Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Понятие и участники оперативно-розыскного процесса

Понятие и участники оперативно-розыскного процесса

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Понятие и участники оперативно-розыскного процесса

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Сотрудники оперативных подразделений
  • Конфиденты
  • Офицеры особого назначения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

    Сотрудники оперативных подразделений

    Оперативно-розыскная деятельность, в силу своей правовой природы, являясь функцией уголовной юстиции, представляет собой процесс поиска, фиксации и реализации информации, необходимой для решения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона об ОРД. Согласно ч. I ст. 13 указанного закона, оперативно-розыскную деятельность вправе осуществлять (т. е. быть субъектами или участниками, представляющими интересы государства) в широком смысле — органы внутренних дел, налоговая полиция, таможенные органы, спецслужбы; в более узком смысле — оперативные подразделения этих органов, их должностные лица и сотрудники (в том числе конфиденты), а также иные лица, содействующие органам внутренних дел и другим субъектам ОРД в выполнении их задач.

    Авторы полагают, что участниками оперативно-розыскного процесса могут быть также любые физические лица и их сообщества, которые в ходе проведения различных ОРМ оказались в орбите внимания или действия органа, осуществляющего ОРД. Об этом подробнее будет сказано ниже.

    В перечне субъектов как участников оперативно-розыскного процесса, несомненно, ведущая роль принадлежит субъектам — физическим лицам, сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб государства, которые в ходе своей служебной деятельности непосредственно применяют оперативно-розыскные мероприятия, добывают, анализируют оперативную информацию, для чего вступают во взаимоотношения с различными лицами, в том числе и с представителями криминальной среды.

    Субъект оперативно-розыскного процесса — это физическое лицо — носитель прав и обязанностей, предусмотренных оперативно-розыскным законом, ведомственными нормативными актами по организации и тактике оперативно-розыскной деятельности, а также определенных свойств, обусловленных спецификой деятельности данной категории лиц.

    Субъекты — физические лица оперативно-розыскного процесса дифференцируются на следующие категории:

    а)            сотрудники оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД. В свою очередь, они разделяются, во-первых, на должностных лиц, действующих открыто (гласно) от имени соответствующей оперативной службы оперативно-розыскного ведомства. Во-вторых, негласных (секретных) штатных работников, чья принадлежность к органу, осуществляющему ОРД, в интересах необходимой конспирации скрывается. Каждая из этих категорий обладает полномочиями, адекватными тем задачам, к разрешению которых они привлекаются. Кроме того, с учетом иерархического построения административно-управленческой структуры оперативных подразделений, их сотрудники могут выступать в качестве непосредственных исполнителей — рядовых оперативных работников и должностных лиц, направляющих деятельность последних и возглавляющих как отдельные оперативные аппараты, так и оперативно-розыскное ведомство в целом;

    б)           отдельные лица, привлеченные с их согласия к подготовке и проведению ОРД и конспиративно сотрудничающие  с оперативным подразделением;

    в)            отдельные лица, гласно, открыто содействующие деятельности оперативного подразделения.

    Все вышеперечисленные субъекты — физические лица оперативно-розыскного процесса отличаются определенной спецификой. Однако их признание соответствующими процессуальными фигурами обусловлено тем, что все они вовлечены в сферу оперативно-розыскного процесса и выполняют предусмотренные законом функции. Поэтому названные физические лица должны соответствовать определенным требованиям, являющимся условиями их участия в оперативно-розыскном процессе. В их числе — надежность, наличие определенных личностных свойств и возможностей обеспечивать осуществление оперативно-розыскного процесса.

    Рассмотрим эти требования применительно к классическому субъекту сыска в виде гласного (официального) сотрудника оперативного подразделения органа, осуществляющего ОРД.

    Надежность. Сотрудник оперативного подразделения должен внушать доверие. Речь идет об уверенности руководства правоохранительного органа в том, что оперативный работник будет на должном уровне, честно, в рамках закона выполнять возложенные на него профессиональные обязанности. Данное обстоятельство объясняется тем, что оперативные работники в силу своей социальной роли имеют большой объем властных полномочий, что позволяет им воздействовать на окружение. Рациональное зерно здесь в том, что имеющуюся власть работники оперативных подразделений должны реализовывать не злонамеренно, а в интересах общества, и действовать адекватно нормам, определяющим их профессиональное поведение. Конкретно это проявляется в следовании определенной линии поведения. Направление и образ действий сотрудника оперативного подразделения должны свидетельствовать о его преданности государству, стране, правильном понимании своего гражданского и служебного долга. Речь идет о том, что сотрудник операппарата, присягнув на службу в оперативно-розыскном ведомстве, изъявляет согласие на верность, то есть на стойкость и неизменность в исполнении избранного им долга.

    По сути, здесь три аспекта:

    а)            верность, отдание приоритета интересам государства, Конституции, ее основным институтам, в частности власти, установленной в государстве, а не интересам отдельных лиц и организаций. Сотрудник операппарата должен сознательно служить и не предавать интересы государства, быть патриотом своей страны;

    б)           безусловная правопослушность, то есть исполнение законов, определяющих статус и полномочия сотрудника конкретного оперативно-розыскного ведомства и их использование в интересах защиты закона и во благо государства, общества. Сотрудник оперативного подразделения должен отличаться безусловным уважением к правам человека и готовностью к их защите от противоправных деяний. При этом исключаются предпочтение или враждебность, связанные с происхождением, расовой принадлежностью, политическими, религиозными и иными признаками человека. Кроме того, сотрудник должен сохранять в тайне  сведения конфиденциального характера, то есть служебные и профессиональные секреты, пока их раскрытие не станет необходимым для выполнения им служебного долга. Существует запрет на использование этих сведений в личных целях. Наряду с этим сотрудник операппарата вправе применять оружие и физическую силу только на законных основаниях, адекватно ситуации. При этом исключаются пытки, унижение человеческого достоинства, недоброжелательство и т. п.;

    в)            примерность поведения, с тем чтобы обеспечить надлежащую репутацию оперативному подразделению в глазах общественного мнения. Это может проявляться в неподкупности, вежливости, доброжелательности, незапятнанности личной репутации и т. п.

    Надежность оперработника обеспечивается тщательным изучением и проверкой в интересах определения его соответствия стандартам, предусмотренным Положением о прохождении службы в оперативно-розыскном ведомстве, в том числе за счет проведения оперативно-розыскных мер.

    Далее, в случае зачисления на службу в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, надежность поддерживается:

    •             воспитательным воздействием, с тем чтобы стимулировать приверженность оперативного работника общечеловеческим нормам морали, в частности гуманизму, милосердию, справедливости, терпимости и т. п. в противовес жестокости, бесчеловечности и т. п. В современных условиях предпринимаются попытки адаптировать имеющийся в этой области зарубежный опыт, касающийся влияния на персонал операппаратов церкви, в том числе за счет создания в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, института священнослужителей, непосредственно проводящих эту работу;

    •             контролем деятельности оперработников — ведомственным, в том числе с применением оперативно-розыскных мероприятий, прокурорским надзором и контролем — со стороны государственной власти;

    •             мерами, закрепляющими сотрудника на оперработе за счет стимулирования их работы, то есть материальной поддержкой общества с учетом понимания того факта, что выполнение функций оперработника связано с угрозой для его жизни, существенными энергозатратами, а также определение специальных мер уголовно-правовой защиты профессиональной деятельности сотрудников оперативно-розыскных ведомств.

    Способности. Сотрудники, работающие в оперативном подразделении, должны быть способны выполнять следующие социальные роли:



    а)            детектива, сыщика, то есть добытчика информации, требующейся для разрешения задач оперативно-розыскной деятельности, в том числе при помощи конфидентов, устанавливая и развивая с ними отношения сотрудничества, получая от них и на месте оценивая разведывательные данные и т. п.;

    б)           аналитика, призванного обрабатывать различные разведывательные данные;

    в)            технического специалиста, умеющего создавать и эксплуатировать средства оперативной техники и иные научно технические средства.

    Кроме того, с точки зрения должностного положения сотрудники оперативного подразделения, как уже отмечалось, разделяются на непосредственных исполнителей и руководителей, то есть должностных лиц, обладающих способностями создавать операппараты, налаживать их работу, объединять усилия оперработников для решения поставленных перед ними задач, кооперировать их деятельность.

    Безусловно, любой человек обладает определенной природной одаренностью, талантом. Однако работать в операппарате «по призванию» сможет лишь тот, чьи личностные свойства адекватны конкретной сыскной профессии.

    Так, детектив, сыщик должен отличаться общительностью, умением образно, ясно и кратко выражать мысли, способностью налаживать отношения с людьми, разбираться одновременно в их качествах, суждениях, поведении, наличии интуиции. Учитывая то обстоятельство, что оперработник сыщик лично участвует в проведении оперативно-розыскных мероприятий, различных по своей направленности, сути и содержанию, он должен обладать артистизмом, любознательностью, изобретательностью в решении оперативно-тактических задач.

    Так, в 50-60-е г. эти свои личные качества умело использовали известные тогда оперработники МУРа: Г. Габриэлов, который, вылавливая карманных воров в магазинах и на транспорте, так маскировал свои действия и приспосабливался к окружающей среде за счет переодевания и других методов маскировки, что в его руки попадали одни и те же преступники подчас по несколько раз, так и не сумев обнаружить его в зоне своих криминальных действий; этими же качествами, но уже в обнаружении и задержании мошенников, картежников, «фармазонщиков» (продавцов поддельных драгоценностей) и др. обладали и умело их применяли в те же годы оперработники МУРа и Московской полиции Э. Айрапетов, Н. Муравлев, А. Мурашко, Н. Синицын, В. Чванов, М. Барменков, В. Чельцов и многие другие. Их примеру успешно следовали представители последующих поколений мастеров сыска.

    Здесь важен творческий подход к указанным проблемам, а также — смелость, решительность, упорство, динамичность в сочетании с готовностью к риску, выдержкой, самообладанием. Сыщику важны наблюдательность и хорошая память. Особым аспектом является способность разбираться в полученных сведениях, отличать факты от вымысла, формировать собственную точку зрения и аргументированно излагать и отстаивать собственное мнение. Необходимо быть честным перед самим собой. Для сыщика важна устойчивость к неудачам, правильное восприятие критики и оптимальная самокритичность, беспристрастность в решениях и поступках, а также способность переносить физические неудобства. Важным моментом является способность завоевать авторитет среди коллег, заслужить уважение с их стороны за счет честности в работе. Необходимо подчеркнуть, что залогом успешной работы оперативного подразделения является атмосфера доверия между оперативными работниками.

    Характеризуя личные качества оперработника — аналитика, отметим важность наличия у него склонности к умственной работе, обеспечивающей тщательность, пунктуальность и глубину исследования полученной оперативно-розыскной информации, рассмотрения ее отдельных элементов и синтеза из последних целостной картины изучаемой ситуации, а также наличие хорошей математической подготовки, владение современными информационными технологиями.

    Рассматривая вопрос о личностных качествах сотрудников, занимающихся сыскной деятельностью, нельзя не отметить, что в процессе разбирательства различного рода проблемных ситуаций решающую роль может сыграть и весьма специфическое качество, свойственное лишь определенным людям. Речь идет об умении как бы «считывать» информацию с человека, то есть воспринимать мысленный поток, исходящий от него. Сейчас все чаще говорят о так называемых нетрадиционных методах, которые можно успешно применять в ходе осуществления ОРД.

    О подобного рода возможностях и собственной «своеобразной» детективной практики писал В. Мессинг. В частности, он указывал, что к нему часто обращались люди, ставшие жертвами загадочных преступлений. Так, характерным для действий Мессинга по обнаружению виновного был случай с бесследным похищением у одного лавочника в Варшаве 5000 долларов и ценных вещей. Общение В. Мессинга со взрослой дочерью и братом лавочника показало, что совершил кражу последний. Для этого В. Мессинг вошел в комнату к брату лавочника и застал его в полном молитвенном облачении, громко произносящим слова молитвы. В. Мессингу удалось уловить тревожное состояние духа, неуверенность, с которой тот произносил слова молитвы. Далее Мессинг понял, что виновник кражи перед ним. Потом он «услышал и его мысли. Оставшись с ним наедине, Мессинг предложил вернуть деньги брату, что тот и сделал.

    Аналогичным образом В. Мессингу удалось раскрыть кражу бриллиантового кольца у жены одного польского журналиста в Белостоке, которую совершила прислуга.

    Особого рода криминальной ситуацией, в которой разобрался В. Мессинг, была попытка дочери и второй жены банкира Денедье свести его с ума или умертвить при помощи страха. Для этого они имитировали произвольное движение в ночное время в спальне банкира портрета его первой жены, сопровождавшиеся стуком в стену. Находившийся в комнате во время этих явлений В. Мессинг почувствовал, что угроза исходит из соседней комнаты, где находилась дочь банкира. Проникнув в эту комнату, он обнаружил там дочь банкира, якобы находившуюся в это время в театре. Отслеживание лихорадочной путаницы ее мыслей, чтение их позволило В. Мессингу через несколько мгновений выяснить весь тайный механизм преступления — виновниками оказались дочь и мачеха, которые использовали специальное устройство, приводившее в движение висевший в комнате Денадье портрет, чтобы довести старого больного человека до сумасшествия и овладеть его миллионами.

    Особый интерес в своеобразной детективной практике В. Мессинга представляет случай раскрытия пропажи бриллиантовой броши в родовом замке графов Черторийских. Интересен он тем, что здесь наряду с телепатическими способностями В. Мессинга были применены и такие сыскные действия, как оперативное внедрение, наблюдение и оперативный эксперимент. Особенность ситуации была в том, что никаких подозрений против домашних и прислуги граф не имел. Сам же замок хорошо охранялся.

    В. Мессинг прибыл в замок под видом художника, приглашенного туда поработать. Под видом выбора натуры перед ним по одному прошли все служащие графа, однако виновного среди них обнаружено не было. Аналогичный результат последовал и при знакомстве с домочадцами. Единственным человеком, чьи мысли и настроения были скрыты от Мессинга как бы непрозрачным экраном, был слабоумный мальчик 11 лет, сын одного из слуг, пользующийся беспрепятственным передвижением по всему дому. В. Мессинг предположил, что кража совершена была им без всякого умысла, неосмысленно, бездумно. Для проверки этого предположения Мессинг избрал мальчика в качестве натуры для рисунка и стал наблюдать за ним в его комнате. Далее он провел эксперимент: вынул из кармана золотые часы и покачал ими в воздухе, заинтересовав этим мальчика, а затем положил их на стол, вышел из комнаты и стал наблюдать. Мальчик действительно начал играть с часами, что длилось в течение получаса, а затем, забравшись на чучело гигантского медведя, бросил часы в открытую пасть зверя. Дальнейшая проверка содержимого этого чучела позволила обнаружить там среди различных предметов и бриллиантовую брошь брата.

    Представляется целесообразным подчеркнуть, что В. Мессинг отмечал, что ему приходилось встречать среди сотрудников правоохранительных органов тех, кто обладал соответствующими телепатическими способностями и их использовал в своей работе.

    Так, он упоминает об одном пограничнике, который безошибочно определял самые хитроумные тайники контрабандистов, прочитывая об этом в их мыслях.

    Следует отметить, что в литературе, посвященной проблемам парапсихологии, упоминается о фактах использования соответствующих возможностей отдельных лиц для решения задач оперативно-розыскной деятельности и в современных условиях.

    Специалисты объясняют эти способности лептонной теорией природы физических полей биологических объектов, когда сознание отдельных людей с помощью нейропсихических «преобразований» может проникать в любую часть пространства и времени и, получив информацию, интерпретировать ее в соответствующей форме.

    Все вышеперечисленные, в том числе и парапсихологические способности, обусловлены природной одаренностью, талантливостью того или иного человека. Их наличие или отсутствие определяется психологами во время тестирования кандидатов, поступающих на работу в органы, осуществляющие ОРД. Они также проявляются спонтанно. В этом случае об оперработнике говорят, что он «сыщик от бога».

    Однако особую категорию способностей составляют те, которые имеют форму умений, без которых осуществление сыска крайне затруднительно, а порой и невозможно. Речь идет о компетентности и профессионализме оперработника, то есть о том, что он должен быть человеком знающим и осведомленным за счет разносторонней образованности. Поэтому современный сотрудник оперативного подразделения, исходя из тех полномочий, которыми он обладает, должен, во-первых, иметь юридическую подготовку. Это означает наличие знаний базовых правовых дисциплин (конституционного права, в том числе зарубежных стран, теории государства и права, истории государства и права). Помимо этого, сотрудник оперативного подразделения должен обладать знаниями в области отраслевого законодательства (уголовного и уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального; административного и административно-процессуального, налогового, таможенного, финансового, уголовно-исполнительного, а также комплексных отраслей законодательства (хозяйственного, транспортного, экологического и т. п.). Оперработнику также необходимы знания в области криминологии, касающиеся состояния, структуры и динамики преступности, факторов, ее обусловливающих в современных условиях, и возможности их нейтрализации различными, в том числе правовыми мерами.

    Во-вторых, оперативный работник должен иметь специальную подготовку. Речь идет о взаимосвязанном комплексе учебных дисциплин, знания в области которых создают предпосылки для результативной работы оперработника. Ключевое место здесь принадлежит оперативно-розыскной деятельности и, прежде всего, ее системно-процессуальному аспекту.

    Оперативно-розыскную подготовку в учебных заведениях, входящих в систему оперативно-розыскных ведомств, обеспечивают специальные кафедры (циклы). Так, в Академии управления МВД России такая кафедра функционирует уже более сорока лет. Вначале это была кафедра оперативно-следственной работы ВШ МВД СССР, на ее основе была сформирована автономная кафедра оперативной работы. Научно-педагогический персонал кафедры разработал, а затем научно и методически обеспечил учебную программу курса «Оперативно-розыскная деятельность органов МВД». В определенной степени этому благоприятствовало создание в составе кафедры лаборатории для проведения исследований по актуальным проблемам теории и практики оперативно-розыскной деятельности. Преобразование ВШ МВД СССР в Академию МВД СССР и изменение слушательского контингента обусловило создание, во-первых, ряда новых кафедр оперативно-розыскного профиля в Академии МВД СССР, во-вторых — совершенствование процесса программирования учебных курсов оперативно-розыскного характера. В-третьих, совершенствование методики преподавания учебного курса ОРД, оптимально сочетающей обучение слушателей теоретическим положениям ОРД и формирование у них практических навыков за счет использования практических знаний, деловых оперативных игр, учений, стажировок. Специфика деятельности кафедры оперативно-розыскной деятельности в том, что ее функционирование тесно связано с работой таких оперативных служб, как уголовный розыск, подразделений по борьбе с экономической преступностью, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, по борьбе с организованной преступностью, по обеспечению собственной безопасности, оперативно-поисковых подразделений, подразделений оперативно-технических мероприятий, подразделений радиоэлектронной безопасности, подразделений НЦБ «Интерпола», оперативных подразделений ГУВДт, оперативных подразделений 8-го Главного управления МВД РФ, оперативных подразделений уголовно-исполнительной системы, оперативных подразделений полиции общественной безопасности.

    Все это позволяет успешно осуществлять научно-исследовательскую работу по таким направлениям, как общие положения организации оперативно-розыскной деятельности криминальной полиции, общих положений негласного содействия граждан органам внутренних дел, ОРД подразделений криминальной полиции по выявлению, предупреждению, раскрытию преступлений и осуществлению розыскной работы, организации ОРД подразделений криминальной полиции территориальных органов внутренних дел по борьбе с преступлениями по линии уголовного розыска, с экономическими преступлениями, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, 8го ГУ МВД РФ, организации ОРД подразделений криминальной полиции УВД на железнодорожном, водном, воздушном транспорте, организации деятельности оперативно-поисковых подразделений и подразделений оперативно-технических мероприятий и радиоэлектронной безопасности, организации деятельности НЦБ «Интерпола» в России, организации ОРД органов, исполняющих наказания. Результаты научно-исследовательской работы, в свою очередь, используются для подготовки для МВД, УВД, а также оперативных подразделений предложений, методических рекомендаций, аналитических и иных материалов, направленных на совершенствование организации и тактики деятельности ОВД по предупреждению и раскрытию преступлений. Помимо этого, результаты научно-исследовательской работы находят свое применение в подготовке и совершенствовании основополагающих ведомственных нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, в подготовке законодательных актов, касающихся регламентации ОРД как в целом, так и ее отдельных направлений, модификации и аспектов. При этом весомая роль в научно-исследовательской работе принадлежит обучаемым, проводящим дипломные и выпускные исследования и работы, посвященные анализу деятельности оперативных служб и подразделений ОВД, законов и подзаконных нормативных актов, касающихся вопросов борьбы с преступностью в стране и предполагающих формулирование конкретных выводов, предложений и рекомендаций в интересах повышения эффективности оперативно-розыскной деятельности по предупреждению и раскрытию преступлений. Можно сказать, что выпускники подобных учебных заведений получают высшее или среднее специальное образование с оперативно-розыскной специализацией.

    Помимо оперативно-розыскной для оперработника важна и криминалистическая подготовка. Речь идет о знаниях в области трасологии, методики расследования преступлений в сфере использования криминалистической техники и ее возможностей для решения задач сыска. Учитывая то обстоятельство, что в России, иных странах СНГ и Балтии результаты оперативно-розыскной деятельности используются после их фильтрации в уголовно-процессуальном, административно-процессуальном порядке в ходе разбирательства согласно соответствующим процедурам, установленным для таможенных, налоговых правонарушений, проступков осужденных в пенитенциарных учреждениях, оперработник должен обладать знаниями относительно форм и направлений доступа результатов ОРД в процессе доказывания по уголовным делам и по делам об иных правонарушениях при их расследовании и разбирательстве. При этом важны способности оперработника выполнить функции дознавателя.

    Подобного рода подготовка создает предпосылки для формирования профессионализма сотрудника оперативного подразделения. Впоследствии он должен осознавать уровень собственного профессионализма и постоянно работать над собой, совершенствуя свое профессиональное мастерство, в том числе за счет как самостоятельного изучения специальной литературы, так и прохождения переподготовки на курсах повышения квалификации, функционирующих в составе учебных заведений ведомственной принадлежности, прежде всего таких оперативно-розыскных ведомств, как МВД и ФСБ.

    Все эти знания проявляются в период конкретной оперработы на конкретной территории или на объектах оперативного обслуживания, которое осуществляют оперативные подразделения, в штаты которых входят оперработники.

    Возможности. Сотрудник оперативного подразделения должен находиться в условиях, необходимых для осуществления своей деятельности. Прежде всего его социально-демографические признаки должны быть адекватны той среде, в которой он работает, например знание языка и т. п.

    Помимо этого, необходимо:

    - назначение на должность в конкретном операппарате, предоставление полномочий, адекватных задачам оперативно-розыскной деятельности;

    - специализация по линии или профилю оперативно-розыскной работы, соответствующей его способностям (оперативная работа, аналитическая деятельность, оперативно-техническая разведка и др.).

    Оперативные подразделения создаются в составе органов полиции, органов уголовно-исполнительной системы, органов налоговой полиции, органов, обеспечивающих государственную безопасность, органов, осуществляющих государственную охрану, органов пограничной службы, таможенных органов, органов внешней разведки. Оперативные подразделения являются структурными элементами органа, осуществляющего ОРД, и разрешают возложенные на них задачи во взаимодействии между собой, а также с другими службами соответствующего органа.

    Оперативные подразделения органов внешней разведки проводят оперативно-розыскные мероприятия в целях обеспечения собственной безопасности и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий иных оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД.

    Перечень органов, в составе которых могут быть созданы оперативные подразделения в странах СНГ и Балтии, может быть изменен или дополнен только оперативно-розыскным законом. Перечень оперативных подразделений с учетом объема осуществляемой ими оперативно-розыскной деятельности определяют руководители органов, указанных в части второй настоящей статьи. Структура и внутренняя организация работы оперативных подразделений предусматривается нормативными актами, регламентирующими организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

    Оперативные подразделения в пределах, установленных законодательными актами и изданными в соответствии с законодательством нормативными актами, разрешают свои задачи как самостоятельно, так и сотрудничая с другими оперативными подразделениями органов, осуществляющих ОРД как в данном государстве, так и за рубежом.

    Оперативные подразделения органов, осуществляющих ОРД, вправе информировать другие оперативные подразделения и органы, осуществляющие ОРД, об оперативно-розыскной информации, относящейся к их компетенции, и по просьбе этих органов оказывать им необходимую помощь.

    Оперативные подразделения, осуществляющие ОРД в полном объеме, имеют полномочия органа дознания и могут возбуждать, расследовать, передавать через соответствующего прокурора в другие оперативные подразделения и органы, осуществляющие ОРД, по подследственности уголовные дела в отношении выявленных ими преступлений. Оперативные подразделения в таком же порядке могут истребовать и принимать от иных оперативных подразделений и органов, осуществляющих ОРД, к своему производству уголовные дела. Вопросы разрешения споров о подследственности уголовных дел регулируются уголовно-процессуальным законом.

    Конфиденты

    Участниками оперативно-розыскного процесса (ОРП), помимо должностных лиц и оперативных работников, могут быть и частные физические лица. Это граждане, участвующие в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий, при условии предоставления им как бы статуса общественного помощника сотрудника оперативного подразделения. В деятельности оперативно-розыскных ведомств для данной категории участников ОРП используется термин «внештатный сотрудник. Помимо этих физических лиц в оперативно-розыскном процессе участвуют и граждане, содействующие операппаратам тайно — «конфиденты».

    Внештатные сотрудники (общественные помощники) используются в интересах оптимизации деятельности оперативных работников для решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности. Они привлекаются на добровольных началах. Правовую основу деятельности общественных помощников составляет Федеральный закон об ОРД, который в ч. I ст. 17 указывает на возможность привлекать отдельных лиц с их согласия к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности сотрудничества. В ст. 18 упомянутого закона указано на то, что эти лица содействуют органам, осуществляющим ОРД. Правовую основу гласного содействия составляют оперативно-розыскной закон, иные законы, а также нормативные акты органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность, детализирующие указанный закон применительно к специфике своего ведомства. Общественные помощники осуществляют содействие оперативным подразделениям в соответствии с принципами, предусмотренными указанными законодательными и ведомственными правовыми актами.

    Общественные помощники могут участвовать в разрешении задач, предусмотренных оперативно-розыскным законом и иными правовыми актами, касающимися ОРД, на всех стадиях оперативно-розыскного процесса, а также на этапе оперативно-розыскного сопровождения дознания, следствия и производства по материалам о правонарушениях, предусмотренных кодексом об административных правонарушениях, налоговым кодексом, таможенным кодексом, уголовно-исполнительным кодексом.

    В частности, они могут привлекаться к:

    -              проведению оперативно-розыскных мероприятий;

    -              проверке заявлений и сообщений о преступлении, получению объяснений, сбору характеристик и справок, истребованию материалов и копий документов, участию в организации ревизий и инвентаризаций;

    -              профилактическим мероприятиям;

    -              участию в осмотре места происшествия (выполнению поручений, связанных с установлением очевидцев и свидетелей, охране места происшествия, производству фото, киносъемки и к иным действиям по техническому оформлению результатов осмотра);

    -              систематизированию, брошюрованию и составлению описи материалов уголовного дела, выполнению другой технической работы;

    -              сбору материалов, характеризующих личность и образ жизни проверяемого и обвиняемого (получению характеристик, справок из учреждений и организаций, копий официальных документов), выявлению лиц, знакомых с образом жизни проверяемого и обвиняемого, влияющих на его поведение, установлению условий его жизни;

    -              работе по возмещению материального ущерба (участию в обысках, выемках и наложении ареста на имущество, выявлению лиц, у которых хранится имущество, подлежащее аресту, подготовке проектов справок, запросов и постановлений), розыску скрывшихся преступников по приостановленным уголовным делам;

    -              выявлению, изучению и обобщению причин преступлений и условий, способствовавших их совершению, разработке и проведению мероприятий по их установлению и осуществлению контроля за их реализацией;

    -              подготовке материалов для органов массовой информации (печати, радио и телевидения);

    -              проведению бесед, чтению лекций и докладов среди населения на правовые темы с использованием материалов расследованных дел;

    -              проведению отдельных следственных (процессуальных) действий, в ходе которых осуществляется выявление лиц, подлежащих допросу (опросу), требуется приглашение понятых, подбор лиц и объектов для предъявления для опознания (идентификации), подготовка и использование технических средств;

    -              выполнению иных поручений, которые могут помочь осуществлению оперативно-розыскного процесса, дознания, производству предварительного следствия, производству по материалам иных правонарушений.

    Вместе с тем оперработникам запрещается поручать общественному помощнику самостоятельное производство оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, а также давать поручения, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. Участие общественных помощников в проведении следственного действия отмечается в протоколе соответствующего правового действия.

    Оформление документов для зачисления в состав общественных помощников осуществляют руководители оперативных подразделений из числа граждан РФ старше 18 лет, изъявивших желание оказывать помощь оперативному подразделению и способных по своим личным качествам, образованию, профессиональным знаниям и состоянию здоровья выполнять указанные в настоящем законе обязанности. Оформление документов на граждан, претендующих на роль общественного помощника, осуществляется в индивидуальном порядке, на добровольных началах после проведения специальной проверки и положительного заключения медицинской комиссии.

    Лица, зачисленные в состав общественных помощников, проходят специальную подготовку с учетом профиля предстоящей деятельности. Для них может быть установлен испытательный срок — до одного года. Общественным помощникам выдается удостоверение установленного образца.

    Порядок, условия, организация и методика работы общественных помощников регламентируются ведомственными актами по работе с общественными помощниками, утверждаемым министром внутренних дел, руководителем Федеральной службы безопасности, иных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Включение кандидата в общественные помощники, в состав внештатных сотрудников предполагает возложение на него определенных обязанностей и предоставление соответствующих полномочий. Обязанности и права общественных помощников сходны с правами и обязанностями участников иных общественных формирований, участвующих в поддержании правопорядка.

    Речь идет о том, что эти лица обязаны:

    -              добросовестно участвовать в мероприятиях, проводимых оперативными подразделениями по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан в общественных местах, охране общественного порядка, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, иных правонарушений;

    -              сообщать оперативным подразделениям о ставших известными ему фактах подготавливаемых или совершенных преступлений либо событиях, создающих угрозу общественной безопасности; принимать в пределах своих полномочий меры к пресечению и предотвращению правонарушений;

    -              принимать меры к охране места происшествия до прибытия работников оперативных подразделений, устанавливать очевидцев, свидетелей и потерпевших; принимать меры по охране бесхозного имущества до прибытия работников оперативных подразделений;

    -              производить исследования по материалам оперативно-розыскной деятельности;

    -              при исполнении обязанностей иметь при себе удостоверение общественного помощника (внештатного сотрудника) и предъявлять его гражданам и должностным лицам;

    -              оказывать в пределах имеющихся возможностей первую помощь лицам, пострадавшим от правонарушений и несчастных случаев, находящимся в беспомощном или опасном для жизни и здоровья состоянии, а также несовершеннолетним, оставшимся без надзора родителей или лиц, их заменяющих;

    -              в своей деятельности по обеспечению правопорядка строго соблюдать требования действующего законодательства, проявлять корректность и выдержку в обращении с гражданами, не допускать необоснованного ограничения их гражданских прав и свобод;

    -              оказывать содействие работникам правоохранительных и иных государственных органов в предупреждении и пресечении правонарушений;

    -              оказывать помощь, в том числе первую доврачебную, гражданам, пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, а также находящимся в беспомощном или ином состоянии, опасном для их жизни;

    -              в случае обращения граждан с заявлениями о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, либо в случае непосредственного обнаружения таких событий принять меры к спасению людей, предотвращению и пресечению правонарушений задержанию правонарушителей, и сообщить об этом в ближайший орган полиции;

    -              постоянно совершенствовать свои правовые знания, методы борьбы с правонарушениями, физическую подготовку;

    -              не допускать разглашения ставших ему известными в связи с осуществлением деятельности по охране правопорядка сведений, относящихся к частной жизни, личной и семейной тайне граждан, если исполнение правовых обязанностей не требует иного, а также оперативной и иной конфиденциальной информации;

    -              добросовестно работать на порученном участке деятельности подразделения, выполнять решения и указания своего руководителя — сотрудника оперативного подразделения, а при совместном несении дежурства с сотрудниками правоохранительных органов — их указания и распоряжения.

    В интересах выполнения лицами, гласно содействующими правоохранительным органам, в том числе субъектам оперативно-розыскной деятельности, возложенных на них обязанностей по обеспечению правопорядка, им может предоставляться право:

    -              требовать от граждан и должностных лиц соблюдения общественного порядка и прекращения правонарушения либо действий, препятствующих осуществлению полномочий общественного помощника, пресекать преступления и иные правонарушения;

    -              требовать от правонарушителей предъявления паспорта или других документов, удостоверяющих их личность, в случаях, когда установление личности необходимо для выяснения обстоятельств совершения правонарушения или причастности к нему;

    -              составлять в отсутствие работников полиции и иных уполномоченных на это лиц протокол об административном правонарушении;

    -              в случае причинения имущественного или иного ущерба гражданам или юридическим лицам получать у граждан и должностных лиц необходимые объяснения с последующей передачей материалов о правонарушении командиру (в штаб) общественного формирования для направления органам (должностным лицам), уполномоченным рассматривать дело о правонарушении;

    -              доставлять в органы полиции или штаб народной дружины лиц, совершивших правонарушения, либо в целях пресечения правонарушений, когда исчерпаны другие меры воздействия, а также для установления личности правонарушителя и составления протокола, если нет возможности составить его на месте нарушения. При этом время нахождения доставленного лица в штабе дружины не должно превышать одного часа;

    -              при пресечении правонарушений изымать у правонарушителей предметы, являющиеся орудием, средством или непосредственным объектом правонарушения, документы, имеющие явные признаки подделки, а также вещи, предметы и вещества, изъятые из гражданского оборота и находящиеся у граждан без специального разрешения, с последующей незамедлительной передачей их органам (должностным лицам), уполномоченным рассматривать дело о правонарушении;

    -              входить беспрепятственно на территорию и в помещения, занимаемые предприятиями, учреждениями и организациями независимо от форм собственности (кроме мест, где распоряжениями органов государственной власти и управления установлен специальный пропускной режим), в другие общественные места при преследовании скрывающегося правонарушителя либо в целях пресечения возникших там правонарушений, угрожающих общественному порядку и безопасности граждан, а также с согласия администрации этих мест.

    Привлекая указанных лиц к участию в подготовке и проведении таких оперативно-розыскных мероприятий, как опрос, наблюдение, наведение справок, осмотры и обследования, проверочные закупки и пр., оперативный работник учитывает, что эти лица, оказывая содействие в осуществлении ОРД, являются легальными участниками оперативно-розыскного процесса и вправе это свое участие подтвердить рапортами, справками, заявлениями, докладными записками об итогах своего участия, вплоть до дачи впоследствии свидетельских показаний, но уже в качестве участников уголовного процесса.

    Внештатным сотрудникам субъектов ОРД для выполнения обязанностей по охране общественного порядка могут также предоставляться полномочия:

    -              отдавать распоряжения о порядке движения транспортных средств и пешеходов; в случае нарушения правил дорожного движения или иных действующих на транспорте правил останавливать механические и иные транспортные средства, проверять у водителей документы на право владения, пользования, распоряжения и управления ими, а также регистрационные документы на транспортное средство, лицензионную карточку и документы на перевозимый груз; осматривать транспортные средства и перевозимые грузы с участием водителей или лиц, сопровождающих грузы; отстранять от управления транспортными средствами и доставлять в органы полиции водителей, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, а равно не имеющих документов, предусмотренных правилами дорожного движения;

    -              производить по решению начальника органа внутренних дел или иных уполномоченных на это лиц оцепление (блокирование) участков местности, отдельных строений и других объектов, запрещение или ограничение движения транспорта и пешеходов, осуществлять пропускной режим на объектах при действиях в условиях правового режима чрезвычайного положения, пресечении массовых беспорядков и групповых нарушений общественного порядка, ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф, эпидемий, других чрезвычайных обстоятельств, а также при проведении массовых мероприятий;

    -              использовать транспортные средства предприятий, организаций, учреждений, независимо от форм собственности, общественных объединений или граждан (кроме средств, принадлежащих дипломатическим, консульским и иным представительствам иностранных государств, международных организаций и транспортных средств специального назначения) для доставления в лечебные учреждения граждан, нуждающихся в срочной медицинской помощи;

    -              пользоваться бесплатно для связи с органами полиции или штабом дружины телефонами и иными средствами связи, принадлежащими предприятиям, учреждениям, организациям независимо от форм собственности (за исключением имеющих дипломатический иммунитет) и общественным объединениям;

    -              пользоваться правом бесплатного проезда по предъявлению удостоверения общественного помощника всеми видами городского общественного транспорта (кроме такси), а также в пригородных поездах и на речных судах местного сообщения в пределах границ города, на территориях, административно подчиненных, например, городу Москве, и при следовании для обеспечения общественного порядка в зонах отдыха, закрепленных за административно-территориальными структурами г. Москвы;

    -              применять к правонарушителям по основаниям и в порядке, установленным действующими законодательными и нормативными актами, физическую силу и специальные средства.

    Следует отметить, что законные требования общественного помощника, урегулированные соответствующими правовыми документами, обязательны для исполнения гражданами и должностными лицами, иностранными гражданами и лицами без гражданства.

    В свою очередь, неисполнение законных требований внештатного сотрудника и действия, препятствующие исполнению возложенных на него обязанностей, влекут за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации, иных стран СНГ, где действует этот правовой институт.

    Учитывая специфичный характер полномочий внештатных сотрудников, на деятельность общественных помощников распространяется законодательство о необходимой обороне и крайней необходимости. При этом общественный помощник при исполнении возложенных на него обязанностей руководствуется только законом и находится под защитой государства. Речь идет о том, что никто не вправе вмешиваться в законные действия общественного помощника, кроме лиц, прямо уполномоченных на то настоящим законом. Никто не имеет права принуждать общественного помощника к обязанностям, которые не возложены на него действующим законодательством.

    При получении указаний, противоречащих закону, общественный помощник обязан руководствоваться законом.

    Посягательство на жизнь, здоровье и достоинство общественного помощника при исполнении им обязанностей по охране общественного порядка влечет уголовную ответственность, установленную законодательством.

    В соответствии с действующим законодательством показания общественного помощника по делу о преступлении или административном правонарушении оцениваются наравне с иными доказательствами, полученными в установленном законом порядке.

    Все вышеназванные права и обязанности общественных помощников значительно облегчают деятельность оперативных подразделений при подготовке и проведении различных оперативно-розыскных мероприятий, опираясь на содействие указанных лиц, особенно там, где надо осуществить комплекс оперативно-розыскных мероприятий.

    Государственные гарантии социальной защиты общественных помощников могут устанавливаться соответствующими правовыми актами. Например, в случае временной нетрудоспособности общественного помощника, наступившей в связи с выполнением им обязанностей по охране правопорядка, ему выплачивается пособие по временной нетрудоспособности независимо от стажа работы в размере 100% заработка. В свою очередь, в случае постоянной или длительной потери трудоспособности, связанной с увечьем, полученным при исполнении обязанностей по охране правопорядка, общественному помощнику назначается пенсия в размере, установленном для рабочих и служащих, потерявших трудоспособность вследствие трудового увечья или профессионального заболевания.

    Кроме того:

    -              члены семьи общественного помощника, погибшего либо умершего в течение одного года с момента получения увечья, ранения или контузии при исполнении обязанностей по охране правопорядка, имеют право на пенсию по случаю потери кормильца в размере, установленном для членов семей рабочих и служащих, умерших от трудового увечья или профессионального заболевания;

    -              ущерб, причиненный общественному помощнику в связи с выполнением им обязанностей по охране правопорядка, возмещается в полном объеме из средств местного бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. Органы государственной власти и местного самоуправления могут устанавливать и дополнительные, не предусмотренные настоящим законом гарантии социальной защиты общественных помощников.

    Внештатные сотрудники выполняют возложенные на них обязанности преимущественно в свободное от основной работы время как на оплачиваемой, так и на безвозмездной основе.

    Например, при привлечении общественных помощников к мероприятиям по охране правопорядка и борьбе с правонарушениями, проводимым совместно с органами полиции или по их заданию, дежурства общественных помощников могут оплачиваться за счет средств денежного содержания сотрудников органов внутренних дел, должности которых не укомплектованы, в порядке, определяемом Министерством внутренних дел.

    Для участия в мероприятиях по обеспечению правового режима чрезвычайного положения, ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф, эпидемий, других чрезвычайных обстоятельств, а также для обеспечения правопорядка на массовых мероприятиях общественные помощники могут освобождаться от основной работы с сохранением среднего заработка в порядке, определяемом в каждом отдельном случае решениями Правительства Российской Федерации, органов государственной власти и управления, принятыми в пределах их полномочий.

    Традиционно для поощрения общественных помощников, активно участвующих в борьбе с правонарушениями, органы государственной власти и управления, правоохранительные органы, руководители предприятий, учреждений и организаций и их трудовые коллективы, органы общественного самоуправления, применяют следующие формы морального и материального поощрения:

    -              награждение ценным подарком или денежной премией;

    -              награждение Почетной грамотой;

    -              предоставление очередного отпуска в удобное для общественного помощника время;

    -              предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска сроком до трех дней в календарном году;

    -              предоставление бесплатной или льготной путевки для лечения или отдыха.

    Органы государственной власти и самоуправления, администрации предприятий, учреждений и организаций, органы общественного самоуправления могут самостоятельно устанавливать иные формы поощрения общественных помощников, исходя из местных условий и возможностей.

    За особые заслуги в деле охраны правопорядка, проявленные при этом мужество и героизм общественные помощники представляются к награждению государственными наградами.

    К общественным помощникам, недобросовестно относящимся к своим обязанностям, допускающим нарушения дисциплины и действующего законодательства, могут применяться замечание, выговор, строгий выговор, прекращение сотрудничества с общественным помощником.

    До решения вопроса о наложении взыскания общественный помощник может быть отстранен от работы его руководителем — сотрудником оперативного подразделения. В случае грубого нарушения дисциплины, действующего законодательства, недобросовестного отношения к своим обязанностям, серьезных упущений в работе полномочия общественного помощника могут быть приостановлены до решения опроса об освобождении его от занимаемой должности (общественных обязанностей) или о наложении взыскания.

    Контроль за деятельностью внештатных сотрудников осуществляет оперативный аппарат, деятельности которого они содействуют, а также в соответствующих пределах определенные органы государственной власти и местного самоуправления. Надзор за соблюдением законности в деятельности общественных помощников осуществляют органы прокуратуры в соответствии с действующим законодательством. За противоправные действия или бездействие общественные помощники несут установленную законом ответственность. Вред, причиненный гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям общественными помощниками, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

    Организацию работы общественных помощников, привлекаемых для содействия в проведении оперативно-розыскных мероприятий, осуществляют руководители оперативных подразделений.

    Общественные помощники подчиняются руководителям подразделений и оперативному составу этих подразделений, е учетом персонального закрепления. Содержание и характер заданий, поручаемых общественным помощникам, ограничивается функциональными обязанностями конкретного оперативного работника, например, полиции.

    Работа в качестве общественного помощника прекращается:

    а)            в случае отказа гражданина от сотрудничества с оперативным подразделением;

    б)           при ненадлежащем исполнении поручения, а также систематическом уклонении от выполнения обязанностей;

    в)            в случае превышения прав, предусмотренных настоящим законом, а также разглашении государственной и служебной тайны;

    г)            при совершении противоправного деяния.

    Прекращение сотрудничества оформляется приказом начальника органа, в составе которого функционирует оперативное подразделение. Удостоверение общественного помощника изымается.

    Помимо внештатных сотрудников, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, для решения возложенных на них задач привлекают членов ДНД, используя предоставленные им возможности в сфере охраны правопорядка.

    Конфиденты. Конфиденты — это частные физические лица, с которыми оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, установили на платной или безвозмездной основе отношения сотрудничества, предполагающие оказание этими гражданами указанным операппаратам содействия на конфиденциальной основе в разрешении возложенных на них задач.

    Данная фигура оперативно-розыскного процесса всегда привлекала к себе внимание. Вместе с тем в 80-90-е гг. XX века, вероятно в силу привлекало внимание к данному аспекту ОРД и прежде всего к соответствующей деятельности КГБ СССР, а также аналогичных спецслужб восточноевропейских стран. Это в косвенной форме способствовало фактически, снижению их разведывательного потенциала и уровня профессиональной деятельности.

    Здесь наиболее ярко проявился феномен «засвечивания» конфидентов спецслужб. Это явление стало возможно в результате деятельности, в частности, специальных комиссий по проверке благонадежности граждан и практики применения законов аналогичного назначения. Характерно, что при этом не принимался во внимание тот факт, что спецслужбы и полицейские аппараты любых государств использовали и будут использовать возможности конфидентов, да и средства массовой информации не отказываются от сбора различных сведений, в том числе и компрометирующего характера, используя скрытые источники информации.

    Так, специальная комиссия по проверке граждан на благонадежность была создана в бывшей ГДР. В результате ее деятельности некоторые депутаты земельных парламентов сдали свои мандаты, поскольку были раскрыты архивы «Штази»  и стал общеизвестным факт их сотрудничества с этой спецслужбой. Требования провести «люстрацию» членов румынского парламента за связь с Секуритате  прозвучали и в Бухаресте. Правительство Венгрии предлагало законопроект «большой чистки». В Болгарии комиссия Великого народного собрания готовила секретный доклад о депутатах, сотрудничавших с политической полицией. Но не успело еще руководство парламента его обсудить, как в печати появились фамилии 32 «агентов. В Польше сейм принял резолюцию о (выявлении тайных сотрудников органов безопасности.

    Наиболее характерная картина наблюдалась в ЧСФР. Там было официально объявлено, что из 15 миллионов населения данной страны 140  150 тысяч граждан, т. е, едва ли не каждый сотый, сотрудничали с госбезопасностью. При этом специальная парламентская комиссия предложила опубликовать списки всех тайных сотрудников указанной службы: резидентов, агентов, владельцев конспиративных квартир. В итоге все это завершилось принятием закона о политических проверках, главная цель которого была продекларирована как охрана ряда профессий от лиц, скомпрометированных слишком усердным сотрудничеством с тоталитарным строем.

    Примечателен в этом плане следующий диалог:

    «Г. С.: Недавно я спросила одного из помощников Вацлава Гавела: какой процент жителей этой страны, по данным архивов ЧСФР, сотрудничали со спецслужбами Чехословакии? Он ответил: два процента... В нашей стране процент сотрудничающих с КГБ, вероятно, был не меньше. Если бы мы сегодня получили возможность обнародовать все эти имена... общество могло бы ужаснуться...

    Я не уверена, что нам следует обнародовать эти данные, даже если они станут нам доступны... раньше диссиденты могли куда-то эмигрировать. Лидеры КПСС и работники КГБ никому не нужны, им некуда деться из нашего общества... Это может вызвать их жестокое сопротивление... Убеждена: надо проявить определенные умеренность и здравый смысл при всей бескомпромиссности моральных оценок».

    Однако достижение цели, продекларированное в правовом документе о политических проверках, столкнулось с рядом трудностей. Так, на МВД Чехословакии как бы «обрушилось 200 тысяч запросов, из которых оказалось возможным удовлетворить только десятую часть. Камнем преткновения стал не только недостаток финансовых средств, но и отсутствие условий объективно оценить участие граждан в ОРД органов безопасности этой страны. Последнее обстоятельство связано с тем, что в деятельности спецслужб ЧСФР различались три категории негласных сотрудников упомянутых органов: А — «агент»; В — «информатор»; С — «доверенное лицо», то есть наделенное доверием органов или кандидат на секретное сотрудничество. При этом оказалось, что 80% «доверенных лиц», или кандидатов, не подозревали, что допрос в полицейском участке является на самом деле беседой в целях получения информации, направленной на их проверку (стойкость, контакты, мера словоохотливости и т. п.). Более того, сразу же после «бархатной революции» сотрудниками органов многие уличающие документы были уничтожены, многие спрятаны, от некоторых сохранились только списки, указывающие фамилии кандидатов и число состоявшихся встреч, содержание которых осталось покрыто тайной.

    Игнорирование всех этих обстоятельств привело к трагическим недоразумениям. Так, И. К. — заведующий кафедрой социологии пражского Карлова университета был признан сознательным сотрудником органов категории С. Однако независимая комиссия по расследованию установила, что К. только пытались завербовать, но неудачно, он отказался. Дело К. оказалось не единственным примером подобного рода. В другой ситуации изгоем стал «разоблаченный» заместитель министра, возглавлявший научно-техническую делегацию в Вену. В органах его спросили: сколько человек едет? зачем? с кем будут встречаться? По возвращении спросили вновь. В третьем случае «нечистым» был признан специалист, строивший чехословацкие АЭС. Все его «сотрудничество» с ГБ заключалось в том, что экономическая контрразведка расспрашивала его: не интересуются ли атомными станциями иностранцы? не появляются ли там чужие дипломаты? Речь шла об охране объекта, а не о выдаче людей.

    В свою очередь, те граждане из указанных выше стран, чье сотрудничество с органами безопасности в той или иной мере было все же документально подтверждено, яростно защищались, категорически утверждая, что с указанными ведомствами они никогда ничего общего не имели, а некоторые пытались доказать, что их даже преследовали.

    На обращенный к некоторым лицам, обвиненным в сотрудничестве со спецслужбами, вопрос об отношении к кампании поголовного разоблачения агентов, конфидентов, всех, кто был причастен к деятельности госбезопасности, был получен ответ, осуждающий такую волну массовых разоблачений. Отмечалось, что эта кампания ни к чему хорошему не приводит, «раскрывая» как абсолютно невиновных людей, так и тех, кто по долгу службы, будучи руководителем предприятия, учреждения, был вынужден общаться с представителями органов госбезопасности. Такой подход дискредитировал многих специалистов, «срезав», например, в Литовской Республике почти весь слой интеллигенции, бывавшей в зарубежных командировках, в туристических поездках, писавшей отчеты, знавшей, что в конкретной группе выезжавших за рубеж был осведомитель, и не протестовавшей по этому поводу. Все это, по мнению указанной категории граждан, привело к абсурду. Что касается архивных документов, опубликованных в печати, подтверждающих их сотрудничество со спецслужбой, то отмечалось отсутствие гарантий в подлинности этих материалов. Здесь внимание акцентируется на том, что указанные документы носят выборочный характер и используются по принципу «выгодно — невыгодно». Все это приводит к тому, что тень падает на многих людей, хотя доказательств в архивах нет или они малоубедительны. Ничего, кроме раздоров в обществе, такие благословляемые свыше публикации принести не могут.

    Однако справедливости ради необходимо отметить, что отдельные из вышеуказанных лиц, например К. П., ставшая, по ее мнению, жертвой оговора и в вышеприведенной форме осуждающая «люстрацию», все же допускает возможность специальных проверок при условии осторожного подхода к данному делу, позволившему бы выяснить истину. Подтверждением этому может служить следующий диалог.

    «Корр: Парламентская комиссия по расследованию деятельности КГБ в Литве заявила, что вы сознательно сотрудничали с госбезопасностью...

    К. П....Лет 10 назад проходила моя научная командировка в ФРГ... Ко мне явился сотрудник КГБ... проявивший интерес к той научной проблематике, над которой я работала. Он предупредил, что... я должна была извещать посольство СССР о своих передвижениях...

    Я могла бы прогнать этого сотрудника КГБ из своего кабинета... Глупо было так поступать. Или ты едешь в командировку и пишешь научный отчет для своего учреждения, хотя наверняка знаешь, что копия уйдет в КГБ, или — прощай наука... Такой была схема оформления командировок за границу... Мне не приходило в голову, что подобное общение можно расценить как сотрудничество, агентурную работу на КГБ...

    Корр: Как вы относитесь к кампании поголовного разоблачения агентов, конфидентов... которая бушует в Литве уже несколько месяцев?

    К. П.: С одной стороны, такая волна разоблачений ни к чему хорошему не приведет. Это очевидно. Она может накрыть абсолютно невиновных людей и тех, кто не участвовал в деятельности этого ведомства... Был в зарубежной командировке? Знал, что в твоей группе был стукач? Почему не протестовал и т. п. Так мы дойдем до полного абсурда.

    С другой стороны, подходя к этому делу очень осторожно, необходимо выяснить, кто среди теперешних столпов власти действовал против нашей независимости, особенно во времена «Саюдиса», изображал из себя патриота, а в действительности компрометировал идею национального возрождения...»

    Сказанное свидетельствует о том, что вопрос технологии деятельности спецслужб, касающийся использования ими помощи частных лиц, оказался не таким простым: сотрудничал — не сотрудничал. Не случайно в ЧСФР, например, после упомянутого случая с К. МВД при выявлении имен в перечне «С» стало добавлять фразу: «Документ не дает оснований констатировать сознательное сотрудничество с ГБ». Окончательное же решение остается за специальной комиссией по расследованию.

    Однако независимо от смены власти и решений различных комиссий конфиденциальное содействие граждан органам полиции и спецслужбам как профессиональное направление их деятельности неизбежно переживает любые политические и экономические потрясения. Конфиденциальный сбор информации с опорой на содействие физических лиц в историческом плане развивается в течение многих веков. В связи с этим нередко цитируется факт, согласно которому одно из первых упоминаний о разведывательной деятельности содержится в Библии. Речь идет о том, что Моисей послал нескольких своих последователей (двенадцать соглядатаев) в землю Ханаан, чтобы они выяснили, плодородна ли эта земля, численность ее жителей и оборонительный потенциал городов. Через сорок дней посланники возвратились и рассказали о проведенном осмотре, подкрепив свой отчет экземплярами плодов земли Ханаан (Библия. Книги Ветхого Завета. Четвертая книга Моисеева. Числа. Глава 13, ст. 3,18).

    Что касается спецслужб СССР, а также РСФСР, признание неизбежности использования конфидентов было отмечено даже последним руководителем КГБ СССР (начальником МСБ СССР) во время одного из совещаний, проведенных им с сотрудниками этого ведомства, когда он заявил о необходимости не допустить раскрытия агентуры и архивов на агентуру.

    Тем не менее в прессе появились, например, выдержки из документов, касающихся результатов агентурно-оперативной деятельности отделов Пятого управления (Управления «3») КГБ СССР в отношении религиозных конфессий.

    В связи с этим корреспонденты ряда газет стали обращаться с вопросами к представителям спецслужб относительно слухов о распродаже архивов бывших МСБ, ЛФБ, КГБ СССР, о наличии института агентуры спецслужб вообще, о конкретных конфидентах среди российских парламентариев и священнослужителей, об участи тех конфидентов (в связи с реорганизацией КГБ), которые освещали поведение своих коллег по работе, о количестве конфидентов КГБ СССР, об использовании девушек с незаурядными внешними данными для вербовки мужчин-иностранцев, о наличии негласных сотрудников КГБ СССР среди персонала религиозных организаций и т. п.

    Следует отметить, что в периодической печати стали появляться и интервью с конфидентами, которые как отрицательно, так и положительно  оценивали этот аспект оперативно-розыскной деятельности и собственную социальную роль.

    Безусловно, отрицательное отношение к конфидентам политической полиции не ново. Так, еще в XVIII веке Э. Видок писал, что он «...всегда питал глубокое презрение к политическим шпионам по двум причинам: во-первых, не выполняя своей миссии, они делаются обманщиками, а выполняя ее и затрагивая личности — они делаются подлецами. Нельзя никаким образом смешивать политических шпионов с сыщиками, существующими, собственно, для воров и мошенников. Круг действий их резко выделяется: первому необходима только некоторая степень мужества, чтобы арестовать честных людей, которые обыкновенно не оказывают сопротивления, Второй имеет надобность в мужестве совсем иного рода: мошенники — народ непокорный».

    Созвучно этому высказыванию Э. Видока и мнение И. Карпеца о том, что неприязнь населения к агентуре существует потому, что наше общество (впрочем, только ли наше? Наверное, не стоит идеализировать «остальное» человечество и иные системы) перенесло тяжкие времена доносов, репрессий, зажатости в тиски политических трагедий, в тиски политической агентуры КГБ, служившей преступным деяниям властей. Агентура такого рода — это агентура политической полиции (у нас КГБ) органов безопасности... никакого отношения к уголовному розыску и его работе такая агентура не имела и не должна иметь. У уголовного розыска свои задачи, к борьбе политиков отношения не имеющие, как не имеющие отношения к борьбе за власть различных бюрократических группировок, игры которых нередко кончаются трагически.

    Таким образом, однозначного разрешения проблема безусловной защиты от огласки сведений о личности конфидентов в современных условиях не нашла. Об этом свидетельствует и состоявшаяся в Варшаве парламентская ассамблея ОБСЕ, где на одном из заседаний разгорелась острая дискуссия о необходимости рассекречивать дела тех агентов, которые занимались «стукачеством». Поскольку из общего количества участников встречи две трети проголосовали за открытость подобной информации, то в итоговом документе появилась следующая запись, призывающая правительства и парламенты стран с развивающейся демократией принять соответствующее законодательство, позволяющее рассекретить заведенные в период тоталитарного режима досье на граждан, включая журналистов и руководителей средств массовой информации, и получить свободный доступ к содержащейся в них информации.

    Сказанное обусловливает постановку следующих вопросов:

    а) Во имя чего, какой стратегической цели, возможно включение в круг субъектов оперативно-розыскного процесса конфидентов?

    б) Почему необходимы конфиденты для достижения стратегических целей и разрешения конкретных задач ОРП?

    в) В соответствии с какими правилами допустимо использование конфидентов в оперативно-розыскном процессе? Стратегические цели, обусловливающие включение конфидентов в круг субъектов оперативно-розыскного процесса. Сбор информации с опорой на конфидентов осуществляют оперативные подразделения спецслужб (разведки, контрразведки) и правоохранительных органов.

    Относительно первой категории оперативных аппаратов уместно сослаться на мнение К. Штерна  о том, что, бесспорно, оперативно-розыскные возможности спецслужб необходимы для защиты следующих основополагающих принципов конституционного строя: уважении конкретизированных в основном Законе прав человека, прежде всего прав личности на жизнь и свободное развитие, суверенитет народа, разделение властей, ответственность правительства, независимость судов, многопартийность и равенство шансов для всех политических партий, включая право на соответствующие конституционные нормы создания оппозиции и оппозиционную деятельность. В этой сфере деятельность спецслужб направлена на поддержку и защиту от выхолащивания и устранения конституционного строя, основанного на вышеуказанных принципах. Речь идет о том, что демократия должна быть «боевой» и способной себя защищать. При этом считается, что ничем не ограниченная свобода является наилучшим путем к тому, чтобы эту свободу потерять.

    Воплощением в жизнь этих идей является предоставление спецслужбам права:

    -              выявлять оперативно-розыскным путем устремления к насильственному и ненасильственному, парламентскому захвату в целях демонтажа или пересмотра конституции сообразно собственным желаниям устранить вышеуказанные принципы;

    -              вести борьбу со шпионажем, отслеживать антиконституционные устремления со стороны иностранцев;

    -              проверять на благонадежность определенные категории лиц, в частности будущих секретоносителей и др.

    Следует отметить, что в последние годы в нашем обществе чрезвычайно актуализировалась древняя мудрость о невозможности быть пророком в своем Отечестве. Однако применительно к вышеуказанным положениям предельно ясно и лаконично высказался уникальный специалист — практик в области разведки и контрразведки Ю. Дроздов. Так, по поводу призыва со стороны определенных общественных кругов к КГБ разрушить разведывательные и контрразведывательные структуры, раскрыться и обнажиться, он отметил, что голого, слепого и глупого дурачить легче и безопаснее, особенно если еще и натравить друг на друга... Осуществляя разгром истории прошлого, забыли, что старые защитные стены рушат в последнюю очередь, когда новая добротная стена, плотно защищающая ход социальных и экономических реформ внутри страны, уже построена.

    Бесспорно использование конфидентов и в оперативно-розыскном процессе, осуществляемом оперативными аппаратами правоохранительных органов. В концентрированной форме отношение к обсуждаемой проблеме выразил И. И. Карпец: ...Мировой опыт борьбы с преступностью показывает, что без агентуры эффективная борьба с ней просто невозможна. Сколько бы ни были умелы и активны сыщики, осуществляющие так называемый личный сыск, где огромное значение имеет личная подвижность и смекалка, умение, находясь в массе людей, видеть и слышать то, что не видят и не слышат другие, умение анализировать увиденное и услышанное, принимать немедленно необходимые решения, — они не смогут проникнуть в замыслы, вынашиваемые хорошо законспирированными, сплоченными преступными группами, не смогут предупредить или раскрыть преступление, если не будут иметь агентуру, способную помочь уголовному розыску «изнутри», знать, что замышляют преступники. Все это — не самоцель, а путь оказания помощи людям, пресечение зла. И в этом работник уголовного розыска и его агентура едины, независимо от того, какими мотивами руководствовался агент, помогая разоблачению зла. В современных условиях ощутимый удар агентурной работе был нанесен за счет отождествления агентуры политической полиции, органов безопасности с агентурой уголовного розыска и иных оперативных служб органов внутренних дел. При этом сыщик обязан жестко контролировать агентов, которые бывают весьма склонны и к провокациям, и к беззаконию. Тем более что они далеко не святые, подавляющее большинство из них — ранее судимые, ибо такова особенность агентуры уголовного розыска, где другая и не нужна, так как она никогда не найдет общего языка с преступным элементом, а тогда она вообще не нужна...».

    В те годы, когда культивировалась психология страха, подозрительности и доносительства, разведывательная работа, например полиции, как и вся правовая система, подвергалась грубым искажениям, используясь в условиях смешения политического и уголовного сыска не только для борьбы с преступностью, но и для подавления идейных противников. Последующее четкое разделение политической и общеуголовной функции, ликвидация внесудебного рассмотрения дел в значительной мере очистили разведывательно-поисковую работу полиции от идеологических наростов и позволили с ее помощью успешно обезвредить тысячи опасных преступных группировок.

    Объективная обусловленность опоры на конфидентов в сборе соответствующей информации спецслужбами и оперативными подразделениями правоохранительных органов. Специалисты, в частности В. Крючков, полагают, что любые успехи разведки были бы невозможны, не располагай мы агентурной сетью за рубежом. Одними нелегалами, число которых довольно ограниченно, все задачи выполнить невозможно. К тому же трудно предугадать, какие сведения потребуются завтра, и заранее внедрить наших разведчиков на все необходимые позиции. У разведчиков же, работающих в стране под официальных прикрытием, возможность добывать интересующие нас сведения только одна — через местных граждан и граждан других стран. А когда речь идет о целенаправленной информации, тем более носящей секретный характер, то достичь ожидаемого результата можно только с помощью агентуры. Даже самая современная техника оказывается малоэффективной. Поэтому важной составляющей в деятельности разведки по-прежнему является агентурная работа.

    С этим мнением совпадает позиция А. Даллеса, полагавшего, что агентурная работа является альтернативой не только как бы личному сыску, но и оперативному внедрению перевоплощенного оперативного работника на интересующие спецслужбу объекты. Ведь при невозможности внедрить собственного агента на тщательно оберегаемый объект разведслужбе не остается ничего иного, как завербовать человека, уже находящегося там. Возможно, этот человек будет находиться не совсем на том месте, где он мог бы иметь доступ к нужной информации, или только начинать свою служебную деятельность, которая в перспективе приведет к тому, что он получит работу на намеченном разведслужбой объекте. Главное, чтобы он был подходящим и не вызывающим подозрение у окружающих, то есть как бы находился «на месте». Деятельность по установлению конфиденциальных отношений направлена на то, чтобы избрать объект, выявить его наиболее важные и уязвимые точки, а затем заняться поисками человека, уже работающего в таком месте (объекте) и склонного пойти на сотрудничество с разведкой. Такой человек, которого работник разведки подобрал, завербовал, обучил, направил на сбор информации и которого оценивает — агент. Последний либо имеет непосредственный доступ к интересующей разведку информации, или может получать ее посредством своих связей.

    Примечательно, что тот же А. Даллес, признавая важность установления дружеских отношений с партнерами США по блоку НАТО, подчеркивал, что ЦРУ неизбежно будет обмениваться информацией со своими партнерами, а то, что те захотят от США скрыть, оно добудет само. Указанные партнеры строго придерживались этого правила: сотрудничали и следили друг за другом, а если удавалось, то и вербовали сотрудников дружественных спецслужб, если подворачивался удобный случай, — так устроен мир. Каждому хочется знать что-то большее про соседа, чем тот говорит сам.

    Интенсивное осуществление работы соответствующими спецслужбами различных стран обусловливает контрразведывательную работу при помощи конфидентов, что в современных условиях отражено в воспоминаниях и мемуарах отечественных ветеранов контрразведки. При этом они подчеркивают, что в период перестройки ее «архитекторы» и «прорабы» всеми силами старались парализовать деятельность КГБ, поскольку эта мощная система располагала квалифицированными кадрами на всех направлениях, способными вести эффективную работу по сбору информации и пресечению разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб. Преемнику КГБ — ФСБ России на законодательном уровне делегировано право вести контрразведывательную работу, оперируя при этом возможностями конфидентов. В свете этих положений можно признать спекулятивными нападки на эту спецслужбу и попытки дискредитировать ее основные оперативно-розыскные институты.

    Что касается использования конфидентов в интересах борьбы с противоправными деяниями, то в дополнение к вышеприведенному суждению по этому вопросу И. Карпеца представляется целесообразным отметить, что «...разведывательную деятельность ведут полицейские службы во всем мире. Речь идет о получении упреждающей, превентивной информации о замышляемых и готовящихся преступлениях с целью их предотвращения еще на этих стадиях... получении сведений, позволяющих раскрыть уже совершенные преступления, в кратчайшие сроки обезвредить преступников. Получить такие данные можно только в среде самих преступников или их окружения. С этой целью оперативным работникам приходится осуществлять непростые оперативные комбинации... внедряться в преступную среду (естественно под прикрытием „легенды"), использовать существующие технические средства. Все это для того, чтобы сорвать преступные замыслы, не дать реализовать опасные планы. В такой разведывательной работе используется и добровольная помощь граждан, носящая конфиденциальный характер. Последний обусловлен естественным стремлением надежно оградить источники информации от мести преступников».

    Один из руководителей Московского уголовного розыска по этому поводу отмечал, что «...рассматривать информацию как донос, а донос как информацию — ошибочно. Если вы увидели убийцу и нашли в себе мужество сообщить об этом, то это не донос. Это поступок. А вот если вы не сделали этого, то вы — трус и негодяй. Половина убийц находятся во всем мире таким способом. Другое дело — необходим закон об оперативно-розыскной деятельности. Гласный и ясный, включающий в себя правовые, этические, политические аспекты— Теперь о конфиденциальности этой работы. Она не анонимна, ее выполняют вполне конкретные лица. Таким же путем идут другие цивилизованные страны, причем страхуя этих людей. Например, в судебном процессе они проходят, не называя себя... У современных преступников есть контрразведка... вполне очевидно, что разведку должны иметь и мы. Пришли новые преступники, влияющие на более сложные инфраструктуры... на политику, на госаппарат. Жаль, что не все журналисты это понимают... С участием „оперативных возможностей" в целом по Москве раскрыто 53-55% преступлений, причем, подчеркну, неочевидных преступлений».

    Примечательна в этом отношении и точка зрения одного из помощников бывшего Генерального прокурора СССР, подчеркнувшего, что современная оперативно-розыскная деятельность разительно отличается от той, что велась в период репрессий — период вопиющих нарушений закона. Здесь ряд принципиальных отличий: во-первых, уже есть, пусть и несовершенная, но все же законодательная база (речь идет о 90-х гг.). Есть прокурорский надзор. Если в 30-е г. сообщения (доносы) являлись основаниями для расправы, то сейчас это секретное сообщение доказательственной силы вообще не имеет. Оно может быть толчком к сбору доказательственных материалов для проверки. И только тогда оно приобретет определенное значение. Если раньше оперативно-розыскная деятельность имела очень широкий спектр приложения, то нормативным документом, принятым правительством, она направлена только на обнаружение и пресечение исключительно тяжких преступлений.

    Заместитель председателя КГБ СССР В. Ф. Грушко  в интервью газете «Аргументы и факты по этому поводу отмечал, что без негласных помощников спецслужбы, как и криминальная полиция (полиция), превращаются в аналитический научный институт, следственный орган или обычную воинскую часть. Поэтому, как и все спецслужбы мира, органы внутренних дел и госбезопасности в Российской Федерации используют негласных помощников из числа обычных граждан. Без их помощи нельзя эффективно бороться с такими опасными преступлениями, как шпионаж, терроризм, а также с организованной преступностью. По мнению специалистов, в этой сфере институт агентуры отнюдь не изобретение ЧК и НКВД. Это обычная практика в деятельности любого государства по крайней мере последние две тысячи лет. В подтверждение этому дается ссылка на опыт США, где ФБР раскрывает более 85% наиболее серьезных преступлений с помощью как негласных агентов-информаторов, так и иных оперативных средств (негласное наблюдение, прослушивание разговоров, в том числе телефонных, тех лиц, которые подозреваются в совершении преступлений, и др.). Без этого чисто физическими методами розыска, даже с огромной армией полиции, раскрыть сложные дела было бы невозможно.

    В связи с этим феномен «охоты» за негласными сотрудниками в виде призывов и т. п. признать этот институт ОРП не лигитимным, как и «охота» со стороны криминальных элементов, наносит сокрушительный удар по оперативно-розыскным возможностям указанных государственных ведомств, существенно усложняя и затрудняя их работу. Речь идет о том, что нередко само государство или его органы, а также иные формирования воздвигают барьер на пути к использованию соответствующими органами уголовной юстиции помощи частных лиц в сфере борьбы с преступностью. Ведь любой человек, в том числе и тот, который мог бы помочь выявить, предотвратить или раскрыть опасное преступление, прочитав о том, каким нападкам подвергаются лица, лишь заподозренные в конфиденциальной помощи спецслужбам и криминальной полиции, как минимум, задумается, а как максимум — категорически откажется рисковать своим благополучием и репутацией.

    Исходя из этого, принципиально важно, чтобы в цивилизованном правовом государстве использование спецслужбами и полицией конфидентов было регламентировано законом или иным характерным для национальных особенностей правовым актом, защищающим интересы негласных помощников, которые часто с риском для жизни активно участвуют в борьбе с опасными преступлениями и деятельностью иностранных разведок.

    В итоге относительно конфидентов возможны два варианта решения проблемы. Первый заключается в ограничении прав секретной службы и криминальной полиции (полиции) на использование различных возможностей оперативной деятельности, в том числе и конфидентов. Однако тогда государство неизбежно должно сузить поставленные перед ними задачи, ибо указанные ведомства, как и их аналоги за рубежом, в этом случае не смогут эффективно и в полном объеме выполнять возложенные на них функции. Здесь можно однозначно сказать, что использование органами, осуществляющими ОРД, конфидентов и делает их таковыми. В подобной ситуации дилетантизм сможет взять верх над профессионализмом, а полузнание — над компетентностью и победить стремление разрушить все то, что осталось нам от прошлой жизни, не построив взамен ничего нового, в том числе и в сфере борьбы с преступностью. Вот почему более предпочтителен которой вариант разрешения рассматриваемой проблемы. Речь идет о законодательном регулировании тайного сыска в целом и содействии отдельных граждан в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий в частности.

    Законодатель в Российской Федерации и странах СНГ и Балтии с учетом положительного зарубежного опыта избрал второй вариант, посчитав необходимым для обеспечения своей государственной безопасности и правопорядка в обществе иметь в структуре государства специальную службу — органы Федеральной службы безопасности, криминальную полицию и оперативные подразделения органов, исполняющих уголовные наказания, а также иные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. При этом за указанными ведомствами было признано право использовать в работе комплекс оперативно-розыскных мероприятий и при их подготовке и осуществлении опираться на содействие частных лиц. Это узаконило соответствующие полномочия органов, ведущих ОРД. Кроме того, законы об ОРД в Российской Федерации и странах СНГ и Балтии призваны снять все необоснованные претензии и кривотолки по поводу того или иного используемого субъектами ОРД средства или метода в сыскной деятельности, тем более что последние по своему характеру обеспечивают получение такой информации, которой не могут располагать другие Правоохранительные органы и органы власти. К числу этих специфических способов относится прежде всего институт конфиденциального содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

    Содействие граждан оперативно-розыскной деятельности, предусмотренное законодательными актами, регламентирующими ОРД в странах СНГ и Балтии:

    -              Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 17).

    -              Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ч. 1 ст. 17).

    -              Эти лица обязаны сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 17).

    -              Эти лица не вправе предоставлять заведомо ложную информацию указанным органам (ч. 1 ст. 17).

    -              Лица, привлекаемые к выполнению задач оперативно-розыскной деятельности, обязаны хранить тайну, ставшую им известной. Разглашение этой тайны влечет за собой ответственность по действующему законодательству, кроме случаев разглашения информации о незаконных действиях, которые нарушают права человека (ч. 3 ст. 11).

    -              Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 13).

    -              Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (ч. 2 ст. 13).

    -              Эти лица обязаны сохранять втайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий. За разглашение таких сведений они несут ответственность, установленную законодательством Республики Казахстан (ч. 2 ст. 13).

    -              Эти лица обязаны не предоставлять заведомо ложной информации указанным органам. За представление заведомо ложной информации они несут ответственность, установленную законодательством Республики Казахстан (ч. 2 ст. 13).

    -              Обязанностью этих лиц является сохранение в тайне сотрудничества, неразглашение полученной в ходе него информации (ч. 2 ст. 30).

    -              Обязанностью этих лиц является предоставление субъектам оперативной деятельности только правдивой информации (ч. 2 ст. 30).

    -              Секретными участниками оперативной деятельности являются секретные работники субъектов оперативной деятельности и тайно сотрудничающие физические лица (ч. 2 ст. 4).

    -              Оперативная деятельность основывается на добровольной, гласной и тайной помощи физических лиц (ч. 1 ст. 5).

    -              Лицо, нарушившее конфиденциальность или анонимность секретных участников оперативной деятельности и информации, несет ответственность в соответствии с законами Литовской Республики (ч. 2 ст. 11).

    -              Отдельные граждане могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 15).

    -              Отдельные граждане могут с их согласия привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий на конфиденциальной основе (ч. 1ст. 15).

                    Эти лица обязаны сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе оперативно-розыскной деятельности (ч. 1 ст. 15).

    -              Эти лица не вправе предоставлять органам, осуществляющим ОРД, заведомо ложную информацию (ч. 1 ст. 15).

    -              Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений, (ч. 2ст. 17).

    -              Отдельные лица могут привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий, в том числе по контракту (ч. 1 ст. 17).

                    По желанию лиц их сотрудничество с оперативными подразделениями может быть оформлено письменным соглашением с гарантированием конфиденциальности сотрудничества.

    -              Соглашение о содействии оперативным подразделениям в оперативно-розыскной деятельности может быть заключено с дееспособным лицом. Порядок заключения соглашения определяется Кабинетом министров Украины (ч. 1 ст. 11).

    -              Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и имущественного положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, политических и религиозных убеждений. Форма контракта, условия и сроки его действия определяются ведомственными нормативными актами (ч. 3 ст. 13).

    -              Отдельные граждане могут привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий (в том числе по контракту) (ч. 2 ст. 13).

    -              Форма контракта, условия и сроки его действия определяются ведомственными нормативными актами (ч. 3 ст. 13)

    -              Уполномоченные должностные лица субъектов оперативной деятельности имеют право на основе добровольности и взаимного доверия привлекать к оперативной деятельности в качестве секретных помощников дееспособных лиц (ч. 1 ст. 30).

    -              Секретное сотрудничество может быть оплачиваемым. Секретные помощники с их согласия могут привлекаться к оперативной деятельности на основе договора (ч. 3 ст. 30).

    -              Секретным помощникам, сотрудничающим с субъектами оперативной деятельности на основе договора, обеспечиваются социальные гарантии, предусмотренные законом и другими нормативными актами для должностных лиц учреждений субъекта оперативной деятельности (ч. 1 ст. 32).

    -              Активная эффективная помощь физических лиц оплачивается (ч. 1 ст. 5).

    -              Сотрудничающие по договору лица обеспечиваются социальными гарантиями (ч. 2 ст. 5).

    -              Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и имущественного, положения, политических и религиозных убеждений, принадлежности к общественным организациям (ч. 2 ст. 15).

    -              Отдельные граждане могут привлекаться к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий, в том числе по контракту (ч. 1 ст. 15).

    -              Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений (ч. 3 ст. 17).

    -              Запрещается привлекать к выполнению оперативно-розыскных задач медицинских работников, священнослужителей, адвокатов, если лицо, по отношению к которому они должны осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, является их пациентом или клиентом (ч. 4 ст. 11).

    -              Запрещается использовать конфиденциальное содействие на контрактной основе народных депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений (ч. 5 ст. 9).

    -              Запрещено при помощи мероприятий оперативной деятельности целенаправленно получать информацию от присяжных адвокатов, присяжных нотариусов, врачей, педагогов, психологов и духовных лиц во время оказания ими профессиональной помощи, за исключением случаев, когда указанные лица сами являются объектами оперативной работы (п. 5 ст. 24).

    -              Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать в своей деятельности конфиденциальное содействие на контрактной основе депутатов, судей и прокуроров.

    -              Сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятиях силах, средствах, методах, источниках, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 1 ст. 12).

    -              Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность на конфиденциальной основе, являются государственной тайной и могут быть преданы гласности только с их согласия или в случаях, прямо предусмотренных законом (ч. 3 ст. 17).

    -              Сведения о гражданах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну и могут быть преданы гласности только с их письменного согласия (ч. 4 ст. 23).

    -              Факт секретного сотрудничества как государственная тайна обеспечивается особым порядком учета, хранения и выдачи информации, который определяется субъектом оперативной деятельности с учетом положений части второй статьи 3 настоящего закона. Выдача информации об идентичности секретного помощника или о факте сотрудничества может производиться только в установленном настоящим законом порядке (ч. 2ст. 31).

    -              Секретный помощник может быть привлечен к уголовному процессу без раскрытия факта секретного сотрудничества. Факт секретного сотрудничества лица или предоставленные им сведения в ходе уголовного процесса могут быть оглашены в том случае, если это необходимо для достижения целей следствия, для гарантии общественной безопасности, и лишь в том случае, если это не ставит под угрозу жизнь, здоровье, свободу секретного помощника или другого лица либо возможность дальнейшего использования секретного помощника (ч. 3 ст. 31)

    -              Полученная с помощью средств оперативной деятельности информация может быть раскрыта в ходе судебной процедуры с предварительного разрешения Генерального прокурора. Запрещается использование информации, полученной с помощью средств оперативной деятельности, не в целях, возникающих из санкционированной слежки (ч. 1 ст. 9).

    -              Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, являются государственной тайной и могут быть преданы гласности только с письменного согласия этих лиц (ч. 3 ст. 16).

    Социально-правовая защита граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, согласно законам, регулирующим ОРД в странах СНГ и Балтии:

    -              Федеральный закон Российской Федерации об оперативно-розыскной деятельности

    -              Лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 18).

    -              Лицо, привлекаемое к выполнению задач оперативно-розыскной деятельности, находится под защитой государства (ч. 1 ст. 13).

    -              Лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 17).

    -              Граждане, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 23).

    -              Секретные помощники находятся под защитой государства, а сведения об их идентичности и секретном сотрудничестве с субъектом оперативной деятельности являются государственной тайной (ч. 1 ст. 31).

    -              Сотрудничающие по договору лица обеспечиваются социальными гарантиями (ч. 2 ст. 5).

    -              Лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 16).

    -              Государство гарантирует лицам, изъявившим согласие содействовать по контракту органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом, в том числе гарантирует правовую защиту, связанную с правомерным выполнением указанными лицами общественного долга или возложенных на них обязанностей (ч. 2 ст. 18).

    -              Государство гарантирует лицам, изъявившим согласие содействовать на контрактной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом (ч. 3 ст. 17).

    -              Гражданам изъявившим согласие содействовать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, государство гарантирует обеспечение их прав и выполнение обязательств, в соответствии с настоящим  Законом, другими законами и нормативными актами Республики Казахстан (ч. 2 ст. 23).

    -              Государство гарантирует лицам, давшим согласие содействовать на контрактной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом (ч. 5 ст. 16).

    -              При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны) принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации (ч. 3 ст. 18).

    -              При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно и членов их семей или близких родственников эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности (ч. 2 ст. 17).

    -              При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, а также по проведению, в случае необходимости, специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом Кабинетом министров Республики Казахстан (ч. 3 ст. 23). Если в связи с секретным сотрудничеством возникает реальная угроза жизни, здоровью, имущественным или другим законным интересам секретного помощника и членов его семьи, необходимо своевременно принять необходимые меры безопасности для устранения этой угрозы, включая смену места жительства и документов, удостоверяющих личность (ч. 4 ст. 31).

    -              При возникновении угрозы жизни, здоровью, имуществу секретных участников или членов их семей субъекты оперативной деятельности принимают все необходимые меры для защиты жизни, здоровья, достоинства и имущества. Совершенные против этих лиц преступления, связанные с их тайным сотрудничеством с определенными государственными институциями, квалифицируются на основании соответствующих статей Уголовного кодекса Литовской Республики (ч. 1 ст. 11).

    -              При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности (ч. 2 ст. 16).

    -              Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 4 ст. 18).

    -              Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность либо оказавшие им помощь в раскрытии преступления или установлении лиц, их совершивших, могут получать вознаграждения и другие выплаты. Полученные указанными лицами суммы вознаграждений и другие выплаты налогами не облагаются и в декларациях о доходах не указываются (ч. 5 ст. 18).

    -              Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, имеют право на получение вознаграждения (ч. 5 ст. 23).

    -              Секретное сотрудничество может быть оплачиваемым. Секретные помощники с их согласия могут привлекаться к оперативной деятельности и на основе договора (ч. 3 ст. 30).

    -              Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, имеют право оказывать им содействие как безвозмездно, так и за вознаграждение (ч. 4 ст. 16).

    -              Период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность в качестве основного рода занятий включается в трудовой стаж граждан. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 7 ст. 18).

    -              Период сотрудничества граждан в качестве основного рода занятий по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность в качестве основного рода занятий включается в их трудовой стаж. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с действующим законодательством (ч. 5 ст. 17).

    -              Период сотрудничества граждан по контракту на платной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, включается в трудовой стаж. Они имеют право на пенсионное обеспечение, в случае гибели их семьи и иждивенцы — на пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с действующим законодательством и в порядке, определяемом Кабинетом министров Республики Казахстан (ч. 6 ст. 23).

    -              Период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, включается в их трудовой стаж в качестве основной деятельности. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством о пенсионном обеспечении военнослужащих (ч. 6 ст. 16).

    -              В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации (ч. 8 ст. 18).

    -              В случае возникновения угрозы жизни, здоровью или имуществу лица, привлекаемого к выполнению задач оперативно-розыскной деятельности, его защита обеспечивается в порядке, предусмотренном частью третьей ст. 12 настоящего Закона (ч. 3 ст. 13).

    -              В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом органами, указанными в части первой статьи 2 настоящего Закона (ч. 6 ст. 17).

    -              В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, членов их семей и близких допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом Правительством (ч. 7 ст. 16).

    -              В случае гибели лица, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, семье пострадавшего и лицам, находящимся на его иждивении, из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего содержания погибшего и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца (ч. 9 ст. 18).

    -              Если в связи с выполнением таким лицом задач оперативно-розыскной деятельности наступила его инвалидность или смерть, на него распространяются льготы, предусмотренные в подобных случаях для работников оперативных подразделений (ч. 2 ст. 13).

    -              В случае гибели лица, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий семье пострадавшего и его иждивенцам из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего содержания погибшего и назначается пенсия в установленном законом порядке по случаю потери кормильца (ч. 7 ст. 17).

    -              В случае гибели гражданина, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий семье погибшего и его иждивенцам из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие: в размере десятилетнего содержания погибшего, сотрудничавшего на платной основе; в размере десяти годовых сумм минимальной заработной платы сотрудничавшего на безвозмездной основе (ч. 7 ст. 23).

    -              В случае гибели лица, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий семье погибшего и его иждивенцам из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего содержания погибшего и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца (ч. 8 ст. 16).

    -              При получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, травмы, ранения, контузии, увечья, наступившего в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, указанному лицу из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца (ч. 10 ст. 18).

    -              При получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, телесных повреждений, наступивших в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества, ему выплачивается из средств соответствующего бюджета единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания ив установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности (ч. 8 ст. 17).

    -              При получении гражданином, сотрудничающим с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, увечья либо иного повреждения здоровья, полученного в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, ему выплачивается единовременное пособие: в размере пятилетнего денежного содержания для сотрудничающих на платной основе; в размере пяти годовых сумм минимальной заработной платы для сотрудничающих на безвозмездной основе (ч. 8 ст. 23).

    -              Если секретный помощник при выполнении задания субъекта оперативной деятельности получил инвалидность или погиб, либо нанесен ущерб его здоровью или имущественный ущерб, ему или членам его семьи выплачиваются пособия, пенсии или компенсации в соответствии с законом, предусматривающим подобные выплаты должностным лицам учреждений соответствующего субъекта оперативной деятельности (ч. 2 ст. 32).

    -              При получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ранения, контузии, увечья или иной травмы в связи с его участием в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества, ему выплачивается из средств соответствующего бюджета единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности (ч. 9 ст. 16).

    -              Возмещение ущерба, причиненного гибелью, увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, производится из средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в порядке, определяемом Кабинетом министров Республики Казахстан (ч. 9 ст. 23).

    Правила, в соответствии с которыми допустимо использование в оперативно-розыскном процессе конфидентов. Этот аспект, касающийся анализируемой фигуры оперативно-розыскного процесса, детально освещается в литературе, посвященной соответствующей практике криминальной полиции зарубежных стран, а также отечественными специалистами в области оперативно-розыскной деятельности. Отдельные особенности здесь прослеживаются в определенной степени за счет анализа текстов Федерального Закона об ОРД, оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии.

    Конфиденциальность в работе с физическими лицами, содействующими оперативным подразделениям правоохранительных органов и спецслужб. Деятельность сотрудников оперативных подразделений по сбору и проверке при помощи конфидентов оперативно-розыскной информации законодателем в Литве обозначается термином «агентурный метод». Однако в законах других стран используются, как правило, нейтральные термины, т. к. это особый аспект оперативно-розыскного процесса. Конфидент считается одной из его основных опор, так как, как правило, обеспечивает добывание информации, необходимой для оперативных подразделений в сфере обеспечения безопасности государства и уголовного преследования. Здесь четко прослеживается определенная тенденция: указанная цель может быть достигнута путем использования информации, добытой исключительно с соблюдением гарантий конфиденциальности. В связи с этим оперативно-розыскным процессом выработаны основные подходы к пониманию данной проблемы и варианты воплощения их в жизнь. Прежде всего это установление законодателем такой нормы, как привилегия конфидента. Она означает, что правительство имеет право не разглашать сведения о лицах, предоставляющих полиции (полиции) информацию о нарушениях закона. В итоге разрешается такая задача, как обеспечение и защита интересов общества в области исполнения закона, поскольку привилегия исходит из обязанности граждан сообщать о совершенных, совершающихся, а также готовящихся преступлениях, и обязанности соответствующих государственных органов, сохраняя анонимность граждан, поощрять их к выполнению этой обязанности.

    Далее оговариваются условия, при которых обеспечивается конфиденциальность. Считается, что она может быть гарантирована, если добытая информация может способствовать предотвращению и раскрытию намерений, противоречащих интересам государства, а также уголовно наказуемых деяний, относящихся к сфере профессиональной и организованной преступности, то есть тяжких и особо опасных преступлений. На реальность этого указывают конкретные меры правовой защиты личности источников конфиденциальных сведений, например в США. Здесь специальный закон устанавливает: любое лицо, имеющие или имевшее ранее санкционированный доступ к секретной информации, содержащей данные о личности негласного агента, которое намеренно разгласит любые сведения, раскрывающие личность такого агента другому лицу, не имеющему разрешения на получение секретной информации, зная при этом, что разглашенные таким образом сведения раскрывают личность негласного агента и что США принимают определенные меры, чтобы скрыть взаимоотношения в области разведки с таким агентом, подвергается штрафу в размере не более 50-ти тысяч долларов или тюремному заключению на срок не более 10 лет или обоим этим наказаниям вместе.

    Безусловно, возможны отдельные ситуации, требующие разглашения данных о личности конфидента. Однако они рассматриваются как исключения из строгого правила, обусловленные конкретными обстоятельствами каждого уголовного дела, прежде всего характером инкриминируемого преступления, возможными методами защиты обвиняемого и значением в связи с этим показаний информанта. Однако и здесь устанавливается особая процедура разрешения данной проблемы. Например, в ФРГ определено, что на вопросы о конспиративных действиях, особенно о сотрудничестве информаторов (конфидентов), в судебном процессе служащим полиции отвечать не разрешается. В тех же случаях, когда суд в интересах установления истины все же сочтет необходимым заслушать свидетельские показания лица, которому гарантирована конфиденциальность, то он, руководствуясь принципами правосудия, должен использовать все возможности, чтобы провести допрос в соответствии с требованиями судопроизводства, присущего правовому государству. Здесь проверяется достаточность процессуальной меры, в частности исключение гласности, проведение допроса имеющим специальные полномочия судьей, осуществление действий в отсутствие остальных членов суда для обеспечения безопасности свидетеля или его конспирации и т. д.

    Существуют и иные условия, достаточно прочно гарантирующие конфиденциальность физическим лицам, негласным участникам ОРП (регистрация данных об их личности, особенности руководства ими и т. п.). Таким образом, полиция и другие сыскные ведомства используют, практически, все возможности для сохранения тайны в данной сфере криминального сыска, что полностью соответствует интересам конфидентов как круга людей, подвергающихся особому риску.

    Бели же государство принимает законы, позволяющие предавать огласке сведения о личности конфидентов вопреки их согласию, или допускает в прессе кампании, осуждающие их, то это создает опасный прецедент на будущее, поскольку все спецслужбы в мире пользуются помощью граждан, не являющихся их кадровыми работниками. Основной принцип сотрудничества — гарантия неразглашения контактов. Нарушение этого принципа наносит непоправимый ущерб эффективности работы разведки, контрразведки и полиции, подтверждая, что тайна содействия органам, осуществляющим ОРД, лишена указанной гарантии. При этом вполне закономерно возникает предположение о том, что неизбежно при очередной смене власти появится новый законопроект о проверках. Тем более что законодатели в ЧСФР в свое время не отказались от использования содействия со стороны частных лиц спецслужбам и полиции. Здесь одновременно с обсуждением вопроса о том, публиковать или нет списки всех агентов бывшей госбезопасности, депутаты приняли закон о новой Федеральной службе безопасности, которая вправе создавать свою сеть конфидентов. Как бы в ответ газета «Млада фронта днес» опубликовала по этому поводу анекдот следующего содержания: «В сумасшедший дом привозят пациента. Он предложил парламенту узаконить мгновенную публикацию фамилии каждого, кто станет агентом

    Федеральной службы безопасности, чтобы предвосхитить таким образом будущие „проверки".

    Совсем не зря Президент Болгарии Ж. Желев, узнав о публикации в печати сведений о 32 агентах, сотрудничавших с политической полицией, отметил, что лучше было бы решить проблему списков агентов тайной службы по примеру Греции и Испании, т. е. попросту их сжечь.

    Особый подход к этой щекотливой проблеме продемонстрировали и в Польше, где Конституционный трибунал приостановил действие резолюции Сейма о выявлении тайных сотрудников органов госбезопасности как не согласующейся с Конституцией. В свою очередь, выступая в Сейме, министр внутренних дел этой страны X, Малевский заявил, что МВД не обнародует имена агентов бывшей службы безопасности и гражданской полиции, поскольку эти сведения имеют чрезвычайно важное значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства. Всего в списках МВД с 44го по 89-й год около трех миллионов фамилий. И проверка всех не под силу ни министерству, ни специальной комиссии.

    Такой вариант решения проблемы конфидентов представляется разумным, ибо ни в одном цивилизованном государстве работа с конфидентами не афишируется, хотя наличие ее, как отмечалось выше, и не скрывается. В связи с этим правительства таких стран, как ФРГ, США, Франция, Великобритания и Япония, поощряют тайное сотрудничество своих граждан со спецслужбами в интересах раскрытия преступлений, реально гарантируя конфиденциальность такого содействия.

    В оперативно-розыскных законах Российской Федерации, стран СНГ и Балтии также предусматривается, что при выполнении своих задач, предусмотренных оперативно-розыскным законом, должностные лица оперативных подразделений могут опираться на информацию и показания физических лиц, которые могут предоставить соответствующие сведения только при соблюдении гарантий конфиденциальности, то есть признания данных о личности и деятельности конфидентов государственной тайной. Поэтому сведения о лицах, сотрудничающих с оперативными подразделениями на конфиденциальной основе, подлежат рассекречиванию только с их согласия в письменной форме на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, санкционированного прокурором. Должностные лица оперативных подразделений, разгласившие указанные сведения, подлежат привлечению к ответственности, предусмотренной уголовным законодательством.

    Конфиденциальность распространяется как на факт связи физических лиц с оперативными подразделениями, так и на данные об их личности и местопребывании.

    Данные о физических лицах, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям, содержание поступающей от них информации фиксируются в оперативно-служебных документах лишь в объеме, необходимом для определения результатов конфиденциального сотрудничества.

    Должностным лицам оперативных подразделений в процессе производства дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства запрещается отвечать на вопросы о конспиративных действиях физических лиц и об иных данных конфиденциального характера.

    Как уже упоминалось, в отдельных странах тем не менее в оперативно-розыскных законах предусматривается, что должностные лица, осуществляющие дознание, предварительное следствие или судебное разбирательство, вправе допросить в качестве свидетеля сотрудника оперативного подразделения, осуществляющего руководство физическим лицом, которому гарантирована конфиденциальность, о сведениях, добытых этим гражданином и имеющих значение для разрешения уголовного дела и установления виновных в совершении преступлений граждан. При этом в случае, если в интересах установления истины суд сочтет необходимым заслушать свидетельские показания физического лица, которому гарантирована конфиденциальность, его допрос осуществляется имеющим специальные полномочия судьей в отсутствие других членов суда.

    Решение о производстве такого допроса принимает вышестоящая судебная инстанция при согласии физического лица на обеспечение ему конфиденциальности путем создания определенных процессуальных условий проведения допроса, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Физическое лицо, конфиденциально содействующее оперативному подразделению, может быть привлечено к уголовному процессу без оглашения факта тайного сотрудничества с соответствующим органом. В этом случае не должны быть поставлены под угрозу жизнь, здоровье, свобода физического лица, а также другого гражданина, либо возможность дальнейшего использования помощи физического лица оперативным подразделением.

    Анализ оперативно-розыскной ситуации и определение факторов, указывающих на допустимость использования конфидентов. Конфиденты не являются штатными сотрудниками правоохранительных учреждений. Вместе с тем данная категория лиц занята выполнением заданий сыскных ведомств. В связи с этим на последних возлагается особая ответственность за установление границ деятельности конфидентов и обязанностей должностных лиц правоохранительных органов в отношении этих граждан.

    Поэтому в отдельных странах, например в США, правовые акты, предопределяющие режим добывания криминальной и иной информации, указывают, что, рассматривая вопрос об использовании конфидентов в ходе санкционированного расследования, сотрудники этого правоохранительного органа должны получить четкие ответы на следующие вопросы:

    -              в какой степени осведомитель может создать риск того, что будут нарушены конституционные права граждан (свобода выражения мнения, свобода политических союзов и т. п.), тайна переписки и других форм общения граждан, или вообще будет скомпрометировано (с точки зрения законности) проводимое расследование либо последующее уголовное преследование в суде. Здесь важно установить, что использование осведомителя в ходе конкретного расследования не приведет к действиям, противоречащим задачам правоохранительного органа или законодательства, а осведомитель не нарушит личные права граждан, не злоупотребит специальными каналами связи и не поставит под угрозу расследование и последующее уголовное преследование;

    -              оправдывает ли характер расследуемого эпизода использование именно осведомителя, а не иных оперативных форм получения информации;

    -              надежен ли конкретный осведомитель с точки зрения объективности и правдивости;

    -              располагает ли орган, осуществляющий ОРД, средствами проверки надежности информации, которая будет получена при помощи осведомителя;

    -              какие мотивы побуждают осведомителя к сотрудничеству с оперативным подразделением;

    -              в какой степени лицо, посредством которого предполагается конфиденциально собрать информацию, вовлечено в расследуемый эпизод;

    -              есть ли у органа, ведущего ОРД, возможность непосредственно направлять и контролировать деятельность осведомителя, осуществляемую по его заданию в связи с расследуемым эпизодом, обеспечивая соответствие его поведения указаниям сотрудника, контролирующего его деятельность;

    -              в какой степени ценность информации, которую осведомитель может предоставить, адекватна вознаграждению, получаемому от правоохранительного органа за сотрудничество.

    Если ответы на приведенные вопросы устраивают орган полицейской разведки и прежде всего ожидается, что разрешение криминальной задачи при помощи осведомителя не приведет к нарушениям правового режима добывания криминальной информации, то это частное лицо привлекается к подготовке и осуществлению соответствующих оперативно-розыскных операций.

    Допустимость использования в оперативно-розыскном процессе различных категорий конфидентов. Следует отметить, что оперативные работники операппаратов криминальной полиции рассматривают конфидентов как родовую категорию, а затем дифференцируют физических лиц-конфидентов на определенные виды.

    В целом признается, что конфидент как лицо, не входящее в систему охраны правопорядка, периодически или регулярно может предоставлять информацию должностному лицу правоохранительных органов о преступной деятельности. Столь неоценимая помощь обеспечивает успешное разрешение различных криминальных задач, в связи с чем сотрудники сыскных ведомств, в интересах постоянного получения и надлежащего использования таких сведений, разрабатывают и придерживаются специальных процедур в отношении конфидентов. Исходным положением здесь является разделение конфидентов на различные классификационные группы.

    Так, сыскное ведомство прежде всего использует случайные контакты с физическими лицами, предоставляющими иногда полезные для следствия факты в случае установления с ними контакта, однако не являющимися частью какого-либо механизма регулярного добывания информации. Такие случайные контакты не влекут за собой вызова для дачи свидетельских показаний в ходе уголовного судопроизводства. Подобного рода контакты полиция использует с известными в настоящее время или в прошлом правонарушителями, сообщниками правонарушителей, иногда лицами, сообщающими информацию по телефону. Надежность таких сведений всегда представляет определенную проблему, поэтому, чтобы иметь доказательственную ценность, они должны, как правило, подтверждаться информацией из других источников.

    Помимо случайных контактов с частными физическими лицами, сыскные ведомства могут поддерживать и более устойчивые отношения с этими лицами, особенно при решении задач ОРД в борьбе с распространением наркотиков, оружия и т. п., а также для сбора информации об организованных преступных группах, иных опасных представителях социально-аномальной среды.

    Сыскные ведомства используют сведения, поступающие от конфидентов из числа лиц, находящихся под арестом. Эти лица могут предоставлять информацию о соучастниках преступлений, с тем чтобы избежать судебного преследования или уменьшить степень меры наказания. Информация, полученная от указанных лиц, неизменно является результатом такой договоренности и используется для разрешения задач, касающихся исполнения наказания и криминальной полиции.

    В целом существует множество различных групп лиц, которые могут быть чрезвычайно заинтересованы в оказании помощи правоохранительным органам и предоставлении информации о противоправной деятельности представителей социально-аномальной среды. Принципиально важно здесь то, что лица, которые наверняка обладают ценной информацией о правонарушителях или могут получить такую информацию, почти всегда являются людьми, связанными с преступной деятельностью. На это обстоятельство обращал внимание Э. Видок, подчеркивая, что победить преступника можно только с помощью преступника.

    Отечественные специалисты  особое внимание уделяют гражданам, негласно сотрудничающим с органами внутренних дел по контракту на платной основе, полагая, что они занимают особое место среди различных категорий лиц, оказывающих конфиденциальное содействие этим органам. Вместе с тем указывается, что применение их содействия в основном ограничено лишь отдельными направлениями деятельности оперативных аппаратов ОВД, что не позволяет полностью использовать их разведывательно-поисковый потенциал. Поэтому одним из путей повышения эффективности работы с такими лицами является расширение сферы их применения для обнаружения первичной оперативно-розыскной информации, выявления лиц и фактов, представляющих оперативный интерес и др. Отмечается, что значительное влияние на эффективное осуществление содействия таких лиц органам внутренних дел оказывают факторы объективного свойства: уровень профессиональной подготовленности оперативного состава к работе с указанными конфидентами, соответствие их жизненному и поисковому опыту, а также проблемы финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.

    Криминальная полиция зарубежных стран, опираясь на различные категории конфидентов, создает их перманентную разведывательную сеть на объектах и территориях, где ведется сбор информации. Однако по данному поводу интересно мнение Э. Видока, писавшего, что, оправдывая возможность использования конфидентов ...я хочу только доказать неудобство иметь многочисленный персонал шпионов, а это неудобство... вредно для нравственности народа.

    В деятельности операппаратов органов внутренних дел серьезной задачей также является создание специальной системы конфидентов из числа лиц, оказывающих содействие указанным органам. Здесь необходимо избежать определенных просчетов и учитывать соответствующие факторы (см. схему № 64). Кроме того, формирование системы конфидентов из числа граждан, являющихся естественной частью криминогенных объектах и криминальной среды, должно проводиться с учетом интересов всех служб И подразделений органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на основе определения оптимальной достаточности указанных лиц. Их малое количество не сможет обеспечить поступление необходимой информации. В равной степени чрезмерно большое число таких лиц далеко не всегда приводит к положительным результатам, а также могут быть нарушены пределы «управляемости» этими источниками, и эффективность их использования окажется низкой. Как можно заметить, сказанное в конце XX века созвучно вышеприведенному мнению Э. Видока, высказанному в XVIII веке. Сотрудники спецслужб по этому поводу также отмечают, что цель агентурного проникновения во все интересующие разведку объекты может быть достигнута при условии создания сети агентуры и других информационных источников — небольшой, но эффективной и надежной. Достаточно было иметь лишь несколько человек, но в ключевых местах, с нужными связями и доступом к интересующим документам.

    Необходимость привлечения к работе с конфидентами профессионально пригодных для этого сотрудников оперативных подразделений. Сотрудники оперативно-розыскных ведомств должны владеть умением обнаружения и приобретения потенциальных конфидентов, а затем их эффективного использования для негласного сбора информации. В деятельности разведки, по мнению специалистов, важны различные приемы и навыки необходимые в разведывательных органах любой страны — речь идет о разведывательном ремесле в нестандартных ситуациях достигать превосходства над собеседником. Без этого невозможна успешная работа разведчика по сбору необходимой информации в «полевых» условиях. Профессионалы называют это «оперативной разработкой объекта». Оно состоит из ряда основных моментов: каким образом подготовить первичный контакт, выяснить разведывательные возможности разрабатываемого лица и его стимулы к сотрудничеству, добросовестность и т. п. Важнейшее значение в комплексе мер, предусматриваемых оперативной разработкой, имеет также способ поддержания контакта с источником информации. В каждом конкретном случае он специально определяется и отрабатывается. С наиболее ценной агентурой связь поддерживается через тайники или по радиосвязи.

    Как правило, к этой работе в криминальной полиции разных стран привлекаются детективы, отличающиеся сдержанным характером, способные устанавливать хорошие взаимоотношения с окружающими. Кроме того, они должны соблюдать нормы этики при проведении ОРМ с участием конфидентов в раскрытии преступлений, уметь вести беседы и распознавать мотивацию и личные качества привлекаемого к сотрудничеству лица, знать особенности поведения людей, живущих и работающих в рамках определенной юрисдикции, владеть всесторонним знанием законов, применяемых в различных криминальных ситуациях по охране порядка, уметь точно определять подлинную ценность полученной информации, а также безусловно выполнять обещания, дающиеся конфиденту. Если детектив обладает этими качествами, то он, как правило, добивается установления рабочих взаимоотношений с лицами, обладающими интересующими его сведениями, преодолевая их вполне естественное нежелание сотрудничать с правоохранительными органами, в том числе в ходе уголовного расследования. Решающим фактором здесь является умение детектива использовать ряд убедительных доводов, нейтрализующих нежелание людей оказывать помощь полиции: недоверие к должностным лицам, необходимость присутствия в суде, клеймо позора, возможную месть сообщников и т. п. Сотруднику полицейской разведки, спецслужбы рекомендуется уделять большое внимание здоровью, возрасту, образованию, основным чертам характера, месту работы, финансовому положению и мотивации потенциальных конфидентов, так как игнорирование этих аспектов может привести к напрасному расходованию средств.

    Для отдельных потенциальных конфидентов криминальной полиции главной мотивацией является опасение различного рода негативных последствий. Это чувство они могут испытывать прежде всего перед угрозой уголовной ответственности. Наиболее ярко оно проявляется у лиц, находящихся под арестом, в связи с чем они могут дать согласие на сотрудничество с правоохранительными органами в ответ на рекомендацию полиции суду проявить снисходительность. Следует отметить, что в современных условиях в российском законодательстве появился единый для оперативно-розыскного и уголовного закона правовой институт, стимулирующий посткриминальное поведение объектов ОРД.

    Так, согласно ч. IV ст. 18 Федерального закона об ОРД, лицо из членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, будучи привлечено к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствующее раскрытию преступлений, возместившее причиненный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации. Этой оперативно-розыскной норме соответствует ст. 75 УК РФ, определяющая возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Однако при их сопоставлении можно увидеть определенные разночтения. Во-первых, ст. 75 УК РФ может быть применена только к лицу, впервые совершившему преступление. Во-вторых, от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием может быть освобождено лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, а иной категории — только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями УК РФ. В-третьих, рассматриваемая категория лиц может быть освобождена от уголовной ответственности при условии добровольной явки с повинной.

    Кроме того, текст ч. IV ст. 18 Федерального закон об ОРД не имеет аналога в ст. ст. 34, 35, 209 УК РФ. Например, ст. 208 этого УК, устанавливая уголовную ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участия в нем, в примечании определяет, что лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. В ст. 209 «бандитизм» УК РФ такого примечания нет.

    Таким образом, ч. IV ст. 18 Федерального закон об ОРД адекватного отражения в уголовном законодательстве не нашла. Поэтому, скорее всего, на практике будет применяться не эта норма, а ст. 75 УК РФ, лишь в незначительной степени повышая эффективность оперативно-розыскной деятельности. В этом случае необходима корректировка УК РФ, как это предлагалось в ст. 5 главы II Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью».

    Следует отметить, что в работе криминальной полиции зарубежных стран учитывается и то обстоятельство, что потенциальный осведомитель может испытывать страх перед сообщниками и чувство мести. Если эти мотивы обнаружены, то опора на них позволит получать информацию от человека, желающего, скажем, отомстить своему сообщнику, который воспринимается как источник опасности или нанесения ущерба.

    Вполне закономерно, что детектив криминальной полиции, а также сотрудник операппарата того или иного российского оперативно-розыскного ведомства должен быть хорошо подготовленным юристом и квалифицированным оперработником профессионалом. Вместе с тем отечественные юристы  отмечают, что кадровое обеспечение оперативных подразделений — одна из самых «болевых точек», создающих серьезные трудности в осуществлении оперативно-розыскной деятельности в целом и конфиденциального содействия граждан этим органам в частности. В настоящее время существуют проблемы с достаточной профессиональной подготовкой и опытом работы сотрудников оперативных аппаратов. Создавшееся положение было предопределено «кадровыми чистками» и «сокращениями», в результате которых из органов внутренних дел были уволены профессионалы, носители оперативно-розыскного искусства и традиций. Это привело к угрозе фактической утраты связи поколений и преемственности опыта одного другим. «Порвалась связь времен», — как говорил Гамлет.

    В связи с этим необходимы соответствующие меры по нивелированию сложившихся негативных обстоятельств, в частности эффективная подготовка сотрудников операппаратов, а со стороны последних — повышение уровня обучения и воспитания конфидентов, оказание им необходимой помощи в работе, контроль за их образом жизни, поведением и выполнением поручений; обеспечение конспирации этих лиц; правильное определение их линии поведения и т. п.

    В деятельности криминальной полиции зарубежных стран для руководства физическими лицами, конфиденциально содействующими оперативным подразделениям, привлекаются особо квалифицированные должностные лица, служебная деятельность которых находится под контролем их непосредственных и прямых руководителей. Решение о предоставлении конкретному должностному лицу полиции полномочий по руководству физическими лицами принимает начальник оперативного подразделения и может оформлять его своим постановлением.

    Эти частные лица, содействующие сыскному ведомству, могут закрепляться:

    -              за конкретным кадровым детективом, установившим конфиденциальные отношения с конкретным лицом;

    -              за подразделением полицейской разведки в целом.

    Каждый из этих вариантов имеет свои положительные и отрицательные стороны. Так, первый хорош в плане обеспечения конфиденциальных отношений. Он также благоприятствует установлению психологического взаимопонимания между конфидентом и детективом, подготовившим его. Однако в этом случае существует вероятность того, что не будут своевременно выявлены злоупотребления со стороны конфидента и иные упущения в работе с ним.

    Проблематичен и второй вариант. Положительным здесь является то, что эффективно используется информация конфидентов. Вполне естественно, что последние, не имеющие постоянного руководителя-детектива, нередко уклоняются от сотрудничества с сыскным ведомством, в связи с чем весьма распространенным в процессе полицейской разведки можно назвать вариант «золотой середины», когда при опросе конфидента присутствует и старший сотрудник.

    Жизненность такого подхода обусловлена несколькими обстоятельствами:

    -              информацию от конфидента выслушивают и оценивают два сотрудника. Это имеет значение для исследования тех вопросов, которые могли остаться незамеченными или быть малоизвестными для одного кадрового сотрудника полиции;

    -              старший сотрудник может задавать трудные вопросы охот нее, чем тот, кадровый офицер, который поддерживает постоянный и тесный контакт с конфидентом;

    -              старший сотрудник лучше может определить степень надежности, перспективности и ценности конфидента. Эго основная задача указанного должностного лица. При этом он обладает реальными возможностями для ее разрешения, так как критерием оценки конфидента и степени его надежности служит информация, поступившая от иных лиц и имеющаяся в распоряжении старшего сотрудника. Здесь только рекомендуется учитывать мотивы действий и интересы конфидента.

    Считается, что сотрудник оперативного подразделения, в частности ФБР, определяющий физическому лицу поручение, направленное на разрешение задач, предусмотренных оперативно-розыскным законом, обязан разъяснить, что ему запрещается принимать участие в актах насилия, применять методы получения информации, не предусмотренные оперативно-розыскным законом, и нарушать установленный законодательством порядок их осуществления, проявлять инициативу в планировании противоправной деятельности граждан — объектов агентурного метода и оперативного внедрения, нарушать пределы участия в противоправной деятельности указанных лиц, если такие пределы установлены для получения сведений, необходимых для привлечения указанных граждан к ответственности за содеянное.

    Особое внимание должно быть уделено определению основных направлений использования лиц, оказывающих конфиденциальное содействие органам внутренних дел. В современных условиях — это борьба с «заказными» (совершаемыми по найму) убийствами, наркобизнес, незаконная торговля оружием, мошенничество в сфере банковской деятельности и другие тяжкие преступления федерального значения, имеющие организованный характер. Крайне важно использование содействия таких лиц для выявления современных тенденций преступности; способов совершения сокрытия следов противоправных деяний, ранее не встречавшихся в оперативно-розыскной практике; изучения инфраструктур криминальных сообществ; получения первичных сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес; обнаружения (сохранения) объектов-носителей доказательственной информации; решения иных задач ОРП по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести. В отечественной и зарубежной практике считается, что секретные сотрудники ни в коем случае не могут посвящаться в сведения, даваемые другим сотрудникам. Речь идет об особой осторожности в их ознакомлении с ходом розыска, деятельностью, личным составом розыскного учреждения, с тем чтобы лицо, ведающее конфидентами, не оказалось в ситуации «двойной игры», которую могут вести последние. Важно и то, что конфиденты не должны сами создавать преступления и подводить под ответственность за содеянное ими других лиц, игравших в этом деле второстепенные роли. Поэтому в работе с осведомителями серьезной проблемой является качество поступающей от них информации. Она должна проверяться через другие источники, выступая критерием надежности этих лиц. Э. Видок по этому поводу писал, что «...все агенты, состоящие у меня на службе, были твердо убеждены, что они составляют предмет постоянного надзора с моей стороны, и они не ошибались, у меня были свои, так называемые „мухи“ (mouches), уведомлявшие меня обо всем, что они делали: словом, вблизи и вдали я не терял их из виду и немедленно узнавал о всяком нарушении устава, которому они обязаны были подчиняться... Вообще я убедился, что те из членов моей бригады, которые предавались делу искренно, всей душой, в известной степени исправлялись».

    В современных условиях оперативные подразделения обязаны контролировать деятельность конфиденциально сотрудничающих с ними физических лиц в сфере и инфраструктуре преступности, используя для этого средства и методы ОРД, предусмотренные в оперативно-розыскных законах. В практике полицейской разведки различных стран в связи с этим серьезное внимание уделяется определению мотивации конфидента, влияющей на его поведение. Если отдельные из них передают информацию за деньги, то финансовые соображения должны здесь со стороны полиции доминировать над другими мотивами. Считается, что конфиденты, предоставляющие сведения за денежное вознаграждение, обычно могут рассматриваться надежными источниками информации, поскольку понимают, что от ее качества зависит выплата денег. Тем не менее это не освобождает соответствующего сотрудника от строгой оценки конфиденциальной информации. Считается, что вознаграждение секретного сотрудника находится в прямой зависимости от ценности даваемых им сведений.

    Таким образом, важное значение имеет оптимальное стимулирование разведывательно-поисковой работы конфидентов. Так, в оперативно-розыскных законах стран СНГ и Балтии имеется комплекс норм, предусматривающих социально-правовую защиту физических лиц, содействующих оперативным подразделениям органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Как говорил Э. Видок: «...Быть полицейским шпионом и не получать никакого содержания — есть ли положение хуже этого? Это значит быть заодно шпионом и вором, поэтому против тайных агентов существовало предубеждение, заставлявшее обвинять их во всяком случае — были ли они виновны или нет».

    В работе криминальной полиции зарубежных стран такой проблемы нет. Что касается России, стран СНГ, то в настоящее время органы, осуществляющие ОРД, в этом смысле испытывают определенные затруднения. Здесь важно использование возможностей ст. 19 ч. II Федерального закона об ОРД, предоставляющей законодательным и исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации право самостоятельно за счет собственных бюджетных и внебюджетных целевых фондов увеличивать размер средств, выделяемых органам внутренних дел на осуществление оперативно-розыскной деятельности на территории соответствующих субъектов Российской Федерации.

    Учет информации, касающейся различных аспектов конфиденциального содействия граждан органам внутренних дел и спецслужбам, является действенным средством обеспечения работы с такими лицами. Однако в целях его совершенствования необходимо: максимально расширить сферу применения компьютерной техники и создать на этой основе информационно-поисковые системы, позволяющие проводить глубокий и всесторонний анализ полученных сведений и осуществлять прогнозирование различных процессов, имеющих значение для обеспечения деятельности органов внутренних дел в целом и использования рассматриваемого содействия граждан, в частности: разработать и внедрить в практику научно обоснованные программы сбора, обработки и выдачи конфиденциальной информации, а также типовые и проблемно-ориентированные методики анализа и прогнозирования процессов в сфере борьбы с преступностью; решить вопрос о кадровом обеспечении информационно-аналитической работы с сотрудниками, профессионально подготовленными в области теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и способными на основе результатов анализа имеющихся сведений и прогноза формулировать предложения (рекомендации) по использованию данных, полученных от граждан, конфиденциально содействующих органам внутренних дел, использованию таких лиц для оперативного прикрытия криминогенных объектов, проведения целенаправленного оперативного поиска, а также решения других тактических задач; создать на федеральном и региональном уровнях АБД о конфидентах, имеющих особые разведывательные возможности, установить непосредственное общение оперативного состава с интегрированными АБД, определив его «технологию» и меры по недопущению утечки информации, недобросовестного ее использования.

    Следует еще раз особо подчеркнуть, что в любом случае информация, поступающая от конфидентов, должна тщательно проверяться, а не рассматриваться как бесспорный аргумент в пользу виновности отдельных граждан. Э. Видок писал: «...Признанные и тайные агенты были в мое время субъекты опасные, так как их доносам слепо доверяли. Если арестовали простолюдина, указывая на него как на опасного и неисправимого вора (это была обыкновенная формула), то человека этого сажали в тюрьму без дальнейших рассуждений. Это был золотой век полицейских шпионов, так как каждое из этих покушений против личной свободы доставляло им премию... Незначительность вознаграждения они старались наверстать количеством жертв».

    Проверка необходима прежде всего и по той причине, что конфиденты криминальной полиции, будучи порой, естественной частью социально аномальной среды и ее инфраструктуры, сами совершают противоправные деяния.

    Так, в случае обнаружения операппаратом ФБР со стороны осведомителя в процессе выполнения задания факта противоправных действий в результате несоблюдения им инструкций необходимо поставить об этом в известность органы расследования или обвинения соответствующей компетенции. Одновременно требуется разрешить и вопрос о последующих контактах с этим лицом. Однако из этого правила есть исключения. Так, в тех ситуациях, когда по соображениям секретности сообщение соответствующим органам расследования и обвинения о факте нарушения закона осведомителем признается нецелесообразным, вопрос о том, когда дать такое сообщение, как распорядиться информацией, полученной им в нарушение закона, и насколько оправдано дальнейшее использование этого осведомителя, решается, например, в США Министерством юстиции.

    Разрешая вопрос о целесообразности извещения соответствующих органов расследования и обвинения о правонарушении, совершенном осведомителем ФБР, Министерство юстиции и ФБР должны изучить следующие факторы:

    -              оконченность преступления и неизбежность общественно опасных последствий;

    -              степень опасности преступления с точки зрения угрозы жизни и здоровью людей или ущерба имуществу;

    -              компетенцию, к которой относится преступление (федеральные органы власти или органы власти штата), и его категорию (тяжкое, менее тяжкое или проступок);

    -              степень достоверности информации о данном преступлении;

    -              наличие у соответствующих органов расследования и обвинения собственной информации о данном преступлении и личности осведомителя;

    -              важность информации, которая была или может быть получена осведомителем, и нежелательные последствия для оперативно-розыскных мероприятий ФБР с участием данного осведомителя, которые могут возникнуть вследствие разглашения секретных данных в результате извещения соответствующих органов расследования и обвинения.

    Вышеуказанные факты устанавливаются в ходе служебного расследования, результаты которого учитываются при разрешении вопроса об использовании информации, полученной физическим лицом, а также об осуществлении процедур привлечения его к ответственности, исключающих рассекречивание сведений об использованных в ходе проведения с участием данного гражданина оперативно-розыскных мероприятий, силах, средствах, методах оперативно-розыскной деятельности, а также об иных источниках и результатах ОРД.

    Сказанное свидетельствует о том, что руководители ФБР и Министерство юстиции, по сути, сохраняют за собой право по собственному усмотрению решать вопрос о привлечении осведомителя к уголовной ответственности и прекращении с ним сотрудничества. Вполне вероятно, что в интересах успешного проведения запланированной операции и сохранения ее в тайне ФБР может продолжить сотрудничество с осведомителем, допустившим правонарушение, воздержавшись от раскрытия его личности органам расследования и обвинения, которым подследственно совершенное правонарушение.

    Традиционно о результатах выполнения осведомителем задания детектив криминальной полиции узнает в процессе бесед с ним, в ходе которых ему рекомендуется проявлять себя умелым психологом. Эффективность встреч предопределяет, как правило, первая беседа, когда детектив устанавливает контакт с регулярными или постоянным конфидентом. Если сотруднику удалось многое выяснить о нем (в частности, получить подробные данные о его личности, занятии, приятелях, доходах, прежних арестах, использовавшихся им кличках, отличительных чертах характера, об отношении к вопросу оказания помощи правоохранительным органами и т. н.), то это может заложить основу для построения последующих оптимальных отношений с осведомителем в интересах получения от него максимального количества полезной информации.

    В целом же детективу, работающему с осведомителями, инструкцией рекомендуется соблюдать следующие руководящие принципы ведения бесед с ними:

    -              исключительно благожелательно относиться к осведомителю и поддерживать его, насколько это возможно;

    -              проявлять понимание к любым проблемам осведомителя и выражать ему благодарность за представленную информацию;

    -              не пренебрегать полученной информацией и не указывать на ее противоречивость;

    -              периодически обращаться к осведомителю с просьбой о представлении уже известной сыскному ведомству информации в целях проверки его надежности;

    -              поощрять мотивы, побуждающие осведомителя оказывать помощь сыскному ведомству;

    -              избегать вопросов, которые вызывают замешательство осведомителя или оскорбляют его чувство собственного достоинства;

    -              контролировать ход беседы и избегать споров;

     по завершении беседы договариваться относительно установления последующих контактов, учитывая предпочтительное для осведомителя место и время.

    Юристы, специализирующиеся в области данного аспекта оперативно-розыскной деятельности, указывают, что необходимо постоянно общаться с конфидентами и обеспечивать надлежащие условия конспиративности общений с ними и получения от этих граждан полных и объективных сведений, которыми они располагают. Таким образом, изложенные положения направлены на то, чтобы детектив стремился к завоеванию доверия осведомителя, внимательно относился к причинам, побудившим его к сотрудничеству с сыскным ведомством, и максимально избегал каких-либо шагов, которые могут помешать поступлению информации.

    Помимо этого, важным аспектом работы с конфидентами является прекращение отношений с ними. Этот закономерный процесс должен быть обоснованным и своевременным. Отступление от названных требований ведет, как об этом свидетельствует опыт оперативно-розыскной работы, к нарушению стабильности специализированной системы источников оперативной информации, к их текучести и другим негативным последствиям. Поэтому в любом случае принятия решения о таком прекращении нужно четко определять его целесообразность и необходимость, объективно оценивать все «за» и «против», имея в при этом в виду, что непродуманные заключения, принятые по данному вопросу, ослабляют такую систему.

    Подводя итог сказанному, следует отметить, что использование помощи частных физических лиц для сбора информации в интересах решения оперативно-процессуальных задач отличается исключительной сложностью и требует от специалистов, работающих в оперативных подразделениях, необходимых знаний в этой сфере и надлежащего практического опыта.

    Офицеры особого назначения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

    Офицер особого назначения приносит присягу, состоит на государственной службе в органе, осуществляющем ОРД, но от обычного оперативного работника отличается более высокими личными качествами, специальной подготовкой, благодаря чему способен принимать внешний вид другого (штатского) человека, имитировать в течение определенного, порой длительного, времени определенную социальную роль для введения в заблуждение представителей социально аномальной и иной среды, в которую проникает и где он выступает, действует, в частности собирает информацию, используемую для решения задач оперативно-розыскного процесса, как естественный ее представитель. Как правило, он представляет службу, осуществляющую свою деятельность на основе более тщательного соблюдения принципа конспирации. Офицер особого назначения не только собирает скрытую информацию, но и влияет на действия лиц, с которыми общается. Он может выполнять эти функции только тогда, когда его роль остается тайной для окружения.

    Именно офицеры особого назначения  прежде всего используются спецслужбами, поэтому, оценивая эту фигуру криминального сыска, отдельные юристы полагают, что здесь очевидна параллель со шпионажем и контрразведкой.

    К данной категории сотрудников оперативных подразделений предъявляются те же требования, что и к иным оперативным работникам, а именно: надежность, разведывательные способности и возможности.

    Офицер особого назначения должен быть надежным сотрудником, которого не должна смутить работа, требующая значительных личных жертв, выполняемая в неприятной обстановке и т. п. Руководитель оперативного аппарата должен разрешать вопрос о допуске к данной работе только сотрудника, сознательно идущего на выполнение разведывательных заданий. Здесь учитываются такие обстоятельства, как опасения за семью, близких людей и т. п. Эти особенности обусловлены характером работы под оперативным прикрытием и постоянной угрозой распознания в этом офицере сотрудника оперативного подразделения. В случае провала неизбежны моральные и физические страдания, а порой и гибель. Подобного рода испытаниям подверглись, например, два разведчика-нелегала, упомянутые в ней. Так, советский нелегал К. Молодый (Лонсдейл) был приговорен к 25 годам лишения свободы в тюрьме. Израильский же разведчик Э. Коген был приговорен к смертной казни и казнен на площади ЭльМар га в Дамаске.

    Как тайный агент полиции был распознан и известный сыщик Э. Видок, неоднократно внедрявшийся в криминальную среду. Впоследствии в интересах собственной безопасности он всегда был вооружен пистолетами и шпагой. Из числа нелегалов избежал негативных последствий, связанных с разведдеятельностью в криминальной среде, сотрудник уголовного розыска Н. Чванов. Это объясняется, вероятно, тем, что его пребывание на нелегальном положении было непродолжительным, а оперативная обстановка в тот период в стране — относительно стабильной.

    Надежность разведчиков-нелегалов К. Молодого, Э. Когена, Н. Чванова была обусловлена тем, что они характеризовались как убежденные патриоты своей Родины, отличавшиеся идеологической стойкостью, хотя здесь были и определенные особенности. Например, Э. Коген был привержен человеческим ценностям, исходя из веры в бога и глубокой религиозности.

    Что касается Э. Видока, то его надежность была обусловлена стремлением занять достойное положение в обществе. Фактически он стал одним из первых криминальных сыщиков и руководителей профессиональной криминальной полиции. Такова метаморфоза его жизни. Размышляя по данному поводу, он писал, что «...полиция избрала... нескольких, которых сделала тайными сыщиками; они не думали отказываться от первоначального своего ремесла, но обязывались выдавать своих товарищей, помогавших им в их экспедициях. Ценою этого они имели право захватывать всю добычу для себя, и их никогда не преследовали за совершаемые преступления. Вот каковы были условия их союза с полицией...».

    Э. Видок решил изменить эту ситуацию и сотрудничать с полицией добросовестно за прощение, оформленное официально судебным решением. Поэтому, сделавшись тайным агентом, ему более нечего было опасаться за перспективу вновь оказаться на каторге. Как у кадрового агента у него появились священные обязанности, связанные с открытием преступников, предупреждением преступлений, выдачей преступников в руки правосудия. Тогда же, взвесив и обсудив обязанности, сопряженные со статусом тайного агента, он заключил, что презрение, которое питают к должности тайного агента полиции, не более чем следствие предрассудка. Аргументами в пользу этого вывода был ежеминутный риск жизнью в интересах общества, заступничество за честных людей против злодеев. Э. Видок подчеркивал, что он отыскивал преступление в «тени, разрушал гибельные планы, покушения на жизнь человеческую, преследовал разбойников до самого места их преступления, вырывал из их рук кинжал, пистолет, подвергался их мести, и, несмотря на это, его и ненавидели, и презирали. Однако сознание полезности своей деятельности приводило к тому, что рассудок Видока одерживал верх, он осмеливался идти наперекор всем и выносить неблагодарность и несправедливость общественного мнения.

    Сказанное свидетельствует о том, что офицер особого назначения должен быть незаурядной личностью, характерной чертой которого должна быть верность своему долгу.

    Наряду с надежностью офицер особого назначения должен обладать и разведывательными способностями. Так, он должен быть от природы наделен высоким уровнем развития интеллекта (мышление, память, интуиция). Важны хорошие актерские способности, быстрая реакция, эмоциональная устойчивость, позволяющая сохранять интеллектуальный потенциал в стрессовых ситуациях. Такой сотрудник должен отличаться решимостью, чтобы успешно действовать в динамично изменяющейся обстановке. Эти сотрудники должны отличаться самообладанием в чрезвычайных ситуациях, уметь скрывать истинные чувства и естественные реакции, а имитировать их адекватно изображаемой роли. Помимо артистизма важна наблюдательность, отличная память, психическая уравновешенность, чтобы переносить без ущерба для здоровья постоянное психическое напряжение, развитая воля. Можно отметить в перечне личностных качеств, свойственных нелегалам, способности, свидетельствующие об их необычности, выделяющей их среди других людей. Например, Э. Коген и К. Молодый, играя роль бизнесменов, действительно стали богатыми людьми. Однако самое главное в том, что все упомянутые нелегалы, благодаря своим личностным качествам, сумели достичь цели оперативного внедрения и собрать необходимую информацию.

    Несомненно, природная одаренность и талант разведчика сыграли в этих случаях решающую роль. Здесь уместно упомянуть о другом разведчике советского периода — нелегале Р. Абеле (В. Фишере). Его признавали редким типом личности, так как он свободно чувствовал себя и в искусстве, и в науке. Будучи одаренным художником, умелым музыкантом, превосходным фотографом, он являлся законченным лингвистом, выдающимся математиком, химиком и физиком. Для развлечения он читал Эйнштейна, решал математические задачи и т. п.

    Резюмируя сказанное по поводу природных способностей нелегалов, важно подчеркнуть, что работать в этом качестве могут лица, имеющие призвание сыщика, детектива, разведчика.

    Кроме природных способностей для офицера особого назначения важны и умения, выработанные в процессе его специальной подготовки. При этом значим и жизненный опыт. У них должны быть сформированы умения действовать в той среде, в которую они проникают. Для этого офицер должен знать ту обстановку, которая будет его окружать, обладать информацией относительно подозреваемых лиц. Ему также необходимы знания, адекватные той роли, которую он будет играть в преступной среде, умение распознавать признаки, что его прикрытие раскрыто, и использовать запасную прикрывающую легенду.

    Разведчики-нелегалы внешней разведки и сотрудник уголовного розыска Н. Чванов проходили тщательную подготовку, обеспечивающую выполнение поручаемого им задания. Об этом свидетельствуют и опубликованные в современных условиях книги, характеризующие деятельность разведчиков нелегалов.

    Такая подготовка по линии внешней разведки трудоемка, занимает несколько лет и нацелена на то, чтобы на базе имеющихся личных качеств сотрудника сформировать профессиональные навыки и умения. Для разведчика это овладение иностранными языками, психологическая подготовка, чтобы выступать в амплуа представителя той или иной национальности, носителя тех или иных национально-культурных особенностей. Помимо этого, офицер особого назначения проходит оперативную подготовку, включающую формирование навыков получения и анализа разведывательной информации, поддержания связи и другие аспекты.

    Наряду с этим, исключительное значение имеет и жизненный опыт, в том числе боевой. Характерна в этом смысле личность Э. Видока, имевшего большой личный тюремно-каторжный опыт, знание криминального жаргона, привычек, обычаев соответствующей среды, сочетаемое с умением перевоплощаться, изменять свою внешность и т. п. Он умел имитировать и юношу, и женщину, и столетнего старика, то есть, когда ему было нужно, он принимал осанку, рост, физиономию, возраст и тон голоса, какие ему были нужны, среди белого дня, в непосредственном соприкосновении как с прежними сообщниками и ворами по профессии, так и с жандармами, частными приставами. Все его тело подчинялось воле рассудка.

    Подобного рода высказывания, в особенности его последняя фраза, не утратили своей актуальности и в современных условиях.

    Вместе с тем деятельность Э. Видока позволяет заключить, что прохождение полномасштабной специальной подготовки для офицера особого назначения криминальной полиции не является безусловным требованием для проведения соответствующей операции. Здесь допускается использование в таком качестве вновь принятых на оперативную работу сотрудников, неизвестных соответствующим слоям населения и не имеющих «стереотипа» полицейского. Это исключает даже вероятность того, что офицер особого назначения внешне проявит себя как представитель полиции. Тем не менее для этих офицеров особого назначения важна юридическая подготовка, чтобы в ходе разведработы они собрали материал, полезный для данного расследования, и не допускали иных ошибок в своей деятельности.

    В значительной степени пригодность офицеров особого назначения к действиям в соответствующей среде обеспечивается системой их отбора.

    В деятельности криминальной полиции многих стран руководящие должностные лица, особенно руководители тайных программ, и иные компетентные должностные лица полиции, привлеченные к участию в этих программах, должны отбирать потенциальных кандидатов в тайные агенты, например, в течение прохождения официальными сотрудниками полицейской профессиональной подготовки и испытательного срока.

    Исходя из наличия свободных мест в составе тайных агентов, руководитель тайной программы поручает соответствующем сотрудникам найти кандидатов, могущих стать тайными агентами. В отдельных странах считается, что кандидаты должны иметь не менее двух лет опыта практической работы в качестве официального сотрудника полиции. При этом ни при каких обстоятельствах нельзя требовать от официального сотрудника его участия в этой программе против его воли. Отобранные кандидаты представляют своему непосредственному руководителю меморандум (не более чем на двух страницах), в котором огни детально описывают свою квалификацию (профессиональные качества), позволяющую им работать в качестве тайного агента. Меморандум должен включать автобиографию (сведения о личности и сведения, касающиеся работы, опыта и т. д.), личные данные и любые специальные навыки (языки, специальные профессии и т. д.), которые говорят о его способности выполнять специальные задания. Далее, если это необходимо, после успешного завершения специальной подготовки кандидат может быть признан пригодным к работе в качестве тайного агента.

    В течение процесса проверки и отбора потенциальных тайных агентов руководящие лица отдела головных расследований обсуждают с кандидатами необходимость их согласия для привлечения к определенному типу тайных операций. Здесь учитываются этническая принадлежность, расовые и иные физические особенности изучаемого кандидата. Порой это внешний вид, характерный для соответствующей среды, исходя из теории Ломброзо, и т. п.

    Сотрудник-нелегал может быть привлечен к проведению краткосрочной операции, которая может продолжаться от нескольких дней до нескольких недель в определенном (заданном) районе. Офицеры особого назначения полиции могут быть задействованы в качестве «Комео» (одиночки)  или могут привлекаться для обеспечивающей роли в более сложных (комплексных) тайных операциях. Назначение «Комео» (одиночки) предоставляет отличную возможность для обученных, но не имеющих опыта тайных агентов приобрести такой практический опыт и доверие.

    Помимо этого, возможно привлечение офицера особого назначения к долгосрочной операции. Она может продолжаться от нескольких месяцев до нескольких лет в заданном районе (с периодическими визитами домой). Сказанное свидетельствует и о том, что офицер особого назначения должен обладать и возможностями действовать соответствующим образом. Прежде всего ему предоставляется статус кадрового работника оперативного подразделения. Так, К. Молодый был сотрудником ПГУ КГБ СССР, Э. Коген — кадровым сотрудником Моссад, Н. Чванов — офицером полиции и сотрудником уголовного розыска. Их предшественник Э. Видок состоял на службе у префекта Парижской полиции и возглавлял специально созданную им бригаду сыщиков особого назначения «СЮРТЭ». Преемники Э. Видока зачисляются в состав кадровых тайных агентов криминальной полиции.

    Поэтому все они обладают легитимными полномочиями вести разведывательную работу, адекватно своему статусу и соответствующим правовым актам. Например, К. Молодый и Н. Чванов руководствовались в своей деятельности ведомственными нормативными актами соответственно КГБ СССР и МВД СССР. Что же касается Э. Видока, то правовую основу его работы, вероятно, составляла ст. 10 УПК Франции, которая была включена в этот законодательный акт по личному требованию Наполеона и пережила все смены политических режимов во Франции. Она, в частности, предоставляла префектам департаментов и префекту Парижской полиции, то есть членам административного ведомства, не подчиненным надзору высших органов юстиции, широкие полномочия по принятию всех необходимых мер для установления преступлений, проступков и полицейских нарушений и для передачи их виновников в распоряжение судов.

    В современных условиях офицер особого назначения в России приобретает свой статус на основе законодательных актов. Например, для разведчиков-нелегалов внешней разведки — Федеральный закон «О внешней разведке». Что касается офицеров особого назначения правоохранительных органов, то им адресован Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности.

    Следует отметить, что офицеры особого назначения обладают только полномочиями, предусмотренными оперативно-розыскным законом, и не используют права, закрепленные за конкретным оперативно-розыскным ведомством законом, определяющим его статус. Последние активно используются официальными сотрудниками оперативных служб.

    Тем не менее принципиально важно то, что в современных условиях специалисты и правоохранительные органы имеют полномочия применять анализируемое сыскное мероприятие (оперативное внедрение), что зафиксировано на законодательном уровне. Важно то, что за лаконичными и беспристрастными нормами права пребывают люди, избравшие профессию разведчика или сыщика-нелегала. При этом деятельность практически каждого из них — фабула литературного произведения или предмет исследования ученых, профессионально занимающихся проблемами сыска.

    Как Федеральный закон «О внешней разведке», так и Федеральный закон об ОРД предоставляют право субъектам оперативно-розыскной деятельности использовать методы и приемы конспирации, предполагающие применение документов, зашифровывающих личность персонала оперативных аппаратов и т. п.

    Данная норма позволяет закамуфлировать офицера особого назначения под фигуру человека, который мог бы выполнять возложенные на него обязанности, обусловленные задачами, поставленными перед разведкой или криминальной полицией (полицией). Например, можно увидеть, что К. Молодый, будучи славянином, имитировал роль англичанина. Относительно Э. Видока и Н. Чванова можно отметить, что камуфляж под лиц, входящих в сферу и инфраструктуру социально аномальной среды, обеспечивал им вхождение и пребывание в ней. При этом Н. Чванов, по сравнению с Э. Видоком, находился в более сложном положении, так как не был выходцем из криминальной среды.

    Особым аспектом этого вопроса является допустимость имитации противоправной деятельности и наличие дискреционных полномочий. Об указанной имитации четко сказано в оперативно-розыскных законах. Что же касается дискреционных полномочий, то этот вопрос четко урегулирован в законодательстве, посвященном оперативно-следственному процессу США. При этом наблюдаются попытки интеграции уголовно-правовых норм, касающихся обстоятельств, исключающих уголовную ответственность и наказание и соответствующих оперативно-розыскным нормам и в Федеральном законе об ОРД.

    Это исключительно важная проблема для офицеров криминальной полиции, так как они оказываются в крайне опасной ситуации, связанной с угрозой для жизни, ибо то, что может делать агент — частное физическое лицо, — являющийся естественной частью криминальной среды, не имеет права делать в полном объеме официальный сотрудник, обусловливая возникновение немалых коллизий.

    Представляется целесообразным особо отметить, что для камуфляжа офицера особого назначения важно и его соответствие окружению по расовым, национальным и иным признакам. Однако из этого правила есть и исключения. Например, знакомый Лонсдейла (К. Молодого) писал, что сказать о незаметности его в толпе, рассматривая это качество в виде главного для настоящего разведчика, нельзя — смотря в какой толпе: среди казанских татар, возможно, он и растворился бы, но в обществе респектабельных английских бизнесменов, как говорят в таких случаях: извините! — я бы выделил именно его. Тем не менее Э. Коген успешно имитировал сирийца, а Р. Абель (В. Фишер) — американца, и признаки их внешности играли в этом немаловажную роль.

    Относительно Э. Видока необходимо отметить, что он обладал выразительной внешностью: белокурые волосы, длинный нос, голубые глаза, рост 5 футов 6 дюймов, колоссальные формы и в целом приятная внешность. Сказанное свидетельствует в пользу артистизма, которым должен обладать офицер особого назначения, и умения маскироваться, принимая совершенно иной облик. Так, для того чтобы войти в доверие к женщине, укрывавшей каторжников, Э. Видок принял облик каторжника Жермена по прозвищу Капитан, который дружил с сыном этой женщины. Видок писал, что единственная общая черта, которую он имел с Жерменом, — неоднократные побеги с каторги. Ростом Жермен был ниже, худощав, а не плотен, по лицу смугл. У Видока же, лицо, напротив, было белым и румяным. Поэтому Э. Видок постригся и покрасил волосы по моде каторжников в черный цвет, отпустил в течение недели бороду, придал лицу смуглый цвет при помощи настоя ореховой скорлупы, изобразил язвы на лице при помощи гуммиарабика с кофе, имитировал следы от оков. Далее последовала экипировка в одежду, соответствующая положению Жермена, вплоть до нанесения на одежду, обувь и белье знаков каторжника. Более того, Э. Видок достал за деньги и «поселил» в своем костюме насекомых, характерных для жилища нищеты. Все эти усилия увенчались успехом и создали благодатную почву для того, чтобы вписаться в окружающую обстановку.

    Данный пример свидетельствует о том, что офицер особого назначения должен обладать искусством импровизации и изобретательности, умением изменить свою внешность так, чтобы отождествить себя с определенной личностью и выступить в роли человека, которому конкретные представители определенных слоев населения проявят желание предоставить информацию о нарушениях закона, в отличие от официального сотрудника правоохранительного органа, не пользующегося популярностью у этих лиц, которому они предоставили бы ее неохотно или вообще отказали бы. Поэтому использование данной фигуры в оперативно-розыскном процессе обеспечивает его наступательность, разведывательную активность.

    Изложенное свидетельствует о том, что офицер особого назначения приобретает возможность выполнять свои функции, если он имеет легенду прикрытия, надлежащим образом экипирован, обладает достаточными материальными средствами и соответствующим снаряжением. Помимо этого, к числу возможностей, обеспечивающих работу офицера особого назначения, относится его проникновение в преступную или изучаемую среду.

    Интересна формула, изложенная самим К. Молодым. Так, отвечая на вопрос, заданный по данному поводу, он взял в руки коробок и стал им манипулировать. Поставив его на «живот», этикеткой вниз, он сказал: «Сажусь в Москве на поезд и еду, предположим, в Финляндию, но приезжаю туда (коробок меняет свое положение и становится на «попа») уже другим человеком, потому что на вокзале в Хельсинки после таможенного досмотра мне передали новые документы, с которыми я плыву в Стокгольм, где снова (коробок меняет свое положение и становится «ребром») получаю документы, сажусь с ними в самолет и лечу в Канаду, и на подлете к Монреалю в самолете мне передают (коробок становится в положение на « живот », но этикеткой вверх) документы, и через пару часов я (коробок принимает положение на «попа») — в Торонто или Ванкувере.

    Э. Коген перед выездом в Сирию провел некоторое время в Аргентине, куда приехал из Цюриха как Камиль Амин Таабес, по роду занятий — экспортер. В соприкосновение с представителями сирийской диаспоры в Аргентине он вошел, общаясь с ними, в одном из национальных клубов, где проводили свободное время сирийцы, ливанцы, представители других ближневосточных стран, что позволило ему «завязать» соответствующие отношения.

    Несмотря на принадлежность Э. Видока и Н. Чванова к криминальной полиции (полиции), схема их проникновения была подобна той, которую применил Э. Коген: оба посещали те места, где можно было войти в соприкосновение с лицами, входящими в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды.

    Если офицеру особого назначения удалось проникнуть в определенную среду или на объект, то он должен иметь возможность находиться и работать там в течение определенного времени. Здесь решающую роль играют два обстоятельства: личные качества этого сотрудника, а также поддержка и руководство со стороны старших коллег, обеспечивающих разведывательную работу офицера.

    Так, благодаря личным качествам, в частности склонности к предпринимательской деятельности, К. Молодый (Лонсдейл) из «канадца-студента» превратился в английского промышленника миллионера и получил от королевы Великобритании звание «сэра». В свою очередь, Э. Коген вошел в элиту сирийского общества, имел хорошую репутацию среди бизнесменов и рассматривался в качестве наиболее вероятного кандидата на правительственный пост, в частности министра информации и пропаганды, заместителя министра обороны, и, используя результаты своей деятельности, собирал разведывательную информацию. Безусловно, определенную роль здесь играла и материальная поддержка со стороны руководителей операции.

    Офицер особого назначения криминальной полиции (полиции) обычно наблюдает за определенным кругом людей или отдельными людьми, группами лиц, общается с ними и собирает информацию об их противоправной деятельности, иные сведения. Таким образом, специфика здесь в ведомственной принадлежности и в криминальном характере изучаемой среды. Нелегал внешней разведки добывает разведывательную информацию, характер которой в общем виде обозначен в Федеральном законе «О внешней разведке». Конкретизация этих сведений обозначена в упоминавшихся ранее воспоминаниях разведчиков и контрразведчиков, книгах об их работе. Что касается офицеров особого назначения полиции (полиции), то, как правило, их задача сводится к получению сведений, необходимых в качестве поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, получению фактических данных, подлежащих использованию в ходе доказывания по уголовному делу, а также для задержания виновных. Характерной в этом плане является деятельность Э. Видока и Н. Чванова.

    Офицер особого назначения может действовать в автономном режиме (Н. Чванов, Э. Коген), а также опираться и на помощь частных лиц — конфидентов, других сотрудников1, работающих тайно в соответствующей среде. Однако этот вариант сопряжен с риском, так как напарник офицера особого назначения должен отличаться высокой степенью надежности. В противном случае возможно наступление негативных последствий. Так, К. Молодый был выдан английской контрразведке его конфидентом Хаутоном. Другой нелегал внешней разведки В. Фишер (Р. Абель) был предан собственным помощником Хейханеном. Не избежал подобной участи Э. Видок. Так, накануне захвата им разыскиваемых полицией лиц в притоне, в который Видок проник под видом каторжника по кличке Капитан, он послал предварительно туда своего помощника под видом «мнимого родственника». Тот вскоре вернулся и объявил Видоку, что тот может смело войти, так как женщины, которой последний опасался (сестры Маргери), там нет.

    — Ты не обманываешь меня, надеюсь? — заметил Видок сыщику, голос которого показался ему каким-то странным и взволнованным. Видок пристально уставил глаза на лицо этого человека, как будто хотел пронзить его душу, и ему показалось, что мускулы его лица слегка подергиваются, как у человека, который намерен что-то скрыть. Словом, какое-то смутное предчувствие говорило Видоку, что он имел дело с мошенником. Первое впечатление озарило Видока как молнией. Он схватил своего собеседника за ворот и сказал ему в присутствии его товарищей, что если он тотчас же не сознается, то он погиб. Пораженный, уничтоженный, он пробормотал несколько слов извинения и, повалившись перед Видоком на колени, признался, что он все открыл мадам Ноель.

    Это коварство, если бы Видок заранее не отгадал его, может быть, стоило бы ему жизни. Впрочем, личность Видока являлась здесь, по его мнению, как бы делом второстепенным, и ему досадно было в интересах общества потерпеть фиаско так близко от цели. Изменник же Нансо был арестован, и так как за ним, несмотря на его молодость, водились грешки, то его отправили в тюрьму Бисетр, а позднее на остров Олерон, где он окончил свою карьеру.

    Следует отметить, что криминальная полиция зарубежных стран не использует в качестве кадровых тайных агентов представителей криминальной среды, как это было во времена Э. Видока. Однако нельзя сказать и то, что его опыт полностью забыт. Например, в Инструкции Генерального атторнея США, регламентирующей проведение секретных операций, указывается, что офицер особого назначения вправе опираться на содействие конфидентов — частных лиц. Это вполне закономерно, так как содействие конфидента позволяет ему не только успешно проникнуть, например, в социально аномальную среду, но и ориентироваться в ней, добывая соответствующую информацию.

    Исключительное значение имеет квалифицированное руководство офицерами особого назначения криминальной полиции (полиции). Например, Э. Видок писал о своем руководителе, префекте Парижской полиции Анри, что он обладал хладнокровием, сосредоточенным характером, наблюдательной способностью, обеспечивающей распознание преступления под видом «невинности». Анри был одарен обширной памятью, изумительной зоркостью, был замечательным физиономистом. В нем соединялись необыкновенная кротость и хитрость, поэтому в криминальной среде его называли «сатаной» или «злым гением». Общаясь с преступниками, он, как бы помимо их воли, получал от них веские улики. Вероятно, у него был известный инстинкт, помогавший ему раскрывать истину. Примечательно замечание Э. Видока о том, что способные люди никогда не остаются одни, всегда находят себе помощников в силу старинной пословицы: «каков поп, такой и приход». В числе таких помощников был и Э. Видок, заложивший основы деятельности офицеров особого назначения правоохранительных органов.

    Особое значение квалифицированное руководство офицером особого назначения приобретает в тех случаях, когда он не проходил специальной полномасштабной подготовки. У руководителя должно быть ясное представление о той среде, в которой действует нелегал, чтобы сориентировать офицера особого назначения на выполнение соответствующих деталей. Он должен иметь сведения о том, чем занимается нелегал, какие методы использует, его технической вооруженности и т. п. Это достигается в ходе специальных встреч и периодических контактов с последним. В этом случае руководитель своевременно получает фактическую информацию, материальные объекты — ее носители. Особое значение приобретает оценка и стимулирование работы нелегала, нейтрализация эмоциональных факторов, негативно влияющих на психику офицера особого назначения.

    Необходимо еще раз упомянуть о таком качестве руководителя оперативного подразделения как компетентность. Это приобретает особое значение применительно к данной категории оперативных работников. Если указанное качество не выражено или отсутствует, то это может привести к негативным последствиям. Так, смена руководства в парижской полиции привела к отставке Э. Видока, несмотря на то что в течение восемнадцати лет он осуществлял честное и полезное служение, в расцвете его сил и здоровья, при наличии богатейшего оперативного опыта, когда он мог бы оказать государству еще много важных и полезных услуг.

    Созвучны этому слова бывшего начальника Главного управления уголовного розыска МВД СССР И. Карпеца о том, что в борьбе с преступностью складывается ситуация, которую языком уголовного права можно называть состоянием крайней необходимости, когда нужно предотвратить большее зло, даже идя на риск, являющийся составной частью профессии сыщика. Однако были люди, которые решили, что внедряться в преступную среду сыщику нельзя, и запретили эту форму работы... Вместе с тем нередко внедрение — единственный способ предотвратить зло... Нельзя отбрасывать опыт предшественников и нужно опираться на него.

    Относительно руководителей офицеров особого назначения — нелегалов внешней разведки — можно заметить, что их ярким представителем является Ю. Дроздов — боевой офицер, имеющий блестящую специальную подготовку, в частности владеющий немецким языком как истинный немец. Этот руководитель нелегальной разведки советского периода проявил себя и как отменный организатор этого дела и непосредственно как оперработник, умеющий адекватно требованиям, предъявляемым к нелегалам, выполнять эту чрезмерно трудную, опасную и нужную работу.

    Особой фигурой в тайных операциях криминальной полиции является контактный агент, то есть связник. Он назначается руководителем операции в район ее проведения для осуществления непосредственной связи с тайным агентом либо с офицером особого назначения и отвечает в первую очередь за его(агента)безопасность.

    Основными задачами связника являются:

    а)            обеспечение безопасности тайного агента;

    б)           передача тайному агенту необходимой информации и инструкций;

    в)            обеспечение осуществления тайным агентом местных целей и задач;

    г)            ежедневное получение от тайного агента отчетов о деятельности за день и финансовых отчетов;

    д)           подготовка документов на возмещение расходов, понесенных агентом в ходе его деятельности;

    е)           содействие в решении таких вопросов, как компенсация, обеспечение огнестрельным оружием, вопросов, связанных с завершением участия агента в операции;

    ж)           обработка всей полученной тайным агентом информации;

    з)            обеспечение во всех экстренных случаях непосредственной поддержки тайного агента;

    и)           ведение документированного письменного учета всех подлежащих возмещению средств и средств, предназначающихся для конфиденциальных целей.

    Агент-связник организует встречи между тайным агентом, агентом, ведущим расследование дела, другими участвующими, в частности контролирующим менеджером. В дополнение к административным вопросам (и при этом) рассматриваются краткосрочные и долгосрочные цели и задачи данной операции.

    Когда обстоятельства не позволяют назначить агента-связника для выполнения всех функций, руководитель криминальной полиции назначает лицо, ответственное за решение административных вопросов, связанных с работой тайного агента и операцией. Если невозможно обеспечить участие в операции подготовленного агента-связника, тайный агент должен быть в состоянии осуществлять эти функции самостоятельно.

    Всякий раз, когда есть возможность, на должность агента-связника необходимо назначать имеющего практический опыт и/или прошедшего специальную подготовку штатного сотрудника. Обязанности агента-связника не должны поручаться агенту (сотруднику), ведущему расследование дела.

    В практике криминальной полиции составляются ежегодные обзоры деятельности тайных агентов. Основываясь на ежегодном обзоре деятельности тайных агентов (офицеров особого назначения), им может быть разрешено согласиться продолжать их деятельность.

    Обзор должен содержать:

    а) желание тайного агента продолжать участие в программе;

    б) положительные оценки результатов его деятельности;

    в) способность агента удовлетворительно справляться с эмоциональными, психологическими стрессами, связанными с его работой (в роли тайного агента).

    Целесообразно подчеркнуть, что офицер особого назначения в этой роли сталкивается с обстоятельствами, указывающими на необходимость прекращения подобного рода разведывательной деятельности. В ряде случаев это кризисные ситуации, когда нелегал распознан или же возникла реальная угроза его расшифровки как офицера особого назначения. В этих случаях он изменяет свою социальную роль и, как правило, становится официальным сотрудником соответствующего оперативно-розыскного ведомства. Для офицеров особого назначения криминальной полиции (полиции) центральным является вопрос их безопасности. Поэтому может корректироваться их внешность, установочные данные, сотрудник может обеспечиваться оружием, а в ряде случаев и физической охраной.



    темы

    документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
    документ Оперативная деятельность
    документ Организованная группа
    документ Арест
    документ Уголовный кодекс РФ



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Изменения для нотариусов в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году
    Недвижимость
    Брокеру


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.