Темпы ее нарастания в последующие годы, очевидно, не будут столь большими, замедлятся. На них может оказать влияние существование различных рисков, в том числе политических, в этой сфере внешнеэкономической деятельности, связанной по определению с долгосрочными вложениями, в особенности в условиях разразившегося мирового кризиса. Сдерживающими факторами здесь могут быть и недостаток средств у российских компаний в период кризиса, и трудности получения кредитов. Тем не менее тренд очевиден, и их инвестиционная активность за рубежом после преодоления кризисных явлений в России и в мире, будет только возрастать.

    Понятие иностранных инвестиций и их классификация

    Основополагающим правовым актом, регулирующим иностранные инвестиции в России является Федеральный закон № 160ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — Закон № 160ФЗ). В качестве иностранных инвестиций этим Законом рассматриваются вложения в отечественную экономику, осуществляемые нерезидентами, т.е. такими экономическими субъектами, происхождение и правоспособность которых, а применительно к гражданам и дееспособность, не находится в юрисдикции России. В соответствии со ст. 2 Закона № 160ФЗ иностранная инвестиция — это «вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), а также услуг и информации».

    Исторически сложившееся разнообразие видов таких инвестиций как в мировой, так и в российской практике сейчас сводится к трем видам; прямые, портфельные и прочие инвестиции. Экономическая роль каждого из этих видов весьма различна, что определяет и разное отношение к ним со стороны органов их регулирования и в странах инвесторах, и в странах-реципиентах. В то же время экономическая теория, да и практика, сталкиваются с рядом трудностей при классификации иностранных инвестиций в связи с некоторой неопределенностью, расплывчивостью характеризующих их признаков. В особенности это относится к прямым инвестициям.

    Для прямых инвестиций (Foreign direct investments — FDI, или ПИИ) характерны разные формы осуществления, но все они могут быть сведены к двум формам: реальные ПИИ и финансовые ПИИ. Реальные ПИИ находят свое выражение в создании в стране-реципиенте различных производств с полностью иностранным или смешанным капиталом, в поставке в виде вклада в уставной капитал местных структур оборудования, технической документации, в предоставлении основных средств на началах лизинга, в передаче лицензий на выпуск соответствующей продукции, прав аренды имущества в стране инвестора, прав на использование товарных Знаков фирм-инвесторов. Реальные ПИИ могут одновременно включать все эти названные элементы. При этом различаются, как принято говорить, greenfield FDI — «инвестиции на зеленом лугу, когда производственная деятельность на основе ПИИ в стране-реципиенте начинается с нуля, с создания новых предприятий и производств, и brownfield FDI — «инвестиции на поле под паром, когда ПИИ вливаются в активы уже существующих и действующих объектов.

    И в том и в другом случаях обычно не возникает трудностей идентифицировать реальные ПИИ среди других видов экономической деятельности. Если же ПИИ предоставляются как финансовые, выделить их среди других форм иностранных инвестиций оказалось не так легко. Как финансовые ПИИ могут осуществляться, очевидно, только в виде brownfield FDI при приобретении иностранным капиталом целиком всего предприятия или части его активов. Как же отличить такую форму ПИИ от других форм иностранных инвестиций?

    В пятом издании Руководства по платежному балансу МВФ прямые инвестиции определяются как «категория инвестиционной деятельности, выражающая стремление хозяйственной единицы — нерезидента одной страны приобрести устойчивое влияние (lasting interest) на деятельность предприятия, расположенного в другой стране. Приобретение устойчивого влияния предусматривает установление долгосрочных отношений между прямым инвестором и указанным предприятием, а также довольно существенную роль инвестора в управлении этим предприятием-реципиентом — предприятием прямого инвестирования». Таким образом, ПИИ отличают три признака: устойчивое влияние, которое должен получить инвестор, вкладывающий финансовые средства в предприятие страны реципиента, необходимые в связи с этим долгосрочный характер вложений и возможность участия в управлении этим предприятием и контроля за его деятельностью.

    Практика показала, что для получения «устойчивого влияния» инвестору совсем не обязательно приобретать все активы объекта его вложений или даже их контрольный пакет. По российскому законодательству (ст. 2 Закона № 160ФЗ) в качестве финансовой ПИИ признается «приобретение иностранным инвестором не менее 10% доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации». Это вполне соответствует международной практике, считающей, что в рамках норм корпоративного права 10% достаточно для получения требуемого уровня контроля над деятельностью «коммерческой организации с иностранными инвестициями».

    В целом, однако, к приведенной здесь норме Закона можно высказать ряд замечаний. Во-первых, в ней никак не оговариваются другие виды ПИИ, учитываемые российской статистикой и отражаемые в системе национальных счетов (СНС). Между тем в этом учете именно как прямые инвестиции рассматриваются также кредиты, полученные филиалами иностранных юридических лиц и российскими предприятиями и организациями с иностранными инвестициями от их зарубежных совладельцев. Их доля колеблется в пределах 30% общего объема прямых инвестиций. По существу, это денежные средства в иностранной валюте, составляющие часть притока капиталов в Россию, отражаемого по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами в разделе «Прямые инвестиции в Россию» платежного баланса страны.

    И, наконец, в качестве третьего подвида этой группы различаются прочие прямые инвестиции, предоставляемые нерезидентом для решения некоторых общих проблем, связанных с данным производством.

    Во-вторых, ст. 2 Закона № 160ФЗ прямо никак не регламентирует реальные ПИИ. В ней в качестве таковых упомянуто лишь «вложение капитала в основные фонды филиала юридического лица, создаваемого на территории Российской Федерации», но никак не оговорен предельный размер этих вложений. Следовательно, можно считать, что их величина не имеет нижней границы. Очевидно, что если иностранный инвестор предоставляет российской стороне оборудование, технологическую документацию, лицензий и т.д. стоимостью не менее 10% уставного капитала российского предприятия, размер этого капитала меняется и возникает долевое участие в нем каждой из сторон. Можно с некоторой натяжкой считать «приобретением иностранным инвестором» соответствующей доли в этом уставном капитале. Но как быть, если стоимость предоставленного инвестором имущества не достигает 10% размера уставного капитала? В этом случае, по-видимому, следует действовать по аналогии с предусмотренным в законе регламентом международного лизинга. В той же статье Закона сказано, что в качестве ПИИ следует рассматривать «осуществление на территории Российской Федерации иностранным инвестором как арендодателем финансовой аренды (лизинга) оборудования таможенной стоимостью не менее 1 млн. руб. Это и будет нижняя стоимостная оценка реальных ПИИ, хотя следует заметить, что по нынешним временам 1 млн. руб. — весьма скромная сумма.

    Страны — реципиенты ПИИ считают бесспорным достоинством прямых иностранных инвестиций, в особенности первого их подвида — прямых вложений иностранного капитала в производственные фонды на их территории, — то, что после того как они произведены, их достаточно сложно в одностороннем порядке изъять из объекта их вложения и вывезти за пределы экономической территории этих стран. То есть для инвестора они имеют пониженную ликвидность, что, безусловно, в интересах страны, их принимающей, и обеспечивает для нее некоторую стабильность инвестиционного процесса. В особенности это относится к недвижимости: зданиям, различным сооружениям, коммуникациям и т.д. Иностранный инвестор физически не может вывезти созданные с его участием эти основные фонды, если не найдет покупателя, готового дать за них соответствующую цену, и не продаст их этому покупателю. Но в то же время, например, в условиях России, Закон № 160ФЗ в ст. 12 гарантирует право иностранного инвестора «на беспрепятственный вывоз за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции». То есть иностранный инвестор может вывезти как лицензионные материалы, техническую документацию, в соответствии с которыми было организовано в России некоторое производство, так, строго говоря, и станки, оборудование, инструмент и т.д., представляющие техническую основу созданного в России производства, если это производство почему-то прекращает свою деятельность. Но следует заметить, что демонтаж и вывоз использованного оборудования — весьма сложное и дорогостоящее мероприятие. В подавляющем большинстве случаев более выгодным будет реализовать его, хотя бы за бесценок, на месте.

    Подобного рода гарантия предоставляется иностранным инвесторам и по законодательству других государств. В других своих формах, в частности в виде различных услуг, прямые инвестиции потребляются принимающей их стороной в самом процессе их предоставления. Поэтому прямые иностранные инвестиции, практически безвозвратно оседающие на территории страны-реципиента, являются предпочтительными перед всеми прочими их формами.

    К портфельным инвестициям относятся следующие:

    — приобретение иностранцами российских государственных ценных бумаг;

    — приобретение такой части активов российских предприятий, которая позволяет иностранному капиталу извлекать доход, но не дает права контролировать деятельность предприятия.

    По своей природе портфельные инвестиции не являются вложениями капитала в какой-либо другой форме, кроме денежной. Они представляют собой такое размещение денежного капитала на иностранной территории, которое ограничивает интерес его владельца только стремлением получить доход на этот капитал. Портфельные инвестиции для инвестора являются более ликвидным вложением его капитала, а для страны, куда они приходят, связаны с определенным риском. Если экономические условия в этой стране ухудшаются, иностранные инвесторы пытаются быстро вывести свои капиталы, размещенные в виде таких инвестиций. Это может иметь серьезные негативные последствия, (примером чего может служить российский финансовый кризис).

    В современных российских условиях, однако, способы формирования портфельных инвестиций существенно меняются. Отечественные хозяйственные структуры уже не ограничиваются чисто пассивной ролью допуска нерезидентов в свой уставной капитал. Многие из них сами выходят на фондовые биржи, прежде всего на зарубежные, осуществляя дополнительную эмиссию акций и предлагая их в форме ИПО (IPO — initial public offering). Приобретение этих акций нерезидентами обеспечивает рост капитализации российских эмитентов и формирует длящих значительный объем средств, необходимых для модернизации и развития. Очевидно, если при этом в руках каких-либо нерезидентов сосредоточится сумма акций эмиссии ИПО, составляющая свыше 10% всего возросшего в результате ИПО уставного капитала российского предприятия, то такое вложение иностранного капитала следует рассматривать уже как прямые инвестиции со всеми возникающими при этом последствиями, т.е. появлением у нерезидентов возможностей контроля деятельности российского предприятия и участия в управлении им. Но по желанию эмитента проспект эмиссии может включать ограничения на объем акций, которые могут сосредоточиваться в руках одного приобретателя. В этом случае мы будем иметь дело только с портфельными инвестициями в российское предприятие.

    Применение ИПО, как и допуск иностранных инвесторов на рынок российских акций следует считать эффективным инструментом повышения капитализации компании. Однако только в условиях нормально функционирующей экономики, когда курс акций эмитента плавно возрастает. В условиях же кризиса, как оказалось, это связано со значительным риском, который заключается в том, что приобретатели ценных бумаг российских предприятий пытаются избавиться от них, в результате чего курс акций резко понижается, а вырученные от их продажи средства выводятся за границу. Это еще полбеды, поскольку акции покупаются, как правило, резидентами внутри страны. Падение же курса акций, выведенных через ИПО, происходит и на зарубежных биржах, и это, при скупке таких обесценивающихся акций, чревато уже утратой контроля над компанией со стороны ее российских владельцев и перехода этого контроля в руки нерезидентов. Во избежание подобной ситуации Правительству России приходится тратить средства на выкуп этих акций.

    С другой стороны, удачное осуществление ИПО действительно приводит к росту капитализации эмитента, но это еще не значит, что полученные при продаже акций средства действительно превратятся в реальные инвестиции в производство. Так, ряд российских компаний, размещавших ИПО, все средства, полученные от эмиссии, использовал как доход акционеров. Поэтому, оценивая экономическую эффективность ИПО, следует учитывать, куда будут направлены эти средства и насколько они увеличивают инвестиционный потенциал эмитента.

    К прочим инвестициям относятся следующие:

    —           торговые кредиты;

    —           прочие кредиты, используемые отдельными российскими нефинансовыми и финансовыми структурами;

    —           получение различных трансфертов из-за границы.

    Займы и кредиты, естественно, представляют собой возмездные финансовые источники иностранных инвестиций для предприятий и организаций. В процессе развития глобализации дальнейшая интеграция российской экономики не только в мировой товарный рынок, но и в международную финансовую систему неизбежна, поэтому данная форма инвестиций и дальше будет развиваться. Характерно, что  рост прямых инвестиций составил чуть более 330%, то прочие инвестиции выросли за тот же период более чем в 20 раз.

    Сам факт предоставления российским предприятиям финансовых кредитов свидетельствует о достаточном доверии к ним со стороны международных финансовых структур. Вместе с тем этот процесс содержит и определенные опасности. Во многих случаях заемщиками средств иностранных кредиторов выступают российские предприятия, в уставных капиталах которых значительная доля принадлежит государству. При этих условиях бесконтрольное заимствование при недостаточном контроле со стороны государства чревато, по сути дела, увеличением государственного долга, в особенности в тех случаях, когда займы и кредиты берутся под государственные гарантии, поэтому во всех случаях предпочтительным является использование российскими предприятиями именно прямых инвестиций.

    Все громче звучат тревожные голоса по поводу слишком больших объемов заимствований российскими предприятиями за рубежом. В одной из статей известного экономиста Е. Ясина называется цифра этих заимствований в 300 млрд. дол.  Этот объем уже приближается к четверти российского ВВП и может поставить заемщиков, а вместе с ними и государство, владеющее частью их активов, в затруднительное положение при неожиданном резком ухудшении мировой конъюнктуры. В связи с этим требуется, во-первых, усиление. государственного контроля за подобными заимствованиями, а во-вторых, осуществление мероприятий, обеспечивающих максимально эффективное использование занимаемых средств.

    Но есть и еще один экономический, чисто рыночный аспект этой проблемы. Кредиты, полученные за рубежом, при той ставке рефинансирования, которой придерживается ЦБ РФ, и при тех процентах, которые устанавливают коммерческие банки для своих заемщиков, оказываются как для банков, также выступающих в качестве заемщиков на внешних рынках, так и для предприятий дешевле и выгоднее. Поэтому очень важным фактором введения процесса внешних заимствований в разумные рамки является планомерное снижение процентных ставок на внутреннем финансовом рынке России. Только при этом условии внешние заимствования, выполняя свою полезную роль, не создадут нежелательных последствий для российской экономики.

    Все эти негативные последствия чрезмерного роста прочих инвестиций в полной мере проявились в связи с мировым финансовым кризисом. Кредиты и займы у западных банков стало невозможно получить, либо они предлагались за такие проценты, которые вполне можно назвать запретительными. В свою очередь ранее полученные кредиты и займы российским предприятиям и банкам необходимо было отдавать в условиях острого недостатка в ликвидности. Российскому государству пришлось сделать беспрецедентные по размерам вливания денежных сумм в банковскую систему и в ряд отраслей реальной экономики, чтобы восстановить их платежеспособность.

    Выше уже отмечалось, что одним из существенных проявлений внешнеэкономической активности России становится не только импорт, но и экспорт капитала, как в форме прямых, так и портфельных инвестиций. В этой связи становится весьма актуальной разработка научно обоснованных методов определения наиболее предпочтительных сфер помещения капиталов, оценки надежности таких вложений, определения целесообразных их масштабов и т.д. В современной экономической науке есть немало успешных разработок этой проблемы. Достаточно здесь указать работы Г. Марковица, У.Ф. Шарпа и других ученых. Но, к сожалению, это по большей части иностранные имена.

    В заключение этой темы следует отметить, что между нормами Закона № 160ФЗ, несмотря на высказанные замечания, и нормами международных документов, регламентирующих инвестиционную деятельность в классификации иностранных инвестиций, практически не так много расхождений.

    Субъекты инвестиционной деятельности

    Определение круга субъектов, на которых распространяется действие Закона № 160ФЗ, чрезвычайно важно для установления сферы его действия и порядка его применения. К сожалению, это осуществлено в Законе не так системно, как бы хотелось.

    При решении этой проблемы необходимо с учетом специфики тех взаимоотношений, которые возникают в сфере иностранных инвестиций, четко регламентировать следующее:

    —           круг субъектов, которые могут выступать в качестве иностранных инвесторов;

    —           виды инвестиций, которые они в соответствии с этим Законом могут осуществлять;

    —           круг российских реципиентов этих инвестиций в начале их осуществления, также подпадающих под действие Закона;

    —           возможные разновидности экономических и других субъектов, образующихся в процессе и после того, как инвестиции будут осуществлены.

    Закон далеко не полностью отвечает на все эти вопросы.

    Прежде всего это касается того перечня субъектов, которые выступают как иностранные инвесторы. В соответствии со ст. 2 Закона № 160ФЗ, иностранными инвесторами, т.е. экономическими субъектами, осуществляющими инвестиции на экономической территории Российской Федерации, могут быть иностранные государства, отдельные административные единицы этих государств (штаты, провинции, города и т.д.), различные международные финансовые и нефинансовые организации, отдельные иностранные как государственные, так и частные компании, а также частные лица, имеющие гражданство какой-либо страны, и лица без гражданства. Практически всегда, в особенности, когда осуществляются крупные инвестиционные вложения, частные лица выступают от имени какой-либо компании. Это относится как к малым и средним предпринимателям, так и к миллиардерам — владельцам гигантских транснациональных корпораций. Но есть одна сфера в российской экономике, где в качестве иностранных инвесторов чаще всего выступают именно частные лица. Это сельское хозяйство, где в большом количестве можно наблюдать иностранцев, переселившихся в Россию, прочно осевших на российской земле, ведущих на ней фермерскую деятельность, но не утративших своего гражданства. Более того, факты последнего времени  свидетельствуют о том, что некоторые из этих инвесторов, привлекая значительные капиталы из-за рубежа, создают крупные, высоко прибыльные аграрные предприятия, которые в перспективе могут стать основой современного российского земледелия. Круг нерезидентов, которые могут выступать как инвесторы, таким образом, исключительно широк, практически является всеобъемлющим.

    Но какие формы деятельности, связанной с вложениями их капиталов в Россию, могут совершать эти субъекты, чтобы эта деятельность регламентировалась нормами Закона № 160ФЗ? Могут ли в качестве таковой рассматриваться портфельные инвестиции или предоставление российским резидентам кредитов и займов, т.е. прочие инвестиции? Этого в Законе не сказано. Вообще, по общему его смыслу, выраженному в совокупности понятий, определенных в ст. 2, можно считать, что предметом регулирования Закона являются прямые инвестиции, а в качестве иностранного инвестора — одного из субъектов данного Закона выступает нерезидент, осуществляющий ПИИ в Россию. Следовало бы, однако, определить правосубъектность и других видов иностранных инвестиций.

    В свою очередь в качестве субъектов, принимающих иностранные инвестиции, могут выступать различные государственные и муниципальные предприятия и организации, предприятия и организации негосударственных форм собственности и имеющие смешанную собственность. Закон не запрещает и предпринимателям без образования юридического лица, а также частным лицам — гражданам Российской Федерации выступать субъектами инвестиционной деятельности во взаимодействии с иностранцами. Результатом такого взаимодействия является либо создание нового совместного предприятия, либо вступление нерезидента в права собственности на часть активов уже действующего российского предприятия, которое, таким образом, также превращается в совместное предприятие. В случае прямых иностранных инвестиций нерезидент получает также право участвовать в управлении этим предприятием.

    Применительно к этим формам организации экономической деятельности на территории Российской Федерации Закон употребляет общее понятие коммерческая организация с иностранными инвестициями, создаваемая или созданная на территории Российской Федерации. Но здесь опять-таки требуется уточнение: с какими инвестициями — только прямыми или любыми другими? Но с тех пор получил развитие ряд форм привлечения российскими коммерческими структурами зарубежных капиталов, объем которых все возрастает. В частности, как уже говорилось, все большее число крупных российских Коммерческих структур привлекает финансовые ресурсы для повышения своей капитализации через ИПО — эмиссию акций, реализуемых на зарубежных биржах. В некоторых случаях доля средств, полученных через НПО, составляет 20% и более общей капитализации этих структур. Если при этом большая часть эмиссии сосредоточивается в руках одного зарубежного приобретателя акций, полученные финансовые средства уже можно рассматривать как прямые инвестиции, а прежний статус российской коммерческой структуры меняется на статус предусмотренной Законом формы: «коммерческая организация с иностранными инвестициями, создаваемая или созданная на территории Российской Федерации». Ну а если этого не происходит, можно ли рассматривать в качестве таковой российскую структуру, значительная часть капитала которой находится в руках множества мелких зарубежных держателей ее акций? Распространяется ли также действие Закона на российскую коммерческую структуру, в которой часть капитала представлена долгосрочными кредитами, полученными от нерезидентов? Все эти случаи, актуальные для современного момента, должны быть регламентированы в Законе.

    Иностранному инвестору Законом предоставлено право создавать на экономической территории России предприятия со 100%-ным иностранным капиталом, а также открывать филиалы и представительства различных зарубежных корпораций. Они в свою очередь также могут быть субъектами, получающими инвестиции из-за рубежа.

    Предприятия со 100%-ным иностранным капиталом становятся экономическими субъектами, полностью подпадающими под юрисдикцию Российской Федерации, с некоторыми изъятиями (возможность свободной репатриации доходов и прибыли) и льготами, установленными Законом № 160ФЗ, и являются самостоятельными, вполне правоспособными и дееспособными юридическими лицами. Что же касается филиалов и представительств зарубежных корпораций, то они, как сказано там же, выполняют часть функций или все функции создавших их головных организаций-нерезидентов, деятельность которых должна иметь коммерческий характер. При этом головная, организация несет непосредственную имущественную ответственность по принимаемым в процессе деятельности филиалов на территории Российской Федерации обязательствам.

    Между всеми структурами, создаваемыми на территории Российской Федерации коммерческими организациями-нерезидентами, могут существовать тесные производственно-кооперационные связи, когда часть производственного цикла изготовления продукции осуществляется, например, за рубежом, следующая его часть — в России, а заключительная часть — вновь за рубежом. Или наоборот. В этом случае возникает проблема трансфертного ценообразования, в правильном решении которой заинтересованы налоговые службы обеих сторон. К сожалению, этот вопрос остается полностью без внимания в упомянутом нами Законе № 160ФЗ.

    Субъектами инвестиционной деятельности могут быть также региональные органы власти и органы местного самоуправления. Но, выступив стороной в инвестиционных соглашениях с нерезидентами, они, как правило, передают свои полномочия какой-либо коммерческой структуре с государственным, частично государственным или частным капиталом.

    Таким образом, в Законе № 160ФЗ перечень экономических субъектов, принимающих инвестиции, также достаточно широк, но вновь появляющиеся формы инвестиционного взаимодействия с нерезидентами требуют дальнейшего его развития. В то же время Закон № 160ФЗ ограничивает в этом смысле сферу своего действия, исключая некоммерческие организации и банки, а также иные кредитные организации, вложения в которые иностранного капитала регулируются специальными законами. Однако банки, иные кредитные организации, страховые компании почти во всех случаях осуществления нерезидентами достаточно крупных вложений участвуют в этом процессе как гаранты исполнения взаимных обязательств российскими субъектами, принимающими иностранные инвестиции, что также следовало бы урегулировать в самом Законе.

    Иностранный инвестор, как показал уже достаточно богатый российский опыт, более охотно предпочитает иметь дело с частными, чем с государственными коммерческими структурами, хотя принципиальные вопросы в процессе формирования крупных совместных инвестиционных программ, как правило, решаются на федеральном либо региональном, т.е. государственном, уровне.

    В сфере инвестиционной деятельности, осуществляемой нерезидентами, исключительно активную роль играет государство. Мы имеем в виду здесь не только Россию, но и любое другое государство. Оно стремится создать на макроэкономическом уровне максимально привлекательные для иностранных инвесторов условия приложения их капиталов, осуществляет контроль и регулирование инвестиционных потоков, выступает в ряде случаев также как гарант на стороне российских субъектов, принимающих иностранные инвестиции. Но само оно на федеральном уровне власти при этом не является субъектом инвестиционной деятельности, за исключением одной из ее форм: соглашений о разделе продукции (об этом будет сказано ниже, во второй части курса). Государство, естественно, может привлекать капиталы из-за рубежа в виде кредитов и займов, но отношения, возникающие при этом виде международного движения капиталов, находятся для условий России вне рамок Закона № 160ФЗ. Такие отношения регламентируются отдельно и в других государствах.

    Правовой статус субъектов инвестиционной деятельности в сфере взаимоотношений с нерезидентами имеет большое значение. Но не менее важен и их экономический статус. Кто и при каких обстоятельствах может стать таким субъектом как в позиции инвестора, так и в позиции стороны, принимающей инвестиции? Прежде всего это касается ПИИ. Многочисленные исследования, в основном зарубежных экономистов, достаточно определенно отвечают на этот вопрос. Удачное обобщение выполненных в этой области работ, как нам представляется, в отечественной литературе осуществлено А.П. Киреевым. Попробуем представить совокупность субъектных признаков, определяющих уровень активности в сфере иностранных инвестиций.

    Как экспортер ПИИ, так и их импортер должны представлять собой соответствующие современному постиндустриальному уровню хозяйственные структуры, органически приверженные доиску Способов дальнейшего развития и совершенствования своей деятельности. Именно соответствие этим требованиям способствует акселерации ПИИ и делает их неотъемлемым элементом экономического прогресса подобных структур. Это не значит, что в сферу ПИИ не могут попасть другие, «менее солидные», субъекты. Но, как правило, в таких случаях выявляется высокорисковый, спекулятивный характер их деятельности, отсутствие долговременной стратегической перспективы, приверженность сиюминутным интересам. Естественно, такая их деятельность не способствует экономическому прогрессу стран, и осуществляющих, и принимающих ПИИ.

    Характер, объемы и динамика иностранных инвестиций в процессе осуществления российских экономических реформ

    Процесс становления российской открытой экономики в истекшие 15 лет с момента начала экономических реформ развивался весьма противоречиво. Он оказался не так прост и однозначен, как первоначально можно было надеяться, открывая возможности связи с внешним миром для максимально, широкого круга субъектов экономической деятельности. Столь же противоречивым было и развитие взаимодействия страны с внешним миром в сфере иностранных инвестиций.

    Российская экономика, безусловно, изначально была заинтересована в том, чтобы й размер, и удельный вес иностранных инвестиций систематически возрастали. Но надежды, связанные с появлением Указа Президента РФ «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» на то, что с открытием экономики в Россию хлынет широкий поток инвестиций из-за рубежа, в общем не оправдались. В течение первого этапа реформ на российском рынке можно было в основном встретить мелкие, рисковые западные фирмы, преследующие прежде всего спекулятивные цели.

    Немало вредных, даже унизительных для страны последствий неумелого сотрудничества с этими фирмами ощущалось еще много лет (например, арест российского парусника во Франции по иску швейцарской фирмы «Нога» и т.д.). Этот спекулятивный капитал — надо отдать ему должное — сыграл положительную роль только в обеспечении текущего производства ряда российских сырьевых отраслей, когда внутренний рынок для них практически исчез. На внешнем же рынке эти предприятия, потенциально конкурентоспособные с ликвидацией монополии внешней торговли и всей системы государственных органов, ее осуществлявших, оказались в роли мало знакомых с устоявшимися правилами игры новичков, подчас в бессмысленной роли конкурентов между собой. При отсутствии достаточного объема оборотных средств предприятия этих отраслей не могли закупать самостоятельно сырье и реализовывать готовую продукцию на незнакомом пока для них внешнем рынке. Здесь ряд западных фирм, представленных обычно индивидуальными предпринимателями, выступили в качестве посредников и предложили различные схемы толлинга, при которых ими закупалось и поставлялось российским предприятиям сырье для производства на давальческих основах, а готовая продукция забиралась в оплату за это сырье и реализовывалась на мировом рынке. Эти схемы были очень распространены в цветной металлургии (производство алюминия), в химии и отчасти в черной металлургии (например, для металлургических предприятий Тульской области, не имеющей своей сырьевой базы). В этих условиях нерезиденты, на выгодных для себя условиях получавшие продукцию российских предприятий, были весьма мало заинтересованы во вложении средств в развитие этих предприятий. Инвестиции в них делались в лучшем случае лишь тогда, когда это было категорически необходимо для устойчивого продолжения производственного процесса. Нерезиденты, следовательно, осуществляли прямые инвестиции только в пределах амортизации потребленных производственных фондов российских сырьевых предприятий. Схемы толлинга существовали довольно долго и изжили себя лишь когда российский капитал в отраслях первичной обработки сырья набрал силу, накопил достаточные финансовые ресурсы для создания необходимых объемов оборотных средств, получил опыт работы на мировых рынках и вытеснил ставших ненужными посредников.

    Крупный же западный капитал проявил свою активность прежде всего в приобретении части имущества конкурентоспособных предприятий в процессе приватизации. Причем во многих случаях его активность была направлена прежде всего на вложения в ту часть этого имущества, которую в России до сих пор не научились ценить, т.е. в научно-техническую продукцию, в информацию, которая содержит различные инновационные решения. Слабо контролируемые процедуры приватизации привели к тому, что иностранный капитал наряду с вполне законным и дающим полезный результат приобретением в собственность российских предприятий полностью или частично (например, как в случае с фирмой «Проктер энд Гембл», которая стала собственником предприятия «Новомосковскбытхим» и обеспечила российский рынок гаммой современных моющих средств при эффективном развитии самого предприятия) напрямую или через различных российских посредников проник и в ряд стратегически важных производств, затрагивающих безопасность государства («Пратт энд Уитни» — в производство пермских и рыбинских моторов и т.д.).

    И здесь опять-таки иностранный капитал был наиболее активным в приобретении тех частей имущества приватизируемых производств, которые были представлены научно-технической и производственно-технологической документацией, т.е. информацией об инновациях, затрачивая при этом сравнительно незначительные средства. Сам по себе этот опыт показывает, что имущество российских компаний явно недооценено. И до сих пор нет должного умения правильно оценить те научно-технические новшества, которые еще не реализованы в производстве, но обладают высоким экономическим потенциалом.

    Когда российская экономика вступила в фазу достаточно устойчивого экономического роста, хотя и обеспечиваемого до сих пор во многом за счет высокой конъюнктуры мирового рынка на сырьевые ресурсы, стабильность ее так или иначе возросла. Россия постепенно становится инвестиционно привлекательной страной (хотя, как мы видели уже, для того, чтобы она стала таковой в полной мере, еще немало необходимо сделать). В этих условиях, на рубеже веков в Россию начинает осторожно, но уверенно приходить капитал крупных, солидных зарубежных корпораций. Здесь можно привести в качестве примеров активность, проявленную «Бритиш Петролеум» в нефтяном секторе, где создается мощная транснациональная корпорация совместно с российскими фирмами — ТНКБП. Было принято решение о продаже части акций «Газпрома» государству, что открывает возможности либерализации рынка его акций и привлечения больших объемов иностранного капитала в газовую промышленность. Получила широкое распространение «отверточная технология» в производстве на российских предприятиях персональной вычислительной техники. Наконец, резко возросла инициатива зарубежных автомобильных корпораций по созданию в России производств современных автомобилей.

    Давая оценку степени рациональности иностранных инвестиций, следует учесть также и их отраслевую структуру. В первые кризисные годы реформ, да и в начале периода экономического роста иностранный капитал предпочитал сосредоточиваться в сырьевых отраслях и отраслях с быстрым оборотом авансированных средств, в торговле, сфере финансового посредничества и других дающих быструю отдачу участках российской экономики. Характерно, что в некоторые годы торговля поглощала от трети до половины, всего объема поступавших в страну иностранных инвестиций. Зримыми последствиями этого стало значительное число крупных торговых сетей, прочно утвердившихся на отечественном потребительском рынке. Вначале эти сети освоили рынок потребительских товаров в Москве, а затем двинулись на периферию, и сейчас трудно найти хотя бы один регион, где не действовала бы одна или несколько торговых сетей с иностранным капиталом. Потребительский рынок — это, безусловно, важная сфера экономики, но наиболее ценным, как, в частности, демонстрирует опыт Китая, является участие иностранного капитала в создании высокотехнологичных современных производств электроники, средств связи, медицинского оборудования, сложной машиностроительной продукции и т.д. Но этого пока не наблюдается в рамках российской экономики. Проявившаяся ранее тенденция сохраняется и в настоящее время.

    Лидерами по привлечению портфельных инвестиций являются производство кокса и нефтепродуктов, металлургия, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, а также финансовая деятельность (свыше 85% всего объема портфельных инвестиций). Ценные бумаги других отраслей, и прежде всего машиностроения, пока являются менее привлекательными для иностранных инвесторов. Наконец, бесспорным фаворитом использования прочих инвестиций оказывается торговля и различные виды сервиса, куда направлено почти 50% всех прочих инвестиций.

    Значительный интерес представляет анализ накопленных иностранных инвестиций, в особенности ПИИ.

    В каждой из всех других отраслей их объем составляет менее 1% общей их величины. Лидером по объему накопленных ПИИ, так же, как и прочих инвестиций, является опять-таки добыча топливно-энергетических полезных ископаемых. За нею следует металлургия и ряд других отраслей по первичной обработке сырья. Почти треть всех ПИИ сосредоточена в финансовой сфере, торговле и операциях с недвижимостью. Оказывается сравнительно незначительным объем ПИИ в автомобилестроении, хотя в последнее время эта отрасль привлекает внимание почти всех крупных иностранных автопроизводителей. В прочих отраслях машиностроения объем накопленных ПИИ незначителен. Никак не заявило себя в этом отношении российское станкостроение, хроническое отставание которого может вызвать серьезные негативные последствия и является сдерживающим фактором для структурной перестройки экономики.

    Таким образом, отраслевую структуру иностранных инвестиций в России также нельзя признать рациональной. В наиболее актуальных в настоящее время направлениях инвестирования, таких как машиностроение, в частности приборостроение, информатика, активность иностранных инвесторов является еще низкой. Объем их инвестиций в эти отрасли в совокупности едва достигает 10% всех прямых инвестиций. Для решения проблемы модернизации российской экономики отраслевая структура их должна быть существенно изменена с резким ростом объема и удельного веса прямых инвестиций именно в эти отрасли. В этом отношении только в самые последние годы положение начинает меняться.

    Стратегия государства в части обеспечения более рациональной отраслевой структуры прямых иностранных инвестиций должна заключаться прежде всего в выравнивании уровней рентабельности различных отраслей. Технический уровень производства, уровень производительности труда, степень конкурентоспособности производимой продукции, как известно, очень сильно различаются по отдельным отраслям. При этих условиях иностранный капитал, естественно, стремится в сферы производства конкурентоспособной продукции с высокой рентабельностью этого производства. Но эти отрасли до известного предела вообще могли бы обойтись без прямых иностранных инвестиций. При высокой степени их интеграции в мировую систему хозяйства источником инвестиций в них все в большей степени становятся кредиты и займы иностранных финансовых структур, т.е. прочие инвестиции, а также развивающиеся процессы создания транснациональных объединений.

    Использование только рыночных методов регулирования не даст желательных скоростей и объемов перелива капиталов между отраслями, и различия в уровнях их рентабельности будут существовать достаточно долго. В связи с этим возникает необходимость принятия мер государственного регулирования процесса выравнивания рентабельности. Эти меры должны включать установление дифференцированных налоговых режимов для различных отраслей, а также определенное субсидирование некоторых из этих отраслей. Кроме того, в этом направлении могут быть приняты меры целевого стимулирования иностранных инвесторов, которые должны обеспечить приток большей части инвестиций в отрасли высоких технологий.

    Не менее важной составной частью стратегии государства в сфере иностранных инвестиций является также обеспечение благоприятного инвестиционного климата в тех регионах страны, которые пока следует относить к числу депрессивных. Имеющиеся данные о региональном распределении иностранных инвестиций показывают, что оно отличается крайней неравномерностью. Распределение общей суммы иностранных инвестиций по регионам страны по данным Госкомстата России. Почти половину всех инвестиций сосредоточила Москва как крупнейший деловой и финансовый центр страны. Большая часть этих инвестиций, очевидно, пришлась на прочие инвестиции: займы и кредиты, поскольку именно в Москве сосредоточены самые крупные корпорации и банки — заемщики зарубежных капиталов. В остальном же читателю, хотя бы поверхностно знакомому с географией российской промышленности, станет ясно, к каким регионам и почему главным образом тянутся иностранные инвестиции. Архангельская область, например, — это лесное хозяйство, Ханты-Мансийский национальный округ — главный производитель идущих на экспорт нефти и газа, Сахалинская область — разработка нефтегазового месторождения на шельфе по соглашению о разделе продукции «Сахалин2», области Урала и республика Саха (Якутия) — Металлургия и добыча цветных и драгоценных металлов, Нижегородская область — химические производства. Отрасли машиностроения в основном только Санкт-Петербургом и Самарской областью, где уже тогда ощущалась активность иностранных инвесторов в автомобилестроении, а также Калужской областью, где благодаря высокой активности региональных властей создан благоприятный инвестиционный климат для нескольких крупнейших мировых автомобильных концернов.

    Санкт-Петербург можно отметить в этом смысле также как регион, где вводятся в строй крупные автомобилестроительные предприятия й осуществляется финансирование совместных с иностранцами работ по созданию газопровода «Северный поток».

    Таким образом, исходя из сложившейся ситуации, главными целями государственной политики в сфере иностранных инвестиций должны быть, во-первых, создание условий для их количественного роста, во-вторых, одновременное качественное изменение их общей структуры с максимальным сдвигом в сторону прямых инвестиций, в-третьих, изменение их отраслевой структуры с максимальным сдвигом в сторону отраслей, формирующих постиндустриальную экономику страны, и, в-четвертых, усиление инвестиционной привлекательности регионов страны для более равномерного распределения этих инвестиций по ее территории. Эти цели должны стать основным содержанием возложенной на Правительство РФ ст. 23 Закона № 160ФЗ функции «разработки и обеспечения реализации федеральных программ привлечения иностранных инвестиций» и найти свое отражение в программе социально-экономического развития России.

    Размер накопленных прямых иностранных инвестиций в российской экономике составляющий в целом 103,060 млрд. дол., по сравнению с общим размером накопленного богатства страны можно считать еще незначительной величиной. Но, с другой стороны, как уже говорилось, не исключено, что через различных посредников иностранцы в достаточно неконтролируемой форме являются владельцами весьма крупных долей в активах многих ведущих и даже имеющих стратегическое значение российских предприятий. Этот процесс, безусловно, заслуживает тщательного изучения.

    При осуществлении ПИИ, как их прямое следствие, возникает экономия, которая может быть определена в соответствии с приведенной выше методикой.

    Но ограничиваться только ее определением при оценке эффективности прямых иностранных инвестиций было бы неправильно. Рассматривая проблему их отраслевой структуры, нельзя забывать, каковы их технологические особенности. Наибольшей эффективностью обладают те из них, которые вызывают наиболее значительный мультипликативный эффект в смежных отраслях российской экономики, порождая там новые рабочие места и меняя устаревшую технологию производства. Например, имеется уже немало примеров так называемых отверточных производств, созданных иностранцами в автомобилестроении, компьютерной технике и ряде других отраслей. Такое производство базируется почти целиком на комплектующих изделиях, завозимых из-за рубежа, в России же осуществляется только сборка готовых изделий. И в этом случае возникает определенный мультипликативный эффект. Так, производство иномарок требует развития соответствующего автосервиса, обогащает российских производителей современным опытом и т.д. Тем не менее этот эффект не столь велик, как он мог быть в случае организации в России производства и комплектующих изделий для тех же иномарок. Но при этом возникают соответствующие, значительно более высокие требования к таким комплектующим. Поэтому для государства, желающего органически «встроить», скажем, японское автомобилестроение в российскую экономику, необходимо рассматривать такую задачу как комплексную, охватывающую целый ряд ее отраслей.

    В ряде случаев эта задача становится еще более сложной. Так, сборка современных персональных компьютеров основывается на использовании комплектующих (процессоров, системных блоков, принтеров и т.д.), производимых сравнительно ограниченным числом предприятий в различных странах Юго-Восточной Азии, давно и прочно занявших свое господствующее место на мировом рынке. Вряд ли есть смысл дублировать эти производства в России. Но встав на путь массовой компьютеризации, Россия вполне может и должна поставить себе задачу создания принципиально новых поколений вычислительной техники, суперкомпьютеров, а также разработки ультрасовременного математического обеспечения для них.

    Таким образом, подход к оценке эффективности прямых иностранных инвестиций не может ограничиваться только чисто коммерческой стороной дела. Необходимо оценивать и их общие Экономические последствия. Естественно, когда отечественный вариант оказывается коммерчески более эффективным, возможно, ему и следует отдать предпочтение, но с приведенными выше оговорками. Вместе с тем в целом ряде случаев отечественного варианта просто не существует, поскольку требующиеся новые технологии, оборудование, организация управления, информатика и т.д., одним словом, структурная перестройка производства, могут быть обеспечены только за счет зарубежных источников.

    Возникший мировой финансово-экономический кризис, естественно, требует определить то, насколько могут измениться описанные выше подходы к оценке динамики и структуры иностранных инвестиций в Россию, экономика которой также оказалась подверженной кризисным явлениям? Несмотря на то, что подходы в целом остаются прежними, в краткосрочном периоде, общие объемы, структура иностранных инвестиций должны измениться. Должно измениться и отношение, как органов регулирования экономики, так и российских хозяйственных структур к различным формам инвестиционного взаимодействия с нерезидентами.



    тема

    документ Инвестиции
    документ Инвестиционная эффективность
    документ Инвестиционный анализ
    документ Инвестиционный проект
    документ Инвестиционная и инновационная деятельность




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара на 2018 год
    Курс евро на 2018 год
    Цифровые валюты 2018
    Алименты 2018

    Аттестация рабочих мест 2018
    Банкротство 2018
    Бухгалтерская отчетность 2018
    Бухгалтерские изменения 2018
    Бюджетный учет 2018
    Взыскание задолженности 2018
    Выходное пособие 2018

    График отпусков 2018
    Декретный отпуск 2018
    ЕНВД 2018
    Изменения для юристов 2018
    Кассовые операции 2018
    Командировочные расходы 2018
    МСФО 2018
    Налоги ИП 2018
    Налоговые изменения 2018
    Начисление заработной платы 2018
    ОСНО 2018
    Эффективный контракт 2018
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты