Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Сущность разведывательно-поисковой работы

Сущность разведывательно-поисковой работы

Сущность разведывательно-поисковой работы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Сущность и значение оперативно-аналитического поиска
  • Правовой аспект оперативно-аналитического поиска
  • Структурное обеспечение функции оперативно-аналитического поиска
  • Специфика оперативного поиска

    Сущность и значение оперативно-аналитического поиска

    Стадия оперативного расследования, обеспечиваемая разведывательно-поисковой работой сотрудников оперативных подразделений, является ключевой (исходной) в структуре оперативно-розыскного процесса, обеспечивающего выявление, предупреждение, пресечение или раскрытие тайных с элементами маскировки противоправных Деяний. Ее цель заключается, как правило, в получении оснований и поводов для начала предварительной, а затем и последующей (в виде оперативной разработки) оперативной проверки. При этом могут добываться и сведения необходимые для нейтрализации криминогенных факторов, об оперативной обстановке в регионе, отрасли экономики и т. п., то есть требующиеся органам государственной власти для успешного осуществления своих функций.

    Правовой аспект оперативно-аналитического поиска

    Как ранее отмечалось, данная стадия оперативно-розыскного процесса в оперативно-розыскном законодательстве Российской Федерации и ряда стран СНГ, Литвы надлежащего юридического оформления не имеет. Например, лишь в абзацах I, III ст. 2 Федерального закона об ОРД имеется упоминание о задачах ОРД, связанных с выявлением оперативно-розыскной информации.

    Такой подход к регламентации данной стадии оперативно розыскного процесса объясняется, вероятно, тем, что в 90-е г. депутаты Верховного Совета РСФСР в своем большинстве поддержали точку зрения тех своих коллег, которые полагали, что кажущаяся на первый взгляд естественность таких задач оперативно-розыскной деятельности, как выявление и предупреждение преступлений происходит из сформировавшейся за годы советской власти привычки профилактирования преступности — выявления на самой ранней стадии преступного умысла, что на практике приводило к тотальному сыску за населением, подозрительности и доносительству. Выход из этой потенциально опасной тенденции по мнению ряда депутатов Верховного Совета РСФСР состоял в том, чтобы убрать, как это сделано на Западе, из задач ОРД, выявление и предупреждение преступлений и оставить действительно борьбу с преступностью. Профилактические же меры должны осуществлять другие государственные органы и само население. Декларирование призывов о необходимости осознать: либо у нас будет демократия е неизбежной платой за нее определенным уровнем преступности, безработицы и иных свойственных данному государственному устройству негативных социальных явлений, либо ОРД будет выявлять потенциальных преступников, что можно осуществить лишь на основе всеобщего негласного контроля за населением под «благородным предлогом: преступление легче предупредить, чем раскрыть. Этот лозунг верен, но к ОРД относиться не должен. Недопустимо для «удобства» ОРД жертвовать начавшимися демократическими преобразованиями.

    В итоге в Законе РФ об ОРД, а затем и в Федеральном законе Об ОРД нет упоминания об основаниях и поводах, Позволяющих вести оперативное расследование, то есть разведывательную работу в социально-аномальной среде. Помимо этого отсутствует регламентация основных аспектов этой стадии оперативно-процессуальной деятельности.

    Аналогичная картина прослеживается в оперативно-розыскных законах Республики Беларусь и Молдовы. Определенный прогресс при разрешении вопроса об обеспечении легитимности стадии разведывательно-поисковой работы наблюдается в оперативно-розыскных законах Украины и Республики Казахстан. Здесь в перечне оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий имеются и те, которые позволяют вести разведывательную работу в интересах решения задач ОРД. Так, в п. 3 ч. I ст. 6 Закона Украины об ОРД указано, что основанием для проведения оперативно-розыскной деятельности является необходимость получения разведывательной информации в интересах безопасности общества и государства. Примерно в таком же ключе изложено сходное основание для проведения оперативно-розыскных мероприятий в ст. 10 раздела 3 Закона Республики Казахстан об ОРД. Здесь в подпункте «б п. 1 определено, что к числу оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий относится необходимость получения разведывательной информации в интересах общества, государства и укрепления его экономического и оборонного потенциала.

    Однако без всяких двусмысленностей разведывательное (оперативное) расследование обозначено лишь в оперативно-розыскном Законе Латвии и в Инструкциях Генерального атторнея США о порядке расследования по делам об общеуголовных преступлениях, деятельности предприятий организованной преступности, внутренней безопасности и терроризме и определяющих основные начала оперативно-следственного процесса ФБР.

    Например, в п. 2 ст. 18 Закона Латвии об оперативной деятельности отмечено, что процесс оперативной деятельности может быть начат до возбуждения уголовного дела. При этом в подпункте 1 и. 3 этой же статьи установлено, что первой стадией процесса оперативной деятельности является оперативное расследование. Последнее в части I ст. 20 рассматриваемого закона определяется как деятельность должностных лиц субъектов оперативной деятельности с целью получения обоснования для начала оперативной проверки или оперативной разработки.

    Чтобы выяснить правильность тезиса о несовместимости демократических преобразований в обществе и разведывательной работы в сфере и инфраструктуре социально-аномальной, прежде всего противоправной, среды обратимся к опыту оперативной работы криминальной полиции и спецслужб Запада.

    В США, чтобы обеспечить руководителей правоприменяющих органов информацией, которая давала бы возможность обнаруживать, а в некоторых случаях и прогнозировать организованную противоправную деятельность, осуществляется так называемая «полицейская разведка». По методам и характеру добываемой информации полицейская разведка делится на две категории: стратегическую и тактическую.

    Стратегическая разведка предполагает получение, накопление, систематизацию и анализ многочисленных и весьма разнообразных сведений о лицах, подозреваемых в причастности к организованным криминальным структурам, включая даже такие данные, которые на первый взгляд не имеют непосредственного отношения к противоправной деятельности.

    Основная цель тактической разведки — помощь в планировании конкретных полицейских операций и установление источников получения доказательств, которые позволили бы произвести арест подозреваемого и доказать его виновность. Следует отметить, что между задачами, которые решаются стратегической и тактической разведками, нет, разумеется, жесткой границы, т. к. они взаимосвязаны, ибо разрешение последних гарантирует поэтапное приближение к основным целям.

    Однако важно то, что добываемая информация подлежит тщательной аналитической обработке. Поэтому координация борьбы с организованной преступностью осуществляется, кроме прочего, с помощью компьютерной информационной системы. Центральный компьютер Федерального Бюро Расследований США поддерживает двустороннюю связь с местными его отделениями, охватывающими своим контролем основные регионы страны, а также банки информации таких федеральных правоприменяющих органов, как Секретная служба, ДЕА, Министерство труда США, Бюро внутренних доходов США и др.

    В компьютерах накапливается информация о лицах и организациях, подозреваемых в причастности к деятельности организованной преступности, данные о совершенных, совершаемых и готовящихся преступлениях, что позволяет планировать полицейские мероприятия и операции, связанные с арестами подозреваемых и предъявлением им обвинений. Федеральное бюро расследований (ФБР) является центром, в котором сосредоточиваются разведывательные материалы и осуществляется методическое руководство разведывательной деятельностью других правоприменяющих органов.

    Непрерывный обмен информацией происходит по горизонтали, то есть между правоприменяющими органами на одном уровне управления, например между федеральными органами, и по вертикали, то есть между местными, штатными и федеральными уровнями управления.



    В Великобритании обработка разведданных об организованной преступности и преступниках основывалась и координировалась в зависимости от соответствующего уровня: регионального, национального и международного. В Англии и Уэльсе в рамках подобной структуры существует девять региональных отделов уголовной разведки, выполняющих эти функции. Информационные сведения хранятся в памяти компьютеров и в архивах. Планировалось создание национальной службы уголовной разведки, через которую будут проходить все разведданные об организованной преступности, с использованием автоматизированной системы обработки информации.

    Согласно данным печати, такая служба (НКР) была создана Криминальная разведка занимается целым рядом преступлений, оказывающих большое влияние на стабильность и экономику Королевства: например, доставка и распространение наркотиков, фальсификация денежных знаков и отмывание «грязных» денег, бесчинства футбольных фанатиков, любые проявления организованной преступности.

    Собранная НКР информация направляется силовым ведомствам для проведения операций «на местности». Информационно-аналитический центр НКР круглосуточно обрабатывает сведения о маршрутах транспортировки, крупных партиях перевозимых наркотиков, наиболее активных деятелях наркомафии, поступающие от таможенных органов, из местных отделений полиции, а также из-за границы — по линии Интерпола. В составе НКР есть подразделение финансовой разведки. В его задачи входит отслеживание крупных денежных транзакций и проверка, не являются ли они оплатой поставок наркотиков.

    Финансовые институты Великобритании, согласно положениям закона о преступлениях, связанных с распространением наркотиков, обязаны предоставлять правоохранительным органам необходимую информацию. Это, сказано в законе, «не является нарушением контрактных обязательств по сохранению коммерческой тайны со стороны финансовых организаций». На практике большинство банков, фондов и работающих с деньгами фирм имеют прямую договоренность информировать НКР обо всех «подозрительных» случаях, особенно связанных с операциями с наличностью. Финансовая разведка действует в тесном контакте со специализированной рабочей группой Банка Англии по проблеме отмывания денег. Ими было совместно подготовлено и разослано по банкам всей Британии директивное письмо по данному вопросу.

    Подразделение по борьбе с фальшивомонетничеством НКР получает в свое распоряжение все поддельные банкноты английских и иностранных денег, изъятые полицией на территории Великобритании. Специалисты знакомятся с последними «достижениями» нелегальных конкурентов Банка Англии, готовят рекомендации по усилению защиты денег от фальсификации. Это подразделение тесно взаимодействует с соответствующими организациями зарубежных стран — в первую очередь тех, чья валюта наиболее популярна среди подпольных финансистов (США, Франция, Германия, Австрия и т. д.).

    В НКР есть отдел, ведущий наблюдение за педофилами гомосексуалистами, объектом влечения которых являются несовершеннолетние. Помимо того что склонность эта сама по себе противозаконна, отслеживание поведения педофилов дает НКР возможность выходить на нелегальные кино и видео-центры, специализирующиеся на производстве порнографии с участием детей, а также на типографии и книжно-журнальные магазины, распространяющие подобную продукцию. Даже в условиях свободы печати она считается незаконной и является объектом борьбы британской полиции.

    Специфична деятельность подразделения криминальной разведки, специализирующегося на противодействии бесчинствам футбольных фанатов, или хулиганов, как их называют англичане. В обязанности офицеров этой службы входит посещение всех матчей европейских и мировых первенств, присутствие на международных играх как на территории своей страны, так и за границей. Они должны в лицо знать многие тысячи хулиганов и своевременно «засекать» их в толпах болельщиков, постоянно поддерживать контакт с коллегами в других государствах, обмениваясь с ними списками и фотографиями зачинщиков драк и погромов на стадионах и вокруг них во время и особенно после игр.

    Офицеры отдела по борьбе с организованной преступностью внимательно наблюдают за любыми проявлениями активности итальянской и американской мафий, индокитайских триад, а теперь и русских преступных группировок. Для облегчения взаимодействия полиции Великобритании с коллегами, кстати, именно в структуре НКР существует отдел по связям с Интерполом и его национальными организациями. В международную полицейскую ассоциацию вошли и бывшие советские республики, а в современных условиях входит Россия.

    В НКР служит 270 чинов полиции, 40 таможенников и 140 человек гражданского персонала, преимущественно технические эксперты и специалисты. Основная нагрузка в этой службе ложится на «плечи информационной компьютерной системы национальной полиции и таможни.

    В Канаде  существует служба по сбору информации об организованной преступности (КИСК), что было оформлено соответствующим Уставом. КИСК охватывает Центральное бюро в Оттаве и систему местных бюро но всей Канаде. Как Центральное, так и местные бюро занимаются сбором, регистрацией, анализом и распространением информации о преступности. Центральное бюро действует в национальном масштабе, в то время как местные бюро — в пределах провинций и между провинциями. Материал, представляющий национальный интерес, доставляется в Центральное бюро, где находится главная картотека. Очень важно, что система предусматривает непосредственный обмен информацией между агентствами охраны порядка и между провинциальными информационными службами. Центральное бюро получает информационные материалы по такому обмену.

    Как правило, те полицейские департаменты или агентства, в составе которых имеются штатные центры по сбору информации о преступности, становятся правомочными членами КИСК через представительство местных бюро. С другой стороны, это не мешает распространению необходимой информации по другим агентствам охраны порядка.

    Согласно уставу, общее руководство делами КИСК сосредоточено в Исполнительном Комитете, который является ответственным за определение курса и разработку рабочих директив. Многие его совещания большей частью были посвящены административным и организационным вопросам. Теперь наступил этап, когда последующие ежегодные заседания Исполнительного Комитета будут концентрироваться на специфических проблемах организованной преступности и координации методов и средств по их разрешению.

    Устав требует широкого представительства в Исполнительном Комитете, который состоит из десяти членов, являющихся должностными лицами, и четырех выборных представителей. Десятью членами Исполнительного Комитета являются комиссар Королевской канадской конной полиции по расследованию преступности; комиссар местной полиции Онтарио; главный директор полиции Квебека; комиссар полиции провинции Британской Колумбии; председатель полицейской комиссии Онтарио; директор городской полиции Монреаля; начальник столичной полиции Торонто; начальник городской полиции Ванкувера. Выборными членами Исполнительного Комитета являются комиссар полиции, представляющий группу из четырех провинций. В этот комитет входит комиссар одной из четырех атлантических провинций и начальники двух главных муниципальных полицейских управлений. Все они выбираются сроком на два года; начальники полиции назначаются Исполнительным Комитетом Канадского объединения начальников полиции.

    С появлением новой службы канадские агентства охраны порядка имеют все необходимые средства, при помощи которых можно предпринять согласованные действия против организованной преступности. Отделы по сбору информации о преступности должны действовать в соответствии со стандартными директивами, а сбор, распространение и анализ информации должны быть более эффективными. На результаты будущих координированных усилий по борьбе с организованной преступностью, по мнению специалистов в Канаде, нужно смотреть с оптимизмом.

    Таким образом, Запад не отвергает, а наоборот, интенсивно развивает структуры, осуществляющие полицейскую разведку. В этом плане уместно сослаться на помощника Генерального прокурора США Томпкинса, выступавшего обвинителем по делу советского разведчика В. Фишера (Р. Абеля), выданного ФБР его помощником. В своей речи он отметил, что общество и правительство имеют право защитить себя, когда имеются данные, что кто-то лишь вступает в преступный заговор. Нельзя проявлять непростительную в этом случае беспомощность, ожидая, пока будет обнаружен труп, чтобы приступать только тогда к поискам преступника. Общество и правительство имеют право вмешаться, как только будет установлено, что преступление лишь готовится и в ходе подготовки к нему в преступных целях создается некое сообщество, деятельность которого будет направлена на совершение конкретных противозаконных деяний. Этот тезис получил законодательное закрепление в различных правовых документах, в т. ч. регламентирующих ОРД ФБР США и анализируемых в данной работе.

    Поэтому в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии вполне оправданно в силу высокого уровня современной преступности и по причине необходимости обеспечивать безопасность государства существует традиционно сложившаяся система оперативных подразделений правоохранительных органов и спецслужб, выполняющая функцию оперативно-аналитического поиска информации: во-первых, о преступной и иной противоправной деятельности отдельных лиц и сообществ, во-вторых, о разведывательно-подрывной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств.

    Структурное обеспечение функции оперативно-аналитического поиска

    Ключевое место в системе оперативно-розыскных органов занимают оперативные подразделения криминальной полиции органов внутренних дел. Это, в первую очередь, аппараты уголовного розыска, подразделения по борьбе с экономической преступностью. Они функционируют в составе территориальных, транспортных и специальных ОВД. Специфичными по своим функциям оперативными аппаратами криминальной полиции являются оперативно-поисковые и оперативно-технические подразделения. В последние годы, учитывая распространение наркобизнеса, в криминальной полиции сформированы аппараты по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

    Особое место в системе оперативных аппаратов ОВД занимают оперативные подразделения по борьбе с организованной преступностью  и оперативные аппараты органов уголовно-исполнительной системы. Относительно последних следует отметить, что в современных условиях вопрос о пребывании их в системе МВД не только не является проблемным, но фактически решенным.

    Оперативные подразделения криминальной полиции ведут оперативно-аналитический поиск информации, которая необходима для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, а также для обнаружения граждан, скрывающихся от дознания, следствия, в том числе бежавших из ИВС, СИЗО, ИУ, а также для обнаружения без вести пропавших граждан.

    Что же касается оперативных подразделений ОИН, то они осуществляют пенитенциарную разведку, во-первых, для обеспечения правопорядка в СИЗО, ИУ, выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия нарушений режима и преступлений, а также в интересах содействия криминальной полиции и иным органам, осуществляющим ОРД по обнаружению среди заключенных и осужденных лиц, причастных к ранее нераскрытым преступлениям.

    В систему оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии, входят и органы государственной безопасности. В Российской Федерации в современных условиях они называются органами федеральной службы безопасности. В Украине, в Казахстане, Молдове — это органы национальной безопасности, в Латвии — государственные институции, осуществляющие управление в области национальной безопасности. Согласно законам, регламентирующим ОРД и определяющим статус этих ведомств, последние ведут оперативный поиск информации, необходимой для предупреждения, пресечения и раскрытия разведывательно-подрывной деятельности. Это прежде всего контрразведывательный поиск, а также оперативно-аналитический поиск, осуществляемый для борьбы с отдельными противоправными деяниями в виде терроризма, коррупции, проявлений организованной преступности, создающих угрозу интересам страны. Традиционно органы государственной или национальной безопасности ведут сбор информации, необходимой для осуществления органами государственной власти и управления комплекса мер по разрешению социально-экономических, оборонных, техногенных, экологических и иных проблем".

    Новым субъектом оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии, зафиксированных на законодательном уровне, являются оперативные подразделения пограничных войск (пограничной службы). Как субъекты ОРД они обозначены в оперативно-розыскных законах России, Украины, Белоруссии и Литвы. Этот субъект ОРД призван вести сбор информации в интересах обеспечения неприкосновенности государственной границы, обеспечения экономической безопасности, выявления фактов подготовки различного рода эксцессов на границе, связанных с контрабандой наркотиков, оружия, провоцирования вооруженных и иных конфликтов и др.

    Субъектом ОРД в РФ, странах СНГ и Балтии признаны и органы, уполномоченные вести борьбу с налоговыми правонарушениями. Это налоговая полиция (ранее органы налоговых расследований), сотрудничающие с налоговой службой Министерства финансов. Оперативные подразделения налоговой полиции ведут оперативно-аналитический поиск налоговых правонарушений, в связи с чем обладают полномочиями применять в полном объеме оперативно-розыскные мероприятия.

    Б число субъектов ОРД законодатель в РФ, странах СНГ и Балтии включает и органы, призванные осуществлять охрану высших должностных лиц органов государственной власти и управления. Они зафиксированы в оперативно-розыскных законах Российской Федерации, Украины, Казахстана, Литвы. Оперативные подразделения этих структур призваны вести оперативно-аналитический поиск сведений, указывающих на подготовку покушений на указанных выше лиц, террористических актов, иных противоправных посягательств на соответствующих должностных лиц органов государственной власти и управления, членов их семей. Помимо этого в компетенцию данной категории оперативных подразделений входит также оперативно-аналитический поиск информации, позволяющей выявлять и пресекать покушения, террористические акты и иные противоправные посягательства на должностных лиц органов государственной власти и управления зарубежных государств во время их визитов.

    В Российской Федерации и в Литве к числу субъектов ОРД отнесены таможенные органы. Они призваны вести оперативно-аналитический поиск информации о противоправных деяниях, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов. В России эти вопросы детально определяет ст. 224 Таможенного кодекса РФ.

    В число субъектов ОРД также включен и ряд спецслужб, которые ведут оперативно-аналитический поиск в пределах своей компетенции, предусмотренной соответствующими законодательными актами (РФ — служба внешней разведки; Россия, Казахстан, Латвия, Литва, Молдова — специальные органы, учреждения, институции министерства обороны).

    Сказанное свидетельствует о том, что оперативно-аналитический поиск информации о разнообразных противоправных и иных деяниях должен быть надлежащим образом обеспечен структурно за счет создания соответствующих оперативных подразделений и определения их компетенции в этой сфере.

    Для эффективного осуществления как оперативно-аналитического поиска, так и иных стадий оперативно-розыскного процесса оперативные подразделения имеют форму управления, отдела, отделения, бюро и т. п. Речь идет об оптимальном построении оперативной службы, занятой сбором, анализом и доведением разведывательной информации до заинтересованных лиц, служб, органов и организаций, ее использованием согласно нормам оперативно-розыскного закона.

    Данная структура будет оптимально функционировать при соблюдении следующих положений:

    -              личный состав подразделения криминальной разведки должен быть сгруппирован так, чтобы обеспечить наиболее эффективное выполнение задач, поставленных как перед этой структурой в целом, так и перед каждым его работником, взятым отдельно;

    -              возлагаемая на руководителя подразделения ответственность должна быть максимально ясна, определена и закреплена в нормативных документах;

    -              орган, устанавливающий обязанности этого должностного лица, обязан предоставить ему соразмерные полномочия, которые могут применяться так, как этот руководитель сочтет необходимым (аналогично и относительно сотрудников подразделения);

    -              руководитель этого формирования должен иметь право и средства контроля за работой подчиненных им лиц, с тем чтобы проверять выполнение указаний и принимать меры к совершенствованию работы;

    -              начальник может иметь в своем подчинении только такое число лиц, которым он способен руководить без особого напряжения. Деятельность всех подразделений и должностных лиц формирования должна быть максимально координирована и гармонично направлена к осуществлению общих целей формирования.

    Так, например, в структуре Администрации (Управления) по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration), созданного в США в целях осуществления сбора, анализа и распространения информации в сфере борьбы с наркобизнесом как на национальном, так и на международном уровне, предусмотрено разведывательное подразделение (Intelligence Division). Оно является автономным структурным элементом DEA и непосредственно подчинено одному из руководителей администрации Управления. В состав разведывательного подразделения структурно входит размещенный в Эль Пасо разведывательный центр (El Paso Intelligence Center — EPIC), укомплектованный не только специалистами DEA, но и сотрудниками других служб, таможенной службы США, береговой охраны, бюро по борьбе с алкоголем, табаком, оружием и др.  Центр в Эль Пасо решает задачи сбора разведывательной информации, касающейся деятельности наркомафии, прежде всего, на воздушном и водном транспорте.

    Обращает на себя внимание комплексный подход руководства DEA к организации разведывательной работы.

    Так в структуре данного ведомства помимо EPIC предусмотрены:

    -              отдел разведывательных расследований;

    -              отдел разведывательной работы и взаимодействия в сфере политики;

    -              отдел научно-исследовательской работы в области разведки.

    Как видно, в деятельности указанных формирований достаточно четко обозначена основная линия сыскной работы — сбор оперативно-значимой информации и ее анализ, что отражает существо криминальной разведки.

    Упомянутый в начале параграфа термин « оперативно-аналитический поиск  для обозначения данной стадии оперативно-розыскной деятельности используется в этой работе авторами как родовое понятие.

    В литературе по проблемам сыска можно встретить специфические термины и словосочетания, среди которых наиболее характерными являются:

    -              криминальная, в том числе экономическая, разведка;

    -              выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес.

    Например, первое из вышеприведенных сочетаний обозначает регулируемую законодательно и в подзаконных нормативных актах органов-субъектов сыска стадию оперативно-розыскного процесса, охватывающую такие этапы как сбор, доставка, переработка, хранение, использование (в том числе распространение) оперативно-значимой информации, отражающей явления и процессы, происходящие в сфере охраны правопорядка, в т. ч. экономического и общеуголовного характера, обеспечения безопасности предпринимательства. Осуществляется она уполномоченными государственными оперативными аппаратами, а также структурами, которым государство делегировало эти полномочия.

    В свою очередь более конкретный термин «экономическая разведка» в косвенной форме указывает на специальные органы государства, призванные обеспечить его экономическую безопасность, действуя в такой его специфической сфере, как экономика. А такой термин, как «выявление лиц и фактов указывает на конкретные объекты разведывательно-поисковой работы. Здесь акцент проставлен на обнаружении разведывательно-поисковым путем, то есть с помощью оперативно-розыскных мероприятий, частно-детективных мер физических лиц и событий, характер которых требует внимания со стороны государственных органов и частных сыскных структур ввиду их связи с миром социальных аномалий, либо — оказанием соответствующих правовых услуг населению.

    Как отмечалось ранее, криминальная разведка может быть стратегической и тактической. Термин «стратегическая разведка отражает долгосрочный характер разведывательно-поисковой работы, подчеркивая то обстоятельство, что лишь осуществляемый в течение длительного времени тщательный сбор, анализ и оценка информации могут обеспечить разрешение задач, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством. Разделение разведывательно-поисковой деятельности на стратегическую и тактическую обусловлено также целями данной стадии оперативно-розыскного процесса.

    Известно, что разведывательно-поисковая работа начинается с постановки цели. В этом качестве понимается идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности, В качестве непосредственного мотива цель направляет и регулирует человеческую деятельность. Содержание цели зависит от объективных законов действительности, реальных возможностей субъекта и применяемых средств.

    Конкретные цели разведывательно-поисковой работы формируются на основе анализа имеющихся в распоряжении оперативного подразделения сил, средств и расчета по их наиболее полному использованию адекватно задачам, предусмотренным оперативно-розыскным законодательством. Неиспользованная часть ресурсных возможностей представляет собой, во-первых, с ретроспективной точки зрения, прямые экономические и социальные потери, во-вторых, с перспективной точки зрения — резервы повышения эффективности работы подразделения, осуществляющего оперативно-разведывательный процесс.

    Разумно полагать, что постановка конкретной дели — это результат качественного изучения проблемной ситуации, которая тесно связана с условиями деятельности субъекта государственного криминального или частного сыска. При этом одной из наиболее часто встречающихся ошибок в определении целей является подмена их объемом работы. Формулировка конкретных целей в виде объема работы может привести к тому, что наилучшим достижением цели становится, как ни странно, наибольший объем работы. Увеличение объема выполняемой работы далеко не всегда может способствовать достижению конечных результатов оперативной деятельности.

    Стратегическая информация представляет собой данные и сведения, отражающие способы и методы совершения противоправных деяний, «болевые» точки криминалитета, тенденции и намерения в различных сферах уголовной активности (терроризм, заказные убийства, наркобизнес и проч.). Сфера деятельности представителей социально-аномальной среды постоянно изменяется и скорость этих перемен увеличивается. Это обусловливает рост числа стратегических решений в области борьбы с противоправными деяниями при одновременном увеличении сложности прогнозирования их последствий и возрастании риска совершить ошибку. Эти обстоятельства предопределяют важность стратегической информации в оперативно-розыскном процессе — без этих данных невозможно принимать обоснованные решения и планировать ответные соответствующие действия органов охраны правопорядка, служб безопасности экономических объектов.

    Здесь важно то, что стратегические сведения включают в себя не только совокупность фактов, отражающих реальную ситуацию в сфере охраны правопорядка, но и результаты аналитических исследований. Это, в конечном счете, позволяет формулировать выводы относительно основных аспектов складывающейся оперативной обстановки как на региональном, так и национальном, а также — международном уровнях. При этом аналитический этап исследования стратегической информации можно определить как стадию логического синтеза отдельных элементов информации, внешне не обладающих реляционными отношениями, в систему информации целевой направленности. Конечным «продуктом» этого этапа является новое знание, определяемое не как конкретный факт или элемент информации (данных), но как результат изучения, проверки, оценки и обобщения последних. Актуальность стратегической информации сохраняется на временном интервале от одного года и более.

    В большинстве случаев стратегическая информации не предназначена для обеспечения оперативно-розыскных подразделений вспомогательной информацией по конкретному делу. Ее роль сводится к информированию органов и руководителей верхнего звена управления информацией с целью повышения обоснованности принятия рациональных решений по иммобилизации социально-аномальной среды с учетом финансовых возможностей, имеющихся сил и средств, а также предусмотренным оперативно-розыскным законом полномочий сотрудников сыскного ведомства.

    Так, ФБР получает «стратегические сведения» в ходе разведывательного расследования, осуществляемого в соответствии с «Инструкцией генерального атторнея США «О порядке расследования по делам об общеуголовных преступлениях, деятельности предприятий организованной преступности, внутренней безопасности и терроризме» ». Здесь подчеркивается, что в отличие от обычного расследования, предполагающего производство следственных действий и проведение оперативно-розыскных мероприятий, разведывательное расследование направлено не столько на сбор доказательств, необходимых для привлечения к уголовной ответственности конкретных правонарушителей, сколько на выявление размеров и структуры криминальной организации, ее численности, географических масштабов деятельности, ее прошлых акций, преступных планов на будущее и реальных возможностей причинить ущерб обществу. Если обычное расследование заканчивается, когда конкретным лицам предъявляются обвинения на основе собранных в ходе расследования доказательств, то разведывательное расследование деятельности преступной организации может продолжаться и после того, как отдельные лица из числа членов преступной организации привлечены к уголовной ответственности, а остальные остаются безнаказанными. Речь таким образом идет о долгосрочной программе оперативно-следственных мероприятий, проводимых в отношении определенного сообщества, цели которого очевидно или потенциально противозаконны.

    Трудно переоценить роль стратегической информации при анализе процессов и явлений, связанных со сферой и инфраструктурой социально-аномальной сферы, в частности, с такой ее формой, как транснациональная организованная противоправная деятельность.

    Преступные организации сегодня во всем мире разворачивают трансграничные операции не только в связи с изменением конъюнктуры мирового рынка, но и для того, чтобы избежать столкновений с правоохранительными органами. Неоднозначность систем уголовного правосудия в различных государствах означает, что степень риска пресечения противозаконной деятельности конкретных лиц или сообществ в значительной степени определяется местом их базирования. Поэтому они стремятся обосноваться в наиболее «безопасных » для себя регионах, чтобы оттуда заниматься поставками нелегальных товаров и услуг, получая при этом максимальные прибыли. Объем противоправной деятельности такого рода приобретает столь глобальный характер, что позволяет говорить о возникновении так называемых транснациональных организованных криминальных сообществ, располагающихся в одной стране, а действующих в другой или одновременно в нескольких странах с «благоприятными» для них возможностями и рыночной конъюнктурой. Такие формирования оказывают все более заметное влияние на мировой экономический процесс, играют определяющую роль в запрещенных законом сферах и получают доходы, превышающие порой размеры валового национального продукта некоторых развивающихся и развитых стран. Хотя такие организации могут вкладывать средства также в законные предприятия и заниматься легальным бизнесом, противоправная деятельность является для них определяющей.

    Подобного рода транснациональную деятельность можно охарактеризовать как «форму коммерческой деятельности, осуществляемую «полузаконными» и противозаконными средствами, с использованием угроз и физического насилия, вымогательства, коррупции, шантажа и иных методов принуждения, а также путем привлечения запрещенных товаров и услуг».

    Отличительной особенностью указанных транснациональных организаций является все более частое вступление их в стратегические коалиции. Для законных корпораций такие союзы позволяют наиболее рационально использовать накопленные знания и опыт, производить сбыт продукции. Транснациональные криминальные объединения заключают подобные соглашения по аналогичным причинам. Они дают возможность сотрудничать с укрепившимися на местах преступными организациями, помогают обойти закон, снижают степень риска, обеспечивают использование надежных каналов распределения продукции и извлечение доходов на рынках сбыта.

    Например, в настоящее время в рамках обеспечения общественной безопасности Российской Федерации все более серьезной становится проблема выявления и выдворения нелегалов, «задерживающихся» в России иностранных граждан. Немалая часть из них входит в различные транснациональные организации или выполняет отдельные поручения этих организаций. По оценкам МВД РФ, только в Москве и Московской области по фиктивным документам, выдвигая всевозможные и надуманные предлоги, проживает 150 тысяч граждан из Китая. Сформированы и действуют устойчивые китайские преступные сообщества т «пекинская», «харбинская и другие группировки для переправки своих сограждан через Россию и страны Европы. К выгодному подпольному бизнесу подключились криминальные структуры Китая, Вьетнама, Гонконга, Малайзии. Они наладили связи в России и европейских странах с преступными формированиями, которые торгуют фальшивыми визами и паспортами. Стоимость доставки одного человека из Китая в одно из государств Западной Европы составляет от 10 до 25 тысяч долларов, что гарантирует расцвет подобного бизнеса.

    Еще один пример. Японская полиция провела полномасштабную операцию по пресечению деятельности международной преступной группировки, состоявшей из граждан Японии и России, которая более полутора лет успешно занималась кражей и переправкой автомобилей на Дальний Восток России. Масштабность операций этого синдиката была значительной. В итоге было арестовано 30 японцев, «промышлявших» в девяти префектурах страны. Установлено, что было украдено и незаконно экспортировано в Россию по меньшей мере 600 автомобилей общей стоимостью примерно 2,5 млрд., иен (более 20 миллионов долларов).

    Работа строилась с присущей японцам организованностью. Так, от некоего «брокера» из числа россиян во Владивостоке поступал заказ с указанием марки, цвета и комплектации требуемого автомобиля в адрес некоего Томно Сигээда.

    Этот 61-летний японец, которого арестовали в числе первых, был руководителем криминальной группировки. В прошлом Снгээда возглавлял клан якудза. Приняв заказ, Сигээда ставил задачу своим подручным. На похищенный автотранспорт (в основном это были популярные модели «внедорожников стоимостью порядка 10 тысяч долларов) монтировали новые номерные знаки и отправляли в Россию. Владивостокский «брокер» брал с каждого российского клиента около 80 тысяч ней за заказанную им японскую автомашину. Доставляли же авто специальными морскими турами, организованными с целью закупок россиянами подержанных автомашин.

    3 настоящее время правоохранительные службы, осуществляющие борьбу с международной криминальной деятельностью, за счет подготовки стратегической информации исследуют и обеспечивают пресечение сфер деятельности современных транснациональных криминальных формирований, выявляют и контролируют различные постоянно изменяющиеся проблемы, создаваемые транснациональными криминальными структурами; акцентируют усилия на тех видах транснациональной криминальной деятельности, которые считаются наиболее опасными и вызывают наибольшую тревогу; определяют проблемы, вытекающие из существующих или проявляющихся различий между отдельными странами в их понимании и оценке криминальной деятельности; изучении вопросов, связанных с неадекватной степенью разработки законодательной базы в различных государствах; рассматривают проблемы, касающиеся расширения или перемещения деятельности транснациональных преступных организаций из одних стран в другие со слабыми защитными механизмами; изучают условия, способствующие росту и расширению сферы указанных транснациональных организаций, включая социальные, экономические и политические факторы, структурные особенности их деятельности; поэтапно разрабатывают единую концепцию борьбы с этим явлением и вырабатывают глобальную стратегию более эффективного межгосударственного взаимодействия и т. п.

    Тактическим данным, добываемым в ходе криминальной разведки, в отличие от стратегических присущ операциональный характер. Они собираются для проведения конкретных акций, спланированных оперативными подразделениями против конкретных организаций и лиц. При этом задачи и общий план проведения предстоящего оперативно-розыскного мероприятия определяются заранее. Поэтому разведданные предназначены для обеспечения оптимального выполнения ОРМ. Например, в случае изучения определенного сообщества оперативно-аналитический поиск должен обеспечить сотрудников оперативного подразделения, проводящих соответствующую тактическую операцию, данными о численности этой структуры — объекта ОРД, контролируемых ею зонах, ее лидерах, направлениях преступного промысла, функционерах в органах исполнительной власти, материально-техническом обеспечении и др. Кроме того, тактические сведения важны для определения целесообразности дальнейшей работы по сбору дополнительной информации. Актуальность тактических сведений может сохраняться в течение полугода.

    Одной из форм разведывательной деятельности является коммуникационная, в том числе радиоразведка. Отдельные специалисты, занимающиеся этой проблемой, приводят характерный пример получения тактической разведывательной информации с использованием средств радиоразведки. Речь идет о том, что оперативно-техническое управление (ОТУ) КГБ СССР размещало своих сотрудников в зданиях дипломатических представительств СССР на территории зарубежных стран. Эти комнаты и находившаяся в них техника использовались специалистами ОТУ для организации противодействия подслушиванию со стороны спецслужб противника и для слежения за эфиром на волнах, отведенных местной полиции и службам безопасности. Контрразведывательное обеспечение состояло в том, что каждый раз, когда офицер резидентуры КГБ направлялся на встречу с агентом, начиналось тщательное прослушивание радиоэфира. При обнаружении увеличения интенсивности радиопереговоров или появлении иного подозрительного признака, дежурный техник посылал в эфир специальный сигнал тревоги. При этом миниатюрный приемник в кармане офицера разведки начинал вырабатывать звуковой или вибрационный (бесшумный) сигнал оповещения, предупреждающий о необходимости прервать встречу или отказаться от нее, если она еще не произошла.

    Иной аспект получения и использования тактической информации может быть обусловлен другой ситуацией. Так, анализ интенсивности радиопереговоров, выполненный техниками в советском посольстве в Токио и подкрепленный наблюдениями сотрудников резидентуры, позволил получить важные сведения тактического характера, указывающие на то, что японские группы внешнего наблюдения, состоявшие из работников контрразведки и политической полиции, обычно резко ослабляли свою активность по выходным и праздничным дням, а между одиннадцатью часами вечера и семью часами утра вообще не появлялись на улице. Это объяснялось нежеланием начальства платить им сверхурочные. Знание режима работы японской «наружки» позволило советской резидентуре в Токио значительно повысить эффективность своих операций.

    Помимо стратегических, тактических в оперативно-розыскном процессе выделяют и оперативные данные. Они представляют собой информацию о расследуемой противоправной деятельности и могут использоваться для осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий. Отличительной особенностью этих данных является достаточно четкая «привязка» их по месту и времени к криминальным ситуациям в социально-аномальной среде. Поэтому наиболее ценные сведения такого рода приближены к получению фактических данных, имеющих значение для формирования доказательственной базы по уголовным делам могут непосредственно приводить к аресту подозреваемого объекта ОРД и предъявления ему обвинения. Оперативные данные «стареют» довольно быстро — в интервале от нескольких часов до нескольких дней.

    Подчеркнем, что на практике довольно четко дифференцируются стратегические и иные данные. Однако, зачастую, бывает довольно сложно провести четкую границу между тактическими и оперативными данными. Тем не менее в конкретных ситуациях такое деление является обоснованным, прежде всего, с точки зрения динамики эффективности использования оперативно-значимых сведений.

    Получение и использование оперативных данных в современных условиях описано в открытой печати.

    Так, в среду в 16 часов возле кинотеатра «Новороссийск» сотрудниками Регионального Управления по борьбе с организованной преступностью при ГУВД г. Москвы были задержаны два жителя столицы, которые хотели пронести в коробке из-под печенья самодельное взрывное устройство.

    Вызванные сотрудники ФСБ разрушили взрывное устройство с помощью изделия «Вымпел».

    При обыске у указанных лиц изъяты граната РГД5 и 100 патронов к пистолетам ПМ и ТТ. В ходе оперативно-розыскных действий РУОП установил адрес сообщников, которые были задержаны в областном пансионате «Поляны». У них изъято аналогичное взрывное устройство.

    Из приведенного примера следует, что информацию о факте готовящегося террористического акта следует, видимо, отнести к оперативной информации, так как имеющиеся данные указывали на конкретных лиц, соответствовали определенному интервалу времени и месту, а период ее «старения» составлял не более нескольких часов. В результате использования этих оперативных данных оперработниками удалось, с одной стороны, предупредить планируемое преступление с потенциально большим количеством жертв в результате возможного взрыва, а, с другой — обезвредить группу лиц, объединенную общим преступным замыслом.

    Ранее упоминалось такое словосочетание как «оперативно-аналитический поиск», имеющее характер основной (родовой) оперативно-розыскной категория. Одновременно оно обозначает и методику разведывательно-поисковой работы. Так, оперативный поиск, как компонент анализируемой категории, это разведывательное проникновение при помощи оперативно-розыскных мероприятий в сферу и инфраструктуру изучаемой среды. Специфика же аналитического поиска предполагает «проникновение» и детальное изучение документальных источников информации в интересах получения оперативно-значимой информации. Оба указанных вида поиска тесно взаимосвязаны и в своем единстве составляют реальное содержание разведывательно-поисковой работы.

    Таким образом, все вышеприведенные термины и словосочетания отражают определенные оттенки разведывательно-поисковой работы по выявлению и изучению физических лиц и их сообществ, оказавшихся в ее сфере. В этих терминах и словосочетаниях содержится указание на специфику целей, объектов и субъектов, осуществляющих разведывательно-поисковую работу, различные аспекты ее проведения и т. п.

    Оперативно-аналитический поиск обусловлен тайным характером процесса подготовки и совершения, прежде всего, противоправных деяний. Профессионально действующий при их подготовке человек максимально защищает себя, во-первых, совершенствуя свой криминальный профессионализм, а, во-вторых, используя контрразведывательные приемы. Преодолеть этот барьер, проникнуть за него можно только разведывательным путем, так как криминалистика и уголовный процесс в ситуациях менее результативны, а порой и бессильны.

    Оперативно-аналитический поиск в сыске имеет три варианта. Первый — это разведывательно-поисковая работа в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды как стадия оперативно-розыскного процесса по выявлению и раскрытию тайных маскируемых противоправных деяний. Второй — это поиск среди криминально активных категорий лиц и их окружения в интересах раскрытия преступления-инцидента, обнаружения разыскиваемых лиц. Третий — сбор информации об определенных гражданах в профилактических целях. Правовым основанием первого и второго вариантов являются абзацы I, III ст. 2 Федерального закона об ОРД, аналогичных норм оперативно-розыскных законов других стран. Основанием третьего — ч. II ст. 7 Федерального Закона об ОРД и соответствующие статьи законов об ОРД, оперативной деятельности других стран.

    Сбор сведений в ходе оперативно-аналитического поиска ведется как открытыми (гласными), так и секретными (тайными, негласными) способами (методами), применяемыми в работе с обладателями оперативно-розыскной информации.

    Информация открытым путем (OSI — Open Source Information) в сфере криминального сыска поступает, как правило, по трем основным каналам:

    1.            Частные физические лица;

    2.            Оперативные сотрудники и материалы подготовленных - ими отчетов по результатам непосредственно проведенных ими ОРМ;

    3.            Другие открытые, т. е. публично доступные носители информации, из которых в ходе оперативного поиска можно почерпнуть сведения, представляющие оперативный интерес (книги, газеты, журналы, телевидение и радиовещание, официальные сообщения и документы государственных учреждений и служб, публикации научных конференций и симпозиумов, рекламные и выставочные материалы и др.). Если собранные открытыми способами данные свидетельствуют о том, что готовится, совершается или будет совершено противоправное деяние, конкретное лицо или группа лиц потенциально опасны для общества, то для получения более подробной информации о характере преступной деятельности и личности представителей сферы и инфраструктуры социально-аномальной среды оперативные службы могут использовать тайный сбор значимых сведений в указанной сфере и инфраструктуре.

    Дело в том, что тайна, как элемент конспирации, необходима для преодоления препятствий на пути к сведениям об объекте, интересующем оперативное подразделение. Препятствия имеют двоякий характер. Во-первых, это тщательный контроль со стороны отдельных физических лиц и их сообществ за своим поведением и как бы дезинформирование оперативного подразделения относительно своего подлинного образа жизни. Во-вторых, это — контрразведка, то есть специальные действия по охране собственных секретов.

    Поэтому индикативные (сигнальные) и фактические данные, необходимые для решения задач сыска, исходят и от конфиденциальных источников, то есть частных физических лиц, например, работающих в учреждениях, предприятиях, организациях, различных ведомств и поставляющих находящуюся в их распоряжении информацию при условии, что их сотрудничество с оперативным подразделением не будет предаваться огласке, а также от сотрудников оперативных подразделений, лично, в конспиративной форме осуществляющих разведывательно-поисковую работу, и от сотрудников иных подразделений и служб, осуществляющих ОРД, тайная помощь которых используется в ходе оперативно-розыскного процесса. Скрытый метод предназначен для разоблачения особо опасных для общества лиц и их сообществ, а также в ходе решения иных проблем, например, связанных с обеспечением безопасности предпринимательства, изучения рынка.

    Например, для получения информации о конкурентах в сфере современного предпринимательства могут использоваться следующие методы:

    -              Сбор информации, содержащейся в средствах массовой информации, включая официальные документы, например, судебные отчеты.

    -              Использование сведений, распространяемых служащими конкурирующих фирм.

    -              Биржевые документы и отчеты консультантов; финансовые отчеты и документы, находящиеся в распоряжении маклеров; выставочные экспонаты и проспекты, брошюры конкурирующих фирм; отчеты коммивояжеров своей фирмы.

    -              Изучение продукции конкурирующих фирм; использование данных, полученных во время бесед со служащими конкурирующих фирм (без нарушения закона).

    -              Замаскированные опросы и «выуживание» информации у служащих конкурирующих фирм на научно-технических конгресса (конференциях, симпозиумах).

    -              Непосредственное наблюдение, осуществляемое скрытно.

    -              Беседы о найме на работу со служащими конкурирующих фирм (хотя опрашивающий вовсе не намерен принимать данного человека на работу в свою фирму).

    -              «Ложные» переговоры с фирмой-конкурентом относительно приобретения лицензии.

    -              Найм на работу служащего конкурирующей фирмы для получения требуемой информации.

    -              Подкуп служащего конкурирующей фирмы или лица, занимающегося ее снабжением.

    -              Использование агента для получения информации на основе платежной ведомости фирмы-конкурента.

    -              Подслушивание переговоров, фирм-конкурентов.

    -              Перехват телеграфных сообщений.

    -              Подслушивание телефонных переговоров.

    -              Кража чертежей, образцов, документации и т. п.

    -              Шантаж и вымогательство.

    Таким образом, наиболее вероятными каналами утечки информации являются:

    -              персонал, имеющий доступ к информации;

    -              документы, содержащие эту информацию (все типы носителей информации;

    -              технические средства и системы обработки информации, в том числе линии связи, по которым она передается. Подчеркнем, что основным каналом получения конфиденциальной информации являются люди (конфиденты), с которыми работает оперативный сотрудник подразделения (частный детектив), осуществляющего сыскную деятельность. По данным итальянских специалистов в области промышленной безопасности персонал любой компании состоит на 25 процентов из честных людей, «которые остаются таковыми при любых обстоятельствах», на 25 процентов — из людей, ожидающих удобного случая поживиться за счет интересов фирмы, и остальные 50 процентов — лица, «которые могут остаться честными или не останутся честными в зависимости от обстоятельств». Иными словами, 75 процентов сотрудников компаний являются потенциальными конфидентами в интересах других компаний. Эта цифра говорит об исключительной важности работы с конфидентами.

    Подчеркнем, что в ходе разведывательно-поисковой работы должны сочетаться различные, взаимно дополняющие друг друга приемы как гласного, так и тайного характера в строгом соответствии с оперативно-розыскным законом и национальным законом, регламентирующим частно-детективную деятельность. В этом случае эффективность оперативно-аналитического поиска повышается, а вероятность установить связь между подозреваемым лицом и противоправным деянием, проверить благонадежность партнера по бизнесу или выявить иные сведения существенно возрастает.

    Специфика оперативного поиска

    Оперативный поиск, осуществляемый оперативными аппаратами, ведется, как правило, с целью выхода на личность, то есть на лиц и факты, являющиеся объектами оперативно-розыскной деятельности. Речь идет об оперативном поиске на определенных территориях, где совершаются различного рода криминальные акции (например, угоны автотранспорта, нападения на граждан и т. п.); на экономических и иных объектах, где должностные лица или иные сотрудники могут совершать различного рода действия, противоречащие закону, где замечена активность иностранных разведок.

    Поэтому выделяются направления и места проведения оперативного поиска. Так, оперативные подразделения ОВД ведут его среди граждан, проживающих на обслуживаемой ОВД территории, в местах концентрации преступного элемента, в криминально активной и иной криминогенной сфере, в местах вероятного сбыта похищенного, в криминогенных группах (воры, мошенники, сбытчики наркотиков, наркоманы, контрабандисты, валютчики, антиквары), на государственных хозяйственных объектах, среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступления.

    Оперативный поиск, осуществляемый адекватно вышеперечисленным направлениям, обеспечивает установление потерпевших от латентных преступлений, граждан, которым что-либо известно о преступных посягательствах, остроконфликтных ситуациях, способных вызвать совершение преступлений, лиц, отличающихся состоянием криминогенной опасности и криминальной активностью (особо опасные рецидивисты, лидеры преступного мира, в том числе имеющие межрегиональные и международные преступные связи; ранее судимые, подлежащие взятию под административный надзор; ранее судимые за бандитизм, убийство, разбои, грабежи; лица, совершившие тяжкие преступления с оружием, квалифицированные кражи и т. п.; лица, намеревающиеся совершить преступления, формирующиеся в преступные группы; склоняющие других к преступному соучастию; лица, пытающиеся приобрести оружие и технические средства для совершения преступлений; лица, в прошлом судимые и не вставшие на путь исправления, условно осужденные за умышленные преступления и с отсрочкой приговора; наркоманы; содержатели притонов; женщины легкого поведения; лица, занимающиеся скупкой краденого; лица, подозреваемые в причастности к организованной преступности, осведомленные о ней лица - работники и завсегдатаи объектов, где преступники проводят досуг, лица, обслуживающие преступников). Помимо перечисленных граждан объектами оперативного поиска являются «центры, контролирующие и направляющие преступную деятельность мошенников, рэкетиров, молодежных хулиганствующих группировок; отдельные этнические группы; коррумпированные связи устойчивых преступных сообществ; преступные структуры, возникшие в результате сращивания общеуголовной и экономической преступности; группы бандитской направленности; организованные преступные группы, занимающиеся незаконными поставками оружия, антиквариата, драгоценных камней, металлов, предметов, представляющих культурную и историческую ценность, наркобизнесом; организованные преступные сообщества с межреспубликанскими и международными связями; сообщества, занимающиеся организованными видами преступного предпринимательства и т. п.

    Сказанное свидетельствует о том, что оперативный поиск, осуществляемый субъектами оперативно-розыскной деятельности по определенным направлениям, позволяет обнаруживать конкретных физических лиц или сообщество таких лиц, представляющих разведывательный интерес с точки зрения либо их криминальной опасности, либо причастности к противоправным и иным действиям, требующими адекватного реагирования правоохранительных органов или спецслужб. Далее осуществляется оперативный поиск «от личности», то есть «адресная» разведывательная работа, когда осуществляется постоянный сбор информации об известных преступниках и их преступной деятельности на определенной территории. Поэтому в сферу оперативного поиска «от личности» попадают прежде всего лица, составляющие как бы преступный потенциал общества. Речь идет о гражданах, совершивших различного рода противоправные деяния. Порой их личностные особенности и жизненная история неразрывно связаны с криминальным поведением. Совершение противоправных деяний — это их профессия и они сознательно идут на этот риск, совершенствуя свое мастерство и активно противодействуя собственному разоблачению. Объектом оперативного поиска является и инфраструктура, складывающаяся вокруг лиц, профессионально занимающихся противоправной деятельностью. Поэтому оперативный поиск обусловлен и такими явлениями как наркомания, азартные игры и т. п. Дополнительными ориентирами для оперативного поиска «от личности» являются признаки преступления. Если поиск ведется «от личности», то возможный объект изучения сыскному подразделению как бы известен. Специфика здесь в том, что в качестве такого объекта могут выступать и физические, и юридические лица. Наличие такого объекта предопределяет характер будущей поисковой работы. В ходе оперативного поиска выявляются обстоятельства потенциально криминального характера, когда криминогенная ситуация может развиться в реальную криминальную.

    Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность, ведут оперативный поиск с учетом своей компетенции. Так, операппараты органов, обеспечивавших государственную безопасность в СССР, осуществляли поиск информации, указывающей на деятельность, предполагающую измену Родине, шпионаж, подготовку к террористическом акту, диверсии, вредительству, насильственному свержению государственного строя, угрозу единству территории государства, нарушение национального и расового равноправия, разглашение государственной тайны, передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну, подготовку к массовым беспорядкам, подготовку к незаконному выезду за границу и въезду в страну, подготовку к угону или захвату железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна, разглашения военной тайны и др.

    Примечателен в плане вышеуказанной специфики оперативный поиск, осуществляемый органами госбезопасности в свете истории, приведенной в повести В. Ишимова и А. Лукина «Обманчивая тишина»2. В ней идет речь о том, что в поле зрения сотрудников отделения по борьбе со шпионажем Одесского управления ГПУ попал секретарь консульства Грюн, который посетил город Н., где находился крупный судостроительный завод, выполняющий военные заказы. Наблюдением не было выявлено подозрительных особенностей поведения Грюна. У него были только как бы саморазумеющиеся встречи, обычные контакты. Тем не менее в период, предшествующий первой мировой войне, в этом районе продуктивно работала немецкая разведка. В связи с этим было выдвинуто предположение, что Грюн ищет старые связи, а также стремится создать агентурную сеть и начать сбор разведывательной информации. В интересах его проверки был предпринят оперативный поиск в городе Н.

    Его осуществляла оперативная группа в составе трех человек. Один из них был ориентирован на работу в городском архиве с тем, чтобы за счет наведения справок собрать материалы о работе немецкой разведки в Н. Второй получил задание установить оперативные контакты с местными старожилами и под предлогом сбора материалов для книги установить особенности, касающиеся предмета поиска. Руководитель группы взял на себя сбор и обработку информации, касающейся судостроительного завода, используя для этого соответствующее прикрытие.

    Усилиями первого сотрудника в архиве города было обнаружено письмо, отправленное из посольства Германской республики в СССР в город Н, на имя гражданина Бермана о том, что он приглашается для получения ордена Железного креста первой степени за услуги, оказанные Отечеству во время войны.

    Проверка, сразу же проведенная по указанному в письме адресу, показала, что дом сгорел и новое место проживания жильцов неизвестно. Дата пожара и исчезновения Бермана совпадала с периодом поступления в Н. письма из посольства Германии. Вместе с тем, наведение справок относительно граждан Н. с фамилией Верман позволило установить двух человек с аналогичной фамилией. Одновременно отделением по борьбе со шпионажем Одесского ГПУ из негласных источников была получена информация о том, что в Одессе был замечен человек, которого называли «швейцарцем» и, вероятно, являвшимся в период первой мировой войны резидентом германской разведки в Н. Источник также указал, что фамилия резидента приблизительно Вермель — Вернер — Вегнер, то есть созвучна с фамилией Верман.

    Отработка этой версии была связана с оперативной проверкой лиц, проживавших в Н. и носивших соответствующую фамилию. Первый из них оказался обычным гражданином. В свою очередь руководитель оперативной группы, применив метод оперативного внедрения, получил доступ в компанию местных жителей, собиравшихся у женщины, проживавшей на той же улице, куда было направлено письмо из германского посольства Верману. Там ему удалось установить, что «швейцарец» — это бывший управляющий отделением страхового общества «Россия», а ныне — инспектор Госстраха. Последующие оперативно-розыскные мероприятия позволили успешно идентифицировать его как резидента германской разведки.

    В свою очередь изучение документации, которую выполняли на заводе чертежники, показало, что одна из них делала лишние копии чертежей. Наблюдение, установленное за ней, показало, что она постоянно посещает городскую библиотеку, где было зафиксировано, что книги, которые она принесла для обмена, сразу же взял преподаватель военного дела местного педагогического техникума. Далее было установлено, что такой обмен «военрук» и «чертежница» производят регулярно. Дочь «военрука», в свою очередь, обменивалась книгами со своей подругой. Ее отец был связником между «военруком» и доставлял документы, добытые «чертежницей», на железнодорожную станцию, где передавал их определенному человеку, который, получив их, выехал в Москву. Он был идентифицирован как харьковский инженер Фальц. Наблюдение зафиксировало, что документы он передал сотруднику германского посольства.

    Проведенные в отношении указанных объектов оперативно-розыскные мероприятия обеспечили как пресечение деятельности резидентуры немецкой разведки, так и внедрение агента ГПУ в среду, интересующую советскую разведку в Германии.

    Термин «оперативный поиск» по выявлению симптомов криминального характера используется, конечно, условно для разграничения его от оперативного поиска «от конкретной личности». Характерная черта оперативного поиска, ведущее по ориентирам, имеющимся в контрольном перечне потребностей в информации в том, что он имеет только определенные цели в виде определенных категорий лиц, фактов, явлений. Например, в деятельности органов, осуществляющих ОРД, это лица, факты, события, явления, касающиеся сферы и инфраструктуры криминальной среды, где важно выявить конкретных лиц и их сообщества, деятельность которых имеет определенные криминальные проявления, что позволяет начать оперативный поиск «от личности».

    Специалисты выделяют определенные ориентиры для такого оперативного поиска. Так, по линии борьбы с экономическими преступлениями специфическими признаками организованной криминальной деятельности являются систематические нарушения законодательства об антимонопольной деятельности в целях создания искусственного дефицита на потребительском рынке, любые варианты уклонения от налогового обложения (мошенническое занижение прибыли, теневые, нерегистрируемые сделки, вступление в коррумпированные отношения  работниками налоговой службы), систематическое получение квот и лицензий на вывоз за пределы России нефтепродуктов, сырья, редкоземельных металлов коммерческими структурами, для которых данный вид деятельности не является профилирующим; регулярное обналичивание крупных сумм денег; все варианты финансовых махинаций, направленные в итоге на организованное хищение денежных средств, находящихся в распоряжении государственных и коммерческих структур; все варианты вывоза (в том числе попыток) сырьевых ресурсов, готовой продукции, цветных металлов под видом отходов производства; операции по конвертации рублевой массы через малоизвестные коммерческие структуры и банки; закупки по импорту (трата валютных средств) товаров, приобретение которых явно не имеет коммерческой и технологической перспективы; силовое прикрытие нанятыми боевиками и подкупленными чиновниками дельцов и блокирование конкурентов с целью поддержания монополии своей коммерческой деятельности.

    Исходя из оценки этих признаков и сведений, полученных из иных источников, данный вид оперативного поиска призван выявить несоответствие между внешними признаками поведения конкретного лица (сообщества лиц) и тщательно скрываемой им (ими) как бы «подпольной» деятельности. Это несоответствие распознается при помощи методов проникающего характера.

    Нередко это проникновение имеет смысл, адекватный данному термину. Характерным в этом плане является эпизод из биографии Э. Видока. Ему, в частности, было дано задание проникнуть в дом барона Мешена и, более того, став там гостем на обеде, выяснить точный состав гостей и содержание их разговоров. Вначале Видок посетил виноторговца напротив квартиры Мешена и когда туда пришел главный повар барона, Видок представился ему конкурентом по покупкам на базаре. Расположив его к себе умелой лестью, Видок стал уговаривать повара продемонстрировать ему тот обед, который он будет подавать на банкете у барона. В столовую Видок предлагал его ввести переодетым в ливрею в качестве слуги одного из гостей. Однако повар отказал ему, мотивируя тем, что один из его учеников, которого он недавно ввел в дом, совершил кражу шести серебряных приборов. Но этот контакт имел и положительную сторону, так как Видоку удалось выяснить полную биографию всех членов семьи и прислуги, а также определить предлог для проникновения в дом. Основу плану по проникновению составил любимый попугай барона Мешена. Видок предложил 500 франков слуге, который ухаживал за этим попугаем, за то, чтобы в день банкета без четверти семь, то есть за 15 минут до того, как гости должны были сесть за стол, выпустить попугая из клетки, предварительно привязав к нему свинцовую пулю на конце шелковой нитки. Видок объяснил слуге, что у него есть дело к господину Мешену, разрешение которого облегчится, если он вернет барону его любимого попугая. Далее Видок представился слуге нотариусом — сертификатором Ламбертом и вручил ему свою визитную карточку, а также две золотые монеты в виде задатка.

    В назначенное время улица возле дома барона была перекрыта двенадцатью агентами с тем, чтобы исключить случайности. Но все сложилось удачно и выпущенный из клетки попугай под тяжестью пули упал прямо к ногам Видока, который незаметно отвязав груз, стал выяснять у прохожих, кому он принадлежит. Следует отметить, что «спасение» попугая произошло на глазах барона и его гостей, которые бросились к окнам после криков слуги. Поэтому Видок был с благодарностью встречен бароном, приглашен на банкет, представлен гостям и в итоге сумел выяснить личностные данные каждого из них и зафиксировать все сказанное ими.

    Со времен Видока оперативное проникновение (внедрение) стало составным элементом системы оперативно-розыскных мероприятий, применяемых сотрудниками оперативных подразделений в ходе оперативного поиска. Среди мероприятий, входящих в эту систему, прежде всего включаются и иные оперативно-розыскные меры. Так, помимо оперативного внедрения осуществляются тайные опросы, негласные проникновения в помещения и транспортные средства, на участки местности, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, перлюстрация почтовой корреспонденции, телеграфных и иных сообщений, сбор информации при помощи конфидентов, тайное наблюдение и т. п. Как правило, в ходе оперативного поиска используется комплекс различных, дополняющих друг друга, мероприятий и источников.

    В свою очередь дополняют негласные меры и источники гласные методы. Дело состоит в том, что сотрудники оперативных подразделений, в частности, таких, как УР, ВЭП, ГУОП, УНОН, ОИН МВД РФ, соответствующих служб ФСБ РФ, налоговой полиции имеют статус легальных (официальных) должностных лиц, поэтому они могут использовать свои полномочия как по Федеральному закону об ОРД, так и по законам РФ, определяющим статус полиции, ОИН, ФСБ, налоговой полиции. Например, сотрудники БЭП могут принять участие в проверке финансово-хозяйственной деятельности экономических объектов; сотрудники УР — посещать местожительство и работы граждан при раскрытии внезапно совершенных в данном жилом секторе или местности преступлений (убийства, грабежи, разбои, кражи и т. п.).

    Статус легальных оперативных работников позволяет указанной категории сотрудников использовать названные полномочия для разбирательства заявлений и жалоб граждан, где можно почерпнуть соответствующую информацию, контактировать с сотрудниками других (неоперативных) служб органа, осуществляющего ОРД, собирать сведения через контакты с представителями общественности и др.

    Главное здесь в том, что среди оперативно-розыскных мер, применяемых в ходе оперативного поиска, есть те, которые имеют ярко выраженную разведывательную природу и в силу этого обеспечивающие проникновение с целью сбора информации в ту среду, куда с помощью открытых мер сотруднику правоохранительного органа или спецслужбы попасть невозможно. Это позволяет своевременно получать сведения о тайной, с элементами маскировки, противоправной деятельности, информацию, требующуюся для обеспечения безопасности общества и государства.

    Таким образом необходимость тайного оперативного поиска обусловлена тем, что процесс подготовки и осуществления ряда противоправных деяний в объективной действительности протекает скрыто. Кроме того, скрытый характер имеют криминогенные факторы, в частности, как правило, только тайным путем можно выявить обстоятельства, заказывающие на опасные тенденции в развитии обстановки в обществе.

    Поэтому для оперативного поиска закономерностью является сочетание гласных и негласных оперативно-розыскных мер, что является одним из ключевых принципов оперативно-розыскного процесса.

    Необходимо отметить, что законодатель в ряде стран увязывает возможность проведения ОРМ со стадиями оперативно-розыскного процесса. Характерной в этом плане является ст. 20 закона Латвии об оперативной деятельности. Ее ч. II устанавливает, что в процессе оперативного расследования, представляющего собой разведывательно-поисковую работу, могут проводиться мероприятия оперативной деятельности в виде оперативного опроса; оперативного дознания, то есть сбора информации о конкретных лицах; оперативного выяснения; оперативного осмотра; оперативного обследования лица; оперативной детективной деятельности (оперативные мероприятия, проводимые в общественных местах непосредственно (лично) должностным лицом субъекта оперативной деятельности, чтобы путем наблюдения и выслеживания констатировать связанные с преступной деятельностью факты, дела и лица, предотвращать и раскрывать преступления, осуществлять розыск преступников и лиц, пропавших без вести).

    Законодатель в этой стране также установил, что в ходе оперативного поиска, именуемого оперативным расследованием, вышеуказанные мероприятия проводятся в общем виде, если приемы, форма и объем их проведения существенно не затрагивают конституционных прав лиц. При этом к проведению данных мероприятий должностное лицо оперативного подразделения приступает с санкции своего непосредственного руководителя (начальника).

    Оперативно-розыскные Законы Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Казахстана, Молдовы, Литвы демонстрируют иной подход к разрешению этой проблемы. Здесь допустимость проведения того или иного ОРМ увязывается не со стадией оперативно-розыскного процесса, а со степенью «проникающего характера ОРМ, то есть тем, насколько то или иное ОРМ вторгается в частную жизнь граждан и ограничивает их конституционные права.

    Результаты оперативного поиска, отражающие совокупность всех выявленных противоправных деяний и криминогенных факторов, важны для оценки обстановки, складывающейся на территории определенного региона или государства в целом. Это обеспечивает информированность государственных органов о фактических обстоятельствах криминальных событий. При этом возможен анализ этой обстановки и выдвижение гипотез относительно ее развития.

    Оперативный поиск предполагает сбор при помощи различных ОРМ сведений, требующихся оперативному подразделению. Далее необходима их систематизация, оценка и анализ. Последний обеспечивает распознание тайных маскируемых противоправных действий, обстоятельств, им благоприятствующих, выявление объектов посягательств и мотивов, которыми руководствуются лица, совершающие эти деяния. Наряду с этим, выявляется и способ их действий, так называемый «modus operand! и др.

    Принципиально важно и то, что сбор информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскного процесса обеспечивает и аналитический поиск, обозначаемый еще как «аналитическая разведка. Ее результаты также проходят аналитическую обработку и соотносятся с результатами оперативного поиска, движущей силой которого являются сочетаемые в различных вариантах оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные оперативно-розыскным законом.



    темы

    документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
    документ Оперативная деятельность
    документ Организованная группа
    документ Арест
    документ Уголовный кодекс РФ



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Цены на топливо в 2019 году
    Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
    Новые льготы и выплаты с 2020 года
    Бухгалтерские изменения в 2019 году
    Налоговые изменения в 2019 году
    Изменения для юристов в 2019 году
    Изменения для ИП в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Возврат налога в 2019 году
    Бизнес-планы в 2019 году
    Отчетность ИП в 2019 году
    Вид на жительство в 2019 году
    Бухгалтерский учет в 2019 году
    Выходное пособие в 2019 году
    Бухгалтерская отчетность в 2019 году
    Изменения в 2019 году
    Бухгалтерский баланс в 2019 году
    Декретный отпуск в 2019 году
    Потребительская корзина в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты