Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Психология старых мужчин

Психология старых мужчин

Психология мужчин

Вернуться назад на Психология мужчин

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Возраст является важной переменной как для понимания и прогнозирования индивидуального поведения, так и для функционирования и развития общества в целом. Взаимоотношения людей определяются временными границами пребывания в рамках тех или иных социальных институтов. Возраст является важным социокультурным и биологическим феноменом.

Его анализ необходимо строить с учетом следующих положений:

1. Возрастной процесс нельзя исследовать вне социальных, культурных и исторических изменений, так как люди рождаются, развиваются и стареют не в вакууме. Поэтому следует изучать не только отличительные признаки различных возрастных групп, детерминированные различными социокультурными условиями, но и изменения социума под влиянием этих возрастных различий.
2. Возраст может быть понят только в контексте его социокультурной вариативности - как в пределах одного социума, так и на кросс-культурном уровне.
3. Возраст можно изучать только в рамках анализа всего жизненного пути человека, а не какой-либо его части. Возрастной процесс начинается с рождения и заканчивается смертью, а не начинается в какой-то особенный момент. К тому же в социуме люди всех возрастов взаимосвязаны между собой.
4. Индивидуальный возрастной процесс представляет собой комплексное взаимодействие биологического и психологического развития, которое происходит в изменяющейся социокультурной внешней среде.

Индивидуальный возрастной процесс в современном обществе включает в себя биологический, психологический, социальный и культурный процессы развития, которые имеют собственные детерминанты и эффекты и, безусловно связаны между собой. «Поэтому адекватная возрастная идентификация человека происходит при пересечении траекторий данных процессов, которые протекают с различной скоростью. Постоянной величиной остается лишь хронологический возраст».

К настоящему времени в науке не сформировано общепринятого определения пожилого возраста. «Часто можно встретить на страницах научных работ термины «престарелые», «пожилые люди», «люди преклонного возраста», «третий возраст» и пр. как взаимозаменяющие, это не способствует адекватной обработке и использованию получаемых исследователями данных». Можно сказать, что пожилого возраста каждый индивид достигает в 60 лет.

Старость - самый парадоксальный и противоречивый человеческий возраст. Иногда считают, что старость, в первую очередь, - это биологический феномен, который сопровождается серьезными психологическими изменениями. Многие исследователи рассматривают ее как совокупность потерь или утрат – экономических, социальных, индивидуальных, которые могут означать потерю автономии в этот период жизни. В то же время отмечается, что это своего рода кульминационный момент аккумуляции опыта и знаний, интеллекта и личностного потенциала пожилых людей, позволяющего им приспособиться к возрастным изменениям.

Старость в психологии - это заключительный период человеческой жизни, условное начало которого связано с отходом человека от непосредственного участия в производительной жизни общества, характеризующийся новообразованиями, как и любой другой возраст.


Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса - и в филогенетическом (в сравнении с прежними обществами), и в онтогенетическом (сравнительно с прежними возрастными периодами жизни индивида) ракурсах. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью (у тех, кто ее имел) и место в системе организации труда (у наемных работников). В индустриальном обществе, где акцент делается скорее на достижениях, относительно ранний выход на пенсию и усиление значимости юности как главного критерия личных и эстетических ценностей существенно изменили социальный статус пожилых. Эти изменения привели к возникновению дискуссии о старом возрасте как таком этапе жизненного цикла, который связан с освобождением не только от работы, но и вообще от многих нормативных обязательств и соответственно — со снижением общей социабельности. Старение и болезнь нередко рассматриваются не только как печальная неизбежность, но и в некотором роде моральный проступок. Распространение в обществе таких взглядов оказывает серьезное психологическое давление не только на пожилых, но и на тех членов общества, которые приближаются к соответствующему возрастному пределу. Возрастание общей доли стариков в населении и распространение сравнительно раннего ухода на пенсию приводят к восприятию самого возраста как социальной проблемы.

Проблема ценности старости, идеала старости и идеалов пожилых становится существенным элементом психологического климата общества, создающего психологический комфорт или дискомфорт пожилых. В обществе к старым людям относятся двояко: негативно и позитивно.

В современном обществе заметно влияние геронтофобных установок по отношению к старости и пожилым людям на уровне обыденного сознания. Из негативных оценок старости следует гетерофобный вывод о том, что не стоит продлевать старость, тягостную как для индивида, так и для общества. В современном российском обществе, хотя и в меньшей степени, чем в западных странах, вступивших в эпоху модернизации, формируется отношение к пожилым людям, как ненужным обществу людям. Пока в общественном сознании современного российского общества преобладает «патологичная» парадигма «доживания», которая, несправедлива, малопродуктивна, недальновидна. Существует мнение, что основное предназначение старости — терпеливо сносить боль и страдания. Хотя подобное мужество высоко оценивается и считается глубоко нравственным, в действительности оно противоестественно. Активность, направленная на достижение жизненных целей — социальная или политическая деятельность, интеллектуальные, творческие искания, общение с друзьями, близкими, молодежью, — может наполнить старость смыслом. В идеальном обществе понятие старости вообще исчезнет, пожилой возраст станет «определенным этапом зрелости, приобретающим собственное равновесие и открывающим перед индивидом новые многочисленные возможности».

Отношение к собственному старению — активный элемент психической жизни в позднем возрасте. Можно выделить благоприятные и неблагоприятные формы психического старения. Хорошее здоровье, умеренный характер возрастных изменений, сохранение деятельного образа жизни, наличие семьи, материального достатка, так же как и прошлые заслуги, награды и звания, не являются залогом осознания старости как интересного, полноценного периода жизни. И при наличии всего перечисленного человек в старости может считать себя ущербным, обделенным, больным, убогим и несчастным. Приятие собственного старения есть результат активной творческой работы по переосмыслению жизненных установок и позиций, переоценке жизненных ценностей.

В статье «Старение как эмоциональный шок», В. А. Иванов предположил, что к определенному возрасту старение становится источником особой психической травмы, возможно, определяющей минорное настроение на всю оставшуюся жизнь. «Процесс старения разделяется на составляющие и каждая из составляющих процесса старения, попадающих в самосознание, может по-разному и в различной степени оказывать травматическое действие».

Обзор изменения личностных проявлений в старости делает чрезвычайно актуальной для геронтопсихологии проблему типологии старения. Попыток описания типов старения было сделано очень много. «В типологии Ф. Гизе, построенной на основе отношения человека к собственному старению, выделяются три типа стариков и старости: первый - старик-негативист, отрицающий у себя какие-либо признаки старости; второй - старик-экстраверт, признающий наступление старости через внешние влияния и наблюдение за изменениями (выросла молодежь, имеют место расхождение с нею во взглядах, смерть близких, изменение положения в семье, изменения-новшества в области техники, социальной жизни и т. д.); третий - интровертированный тип, для которого характерно острое переживание процесса старения. Человек не проявляет интереса к новому, погружается в воспоминания о прошлом, малоподвижен, стремится к покою и т. п.».

И.С. Кон приводит свою классификацию типов старости, в зависимости от характера деятельности, которой она заполнена:

1. Первый тип – активная, творческая старость. Люди расставались с профессиональным трудом и продолжали участвовать в общественной жизни, живут полнокровной жизнью, не ощущая какой либо ущербности.
2. Второй тип старости также отличается хорошей социальной и психологической приспособленностью, но энергия этих людей направлена главным образом на устройство собственной жизни – материальное благополучие, отдых, развлечение и самообразование, на что раньше не доставало времени.
3. Третий тип, в котором преобладают женщины, находит главное приложение силы в семье. Им некогда хандрить или скучать, но удовлетворенность жизнью у них обычно ниже, чем у представителей первых двух типов.
4. Четвертый тип – люди, смыслом жизни для которых стала забота о здоровье, которая стимулирует достаточно разнообразные формы активности и дает определенное моральное удовлетворение. Однако эти люди склонны преувеличивать значение своих действительных и мнимых болезней.

«Все эти 4 типа старости И. Кон считает психологически благополучными и замечает, что есть и отрицательные типы развития: это агрессивные старые ворчуны, недовольные состоянием окружающего мира, критикующие все, кроме самих себя, всех поучающие и терроризирующие окружающих бесконечными претензиями; разочарованные в себе и собственной жизни, одинокие и грустные неудачники, постоянно обвиняющие себя за действительные и мнимые упущенные возможности, делая себя тем самым глубоко несчастными».

Психиатр Е. С. Авербух выделяет два крайних типа в собственном отношении к своей старости. «Одни долго не чувствуют и даже не осознают свой возраст, поэтому в поведении «молодятся», подчас теряя в этом чувство меры. Другие – как бы переоценивают свою старость, начинают чрезмерно беречь себя, раньше времени и больше чем это требуется, ограждают себя от жизненных треволнений».

А.И. Анцыферова, отечественный психолог, выделяет два типа, отличающихся друг от друга уровнем активности, стратегиями совладения с трудностями, отношение к миру и к себе, удовлетворенностью жизнью.

Представители первого типа мужественно, без особых эмоциональных нарушений переживают уход на пенсию. У них отличается высокая активность, которая связана с позитивной установкой на будущее. Нередко эти люди воспринимают установку как освобождение от социальных ограничений, предписаний и стереотипов рабочего периода. Занятия новым делом установление дружеских контактов, сохранение способности контролировать свое окружение порождают удовлетворенность жизнью и увеличивают ее продолжительность.

У представителей второго типа развивается пассивное отношение к жизни, оно отчуждаются от окружения, сужается круг их интересов и снижается показатели теста интеллекта. Они теряют уважение к себе и переживают тяжелое чувство ненужности. Такие люди тяжело переживают свой поздний возраст не борются за себя, погружаются в прошлое и, будучи физически здоровыми быстро дряхлеют.

Отечественный психолог В.А. Иванов выделяет шесть типов отношения человека к факту собственного старения:

1) нормальное, т.е. соответствующее состоянию или тому, что ему сообщают о старости;
2) пренебрежительное, когда человек недопонимает особенности старения, «необоснованный оптимизм». Здесь наблюдается недооценка человеком особенностей старения. Такой человек нередко бравирует своим пренебрежением к старости. Однако обычно за подобной бравадой обнаруживается активированная общей слабостью потребность в безопасности, скрытый страх за свое здоровье и жизнь;
3) отрицающие, при котором человек не обращает внимание на старение, отгоняет от себя мысли о нем (таким людям свойственно подчеркивание своих возможностей и чрезмерной активности, имеющее своей целью сохранение прежнего статуса жизни;
4) геронтофобное, когда человек несоразмерно боится старости, в большей или меньшей степени понимая, что его опасения преувеличены, но не в состоянии бороться с ними. Здесь важные прежде жизненные цели, социальные интересы отодвигаются на второй план, а неудовлетворенные потребности, например, в признании, эмоциональном контакте и опеке частично удовлетворяются благодаря объявлению себя беспомощным человеком;
5) трагическое, при котором человек убежден, что старость – это уже не жизнь, рассматривает старение как крушение всего, а себя – как руину (в этом случае, очевидно активизируются механизмы защиты, в частности отрицания, и сам факт старения является глубокой психической травмой);
6) геронтофильное, связанное с определенным успокоением и приятными чувствами от старения (старость, например, может рассматриваться как обретение долгожданной свободы, возможностью «пожить для себя» и пр.).

Сравнительный анализ представленных типологий старения показывает, что общей детерминантой выбора пожилым человеком конструктивной или неконструктивной стратегии старения является его отношение к этому процессу, которое складывается не только в поздние периоды онтогенеза, когда старость является свершившимся фактом, но и на более ранних этапах жизненного пути.

Исследования отечественных и зарубежных ученых свидетельствуют о многообразных проявлениях положительного отношения старого человека к жизни, к людям, к себе. «Психологические исследования показывают, что большинство людей в пенсионном возрасте сохраняют работоспособность, компетентность, интеллектуальный потенциал. В настоящее время люди, вышедшие на пенсию, отстаивают свои права на активную жизнь в обществе, могут осваивать и новые профессии, совершенствоваться в сфере своего привычного дела. Некоторые из них желают получить новейшие знания в области своей или смежной профессии».

Исследователь личностных изменений в старости Н.Ф. Шахматов, характеризуя симптомы психического упадка и психических болезней, расстройств, считает, что «представление о психическом старении не может оказаться полным и цельным без учета благоприятных случаев, которые лучше, чем какие-либо другие варианты, характеризуют старение, присущее только человеку. Эти варианты, будь они обозначены как удачные, успешные, благоприятные и, наконец, счастливые, отражают их выгодное положение в сравнении с другими формами психического старения».

Даже и при плохом здоровье, скромном материальном достатке, относительном одиночестве пожилой человек может находиться в согласии со своим возрастом, оказаться в состоянии выделить положительные стороны своего нового старческого бытия, испытывать высокие радости. Обычно при этом можно наблюдать пересмотр прошлых жизненных установок и взглядов, что сопровождается выработкой новой, созерцательной, спокойной и самодостаточной жизненной позиции, удовлетворенностью настоящим, самоудовлетворенностью. Шахматов Н.Ф., исследуя психологические особенности пожилых людей, пришел к выводу о том, что у них появляется терпимое или безразличное отношение к своим физическим недугам. Близка к этому и динамика отношения к собственной смерти. «Исследуя пожилых старше 60 лет, не обнаруживающих признаков невротических и психических расстройств, мы отмечали у них отсутствие истинного интереса к вопросам, связанным с приближением смерти. Создавалось впечатление, что чем старше человек, тем менее актуален для него данный вопрос. На этих этапах отношение к продолжающим выявляться и утяжеляться физическим изменениям определяется утвердившейся к времени позднего возраста позицией, отражающей приятие или неприятие старческого бытия».

Представление о жизни в старости как жизни полноценной в значительной степени определяется установившимся к этому времени характером деятельности старого человека. В возрасте деятельной «молодой» (60 — 70 лет) старости человек приходит к мысли, что к той форме деятельности, которой он занимался до этого, существенного уже ничего добавиться не может. Именно этот возраст и есть то время, когда утверждается мысль завершить жизненную программу каким-то обобщением, подведением итогов. Если повседневная деятельность в какой-то степени отвечает этой задаче, налицо и удовлетворение своей старческой жизнью. Положительная оценка предусматривает установление приемлемых рамок и объема повседневной новой деятельности, а удовлетворение жизнью связано с положительным отношением к собственному старению как времени, когда возможно, в силу внутренних потребностей, переосмыслить свою прошлую жизнь с учетом того, что нового в ней, по старым меркам, уже ничего не будет. Новое открывается именно за счет переосмысления, и это, несомненно, несет в себе положительный эмоциональный заряд.

Давая характеристику пожилым людям с положительной оценкой к старению, в первую очередь следует подчеркнуть их жизненную ориентацию только на настоящее. У этих пожилых людей не выявляется ретроспективной проекции на счастливое прошлое, нет планов деятельной жизни на будущее. Созерцательная, самодостаточная жизненная установка на настоящее — основное, что определяет весь строй их психической жизни. Окружающая жизнь, состояние собственного здоровья, физические немощи и недуги принимаются ими без желания что-либо изменить и от чего-то избавиться. Именно у этих лиц можно выявить стремление переосмыслить свой жизненный опыт, прошлую деятельность с позиции сегодняшнего дня и положения старого человека. В этом случае прошлые успехи в приобретении знаний, почетных должностей и званий теряют былую привлекательность и кажутся малозначащими. Крепость семейных и родственных отношений представляется иллюзорной, исчезает чувство устойчивости внутрисемейных связей. Материальные ценности, приобретенные в течение жизни, лишаются прежнего смысла. Происходит коренная переоценка ценностей, определяющих смысл и цель прошлой жизни, находит практическое выражение в утверждающемся в старости спокойном, созерцательном и самодостаточном образе жизни. К этому времени обнаруживаются и новые интересы. Среди них первое место занимают обращение к природе, стремление довольствоваться малым. Укрепляются различного рода морально-нравственные ценности. Нередко это впервые появляющееся стремление оказаться полезным физически слабым и больным людям, брошенным животным. Довольно часто пожилые люди открывают для себя новые интересы, имеющие отношение к общим проблемам естествознания, философии, религии, искусства.

Пожилые - это очень разные люди. Среди них есть мужчины и женщины; здоровые и больные; проживающие в семьях и одинокие; довольные уходом на пенсию и жизнью и несчастные, отчаявшиеся в жизни; малоактивные домоседы и жизнерадостные, оптимистически настроенные люди, занимающиеся спортом, ведущие активный образ жизни; живущие в крупных городах и сельской местности и так далее.

В современной отечественной и зарубежной литературе вопрос влияния вида поселений на формирование жизненных установок в пожилом возрасте практически не исследован. Тем не менее, на наш взгляд, освещение данной проблематики является необходимым условием для формирования более детализированного психосоциального портрета пожилого человека.

Поселение является формой включения индивида в общественную жизнь, средой его социализации. Оно формирует у него определенные социальные качества. Любой тип поселения — это непосредственная среда жизнедеятельности человека. В данном плане социальная функция поселения выражает его место в границах общества как целостной системы.

Условия, в которых человек трудится, удовлетворяет свои естественные потребности, определяют меру возможностей в конкретном месте поселения — это реальные условия, детерминированные профилем поселения, его численностью, административным статусом. Неоднородность условий жизни порождает социально-территориальные различия. Город или село, как непосредственная среда жизнедеятельности человека в широком смысле реализует важнейшую интегрирующую функцию — функцию социального развития человека, населения.

Эмиль Дюркгейм и Луис Арт, которые разработали теорию аномии, считали, что города по своей природе враждебны человеческим отношениям. На основании социологических исследований, посвященных проблемам города и села, проведенным в последние десятилетия, также были сделаны выводы о неблагоприятном воздействии городской среды на человека.

В городах даже родственники чаще всего живут достаточно далеко друг от друга, здесь множество профессий и видов деятельности, ежедневные поездки на работу становятся частью образа жизни, наблюдается значительная анонимность общения. Здесь в отличие от сельских поселений существенно ниже степень социального контроля за поведением людей. В городских условиях существует опасность перенапряжения человеческого мозга, и человек как бы уходит в себя, отдаляется от других. В городах больше людей, страдающих психическими расстройствами, несмотря на лучшие социально-бытовые условия и медицинское обслуживание; ниже средняя продолжительность жизни.

Сельская поселенческая общность противоположна городу по всем основным характеристикам. Преобладают социально и национально однородные семьи, нет городской анонимности общения. Очень сильны общественное мнение, социальный контроль, особенно со стороны старшего поколения, традиции. Здесь ниже ритм жизни, проще формы общения, меньше психологических нагрузок.

Жизнь в мегаполисах необратимо изменяет человека, его восприятие природы и его психику. В средствах массовой информации стала популярна тема: «Одиночество в толпе», это является показателем того, что, несмотря на постоянное непосредственное присутствие других людей, человек чувствует себя одиноким, он социально анонимен. Жизнь в мегаполисе разъединяет его жителей, а не сближает.

С выходом на пенсию, пожилому человеку, проживающему в городе, гораздо сложнее приспособиться к новым условиям жизни, нежели пожилому человеку, проживающему в сельской местности. Это связано с тем, что в жизненном укладе сельских поселений сохранились элементы традиционной соседской общины. В них довольно стабильный состав жителей, слаба его социально-профессиональная и культурная дифференциация, типичны тесные родственные и соседские связи, т.е. после прекращения профессиональной деятельности сельскому пенсионеру не приходится полностью перестраивать свою жизнь, многое в его жизненном укладе остается неизменным.

Выход на пенсию - сложное, многоплановое социальное событие и социальный процесс. Он складывается из этапа подготовки к оставлению работы, этапа принятия непосредственного решения о прекращении трудовой деятельности и этапа адаптации к новым социальным ролям.

Одним из последствий выхода на пенсию является потеря каждодневных, доведенных до ритуала моделей поведения, что способствует структурированию нашего бытия. Первое время пенсионеры могут наслаждаться свободой, затем, как правило, возникает чувство опустошенности, ненужности, бесполезности. С течением времени они преобразуются во фрустрацию, что зачастую провоцируют гневную и раздражительную реакцию на мир; в некоторых случаях возможна необоснованная агрессия, направленная как на других, так и на себя.

Выход на пенсию приводит к изменениям паттернов поведения в семье. Например, многие супружеские пары начинают проводить намного больше времени вместе. Переход от продуктивной в экономическом смысле роли к непродуктивной может оказаться стрессовым. Все эти факторы говорят о том, что психологическое приспособление к пенсии необходимо, и те, кто в состоянии разработать стиль жизни, сохранив связь с прошлым, и определить новые смыслы жизни, приспосабливаются хорошо.

В литературе не существует единого мнения относительно прямой связи между выходом на пенсию и психическим здоровьем в старости.

Многие исследователи обратили внимание на то, что один из самых глубоких психосоциальных кризисов личности связан с выходом на пенсию, потерей работы, и сопровождается депрессией, соматическими заболеваниями или ипохондрией, в то время как другие считают, что сам по себе выход на пенсию не может оцениваться как фактор, негативно влияющий на психику, не является причиной кризиса, а имеет отрицательное значение только при определенных чертах личности, психологической неподготовленности, неприятии положения пенсионера.

Однозначно решить вопрос о том, что же представляет собой выход на пенсию, испытывает ли человек при этом чувство освобождения или, наоборот, ущемления, не представляется возможным. Для каждого конкретного пожилого человека этот вопрос решается по-своему. В том случае, когда жизнь в позднем возрасте наполнена смыслом, делами и интересами, значимыми для данного человека, утрата прошлого привычного стереотипа не представляется тягостной.

Пенсионеры имеют материальный доход в несколько раз ниже, чем работающие. Это связано, прежде всего, с дефектами и физического состояния, вызванного заболеваниями с пониженной двигательной активностью. Особенно эта проблема касается одиноких пожилых женщин и мужчин, которым ждать помощи остается только от государства.

Наиболее сильным стрессом для людей пожилого возраста является одиночество в старости. У пожилого человека зачастую нет родственников, сверстников, друзей. Одиночество в старости может быть связано и с отдельным проживанием от молодых членов семьи. Однако более существенными в старости оказываются психологические аспекты (изоляция, самоизоляция), отражающие осознание одиночества как непонимания и безразличия со стороны окружающих. Особенно реальным одиночество становится для человека, живущего долго.

В центре внимания, дум, размышлений старого человека может быть исключительно ситуация, породившая ограничение круга общения. Неоднородность и сложность чувства одиночества выражается в том, что старый человек, с одной стороны, ощущает увеличивающийся разрыв с окружающими, боится одинокого образа жизни; с другой стороны, он стремится отгородиться от окружающих, защитить свой мир и стабильность в нем от вторжения посторонних. Практикующие геронтологи постоянно сталкиваются с фактами, когда жалобы на одиночество исходят от старых людей, живущих вместе с родственниками или детьми, гораздо чаще, чем от стариков, живущих отдельно. Одна из очень серьезных причин нарушения связей с окружающим кроется в нарушении связей стариков с молодыми людьми. Раньше престарелые, включенные в сеть тесных и многогранных семейно – родственных взаимосвязей, чувствовали себя востребованными в своей семье, не одиноко, внося незаменимый вклад в процесс социализации подрастающего поколения и социального контроля нам ним. Сейчас происходит очень интересная ситуация в России: на смену демографически молодому обществу, где общественный авторитет и власть принадлежали старшему поколению, пришло демографически старое общество с доминирующим положением молодежи.

Потеря социального статуса усугубляется психологической проблемой одиночества стариков. Ряд исследований, раскрывающих социальные, геронтологические, психологические особенности людей пожилого возраста (К. Висьневска-Рошковский, В. Климова, Н. Дементьева, Ф. Углова), показывают определенный интерес к этой малоизученной проблеме. «Исследования, проведенные Перланом и его коллегами, вывели гораздо больше фактов одиночества среди пожилых людей, которые проживали с родственниками, чем среди других пожилых, которые жили одни. Оказалось, что социальные контакты с друзьями или соседями оказывают больше влияние на внутреннее благополучие пожилых людей, чем контакты с родственниками. Контакты с друзьями и соседями снижали их чувство одиночества и повышали чувство собственной пригодности и ощущение, что тебя уважают и другие».

«Одиночество, - сказал один мудрец, - не измеряется расстоянием, отделяющим одного человека от другого, оно обусловлено наличием или отсутствием «родственной души». В то же время, одиночество как отсутствие человеческих контактов разрушает личность, её социальный строй».

В пожилом возрасте наиболее актуальны, как ни странно, отношения между мужем и женой. Насколько они уважительны, заботливы и партнерские. Вот где источник долголетия и счастливой старости.

«Пожилой возраст не является помехой для создания семьи. Как сообщила корреспонденту БЕЛТА пресс-секретарь Национального статистического комитета Беларуси Елена Кондратенко, в прошлом году в пожилом возрасте заключили брачный союз 696 женщин и 1150 мужчин, при этом в 576 случаях оба вступающих в брак были в возрасте 60 лет и старше. Число браков на 1000 человек соответствующего пола в возрасте 60 лет и старше составило 1,8 у мужчин и 0,6 у женщин. То есть мужчины пожилого возраста вступают в брак в 3 раза чаще, чем их сверстницы. Итоговые данные переписи населения позволяют дать характеристику брачно-семейному положению пожилым мужчинам и женщинам, отметила Елена Кондратенко. Так, 76% мужчин и 34% женщин в возрасте 60 лет и старше состоят в браке. Доля разведенных женщин в этом возрасте существенно выше, чем среди мужчин. Это связано с тем, что вдовцы и разведенные мужчины чаще вступают в повторный брак».

Традиции современной культуры предписывают стареющему человеку, пожилой семье проблемный, девиантный статус, обусловленный представлением об истощении их ресурсов. Не уделяется должного внимания своеобразию пожилых семей. В то же время социальные практики повлекли за собой отрицательные социальные и экономические последствия. Стало очевидным, что пожилые семьи занимают свою особую нишу. Она становится уникальным местом удовлетворения фундаментальных человеческих потребностей, сферой, в которой осуществляется основная деятельность, досуговая составляющая, реализуются практики взаимной поддержки. Семья занимает одно из первых мест в ценностной структуре представителей старшего поколения. Превалирующей ценностью становится само наличие близкого человека, возможность совместного с ним проживания, вовлеченность в общую деятельность. Супруги оказывают взаимопомощь в хозяйственных делах, обеспечивают психологическую компенсацию всевозможных нагрузок.

Супружество выступает одной из ключевых ценностей в позднем возрасте, одним из основных агентов социально-психологической поддержки и помощи. Выявлено также положительное воздействие супружеской поддержки на процессы реабилитации различных групп пожилых больных, на процессы адаптации выздоравливающих и улучшение способности преодолевать стрессовые ситуации. Повышенная привязанность пожилых людей выполняет защитную функцию. Оба супруга переживают схожие психические состояния, для них характерен высокий уровень эмпатийных переживаний, что в значительной степени помогает найти необходимые стратегии выхода из кризисных ситуаций.

Катастрофизм - интенсификация страхов. Чувство незащищенности, неприютности, фатальной угрозы. В ощущениях катастрофизма проявляются особенности гендерной жизнедеятельности пожилой супружеской пары. Во-первых, смерть одного из супругов - экстремальная ситуация, для выхода из которой требуются немалые усилия. При этом гендерные траектории выхода из ситуации смерти супруга значительно различаются. У пожилых мужчин гораздо больше возможностей вступить в брак, чем у пожилых женщин. Согласно результатам социологических исследований овдовевшие мужчины позднего возраста редко остаются в одиночестве. Они либо умирают вскоре после смерти супруги, либо находят себе «подругу-помощницу». Во-вторых, необходимо учитывать и наличие кризисной ситуации: кризиса пожилого возраста, связанного с выходом на пенсию, сменой ролевого репертуара, смещением притязаний с социального статуса на жизненный опыт и нравственные качества. Одновременно повышается тревожность личности. Причем у мужского и женского кризисов разная природа. Для женщины основная трудность связана с ее внешностью - утратой привлекательности, переходом к «будничной жизни» без мужского внимания. Для мужчины наиболее сложна встреча с ответственностью, которую предполагает солидный возраст.

Бремя забот, ложащееся на плечи пожилых женщин, усиливается по мере традиционной возрастной дифференциации между супругами. Кроме забот о своем здоровье многие пожилые женщины принимают на себя заботу и о здоровье своего мужа, и даже в еще большей степени по мере старения. Женщина возвращается «назад, к роли матери», теперь уже по отношению к мужу. Теперь, в ее обязанности входят следить за тем, чтобы он вовремя посещал врача, следить за его диетой, лечением и корректировать его деятельность. Поэтому брак более выгоден для старых мужчин, чем для женщин.

Наступление старости, выход на пенсию могут по-разному влиять на мужчин и женщин. В течении всей жизни человек постоянно приобретает или утрачивает определенные социальные роли и статусы, причем в каждом обществе эти роли и статусы, а также переход из одного состояния в другое, формируются по-разному в связи с существующими различиями в социальных структурах и культурных практиках, хотя везде есть и нечто общее: например, женщины практически везде выполняют «работу по заботе», в то время как мужчины все же в большей степени ассоциируются с ролью основного экономического «добытчика». Именно это различие в позициях в течение жизни, с точки зрения исследователей, обуславливает невыигрышное положение женщин в старости, прежде всего бедность и необходимость работать (выполнять семейные обязанности по уходу за другими членами семьи, домашнюю работу) подчас до самого конца жизни, без всякого «выхода на пенсию» в этом отношении.

Несколько отличается от такого подхода, однако вполне совместима с ним так называемая гипотеза «двойного риска». Она утверждает, что негативные эффекты от двух стигматизируемых позиций – быть женщиной, и быть старой – суммируются, и именно это ставит пожилых женщин в особенно уязвимую позицию. С другой стороны, выдвигается и противоположный аргумент, иногда обозначаемый как «гипотеза возрастного выравнивания». Согласно этому взгляду, гендерное неравенство в старости уменьшается, поскольку все пожилые люди подвержены физическому угасанию и другим негативным процессам, связанным с возрастом, вне зависимости от пола, биологического или социального.

Многие из стрессоров людей пожилого и старого возраста можно предупредить или относительно безболезненно преодолеть за счет изменения отношения к старикам и к процессу старения в целом. «Если мы не поймем, что жизнь и старение представляют собой процесс роста и прогресса, то мы не поймем основные принципы жизни…».

тема

документ Психология человека документ Психология общения
документ Жизнеобеспечение человека
документ Духовная сфера
документ Сферы жизни



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты