Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Юристу » Сущность и классификация объектов оперативно-процессуальной деятельности

Сущность и классификация объектов оперативно-процессуальной деятельности

Сущность и классификация объектов оперативно-процессуальной деятельности

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Понятие и дифференциация объектов оперативно-процессуальной деятельности
  • Действия объектов оперативно-процессуальной деятельности по обеспечению собственной защиты от оперативно-розыскных мероприятий

    Понятие и дифференциация объектов оперативно-процессуальной деятельности

    Как и всякая процессуальная деятельность, оперативно-розыскная ее модификация, т. е. оперативно-розыскной процесс, предполагает не только наличие субъектов как участников этого процесса, но и объектов. Как известно, под объектом понимается имя предмета или лица, на которое направлено действие, выраженное глаголом. В нашем случае это лицо (лица), на которое направлена оперативно-розыскная деятельность или действия, а также предметы, документы, иные материальные объекты — носители информации, каналы связи, подлежащие выявлению в ходе ОРД.

    Анализ законодательного определения оперативно-розыскной деятельности, которое содержится в ст. 1 Федерального закона об ОРД, дает возможность лишь опосредованно «вычислить» лиц, которые могут быть объектами ОРП. Это те из них, кто угрожает жизни и здоровью граждан, посягает на их права, свободы, собственность, безопасность государства и общества и совершает преступления.

    Проблема значительно проясняется, если проанализировать положения ст. 2 Федерального закона об ОРД, из которой вытекает, что лицами-объектами ОРП являются те, которые подготавливают, совершают либо совершили преступления; скрывшиеся от органов дознания, следствия и суда; уклоняющиеся от уголовного наказания; без вести пропавшие, а также лица, создающие своими действиями угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности. Имеются и некоторые другие лица-объекты ОРП, о чем говорится в отношении, например, таможенных органов в ст. 224 Таможенного кодекса РФ (здесь речь идет о лицах, совершающих преступления, дознание по которым законом отнесено к компетенции таможенных органов; либо лицах, проходящих по запросам международных таможенных органов); в отношении налоговой полиции — речь идет о лицах, причастных к налоговым преступлениям и правонарушениям, а также к коррупции в самих налоговых органах согласно Закону РФ «О федеральных органах налоговой полиции ». К числу объектов ОРД в сфере борьбы с преступностью, относящейся к компетенции ФСБ, ст. 10 закона о ФСБ относит лиц, причастных к шпионажу, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконному обороту наркотиков и оружия, контрабанде и иным преступлениям, дознание и предварительное следствие по которым законом отнесено к ведению ФСБ. В число этих объектов входят также лица — участники незаконных вооруженных формирований, преступных групп и объединений, ставящих своей целью насильственное свержение конституционного строя РФ.

    В соответствии со ст. 4 и ст. 13 Федерального закона «О государственной охране» к числу лиц-объектов в этой сфере ОРД относятся лица, причастные к преступлениям и иным правонарушениям на объектах охраны; к терроризму в отношении охраняемых лиц и объектов; угрожающие жизненно важным интересам объектов государственной охраны.

    Оперативные подразделения Федеральной пограничной службы выявляют лиц, угрожающих интересам охраны государственной границы России.

    В соответствии с Законом РФ об ОИН лицами-объектами ОРП в ОИН будут те, которые причастны к преступлениям и иным правонарушениям, негативно влияющим на состояние безопасности в исправительных учреждениях, а также те лица, которые представляют интерес для иных органов, осуществляющих ОРД, т. к. ранее являлись объектами осуществлявшихся ОРМ или оперативных проверок, результаты которых указывают на необходимость оперативного контроля и изучения этих лиц в ИУ.

    Как видим, круг физических лиц, являющихся объектами ОРП, достаточно широк, и далеко не все они непосредственно перечислены в Федеральном Законе об ОРД. В известной степени это объясняется многосубъектностью этого закона. Здесь необходимо, во-первых, исходить из положения, согласно которому одной из основных задач ОРД, вытекающих из требований названного закона, является выявление преступлений, а также установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Эта задача совпадает по своему качеству и признается в виде оперативно-аналитического поиска, а также процессуальной стадией оперативно-розыскного процесса (формой ОРД). В ходе осуществления ОРМ в рамках этой стадии реализуется комплекс оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих как открытое, так и тайное получение криминально значимой информации в ходе контактов, наблюдения, визуального обследования, в том числе с использованием электронных технологий и средств, применительно к соответствующим объектам ОРП.

    Лица и факты как объекты оперативного поиска. Выявление преступлений, а также установление лиц — объектов ОРД, их подготавливающих, совершающих или совершивших (оперативно-аналитический поиск), используется в комплексе с иными стадиями ОРП (оперативная проверка, оперативная разработка, оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования), обеспечивающими в итоге разрешение ключевых задач ОРП.

    Разрешению же задачи выявления лиц и фактов криминального характера благоприятствует наличие банков данных, где систематизированы сведения о лицах, представлявших ранее интерес для оперативных служб (оперативный интерес), т. е. отличающихся состоянием криминальной опасности, и фактических данных, указывающих на признаки тайной, с элементами маскировки противоправной деятельности. Собираемые сведения необходимы для контроля над преступным потенциалом общества и своевременного распознания и нейтрализации их преступной активности и при необходимости — сбора данных для привлечения к ответственности.

    Следовательно, если лица представляют оперативный интерес в силу своей криминальной опасности (т. е. от их поведения, личностных качеств или образа жизни можно ожидать криминальных последствий), то мы говорим о них как об объектах оперативно-розыскного процесса. В то же время факты, сведения или иные данные, свидетельствующие о происходящем или происшедшем криминальном событии, либо характеризующие криминальную обстановку, также будут объектами ОРП, т. е. именно на них, на их поиск, обнаружение и фиксацию будут направлены оперативно-розыскные действия, т. к. без их изучения невозможно разрешить ряд задач оперативно-розыскного процесса.

    С учетом такого принципа, как криминальная опасность, формируется контрольный перечень объектов ОРП. Ориентируясь на указанный перечень (например, лица, в прошлом судимые; лица, поддерживающие криминальные связи; лидеры и авторитеты преступного мира; лица, причастные к организованным преступным группировкам и т. п.), оперативные подразделения собирают исходные данные на лиц, представляющих оперативный интерес. Начальная информация затем уточняется и детализируется с помощью последующих мероприятий, обеспечивающих исследование личности и уточняющих данные о поведении (в том числе и прогнозируя его) указанной категории объектов ОРД.

    Собираемые в отношении этих объектов сведения конкретизируются, с тем чтобы:

    - произвести разделение (классификацию) лиц, представляющих оперативный интерес, на тех, чья криминальная активность только вероятна (т. е. можно ожидать при определенных условиях совершения ими преступления), и тех, чье противоправное поведение уже проявилось;

    - подготовить модель возможного поведения лиц, состоящих на оперативно-профилактическом учете, образ жизни и поведение которых дают основание подозревать их в противоправной деятельности.



    Информация о лицах — объектах, представляющих оперативный интерес, концентрируется на специальных носителях, с тем чтобы обеспечить полную осведомленность о них оперативного персонала. При соблюдении этих условий возможно эффективное оперативное наблюдение за поведением этих граждан. Эта информационная база призвана гарантировать обоснованность заведения дел оперативного учета, качество проводимых по ним оперативно-розыскных мероприятий, особенно если объектами оперативно-розыскных действий будут сведения и факты, проверка которых позволит установить причастность указанных лиц к названным фактам. Например, после тщательной проверки сведений о ряде совершенных на обслуживаемой территории фактах краж из квартир граждан, оперативный работник, исходя из примет внешности, прошлой судимости, криминального «почерка, опираясь на имеющийся в его распоряжении банк данных и применяя оперативную идентификацию, наведение справок, сможет установить, что к совершению краж причастны конкретные лица, уже состоящие на оперативном учете. Данные информационного массива, следовательно, с успехом используются для проверки причастности лиц, представляющих оперативный интерес, к совершению конкретных преступлений, для получения сведений на различные категории разыскиваемых лиц, а также при осуществлении различных ОРМ.

    Для того чтобы оперативно-розыскные мероприятия, проводимые для выявления лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, были максимально эффективными, перечни потребностей в информации должны систематически обновляться, исходя из тенденций в оперативной обстановке, появления качественно новых сфер незаконных действий. Исключительно важное значение имеет формирование таких банков данных, которые способствовали бы анализу собираемых сведений (фактов). Для этого оперативные подразделения могут вести дополнительные досье — накопители информации (фактов, сведений). В них сосредоточиваются и систематизируются сведения о социальной, экономической, демографической, криминологической и оперативной обстановке на территории, в регионе или на объекте.

    Лица и факты как объекты оперативно-розыскного предупреждения и пресечения противоправного поведения. Объектами оперативно-розыскного процесса могут быть также лица и факты, представляющие оперативный интерес в плане осуществления мероприятий по оперативно-розыскному предупреждению преступлений.

    В этом случае речь может идти о решении следующих задач посредством оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих:

    -              сбор информации о криминально опасных лицах, а также о фактах, изучение которых путем сбора информации необходимо для предупреждения противоправных проявлений (инициативная разведка, инициативный оперативный поиск, опережающие замыслы преступных действий объектов ОРП);

    -              наблюдение с целью сбора данных о лицах, представляющих оперативный интерес, для своевременного распознания их преступных замыслов или противоправной активности (профилактическая разведка);

    -              реализацию добытой информации согласно ст. 11 Федерального закона об ОРД, в частности для сдерживания объектов ОРП от осуществления преступных намерений или подготовительных к преступлениям действий; переориентации сообществ лиц, потенциально склонных к криминальной активности, на иные интересы;

    -              нейтрализации обстоятельств, благоприятствующих преступлениям, выявленных в ходе разведывательно-поисковой работы и т. п.

    Специфика использования оперативно-розыскной информации для предупреждения преступлений в том, что сотрудники и руководители используют свои полномочия, как правило, административно-правового характера, которыми они обладают в силу принадлежности к соответствующему правоохранительному органу или спецслужбе. Так, для нейтрализации или устранения обстоятельств, благоприятствующих преступлениям, работники полиции, получившие соответствующую информацию, после ее проверки вносят согласно п. 13 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О полиции» в государственные органы, на предприятия, в учреждения, организации обязательные для рассмотрения представления и предложения об устранении обстоятельств, способствующих совершению правонарушений.

    Аналогичным правом обладают и сотрудники налоговой полиции в соответствии с п. 6,16 ст. 11 Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции», сотрудники органов ФСБ, вносящие представления в организации, учреждения и т. д. на основании ст. 13 Федерального закона об органах ФСБ, а также федеральные органы государственной охраны на основании п. 6 ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О государственной охране».

    Как видно, предупреждение правонарушений и преступлений обеспечивается за счет использования оперативно-розыскной информации, полученной в результате сбора данных о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес. В этом случае необходима подготовка соответствующего документа информационного или требовательного характера, представляемого правоохранительными органами или спецслужбами тем должностным лицам, которые обладают реальными возможностями нейтрализовать криминогенные обстоятельства. Подобного рода положение предусматривает ряд оперативно-розыскных законов, в частности Латвии и др.

    Соответствующими полномочиями органы, осуществляющие оперативно-розыскной процесс, обладают и в сфере предупредительной работы, т. е. в отношении отдельных лиц — объектов ОРП. Здесь работники полиции могут в соответствии с законом контролировать поведение лиц, освобожденных из мест лишения свободы, условно осужденных к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и т. д. (п. 17 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О полиции»).

    Полномочиями осуществлять индивидуально-профилактическую работу с опорой на свои оперативно-розыскные возможности обладают и сотрудники исправительных учреждений, которые вправе в соответствии с п. 1, 3 и 9 ст. 14 Закона РФ об ОИН:

    -              осуществлять контроль за соблюдением режимных требований на объектах учреждений, исполняющих наказания, и территориях, прилегающих к ним;

    -              требовать от осужденных и иных лиц, исполнения ими обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации, и соблюдения правил внутреннего распорядка учреждений, исполняющих наказания;

    -              проводить медицинское освидетельствование осужденных с целью выявления фактов употребления алкоголя, наркотических или токсических веществ, назначать медицинское обследование осужденных.

    Индивидуально-предупредительный характер имеют и меры, предусмотренные п. б ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции», которые вправе вносить письменное предостережение не только руководителям организаций, предприятий и учреждений, но и гражданам (физическим лицам) с требованием устранения нарушений налогового законодательства.

    Индивидуально-предупредительное значение ОРП в отношении лиц — объектов оперативно-розыскной деятельности, таким образом, выражается в предоставлении органам, осуществляющим ОРД, комплекса соответствующих полномочий, в частности, вести учеты отдельных категорий лиц, что необходимо для разрешения возложенных на эти органы задач (п. 15 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О полиции»; п. 7 ч. 1 ст. 14 Закона РФ об ОИН; п. 15 ст. 11 Закона РФ 0 федеральных органах налоговой полиции»).

    Нередко в отношении объектов ОРП — физических лиц осуществляются меры оперативно-розыскного пресечения преступлений, предполагающие проведение оперативно-розыскных мероприятий по использованию ранее полученной оперативной информации, для того чтобы:

    -              во-первых, захватить с поличным объекты ОРП в процессе совершения преступлений, например, при сбыте наркотиков, огнестрельного оружия, изготовлении фальшивых денег, ценных бумаг, документов, при попытке посягательства на личность или собственность, побега из исправительных учреждений или из-под стражи и др.;

    -              во-вторых, нейтрализовать реальную угрозу, к примеру преступного нападения на конкретное лицо, путем задержания объекта, намеренного его совершить, по месту его обнаружения, в пути следования к месту предполагаемого преступления или непосредственно по месту предполагаемого преступного деяния. Для этого создаются условия, исключающие доведение подготовительных действий объекта до конца, если иным путем предотвратить их перерастание в покушение или оконченное преступление невозможно. В подобных ситуациях чаще всего проводятся такие оперативно-розыскные мероприятия, как наблюдение, проверочная закупка, контролируемая поставка и другие. При этом захват объекта до момента совершения им законченных преступных действий чаще всего становится возможным в ходе проведения комплекса мероприятий силового характера, т, е. операции по захвату.

    Лица и факты как объекты раскрытия противоправных деяний. Оперативно-розыскное раскрытие преступлений, освещавшееся частично в предыдущих материалах, предполагает, как отмечалось ранее, в первую очередь, действия оперативных подразделений по установлению лиц — объектов ОРП, совершивших конкретные преступления, источников доказательств, выявлению всех обстоятельств, относящихся к действиям указанных лиц и имеющих значение для отправления правосудия и возмещения причиненного ущерба.

    Оперативно-розыскное раскрытие преступления предполагает проведение оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих разоблачение лиц — объектов ОРП, совершивших противоправные деяния, как правило, на высоком уровне криминального профессионализма и использующих различные варианты противодействия оперативным аппаратам. Так, в интересах раскрытия тайных маскируемых преступлений за счет оперативно-розыскных мероприятий собирается информация на лиц — объектов ОРД в форме оперативной проверки (предварительной или последующей оперативной разработки) информации, указывающей на лиц, занимающихся противоправной деятельностью, а затем оперативно-розыскного сопровождения предварительного расследования.

    Лица и факты как объекты розыска. Объектами оперативно-розыскного процесса являются лица, скрывающиеся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющиеся от уголовного наказания; без вести пропавшие граждане. В данном случае специфика ОРП в отношении этих объектов состоит в том, что, помимо оперативно-розыскных, в комплексе применяются организационные, процессуальные, административные, профилактические и иные меры.

    При решении этой задачи в отношении лиц — объектов розыскной работы осуществляются:

    -              оперативно-поисковые мероприятия;

    -              оперативно-розыскные, оперативно-технические мероприятия;

    -              оперативно-сигналитические мероприятия, предполагающие использование оперативно-розыскных и криминалистических учетов и информации иных ведомств;

    -              общерозыскные мероприятия гласного характера. 

    Из вышесказанного следует, что объекты ОРП — физические лица, входящие в сферу социально-аномальной среды и участвующие в криминальной деятельности, представляют наибольший интерес при решении задач оперативно-розыскного процесса. При этом мы рассмотрели, во-первых, вопросы дифференциации объектов по степени их участия в противоправной деятельности, во-вторых, осветили в общих чертах характерные признаки, свойственные объектам оперативно-розыскной информации, диктующие применение различных методов добывания сведений о них, и, в-третьих, предприняли попытку показать соотношение оперативно-розыскных сведений, полученных в ходе ОРД в отношении конкретных объектов, и уголовно-процессуальных источников информации.

    Обратившись к таблицам, можно еще раз убедиться, что среди объектов ОРП ключевое место принадлежит физическим лицам, которые в основном входят в сферу социально-аномальной среды, т. е. гражданам, занимающимся противоправной деятельностью, в том числе профессионально и в составе организованных преступных сообществ. Этой сфере соответствует ее инфраструктура, т. е. область деятельности определенных лиц, обслуживающая и непосредственно обеспечивающая криминальные и иные процессы, косвенно связанные с социально-аномальными проявлениями.

    Характерной чертой этих объектов является их неблагожелательное отношение к правоохранительным органам, спецслужбам и активное противодействие им. Поэтому добывание информации в ходе общения, наблюдения и т. п. применительно к этим объектам может быть обеспечено именно комплексом разведывательно-поисковых способов, обозначенных в оперативно-розыскных законах оперативно-розыскными мероприятиями, методами оперативной деятельности. В их числе оперативное внедрение, агентурный метод, оперативный эксперимент, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, отождествление личности, опрос указанных и иных лиц, в том числе в форме контакта с ними под вымышленным предлогом и т. п. Однако и подобные ОРМ ярко выраженного проникающего характера в ряде случаев не приводят ОРП к положительным результатам. Возможны и ошибки в деятельности оперативных аппаратов, когда их внимание привлекают лица, не причастные к преступной деятельности.

    Поэтому среди объектов оперативно-розыскного процесса следует особо выделить лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т. е. в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления или в связи с отсутствием в деянии состава преступления и которые располагают фактами проведения в отношении их оперативно-розыскных мероприятий и полагают, что при этом были нарушены их права (ч. III ст. 5 Федерального закона об ОРД). Законодатель предоставляет этим гражданам право истребовать от органа, осуществляющего ОРП, сведения о характере полученной в отношении его информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих разглашение государственной тайны.

    В этой же статье 5 Российского оперативно-розыскного закона и аналогичных нормах законов об ОРД (оперативной деятельности — ОД) указаны и другие объекты оперативно-розыскного процесса, получившие право в судебном порядке оспаривать действия оперативных подразделений. Это граждане, считающие, что действия оперативно-розыскных ведомств нарушили их права и свободы, в частности предполагающие, что в отношении их проводились оперативно-розыскные мероприятия, повлекшие нарушение их права на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища и т. п. Если суд устанавливает, что права и свободы гражданина в результате проведения ОРМ были ограничены неправомерно, т. е. с нарушением предусмотренных ст. 8 и 9 Федерального закона об ОРД правил, то разрешается вопрос по восстановлению прав и законных интересов данного гражданина — объекта ОРП и возмещение причиненного вреда. В этом случае указанные объекты ОРП — граждане вправе обжаловать соответствующие действия оперативно-розыскных ведомств не только в суд, но и в вышестоящий орган, осуществляющий ОРД, а также в прокуратуру. Из анализа ч. II ст. 5 Федерального закона об ОРД фактически вытекает право любого лица — объекта ОРП обжаловать действия оперативных аппаратов, осуществляющих в отношении него ОРМ, ибо закон не указывает на ситуации, в которых или в силу которых объект стал подозревать, что в отношении его проводятся оперативно-розыскные мероприятия.

    В отличие от той категории лиц — объектов оперативно-розыскного процесса, которые, безусловно, не причастны к противоправной деятельности, лица, привлекавшиеся после проведения в отношении их ОРМ к уголовной ответственности, если их виновность в совершении преступлений не была доказана, вправе оспаривать действия оперативно-розыскных ведомств в суде. Причем в случае рассмотрения дела в суде обязанность доказывания, в том числе и обоснованность отказа в предоставлении гражданину ведений о результатах ОРМ, возлагается на оперативно-розыскной аппарат, осуществляющий ОРП.

    Из положений ст. 5 Федерального закона об ОРД вытекает, что в случае обращения граждан — объектов ОРП в вышестоящий оперативно-розыскной орган, прокуратуру или суд с жалобой на неправомерные действия органа, осуществляющего в отношении их ОРМ, должно быть проведено внутриведомственное служебное расследование, которое, как минимум, должно найти ответы на следующие вопросы:

    -              действительно ли против указанного конкретного лица проводились оперативно-розыскные мероприятия;

    -              если проводились, то какие именно ОРМ и что послужило основанием для их проведения;

    -              получено ли было соответствующее разрешение на проведение ОРМ, т. е. обеспечивался ли предусмотренный законом и ведомственными актами порядок подготовки и осуществления ОРМ, оформление их результатов;

    -              каковы основные результаты проведенных к моменту поступления жалобы оперативно-розыскных мероприятий;

    -              какие именно права и свободы гражданина — объекта ОРД могли быть нарушены, и обстоятельства, приведшие к указанным нарушениям;

    -              меры, принятые оперативно-розыскным органом в отношении виновных лиц и исключающие впредь подобного рода нарушения закона и т. д.

    Федеральный закон об ОРД обязывает при рассмотрении жалобы гражданина — объекта ОРП в суде обеспечить полноту и всесторонность процедуры, предшествующей принятию решения, для чего соответствующий оперативно-розыскной орган представляет судье необходимые оперативно-служебные документы, в которых содержится та информация о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю. При этом в суд не представляются данные о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных конфидентах и негласных сотрудниках.

    На случай возникновения спорных ситуаций или повторного судебного разбирательства и для решения иных вопросов при повторном рассмотрении заявления гражданина — объекта ОРП материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не была доказана в установленном порядке, хранятся в оперативном аппарате в течение года и могут быть уничтожены, если служебная необходимость или правосудие не требуют иных решений. Если ОРМ проводились на основании решения суда, то за три месяца до их уничтожения об этом уведомляется соответствующий судья.

    Вся процедура проверки судьей обоснованности отказа оперативно-розыскного органа в представлении истцу собранной о нем оперативной информации, а также представлении ее в объеме и пределах, которые не устраивают заявителя, и в случае рассмотрения повторных заявлений и жалоб (особенно на нарушения в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий законных прав и интересов физических и юридических лиц) вышестоящим органом, прокурором или судьей принимаются меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов истцов, возмещению причиненного вреда. При этом судья должен учитывать требования ст. 12 Федерального закона об ОРД и Закона РФ «О государственной тайне при вынесении решений о необоснованности отказа в представлении истцу оперативно-розыскной информации и о возложении обязанностей на орган, осуществляющий ОРД, представить ему интересующие его сведения. Суд не вправе обязать оперативно-розыскной орган предоставить заявителю информацию, раскрывающую силы, средства, источники, методы, планы и результаты ОРД, а также иные сведения, указанные в ст. 12 Федерального закона об ОРД.

    Помимо вышеуказанных Федеральный Закон об ОРД называет в ст. 7 еще рад категорий лиц, непричастных к преступной деятельности, но в силу специфических обстоятельств являющихся объектами оперативно-розыскного процесса.

    Ими являются:

    -              лица, в отношении которых решается вопрос о допуске их к сведениям, составляющим государственную тайну (как правило, это сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, режимных предприятий и учреждений, некоторые категории военнослужащих и т. и.);

    -              лица, в отношении которых решается вопрос о допуске к работам по эксплуатации объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;

    -              сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, а также иные лица в связи с их допуском к участию в оперативно-розыскной деятельности или доступом к материалам, полученным в результате ее осуществления;

    -              лица, в отношении которых принимается решение об установлении или поддержании с ними отношений сотрудничества в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий;

    -              лица, которые являются объектами внимания при осуществлении мероприятий по обеспечению безопасности органов, осуществляющих ОРД (как правило, это сотрудники, рабочие и служащие правоохранительных органов и спецслужб, но могут быть и лица, хотя бы косвенно причастные к криминальной среде);

    -              лица, получающие разрешение на занятие частной детективной и охранной деятельностью.

    Уместно отметить, что Федеральный закон об ОРД не содержит конкретной статьи, в которой перечислялись бы объекты ОРП (как физические, так и юридические лица), за исключением отдельных положений ст. 2, 5, 7 и некоторых других упомянутого закона. Имеющиеся положения закона, касающиеся объектов ОРП, носят явно фрагментарный характер и, кроме ст. 5, не указывают правовой статус этих объектов, в частности на права, которые могут возникнуть у них в ходе проведения в отношении их ОРМ в рамках ОРП. Действительно, помимо вышеуказанных объектов ОРП, которые усматриваются при анализе ст. 7 Федерального закона об ОРД, могут быть «вычислены» аналогичным способом еще некоторые объекты, о которых фактически говорится в п. 3, 4, 5 и 6 ч. I вышеназванной статьи закона.

    Это:

    -              лица, о которых сказано косвенно в оперативно-розыскном законе с учетом того, что в адрес оперативно-розыскных органов могут поступать поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве;

    -              лица, являющиеся фигурантами запросов других органов, осуществляющих ОРД, по основаниям, указанным в ст. 7 Федерального Закона об ОРД;

    -              лица, упоминающиеся в постановлениях органов, осуществляющих ОРП, выносимых в случае применения в отношении соответствующих категорий граждан мер безопасное;

    -              лица, проходящие по запросам международных правоохранительных органов и этих же органов иностранных государств, и представляющие интерес в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Кстати, необходимо сказать о том, что лица — объекты ОРП, о которых фактически сказано в п. 3, 4, 5 и 6 ч. I ст. 7 Федерального Закона об ОРД, могут быть как причастными, так и непричастными к установленным преступным деяниям, однако в любом из этих случаев по вышеназванным основаниям проводятся оперативно-розыскные мероприятия с учетом их оснований и условий. Законодатель в этой статье закона идет не только по пути перечисления категорий лиц, являющихся объектами ОРД, но и приводит перечень документальных источников, из содержания которых определяется каталог и ряда иных лиц — объектов оперативно-розыскного процесса.

    Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении объектов ОРП можно разделить по смыслу ст. 7 оперативно-розыскного закона на две группы: первая — это основания, непосредственно направленные на разрешение криминальных задач (ч. I ст. 7), а вторая — косвенно (ч. II ст. 7). Однако как в первом, так и во втором случаях оперативно-розыскные мероприятия проводятся в полном соответствии с требованиями Федерального закона об ОРД и изданных в соответствии с ним ведомственных нормативных актов. Виды проводимых оперативно-розыскных мероприятий в отношении объектов ОРП в соответствии со ст. 7 Федерального закона об ОРД, подлежащих проведению в этом случае, определяют оперативный работник и руководитель оперативно-розыскного аппарата в зависимости от содержания информации, общественной опасности конкретных лиц и фактов, а также необходимого времени и объема работы в интересах разрешения задач ОРП.

    Специфический интерес представляют лица — объекты ОРП, которых проблемы разрешения криминальных задач при проведении ОРМ касаются как бы косвенно. Это значит, что ч. II ст. 7 Федерального закона об ОРД предполагает, что сбор информации об указанных лицах осуществляется в профилактических целях. В данной ситуации поводом и основанием для проведения ОРМ может служить род занятий проверяемых лиц, так как возникает потребность в составлении прогноза их поведения в опасных и иных чрезвычайных ситуациях на основе добытых оперативно-розыскным путем сведений. Это необходимо и для профилактики негативных последствий в случае несоблюдения этими лицами обязательных норм и линии поведения, специально установленных правовыми актами. Это может быть тогда, когда эти лица не соответствуют специальным стандартам. Так, оперативно-розыскным путем выясняются и уточняются надежность объекта проверки с точки зрения его возможного участия в террористическом или ином акте на том предприятии, где он работает. Важно и состояние его здоровья, прежде всего психическое, его потенциальная криминальная опасность, способность к сохранению государственной и служебной тайны, способность поддерживать в тайне конфиденциальные отношения с оперативно-розыскными органами и т. п.

    Объектами ОРП могут быть и некоторые иные категории лиц, косвенное указание на которые имеется в оперативно-розыскном законе. Так, на основе анализа ст. 6 Федерального закона об ОРД можно вести речь о лицах, опрашиваемых оперативными работниками в ходе проведения такого ОРМ, как опрос граждан. В ряде случаев опрашиваемые граждане являются как бы косвенным объектом ОРП, выполняющими своеобразную посредническую связь между оперработником и истинным объектом ОРП, носителем информации о котором и являются опрашиваемые лица. Подчас для поиска опрашиваемого лица (информанта) приходится проводить комплекс мероприятий, в том числе и проверочного характера. Здесь действия оперативного работника сначала направляются в отношении опрашиваемого лица как объекта ОРП, а на последующем этапе — в отношении основного объекта, в действительности представляющего оперативный интерес.

    Оперативный работник должен позаботиться о соблюдении правил конспирации и неразглашении сведений об опрашиваемом лице, обеспечить его безопасность, он вправе применить разовую меру материального поощрения, если полученные в ходе опроса сведения способствовали выявлению, предупреждению, пресечению или раскрытию опасного преступления либо задержанию разыскиваемого преступника.

    Подобными объектами ОРП косвенного характера могут быть и лица, привлеченные оперработником в ходе осуществления таких оперативно-розыскных мероприятий, как наблюдение (опрос граждан в ходе наблюдения), наведение справок (сбор уточняющих сведений), проверочные закупки, отождествление личности, оперативное внедрение (опрос граждан в ходе осуществления оперативного внедрения) и т. п. Во всех случаях речь идет об объектах ОРП, выполняющих на первоначальном этапе осуществления оперативно-розыскных мероприятий как бы опосредованную функцию, но вместе с тем способствующих получению информации и установлению истинных лиц, представляющих оперативный интерес как объектов ОРП, входящих в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды и профессионально занимающихся криминальной деятельностью.

    Указание в оперативно-розыскном законе на то, что отдельные лица — объекты ОРП согласно ст. 5 Федерального Закона об ОРД обладают определенными правами как объекты оперативно-розыскных действий, дают основание полагать, что они, безусловно, являются признанными на законодательном уровне участниками определенных правоотношений.

    Надо заметить, что проблема правоотношений в теории оперативно-розыскной деятельности носит остро дискуссионный характер. В известной степени это явилось следствием того, что теория оперативно-розыскной деятельности не имела фактически опоры в виде специального(ых) законодательного(ых) акта(ов), регламентирующего оперативную работу.

    Большинство исследователей в общей теории права считает, что всякое социальное отношение под воздействием нормы права принимает юридическую форму, ею закрепляется и охраняется. При таком подходе к рассматриваемому вопросу содержание правоотношений составляет поведение действующих в нем субъектов.

    С этих позиций предметом главного внимания специалистов теории ОРД являются отношения, возникающие и развивающиеся в связи с проведением ОРМ в отношении лиц, причастных к преступной деятельности, т. е. отношения между оперативными работниками и указанными лицами — объектами ОРП. Мы тоже придерживаемся этой точки зрения, о чем говорилось выше, когда анализировалось содержание ст. 5 Федерального закона об ОРД.

    Сомнения по поводу наличия правоотношений между оперативно-розыскным органом или его оперативным сотрудником и лицом — объектом ОРП возникали на почве того, что одним из требований оперативно-розыскного закона является соблюдение должного режима конспирации, при котором факт осуществления комплекса ОРМ тщательно скрывается от проверяемых и изучаемых объектов ОРП. И когда был принят первый вариант оперативно-розыскного закона, этот вопрос систематически дебатировался среди исследователей проблем ОРД. Однако подавляющее большинство ученых в области оперативно-розыскной деятельности считали, что оперативно-розыскные отношения относились к категории правовых, либо применительно к оперативной проверке объектов ОРП говорили о правовом воздействии на лицо вне конкретных правоотношений, особенно в случаях осуществления оперативно-розыскных мероприятий в предупредительных целях.

    Внимательный анализ положений Федерального закона об ОРД и оперативно-розыскных законов стран СНГ, Балтии, других зарубежных стран позволяет выделить целый ряд отношений, обусловленных спецификой оперативно-розыскного процесса, в которых участвуют определенные категории субъектов.

    Прежде всего это юридические лица. В их числе оперативные подразделения органа, осуществляющего ОРД, а также сам орган, осуществляющий ОРД, как оперативно-розыскное ведомство. Помимо этого, в оперативно-розыскном процессе взаимодействуют с оперативными подразделениями суды, органы прокуратуры, предварительного следствия, органы дознания, международные правоохранительные органы и организации. Особое место среди юридических лиц, задействованных в оперативно-розыскном процессе, занимают президент Российской Федерации, Федеральное собрание РФ, в частности его специальные комитеты, Правительство РФ, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления и др. Последние обладают четким кругом властных полномочий, обеспечивающих контроль за оперативно-розыскными ведомствами.

    Признание юридических лиц участниками оперативно-розыскного процесса и их воздействие на его объекты возможно лишь условно, понимая их как родовую категорию. Это закономерно, т. к. вышеуказанные ведомства олицетворяют конкретные физические лица. Среди них можно выделить должностных лиц. В свою очередь, последние дифференцируются на сотрудников оперативных подразделений оперативно-розыскных ведомств и других правоохранительных органов и др.

    Детально проблема субъектов оперативно-розыскного процесса анализируется в главах XIII  XV данной работы. Здесь же, в контексте вопроса об объектах ОРП, необходимо отметить, что правовая регламентация правоотношений в сфере ОРП остается до настоящего времени изученной недостаточно. По этому поводу имеются лишь отдельные статьи, что указывает на актуальность данной проблемы ОРП. Здесь есть общие вопросы, однако более важны конкретные аспекты. Например, об объектах оперативного эксперимента, опроса с применением гипноза, прослушивания телефонных переговоров и снятия информации с технических каналов связи, электронного и физического наблюдения.

    Несомненно только одно — участники правоотношений в сфере ОРД многообразны, а их правовые отношения в плоскости оперативной работы многослойны и обусловлены деятельностью по разрешению различных задач ОРП.

    Рассматривая данную проблему, следует особо подчеркнуть, что оперативно-розыскной закон в ст. 8 упомянул и о лицах, которые при определенных условиях не могут являться объектами проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий. Так, проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также права на неприкосновенность жилища не допускается в отношении тех лиц, о которых отсутствует информация об их подготовке и совершении противоправного деяния, по которому проведение предварительного следствия обязательно.

    Проведение вышеназванных мероприятий возможно лишь при наличии следующих условий:

    -              наличие информации о лицах, подготавливающих, совершающих противоправное деяние, по которому проведение предварительного следствия обязательно;

    -              оформление мотивированного постановления руководителем оперативно-розыскного органа о срочном проведении ограничивающих конституционные права и свободы граждан мероприятий в случаях угрозы совершения преступления или наличии сведений о действиях, создающих угрозу государственной, военной или экологической безопасности, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов;

    -              обоснованное судебное решение, принимаемое по ходатайству оперативно-розыскного органа либо получение в течение 48 часов с момента начала ОРМ судебного решения о проведении соответствующего интрузивного мероприятия либо о его прекращении.

    Объектом ОРМ, требующим особой процедуры, может быть гражданин — владелец телефона, в отношении которого по его письменному заявлению об угрозе жизни, здоровью и собственности проводится прослушивание переговоров, но только при условии обязательного уведомления соответствующего судьи в течение 48 часов. При нарушении этих условий указанные лица не могут быть объектом ОРМ.

    Не могут быть объектом такого ОРМ, как оперативный эксперимент, лица, которые не подготавливают, не совершают или не совершили тяжкое преступление.

    Кроме того, устанавливается особый порядок проведения ОРМ в отношении депутатов всех уровней представительной власти, судей, прокуроров, сотрудников ФСБ, т. к. законы, определяющие их правовое положение, предусматривают определенный уровень неприкосновенности их личности. Наряду с этим в ч. 7 ст. 5 Федерального закона об ОРД указывается на запреты, касающиеся объектов ОРД — юридических лиц.

    Все сказанное свидетельствует о многообразии и специфичности объектов ОРП, прежде всего физических лиц, в отношении которых оперативно-розыскной закон предусматривает проведение оперативно-розыскных мероприятий разного объема и вида при наличии соответствующих условий: например, какую-то категорию объектов нельзя «прослушивать», в отношении них нельзя установить контроль над перепиской и т. д. Здесь налицо проблемы, связанные с некоторым ограничением применения всех предусмотренных в ст. 6 Федерального закона об ОРД оперативно-розыскных мероприятий, что влечет за собой и ограничения в возможностях сбора и реализации оперативно-розыскной информации, ибо в отдельных ситуациях ряд объектов как бы выводится из сферы определенных и довольно результативных оперативно-розыскных действий.

    Выше в основном говорилось об объектах ОРП—физических лицах. Вместе с тем оперативно-розыскной закон предусматривает для разрешения задач оперативно-розыскной деятельности возможность изучения и сбора информации о неодушевленных объектах ОРД — предметах, документах, образцах, каналах и сетях связи, иных материальных носителях информации.

    В начале данного параграфа упоминалось, что под объектом понимается как лицо, так и предмет, в отношении которого направлено действие, выраженное глаголом. В нашем случае это «деятельность», «поиск», «обнаружение» указанных предметов, документов и т. д.

    Оперативно-розыскное подразделение, осуществляя обнаружение, поиск, фиксацию, изъятие, сохранность определенных объектов тем самым решает задачу по собиранию улик, т. е. обеспечивает уголовный процесс источниками доказательств по уголовному делу. При этом достигается цель документирования, а затем доказывания преступной деятельности лиц — объектов ОРП, результаты которой в соответствии со ст. 11 Федерального закона об ОРД используются для подготовки и осуществления следственных и судебных действий. В этой же статье закона определено, что результаты ОРД (в том числе в виде выявленных образцов, предметов и других объектов) могут служить поводом для возбуждения уголовного дела, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства.

    В этом смысле оперативно-розыскные мероприятия могут пониматься как комплекс действий, объединенных целью поиска улик (предметов, обстоятельств и т. п.), свидетельствующих о факте совершения преступления или указывающих на виновных в содеянном и дозволяющих разоблачать их.

    Рассмотрим специфику ряда объектов ОРП — предметов а других носителей информации с точки зрения адекватных им некоторых оперативно-розыскных мероприятий.

    Например, такое ОРМ, как наведение справок, предполагает, что объектом изучения оперативными работниками будут различные документы, получаемые оперативно-розыскным органом из различных учреждений путем запросов и содержащие определенные сведения, характеризующие лиц и другие объекты. Сведения, характеризующие объекты ОРД, могут быть получены путем изучения различного рода деловых бумаг, документов, подтверждающих какие-либо события и факты, а также иных документов. Подчас получение определенных сведений в ходе наведения справок дает возможность раскрыть или пресечь крупные правонарушения экономического характера и др.

    Оперативный работник может и лично, а не по запросу ознакомиться в каком-либо учреждении с интересующими его документами или предметами, в таком случае результаты ознакомления он отражает в рапорте или служебной записке (справке).

    Сбор образцов для сравнительного исследования — типичное для ОРП мероприятие для получения объектов-носителей информации, необходимых, как правило, для иного ОРМ — их исследования, т. е. изучения, описания, сравнения с ранее добытыми аналогами (предметами, следами, отпечатками, текстами, фотоснимками, продуктами питания, сырьем и т. п.).

    Сбор объектов в данном случае осуществляется путем изъятия их, фотографирования, дактилоскопирования, звукозаписи, видеозаписи, посредством проверочной закупки, в том числе и предметов, изъятых из официального оборота (наркотиков, огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и пр.).

    Учитывая то обстоятельство, что указанные собранные предметы и образцы необходимо затем нередко возвращать с соблюдением условий конспирации их владельцам, они подвергаются исследованию с помощью различных криминалистических методов, исключающих их порчу или повреждение.

    При отождествлении личности объектами ОРП могут быть различные предметы, документы, биологические объекты, фотоснимки, видео и звукозаписи. Как правило, эти объекты дают возможность установить лиц — объектов поиска, причастных к подготовке и совершению преступлений либо находящихся в розыске.

    В ходе обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств также могут быть обнаружены предметы и документы, являющиеся объектом ОРМ. Как правило, это мероприятие проводится в сочетании со сбором образцов для сравнительного исследования или исследованием предметов и документов.

    Нелегально пересылаемые предметы и документы как объекты ОРМ могут быть обнаружены и использованы оперативным аппаратом в ходе осуществления контроля за почтовыми отправлениями или его разновидности — цензуры корреспонденции осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах.

    Широкие возможности для обнаружения, изучения, фиксации предметов и документов-объектов ОРП имеются при проведении такого комплексного ОРМ, как оперативное внедрение. В ходе него оперативный работник имеет возможность осуществить сбор образцов для сравнительного исследования, предметов для отождествления личности, провести проверочную закупку интересующих предметов и т. д. Его действия тщательно маскируются, в отношении сохранности обнаруженных предметов, образцов, документов принимаются специальные меры конспиративного характера.

    Контролируемая поставка дает возможность отслеживать маршрут прохождения предметов и иных объектов ОРД для выявления замаскированных преступлений и установления лиц, причастных к их подготовке или совершению.

    Создаваемые в соответствии со ст. 10 Федерального Закона об ОРД, информационные системы также базируются на наличии в них различного рода информационных носителей, содержащих сведения об объектах ОРП (фото, кино, видеотеки, аудиозаписи и их коллекции и т. д.). Кроме того, ведется учет таких объектов, как похищенные предметы и ценности, транспортные средства, огнестрельное оружие, различные предметы со следами рук и иными следами, образцов крови и других биологических объектов, предметов антиквариата, различных номерных вещей, фальшивых денег, ценных бумаг и т. п.

    Эти предметы, образцы и документы впоследствии используются в качестве источников доказательств при расследовании преступлений, производстве по фактам иных правонарушений. Представление результатов ОРД следователю, прокурору или в суд оперативным аппаратом осуществляется путем направления официального письма, в котором указываются фактические данные, полученные в ходе ОРД, и прилагаются материалы, предметы, образцы (видео и аудиозаписи, кино и фотосъемки, документов и т. п.), полученные или собранные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

    Следователь осматривает и изучает все полученные от оперативно-розыскного органа материалы, документы, образцы, предметы и иные объекты — носители криминальной информации, выясняет достоверность содержащихся в них сведений об обстоятельствах, имеющих значение для расследования уголовного дела, и решает вопрос о приобщении к нему соответствующих материалов, предметов и документов в качестве доказательств. С этого момента указанные объекты ОРП переходят в сферу уголовно-процессуальной деятельности.

    Действия объектов оперативно-процессуальной деятельности по обеспечению собственной защиты от оперативно-розыскных мероприятий

    Известно, что Федеральный закон об ОРД в статье первой определяет оперативно-розыскную деятельность как вид деятельности уполномоченных на то органов государства, осуществляемую гласно и негласно в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Закон указывает, что этот специфический вид деятельности в интересах борьбы с преступностью осуществляется в двух взаимодополняющих формах — гласно и негласно. Использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов наряду с гласными является вынужденной защитной мерой общества и государства, она адекватна действиям преступников, готовящихся к преступлениям замаскированно, с тщательным продумыванием способов защиты от правоохранительных органов и совершающих их внезапно. Действия же органов, осуществляемые только гласным путем, поставили бы их априори в неравные условия по отношению к преступникам, ибо последние получили бы возможность опережать действия полиции (полиции). Выявить и раскрыть преступление в условиях, когда преступники тщательно маскируют свои подготовительные действия, требует значительных усилий и применения именно негласных приемов и способов. Здесь речь идет о том, чтобы оперативно-розыскным путем установить, обнаружить, сделать явным не только само событие преступления и лиц, его подготавливающих, совершающих (т. е. объектов ОРД), но и другие, связанные с этим обстоятельства: выявить очевидцев и свидетелей, обнаружить следы, предметы и документы, выяснить причины и условия совершения преступлений, установить всех причастных к нему лиц, обнаружить похищенное имущество, возместить материальный ущерб, причиненный действиями преступников, обеспечить безопасность потерпевших и свидетелей, преодолеть контрприемы преступников, активно мешающих следствию и т. п.

    Возможна и иная ситуация, когда оперативные аппараты получают информацию о замышляемых отдельными лицами или группами лиц, а также их сообществами преступлениях и в ходе проверки этой информации убеждаются, что совершение преступлений этими лицами вполне реально, если не применять необходимые предупредительные меры. В этих случаях в отношении объектов оперативно-розыскной деятельности собирается дополнительная информация с соблюдением всех правил конспирации, документируется их криминальная деятельность и принимаются меры к ее пресечению.

    Учитывая изложенное, следует признать, что делегирование государством правоохранительным органам и спецслужбам права применять интрузивные методы, ограничивающие с соблюдением определенных правовых процедур конституционные и иные свободы граждан, представляется оправданным в борьбе с особо опасными противоправными проявлениями, прежде всего со стороны преступных групп и сообществ.

    Оперативно-розыскные аппараты учитывают следующие обстоятельства, характерные для деятельности указанных объектов ОРД:

    -              деятельность преступной группы и сообщества высоко организована, она нередко имеет «прикрытие» в виде коммерческой или иной деловой структуры, в составе которой действует охранное предприятие или имеется легальная служба безопасности. Именно эти структуры ведут профессиональное наблюдение за интересующими их лицами, осуществляют контрнаблюдение с использованием средств новейшей специальной техники за полицией (полицией) и другими правоохранительными органами и спецслужбами;

    -              эти объекты ОРД достаточно хорошо осведомлены о многих действиях криминальной полиции (полиции), так как обладают хорошо законспирированными коррумпированными связями в аппаратах власти, управления и правоохранительных органах;

    -              наличие помимо названных штатных структур охраны и безопасности нештатных групп, формирований и одиночек-профессионалов, составляющих систему безопасности скрытого характера (группы разведки и контрразведки, вооруженной охраны и т, д.);

    -              создание и использование организованного, планируемого бюджета преступного сообщества «общака», выделение для контроля и организации специальных «смотрящих», «казначеев» и т. п.;

    -              осуществление криминального контроля над легальной экономической деятельностью на определенной территории, а также над профессиональной преступностью нелегального характера (наркобизнес, проституция, азартные игры и т. д.);

    -              политизация преступной деятельности, стремление преступных сообществ, их лидеров и авторитетов к власти, влиянию на экономическую, финансовую, уголовную политику, уход от социального контроля.

    В основе криминальной организованности указанных объектов ОРД лежит расширение и усложнение асоциальной деятельности, сплочение лиц, входящих в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды, противостояние обществу й закону. Активное противодействие оперативно-розыскным мерам — неотъемлемая черта жизнедеятельности организованных криминальных формирований. В его основе — сбор информации о субъектах охраны правопорядка различными методами, И это не случайно, ибо «...знать наперед намерения противника — это, по сути, действовать как Бог!

    Такой подход обусловлен тем, что особенностью нынешнего времени является переход от индустриального общества к информатизированному, в котором информация считается не менее важным ресурсом, чем материальные или энергетические. В контексте анализируемого вопроса это означает качественное изменение природы противостояния социально-аномальной среды и правоохранительных сил: от силового — к основанному на информационном превосходстве.

    Актуальность последнего тезиса вытекает из природы рассматриваемого конфликта, для которого характерно, что ни одна из противоборствующих сторон заранее не знает решений, принимаемых противником, т. е. вынуждена действовать в условиях неопределенности, сопряженной с определенной степенью риска. Это предопределяет необходимость сбора максимального количества информации, с одной стороны, об объектах оперативно-розыскной деятельности (силами оперативных аппаратов), а с другой — о ее субъектах (силами криминальных формирований). Кто в этом преуспеет, тот получит реальные шансы оптимизировать избранную тактику действий и решить конкретный конфликт в сфере охраны правопорядка в свою пользу.

    Эта ситуация порождает проблему, которую условно можно определить как контроль использования криминальной средой технологических достижений.

    Суть проблемы состоит в следующем. Техносферу (и ее компоненты) создают люди, она должна быть управляемой и не выходить из-под контроля. Как это обеспечить — один из главных вопросов современности. Технический прогресс породил множество изобретений, которые могут быть использованы как во благо человечества, так и во вред. Например, достижения в области создания электронных устройств сбора и обработки информации существенно расширили возможности оперативно-розыскного процесса, базирующиеся на использовании специальных технических средств, обеспечивающих добывание сведений, представляющий оперативный интерес. Но одновременно это позволило представителям социально-аномальной среды, как и любому законопослушному гражданину, также «приобщиться» к достижениям технической цивилизации. В результате современные криминальные формирования активно использует технические, в особенности радиоэлектронные средства при планировании, подготовке и совершении конкретных противоправных действий. Ситуация осложняется и тем, что в открытой печати, на информационных стендах, в рекламах различных фирм и т. п. публикуется множество объявлений о продаже «техники безопасности» (по сути дела, спецтехники, предназначенной для скрытого добывания информации). Отмечены неоднократные случаи использования преступниками и преступными сообществами такой техники для ведения разведывательной работы в отношении правоохранительных органов, противодействия им, дезинформации, сбора сведений с целью последующей компрометации или шантажа сотрудников полиции, других должностных лиц. Аналогичным образом преступные группы добывают информацию о финансовых операциях банковских и коммерческих структур для последующего вымогательства, вмешательства в деловые операции.

    Кроме того, наряду с активными методами добывания сведений о правоохранительных органах и спецслужбах, криминальные формирования применяют и соответствующие методы защиты, гарантирующие им определенную степень информационной безопасности при проведении субъектами оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскных мероприятий.

    Учитывая, что в практическом большинстве случаев лица, входящие в социально-аномальную среду и ее инфраструктуру, используют в повседневной деятельности различные средства связи (наиболее вероятен телефон (радиотелефон)), специалисты служб обеспечения собственной безопасности указанных объектов оперативно-розыскной деятельности рекомендуют последним максимально сократить переговоры с использованием аппаратуры связи на конфиденциальные темы, а если это невозможно, то защитить обмен информацией посредством устройств, основанных на передаче речевого сигнала по каналу в аналоговом либо в цифровом виде. С точки зрения защитных свойств, аппаратура, использующая передачу сигнала в аналоговом виде, относится к классу временной стойкости (скремблеры), а использующая передачу в цифровом виде — к классу гарантированной стойкости (вокодеры). Несмотря на множество различных характеристик аппаратуры защиты переговоров, выбор конкретного ее типа производится на основе той степени защищенности, которую она обеспечивает, и ценности той информации, которую предстоит защитить.

    Характерно, что дополнительные возможности в области противодействия проведению оперативными аппаратами оперативно-розыскных мероприятий создает так называемое «свободное» (т. е. бесплатное) распространение проблемно ориентированных программных продуктов, а именно — обеспечивающих высокую степень защиты информации, при которой получить доступ к исходному сообщению практически невозможно в обозримых временных границах. Речь идет о программах криптографического закрытия сообщений.

    Наиболее известной программой такого рода является программный продукт PGP (Pretty Good Privacy), позволяющий обеспечить конфиденциальность связи при обмене сообщениями по компьютерным сетям. Причины, побудившие к написанию PGP, по мнению ее автора, состоят в том, что с приходом информационной эры личные переговоры могут стать достоянием посторонних. Например; электронная почта, использование которой становится нормой и которая быстро вытесняет обычную (бумажную) почту, в настоящее время может автоматически сканироваться на наличие интересующей информации, не говоря уже о телефонной, в том числе сотовой связи. Поэтому технологические достижения не оставляют возможности сохранения статус-кво в том, что касается приватности (личной тайны, в том числе тайны переписки). Вместе с тем новые технологии предоставляют правительству такие возможности для автоматизированной слежки, «о которых не мечтал и Сталин». Поэтому единственным способом удержать позиции приватности в информационную эру является стойкая криптография, «отдающая власть над приватностью народа в руки самого народа, и в этом есть общественная необходимость. Так считает автор PGP.

    Учитывая современные тенденции преступности, ее организованный характер, повышенную общественную опасность, высокую степень вооруженности и агрессивности, законспирированный характер преступных групп и формирований, систему их организованного противодействия любому социальному контролю, государство вынуждено, как отмечалось выше, использовать наиболее действенные негласные средства и методы противодействия объектам ОРД. Здесь в подавляющем большинстве случаев уголовно-правовой контроль над криминальной средой вступает в действие лишь после комплекса оперативно-розыскных мер, осуществляемых в целях выявления и пресечения преступной деятельности. В этих случаях оперативно-розыскная деятельность в отношении объектов оперативного внимания осуществляется, как правило, в таких ее формах, как оперативный поиск и выявление первичной информации, оперативная проверка, оперативная профилактика, оперативное сопровождение расследования. При этом значительное внимание уделяется вопросам борьбы с утечкой информации из самих оперативных подразделений, выявлению и пресечению коррумпированных связей сотрудников полиции (полиции) с представителями криминальных структур.

    Одной из важнейших задач организации и осуществления оперативного контроля деятельности объектов ОРД является высокоорганизованная и эффективная разведка криминального подполья с целью получения при помощи оперативно-розыскных средств и методов стратегической информации о преступных формированиях и их лидерах, внутренней динамике и степени организованности и конспиративности, распространенности и видах преступности, ее проявлениях в разных регионах, международных криминальных связях, о коррумпированности различных ветвей власти, обо всех обстоятельствах, способствующих этим явлениям.

    Оперативно-розыскная деятельность является многосубъектной, и поэтому ее объекты могут оказаться в центре внимания различных служб, успешные действия которых зависят от согласованности, деловых контактов, единства в понимании целей и задач.

    Согласованная деятельность оперативных аппаратов по выявлению замыслов объектов ОРД предполагает выдвижение на первый план мер по выявлению лиц, от которых можно ожидать опасных преступлений, документирование их подготовительных действий, нейтрализацию их контрприемов против полиции (полиции), согласованное планирование оперативных комбинаций и операций.

    Комплекс оперативно-розыскных и иных мероприятий в отношении криминальных сообществ как объектов оперативно-розыскной деятельности целесообразно вести в рамках оперативного дела, при этом взаимодействующий оперативный аппарат концентрирует материалы оперативной информации в деле-дубликате (досье).

    К основным совместным действиям со стороны нескольких оперативных аппаратов против объектов ОРД можно отнести:

    -              взаимопомощь и обеспечение конспирации в проведении совместных оперативно-розыскных мероприятий при соблюдении всех мер защиты от утечки информации;

    -              разделение труда, профессионализм и специализацию оперативных аппаратов;

    -              максимальное использование оперативно-технических возможностей;

    -              единство системы руководства, персональная ответственность за свой участок действий:

    -              подчинение ведомственных интересов общим.

    Кроме того, важной является проблема информационного обеспечения при проведении многосторонних оперативно-розыскных действий против объектов ОРД, особенно организованных преступных формирований и их членов. Здесь же необходимы действенные меры по защите информации, носителями которой являются оперативные аппараты и лица, содействующие проведению оперативно-розыскных мероприятий.

    Система информационного обеспечения должна быть интегрирована в единую информационную сеть субъектов оперативно-розыскной деятельности, доступ к интегрированным банкам данных должен быть защищен от посторонних. Система должна быть ориентирована на объекты соответствующего оперативного учета: криминальные группы, лидеры и авторитеты криминального мира; лица и предметы преступного посягательства; события, представляющие оперативный интерес; коррумпированные связи преступного мира ИТ. д.

    К функционированию такой системы должны предъявляться повышенные требования оперативности в выдаче информации, достоверности и защищенности конфиденциальной и оперативно значимой информации.

    Одновременно информационное обеспечение оперативных аппаратов должно максимально использовать потенциал международного сотрудничества в части получения информации о лицах — объектах ОРД через каналы Национального центрального бюро Интерпола и Бюро по борьбе с организованной преступностью стран СНГ.



    темы

    документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
    документ Оперативная деятельность
    документ Организованная группа
    документ Арест
    документ Уголовный кодекс РФ



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Изменения для нотариусов в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты