Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Особенности оперативно-розыскного процесса

Особенности оперативно-розыскного процесса

Особенности оперативно-розыскного процесса

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Сущность и типология преступлений-инцидентов
  • Получение и оперативная проверка информации о преступлениях-инцидентах
  • Особенности оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам отдельных преступлений-инцидентов
  • Вопросы оперативно-розыскного обеспечения чрезвычайного положения и ситуаций экстремального свойства

    Сущность и типология преступлений-инцидентов

    Известно, что государственно-правовой гарантией соблюдения должного правопорядка, надежной защиты интересов государства и общества, прав и свобод граждан является реальная обеспеченность неотвратимости наказания за каждое совершенное преступление. Особенно это важно относительно опасных преступлений в виде убийств, актов терроризма, случаев захвата людей в качестве заложников, грабежей, бандитизма, изнасилования и т. д. Отдельные из них носят серийный характер, в течение длительного времени привлекают внимание, так как составляют потенциальную угрозу для граждан, особенно те из них, которые совершаются не только в условиях неочевидности, но и носят демонстративный, запугивающий характер. Характерными в этом плане являются серийные убийства, связанные с сексуальной патологией, терроризм, убийства по найму и др. Известно, что на их подготовку у преступников уходит значительное время, а порой значительные силы и средства. В результате их действия носят характер тщательно продуманного заговора, а само преступление совершается как бы совершенно неожиданно для правоохранительных органов.

    Такого рода преступления можно назвать преступлениями-инцидентами (от лат. incidens, incidentis — случающийся), т. е. случай, неприятное происшествие, столкновение, недоразумение или по В. Далю — все нежданное, непредвиденное, внезапное, нечаянное. Во многих случаях лица, виновные в совершении преступлений-инцидентов, — объект длительного поиска и обнаруживаются порой спустя значительное время после совершения преступления, что сильно затрудняет проведение необходимых действий в процессе уголовно-процессуального доказывания. В этих условиях преступники нередко решаются на повторные акции, складывающиеся в серию порой еще более тяжких с точки зрения наступающих последствий преступлений. Поэтому оперативно-розыскной процесс по раскрытию убийств по найму, преступлений на почве сексуальных отклонений, разбойных нападений и т. п. имеет свою специфику. Оперативно-розыскные и следственные действия по раскрытию подобных преступлений, как правило, представляют сложный и трудоемкий процесс, требующий от работников правоохранительных органов и спецслужб профессиональных знаний и навыков, обеспечивающих комплексное использование возможностей всех подразделений. Наряду с этим большое значение имеет типология инцидентов.

    Анализируя способы действий преступников, их цели, поведение после совершения преступления и другие факторы, можно с известной долей условности провести следующую классификацию преступлений-инцидентов:

    а)            ситуационные, нередко беспричинные, то есть зачастую совершаемые как бы безмотивно, либо имеющие в основе незначительный мотив по сравнению с характером деяния и его последствиями. Они, как правило, заранее не готовятся и являются результатом вспышки гнева и обиды, ссоры, результатом состояния аффекта. Сюда можно отнести различные криминальные проявления на бытовой почве, влекущие смерть, различного рода телесные повреждения, а реже побои. Как правило, меры по раскрытию такого рода преступлений влекут необходимость применения лишь отдельных оперативно-розыскных действий, когда оперативный работник ограничивается опросом потерпевших и иных лиц, осмотром и обследованием места происшествия, обнаружением материальных следов, сбором и изъятием образцов для сравнительного исследования;

    б)           предварительно подготавливаемые. В их числе:

    -              преступления, хотя и затрагивающие интересы личности, но направленные на получение имущественных выгод. Сюда можно отнести захваты людей с целью получения выкупа, различные виды вымогательства (рэкета), бандитизм, грабежи;

    -              преступления, направленные только на получение имущественных выгод. Это различные кражи (в том числе квартирные), квалифицированные мошенничества;

    -              инциденты с признаками предварительной глубокой, прежде всего тайной подготовки, подчас носящие форму заговора, явно демонстрирующие устрашающий характер. Жертвами подобного рода преступлений становятся известные политические, государственные и общественные деятели разных государств. Как правило, убийство известных людей в подобных ситуациях совершаются по найму, а то и в форме террористического акта.

    Последняя группа представляет особый интерес. Это объясняется тем, что жертвами таких преступлений-инцидентов становились президенты США Линкольн, Гартфильд, Мак-Кинли, Кеннеди и его брат, премьер-министры Швеции — Пальме, Индии — И. Ганди и Р. Ганди, Израиля.— Рабин, президент Египта — Садят и ряд других. Были совершены покушения на президентов США Трумена, Рейгана, СССР — Горбачева, на Папу Римского Иоанна Павла Второго и т. д.

    В России данная категория деяний была известна в предреволюционный период. В современных условиях они стали приметой наших дней. Так, в России погибли вице-премьер Поляничко, известные журналисты Холодов и Листьев, вице-губернатор Санкт-Петербурга Маневич, велик список и погибших предпринимателей, банкиров, директоров и президентов компаний и общественных организаций.

    Преступления-инциденты против известных зарубежных и отечественных государственных, церковных, общественных деятелей имели место во время различных торжественных мероприятий, что давало возможность преступникам, несмотря на демонстративный характер своих действий, быстро скрыться с места происшествия и района проведения оперативно-розыскных мероприятий по «горячим» следам.

    Большинство актов насильственных посягательств на известных деятелей различных государств, в том числе убийств или покушений на их жизнь, совершенных во время известных массовых мероприятий, в свою очередь можно разделить на три категории:



    • во-первых, это покушение на жизнь конкретного общеизвестного лица, влекущее его убийство;
    • во-вторых, захват заложников, связанный с политическими требованиями;
    • в-третьих, осуществление взрывов, применение отравляющих веществ и т. п. как акций устрашения.

    Так, во время театрального представления актер Бут выстрелом в голову убил президента США Линкольна и, воспользовавшись всеобщей паникой и суматохой, скрылся, хотя у него была сильно повреждена нога. Подобная суматоха и неразбериха, возникшие на месте убийства Кеннеди, позволили скрыться снайперу (снайперам), застрелившему его во время визита в Даллас. Предполагается, согласно выводам официальной комиссии, что Кеннеди погиб от выстрелов Л. Освальда. Последний после его задержания, в свою очередь, на виду у телезрителей и представителей полиции и спецслужб уничтожается Джеком Руби, который застрелил Л. Освальда в подвальном помещении полицейского управления в Далласе. Этот очередной эксцесс явился большой неожиданностью, так как проникнуть в полицейское управление было практически невозможно постороннему человеку (ведь этапировали в тюрьму убийцу Президента США). Инциденты данного типа, как правило, — комплекс загадок, отгадывать которые берутся как лица, осуществлявшие официальное расследование, так и независимые исследователи. Порой их выводы диаметрально противоположны. Для подобного рода покушений характерна одна особенность — киллер или киллеры, их руководители заранее планируют всю акцию, в т. ч. уход с места преступления, принимая во внимание панику и давку, возникающие на месте происшествия. Позитивным для преступников было и отсутствие оперативной готовности полиции и спецслужб к действиям в соответствующей экстремальной обстановке либо недостаточная отработка соответствующих типовых мер обеспечения безопасности охраняемых лиц, что является непременным условием успешности проведения оперативно-розыскных мероприятий в подобных ситуациях. Это важно и по причине существования несколько иной категории инцидентов подобного типа — преступлений в виде террористических актов. Их исполнители явно не заботились о каком-либо пути отступления после совершения преступления, т. к. его способ предусматривает одновременно и самоубийство исполнителя, представителя порой экстремистской организации или же психопата-одиночки. От инцидентов, совершаемых такими лицами, не застрахованы общественные деятели и охраняющие их органы и спецслужбы любого государства. Поэтому здесь очень важна подготовленность сотрудников этих служб к действиям по эффективному пресечению начавшегося инцидента. Так террорист из организации «Серые волки» Мех мет Али Агджа в Риме открыл огонь из пистолета в Папу Римского Иоанна Павла Второго, успев сделать шесть выстрелов, прежде чем сотрудники спецслужб его задержали. Инцидент мог закончиться плачевно. Кстати, Агджа даже не пытался скрыться с места покушения. Спасти объект нападения может здесь порой случай. Например, 4 апреля 1866 г. во время выстрела Д. Каракозова в Александра II находившийся с ним рядом в толпе любопытных крестьянин О. Комиссаров ударил его под локоть и выстрел практически «в упор» не привел к неизбежной гибели царя. В свою очередь, А. Гриневицкий, избравший способом покушения на Александра II суицид, все таки смертельно ранил его, но и погиб сам. Д. Каракозов сразу же после неудачной попытки покушения был схвачен также как и Н. Рысаков, бросивший неудачно перед А. Гриневиц ким бомбу в карету Александра II.

    В наше время не имел шансов уйти после убийства премьер-министра Израиля И. Рабина студент Игал Амир, который совершал преступление демонстративно и при огромном скоплении народа. Не скрывался с места происшествия и Шмонов, стрелявший в Президента СССР Горбачева из обреза охотничьего ружья.

    Характерно для совершения преступлений-инцидентов анализируемого типа то, что от действий террориста страдают не только те, против кого они направлены. Зачастую в подобных ситуациях жертвами становятся и ни в чем неповинные люди. Так, в момент убийства президента Египта А. Садата во время празднования Дня независимости были убиты восемь человек из высшего руководства страны, тридцать человек получили ранения. Охране А. Садата удалось убить троих террористов, а оставшихся задержать. Помимо этого погибли и получили ранения несколько человек из числа зрителей. Покушавшиеся принадлежали к военным кругам, что дает повод представителям правоохранительных органов и спецслужб для планирования и проведения предварительных результативных комплексных оперативно-розыскных мероприятий, особенно разведывательно-поискового характера.

    Две террористки-самоубийцы в толпе, обступившей премьер-министра Индии Р. Ганди, взорвали себя и премьер-министра, погибли также пятнадцать человек из толпы, а несколько десятков получили ранения и контузии.

    Нередко объект покушения, особенно тщательно охраняемый, в т. ч. контрразведывательными, оперативно-розыскными мерами, рискует погибнуть от того или иного варианта покушения, подбираемого лицами, готовящими устранение конкретного деятеля. Например, покушение на главу Республики Куба Ф. Кастро Рус было предметом 60-80 планов, среди которых был в наличии и вариант расстрела его из базуки во время митинга при огневой поддержке исполнителя группой террористов, и вариант отравления специально изготовленной ручкой, которую должен быть подарить Ф. Кастро исполнитель покушения из его окружения. Описание вариантов покушения на этого политического деятеля можно встретить не только в документальной литературе, но и в художественных произведениях.

    В отличие от вышеприведенных инцидентов, захват заложников, убийство во время массовых или торжественных мероприятий — случаи достаточно специфичные. Подобные преступления-инциденты связаны с выдвижением политических требований, для выполнения которых учреждается ставка в виде жизни заложников. В этих ситуациях, когда проведение контрразведывательных и оперативно-розыскных мероприятий не привело к предупреждению инцидента, спецслужбы и полиция вынуждены применять и силовые методы. Так, в ходе мюнхенской Олимпиады палестинцы захватили 11 израильтян — членов сборной команды этой страны. Они требовали освобождения боевиков своей организации и отказа международной помощи Израилю. Немецкие спецслужбы избрали силовой вариант и в переговоры с палестинцами не вступили. Этот момент достаточно спорный, ибо путем переговорного процесса можно было сдержать активность террористов, получив от них какую-либо информацию одно, временно наблюдая за их поведением, идентифицируя кого либо из них и т. п. Был предпринят штурм укрытия, в результате которого погибли и террористы и заложники.

    Инцидент подобного рода произошел в столице Перу Лиме. Во время торжественного приема в посольстве Японии боевики «Революционного движения имени Тупак Амару» захватили около 500 заложников. Здесь был избран вариант тщательного сбора информации о нападавших, складывающейся ситуации и т. п. Уже после переговоров, проведенных спецслужбами и полицией, часть захваченных людей отпустили. Президент страны А. Фухимори лично руководил действиями своих спецслужб, отказавшись от услуг лучших антитеррористических команд мира. Проводились в течение около трех месяцев активные оперативно-розыскные и разведывательные действия: переговоры, наблюдение за поведением террористов, прослушивание их разговоров, велась активная оперативная игра и одновременно готовилась силовая операция. Шел сбор различной информации разведывательного характера, в том числе с применением оперативно-технических средств. По итогам проведенной беспрецедентной операции все террористы были убиты, один заложник скончался от сердечного приступа, несколько спецназовцев получили легкие ранения. Действительно, кто владеет информацией, тот владеет ситуацией.

    Самыми негативными по своим последствиям являются преступления-инциденты в виде террористических актов, направленных на запугивание населения. Преступники используют в таких случаях специальные устройства в типа «адских машинок». Их тайно закладывают в общественный транспорт, в частности в метро, троллейбусы, укрывают в местах ожидания вокзалов, в вагонах подвижного состава, следующего по железным дорогам. Во время массовых мероприятий опасность таких преступлений возрастает многократно. Например, во время Олимпийских игр в Атланте (США) прогремел взрыв в парке, действиями террориста были убиты два человека, а сто одиннадцать получили серьезные ранения. От большего числа жертв спасло то, что в это время число посетителей в парке было не столь большим.

    Вышеприведенная характеристика преступлений-инцидентов свидетельствует о том, что получение и оперативная проверка информации в интересах установления виновных обусловлена возможностью исчезновения доказательственной информации вследствие различных причин, в том числе действия законов природы (условия погоды, истечение определенного времени и т. п.). Помимо этого существуют проблемы с использованием научно-технических возможностей обнаружения нужной информации в интересах своевременной ее реализации для установления как факта преступления, так и виновных.

    Как правило, в момент инцидента по месту его совершения отсутствуют, а в период раскрытия преступлений не бывают в оптимальном количестве силы и средства, которые обеспечили бы достижение требуемого результата. Следует учитывать и фактор противодействия со стороны преступников оперативным аппаратам и следствию с целью всячески затруднить расследование, а также недостатки в деятельности самих органов расследования в виде недостаточного профессионализма персонала, неумелого и несвоевременного проведения осмотра места происшествия, неустановления свидетелей — очевидцев совершения преступления и т. п.

    Осложняет в описываемых ситуациях результативность работы сотрудников полиции (полиции), спецслужб и практически полное отсутствие данных о предварительных действиях преступников, обеспечивших им заблаговременную тщательную подготовку к совершению противоправного деяния. Ведь исполнители инцидентов реализуют продуманную систему мер по достижению преступных целей, с тем чтобы избежать ответственности за содеянное. В силу этого сам факт такого преступления становится для органов расследования неожиданным, непредсказуемым и поэтому сложным с точки зрения определения виновных. Для того чтобы оперработникам было сложно раскрыть инцидент, его организаторы заранее определяют круг участников и распределяют роли между ними; тщательно выбирается и предварительно изучается объект преступного посягательства, в частности система обеспечения безопасности, состояние охраны объекта, наличие безопасных путей подхода и отхода и т. п. Далее определяется точное время совершения преступного акта с учетом внешних условий, а затем проводится подготовка необходимых материальных и финансовых средств и орудий для его совершения. Виновные подыскивают транспортные средства, химические и иные вещества, затрудняющие применение служебных собак, а также изыскивают предметы, дезориентирующие сотрудников операппаратов.

    Накануне преступления они могут частично изменять внешность, манеры и привычки, готовить к применению маски, парики, а также производить соответствующий подбор предметов одежды.

    Встречаются случаи обеспечения алиби путем создания различными путями искусственных ситуаций или имитации своего нахождения в определенное время в определенном месте.

    Довольно часто отрабатывается линия поведения каждого участника в случае задержания или попадания в поле зрения полиции (полиции) или спецслужбы и т. д.

    Вышеприведенные варианты действий, применяемых преступниками для подготовки и сокрытия своей причастности к криминальным фактам, весьма многообразны. Они органически входят в способ совершения преступления, отрабатываемый с учетом различных познаний, в том числе криминального характера, что немаловажно для оперативных работников, особенно при раскрытии различных преступлений-инцидентов.

    Резюмируя сказанное, следует отметить, что в настоящее время опубликован обширный круг работ, посвященный преступлениям-инцидентам, в частности, их уголовно-правовым и криминалистическим особенностям. Последние и обусловливают в значительной степени специфику оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам их совершения. Представляется целесообразным в последующих параграфах данной главы проанализировать этот аспект, определив его характерные черты.

    Получение и оперативная проверка информации о преступлениях-инцидентах

    Раскрытие наиболее опасных преступлений-инцидентов, установление лиц, их совершивших, предполагает осуществление активных сыскных действий, обеспечивающих сбор информации об обстоятельствах этих деяний, ее оперативную проверку, в том числе работу по делам оперативного учета. Здесь учитывается неожиданный, непредвиденный, внезапный характер инцидентов. Исходным в данной модификации оперативно-розыскного процесса является момент обнаружения или проявления (даже при сравнительно долгой подготовке) этих преступлений. При этом во внимание принимаются характерные особенности оперативно-розыскных и следственных ситуаций, складывающихся при раскрытии различных преступлений-инцидентов, несмотря на то что все инциденты готовились тайно и совершались в условиях неочевидности.

    Таким образом, специфику имеет сбор сведений и оперативная проверка данных по факту взрыва, теракта, кражи из квартиры в отсутствие хозяев (ведь факт кражи обнаруживается внезапно, но спустя некоторое время после ее совершения, на что и рассчитывают преступники). Что касается убийств, совершенных по найму, то здесь они получают немедленную огласку. Такие особенности ситуаций оказывают соответствующее влияние на получение полицией (полицией) или спецслужбами оперативной информации, делающей известной личность преступника.

    В общем же виде деятельность правоохранительных органов и спецслужб по раскрытию преступлений-инцидентов включает в себя систему, объединяющую оперативно-розыскные мероприятия, следственные и административно-правовые действия, а в ряде случаев войсковые операции по выявлению факта преступления, особенно если оно было неочевидным, установление обстоятельств его совершения и поиск виновных лиц.

    Таким образом, во всех ситуациях важно обнаружить факт преступления, особенно неочевидного, и сведений, имеющих значение для его раскрытия за счет выявления обстоятельств содеянного и позволяющих в оптимальные сроки установить и задержать преступника; определить причины и условия происшедшего события, обстоятельства подготовки совершенного преступления.

    Для этого необходимо своевременно получить достоверную оперативно-розыскную информацию о фактах и обстоятельствах преступления-инцидента и с учетом ее характера незамедлительно отреагировать на поступившие сведения. Помимо этого, важен высокий профессиональный уровень проведения начальных оперативно-розыскных мероприятий, следственных и иных действий, т. е. всех возможностей для поиска виновных и раскрытия преступлений по «горячим следам. Показателен в этом отношении следующий пример из практики работников Московского уголовного розыска комплекса оперативно-розыскных мероприятий, позволивших раскрыть кражу скрипки работы А. Страдивари и кражу ценных книг из Государственной исторической библиотеки.

    Так, из Государственного музея музыкальных инструментов им. М. И. Глинки были похищены неизвестными преступниками несколько ценных скрипок, одна из которых была сделана в первой половине XVIII века  мастером А. Страдивари и уже в нашем столетии была подарена Давиду Ойстраху бельгийской королевой Елизаветой. После смерти знаменитого скрипача инструмент был его родственниками передан в музей.

    Кража подобных раритетов вызывает шок. Раскрытием преступления занялась бригада 9го отдела МУРа во главе с заместителем начальника отдела Виктором Государевым.

    В первую очередь сыщики информировали через Интерпол почти все страны мира. Учитывая, что для продажи подобных изделий требуется специальный сертификат и право на выдачу его имеют только пять человек в мире, последние сразу же были оповещены о хищении.

    Учитывая эти обстоятельства, оперативники «закрыли» все возможные места продажи краденого, взяли под наблюдение множество объектов, провели опросы любителей музыки, работников торговли и т. д. Расчет был на то, что преступникам будет непросто сбыть такой известный товар.

    И вскоре в музее раздался звонок и дежуривший там под видом работника музея сотрудник МУРа вступил в контакт с одним из похитителей, который назвал сумму в два миллиона долларов, за которую скрипки будут возвращены. В доказательство своих слов преступники вскоре передали в музей фотографии похищенных скрипок.

    После некоторой телефонной игры оперативникам удалось убедить звонивших, чтобы те передали кассету с изображением скрипок через камеру хранения на Белорусском вокзале. К сожалению, во время телефонных переговоров задержать преступников не удалось, голоса же их были записаны на магнитную ленту.

    Однако в назначенный для передачи денег и возврата похищенного день преступники на место встречи не явились. Звонков больше не было, дело приняло затяжной характер.

    Почти через четыре месяца после кражи скрипок в ночь из Государственной публичной исторической библиотеки был похищен 261 том ценнейших книг. И вновь за работу взялись сотрудники 9го отдела МУРа. В первую очередь установили наблюдение за всеми возможными местами сбыта похищенного, особенно за магазинами. Через неделю в МУР поступила информация, что в нескольких книжных магазинах Москвы появляется молодой парень и предлагает книги, значившиеся в списке похищенного. Вскоре оперативники установили, что подозреваемый вошел в антикварный магазин гостиницы «Метрополь». На место выехал В. Государев, который стал наблюдать за молодым человеком, вышедшим из магазина и отъехавшим в сторону Ленинского проспекта на автомашине. Государев из своей машины заметил, что на заднем сиденье машины неизвестного молодого человека лежат явно старинные книги. Машину неизвестного остановили и его задержали. Им оказался бывший выпускник Военного училища имени Верховного Совета Яков Григорьев. Вскоре он признался, что кражу книг он совершил вместе со своим товарищем по училищу Игорем Шайдуровым.

    Оперативники убедили Григорьева, что добровольный возврат книг смягчит уголовное наказание. В ходе оперативной игры удалось передать записку Шайдурову.

    Последний, узнав, что Григорьев задержан, хотел было утопить ценные книги в реке Яузе, однако вскоре книги вернул, спрятав их в условленном месте, а сам скрылся.

    Вскоре появилась отрывочная информация, что похитители книг интересовались и музыкальными инструментами. Тогда интуиция подсказала Государеву, что можно произвести психологическое воздействие на задержанного Григорьева, внезапно заговорив с ним о похищенных скрипках в нестандартной обстановке.

    Задержанного Григорьева Государев вывез якобы для уточнения некоторых обстоятельств и провез мимо музея Глинки. В это время он внезапно спросил Григорьева: «Яков, видишь это здание? » Тот сказал: «А что там? » На это Государев сказал, что из этого музея они с приятелем украли скрипки. Григорьев был потрясен. К этому же времени удалось найти свидетельницу кражи, а экспертиза подтвердила, что записанный ранее на пленку голос одного из звонивших в музей по телефону лиц принадлежал Григорьеву. Опознанный свидетельницей, он вынужден был признаться и в краже скрипок совместно с Шайдуровым.

    Последний был объявлен в Федеральный розыск, и вот (спустя почти полтора года после кражи из музея) Шайдуров был обнаружен в г. Сочи и задержан выехавшим Государевым. Преступник был вынужден выдать работникам полиции похищенные скрипки, хранившиеся в одном из сел близ Сочи.

    Подчеркнем, что при раскрытии инцидентов применяется интеллектуальная разведка, т. е. аналитическое исследование добытых сведений, а затем выдвижение версий, с тем чтобы их всесторонняя отработка позволила подтвердить или опровергнуть предположения о виновных. Важно четкое взаимодействие как представителей служб органа расследования (внутреннее взаимодействие), так и взаимодействие с другими правоохранительными органами и спецслужбами (внешнее взаимодействие), участвующими в оперативной проверке сведений, добываемых в ходе поиска виновных.

    Во всех ситуациях, касающихся инцидентов, обеспечивается должный контроль со стороны руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и оказание ими практической помощи членам следственно-оперативной группы, непосредственно осуществляющим раскрытие инцидента.

    Здесь надо иметь в виду, что высокий уровень профессионализма при проведении оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступлений — инцидентов достигается, как правило, если сотрудники подразделения, занимающиеся этой разновидностью сыскной работы, действуют в соответствии с определенной специализацией, установленной для их службы. Поэтому в сыскных подразделениях существуют специалисты по раскрытию убийств и иных преступлений против личности, а также в сфере посягательств на собственность, по делам о преступлениях несовершеннолетних, распространении наркотиков и иных криминальных проблем. Узкая специализация по типам преступлений-инцидентов гарантирует концентрацию усилий сотрудников на сходных задачах и обеспечивает разделение труда на общих участках работы и адекватно способам деятельности преступников.

    В ряде случаев крайняя степень опасности отдельных инцидентов требует крайне узкой специализации. Речь идет об убийствах (в том числе по найму), иных посягательствах на личность (особенно преступлений серийного характера), терроризме, бандитизме, разбоях и т. п.

    Так, например в 1997 г. в г. Москве произошло несколько серийных убийств, совершенных жестоким способом и схожим образом — с применением острых бритв или различных ножей. Жертвами становились молодые мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, которых находили в собственных квартирах чаще всего с перерезанным горлом и ножевыми ранениями тела.

    Изучение обстановки на местах преступлений дало возможность предположить, что перед убийством жертвы собирались вступить с кем-то в сексуальный контакт. Но кто был партнером? Мужчина или женщина?

    Проверка показала, что никто из жертв к сексуальным меньшинствам не принадлежал. Стало ясно, что следует вести поиск женщины, возможно с аномальной психикой.

    Версия вскоре подтвердилась. В одно из реанимационных отделений поступил сильно израненный мужчина. Врачам удалось спасти ему жизнь и через 7 дней при опросе он рассказал работникам уголовного розыска, что познакомился с проституткой на улице, привел ее к себе на квартиру, а когда легли в постель, она внезапно выхватила нож и полоснула им по горлу свою жертву. Мужчине удалось с трудом отбиться от нападавшей и выскочить через окно на улицу. Его доставили в больницу, а девица незаметно скрылась.

    Будучи детально опрошен, потерпевший подробно описал приметы преступницы, что дало возможность составить ее композиционный портрет (фоторобот).

    С фотороботом ознакомили сотрудников полиции центральных районов Москвы и двое узнали в ней проститутку, недавно задержанную на улице. Адрес, где она снимала квартиру, был известен. После комплекса проведенных оперативно-розыскных мероприятий оперативные работники наконец застали подозреваемую дома. Однако она дверь не открывала. После взлома двери преступница выбросилась с 3го этажа и через два дня скончалась. Перед смертью она успела рассказать, что однажды ее «сняли какие-то бандиты, увезли за город, там долго издевались и били, после чего она долго болела, но в полицию по известной причине заявлять не стала. После этого она стала мстить мужчинам. После знакомства с ними она, не вступая в интимный контакт, учиняла над ними расправу. Ее жертвами стали менеджер, бизнесмен, художник, предприниматель, водитель, рабочий. Лишь седьмой по счету жертве удалось спастись.

    Заметим, что узкая специализация не исключает объединения усилий ряда специалистов на раскрытии определенного вида преступлений, отличающихся чрезвычайной опасностью и создающих реальную угрозу для общества и государства. Однако характерной чертой специализации, например, сотрудников уголовного розыска, является то, что ее можно осуществить там, где количество сотрудников является достаточным. В небольших районах, особенно сельских, единственный подчас работник уголовного розыска должен быть мастером на все руки. Несомненно, что ему в ряде случаев необходима помощь, иначе его усилий может быть недостаточно для осуществления качественной оперативной проверки, следственных и иных действий при раскрытии преступлений-инцидентов, имеющих изощренный характер. Так, в одном из сел Курской области с особой жестокостью были убиты мать и дочь Щедрины, занимавшиеся на дому скорняцкой работой.

    На телах убитых были обнаружены многочисленные ножевые ранения, имелись следы пыток. Из улик была найдена на полу лишь пуговица от полицейской шинели. Было ясно, что действовали опытные преступники, у которых была наводка на жертвы.

    Вскоре оперативная группа располагала информацией о совершении подобных преступлений в Белгородской, Воронежской и ряде других областей и городов. Почерк преступников был аналогичным. Стало ясно, что действует бандитская группа, имеющая хорошие межрегиональные связи и грабившая скорняков-индивидуалов, занимавшихся пошивом меховых шапок. Свидетелей своих преступлений они не оставляли.

    Работники полиции насторожили всех скорняков-индивидуалов Курска и области, однако спустя 9 месяцев бандиты в масках ограбили и расстреляли семью из 4 человек, но одна из • потерпевших выжила. По ее показаниям был срочно создан композиционный портрет одного из бандитов. По этому портрету оперработники пришли к выводу, что он схож с ранее дважды судимым Евсеевым. Когда его фотография была предъявлена потерпевшей, она без колебаний опознала в нем убийцу своих родителей.

    Оперработники в тот же день задержали Евсеева. В камере изолятора он пытался покончить с собой, однако сыщики настойчиво искали его соучастников и не поддавались на шантаж.

    Тогда Евсеев сменил тактику, признавшись в совершении преступления, но назвал своими соучастниками совсем иных людей. Однако эта уловка не прошла и вскоре был установлен житель Курска Яковлев, хороший знакомый Евсеева. Улики заставили их рассказать о совершаемых налетах. В их группу входил еще Пашаев, все трое на рынках подбирали свои будущие жертвы. При этом Яковлев представлялся фининспектором и требовал предъявления патента. Взглянув в документы, он запоминал адреса скорняков и сообщал об этом Евсееву. Затем все ехали по месту жительства жертв, причем Яковлев переодевался в форму работника полиции.

    Оперативная разработка задержанных и тщательное изучение их окружения позволили установить еще четырех членов банды. Все они были жителями Курска и выезжали на «гастроли» в разные города. На счету этой банды 12 убитых человек, Евсеев пытался симулировать психическое заболевание в ходе следствия, но «номер» не прошел.

    В целях быстрого реагирования на факты преступлений инцидентов в правоохранительном органе должна быть подготовлена четкая комплексная система мер, направленная на своевременное их принятие в экстремальной ситуации. Как правило, эти меры носят типичный характер и имеют внешнюю форму заранее запланированных действий, алгоритм которых адекватен криминальным ситуациям. Подобные меры фиксируются в планах, составляемых как на случай чрезвычайных обстоятельств, так и внезапного изменения в худшую сторону оперативной обстановки. При этом персонал операппаратов с учетом этих планов должен быть реально готов к действиям в условиях быстро меняющейся обстановки.

    Для эффективной работы по раскрытию инцидента необходимо обеспечить быстрое и наиболее полное получение сотрудниками полиции сведений об обстоятельствах криминального факта и реагирование на него за счет незамедлительного принятия необходимых мер в целях преследования преступников и их задержания. Важна предварительная и последующая организация охраны места происшествия и его предварительный осмотр.

    Все эти меры реализуют сотрудники полиции, прибывшие или оказавшиеся на месте происшествия, а затем следственно-оперативная группа (СОГ). Поэтому необходим надлежащий подбор и расстановка участников следственно-оперативной группы для производства первоначальных действий. При этом последние оптимальны, если созданы условия для своевременного выезда этой группы на место происшествия и его квалифицированного осмотра.

    Ведущая роль на начальном этапе принадлежит руководителю СОГ, который обязан четко осуществлять управление силами и средствами при проведении ОРМ адекватно данной стадии оперативно-розыскного процесса; поддерживать должный уровень взаимодействия и своевременно оказывать практическую помощь членам СОГ.

    Особенно важным условием раскрытия преступлений-инцидентов, учитывая их внезапный характер, является четкое управление силами и средствами, задействованными на первоначальном этапе работы. Известно, что первичные действия, проведенные на высоком профессиональном уровне, впоследствии положительно скажутся на всем процессе раскрытия преступления. Успех при проведении первичных действий в свою очередь зависит от осуществления комплекса предварительных мер обеспечивающего характера.

    Первая группа таких мер предполагает необходимость разработки, как уже говорилось выше, в каждом органе внутренних дел типовых планов различных вариантов действий служб и сотрудников на случай непредвиденных обстоятельств и ситуаций. В эти планы включается перечень действий на случай внезапного поступления информации о любом инциденте. Здесь же определяются и действия сотрудников оперативных и иных служб.

    Вторая группа мер по раскрытию инцидентов предполагает, особенно на первоначальном этапе развития событий, своевременное принятие лично компетентными руководителями управленческих решений и дачи распоряжений относительно сбора личного состава в конкретном месте, комплектования оперативных и иных групп, определения основных направлений поиска преступников и мер по их задержанию.

    В дальнейшем этот этап поисковых и иных действий постепенно трансформируется в этап непосредственной работы по раскрытию инцидента, охватывающей допросы и опросы свидетелей и очевидцев, оперативные и процессуальные осмотры, опознания, обыски, изъятие вещественных доказательств и т. д. Вся эта деятельность протекает под руководством ответственного должностного лица, возглавляющего СОГ. Как правило, на место происшествия прибывают и руководители, представляющие криминальную полицию (полицию), следственный аппарат, а в случае необходимости и спецслужбы.

    По преступлениям, к раскрытию которых ввиду особой их опасности, тяжести наступивших последствий и сложности их устранения, требуется привлечение значительного количества сил и средств, для управления могут создаваться координационные центры (оперативные штабы), возглавляемые должностными лицами в ранге руководителей МВДУВД, ФСБ, прокуратуры субъекта Федерации. Они анализируют и оценивают первичную информацию о криминальном событии и на этой основе определяют перечень первичных обеспечивающих оперативно-следственных и иных действий, направленных на ликвидацию негативных последствий инцидента, и прежде всего — быстрое установление и задержание виновных.

    Такой руководящий центр обладает возможностями определять потребность сил и средств по мере развития событий и продвижения расследования. В распоряжении такой структуры имеются аналитики, качественно в реальном масштабе времени обрабатывающие собираемую и поступающую к ним по различным каналам информацию, касающуюся данного преступления. Это создает основу для эффективной и своевременной оценки указанных данных и выбора оптимальных направлений поиска преступников, обнаружения и закрепления доказательств. Одновременно осуществляется связь с иными правоохранительными органами, постоянно контролируется работа всех задействованных в раскрытии преступления лиц, а также разрабатываются варианты управления силами и средствами на случай проведения широкомасштабной операции по обезвреживанию преступников, освобождению заложников (если имел место захват их преступниками) или ведению переговоров с преступниками с целью решения задач ненасильственным путем.

    Первостепенное значение для раскрытия преступления инцидента имеет своевременное и качественное проведение первоначальных оперативно-розыскных и следственных действий в течение 3 суток с момента получения исходной информации.

    Частично о них упоминалось уже ранее. Речь идет об обследовании и осмотре места происшествия, прилегающей территории, зданий и сооружений. Одновременно выявляются и опрашиваются свидетели — очевидцы совершения преступления, потерпевшие, а также иные лица: сотрудники учреждений в районе происшествия, представители служб безопасности частных и иных организаций, если инцидент затрагивает их интересы, например, в случае убийства охраняемого ими лица и т. п. В случае выявления подозреваемого(ых) возможна его (их) оперативная идентификация при помощи потерпевших или свидетелей.

    Помимо этого проводится сбор образцов и иных объектов носителей информации для их последующего исследования, осуществляется проверка обнаруженных следов и предметов по оперативным и криминалистическим учетам, эксперименты и другие действия неотложного характера. Если подозреваемый(ые) не обнаружены, то одновременно с ОРМ осуществляются различные заградительные мероприятия: засады, перекрытие транспортных потоков, патрулирование, пикеты и т. д.

    Преступления-инциденты, в том числе и неочевидного характера, зачастую успешно раскрываются, если с самого начала работы было взято правильное направление поиска преступников, основанное на выдвижении и отработке вероятных версий о лицах, которые могут быть причастны к этим правонарушениям, местонахождении как их самих, так и предметов (документов), которым впоследствии может быть придана доказательственная сила.

    Характерным в этом плане является раскрытие покушения на Наполеона Бонапартапри помощи «адской машины» на улице Никез, тщательно подготовленное и осуществленное лидером изуанов Акдудами.

    Чтобы ускорить поступление и увеличить объем информации об инциденте, сопряженном с общественным резонансом, нередко, на первоначальном этапе практикуется оповещение о нем населения через средства массовой информации. Приводятся подробности преступления, демонстрируется фоторобот или описываются приметы подозреваемых. При этом может назначаться вознаграждение за полезную информацию. Ставятся соответствующие задачи и перед конфидентами.

    В качестве примера можно привести набор соответствующих ОРМ, который обеспечил раскрытие Петрозаводским УР убийства неизвестной девушки. Их применение в сочетании со следственными действиями позволили в оптимальные сроки установить подозреваемого в этом деянии и привлечь его к уголовной ответственности.

    Анализ показывает, что оперативно-розыскные и иные мероприятия последующего характера проводятся тогда, когда на первоначальном этапе собраны только сведения, подлежащие дальнейшему исследованию и проверке. Они сосредоточиваются в соответствующем оперативном деле. Продолжительность проведения последующих мероприятий в рамках этого этапа оперативной проверки по раскрытию преступления-инцидента временными интервалами не ограничена.

    Установление преступников на данном этапе возможно только за счет оптимального сочетания разнообразных ОРМ по проверке информации адекватно выдвинутым гипотезам (версиям). Вся эта работа зависит от конкретных обстоятельств совершения тех или иных действий криминального характера, их способов, времени, приемов, примененных преступниками для сокрытия своих противоправных действий. Несмотря на то что раскрытие преступлений-инцидентов требует значительных усилий, тем не менее квалифицированные оперработники устанавливают виновных. Так, преступления, связанные со взрывами, отличаются исключительной маскировкой и тщательной подготовкой.

    Тем не менее в литературе специалисты приводят примеры раскрытия подобного рода инцидентов. В частности, в процессе разбирательств по факту взрыва автобуса, который приводит в своей книге министр внутренних дел Украины генерал полковник И. Головченко, тщательное изучение следов преступления позволило выдвинуть предположение, что причиной взрыва было наличие в автобусе высокочувствительного к трению и удару взрывчатого вещества типа нитроглицерина. Анализ состава пассажиров указывал на то, что в его эпицентре находилась мать с дочерью. Муж дочери с ребенком также находился в автобусе, но был вдали от эпицентра взрыва на заднем сиденье и не пострадал. Наведение о нем в ходе оперативной проверки справок показало, что он инженер и работает на шахте, где имеет доступ к взрывчатке. Последующее изучение этой ситуации показало, что в ее основе бытовой конфликт, когда неприязненные отношения между мужем, с одной стороны, женой и тещей — с другой побудили его сделать самодельное взрывное устройство и подобным путем расправиться с ними.

    Иная ситуация имела место в Москве когда неизвестными были взорваны три бомбы. Исследование следов взрыва позволило определить, что бомбы были самодельными и их корпуса представляли собой кухонные бытовые утятницы. Кроме того, на месте преступления были обнаружены остатки сумки из искусственной кожи. Поиск аналога позволил установить город, где они изготавливались. Поиск велся и в местах, куда рассылались подобные утятницы. Одновременно осуществлялся поиск города и фабрики, выпускавшей сумки. Наряду с этим исследовались и иные осколки бомбы, специфичный состав которых позволил установить, что подобного типа руда из конкретного рудника поставляется на Украину, в Закавказские республики и в Литву.

    Также на месте взрыва были обнаружены стальные шпильки, соединявшие корпус утятницы с крышкой. Они были идентифицированы, что позволило определить завод-изготовитель и регионы, куда он поставлял свою продукцию. Исследование иных составных частей взрывного устройства указывало на конкретные города, куда поставлялись соответствующие изделия (гайки, болты, провода, латекс, часовые механизмы и т. п.).

    Проведенная в интересах оперативной идентификации подозреваемых реконструкция взрывных устройств показала, что их изготовить мог специалист, разбирающийся в электромеханике на уровне инженера. При этом один из подозреваемых, вероятно, работал в оборонной промышленности, так как сварочные работы на бомбах производились специальным электродом.

    В итоге был определен круг городов, в которых могли работать подозреваемые и где начался сбор информации в интересах обнаружения лиц, причастных к взрывам, путем прочесывания районов и кварталов по поисковому плану. В подобного рода ситуациях усиливается патрулирование и дежурства специальных нарядов правоохранительных органов на вокзалах, в метро, в других уязвимых с точки зрения подобных преступлений местах.

    Вероятно поэтому преступники предпочли новые бомбы заложить на вокзале. Сумятицу в их действия привнес наряд полиции, проверявший документы и вещи у пассажиров. Для избежания нежелательного контакта подозреваемые оставили сумку с бомбой возле вещей многодетной семьи и налегке вышли из зала ожидания. При этом в сумке один из них забыл спортивную куртку и шапку. Сумка привлекла внимание людей, возле которых она находилась. Они обнаружили в ней подозрительное устройство и отнесли его в полицию. Об этом стало известно оперативной группе, осуществлявшей поиск в том городе, где вероятнее всего могли проживать подозреваемые.

    Оперативные бригады начали проверку прибывавших сюда поездов и самолетов. В одном из них был обнаружен человек, по внешним приметам и особенностям одежды сходный с объектом поиска. Последующая проверка причастности этого гражданина к имевшим место взрывам подтвердила правильность этой версии.

    В вышеприведенном случае последующий этап раскрытия инцидента охватывал следующие действия сотрудников, проводящих эту работу:

    -              принятие решения и оформление «досье» (оперативного дела) по этому инциденту (в нем концентрируются документы, отражающие результаты проведенной на начальном этапе работы по раскрытию инцидента, а также всех последующих оперативно-розыскных мероприятий);

    -              анализ содержания документов, собранных на начальном этапе раскрытия инцидента, выдвижение новых версий и планирование мероприятий по их проверке (сбор информации через конфидентов; меры по исследованию следов, оставленных преступником; повторные опросы и допросы свидетелей; а затем и подозреваемого, определение потребности в дополнительной справочной и иной информации и подготовка соответствующих запросов; выяснение необходимости получения помощи со стороны иных органов и подразделений; наведение справок о сходных преступлениях, имевших место в недалеком прошлом, а также о преступниках, действовавших способом, характерным для данного типа преступлений);

    -              оперативная проверка всех данных, полученных в ходе проведения следственных действий;

    -              анализ обстоятельств, которые могли бы способствовать осуществлению преступного замысла;

    -              последовательное использование всех сведений, полученных оперативно-розыскным путем на каждом из предыдущих отрезков деятельности по раскрытию инцидента, увязывая их в логическую цепь, гарантирующую определение подозреваемого(ых).

    При детальном изучении всех оперативно-розыскных сведений удается по вновь установленным при помощи ОРМ обстоятельствам совершения преступления обнаружить лиц, причастных к его совершению.

    К таким обстоятельствам, как правило, относятся тщательная проверка и отработка (первичная и нередко повторная) связей потерпевших, что характерно для дел об изнасилованиях, убийств по найму, грабежей и краж из квартир и т. д. Собираются и проверяются сведения о лицах, внезапно выехавших из района проживания, где произошло преступное событие; лиц, внезапно оставивших место работы в аналогичных ситуациях; ведется поиск в местах концентрации криминальных элементов или мест сбыта похищенного имущества и т. п. Характерным в этом плане является случай из практики комиссара полиции третьего ранга И. Бодунова, когда исходная информация для поиска виновного была получена при осмотре места происшествия, а все последующие ОРМ приводили к получению сведений, аналитическая обработка которых позволяла уточнять версии и в конце концов остановиться только на одной из них. Оперативная проверка данных, собираемых в ходе ее подтверждения, позволила установить факт прежней связи между потерпевшим и подозреваемым и восстановить все обстоятельства преступления, совершенного последним.

    В другой ситуации  в ходе раскрытия убийства девочки, которая случайно оказалась на пути пули, предназначенной ее отцу, подозреваемого удалось установить на основе тщательного изучения жизненной истории этой семьи. В итоге был установлен и задержан виновный.

    Следует отметить, что начальный этап раскрытия инцидентов может приводить к успеху. Однако виновный (виновные) могут вследствие различных причин, например, побега из-под стражи, оказываться на свободе и продолжать свою противоправную деятельность. Примечательна в этом плане ситуация, связанная с Л. Пантелеевым в Ленинграде.

    Своеобразными носителями информации криминального характера являются лица, содержащиеся в спецприемниках, приемниках-распределителях для бродяг, изоляторах временного содержания, следственных изоляторах. Сведения от этих лиц могут иметь отношение к нераскрытым преступлениям инцидентам, дать в руки оперработников ниточку, которая впоследствии приведет к раскрытию того или иного анализируемого деяния. У этих лиц тщательно осматривается одежда, вещи и предметы, находящиеся при них. В случае необходимости наводятся справки по оперативным и криминалистическим учетам. Практика знает немало случаев успешного раскрытия преступлений-инцидентов, особенно неочевидных, именно с помощью использования полученной информации, касающейся вещей и предметов, обнаруженных у лиц, помещенных в места временной изоляции.

    В ходе раскрытия преступлений-инцидентов практикуется и повторное обращение к населению через средства массовой информации, при этом используется и учитывается информация и ее особенности, полученные в ходе предыдущих действий оперработников и следствия.

    Примером использования различных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в ходе раскрытия такого неочевидного преступления-инцидента, как кража со взломом и похищение 1,5 миллиона рублей из банка в г. Ереване может служить работа аппаратов уголовного розыска фактически по всей стране.

    Факт обнаружения этого крупнейшего по убыткам того времени преступления был характерен для инцидента. Оно было совершено, как выяснилось позже, в ночь с пятницы на субботу, а информация о нем поступила в полицию от работников банка лишь во вторник. От момента совершения до первой информации прошло более 3-х дней. Фактор неожиданности и непредсказуемости, присущий преступлениям-инцидентам, усугублялся и тем, что кража готовилась и совершалась тайно автономной группой лиц, не имевших криминального прошлого и связей в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды. Преступление явно неочевидное, исключительное и по способу совершения: из комнаты здания банка, расположенной над хранилищем, преступники просверлили пол и через это отверстие проникли в него, забрали деньги и скрылись.

    Это уникальное в своем роде преступление удалось раскрыть в ходе активных мероприятий на так называемом последующем этапе оперативно-розыскных и следственных действий через 8 месяцев и 14 дней с момента начала работы.

    Раскрыть это преступление по горячим следам и на первоначальном этапе поисковой работы не удалось, т. к. сказались необычайный способ совершения преступления; отсутствие какой-либо информации о лицах, представляющих оперативный интерес, а также ряд иных негативных факторов субъективного и объективного характера.

    Обследование помещения, где имела место кража, показало, что здание банка было старинной добротной постройки, с толстыми капитальными стенами и межэтажными перекрытиями. Были установлены странности: основное денежное хранилище было расположено не в подвальных помещениях, а на втором этаже, что сыграло на руку преступникам. Кроме того, здание давно не ремонтировалось и момент совершения преступления совпал с запланированным ремонтом. Оперативный интерес представил тот факт, что ремонт шел своим чередом, а банк продолжал функционировать и осуществлять денежные операции, хотя беспорядок в этих условиях был явно налицо: окна верхних этажей банка были распахнуты настежь и при осмотре можно было легко убедиться, что проникнуть в здание банка можно легко с крыши соседнего дома. Кстати, при осмотре чердака и крыши этого дома были обнаружены старые следы, говорящие о том, что кто-то ранее пытался разобрать стену здания, что дало бы возможность оказаться сразу в помещении банка, однако эта попытка завершилась в то время неудачей.

    Это стало обоснованием для одной из версий на первоначальном этапе работы и были проведены оперативно-розыскные мероприятия по установлению лиц, возможно причастных к попытке кражи из банка еще до последнего случая. По закону профессионалов этот след, хотя впоследствии он оказался ложным, обходить было нельзя.

    Сотрудники уголовного розыска в порядке оперативного эксперимента не раз проникали с крыши упомянутого дома в здание банка и в итоге появилась еще одна версия: во внутреннем дворе банка была расположена дежурная часть полиции, охранявшей банк. Преступники при переходе с крыши здания в окно банка почти наверняка должны были быть замечены дежурными. Поэтому возникли вопросы о том: надлежащим ли образом несли службу дежурные наряды и не могли ли сами работники полиции быть соучастниками кражи? Эти же вопросы возникли и к администрации банка. Кроме того, комната, из которой преступники сверлили пол, пустовала в течение определенного времени, что являлось странным совпадением и свидетельствовало в пользу версии о соучастнике из числа администрации банка. К тому же охранная сигнализация давно не проверялась и оказалась испорченной. Оснований для выдвижения этих и иных версий по мере проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий становилось все больше.

    В этот период осмотры места происшествия проводились неоднократно, тем более что на первом этапе на место прибыло более сорока человек. Однако это привело к негативным последствиям — до скрупулезного осмотра дело не дошло. Только после повторных осмотров были обнаружены следы дрели, затем и сама ручная дрель, оставленная преступниками. Проведенные впоследствии эксперименты показали, что этой дрелью можно просверлить пол и потолочное перекрытие при условии почти непрерывной 11-часовой работы, что и навело на мысль о том, что преступники работали в течение длительного времени: впоследствии оказалось, что они трудились не один, а несколько дней и не были обнаружены из-за халатности персонала банка и его охраны. Сразу же после указанного осмотра и эксперимента возникло предположение, что преступники специально оставили дрель и другие следы, чтобы ввести оперработников в заблуждение.

    По результатам осмотра вначале казалось странным и отсутствие мусора на полу хранилища после сверления его потолка; весь мусор лежал в углу комнаты верхнего этажа, откуда преступники через отверстие проникли в хранилище. Наведение справок об аналогичных преступлениях позволило установить, что опытные преступники при проникновении в помещение подобным образом использовали зонтик, который просовывали в отверстие, раскрывали его и продолжали сверлить, ибо мусор падал в зонтик. Результаты опросов свидетельствовали в пользу этого предположения: сотрудникам банка и его охраны не был слышен звук падающих отходов.

    В итоге после неоднократных осмотров вырисовывалась картина преступления, однако круг подозреваемых лиц определен не был. Были только сделаны выводы о том, что такое преступление могли совершить преступники-профессионалы, поиск которых за счет проведения различных оперативно-розыскных мер начался по всей стране, в том числе и через места лишения свободы.

    Одновременно проводились опросы жителей близлежащих к банку территорий, добывалась и проверялась конфиденциальная информация, неоднократно велись опросы всех служащих и работников полиции, его охранявших. Постепенно вырисовывались некоторые детали преступления. С учетом этого были задержаны несколько лиц: завхоз банка, двое работников полиции, однако проверка их причастности к преступлению исключила эту версию.

    Детально осуществляя поиск от предмета похищения — денежных купюр, было установлено, что примерно 1 млн. рублей украденных денег составляли новые сторублевые купюры, 500 тысяч — новые пятидесятирублевые и около 100 тысяч рублей — «старые», т. е. бывшие в употреблении. Исходя из этого, велся поиск по сериям и номерам денежных знаков в интересах идентификации преступников и их задержания при сбыте денег. На данном этапе расследование столкнулось с дополнительными сложностями в связи с тем, что в Гознаке не могли точно сказать, куда именно направлялись отпечатанные купюры конкретных серий и номеров (проводя временные параллели, возникает вопрос о том, как обстоит дело с учетом отпечатанных денег сейчас?).

    Одновременно с согласия Госбанка было прекращено печатание и выпуск в обращение купюр тех номеров и серий, которые были похищены. Беспрецедентная операция по всей стране по «вылавливанию» денежных купюр и их владельцев привела к успеху в раскрытии преступления. За первые месяцы было обнаружено и изъято около полумиллиона рублей, в том числе и из рук лиц, оказавшихся после проверки преступниками. На всех владельцах краденых купюр тщательно наводились справки, их идентифицировали и собирали сведения при помощи различных оперативно-розыскных мер. Помимо этого был проведен и оперативный эксперимент: понимая, что преступники после восьми месяцев воздержания должны приступить к реализации похищенных денег, руководителями операции было принято решение снять запрет на выпуск в оборот тех денег, что остались в банке. При проведении этого ОРМ имелось в виду, что кто-то из работников банковской системы расскажет об этом своим знакомым. В связи с этим было дано указание всем банкам со сберкассами работать с прежней интенсивностью. В результате через 14 дней виновные действительно получили информацию от одного из своих сообщников о снятии запрета и приступили к реализации денег в разных районах страны. Приехали они и в Москву, где попросили одного из своих знакомых разменять в сберкассе деньги. Сотрудница сберкассы сразу же идентифицировала предложенные к размену деньги с разыскиваемыми купюрами и под благовидным предлогом ушла звонить в полицию. Однако дежурный по отделению полиции вместо немедленного реагирования стал задавать неуместные вопросы, и разговор растянулся на несколько минут.

    В итоге подозреваемый сообразил, что надо бежать и скрылся, оставив три тысячи похищенных в банке рублей в сберкассе. О случившемся он рассказал преступникам, которые остановились на квартире его сестры, после чего они решили скрыться из Москвы.

    В этот день после происшедшего в сберкассе случая все сотрудники аппаратов уголовного розыска Москвы вели интенсивные поисковые мероприятия по установлению преступников. Уже к 12 часам ночи руководителю уголовного розыска 52го отделения полиции г. Москвы поступила конфиденциальная информация о двух лицах, имеющих значительные суммы денег и собирающихся на автомашине выехать в турне на юг страны «на отдых». Реализация этих сведений позволила задержать подозреваемых, а при их личном осмотре и обыске автомашины в покрышке автомобильного колеса были обнаружены и изъяты похищенные деньги в сумме более восьмисот тысяч рублей.

    Трое задержанных оказались молодыми людьми в возрасте до 25 лет. Они никогда не были судимы, поэтому их не знали воры=профессионалы как в тюрьмах, колониях, так и на свободе. Здесь ясно, что версия о том, что кражу совершила группа вооруженных особо опасных преступников, на которой настаивали некоторые оперативные работники, заведомо была обречена на неудачу.

    Один из задержанных был «наводчиком». Это молодой специалист, только что окончивший экономический факультет университета и направленный на работу в банк на незначительную должность. Работники уголовного розыска, наводя справки и собирая сведения при помощи ОРМ о сотрудниках банка в ходе оперативного поиска, прошли мимо этой фигуры, недооценив ее. Здесь, видимо, им мешали мысли о возможности совершить это преступление усилиями только вооруженной банды. Это, вероятно, самое большое упущение в работе по раскрытию кражи. Формальное отношение к оценке личности указанного подозреваемого (молод, «зелен», ничем не выделяется среди окружения и т. п.) существенно затормозило процесс раскрытия преступления. Двое других задержанных жили на деньги родителей, что и свело их с молодым работником банка.

    Последнего буквально осенила мысль о том, что грех не воспользоваться беспорядком, творящимся в ходе ремонта здания банка. Это послужило началом предварительной криминальной разведки обстановки. Осуществляя ее, сообщники много раз «бродили по банку», высматривая, выслушивая, изучая обстановку. Выяснили место хранилища денег. Наводчик установил порядок и очередность посещения служащими комнаты, расположенной над хранилищем. Проверив далее распорядок работы дежурной смены полиции и сотрудников служб банка, они пришли к выводу, что начинать дело следует в конце недели, проникнув в банк именно через крышу упомянутого выше соседнего дома.

    В ночь с пятницы на субботу они начали сверлить дыру тем самым упомянутым коловоротом, после 4 часов работы ушли отдыхать. На следующую ночь тем же путем вновь проникли в банк и закончили свое дело без помех (так и хочется бесконечное число раз говорить о беспечности работников полиции и банка).

    Спустившись по веревке в хранилище, они забрали денег столько, сколько могли унести за один раз, ибо в понедельник прийти вновь на место преступления они не решились. Это обстоятельство не дало им возможность вынести несравненно большую сумму денег, которые почти открыто лежали на полках. В понедельник следы отверстия в комнате были обнаружены одной из сотрудниц банка, однако завхоз, который впоследствии задерживался полицией, боясь наказания за оплошность, уговорил ее не сообщать об этом в органы внутренних дел. Вот почему информация о преступлении поступила в уголовный розыск лишь во вторник.

    Дальнейшие мероприятия после задержания преступников позволили обнаружить еще 100 тысяч рублей, спрятанных ими во дворе дома, где они жили. По делу были также арестованы еще три человека. Это были родственники преступников, укрывавшие их после того, как им стали известны факты их преступной деятельности.

    Сложные пути раскрытия этого необычного преступления были обусловлены тем, что оно, оказавшись трудным для раскрытия, было совершено непрофессионалами. В этом состояла парадоксальность ситуации, ибо жизнь показывает, что уголовному розыску как бы легче (если здесь условно можно говорить о легкости) иметь дело с теми, кто известен его сотрудникам или кого они смогут «вычислить» по почерку и другим признакам, чем с неизвестными «любителями», которые довольно часто куда более изобретательны и непредсказуемы, чем профессионалы.

    Вышеприведенная криминальная ситуация касается инцидента, совершенного «бескровно», без применения насилия. Однако иные инциденты связаны с причинением как морального, так и физического вреда потерпевшему, а порой и многим потерпевшим, нередко влекущим их гибель.

    В оперативно-розыскной практике уголовного розыска это серийные убийства, в т. ч. на сексуальной почве, грабежи, разбойные нападения, бандитизм, криминальные взрывы и т. п. Для установления виновных в совершении этих деяний потребовалось профессиональное мастерство сотрудников указанной ключевой службы органов внутренних дел, являющихся движущей силой оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам инцидентов.

    Специфика оперативно-розыскного процесса по раскрытию тяжких преступлений-инцидентов в том, что он продолжается и по уголовным делам, по которым в соответствии со ст. 195 УПК приостановлено уголовно-процессуальное производство. Такие инциденты называют преступлениями прошлых лет.

    Таким образом, приостановление предварительного следствия вовсе не означает прекращение оперативно-розыскного процесса по раскрытию преступления-инцидента. Тем более что закон (ст. 197 УПК) прямо обязывает органы дознания (в данном случае полицию (полицию)) после приостановления производства по уголовному делу принимать меры к установлению лица, совершившего преступление.

    Возможность раскрытия преступлений-инцидентов по приостановленным уголовным делам обусловлена множеством факторов. Так, отнесение инцидента к категории деяний прошлых лет вероятно в силу несвоевременного обнаружения факта этого преступления по причине запоздалого поступления информации о нем в полицию (полицию). Сложен поиск и тогда, когда исчезли по другим причинам доказательства. В современных условиях сказывается недостаточный уровень развития научных знаний, отсутствие соответствующих методик, адекватных качественно новой оперативной обстановке. Ситуация усугубляется порой и тем, что не удалось осуществить комплекс мер по задержанию преступников по «горячим» следам, несвоевременно выставляя заслоны и вводя в действие поисковые группы. Далее собрать и проверить информацию должна, как известно, на месте преступления следственно-оперативная группа. Однако если она несвоевременно прибыла на место происшествия, то вероятность увеличения времени на раскрытие инцидента неизбежна.

    Негативное влияние на ход оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам преступлений-инцидентов, оказывает несвоевременное определение совместных действий подразделений и органов, участвующих в поиске виновных. Отрицательные последствия имеет неквалифицированный осмотр места происшествия, а также несвоевременная проверка по учетам обнаруженных следов и предметов.

    В итоге всех «погрешностей» при поиске по «горячим следам» могут неправильно выдвигаться версии и несвоевременно устанавливаться дополнительный круг свидетелей-очевидцев, потенциальных подозреваемых. Исходя из этого, не ведется наблюдение за лицами, представляющими оперативный интерес, за местами сосредоточения криминального элемента, местами сбыта похищенного и т. д., где можно было бы добыть сведения, требующиеся для раскрытия в оптимальные сроки инцидентов.

    Поэтому при проведении оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступлений-инцидентов необходимо:

    а)            применять оптимальный комплекс оперативно-розыскных и следственных мероприятий, который по объему и интенсивности осуществления должен быть исчерпывающим с учетом опыта оперативной работы, смекалки и т. п.;

    б)           учитывать фактор времени, т. е. не должно быть упущенных возможностей, повлекших несвоевременный сбор оперативной и иной информации по делу. Ведь время стирает в памяти людей те впечатления, которые вначале могли быть зафиксированы более полно, а со временем резко меняется обстановка на месте происшествия, исчезают следы преступления, т. к. изменяется растительность, ландшафт местности и т. п., изменяется внешность преступника. Помимо этого, уничтожаются по объективным и субъективным причинам документы; изнашивается одежда, обувь;

    в)            не оказаться в плену у «психологического фактора», т. к. нередко оперработники и следователи подвержены влиянию суждений о бесперспективности как определенных версий, так и раскрытия преступления в целом.

    В работе по раскрытию преступлений по приостановленным уголовным делам важно прежде всего преодолеть ошибочность уверенности в том, что преступление раскрыть нельзя. Специфика этого этапа оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по факту преступления-инцидента, оказавшегося в категории «преступлений прошлых лет», предполагает переосмысление всех ранее выдвигавшихся версий и результатов оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий. Заново оценивается информация о происшедшем событии, моделируется обстановка того периода, пересматриваются добытые сведения, уточняются прежние и выдвигаются новые версии, проверяются алиби отдельных лиц, внимательно изучаются все детали добытой информации, намечаются пути и способы повторных ее проверок за счет дополнительных оперативно-розыскных мер.

    Всю эту работу проводят специализированные следственно-оперативные группы, куда включаются наиболее опытные следователи, работники криминальной полиции (полиции), оперативные работники учреждений уголовно-исполнительной системы, специалисты-криминалисты и др.

    Опыт показывает, что положительные результаты приносит аналитическое исследование материалов как уголовного дела, так и оперативного дела для выявления возможных ошибок, недостатков, упущений, допущенных до приостановления следствия. На этой основе восполняются пробелы оперативно-розыскного и процессуального характера по проверке всех версий о личности преступника, его связях с доведением этой работы до логического конца. Одновременно выдвигаются новые версии с учетом вновь добытых данных и проводится их тщательная проверка. Для этого осуществляется дополнительное ориентирование органов полиции (полиции) и операппаратов исправительных учреждений (с учетом вновь добытых сведений) о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес.

    Помимо этого выясняется причастность к нераскрытым преступлениям разысканных преступников и иных лиц, проходящих по уголовным делам, прежде всего, схожего характера.

    Учитывая то обстоятельство, что виновные в инциденте могут быть осуждены за иное преступление, порой совершаемое специально и имеющее менее опасный характер, чем инцидент, осуществляется проверка причастности к делу об инциденте лиц, находящихся в местах лишения свободы и осужденных за другие преступления. Это делается для выявления фактов совершения малозначительного преступления, чтобы, получив за них меру наказания, тем самым уйти от внимания криминальной полиции (полиции), занятой раскрытием данного тяжкого преступления, к которому фактически были причастны эти лица.

    При построении новых версий учитываются и обстоятельства косвенного характера, т. е. необходимо выявить лиц, заинтересованных в наступлении преступного результата; имеющих орудия преступления, особенно огнестрельное оружие и взрывчатые вещества; принимающих меры к сокрытию преступления и распространению дезинформации, направляющей оперработников и следователей по ложному пути; владеющих предметами, похожими на похищенные или замеченные очевидцами в момент совершения преступления; обладающих приметами, сходными с приметами преступника(ов); общавшимися с потерпевшими или свидетелями и внезапно скрывшимися; пропавших без вести; выехавших в другую местность, в том числе и за пределы страны, вскоре после обнаружения факта преступления либо в период расследования по нему.

    Характерен в этом отношении следующий пример умелого разоблачения и задержания бандитской группы «гастролеров».

    Ночью на одной из платформ электрички Ярославского направления четверо неизвестных напали на старшину полиции Капранова и пытались похитить служебный пистолет. Поскольку один из нападавших угрожал ножом, старшина сумел увернуться от удара и произвести выстрел по одному из нападавших. Последний упал, а остальные скрылись в темноте. От полученного ранения нападавший преступник скончался.

    Прибывшая оперативная группа внимательно осмотрела тело убитого и прилегающую к месту происшествия территорию. Документов при нем не было, по внешнему виду он не был похож на бомжа, одет по моде, привлекали внимание наколки на руках.

    Внезапно появился несколько «странный» очевидец, который проявил некоторую активность в описании событий, однако вел себя не совсем правдоподобно, пытаясь оказаться в центре внимания. Дальнейшие проверки показали, что этот «свидетель оказался участником нападения на полицейского. И не только участником, но и одним из организаторов преступления. В ходе опроса «свидетель» назвал свою подлинную фамилию — Хоркивец, указав также и адрес в Москве, где он проживал. Фактически Хоркивец пытался больше узнать, чем рассказать.

    Внимание оперработников вновь переключилось на убитого преступника. Изъятые отпечатки пальцев по учетам не значились. Начались оперативные поиски на базе имевшихся первичных сведений. Вспомнили, что убитый и «свидетель Хоркивец были одеты в одинаковые спортивные брюки с надписью «марафон». Решено было проверить Хоркивца по месту названного им жительства. Однако хозяева квартиры сказали, что он только однажды появлялся по этому адресу с тремя другими молодыми людьми, по поведению которых и их разговорам было понятно, что они приехали из Самары, намерены совершать преступления.

    Оперработники показали хозяевам фотографию убитого и те сообщили, что это один из четырех, его зовут Алексей, кличка «Колбаса». Остальные были Миша по кличке «Кирпич» и Рома. В ходе беседы удалось установить, что все они могут находиться в гор. Щелково.

    Началась отработка щелковских «притонов» (кстати, недалеко от места происшествия). На одной из квартир оперработники застали полный разгром, хозяин сказал, что пьяных гостей он выгнал. Он же подтвердил, что по приметам они похожи на тех, которые интересуют полицию, и высказал предположение об их местонахождении — в этом же доме у одного из алкоголиков.

    Опергруппа тихо проникла через незапертую дверь в эту квартиру, увидела знакомого им «свидетеля» Хоркивца и других, всех их задержали.

    Оставалось задержать четвертого — Рому. Была установлена его подруга, рассказавшая, что Рома вел себя испуганно, скрывался от всех. Был составлен его словесный портрет и решено по приметам путем личного сыска задержать подозреваемого на Ярославском вокзале, где Рома часто появлялся среди бомжей и других «постояльцев».

    Три дня оперработники внимательно следили на вокзале за мужчинами, пытаясь опознать Рому. Наконец вечером третьих суток Рома был опознан по приметам и задержан.

    Оперработники после этого ездили в Самару, собирали там и в других городах информацию о преступниках. Оказалось, что Рома, «Колбаса» и «Кирпич» были из одной компании, Хоркивец стоял особняком, он был «мозговым центром» группы, ранее учился в консерватории, потом сошелся с криминальной группой, часто выезжал в Москву, совершал грабежи, разбои, как и другие участники этой группы. Не раз в Подмосковье они грабили запоздавших пассажиров электричек. И вот попытка разоружить работника полиции стала их последней в ряду многих преступлений.

    Вся информация, собранная усилиями оперативных работников полиции, иных правоохранительных органов и спецслужб, органов уголовно-исполнительной системы проверяется и в случае необходимости используется согласно статье 11 Федерального Закона об ОРД и соответствующих норм оперативно-розыскных законов других стран.

    В практике комиссара полиции III ранга Бодунова имел место характерный пример раскрытия им убийства в ходе разбойного нападения на квартиру гражданки К. в Ленинграде. Здесь ключевым явилось то обстоятельство, что, осуществляя оперативно-розыскные мероприятия по раскрытию иных преступлений, Бодунов не забывал и обстоятельства вышеуказанного деяния. В итоге в поле его зрения оказалась индикативная информация, сигнализирующая о возможности причастности к разбою лица, имеющего характерную кличку. Последующие ОРМ, проведенные с учетом закономерностей оперативно-розыскного процесса, гарантировали его выявление и получение сведений о причастности к убийству, а также о его сообщниках.

    В современных условиях — это ситуация раскрытия серийных преступлений и иных квалифицированно совершаемых различных противоправных деяний-инцидентов.

    Особенности оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам отдельных преступлений-инцидентов

    Процессу раскрытия отдельных преступлений-инцидентов свойственно немало специфических особенностей. Речь идет о таких опасных противоправных деяниях данного вида, как использование террористических методов, также о бандитизме, убийствах, совершаемых по найму, преступлениях, совершаемых в условиях чрезвычайных ситуаций (обстоятельств).

    Указанные преступления совершаются, как правило, неожиданно, непредсказуемо (хотя и тоже после тщательной подготовки) и поэтому их можно отнести к разряду инцидентов. Однако это наиболее опасные инциденты. Они угрожают безопасности государства, гражданам, посягая на права и свободы, так как отличаются крайне негативными последствиями за счет вооруженности и организованности виновных. В итоге вполне реальна угроза с их стороны жизни и здоровью значительного числа граждан.

    В современном мире население различных стран сталкивается с деяниями, совершаемыми террористическими методами. При этом по своим масштабам они достигают таких размеров, что для того или иного государства становятся в один ряд с экологической опасностью и ядерной угрозой.

    При совершении этих преступлений в поле зрения общественности оказываются правоохранительные органы и спецслужбы, подвергающиеся интенсивной критике средств массовой информации, представителей исполнительной и законодательной власти.

    Однако здесь следует учитывать, что разрешить данную проблему только за счет оперативно-розыскных мер невозможно. Необходимы прежде всего экономические и политические меры, наличие соответствующего законодательства. Лишь в этом комплексе возможно оптимальное применение и различных мер органами уголовной юстиции.

    Примечательна в этом плане жизненная история Л. Пантелеева, который, будучи сотрудником ГПУ, был уволен из этой спецслужбы в период экономического кризиса 20-х гг. и, оказавшись на длительное время безработным, встал, в конце концов, на путь совершения преступлений террористическими методами.

    В современных условиях правоохранительные органы и спецслужбы, используя созданные в их составе специализированные подразделения, пытаются разрешать соответствующие проблемы. Для этого сотрудники этих подразделений, входящих как в состав криминальной полиции (полиции), так и спецслужб, должны хорошо ориентироваться и в сложных явлениях политической и общественной жизни, понимать сущность тех условий, которые приводят к возможности террористических проявлений.

    Существует немало причин и условий, из-за которых терроризм не только продолжает существовать, но и в ряде случаев развиваться. Одна из таких причин наряду с экономическими и социальными факторами — своеобразное «общественное мнение», которое нередко подпадает под влияние лиц, применяющих террористические методы, но указывающих, что они борются за Идею (Веру, Родину, Свободу и т. д.). Эти доводы выступают в качестве оправдания убийств, в том числе общеопасными способами с использованием взрывных устройств, отравляющих веществ, захватов заложников ит. п. Характерен в этом плане упомянутый случай покушения на Наполеона Бонапарта, организованный Кадудалем.

    Наиболее характерными как для прошлого, так и в современных условиях выступают четыре основных способа мотивации террористической деятельности:

    а) стремление разрешить политические проблемы. Это так называемое «идеологическое направление, стимулирующее соответствующие инциденты. Здесь выделяются две ветви: ультралевая и крайне правая. Правая ветвь была представлена куклукс-кланом, французской Секретной вооруженной организацией (ОАС), получившей известность в 60-е г. своими акциями в Англии и Франции. Во всем мире насчитывается несколько десятков правых групп, но в их деятельности отмечается некоторое затишье.

    Среди групп левой ветви, применяющих террористические методы, до недавнего времени были хорошо известны немецкая Фракция Красной Армии, итальянские Красные бригады, японская Красная Армия, латиноамериканские «партизаны».

    Активно действовали, например, в Перу члены партии «Сендеро Луминосо» («Светлый путь»), осуществившие взрыв в Лиме в результате которого несколько человек получили ранения. Во времена пика своей активности они удерживали в стрессовом состоянии всю страну, контролировали треть территории Перу. Здесь проявилось их стремление получить поддержку у простых крестьян, которые порой отказывались помочь «сендеристам». Известна их акция когда погибло 70 человек. Адекватные полицейские меры силового характера президента страны Фухимори позволили произвести арест их лидера Гусмана и обезглавить движение.

    В Перу была арестована японка К. Иосимура. Как оказалось, она была связана с «Сендеро Луминосо» и являлась разыскиваемой спецслужбами в течение 20 лет, т. к. была членом «Японской Красной Армии», участвовавшей еще в 1974 г. в захвате французского посольства в Голландии.

    «Японская Красная Армия» («Нихон Секигун») являлась транснациональной группировкой, осуществившей свою акцию в израильском аэропорту, где погибли 26 и были ранены 72 человека. Свою деятельность это формирование проводило во многих странах мира: Франции, Иране Германии, Ираке, Перу.

    В настоящее время активно действующих подобным образом групп левого направления осталось немного. В основном они находятся в странах третьего мира, хотя изредка появляются и в Европе. Это Гватемальское национальное революционное единство, борющееся с правительством в течение 40 лет, а также иные формирования. В их числе, например, Колумбийская «Армия национального освобождения». Здесь даже проявились связи с Россией, в частности подозрение в убийстве российского спортсмена Василия Ложкина. В плену этой группировки более 6ти месяцев находился белорусский гражданин В. Столяров. В ФРГ также действовала сравнительно небольшая группа террористов — «Антиимпериалистическая ячейка», которая совершала отдельные акции против депутатов бундестага.

    б) стремление разрешить проблемы, связанные с национальным самоопределением. Это, как правило, представители национальных меньшинств, борющиеся за самоопределение своих стран, территорий (ирландцы и шотландцы в Британии, баски в Испании и Франции, бретонцы и корсиканцы во Франции, сикхи и кашмирцы в Индии, курды — в Турции и Иране и т. д.). Иногда это чисто националистической движение, но иногда они несут в себе некий идеологический заряд.

    Так, Ирландская Республиканская Армия (ИРА) около 3 десятилетий ведет борьбу против англичан, хотя корни конфликта лежат в средневековье. Новый виток противостояния в этой истории обозначился когда в Северную Ирландию, входящую в состав Британии, после прошедших там столкновений были введены английские войска — для защиты ирландцев-католиков от протестантов. Далее ИРА, представляющая ирландцев-католиков впоследствии начала активную войну против англичан. Жертв было много, и, несмотря на переговоры, война в Ольстере продолжается во имя такой цели, как «освобождение» Северной Ирландии от власти англичан. Помимо ИРА и англичан в кровопролитных действиях участвуют ольстерские протестанты — представители «Ордена подмастерьев» и таких структур, как «Борцы за свободу Ольстера», «Добровольческие силы Ольстера».

    Известна в мире и такая организация, как «Страна Басков и Свобода» (ЭТА). Она выступает за создание независимого государства басков. Действует она на территории Испании, а также во Франции. «Послужной список» акций ЭТА очень велик.

    Независимости Корсики от Франции требует «Фронт национального освобождения Корсики». Действует преимущественно на Корсике, иногда на материке. Свои акции осуществляет периодически, подчас весьма активно.

    Повстанческая организация «Тигры освобождения «Тамил Илама» (ТОТИ) тамильского меньшинства в Шри-Ланке действует по причине вражды между сингалами и тамилами. Применяют соответствующие методы борьбы весьма эффективно, в силу чего ланкийское правительство прибегало к военной помощи со стороны Индии, однако неудачно. После вывода индийских войск с острова Шри-Ланка индийский премьер Р. Ганди пал жертвой «тигров»-камикадзе.

    Организация «Фронт народного освобождения» — организация террористического толка, объединяет сингальское большинство Шри-Ланки. В настоящее время не имеет былого размаха.

    «Курдская рабочая партия» действует в основном на территории Турции. Вооруженную борьбу с применением акций устрашения ведет Правительство Турции предпочитает диалогу с курдами разговор с позиции силы. В ходе военных действий (в том числе и на территории Северного Ирака) погибло уже более 20 тысяч человек.

    Для постсоветского пространства характерна целая серия общеизвестных локальных конфликтов, возникших по вышеупомянутым причинам. Ход их развития был сопряжен с вооруженными столкновениями. При этом противостояние сторон сохраняется и в нынешних условиях, обусловливая сложную оперативную обстановку в этих регионах.

    В последние годы в отечественной практике трагическим является вопрос о самоопределении Чеченской Республики Ичкерия, когда для его разрешения в ходе вооруженного противостояния с федеральными войсками осуществлялись такие акции, как захват больницы и заложников и др. Для юга России характерны взрывы на железнодорожных вокзалах и на другом транспорте. Они имели место и в Москве. В регионе Кавказа характерны захваты заложников и выкуп их за валюту и т. д. Правоохранительные органы и спецслужбы в силу различных причин действуют в сложных условиях. Опасно здесь то, что периодически готовятся и осуществляются новые акции. При этом положительным в последнее время является то, что основной тенденцией к решению данной проблемы служат переговоры, когда со стороны Федерального правительства требуется высокий уровень дипломатического искусства, а также иные, прежде всего, экономического характера меры, призванные нейтрализовать для России и Ичкерии негативные последствия столь масштабного межнационального конфликта.

    Надо подчеркнуть, что оперативные службы неизбежно должны прогнозировать действия боевиков и их сподвижников, поэтому необходимы оперативно-розыскные и иные мероприятия, информационно обеспечивающие государственных деятелей России и Чеченской республики в интересах улаживания этого трагического для населения России и Республики Ичкерия вопроса. Как известно, здесь зафиксированы попытки заключения соответствующих соглашений между правоохранительными органами и спецслужбами России и Ичкерии;           ,

    в)            стремление разрешить религиозные проблемы, которые порой сочетаются с вопросом национального самоопределения. Так, в Ольстере конфликт является не только межэтническим, но и межконфессиональным (католики — протестанты), а в Индии — между мусульманами и индуистами.  

    Наиболее известными фундаменталистскими группировками такого типа являются действующие на Ближнем Востоке и в Северной Африке движения «Хамас», проиранская «Хезбола» (Партия Аллаха), алжирский «Исламский фронт спасения» (запрещен). Специфика здесь в том, что деятельность этих групп постоянно переносится и на европейскую территорию.

    Кроме исламских фундаменталистов следует сказать и о фундаменталистах-христианах. Известно, что имели место взрывы в европейских кинотеатрах, когда там показывали фильмы, трактующие Евангелие не так, как принято в каноническом смысле.

    К числу структур, действующих на религиозной почве, следует отнести и некоторые тоталитарные секты, прибегающие к убийству для наказания «неверных» либо для приближения такого события, как конец света, чтобы доказать правоту своих пророков. Практикуют эти секты и организацию массовых самоубийств. Стоит вспомнить суицид членов американской секты «Народный храм» в Гайане, самосожжение сектантов из «Ордена Солнца» или крупнейшее в истории массовых самоубийств и первое, связанное с глобальной компьютерной сетью Интернет, отравление (самоусыпление) 39 членов культовой группы «Врата Небес» на ранчо Санта-Фе (штат Калифорния).

    Опасно то, что подобного рода религиозные организации совершают убийства не только «своих» членов, но и других людей. Например, последователи Секо Асахары из «Аум Синрике» осуществили соответствующие акции с помощью новейших отравляющих веществ, предназначенных для массового поражения людей. Члены этой секты для пропаганды своих взглядов завоевали себе плацдармы в странах Европе, в том числе в России, объясняя свою деятельность перед правоохранительными органами и спецслужбами благотворительными коммерческими целями. Сбор оперативно-розыскным путем сведений об этих организациях крайне затруднителен, т. к. внутри них действует подчинение всех участников движения дисциплине, соблюдаются необходимые меры безопасности, ведется взаимопроверка и наблюдение за подозрительными и неблагонадежными лицами с точки зрения интересов определенной структуры.

    Весьма активно действуют группировки «Джихад» (Египет и другие страны), «Аль-Гамааальисламия» (Египет), «Народно-освободительная армия Судана», «Вооруженная исламская группа (Алжир) и другие.

    г)            стремление удовлетворить свои психические и иные потребности. Речь идет о лицах, мотивировка действий которых не всегда поддается рациональному объяснению. Именно они зачастую задают трудно разрешимые задачи сотрудникам правоохранительных органов и спецслужб. Например, типичный факт террористических действий подобного рода одиночки — американского профессора математики Теда Козински («Уна бомбер», как его окрестили специалисты ФБР и представители печати и телевидения). Именно он осуществил четыре взрыва весьма специфическим способом, посылая взрывные устройства по почте и т. п. В результате жертвами стали несколько человек. Характерно, что в этих случаях оперативно-розыскные профессиональные мероприятия по «горячим» следам и на последующих этапах оперативно-розыскного процесса приводят только к детализации обстоятельств самой акции. Здесь успех возможно достичь нетрадиционным путем, например, за счет настойчивого информирования по телевидению и в печати населения об этих случаях и способах действия виновного. Это позволило его родному брату распознать в своем родственнике преступника и сообщить о своих подозрениях в полицию. Дальнейшая проверка этой версии профессионалами-сыщиками позволила пресечь опасные действия указанного лица.

    Еще один пример одиночки — покушение Ибрагима Гумруксуоглу на президента Турции Демиреля.

    д)           стремление выполнить «заказ» по устранению конкретного лица. Подобного рода деяния совершают специалисты по исполнению преступлений-инцидентов в виде убийств.

    Одним из основных направлений борьбы с инцидентами вышеприведенного типа и бандитизмом, разбоями, грабежами и т. п., как родственными инцидентами, является их предупреждение. Исследуя случаи подобного рода, важно аналитическим путем выяснить причины и условия, способствующие их совершению, и прежде всего личностные и иные особенности виновных, чтобы определить тот круг граждан, от которых можно ожидать совершения этих инцидентов, а затем блокировать и сдерживать их преступную активность. Оперативно-розыскные мероприятия в этих случаях носят комплексный характер и требуют высокого мастерства.

    Например, представляют интерес лица, ранее судимые за подобные преступления, и их окружение. Согласно Федеральному закону об ОРД, иным законам, устанавливающим статус оперативно-розыскных ведомств, подлежат установлению лица и их сообщества как криминального, так и экстремистского характера, чья деятельность может ставить под угрозу безопасность государства.

    Оперативные работники получают необходимую информацию в указанных ситуациях из различных источников: документов, отражающих результаты наблюдения, контроля телефонных переговоров и иных оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 6 Федерального закона об ОРД и национальными оперативно-розыскными законами; физических лиц — жителей различных районов, сотрудников организаций и учреждений, в том числе в конфиденциальной форме; от представителей средств массовой информации и т. п.; заявлений, писем и иных сообщений (в том числе по телефону доверия) граждан, должностных лиц и общественности.

    Исследованию подлежат массивы (банки данных) оперативных учетов ОВД и ФСБ, материалы и документы по линии Интерпола; материалы применения криминалистических средств и методов; материалы контроля за перепиской осужденных в местах лишения свободы, в также иных граждан и т.п.

    Работники криминальной полиции (полиции) и спецслужб, получив информацию о возможности совершения преступлений террористическим методом, проводят оперативно-розыскные мероприятия, направленные на предотвращение и пресечение этих преступлений.

    Для того чтобы не допустить терроризма, бандитизма необходимо своевременное обнаружение лиц, покушающихся на эти преступления, а затем эффективное пресечение с их стороны действий, направленных на доведение преступного замысла до конца, в том числе задержание преступников в интересах обеспечения привлечения их к уголовной ответственности.

    При этом предотвращение терроризма и бандитизма осуществляется за счет сбора и документирования сведений о подготовительных действиях членов соответствующих групп, представляющих интерес с точки зрения компетенции правоохранительных органов и спецслужб. Собственно выявление, изучение и задержание этих лиц делает невозможным совершение того или иного преступления как инцидента, ибо его внезапность и неожиданность будут устранены превентивными действиями сотрудников оперативных аппаратов.

    В связи с тем, что группы террористического толка обычно представляют собой замкнутые, глубоко законспирированные формирования, их выявление, изучение, сбор сведений о деятельности при наличии законных оснований ведется в рамках оперативного дела с активным использованием всего комплекса оперативно-розыскных мероприятий, а также тех возможностей, которые имеются как в оперативно-розыскном законе, так и законах, определяющих статус правоохранительных органов и спецслужб. При этом выявляются состав преступной группы, роль каждого участника, устойчивость этой группы, их замыслы; конкретные сведения о возможных акциях; пути и способы приобретения оружия, взрывчатки и других предметов и приспособлений для совершения преступления; сведения о возможности разобщения по разным мотивам этой преступной группировки; данные о целесообразности и возможности ведения оперативной игры с изучаемой структурой. Помимо этого определяется возможность склонения отдельных участников группы к явке с повинной, отказу от совершения преступных действий, в том числе использования уголовно-правового института деятельного раскаяния.

    Идеальной является ситуация, обеспечивающая предотвращение акций с использованием террористических методов за счет недопущения формирования преступной группы путем активного воздействия на отдельных лиц, особенно на организаторов и авторитетов, а также разобщения такой группы путем применения специальных мер, в т. ч. склонения ее участников к отказу от преступных замыслов, намерений и действий, а также к явке с повинной, либо задержания преступников при попытке осуществить подготовленную ими акцию, бандитское нападение, если достоверно известно об усилении активности членов группы и исчерпаны все возможности устранить опасность на стадии замысла или намерений.

    В случае невозможности достичь успеха на стадии предупреждения или пресечения акции терроризма и бандитизма, иных подобного рода деяний, а также при отсутствии какой либо информации по этому вопросу, действия оперативных служб концентрируются на раскрытии внезапно или неожиданно совершенного преступления-инцидента. Оперативно-розыскные ситуации, возникающие в процессе раскрытия этих преступлений, отличаются большой широтой и многообразием. Вместе с тем устойчивая повторяемость образующих факторов позволяет классифицировать эти ситуации на три группы.

    Во-первых, данные, полученные различным путем, позволяют предположить, что на территории оперативного обслуживания функционирует некое террористическое или бандитское формирование, вынашивающее намерение совершить преступление. В подобной ситуации поступающая информации, как правило, носит неконкретный характер, в ней нет имен и фамилий действующих лиц, а в основном присутствуют сведения косвенного характера.

    Изучение и анализ практики показывают, что в этих случаях для того, чтобы нейтрализовать фактор внезапности и неожиданности в действиях преступников, оперработники внимательно собирают и анализируют информацию, сосредоточив усилия на изучении следующей индикативной (сигнальной) информации:

    -              появление фактов или увеличение числа разбойных нападений, грабежей, похищений людей (захваты заложников) ит. п.;

    -              фиксация фактов использования в ходе инцидентов неизвестными лицами полицейской или военной одежды, оружия, средств наблюдения и связи, специальных технических приспособлений и орудий;

    -              факты проведения на территории оперативного обслуживания встреч представителей криминальной среды: «сходок», «разборок», «правиловок» ит. п.;

    -              факты, свидетельствующие о сепаратистских, шовинистических, националистических настроениях, высказываниях, а также об экстремистских устремлениях или настроениях религиозно-ортодоксального толка;

    -              данные о попытках дискредитации органов власти и ее представителей;

    -              факты хищений огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, появление их незаконного оборота в регионе за счет поступления из различных источников;

    -              факты криминальных взрывов с человеческими жертвами;

    -              факты умышленных убийств и покушений на представителей власти с признаками убийств, совершаемых по найму;

    -              факты, свидетельствующие о наличии нелегальных каналов связи лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, со свободой, о внимании криминальных структур вне ИУ к лидерам криминальной среды, отбывающим наказание, ит. п.

    В подобных случаях принимаются динамичные меры по уточнению вышеперечисленных данных за счет сбора дополнительных, более детальных сведений с тем, чтобы установить конкретных лиц, представляющих оперативный интерес, и оперативным путем исследовать их действия по принципу «от лица — к преступлению». Здесь важно иметь максимум оперативной информаций, суметь выделить в ней оптимальное зерно с тем, чтобы в случае обнаружения признаков подготовки инцидента немедленно приступить к действиям по полномасштабной проверке, привлекая для подготовки и осуществления комплекса ОРМ всю предварительно собранную информацию о лицах, чье поведение требует соответствующего оперативно-розыскного изучения. Как правило, это может завершаться путем внезапного задержания членов преступного формирования, готовившего опасный инцидент, с последующим включением в работу свидетельской базы, легализации всех сведений, полученных в результате применения разведывательных методов и операций, в том числе на основе технических средств.

    Во второй ситуации в оперативный аппарат официально поступают сведения об уже совершенном нападении, однако виновные не установлены и не задержаны.

    В этой ситуации начинают действовать все подразделения органа внутренних дел, а в случае необходимости и иных правоохранительных органов и спецслужб. Прежде всего, основной объем работы выполняют сотрудники криминальной полиции (полиции) во взаимодействии с иными силовыми структурами и работа основывается на модели «от преступления — к преступнику(кам)».

    В связи с этим следующие типовые версии, с тем чтобы легче было оптимально задействовать силы и средства в начальный этап раскрытия инцидента:

    -              нападение совершено лицами, ранее совершившими аналогичные деяния, или состоящими на учете в ОВД в силу порядка регистрации различной информации, в т. ч. о лицах, подвергнутых уголовным наказаниям за совершение различных противоправных деяний;

    -              преступление совершено лицами, ранее подвергавшимися уголовным наказаниям, но совершавшими подобные преступления как «любители» или лица, начинающие криминальную карьеру;

    -              преступление совершено «гастролерами» либо представителями межрегиональных этнических или иных формирований;

    -              нападение совершено благодаря помощи окружения потерпевших, т. е. как бы по «наводке» местных граждан, в том числе членов криминальных структур.

    Быстрое раскрытие подобных деяний предполагает немедленную деятельность специально создаваемых структур — координационных (оперативных) штабов. Это гарантирует немедленное включение в работу оперативно-поисковых групп, информирование соседних органов внутренних дел и силовых структур об инциденте и т. п. Здесь проводятся все мероприятия, характерные для начального этапа работы по раскрытию инцидента (в том числе при наличии своевременной информации о его факте в интересах оптимальной работы по «горячим» следам).

    Качественное осуществление своих функций всеми задействованными субъектами оперативно-розыскной деятельности, участвующими в раскрытии факта терроризма или бандитизма, в конечном итоге создает надежную систему сбора и оперативной проверки информации на первоначальном этапе раскрытия преступлений, что может привести к положительным результатам.

    В третьей ситуации в правоохранительный орган поступают сведения о совершаемых в данный момент террористической акции или инциденте в виде бандитского, разбойного нападения. Здесь предполагаются действия по «горячим» следам с использованием комплекса оперативно-розыскных и иных мероприятий, осуществляемых, как говорилось выше, в ситуациях обнаружения преступления и преступников, его совершивших, и непосредственного их преследования. Для этого практикуются меры заградительного характера (перекрытия мест отхода преступников); иные войсковые меры за счет привлечения к операции по задержанию преступников сил и средств внутренних войск и других воинских формирований; преследование в интересах задержания преступников. Кроме того, выявляются свидетели, ведется сбор информации в расчете на повышение эффективности реагирования на инцидент и т. п.

    Если это возможно, то устанавливаются личности преследуемых, затем и задержанных. В последнем случае проводится проверка их причастности к совершенному преступлению, предварительная идентификация их.

    По ходу осуществления указанных действий составляются и рассылаются сводки-ориентировки и иная экспресс-информация с учетом собранных и уточненных сведений на участников преступной акции, ее обстоятельствах и т. д.

    Все оперативно-розыскные мероприятия в данном случае носят характер неотложных, незамедлительных, обусловливая быструю реакцию на меняющуюся обстановку, что характерно для внезапного возникновения подобного типа криминальной ситуации. Оперативно-розыскные меры проводятся в условиях дефицита времени на принятие оперативных решений. Для поиска сведений, проясняющих инцидент, бывает недостаточно первичной информации. Здесь требуется и использование добытой информации в интересах проведения следственных и иных действий.

    Успех возможен при слаженной работе оперативно-розыскных служб и иных подразделений, опирающихся на заранее продуманные и спланированные меры типового характера, проводимые с учетом реально складывающейся ситуации.

    Террористические инциденты нередко проявляются в форме захвата преступниками летательных аппаратов с пассажирами и экипажем в качестве заложников. Затем имеет место выдвижение требований политического и материального характера, сопровождающихся угрозой взрыва летательного аппарата или уничтожения заложников различными способами.

    Так, 49-летний житель Магаданской области некто Додиков во время полета в самолете ИЛ62 по маршруту Магадан — Москва передал экипажу летчиков несколько записок с требованием посадить самолет в аэропорту «Шереметьево1», где передать ему 10 млн. долларов США, а затем продолжить полет в Швейцарию. В противном случае он угрожал привести в действие взрывное устройство.

    За период полета самолета на земле были осуществлены оперативно-розыскные мероприятия по установлению личности террориста, сбору информации, характеризующей его, и подготовлены силы и средства, необходимые для обезвреживания этого преступника. В подобных случаях действуют сотрудники антитеррористического Центра ФСБ России совместно с группой «Альфа». На этот раз указанное спецподразделение прибыло в аэропорт за три часа до прилета самолета и совместно с работниками органов внутренних дел после предварительной рекогносцировки сумело заранее определить место, время и способ захвата террориста.

    Самолет после приземления был отведен на полтора километра от здания аэропорта, блокирован личным составом группы «Альфа и полиции. После непродолжительных переговоров преступник был задержан, у него изъято устройство, имитирующее приспособление для взрыва.

    Захваты летательных аппаратов и заложников несколько раз совершали террористы на территории Ростовской области и Северного Кавказа. Во всех случаях они требовали выдачи им крупных сумм денег и возможности вылета за пределы территории России в обмен на освобождение заложников. Силами правоохранительных органов и спецслужб в этих случаях проводился сбор информации, пока велись переговоры с террористами, концентрировались силы и средства для силовых операций. В результате принятых мер преступники были обезврежены при минимальных потерях со стороны сил правопорядка, а жизнь заложников была спасена (за исключением одной ситуации).

    Международная стратегия борьбы с подобными инцидентами выработала практику предварительного ведения переговоров с террористами, которые сами являются, как правило, инициаторами начала переговорного процесса. В ходе переговоров собирается уточняющая оперативная информация, оценивается обстановка на месте происшествия, проводится широкий комплекс оперативно-розыскных мероприятий по проверке личности террористов, установлению их криминальных, родственных и иных связей, определяется способ дальнейших действий по прекращению инцидента и задержанию преступников.

    Однако действия по обезвреживанию террористов в подобных ситуациях в ряде стран имеют свои особенности. Так, интересен опыт работы спецслужб США. В одном из интервью, где представители по имени Боб и Нейл (фамилии по известным причинам не указываются), которые были участниками международного семинара по теме «Контр терроризм и управление критическими инцидентами», высказывают свою точку зрения по поводу действий в анализируемых ситуациях. Следует отметить, что это интервью дано крупнейшими специалистами по ведению переговоров и освобождению самолетов и заложников. Их мнение состоит в том, что какие бы политические или иные цели ни ставил перед собой терроризм, его следует расценивать как уголовное преступление. По американским законам действия таких преступников оценивается соответствующим образом. Эти специалисты считают, что только подобная уголовно-правовая оценка действий террористов является единственно верным подходом. Далее они полагают, что в борьбе с терроризмом очень важным является международное сотрудничество (такова была основная нить обсуждения проблемы акций терроризма во время названного семинара). В борьбе с ним фундаментальной философией, по мнению этих специалистов, является позиция, согласно которой человеческая жизнь превыше всего. Этим рекомендуется и руководствоваться в любом случае при попытках нейтрализации инцидента с террористами, отдавая приоритет законности, с одной стороны, а с другой — исключая базовые уступки преступникам, кроме выполнения некоторых гуманитарных запросов в виде предоставления лекарств, продовольствия, воды, ит. п. Во всем остальном отправная позиция — бескомпромиссная борьба.

    Американские специалисты считают (и с ними трудно не согласиться), что любой кризисной ситуацией надо управлять, иначе она станет управлять вами. Но это невозможно без единой государственной «философии», законодательства и четких общенациональных политических критериев (хотя этот разговор корреспондента с американскими специалистами он оказался актуальным для России и в последующие годы). Без этих критериев невозможно сколько-нибудь успешно «управлять инцидентами», возникающими в связи с массовыми захватами заложников, правительственных и посольских зданий и т. п.

    Управление в этих ситуациях, согласно международному опыту, строится как бы на трех уровнях.

    Высший уровень — глава государства, ибо только он, если он кому-то не поручит осуществлять эту функцию (здесь уместно вспомнить переговоры, которые вел глава правительства России, в то время В. С. Черномырдин, в ходе Буденновских событий). Это вполне закономерно, т. к. только должностное лицо данного уровня принимает политическое решение, учитывающее общенациональные интересы в подобного рода кризисных ситуациях.

    Следующий, второй уровень — это действия «антикризисного комитета» (в нашем понимании — руководящего штаба или специальной группы (комиссии), в состав которого входит группа ответственных должностных лиц, которые по назначению и приказу главы государства организуют всю работу на месте инцидента: ведут переговоры и т. д. Основное требование к членам этого комитета (группы, штаба, комиссии) состоит в том, что каждый из них должен знать политику своего правительства в отношении терроризма и быть компетентным специалистом в той сфере, в которой он работает в указанном комитете. Основные вопросы, на которые надо получить ясные ответы до начала работы комитета, — это, во-первых, какой ущерб должен быть исключен и, во-вторых, что должен (или не должен) предпринять комитет, чтобы не допустить дискредитации руководства страны в глазах собственных граждан и остального мира. В этом ключе крайне важно пресечь возникновение параллельных структур, дублирующих усилия антикризисного комитета. По мнению специалистов, в 99 случаях из ста это приводит к негативным последствиям. Как видим, это довольно убедительные доводы в пользу жесткого и хорошо организованного управления силами и средствами при ликвидации инцидента и, особенно, на подготовительном этапе, когда идет сбор и изучение исходной информации, осуществляется первичная оценка сложившейся ситуации.

    И наконец, третий уровень — это исключительно сложный, тяжелый даже для специалиста, продолжительный сбор оперативно-розыскным путем информации, ее аналитическое исследование, выработка проектов решений и иные действия непосредственных исполнителей. Они тоже осуществляют полномасштабный комплекс оперативно-розыскных и иных специальных мероприятий. Труд этот требует высокого профессионализма, т. к. протекает в условиях быстро чередующихся нестандартных ситуаций. Особенно при ведении переговоров с преступниками, ибо переговоры — главный метод в решении инцидентов, связанных с захватом заложников. Атака и штурм здесь, безусловно, возможны. Но это крайние меры, когда террористы реально угрожают жизни людей и иного выбора у спецслужб нет.

    Действительно, и в российских условиях признано, что переговоры в подобных ситуациях — весьма действенное средство достижения успеха. Однако оно не даст результатов, если не будет достигнуто на всех уровнях оптимальное взаимодействие криминальной полиции (полиции) и спецслужб. Считается, что переговоры е преступниками — это диалоговое общение в экстремальных ситуациях, направленное на снижение общественной опасности и возможного вреда со стороны преступников, защиту прав и свобод граждан, получение необходимой оперативно-розыскной и криминалистически значимой информации.

    В условиях роста преступности, криминализации жизни общества, участившихся случаев инцидентов, связанных с захватом транспортных и иных объектов и средств, а также похищений и захватов людей из корыстных террористических намерений правоохранительным органам и спецслужбам приходится вступать в переговоры с преступниками ради сохранения жизни и здоровья людей. В этих условиях переговоры стали новым направлением в оперативно-розыскном процессе, осуществляемом в ходе пресечения вышеуказанных инцидентов.

    Характерно, что переговоры проводятся, как правило, в экстремальных ситуациях. По своей сути — это общение и воздействие на исполнителей террористических акций при этих происшествиях и инцидентах, в том числе криминального характера. Переговоры представляют собой, как отмечалось выше, набор действий, присущих оперативно-розыскному процессу; опирающихся на методику речевого, визуального и технического получения оперативно значимой информации с использованием возможности ст. 6 Федерального закона об ОРД, оперативно-розыскных законов стран СНГ, Балтии, других зарубежных стран. В процессе переговоров, прежде всего, применяются такие оперативно-розыскные мероприятия, как опрос (в том числе и разведывательного, замаскированного характера), наблюдение, снятие информации с использованием технических средств, идентификация личности преступников и т. д.

    Переговоры дают возможность решать такие специфические для оперативно-розыскной деятельности задачи, как обеспечение отказа от преступных намерений в ходе инцидента террористического характера, обнаружение признаков преступлений и лиц, их совершивших, сбор информации, используемой оперработниками и следователями для расследования этого преступления и др.

    При проведении переговоров важно знать, что в ходе диалога можно установить местонахождение, намерения, вооруженность преступников; осуществить документирование фактов преступной деятельности; провести идентификацию личности преступников; установить их роль в совершении преступных деяний, обеспечить резерв времени для подготовки и осуществления силовых акций по обезвреживанию и задержанию преступников.

    Сотрудникам криминальной полиции и спецслужб следует иметь в виду, участвуя в переговорах с преступниками, что закон знает форму обращения к лицам, совершающим преступления. Так, в ст. ст. 11 и 12 Закона Российской Федерации «О полиции» закреплено право «требовать от граждан и должностных лиц прекращения преступления, а также предупреждать о намерении применить физическую силу, спец средства и огнестрельное оружие, если «ненасильственные способы» не достигли положительного результата в деле пресечения преступлений и задержания лиц, их совершивших. Таким образом, законодатель допускает возможность контактов с преступниками в ходе устных или иных по форме обращений к ним, ожидая ответной реакции. Это лишний раз подтверждает, что переговоры с преступниками носят все черты, характерные для опроса граждан.

    Комплексное сочетание в ходе переговоров оперативно-розыскных мероприятий в виде опроса, наблюдения, оперативно-технических мер дает возможность добыть информацию, позволяющую составить словесный и психологический портреты преступников с последующим установлением их личности.

    Документирование хода и результатов ведения переговоров осуществляются путем составления справок, рапортов, информационных записок, аудио и видеозаписей. Все это отражается в схеме-таблице ведения переговоров, в которой имеются следующие реквизиты: время и место ведения переговоров; должность и фамилия лица (лиц), ведущих переговоры, известные сведения (с описанием примет внешности) о преступниках; основные требования преступников; ответы и встречные вопросы представителей власти; полученные в ходе переговоров сведения и меры, принятые по ним, а также иная информация.

    В свою очередь, руководитель кризисного штаба должен позаботиться о создании в нем структуры обеспечения в виде труппы оперативно-розыскного и технического сопровождения переговорного процесса, в состав которой необходимо включить: работников криминальной полиции (полиции) и уголовно-исполнительной системы (те и другие должны знать привычки, жаргон и другие особенности криминогенной среды); специалистов-переговорщиков, получивших подготовку на курсах или в учебных заведениях; следователей; экспертов-криминалистов (в частности, специалистов в области составления словесного портрета); стенографисток-машинисток, техников радио и проводной связи с аппаратурой для аудио и видеозаписи; эксперта-психолога (специалиста по психодиагностике, в т. ч. визуальной); психиатра; специалиста-аналитика, умеющего исследовать оперативно-розыскную информацию; других специалистов с учетом развития ситуации.

    По мере получения в ходе переговоров информации заполняются карты группового портрета преступников и карта личности на каждого из них. Заполненные с помощью психологов, эти карты дают возможность составить общую характеристику членов преступной группы; выявить их поведенческие особенности, а также «слабые» места в группе; определить общий стиль поведения и способы воздействия на группу и ее членов в отдельности; успешнее решить проблемы, связанные с идентификацией личности; составить психологические портреты и определить способы убеждающего воздействия. Все это дает возможность достичь высокоэффективной организации переговорной деятельности, а также сбора и проверки добытой информации с успешной последующей работой по завершению операции и освобождению заложников.

    Оперативные и иные материалы, полученные в ходе ведения переговоров, используются для выдвижения новых версий, проверки ранее полученных иным путем и вне ведения переговоров сведений, а также для проведения впоследствии криминалистических исследований и экспертиз. В практике чаще всего проводится фоноскопическая (вокалоскопическая, вокалографическая, судебно-акустическая) экспертиза. Она имеет значение для установления личности того, с кем именно велись переговоры по радио, телефону или в устной форме без использования технических средств связи. Проводятся также почерковедческие, психологические, судебно-психиатрические исследования и экспертизы.

    Оперативно-розыскное документирование в ходе ведения переговоров осуществляется, как правило, за счет использования оперативно-технических средств, правовым основанием  для применения которых являются соответствующие положения Федерального закона об ОРД и аналогичные нормы оперативно-розыскных законов иных стран. Помимо этого, в ходе документирования используются такие оперативно-розыскные мероприятия, как опрос, наблюдение, отождествление личности и другие, так как их результаты находят свое отражение в оперативно-служебных документах, составляемых при их подготовке и осуществлении.

    Оперативно-технические устройства, фиксирующие ход ведения переговоров, поведение преступников и информацию, представляющую оперативный интерес, позволяют одновременно контролировать преступников, состояние заложников, фиксировать действия представителей силовых структур. Использование специальной техники обеспечивает документирование любых поступков преступников, благоприятствует определению роли и места каждого из них в механизме совершения пресекаемого преступления-инцидента.

    Руководитель кризисного штаба на месте совершения инцидента в ходе анализа проведенных мероприятий, в частности, после ознакомления с полученной в ходе применения технических средств информацией принимает решение по дальнейшему ее использованию при проведении последующих оперативно-розыскных или следственных мероприятий.

    Анализируя особенности оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам преступлений-инцидентов, связанных с действиями террористов и захватом ими заложников, надо отметить, что помимо вышеназванных существует еще немало сложностей в переговорах с террористами, захватившими заложников. Криминальная ситуация при этом изначально носит чрезвычайный характер и требует экстренного массированного реагирования. В первую очередь это обусловливается повышенной опасностью действий преступников, угрожающих, как правило, жизни и здоровью многих людей, ибо речь идет о применении ими весьма опасных способов совершения преступлений (угон летательного аппарата с большим количеством людей на борту; угроза взрыва промышленных объектов; угроза отравления водозабора или взрыва объектов транспорта, торговли и т. п.; вооруженные атаки на населенные пункты и нападения на известных политических и общественных деятелей и т. п.). По масштабу эти действия могут носить не только внутригосударственный, но и международный, и транснациональный характер.

    Для успеха в переговорах с террористами необходимо представлять типизацию этих лиц, ибо от характера их личности зависят способы переговоров и действий как переговорщиков, так и иных участников и руководителей операции по пресечению акции террористического характера. Типовые характеристики террористов могут дифференцироваться в зависимости от мотивов их действий; состояния психического здоровья; психологической направленности личности. Типизация террористов имеет серьезное значение для моделирования ответной реакции правоохранительных органов, выбора комплекса аргументов и действий, стиля ведения переговоров, стиля диалога с тем, чтобы снизить агрессивность преступного поведения и расширить возможности предупреждения тяжких последствий этого инцидента.

    В ходе переговоров с террористами, как и при проведении оперативно-розыскных мероприятий в общем плане, оперработники проходят как бы через две стадии, которые отличаются друг от друга положением сторон, содержанием, эмоциональной окраской.

    Во-первых, это очень сложный начальный период переговоров, характеризующийся внезапностью, неожиданностью инцидента, стремлением террористов подавить волю работников правоохранительных органов и спецслужб, навязать удобные для себя формы диалога (подброшенные записки, смонтированные магнитофонные записи и т. п.), пользуясь тем, что оперработники располагают минимумом информации в этой стадии. Лучшими контрмерами со стороны правоохранительных органов в ходе переговоров будет снятие эмоционального напряжения, выигрыш времени для всестороннего уточнения обстоятельств преступления, осуществления разведывательных и поисковых мероприятий. Примерно в этом направлении велись переговоры на первоначальном этапе с представителями террористов в г. Владимире когда преступники угрожали отравить водозаборную систему города.

    Во-вторых, в ходе последующего периода переговорного процесса возможен перехват инициативы работниками правоохранительных органов, собравших к этому моменту определенное количество оперативной информации об участниках инцидента и приступивших к попыткам склонения их к отказу от противоправного поведения.

    Не исключается, что переговоры могут переходить в фазу своеобразного тупикового общения. Речь идет о случаях, когда  для применения которых являются соответствующие положения Федерального закона об ОРД и аналогичные нормы оперативно-розыскных законов иных стран. Помимо этого, в ходе документирования используются такие оперативно-розыскные мероприятия, как опрос, наблюдение, отождествление личности и другие, так как их результаты находят свое отражение в оперативно-служебных документах, составляемых при их подготовке и осуществлении.

    Оперативно-технические устройства, фиксирующие ход ведения переговоров, поведение преступников и информацию, представляющую оперативный интерес, позволяют одновременно контролировать преступников, состояние заложников, фиксировать действия представителей силовых структур. Использование специальной техники обеспечивает документирование любых поступков преступников, благоприятствует определению роли и места каждого из них в механизме совершения пресекаемого преступления-инцидента.

    Руководитель кризисного штаба на месте совершения инцидента в ходе анализа проведенных мероприятий, в частности, после ознакомления с полученной в ходе применения технических средств информацией принимает решение по дальнейшему ее использованию при проведении последующих оперативно-розыскных или следственных мероприятий.

    Анализируя особенности оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам преступлений-инцидентов, связанных с действиями террористов и захватом ими заложников, надо отметить, что помимо вышеназванных существует еще немало сложностей в переговорах с террористами, захватившими заложников. Криминальная ситуация при этом изначально носит чрезвычайный характер и требует экстренного массированного реагирования. В первую очередь это обусловливается повышенной опасностью действий Преступников, угрожающих, как правило, жизни и здоровью многих людей, ибо речь идет о применении ими весьма опасных способов совершения преступлений (угон летательного аппарата с большим количеством людей на борту; угроза взрыва промышленных объектов; угроза отравления водозабора или взрыва объектов транспорта, торговли и т. п.; вооруженные атаки на населенные пункты и нападения на известных политических и общественных деятелей и т. п.). По масштабу эти действия могут носить не только внутригосударственный, но и международный, и транснациональный характер.

    Для успеха в переговорах с террористами необходимо представлять типизацию этих лиц, ибо от характера их личности зависят способы переговоров и действий как переговорщиков, так и иных участников и руководителей операции по пресечению акции террористического характера. Типовые характеристики террористов могут дифференцироваться в зависимости от мотивов их действий; состояния психического здоровья; психологической направленности личности. Типизация террористов имеет серьезное значение для моделирования ответной реакции правоохранительных органов, выбора комплекса аргументов и действий, стиля ведения переговоров, стиля диалога с тем, чтобы снизить агрессивность преступного поведения и расширить возможности предупреждения тяжких последствий этого инцидента.

    В ходе переговоров с террористами, как и при проведении оперативно-розыскных мероприятий в общем плане, оперработники проходят как бы через две стадии, которые отличаются друг от друга положением сторон, содержанием, эмоциональной окраской.

    Во-первых, это очень сложный начальный период переговоров, характеризующийся внезапностью, неожиданностью инцидента, стремлением террористов подавить волю работников правоохранительных органов и спецслужб, навязать удобные для себя формы диалога (подброшенные записки, смонтированные магнитофонные записи и т. п.), пользуясь тем, что оперработники располагают минимумом информации в этой стадии. Лучшими контрмерами со стороны правоохранительных органов в ходе переговоров будет снятие эмоционального напряжения, выигрыш времени для всестороннего уточнения обстоятельств преступления, осуществления разведывательных и поисковых мероприятий. Примерно в этом направлении велись переговоры на первоначальном этапе с представителями террористов в г. Владимире в октябре 1994 г., когда преступники угрожали отравить водозаборную систему города.

    Во-вторых, в ходе последующего периода переговорного процесса возможен перехват инициативы работниками правоохранительных органов, собравших к этому моменту определенное количество оперативной информации об участниках инцидента и приступивших к попыткам склонения их к отказу от противоправного поведения.

    Не исключается, что переговоры могут переходить в фазу своеобразного тупикового общения. Речь идет о случаях, когда преступники выдвигают неприемлемые условия. Здесь переговоры сочетаются с намеченными кризисным штабом планами использования сил и средств для того, чтобы сломить упорство исполнителей террористической акции силовым путем.

    Этот вариант развития событий обусловлен тем, что преступники осуществили до начала переговоров и угрожают продолжить опасные действия (убийства, ранения, истязания и т. п.). Переговоры в сочетании с активными оперативно-розыскными действиями по подготовке варианта силового пресечения акции терроризма используются в интересах задержания вооруженных террористов, а также при пресечении угроз взрывов, поджогов, массовых отравлений; захвата заложников в исправительных учреждениях; при розыске похищенных людей.

    Угроза совершения террористического акта или иного опасного деяния-инцидента может исходить и от человека с различными аномалиями в состоянии здоровья (в том числе и от душевнобольного). В таком случае после первичных оперативно-розыскных мероприятий и начального этапа переговоры «для прикрытия могут перейти в стадию имитации переговоров. Эта ситуация неизбежна, когда в ходе переговоров личность преступника установлена и определено его подлинное душевное состояние (обусловленное заболеванием, что, как правило, подтверждается врачами — специалистами, действовавшими в состава команды обеспечения переговоров или знавших этого человека до инцидента). Диалог в подобных случаях должен быть направлен на скорейшую нейтрализацию опасных действий со стороны больного и его изоляцию.

    Целесообразно учитывать и то обстоятельство, что нередко положительное влияние на ход и итоги переговоров с преступниками оказывают и определенные лица, привлекаемые работниками правоохранительных органов и спецслужб к участию в их проведении. Речь идет о представителях общественности, средств массовой информации, местных авторитетов из числа населения, священнослужителей, родных и близких преступников и т. п. Вместе с тем, по мнению вышеназванных американских специалистов по борьбе с терроризмом некоторые журналисты считают проблему взаимоотношений в этих ситуациях со средствами массовой информации достаточно сложной. Дело в том, что интересы террористов и массмедиа могут парадоксальным образом отличаться сходством в той или иной мере. Так, для преступников одна из основных целей, преследуемых в ходе инцидента, заключается в том, чтобы заявить о себе. Дерзкий теракт во время Олимпийских Игр в Мюнхене, во время которого на глазах публики и журналистов никому не известный ранее «Черный сентябрь» совершил убийство израильских спортсменов, сделал эту организацию всемирно известной, благодаря широкому вниманию к ней и проводимой ею акции массмедиа.

    Известно, что для средств массовой информации крайне важно как можно быстрее получить информацию и столь же быстро ее распространить. Поэтому быстрое распространение информации об инциденте, не будучи под контролем руководителей операции по пресечению опасной акции террористического характера, может негативно сказаться на ее итогах. Следовательно, сотрудники криминальной полиции (полиции) и спецслужб должны так построить свое взаимодействие со средствами массовой информации, чтобы оно без ущерба для деятельности оперативных и специальных подразделений одновременно содействовало бы информированности населения о мерах по пресечению инцидента.

    Анализируя данную разновидность оперативно-розыскного процесса, нельзя не отметить, что в ходе сбора сведений об обстановке в том месте (объекте), где находятся заложники и террористы, отмечаются факты положительного влияния жертв террористов, захваченных в качестве заложников, на преступников в ходе длительного совместного общения в условиях изоляции. В этом случае наблюдалось сдерживающее воздействие на поведение преступников. Однако и здесь не обошлось без парадоксов: в ряде случаев жертвы захватчиков переходят в особое психологическое состояние, как бы частично связывающее их определенными психологическими нитями с преступниками. Это так называемый «стокгольмский синдром», т. е. состояние, которое было впервые отмечено и обстоятельно изучено после захвата заложников террористами в одном из банков г. Стокгольма (Швеция). Специальные технические средства позволили детально зафиксировать на кинопленку развивающиеся события и поведение не только преступников, но и пострадавших. Было замечено, что заложники в конце концов, устав от своего сложного и почти бесперспективного положения, стали по определенным позициям принимать сторону преступников. Позже одна из заложниц даже вышла замуж за одного из них. Это явление (синдром) было обнаружено спустя 12 лет после стокгольмских событий во время захвата террористами заложников во Дворце правосудия в г. Нанте (Франция).

    Ясно, что ведущие переговоры лица и руководители кризисного штаба должны учитывать подобное развитие событий особенно при затянувшихся переговорах и стараться нейтрализовать психологическое влияние террористов на свои жертвы и других окружающих, а также на определенных представителей сил правопорядка. Поэтому необходима усиленная подготовка сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, способных в экстремальных условиях вести переговоры с преступниками или исполнять роль консультантов, обладающих набором необходимых знаний, способных анализировать ситуацию и участвовать в выработке решений, необходимых для обезвреживания преступников.

    Приведенные здесь особенности такого аспекта оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам инцидентов террористического характера, как переговоры с преступниками в экстремальных ситуациях свидетельствуют о том, что сотрудникам криминальной полиции (полиции) и спецслужб в достижении целей борьбы с преступлениями-инцидентами необходимо взаимодействовать с противной стороной, добывая соответствующую информацию.

    Вопросы оперативно-розыскного обеспечения чрезвычайного положения и ситуаций экстремального свойства

    Ведение переговоров с преступниками — это отдельная возможность оперативно-розыскным путем добиться решения частной задачи, стоящей перед правоохранительными органами и спецслужбами и касающейся пресечения конкретного инцидента из категории приведенных выше. Однако существуют и иные чрезвычайные обстоятельства. Адекватно им применяется система мер, выработанная правоохранительными органами и спецслужбами, согласованная с органами прокуратуры и властными структурами. Основной ее концептуальный подход состоит в том, что правоохранительные органы и спецслужбы в ряде специфических ситуаций выполняют свои функции, в том числе и в области оперативно-розыскной деятельности, как бы в особом, усиленном режиме, значительно развивая динамику своих действий, а также перейдя и на специальный способ управления силами и средствами.

    В первую очередь речь идет об обстоятельствах, обусловливающих введение режима чрезвычайного положения в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Законом РФ «О чрезвычайном положении» на всей либо в части территории России и означающем особый правовой режим деятельности органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений и организаций, допускающем установленные законом ограничения прав и свобод граждан и прав юридических лиц, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

    Чрезвычайное положение является временной мерой и может вводиться исключительно в интересах обеспечения безопасности граждан и охраны конституционного строя.

    В соответствии со ст. 4 Закона РФ «О чрезвычайном положении» основаниями для введения режима чрезвычайного положения являются:

    - попытки насильственного изменения конституционного строя, массовые беспорядки, сопровождающиеся насилием, межнациональные конфликты, блокада отдельных местностей, угрожающие жизни и безопасности граждан или нормальной деятельности государственных институтов (криминальные чрезвычайные ситуации);

    - стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, крупные аварии, ставящие под угрозу жизнь и здоровье населения и требующие ведения спасательных и аварийно-восстановительных работ (чрезвычайные ситуации некриминального характера).

    При введении чрезвычайного положения устанавливается перечень чрезвычайных мер с указанием временных ограничений прав и свобод граждан, обозначаются границы территории, на которой вводится чрезвычайное положение, определяются государственные органы, ответственные за выполнение этих мер и срок их действия. Система управления деятельностью государственных органов, в том числе правоохранительных и спецслужб, переходит, как правило, на централизованные способы и создаются временные органы, осуществляющие властные полномочия и управленческие функции.

    В осуществлении мер, применяемых в условиях чрезвычайного положения, особенно при чрезвычайных криминальных ситуациях, важнейшая роль отводится силам правопорядка,

    прежде всего органам внутренних дел и внутренним войскам, а также спецслужбам. При этом следует отметить, что в данных условиях силам правопорядка весьма сложно, а порой и невозможно успешно выполнять поставленные перед ними задачи без надлежащего оперативно-розыскного и разведывательного обеспечения их деятельности.

    Вместе с тем следует сказать, что в ряде случаев возможно развитие некоторых криминальных ситуаций, как бы предшествующих обстановке, характерной для чрезвычайного положения, либо, наоборот, эти ситуации могут возникать и развиваться внутри обстановки, характерной для чрезвычайного положения. В подобных ситуациях речь, как правило, идет о чрезвычайных обстоятельствах, возникающих в условиях неожиданных, непредвиденных или непредсказуемых инцидентов и предусматривающих специальный порядок действий сил правопорядка и спецслужб, который заранее согласован и отражен в специальных планах.

    Чрезвычайные обстоятельства, как указывалось выше, могут предшествовать ситуации чрезвычайного положения, но могут возникнуть и в ходе чрезвычайного положения. В правоохранительных органах к чрезвычайным обстоятельствам относят следующие ситуации криминального характера, значительная часть которых может быть отнесена к группе инцидентов. Это массовые беспорядки в населенном пункте; массовые беспорядки в местах содержания под стражей; потребность в розыске и задержании вооруженных и иных особо опасных преступников; необходимость в ликвидации бандитских формирований; потребность в освобождении захваченных важных объектов, воздушных судов, заложников; необходимость в пресечении террористических актов, ликвидации последствий характерных чрезвычайных ситуаций.

    Как видим, криминальные ситуации, характерные для режима чрезвычайного положения и указанные в ст. 4 Закона РФ «О чрезвычайном положении», и криминальные ситуации, характерные для понятия «чрезвычайные обстоятельства», весьма схожи и в дальнейшем речь будет идти в едином ключе, имея в виду то обстоятельство, что здесь оперативно-розыскной процесс подчинен решению таких основных задач, как предотвращение, раскрытие, пресечение действий преступников при совершении вышеназванных преступлений инцидентов.

    Так, в режиме слежения и контроля (в «мягком») за оперативной обстановкой на соответствующей территории постоянно действуют отраслевые оперативные службы и вспомогательные оперативные подразделения органов внутренних дел, контр разведывательных подразделений ФСБ, других спецслужб.

    Указанные оперативные аппараты органов внутренних дел и спецслужб могут создавать автономные службы централизованного подчинения.

    В этом варианте оперативно-розыскного процесса участвуют также оперативные аппараты уголовно-исполнительной системы, органов внутренних дел на транспорте и органы, подразделения разведки внутренних войск, находящиеся в составе войсковой группировки в регионе, где введено чрезвычайное положение.

    В «жестком» или силовом режиме указанные органы и подразделения действуют по решению соответствующих руководителей и обеспечивают использование оперативной информации в интересах оптимальных действий сил при проведении специальных операций по разоружению незаконных вооруженных формирований, ликвидации бандитских групп, освобождении заложников и т. п., раскрытии подготавливаемых и совершенных преступлений.

    Основные направления оперативно-розыскной деятельности в условиях чрезвычайной обстановки определяются необходимостью четкого установления места и роли того или иного подразделения в обеспечении слежения и контроля за оперативной обстановкой, получении сигнала или информации раннего предупреждения и, наконец, при возникновении чрезвычайных ситуаций. Например, оперативно-розыскные подразделения решают такие задачи, как выявление и осуществление контроля за лицами и их сообществами, которые могут в регионе чрезвычайного положения дестабилизировать ситуацию, вступить в вооруженное противостояние с федеральными войсками, осуществить акции терроризма. Под особый контроль берутся лица, находящиеся в местах лишения свободы.

    В процессе оперативно-розыскного обеспечения чрезвычайного положения, введенного в конкретном регионе, все оперативные подразделения и службы должны играть ведущую роль в сборе и обработке информации, необходимой для предупреждения, пресечения криминальных и иных событий и обстоятельств противоправного свойства. Эта их роль предопределена положениями Федерального закона об ОРД, законами, определяющими нормативно-правовой статус правоохранительных органов и спецслужб. Вместе с тем в условиях чрезвычайного положения или в экстремальных ситуациях оперативные службы и их штатные звенья должны действовать не только в усиленном варианте (т. е. решать задачи, вытекающие лишь из ситуации чрезвычайной обстановки), но и в заданном функциональном режиме. Игнорирование этого требования нередко приводит к негативным последствиям, ибо штатное функционирование этих служб или так называемая «текущая» работа может отходить на второй план в силу промахов в руководстве этими подразделениями. Например, если весь личный состав оперативных подразделений включить при возникновении массовых беспорядков в группы изъятия, рассредоточения, патрулирования, а группы документирования и следственно-оперативные не усиливать этими сотрудниками, то задачи оперативно-розыскного обеспечения полностью решены не будут. Сюда же следует отнести ситуацию, когда сотрудники тех или иных оперативных подразделений привлекаются к выполнению обязанностей, совершенно не связанных с оперативно-розыскной функцией. Именно так произошло с работниками аппаратов по борьбе с преступностью в сфере экономики, которые в начальный период катастрофы на Чернобыльской АЭС в полном составе были задействованы для охраны объектов и в патрульно-постовой службе. Они приступили к выполнению своих прямых функций после 10-ти суток и вынуждены были решать проблемы, которые могли бы и не возникнуть, если бы они в первые же часы обострения ситуации начали бы работать в соответствующем функциональном режиме. Вообще процесс использования сил и средств оперативных подразделений при чрезвычайных обстоятельствах — довольно сложное явление, и подчас становится понятным стремление руководителей органов внутренних дел и кризисных штабов направить именно эту категорию подготовленных работников на все уязвимые направления. Однако при этом следует находить оптимальные варианты, вытекающие из вида и степени сложности криминальной ситуации чрезвычайного характера.

    В условиях чрезвычайных обстоятельств в тесной связи работают с оперативно-розыскными подразделениями органы и службы разведки внутренних войск. Это обусловливается схожестью решаемых задач и необходимостью обеспечения успешного выполнения всеми силами правопорядка служебно-боевых задач.

    В этой связи военнослужащие разведки внутренних войск, взаимодействуя с оперативно-розыскными силами, должны своевременно обнаруживать: группировку и состав незаконного вооруженного формирования, наличие следов (баз) оружия и боеприпасов; место укрытия и районы действия диверсионно-террористических групп и крупных бандформирований; районы, где необходимо усилить охрану общественного порядка, и объекты, подлежащие взятию под усиленную охрану; районы возможных массовых беспорядков, вооруженных столкновений противоборствующих сторон; каналы проникновения в зону чрезвычайного положения оружия, наркотических средств и т. п. Впоследствии эта информация перепроверяется и через оперативно-розыскные каналы анализируется руководителями операции и используется при принятии необходимых решений.

    Осуществляя слежение и контроль над оперативной обстановкой на территории, где введено чрезвычайное положение, руководители оперативных и разведывательных аппаратов на основе принципа использования множественности источников информации должны иметь в виду следующее немаловажное обстоятельство: нередко чрезвычайные события криминального характера, некоторые аварии и катастрофы, оставаясь до поры неочевидными, как показывают последующие события, не происходят внезапно. Внезапным является лишь факт их обнаружения или информация о событии, которое пока не является очевидным. В этих случаях подобного рода события (инциденты) проявляют себя в фактах предварительного характера, свидетельствующих об определенной и чрезвычайно опасной стадии так называемой зрелости наблюдаемого процесса или конфликта. Например, о реальной угрозе межнациональных конфликтов, массовых беспорядков, нападений на органы и учреждения внутренних дел, совершения террористических актов могут свидетельствовать анализ и оценка совокупности ряда признаков нарастания негативных тенденций в экономической, социальной, политической и духовной сферах жизни района, города, субъекта Федерации. Задача оперативно-розыскных аппаратов — через свои возможности, силы и средства подтвердить или опровергнуть подобные сведения о некоторых негативных тенденциях. При этом указанные службы должны иметь в виду, что наиболее известными из признаков являются наличие эксцессов и различных конфликтных ситуаций, особенно на почве этнических и других различий, бытовых предрассудков; резкие сбои в обслуживании населения, явная и скрытая безработица; участившиеся проявления коррупции, в том числе взяточничества; выдвижение на авансцену амбициозных, экстремистских и националистически настроенных лидеров, авторитетов; наличие разного рода подпольных шовинистических и националистических формирований; резкое увеличение митинговых, забастовочных и иных способов давления на власти; открытые демонстративные действия лидеров криминальной среды (пышные юбилеи, свадьбы, похороны, воровские «сходки», крупные «разборы» с применением оружия и т. п.); рост нарушений справедливости и законности в деятельности органов правопорядка; целенаправленная дискредитация правоохранительных структур, в том числе и в средствах массовой информации; наличие субкультурных формирований («каст») молодежи, групповые насильственные акции с их стороны; рост случаев похищения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ; множественные угоны автотранспорта в короткий промежуток времени; столкновение криминальных группировок с применением оружия и т. д.

    Формирование необходимых массивов сведений оперативно-розыскного характера, создание специализированных систем сбора, хранения, аналитического исследования и выдачи обработанной оперативной информации об указанных выше и других вероятных негативных фактах, обстоятельствах и причастных к ним лицах, оптимизирует деятельность как оперативных подразделений, так и органов государственной власти.

    В итоге появляется возможность успешно решать следующие специфические задачи:

    а)            самостоятельно или с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности своевременно осуществлять комплексный и предметный анализ потенциальных и реальных угроз возникновения чрезвычайных ситуаций;

    б)           разработка обоснованных прогнозов и сценариев возможных вариантов развития оперативной обстановки и принятие адекватных превентивных мер;

    в)            картографирование обслуживаемой территории на районы, зоны и участки, требующие особого оперативного внимания и комплексного использования сил правопорядка;

    г)            определение групп лиц, в отношении которых целесообразно проводить усиленное оперативное наблюдение, профилактическое воздействие и т. п.

    Правильно организованная информационная и аналитическая работа оперативно-розыскных аппаратов и иных служб создает необходимые предпосылки для подготовки как комплексных планов предупреждения чрезвычайных ситуаций, так и оптимальных планов оперативно-розыскного и разведывательного обеспечения на случай возникновения чрезвычайных событий и происшествий. Эти планы разрабатываются заранее и независимо от того, для каких видов чрезвычайных происшествий или ситуаций они предназначены. Планы должны учитывать как позитивные аспекты, так и промахи, ошибки, недостатки, которые имели место в прошлом при аналогичных обстоятельствах.

    Мероприятия указанных планов не должны быть чересчур запрограммированными, т. к. следует оставить исполнителям достаточный простор для проявления творчества и оперативного искусства, а также разумного профессионального риска.

    В планах должны находить отражение общие и специфические признаки, черты и особенности чрезвычайного происшествия, и адекватного функционального назначения и потенциала каждого оперативного подразделения в интересах эффективного использования всех разведывательно-поисковых возможностей. Здесь необходимо описание ситуаций, в которых надлежит применять те или иные оперативно-розыскные мероприятия и наличие программы готовности к действиям оперативно-розыскных сил и средств в различных ситуациях, в том числе на начальном, последующем и заключительном этапах развития экстремальных условий. Помимо этого важны мероприятия по размещению, дислокации и связи оперативных и иных подразделений.

    Для придания плану оперативно-розыскных мероприятий в чрезвычайных ситуациях формы целостного, удобного для практического пользования документа целесообразно в приложении к нему в виде карт и схем отразить наиболее важные содержательные его элементы: приоритетные задачи; места, районы и зоны возможных чрезвычайных событий и действий оперативных сил и средств; таблицы их расчета; объекты, требующие особого и усиленного режимов контроля и слежения; расстановку сил, наблюдательных постов и разведывательных дозоров и т. п.; схемы управления и организации связи, способы взаимодействия с другими силами и средствами и т. п. К плану в качестве приложений могут быть добавлены различные текстуально и графически выполненные материалы и документы, вспомогательные пояснительные записки, аналитические и справочные таблицы, различные рекомендации и памятки.

    Все работники оперативно-розыскных аппаратов в соответствии с планами действий на случай чрезвычайных обстоятельств проходят предварительную проверку и оценку морального, психологического и физического состояния и в случае принятия решения руководителем кризисного штаба о начале неотложных действий прибывают к месту дислокации группы (подразделения). С учетом их служебной подготовки и профессионального уровня они либо заранее, либо в начальный период работы в рамках сбора информации и иной деятельности, обусловленной характером инцидента, распределяются по участкам предстоящей работы на основании произведенных расчетов сил и средств.

    Работники оперативных аппаратов включаются в состав групп разведки, криминального поиска, документирования действий преступников, следственно-оперативные, организационно-аналитические, переговоров, взаимодействия, оперативно-технические, захвата, фильтрации и т. п.

    В составе этих и иных групп оперативные работники действуют с учетом предусмотренных планами расчетов, ориентируясь в складывающейся обстановке на базе информации, получаемой из различных источников. Большое значение имеет их способность действовать самостоятельно, творчески используя ранее полученные знания и приобретенные навыки.

    После задержания преступников и установления контроля над обстановкой на завершающем этапе чрезвычайных событий оперативные работники обеспечивают слежение и контроль за ходом нормализации оперативной обстановки, а в случае мобилизации — предупреждение и пресечение действий лиц, пытающихся спровоцировать конфликты и вновь вызвать чрезвычайные обстоятельства, а также использующих обстановку бедствия в целях преступного обогащения. Далее они осуществляют оперативно-розыскное сопровождение расследования и судебного разбирательства уголовных дел.

    На завершающем этапе анализируются достигнутые результаты, проявившиеся недостатки и упущения, отмечаются наиболее отличившиеся сотрудники. Итоги работы после их анализа позволяют уточнить и скорректировать планы оперативно-розыскных мероприятий при чрезвычайных обстоятельствах.

    Здесь возможно проведение семинара, в ходе которого целесообразно проведение обсуждения следующих основных вопросов, касающихся особенностей оперативно-розыскного процесса, осуществляемого по фактам преступлений-инцидентов:

    -              понятие, сущность и виды преступлений, относимых к преступлениям-инцидентам;

    -              оперативно-розыскная и уголовно-правовая характеристики преступлений-инцидентов;

    -              оперативно-розыскные мероприятия, проводимые по «горячим следам и на первоначальном этапе раскрытия неочевидных инцидентов;

    -              оперативно-розыскные мероприятия, проводимые на последующем этапе раскрытия инцидентов (в том числе и являющихся неочевидными);

    -              оперативно-розыскные мероприятия по уголовным делам, приостановленным производством в связи с нераскрытием преступлений-инцидентов;

    -              особенности оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению таких опасных инцидентов, как терроризм и бандитизм;

    -              оперативно-розыскной процесс по пресечению и раскрытию терроризма, бандитизма (по «горячим» следам, на первоначальном этапе, на последующем этапе); оперативно-розыскные действия по раскрытию инцидентов, связанных с захватом заложников; особенности оперативно-розыскного обеспечения переговорного процесса с преступниками, в том числе при проведении мероприятий по освобождению заложников, общие признаки ситуаций, обусловливающих чрезвычайное положение; силы и средства оперативно-розыскного характера, используемые в этот период; основная характеристика ситуаций чрезвычайного характера, имеющих криминальный оттенок; оперативно-розыскные и иные меры, осуществляемые на раннем этапе при получении информации о возникновении чрезвычайной ситуации;

    -              меры, обеспечивающие раскрытие преступлений-инцидентов на первоначальном этапе, на последующем этапе осуществления оперативно-розыскных действий в чрезвычайных обстоятельствах;

    -              оперативно-розыскные меры в стадии устранения последствий чрезвычайных ситуаций.



    темы

    документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
    документ Оперативная деятельность
    документ Организованная группа
    документ Арест
    документ Уголовный кодекс РФ



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Цены на топливо в 2019 году
    Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
    Новые льготы и выплаты с 2020 года
    Бухгалтерские изменения в 2019 году
    Налоговые изменения в 2019 году
    Изменения для юристов в 2019 году
    Изменения для ИП в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Возврат налога в 2019 году
    Бизнес-планы в 2019 году
    Отчетность ИП в 2019 году
    Вид на жительство в 2019 году
    Бухгалтерский учет в 2019 году
    Выходное пособие в 2019 году
    Бухгалтерская отчетность в 2019 году
    Изменения в 2019 году
    Бухгалтерский баланс в 2019 году
    Декретный отпуск в 2019 году
    Потребительская корзина в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты