Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Обстоятельства исключающие деяние

Обстоятельства исключающие деяние

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Обстоятельства

Вернуться назад на Обстоятельства

Не забываем поделиться:

Отсутствие общественной опасности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ) или вины лица, совершившего общественно опасное деяние (ч. 1 ст. 5 УК РФ), исключают возможность признания деяния преступлением и привлечение лица, его совершившего, к уголовной ответственности, хотя содеянное формально и содержит признаки какого-либо состава преступления, предусмотренного российским уголовным законом.

Среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, лишь формально сходного с преступлением, и уголовную ответственность за его совершение, особое место в уголовном праве занимают те из них, которые указывают на правомерность совершаемого деяния, если даже оно связано с причинением уголовно-наказуемого вреда. Они свидетельствуют о том, что совершенное при этих обстоятельствах деяние лишено общественной опасности и виновности или только виновности, а значит, и преступности, и разрешено (дозволено) уголовным законом.

Действующее уголовное законодательство относит к таким обстоятельствам необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Действия, совершаемые в состоянии необходимой обороны (акт необходимой обороны), крайней необходимости (акт крайней необходимости), необходимости задержания лица, совершившего преступление (акт необходимого задержания преступника), или обоснованности риска (акт обоснованного риска), лишены общественной опасности.

Эти действия представляют собой акты общественно полезного поведения, поскольку лица, их совершающие, руководствуются нравственно-оправданными мотивами и, вынужденно попадая в рискованные положения или создавая их по своей инициативе, действуют осознанно ради достижения общественно полезных целей. Поскольку субъект такого поведения осознает общественную полезность своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно полезных последствий, представляющих собой результаты достижения общественно полезных целей, и желает их наступления, он совершает не виновный, а сознательный нравственно-оправданный и социально-одобряемый поступок. Социально-правовая и нравственно-психологическая оценка деяний, совершаемых при указанных обстоятельствах, не меняется от того, что они сопровождаются причинением вреда, являющегося необходимым следствием поведения, направленного на достижение более значимых общественно полезных результатов.

Другую группу обстоятельств, отнесенных уголовным законом к исключающим преступность деяния, составляют физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ) и исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Деяния, совершаемые при указанных обстоятельствах, признаются правомерными, но не потому, что они являются в целом общественно полезными, хотя наличие этого момента нельзя не заметить, а потому, что они совершаются невольно, по внешнему принуждению (физическому или психическому, в том числе вследствие приказа или иного обязательного для исполнения распоряжения), а значит, и невиновно.

Собственно, к таковым можно отнести деяния, о которых говорится лишь в ч. 1 ст. 40 и ч. 1 ст. 42 УК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 40 УК РФ «вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 настоящего Кодекса». Из смысла приведенного нормативного положения можно сделать вывод, что действия, совершаемые при указанных обстоятельствах, рассматриваются законодателем как специфические разновидности акта крайней необходимости и по своей социально-правовой и нравственной природе существенно отличаются от тех деяний, о которых говорится в ч. 1 ст. 40 УК РФ.

В ч. 2 ст. 42 УК РФ также говорится не об исполнении законного приказа или распоряжения (ч. 1 ст. 40 УК РФ), а о совершении лицом умышленного преступления «во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения», за которое оно «несет уголовную ответственность на общих основаниях».

Действия, совершаемые при обстоятельствах, указанных в гл. 8 УК РФ в качестве исключающих преступность деяния, являются во всех случаях вынужденными, необходимыми. Но в одних случаях состояние вынужденности или необходимости вызывается внешними обстоятельствами (при необходимой обороне – общественно опасным посягательством; при крайней необходимости и при обстоятельствах, указанных в ч. 2 ст. 40 УК РФ, – опасностью, непосредственно угрожающей правоохраняемым интересам; при обстоятельствах, указанных в ч. 1 ст. 40 УК РФ, – физическим принуждением, делающим человека неспособным руководить своими действиями (бездействием); при исполнении приказа или распоряжения – законным и обязательным для лица приказом или распоряжением), в других случаях – внутренними побудителями необходимости следовать своему нравственному долгу в рискованных ситуациях, предусмотренных ст. 38 и 41 УК РФ.

В последних случаях лицо действует по собственной инициативе, причиняя вынужденный вред правоохраняемым интересам для достижения общественно полезных целей, которых оно не может достигнуть без причинения такого вреда.

В основе содержания деяний, совершаемых при указанных в уголовном законе обстоятельствах, исключающих их преступность, лежат субъективное право или профессиональная обязанность. Правомерность актов необходимой обороны, крайней необходимости, в том числе в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 40 УК РФ, применения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, и деяний, совершаемых при обоснованном риске, объясняется в сущности тем, что все они представляют собой деяния, направленные на осуществление субъективных прав, таких, например, как право на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, личную собственность и некоторые другие.

Субъективные права могут относиться к собственным правам действующего лица или правам других лиц, в интересах которых осуществлялся соответствующий акт поведения. Иными словами, гражданин имеет возможность защищать права и свободы как свои, так и иных людей.

В Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод указывается на правомерный характер лишения жизни, когда оно является результатом применения силы в случаях абсолютной необходимости: при защите любого лица от незаконного насилия, при производстве законного ареста или воспрепятствовании побегу лица, задержанного на законном основании; при законно предпринятых действиях в целях подавления бунта или мятежа (ч. 2 ст. 2 разд. I).

О том, что причинение вреда при обстоятельствах, предусмотренных ст. 37–39 и 41 УК РФ, базируется на субъективном праве лица защищать свои и чужие правоохраняемые интересы, свидетельствует и сам уголовный закон. Так, в ч. 3 ст. 37 УК РФ говорится о праве на необходимую оборону в равной мере всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Подобное положение можно распространить и на остальные случаи причинения вреда при вышеуказанных обстоятельствах, закрепив его в соответствующих редакциях в ст. 38–39 и 41 УК РФ.

Во всех этих случаях речь идет о праве на риск, который всегда присутствует при указанных обстоятельствах и выражается в личной опасности действующего лица претерпеть фактические последствия. Целесообразно сформулировать положение о превышении пределов обоснованного риска в ч. 4 ст. 41 УК РФ подобно тому, как это предусматривается в ч. 2 ст. 37, ч. 2 ст. 38 и ч. 2 ст. 39 УК РФ, и указать во всех этих нормах, что именно с превышением пределов соответствующей необходимости, а не с любым «нарушением условий правомерности» (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ) законодатель связывает смягчение наказания за содеянное.

В основе правомерности деяний, совершаемых при обстоятельствах, предусмотренных ст. 37–39 и 41 УК РФ, находится субъективное право независимо от профессиональной подготовки и служебного положения лица. Но это вовсе не значит, что лица, на которых возложена профессиональная, в том числе служебная обязанность защищать правоохраняемые интересы других лиц, общества или государства, не могут и не должны действовать в соответствии с правилами, установленными уголовным законом для необходимой обороны, вынужденного причинения вреда при задержании преступника, крайней необходимости и обоснованного риска.

Из обстоятельств, исключающих преступность деяния, специально предусмотренных уголовным законом, только в основе исполнения приказа или распоряжения всегда лежит соответствующая профессиональная обязанность, которую лицо исполняет добросовестно и в рамках закона, если соблюдает условия правомерности, предусмотренные ст. 42 УК РФ. Вместе с тем исполнение обязательных для лица приказа или распоряжения во многих случаях также может происходить при обстоятельствах, указанных в ст. 37–39 и 41 УК РФ, что, по нашему мнению, обязывает исполнителя действовать в соответствии с правилами, установленными этими уголовно-правовыми нормами. В других случаях границы правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение приказа или распоряжения, определяются прежде всего не общественно полезной направленностью совершаемого деяния, а законностью обязательных для лица приказа или распоряжения или же тем, что исполнитель по крайней мере не осознает того, что они незаконны и возможно имеют общественно опасную направленность, т.е. определяются собственными правилами правомерности деяния, предусмотренными ст. 42 УК РФ.

В отличие от других обстоятельств, предусмотренных в гл. 8 УК РФ, в основе правомерности деяния, совершаемого в результате физического или психического принуждения, лежит не субъективное право и не профессиональная или какая-либо иная позитивная обязанность действовать во имя достижения общественно полезной цели либо во имя исполнения законных приказа или распоряжения, а вынужденное следование внешнему диктату, который либо непреодолим, поскольку лишает принуждаемого физической возможности руководить своими действиями (ч. 1 ст. 40 УК РФ), либо ставит его в положение крайней необходимости, в котором он сохраняет лишь относительную способность выбирать между угрожаемым ему последствием и тем вредом, который необходимо причинить для устранения этой угрозы (ч. 2 ст. 40 УК РФ). При данных обстоятельствах лицо не противодействует внешнему общественно опасному посягательству, а подчиняется ему вследствие непреодолимой силы или под влиянием угрожающей ему опасности, и само под влиянием соответствующего принуждения причиняет правоохраняемым интересам уголовно-наказуемый вред. Иными словами, принуждаемый становится орудием в руках преступника или иного опасного для общества лица, тогда как, например, при необходимой обороне жертва общественно опасного посягательства противодействует посягающему, причиняя ему вред ради защиты правоохраняемых интересов от его посягательства.

В юридической литературе к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, также относят: исполнение закона, согласие потерпевшего, исполнение профессиональных функций или обязанностей наряду с исполнением обязательного приказа, осуществление своего права, принуждение к действию для выполнения правовой обязанности или принуждение к повиновению применительно к ответственности за преступления против военной службы.

Учитывая изложенное, едва ли целесообразно признавать в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, принуждение к действию для выполнения правовой обязанности, к повиновению в рамках соответствующих служебных обязанностей.

Лицо, совершившее деяние при данных обстоятельствах, не освобождается от негативной уголовной ответственности, как, например, в случаях, предусмотренных ст. 75, 76, 761, 78 УК РФ, поскольку привлечение к такой ответственности или освобождение от нее возможны, согласно ст. 8 УК РФ, лишь при наличии в совершенном деянии всех признаков состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Обстоятельства, указанные в гл. 8 УК РФ, «не являются преступлениями», как отмечалось, прежде всего потому, что лицо, причиняющее вред при этих обстоятельствах, действует (бездействует) невиновно, а «уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается» (ч. 2 ст. 5 УК РФ). Иными словами, исключая деяние из разряда преступлений, закон исключает негативную уголовную ответственность, а не освобождает от нее.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, позволяют разграничить преступления с этими правомерными деяниями и обеспечить правильное решение вопросов ответственности за содеянное при соблюдении или несоблюдении причинителем уголовно-наказуемого вреда оснований и условий правомерности деяния, совершаемого в ситуациях, предусмотренных ст. 37–42 УК РФ.

Обстоятельства, предусмотренные ст. 37–39 и 41 УК РФ, исключают не только виновность лица в совершении преступления, но и общественную опасность содеянного. Более того, они придают совершаемому при этих обстоятельствах деянию вынужденный характер и социально полезную направленность. При необходимой обороне, крайней необходимости, необходимости задержания лица, совершившего преступление, и обоснованном риске причинение вреда целиком подчинено защите сравнительно более важных в социально-правовом отношении интересов. В этих случаях поведение лица строго ограничено пределами необходимости для достижения таких социально полезных целей, как предотвращение общественно опасного посягательства; устранение доступными в данной ситуации средствами опасности, угрожающей наступлением более тяжких последствий; задержание преступника и пресечение его дальнейшей преступной деятельности; получение общей выгоды в интересах общества. Такие обстоятельства призваны утверждать и усиливать позитивный аспект уголовной ответственности за деяния, имеющие четкую позитивную социальную направленность. Уголовно-правовые нормы, регламентирующие правила поведения лица в этих обстоятельствах, должны не только гарантировать ему ненаступление каких-либо негативных правовых последствий, но и одобрять правомерное, социально полезное поведение законопослушных граждан и должностных лиц, добросовестно выполняющих свой долг, помогать им преодолевать пассивность и страх перед возможной в подобных случаях ошибкой, воспитывать людей в духе уважения законов, интересов других лиц, непримиримости к преступлениям и другим антиобщественным поступкам.

темы

документ Обстоятельства, исключающие преступность деяния
документ Отягчающие обстоятельства
документ Смягчающие обстоятельства
документ Следственные действия
документ Следственный эксперимент

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Новые налоги с 2021 года
Прогноз курса доллара на 2021 год
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.