Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Экономическая теория права

Экономическая теория права

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Экономические права

Вернуться назад на Экономические права

Не забываем поделиться:

Об экономическом подходе к анализу права в отечественной научной литературе заговорили относительно недавно, несмотря на то, что за рубежом экономическая теория права на сегодняшний день представляет собой хорошо организованное и весьма значимое научное направление. Результаты, получаемые в ходе исследования права в данном аспекте, представляют интерес не только с чисто теоретических позиций, но и могут быть использованы на практике в процессе осуществления нормотворческой деятельности.

Основоположниками современной экономической теории права считаются Гвидо Калабрези и Рональд Коуз. Практически в одно и то же время независимо друг от друга ими были подготовлены две статьи. Первая – на тему экономического анализа ответственности за несчастные случаи, вторая – по вопросу общей схемы исследования отношений собственности и ответственности в терминах и категориях экономической теории.

В своей работе Г. Калабрези утверждал, что долгосрочным результатом изменения субъекта ответственности за несчастный случай, произошедший с работником, будет продолжение инвестиций в те сферы деятельности, в которых работодатель от такого рода ответственности освобождается, а в тех сферах, где ответственность работодателя вводится, инвестиции должны прекратиться. Эмпирическая проверка данного утверждения показала его спорность, что, однако, не уменьшило значимость данной работы для дальнейшего применения экономического анализа в отношении правовых феноменов.

Р. Коуз, в свою очередь, сформулировал общий подход к интерпретации любой юридической системы, который составляет одно из оснований экономического анализа права и заключается в рассмотрении процесса выработки правовых норм, в частности посредством судебного состязания, как разновидности рынка. Спор между сторонами по поводу тех или иных прав и обязанностей создает переговорную ситуацию, или ситуацию рыночной сделки. В принципе, согласованное решение может быть найдено самими сторонами без обращения к третьей стороне, но дороговизна заключения прямой сделки приводит к обращению сторон к правовым институтам, которые и выполняют функцию рынка.

Значение работ Коуза и Калабрези заключалось, прежде всего, в том, что в них экономический подход был применен к праву как социальному институту, после чего экономические представления и модели стали применяться за пределами экономики как сферы рациональных действий людей по распределению и использованию ограниченных ресурсов. Коуз обосновал возможность экономического анализа правовой доктрины, сделав вывод о том, что английский закон о причинении ущерба имеет косвенную экономическую логику. Позднее эта догадка была обобщена в тезисе о предпочтительности рассмотрения доктрин и институтов правовой системы как средств для обеспечения эффективного распределения ресурсов.

Таким образом, экономическая теория права как научное направление была создана экономистами и на сегодняшний день является частью экономической науки, разделяя свой предмет с неоинституциональной экономикой. Право, выступая как часть нормативной системы общества, находит внешнее выражение в различных социальных и юридических институтах, в том числе в нормативно-правовых актах, судебных прецедентах и санкционированных государством обычаях. Тем не менее, убежденность экономистов в том, что юридический подход к праву ограничен рамками «казусности» (поскольку норма права рождается в процессе нахождения справедливости при рассмотрении конкретного дела) и не сконцентрирован на последствиях применения юридических правил, представляется не совсем верной, поскольку основополагающие ценности экономического анализа права – стоимость и эффективность, вовсе не противоречат справедливости как цели юридической деятельности, содержание которой, к тому же, всегда трактовалось неоднозначно.

Так, например, учитывая то обстоятельство, что категории стоимости и дохода далеко не всегда имеют лишь денежное выражение, можно, например, считать вполне справедливым тот факт, что представители определенных профессий получают, по сравнению с другими, более низкую заработную плату. Денежная разница в данном случае компенсируется более продолжительными отпусками и другими льготами и преимуществами, которые, сами по себе, являются формами неденежного дохода. Государство также предоставляет своим гражданам (и не только) различные блага без какой-либо непосредственной оплаты: образование, охрану порядка, здравоохранение, поддержку социально незащищенных слоев населения и т.д.

Экономическая же ценность таких моральных принципов, как честность, правдивость, бережливость, надежность в выполнении обещаний, учет интересов окружающих, благотворительность, добрососедство, трудолюбие, избежание небрежности и насилия очевидна. Честность, надежность и любовь сокращают издержки трансакций. Отказ от насилия способствует добровольному обмену благами. Добрососедство и другие формы альтруизма сокращают внешние издержки и увеличивают внешние выгоды. Благотворительность сокращает спрос на дорогостоящие государственные социальные программы. Осторожность сокращает социальные убытки.

Следование общепринятым моральным принципам увеличивает благосостояние общества в большей степени, чем уменьшает его, особенно если принципы правильно упорядочены, так что альтруизм, надежность и другие инструментальные особенности существуют в качестве таковых для социального, а не частного благосостояния при столкновении этих целей. В той степени, в которой следование моральным принципам увеличивает способность индивида к максимизации своего удовлетворения, нет оснований для попыток принудительного введения этих принципов.

Неспособность к выполнению обещаний дает (почти всегда) негативные последствия для бизнеса даже в отсутствие эффективных правовых санкций за нарушение контракта, поскольку она сокращает возможности для трансакций в будущем — и тем в большей степени, чем слабее санкции за нарушение контракта. Учет интересов потребителей облегчает создание продукта, который будет хорошо продаваться. Рыночная экономика основывается на согласии и потому способствует достижению социальных, кооперативных целей. Конечно, существует и конкуренция, но продавец может конкурировать только при кооперации со своими покупателями. В этом отношении закон рынка непохож на закон джунглей, несмотря на несомненное сходство между борьбой за выживание в природе и конкуренцией на рынках. Хотя, конечно же, не существует совершенной гармонии личных и групповых интересов.

Право регулирует издержки нарушения тех моральных принципов, которые повышают эффективность рыночной экономики, хотя при этом оно не стремится проводить какой-либо моральный принцип в жизнь до конца. Контрактное право, например, обеспечивает выполнение только ограниченного набора обещаний; многие морально недопустимые нарушения обещаний не преследуются правом. Это происходит потому, что сфера действия права справедливо ограничена издержками его администрирования. Издержки обеспечения выполнения всех обещаний превысили бы выгоды.

Многие обещания являются либо самообеспеченными (в силу боязни возмездия того или иного вида), либо настолько незначительными, что их исполнение не увеличило бы благосостояние в достаточной степени, чтобы оправдать издержки применения правовых средств (например, обещание оплатить другу обед). Некоторые обещания даются в обстоятельствах, в которых издержки судебной ошибки превышают выгоды от исполнения обещания в той форме, в которой оно дано. Примером в данном случае может являться отказ права от наложения обязанности спасать незнакомца, попавшего в беду.

Право также оставляет без внимания нарушения морального кодекса, которые не оказывают отрицательного влияния на других людей, например клевета, произнесенная в одиночестве. В данном случае издержки восстановления морали были бы значительны, а выигрыш в эффективности невелик. Тем не менее, можно увидеть, что привычка воздерживаться от клеветы независимо от обстоятельств должна рассматриваться (и потому внушаться) как морально желательная, поскольку она сокращает вероятность обнародования клеветы, спо-собной причинить ущерб.

Таким образом, если рассматривать категории стоимость, полезности и эффективности вне денежного выражения, а в смысле удовлетворенности и благосостояния индивидов и общества в целом, то последние выступают как проявления сущности права, которое само по себе обладает высшей общественной ценностью, выступая в роли универсального регулятора общественных отношений (в том числе и экономических), предназначенного для «максимизации» благосостояния общества. Другое дело, что юридические законы более зависимы от субъективного «человеческого фактора» и в процессе из выработки легче «пренебрегать» последствиями их применения, которые рано или поздно все равно дадут о себе знать. Экономические законы действуют более объективно, и «руководящая роль» человека заключается больше в их познании и применении с непременным прогнозированием последствий такого применения. Тем не менее, на уровне теории и экономический, и юридический, социологический и другие научные подходы к изучению общественных явлений, коим является право, смыкаются воедино.

Согласно экономическому подходу к анализу права люди, действующие в рамках правовой системы, совершают действия, максимизирующие их функции полезности. То есть, участники правоотношений действуют как разумные индивиды, стремящиеся максимизировать уровень удовлетворения своих потребностей. Как любые потребители они приобретают те или иные блага за определенную цену. Так, например, для правонарушителя благом является приобретаемое в результате нарушения права имущество, положение или состояние либо само деяние, являющееся противоправным, а цена, по которой эти блага приобретаются, выражается в наказании (либо в возможности его применения), предусмотренном на совершенное правонарушение. Несмотря на необычность благ и цен, их экономическая зависимость сохраняется, поскольку, как правило, увеличение стоимости (строгость наказания) приводит уменьшению потребления (количество преступлений).

Даже сама система права действует как рациональный максимизатор в силу того, что ее элементы могут рассматриваться как попытки обеспечить эффективное распределение ограниченных ресурсов. Например, в основе принципа «незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение» лежит невозможность (недопустимо высокие издержки) проверки истинности утверждения обвиняемого о неизвестности ему нарушенного им правила. Если бы незнание закона освобождало от применения санкций за его нарушение, последние вообще бы никогда не применялись, поскольку доказать факт знания или незнания индивидом чего-либо невозможно. Поэтому вместо расходования ресурсов на доведение до каждого индивида знаний обо всех правовых нормах, до них доводится лишь знание об одном правиле, которое заключается в невозможности избежать наказания за нарушение закона даже в случае его незнания. При этом система берет на себя издержки по обеспечению возможности получения соответствующего знания, которое выражается в обязательной публикации нормативных актов как условии их действительности.

С экономической точки зрения первичной функцией права является изменение стимулов и тем самым регулирование поведения. Это подразумевает, что право не приказывает невозможного, так как невозможное для выполнения предписание не изменит поведение. Невозможное предписание следует отличать от правовой санкции, которая неизбежна только потому, что издержки ее избежания больше издержек исполнения санкции, или, как во многих контрактных случаях, потому, что в действительности санкция является лишь выплатой, подобной выплате по страховому полису. Вполне уместно присуждать стороне, нарушающей контракт, ответственность за ущерб даже в случае, когда издержки выполнения контракта могли значительно превзойти ущерб от его невыполнения или когда выполнение контракта было буквально невозможным. Право просто возложило риск, связанный с невыполнением контракта, на сторону, не выполняющую его.

тема

документ Экономические процессы
документ Экономические ресурсы
документ Экономические факторы
документ Экономический анализ
документ Экономический интерес

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Новые налоги с 2021 года
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.