Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Международная конкурентоспособность государств

Международная конкурентоспособность государств

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Международная конкурентоспособность государств

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

  • Конкурентный ромб Майкла Портера
  • Политика в отношении окружающей среды как фактор международной конкурентоспособности
  • Стадии конкурентного развития государств
  • Международная конкурентоспособность на примере отдельных стран
  • Стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция
  • Микроэкономическая конкурентоспособность государств

    Конкурентный ромб Майкла Портера

    Понятие «конкурентоспособности государств» было введено в научный оборот профессором Гарвардской школы бизнеса М. Портером, в его вышедшей в 1990 г. монографии «Конкурентные преимущества наций». Майкл Портер снискал себе известность уже в начале 1980-х годов как специалист в области конкурентных стратегий и конкурентных преимуществ фирмы. Работая в созданной в период президентства Рейгана «Комиссии по конкурентоспособности американской промышленности» М. Портер, будучи одновременно консультантом по конкурентоспособности целого ряда крупных американских компаний, пришел к необходимости определить смысл понятия «конкурентоспособность» в приложении к государству. Все члены упомянутой комиссии, как, оказалось, трактовали это понятие по-разному, в зависимости от сферы своей деятельности. Одни считали, что конкурентоспособность государства — это категория макроэкономики, достигаемая с помощью таких рычагов, как курсы валют, ставки процента, равновесие платежного баланса, другие — богатые природные ресурсы, изобилие дешевой рабочей силы и т.п. Но удовлетворительного объяснения не давал ни один из этих подходов ввиду большого числа исключений.

    М. Портер пришел к выводу, что единственной имеющей смысл основой конкурентоспособности отдельного государства является производительность, в его трактовке «эффективное использование рабочей силы и капитала». Уровень жизни в отдельной стране измеряется таким общим показателем, как национальный доход на душу населения. Его Портер и принял за основу при определении конкурентоспособности данного государства в мировой экономике.

    К концу десятилетия понятие «международная конкурентоспособность государств» прочно утвердилось в экономической литературе. Книга Портера содержала ответ на главный вопрос, который стоял перед государствами, особенно малыми промышленными странами в начале 1990-х годов, имеет ли перспективы «национальная территория» в условиях глобализации и сопутствующей ей регионализации мировой экономики. Автор разработал систему показателей, определяющих международную конкурентоспособность отдельных отраслей на протяжении длительного периода времени. Будучи изначально специалистом по фирмам, Портер, естественно, считал, что благосостояние государства основано на деятельности отдельных фирм и практически поставил знак равенства между благосостоянием государства и фирм, за что и подвергся жесткой критике.

    Ответ на вопрос, почему страна добивается успеха в международной конкуренции в той или иной отрасли, М. Портер попытался дать в виде системы четырех показателей (названной им поэтому «конкурентным ромбом»), носящих общий характер и формирующих среду, в которой конкурируют местные фирмы. Четыре вершины ромба соединяют группы довольно разноплановых факторов, которые удалось выделить на основе междисциплинарного анализа, объединяющего результаты исследований обычно редко «сочетаемых» дисциплин: технологическая инновация, промышленная экономика, экономическая география, международная торговля, политические науки, промышленная социология и даже менеджмент. Портер объясняет необходимость такого междисциплинарного подхода усложнившимся характером системы современных международных экономических отношений.

    «Конкурентный ромб» М. Портера включает систему следующих групп показателей:

    1.         Факторные условия.

    2.         Условия внутреннего спроса.

    3.         Родственные и поддерживающие отрасли.

    4.         Структура и стратегия фирм, внутриотраслевая конкуренция.

    1. Факторные условия — это та часть портеровской теории, где он наиболее близок к классическим теориям внешней торговли, признавая себя последователем Рикардо. Однако если Портер и признает свой подход рикардианским в том, что он рассматривает торговлю (и прямые инвестиции) как определяемые в первую очередь разницей в производительности, он дополняет теорию Рикардо включением разницы в технологии, качестве факторов и методах конкуренции.

    Портер намного расширил список факторных условий, входивших в неоклассическую трехфакторную модель Хекшера—Олина, включив туда 5 групп:

    —        людские ресурсы (с разбивкой на отдельные группы работников, включая ученых высшей категории);

    —        природные ресурсы (включая также климат и географическое положение страны);

    —        капитал (с учетом оставшихся национальных различий в условиях финансирования и разнообразия видов национальных рынков капитала);



    —        научно-информационный потенциал (все накопленные страной знания, связанные с производством товаров и услуг — научные, технические, рыночные и т.д.);

    —        инфраструктура (тип, качество и стоимость видов инфраструктуры, влияющих на конкурентоспособность). В эту группу Портер включил также все, что оказывает влияние на качество жизни в определенной стране, делая ее привлекательным местом для проживания.

    Главный вклад М. Портера заключается в идее, что основные для конкурентоспособности факторы страной не наследуются, а создаются. Причем наибольшее значение имеет эффективность использования факторов — темпы их создания и механизмы их совершенствования.

    Второе важное положение — классификация факторов на базисные и развитые, общие и специализированные. Все страны начинают с конкуренции на мировом рынке на основе базисных факторов — природных ресурсов или неквалифицированной рабочей силы. Однако, по Портеру, основанная на базисных факторах конкурентоспособности непрочна, так как на мировой рынок могут выйти другие страны с более дешевыми природными ресурсами или трудом, может измениться производственный процесс и т.д. Классическим примером в этой области (хотя их много) может служить опыт Новой Зеландии, где вырастили такой необыкновенный фрукт, как киви и получили от монопольного положения на мировом рынке столь большие доходы, что на них можно было даже создать в стране специфическое «государство благосостояния, основанное на киви». Однако, в дальнейшем обстоятельства вынудили другие государства, в первую очередь Чили и Италию, также заняться выращиванием киви, и Новая Зеландия потеряла монопольное преимущество, что вкупе с рядом других причин, создало ей большие экономические трудности. Развитые факторы создаются, как правило, на основе базисных, но их гораздо труднее продублировать.

    Временным конкурентным преимуществом была и дешевая японская рабочая сила. Там, где на этом факторе выигрывали японцы, их вытеснила Ю.Корея. Однако (и это одно из важнейших положений теории Портера) японцы вовремя смогли отказаться от преимущества, которое еще работало. Они автоматизировали заводы в ключевых отраслях, перешли на производственный процесс без складских запасов (just—in—time), переключившись тем самым на специализацию на основе развитых факторов, имеющих главное значение в современной высокотехнологичной конкуренции.

    В наукоемких отраслях базисные факторы не дают решающего преимущества. К тому же ТНК могут получить их в других странах за счет зарубежных инвестиций. Чтобы обеспечить конкурентные преимущества на мировом рынке фактор должен быть в высокой  степени специализирован, приспособлен для нужд конкретной отрасли промышленности. Например, в Германии конкурентная сила оптической промышленности — в корпусе специализированных кадров высшего и среднего уровня. Специализированные факторы гораздо труднее скопировать, и они, как правило, требуют больших долговременных инвестиций. Поэтому, по Портеру, недостаток отдельных базисных факторов может быть не слабостью, а сильной стороной в конкурентной борьбе, побуждая компании осуществлять нововведения и усовершенствования.

    Условия внутреннего спроса продолжают играть огромную роль, несмотря на глобализацию конкуренции. При этом наибольшее значение имеет не объем внутреннего спроса, а его качество и соответствие тенденциям развития спроса на мировом рынке. Выигрывают в конкурентной борьбе страны, где развитию определенного сегмента рынка уделялось большее внимание в связи с особыми внутренними условиями, в то время как спрос на эту продукцию в других странах был пока невысок. Японцы после войны, восстанавливая инфраструктуру, произвели крупномасштабные инвестиции в транзисторную связь, чему благоприятствовали горная местность страны, где кабельные коммуникации обходились дороже. Основные конкуренты Японии, имея в основном нетронутые войной кабельные коммуникации, лишь нехотя в дальнейшем смирились с необходимостью отказаться от еще рентабельных капиталовложений в кабельную сеть. И опоздали. Японцы заняли лидирующие позиции.

    Еще большее, чем сегментный состав спроса, значение имеют «качества» потребителей, и производственных, и частных. Компании страны выигрывают, если их потребители являются по мировым стандартам наиболее требовательными и квалифицированными. Японский потребитель видеоаппаратуры весьма требователен и искушен. Он хорошо осведомлен о всех технических данных аппаратуры, часто ее меняет. Если японская фирма может продать видеомагнитофон у себя в стране, она его продаст в любом месте земного шара.

    Условия спроса, характерные для данной страны, могут заставить компании финансировать нововведения и совершенствоваться. В Японии в основном продукция должна быть «легкой, тонкой и маленькой» по условиям проживания в небольших домах, с малой звукоизоляцией. Кондиционеры здесь должны быть бесшумными, в отличие от условий в США. Ключом для понимания того, в какой стране наиболее искушенные и требовательные покупатели, могут быть национальные увлечения. Например, в Великобритании — садоводство. Иногда сами эти национальные увлечения не причина, а следствие развития высококонкурентоспособной национальной отрасли.



    Очень важно, чтобы этот национальный повышенный спрос предвосхищал будущий спрос мирового рынка. Высокие требования к защите окружающей среды в Скандинавии послужили толчком для развития там соответствующих технологий и создали впоследствии ее промышленности приоритетную нишу на мировом рынке.

    При условии, что состав спроса сложный и предвосхищает международный, объем и характер развития внутреннего спроса могут усилить конкурентное преимущество отрасли промышленности. Большой внутренний рынок влияет на инвестиционные решения в тех отраслях, где большая экономия на масштабах, большие потребности в НИОКР и высокая степень неопределенности. Преимуществом большого рынка является еще и наличие на нем внутренней конкуренции. В других условиях большой внутренний рынок может обернуться не благом, а злом: фирмы утрачивают стимулы к постоянному обновлению и совершенствованию.

    Родственные и поддерживающие отрасли — третья важная детерминанта национального конкурентного преимущества. Отсюда поступают полуфабрикаты и вспомогательное оборудование высокого класса. В последнее время этой детерминанте придается растущее значение ввиду одной отмеченной М. Портером особенности: конкурентоспособными бывают обычно не отдельные отрасли, а «группы» или «кластеры» отраслей, где компании интегрируются по горизонтали и вертикали. Причем, эти «кластеры» имеют тенденцию к концентрации в рамках ограниченного географического пространства. В США, например, автомобильная промышленность традиционно была сосредоточена в районе Детройта, Силиконовая долина в Калифорнии — средоточие компьютерной промышленности. Число таких примеров неуклонно множится.

    Взаимодействие родственных отраслей также может дать неплохие результаты для международной конкурентоспособности. Швейцарские фармацевтические фирмы «выросли», например, из производства красителей. Средства массовой информации, коммерческая реклама — примеры вспомогательных отраслей, эффективное содействие которых может дать тот же эффект. Считается, например, что Германия и Швеция не занимают ведущих позиций на мировом рынке расфасованной потребительской продукции вследствие ограничений в этих странах на коммерческую рекламу по телевидению.

    Стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция — группа очень разнородных, но особенно важных для понимания конкурентных преимуществ, факторов. Цели, стратегии и способы организации фирм значительно отличаются в разных странах. Способ менеджмента фирм и виды конкуренции подвержены влиянию национальных особенностей. Ни одна система менеджмента не является универсальной. В последнее десятилетие стали, особенно большое внимание, уделять отличиям в деловой культуре различных стран как фактору их международной конкурентоспособности. Совершенно отличны, например, «образ» Италии и Германии на мировом рынке. Так, Италия лидирует в дизайне, в целом ряде фрагментированных отраслей (светильники, мебель, обувь, шерстяные ткани, упаковочные машины). Большинство итальянских фирм этих отраслей — малого и среднего размера, находятся в частной собственности и управляются как  большое семейство. Напротив, Германия преуспела в отраслях со значительным техническим компонентом продукции. Высшее руководство до недавнего времени, как правило, имело техническое образование. Компании иерархичны по своей организации и практике управления. Однако, важно, чтобы специализация страны в международном разделении труда соответствовала ее деловой культуре. Портера поразило то малозамеченное обстоятельство, что Италия десятилетиями по темпам прироста своей доли в мировом экспорте уступала только Японии.

    Большое значение для международной конкурентоспособности компании имеет временная перспектива, в которой строится ее деятельность, а это зависит, в первую очередь, от состава ее инвесторов. Например, в Германии и Швейцарии, где преобладают институциональные инвесторы, их состав отличается значительной стабильностью, от компаний не требуется постоянного отчета в своей прибыльности. Хорошо в таких условиях чувствуют себя компании «зрелых» отраслей, где требуются большие инвестиции в НИОКР и производственное оборудование и не ожидается быстрого получения прибыли. Напротив, в США имеется большой рынок рисковых капиталов, широко распространена торговля акциями компаний и инвесторы придают большое значение квартальному и годовому доходу от акций. Довольно часто сменяемое руководство компаний получает бонусы по результатам года и в долгосрочной перспективе компаний также слабо заинтересовано. В результате показатель прибыльности на текущей основе сковывает инвестиционную деятельность компаний целого ряда отраслей, особенно традиционных, где в начале 1990-х годов остро дебатировался вопрос снижения конкурентоспособности на мировом рынке.

    В данной группе факторов находится и главный катализатор всей системы — внутриотраслевая конкуренция. Поскольку «ромб» функционирует как система, отсутствие этого условия может парализовать все ее функционирование. Наличие «своих» конкурентов — гораздо более стимулирующий фактор, чем конкуренция иностранная. «Свои» находятся в равных стартовых условиях относительно сырья, стоимости рабочей силы, законодательства. Невольно приходится придумывать чтолибо новое. Это положение М. Портера идет вразрез с широко распространенными идеями относительно того, что нужно экономить на научных исследованиях, концентрировать усилия, поддерживая «национальных чемпионов», объединять компании. Портер ссылается на Японию. Нигде в мире нет более сильной внутриотраслевой конкуренции (девять автомобильных компаний, 25 производителей аудиоаппаратуры, 15 — фотокамер, 16 — персональных компьютеров). В целом, в отраслях, где Япония претендует на доминирующее положение на мировом рынке, двузначные цифры. «Экономия на масштабах» достигается, прежде всего, за счет зарубежной деятельности.

    Внутреннее соперничества способствует формированию «кластеров». «Кластер» становится средством преодоления инерции, не гибкости, соглашательства между конкурентами, которые замедляют совершенствования и инновации.

    Детерминанты, определяющие национальные преимущества, создают в отдельных отраслях особую внутреннюю среду. Однако в истории большинства успешно конкурирующих отраслей сыграл свою роль и случай, то есть такие события, которые имеют мало общего с условиями развития в стране, и влиять на которые не могут ни фирмы, ни национальные правительства. Случайность в своей схеме ромба Портер обозначил пунктиром (наряду с государством).

    Вот некоторые из случайных событий, имеющих особо важное значение для развития конкурентоспособности:

    —        изобретения,

    —        крупные технологические сдвиги (такие, например, как появление новых направлений науки — биотехнология, микроэлектроника и пр.),

    —        резкие изменения цен на ресурсы (например, нефтяные «шоки»),

    —        значительные изменения на мировых финансовых рынках или в обменных курсах валют,

    —        резкий подъем мирового локального спроса,

    —        политические решения иностранных правительств,

    —        военные конфликты.

    Случайные события важны потому, что они изменяют позиции конкурирующих компаний. В то же время национальные особенности влияют на то, каким образом страна сумеет этот случай использовать. Способность изобретения или идеи воплотиться в конкурентоспособную на мировом уровне отрасль промышленности в большей мере определяется «ромбом». Например, инсулин был изобретен в Канаде, но коммерческого успеха в его производстве и продаже на мировом рынке достигли компании Дании и США, где были благоприятные стимулирующие условия внутреннего спроса, специализированные производственные фонды и другие преимущества.

    Государство М. Портер не включил в основные детерминанты ромба, обозначив его лишь пунктиром, в связи с отрицательным, по его мнению, влиянием прямого государственного вмешательства на конкурентоспособность. Основная функция государства — роль катализатора. Оно не может создать конкурентоспособные отрасли — это дело компаний. Государство должно побуждать — даже принуждать — компании ставить себе более высокие цели и подниматься на новые, более высокие уровни конкурентоспособности, как бы ни был труден и неприятен этот процесс. Портер высказывает интересную мысль о том, что компаниям, как и человеку, свойственно стремление к покою, останавливаться на достигнутом. А это смертельно опасно. Государство должно не давать компаниям покоя. Однако, роль государства, за исключением первых стадий международной конкурентоспособности, должна быть косвенной. До сих пор много говорят о положительной роли вмешательства японского государства в экономику, не замечая,  что эта роль радикально изменялась по мере роста экономики, и сейчас совсем иная, чем в предыдущие десятилетия. Стимулируя ранний спрос на передовую продукцию, понуждая компании принимать участие в пилотных проектах по развитию новейшей технологии (и привлекая тем самым к ней внимание), учреждая премии за качество и проводя другие мероприятия, усиливающие центростремительные силы внутри ромба, японское государство ускоряет темпы нововведений. Однако во многих случаях японские чиновники делают те же ошибки, что и повсюду: слишком долго оказывают протекционистскую помощь неэффективным предприятиям, поддаются политическому давлению, защищая отрасли с устаревшей структурой и т.п.

    Общие для политиков всех стран ошибки в управлении экономикой легко объяснимы: временные циклы компаний резко не совпадают. Для создания конкурентного преимущества отрасли требуется не меньше десяти лет, зачастую больше. Для политиков десятилетие — вечность. Отсюда — стремление применить меры, дающие краткосрочный эффект, избежать «болезненных мер», могущих иметь неблагоприятные политические последствия. Особенно важно правительству учитывать функционирование «ромба» как системы, поскольку проведенные в одной области стимулирующие меры могут иметь отрицательные косвенные последствия в других и свести все усилия на нет.

    Детерминанты национальной конкурентоспособности представляют собой комплексную систему, которая находится в состоянии развития. Один фактор постоянно воздействует на другие, что определяет среду, которую иностранным конкурентам бывает трудно воссоздать.

    Национальные преимущества возникают тогда, когда уникальной является вся система в целом. Взаимозависимость и взаимообусловленность детерминантов играют очень важную роль, систему трудно продублировать, на это уйдет много времени. В этом и состоит главное преимущество той отрасли, в которой данная страна создает конкурентный ромб.

    Политика в отношении окружающей среды как фактор международной конкурентоспособности

    Целенаправленная государственная политика способна оказывать значительное влияние на формирование конкурентных преимуществ отдельных стран. В последнее время такой эффект все более достигается посредством проведения активной экологической политики в рамках экономической стратегии наиболее развитых государств. Вмешательство государства в решение экологических проблем обусловлено тем, что рыночные механизмы сами по себе пока что неспособны учитывать экологические издержки в цене товаров. Это та сфера, где фирмы не всегда могут получать немедленную прибыль, в то время как выгоды для нации в целом превышают выгоды, получаемые отдельными компаниями.

    Портер опровергает расхожее мнение о том, что меры экологической политики государств негативно отражаются на их конкурентоспособности, и отмечает, что «самым убедительным доказательством того, что природоохранные мероприятия не сказываются на конкурентоспособности производителей, является то, что страны с наиболее жестким природоохранным законодательством имеют наиболее высокие экономические показатели». Примером могут служить Япония и США даже в такой неблагоприятной с экологической точки зрения отрасли как химическая.

    Напротив, природоохранная политика способна повысить конкурентоспособность государств, отраслей и отдельных фирм, что подтверждается как научными исследованиями, так и практической деятельностью компании. На уровне государств экологически ориентированная экономика обеспечивает повышение конкурентоспособности нации в целом путем улучшения среды обитания, повышения качества и увеличения продолжительности жизни трудоспособного населения. К примеру, введение норм, требующих очистки сточных вод, может привести к росту издержек отдельных фирм, давая в то же время положительный эффект в масштабах страны благодаря уменьшению заболеваемости населения при использовании загрязненной воды.

    Как отмечает Портер, государственная политика важна не сама по себе, а своим влиянием на «ромб». Развитые страны используют экологическое законодательство и экономические рычаги природоохранной политики для повышения конкурентных преимуществ фирм и, в конечном счете, государства в целом путем стимулирования раннего спроса на «зеленую» продукцию, повышения информированности потребителей, проведения сбалансированной политики в отношении иностранных инвестиций, поощрения внедрения экологически чистых технологий и развития новых экологических отраслей.

    При этом особо важным является не само введение строгих стандартов и норм, а их упреждающее принятие по сравнению с другими странами, постоянное ужесточение и контроль за их выполнением. Согласно мнению экспертов, одной из главных причин успеха Германии в экспорте экологических товаров и технологий является утверждающее принятие жесткого экологического законодательства, которое вызвало изменение структуры внутреннего спроса раньше других стран и дало Германии технологическое преимущество в конкурентной борьбе.

    В то же время в отдельных отраслях экономики субъектами конкурентной борьбы являются фирмы, а не государства. Помимо необходимости соблюдения экологических норм и давления со стороны потребителей, фирмы в условиях ужесточения конкуренции в последнее десятилетие изменили свое отношение к экологии и стали рассматривать экологически ориентированное производство как сферу дополнительных возможностей, новое средство повышения конкурентоспособности.

    Получение компаниями преимуществ в результате учета экологической составляющей может достигаться благодаря следующим факторам:

    • Во-первых, в целом ряде случаев меры по экономии сырья и энергии в конечном счете ведут к прямому снижению издержек производства благодаря сокращению производственных затрат, минимизации потерь и переработке отходов.
    • Во-вторых, главной предпосылкой возникновения новых возможностей является постоянное совершенствование технологий. Наибольшие конкурентные преимущества получают фирмы, ранее других осуществляющие капиталовложения в экологически чистые технологии. Так, немецкие компании раньше других инвестировали в разработку новых технологий по десульфуризации дымовых газов, что способствовало их лидерству в этой области на мировом рынке.

    Представляется, что одной из главных новых возможностей для бизнеса является формирование быстроразвивающегося нового мирового рынка — экологически чистой продукции, который фактически начинает затрагивать все сферы производства и услуг. Уже сейчас объем экологического рынка оценивается не менее чем в 600 млрд. долл. Наблюдается стабильная тенденция его роста темпами, значительно превышающими средние темпы прироста мировой экономики. Возникают целые новые отрасли по производству экологически чистой продукции.

    В итоге те компании, которые раньше других осознали и учли в своей корпоративной стратегии новые возможности в сфере экологии, получили неоспоримые конкурентные преимущества. Более того, в последнее время фирмы сами оказывают влияние на исполнительную власть с требованием ужесточения законодательства для приобретения преимуществ над конкурентами. Например, содействие принятию законов об обязательном применении разработанных английской фирмой Johnson Matthey автомобильных катализаторов привело к созданию новой отрасли промышленности и значительному росту производства в смежных областях. Эта тенденция распространяется не только на отдельные фирмы, но и страны.

    Международная конкурентоспособность стран по отдельным рынкам (как рынок оборудования США) и даже целых государств (как Германия) в настоящее время определяется наличием в структуре их экспорта технически передовых экологических изделий. Япония и Германия создали чрезвычайно емкие зарубежные рынки для экологически чистого оборудования, вынуждая свои компании следовать стандартам, опережая конкурентов. Германия, где действуют наиболее жесткие экологические стандарты, на практике увеличила долю экспорта экологических товаров, потеряв при этом часть мирового рынка промышленной продукции в целом. На эту страну приходится более 40% экологических патентов на товары, получившие международное признание. Таким образом, экологическая продукция стала для нее предметом специализации и способствовала повышению ее международной конкурентоспособности.

    США, занимающие лидирующее место в мире по доле расходов на экологию в ВВП, опередили даже Германию по положительному сальдо баланса в торговле оборудованием для защиты окружающей среды. Кроме того, США обогнали Германию по экспорту оборудования для контроля за загрязнением воздуха (как раз той ниши экологического рынка, которую Портер считает наиболее перспективной). Конкурентоспособность и условия доступа на внешние рынки стран, не учитывающих экологические параметры развития, постепенно ухудшаются.

    Стадии конкурентного развития государств

    Анализ истоков и динамики международной конкурентоспособности отдельных отраслей позволил группе ученых под руководством М. Портера провести классификацию отдельных стран по уровню конкурентоспособности их индустрии в мировом хозяйстве. Каждая стадия развития конкурентоспособности характеризуется своим набором отраслей и своей стратегией деятельности фирм. Стадии также существенно отличаются по уровню государственного вмешательства в экономику и основным направлениям экономической политики.

    Несмотря на различия в экономических структурах большинства стран, можно выделить преобладающий (или опережающий) тип конкурентоспособности национальных фирм в пределах определенного промежутка времени. Хотя условия, в которых развивается каждая отрасль, уникальны, совокупность детерминант конкурентного ромба действительна для большинства отраслей.

    М. Портер выделил четыре стадии конкурентоспособности национальной экономики в соответствии с 4 движущими силами, лежащими в ее основе в определенные периоды времени — это факторы производства, инвестиции, нововведения и богатство. На первых трех стадиях происходит постоянный рост конкурентоспособности национальной экономики, что, как правило, сочетается с ростом национального благосостояния. Четвертая стадия, как это ни парадоксально, означает постепенное замедление роста и, в конечном счете, упадок.

    Стадия, движимая факторами. На этой начальной стадии практически все обладающие конкурентоспособностью отрасли промышленности страны, черпают свои преимущества из базисных факторов производства, в основном природных ресурсов и рабочей силы низкой квалификации. В «ромбе» выделяются лишь факторные условия, остальные его составляющие развиты слабо. Местные фирмы конкурируют исключительно на базе цены в отраслях, которые требуют недорогостоящей и широкодоступной технологии производства продукта.

    Одно из главных отличий первых трех стадий конкурентного развития — это способ, которым фирмы получают технологию. На факторной стадии компании ее в основном не сами создают, а получают от других стран. Это происходит посредством имитации приобретаемого иностранного капитального оборудования. Более совершенный дизайн продукта и технологии получают посредством пассивных инвестиций в заводы «под ключ» или непосредственно от иностранных фирм, которые имеют в этой стране производство или соответствующие соглашения с местными производителями.

    На внешние рынки продукция поступает преимущественно через иностранных посредников. На этой стадии очень небольшое число национальных фирм имеет контакты с конечными потребителями. Внутренний спрос на экспортируемые товары может быть скромным или вовсе отсутствовать. Экономика на этой стадии чувствительна к колебаниям мирового цикла и курсов валют, воздействующих на спрос и относительные цены. Она также уязвима к потере факторного преимущества перед другими странами. Хотя обладание в изобилии природными ресурсами может обеспечивать высокий национальный доход на душу населения в течение продолжительного периода времени, факторная экономика имеет слабую базу для непрерывного роста производства.

    Факторную стадию прошли почти все страны. На ней находятся, по мнению М. Портера, практически все развивающиеся государства, а также страны с переходной экономикой. Некоторые процветающие страны с богатыми природными ресурсами — Канада и Австралия — тоже находятся на этой стадии. Немногие страны вообще идут дальше факторной стадии. В результате протекционистской защиты диапазон местной промышленности может расшириться за счет импорто-замещения, но конкурентного преимущества на мировом рынке это не даст.

    Стадия, движимая инвестициями. На этой стадии национальное конкурентное преимущество базируется на желании и способности страны и ее фирм к активному инвестированию. Фирмы инвестируют в строительство современных, эффективных и часто крупномасштабных предприятий, оснащенных лучшей доступной на глобальных рынках технологией. Типично, что такая технология, как правило, на поколение отстает от мировых лидеров. Однако на этой стадии иностранная технология и методы не только применяются, в них вносятся улучшения. Способность страны впитывать и улучшать иностранную технологию — необходимое условие выхода на стадию, движимую инвестициями, и представляет собой главное отличие от факторной стадии.

    Ожесточенная внутренняя конкуренция в конкурентоспособных отраслях заставляет фирмы непрерывно инвестировать с тем, чтобы снижать издержки, улучшать качество продукции, вводить новые модели и модернизировать процессы. На современных заводах работают все более квалифицированные рабочие и растущий корпус технического персонала, все еще получающего относительно низкую заплату. Национальные фирмы начинают устанавливать собственные каналы сбыта, а также прямые контакты с потребителями и продавать продукцию под своей маркой.

    Инвестиционный путь к конкурентному преимуществу возможен только в определенном классе отраслей: там, где велика экономия на масштабе, требуются большие капиталовложения, но велика доля в издержках производства расходов на зарплату; производится стандартизированная продукция, технология легко передаваема и имеются множественные источники получения технологии производства продукта.

    Для инвестиционной стадии характерны быстрый рост занятости, зарплаты и факторных издержек. Начинается потеря конкурентных позиций в отраслях и сегментах, чувствительных к изменению цен. Экономика становится менее уязвимой по отношению к глобальным кризисам и колебаниям курсов валют. Банкротство в некоторых отраслях и внезапная потеря преимущества в других неизбежны в связи с неопределенностью при выборе подходящей иностранной технологии.

    Адекватная роль государства на инвестиционной стадии отражает источники конкурентных преимуществ на этом этапе. Она может быть существенной в таких областях, как направление дефицитного капитала в определенные отрасли; поддержка фирм, деятельность которых связана с риском; осуществление временного протекционизма в целях поощрения становления национальных фирм и строительства предприятий необходимого эффективного масштаба; стимулирование приобретения иностранной технологии и воздействие на него, а также содействия экспорту.

    Модель развития, движимого инвестициями, требует национального консенсуса, отдающего предпочтение инвестициям и долгосрочному экономическому росту в ущерб текущему потреблению и распределению дохода. Такой консенсус был очевиден в Японии и Южной Корее. Эффективное формирование политики на этой стадии требует политического процесса, который бы позволял принимать непопулярные и трудные решения, а также обеспечивал долгосрочную перспективу. Политическое давление на правительство в ходе проведения такой политики часто приводит к тому, что, несмотря на благие намерения, некоторые важные составляющие инвестиционной модели не удается реализовать, что ведет в конечном итоге к неспособности преодолеть факторную стадию.

    Инвестиционная стадия реализована достаточно давно, в том числе на основе перелива капитала между странами или привлечения иностранной технологии и даже персонала. Среди факторов, содействовавших ее реализации следует упомянуть большую глобализацию рынков исходных материалов, технологии и капитала и более агрессивную национальную промышленную политику. Однако очень немногие страны выходят на эту стадию. В послевоенный период в полной мере это удалось сделать только Японии и Южной Корее. Тайвань, Сингапур, Сянган (б. Гонконг), Испания и Бразилия подают признаки достижения этой стадии, но у них не хватает отдельных важных ее элементов — либо способных местных фирм, внутрифирменных возможностей улучшать технологию, контролируемых национальными фирмами международных каналов сбыта, достаточно развитых факторов или присутствия действенной внутренней конкуренции и т.д.

    Стадия, движимая нововведениями (инновациями). На этой стадии полный ромб имеется в целом ряде отраслей. Работают все детерминанты и их взаимодействие максимально. Эта стадия называется «движимой инновациями», потому что фирмы не только усваивают технологии и методы других наций, но и создают свои, оригинальные технологии.

    Конкурентное преимущество за счет факторных условий становится все более редким. Недостаток отдельных факторов стимулирует инновации, возникают новые механизмы создания развитых и специализированных факторов и их постоянного совершенствования.

    Фирмы на инновационной стадии экономики конкурируют на мировых рынках в более дифференцированных сегментах промышленности. Они продолжают конкурировать по цене, но на базе высокой производительности труда. Чувствительные по цене, менее сложные сегменты они постепенно уступают другим странам. Фирмы конкурируют на базе собственных глобальных стратегий и обладают собственными сбытовыми и обслуживающими международными сетями наряду с растущей репутацией марки за границей. В тех отраслях, чья структура благоприятствует разрыву стоимостной цепочки, создается зарубежное производство — либо для сокращения издержек, либо для восполнения отдельных недостатков внутреннего ромба. Таким образом, инновационная стадия является одним из этапов значительного прямого зарубежного инвестирования.

    Обычно некоторые отрасли промышленности страны лидируют в переходе к инновационной стадии, получив конкурентные преимущества более высокого класса. Совершенствование распространяется на другие отрасли. На инновационной стадии экономика обладает наибольшей сопротивляемостью по отношению к внешним событиям и макроэкономическим колебаниям, особенно когда страна обретает способность расширять «кластеры». Промышленность менее уязвима к ценовым шокам и движению курсов валют, поскольку она конкурирует на основе технологии и дифференциации продукции. Глобализация стратегии фирм создает дополнительный буфер против таких колебаний. Умножение числа процветающих фирм уменьшает зависимость от одного конкретного сектора.

    Для инновационной экономики характерна также укрепляющаяся международная позиция по ряду передовых услуг, отражающих совершенствование конкурентных преимуществ в промышленности. Все движимые инновациями экономики, имеют более высокую долю внутренних услуг, чем страны на более ранней стадии развития. Однако, будет ли у страны широкая база для международной конкурентоспособности в услугах, зависит от ряда факторов, в том числе от развития поддерживающих отраслей. Там, где запрещена коммерческая реклама по телевидению (например, в Германии), фирмам труднее выйти на мировой рынок.

    Роль государства на этой стадии заметно отличается от предыдущих. Философия и типы вмешательства изменяются. Побудительные толчки к инновации, способность это делать и сигналы, в каком направлении идти, должны в основном исходить от частного сектора. Экономика расширяется, и государство не может уследить за каждой уже существующей и вновь воздаваемой отраслью, как и за связями между ними. Усилия государства должны направляться на косвенное стимулирование. В создании факторов лидирующую роль должны играть фирмы.

    Великобритания, например, вышла на инновационную стадию в первой половине 19 века. США, Германия и Швеция — в десятилетия сразу до или после начала 20 века, Италия и Япония — только в 1970-е годы. Причем, Портер считает, что Италия, возможно, снова находится на этой стадии. Достичь инвестиционной стадии Италии долго не удавалось в силу ряда исторических причин ее развития в период после второй мировой войны. Италия сразу «перескочила» с факторной стадии на инновационную.

    Стадия, движимая богатством. Выход страны на эту стадию — начало упадка. Ее движущая сила — богатство, которое уже достигнуто. Проблема в том, что экономика, движимая ранее достигнутым богатством, не может это богатство поддерживать. Самая главная причина — мотивация менеджеров, инвесторов, индивидов изменяется в том направлении, которое не способствует систематическим капиталовложениям в инновации, а тем самым совершенствованию. Выдвигаются новые цели, часто весьма оправданные в социальном плане, взамен тех, которые поддерживали прогресс в экономике.

    К управлению компаниями на смену предпринимателям—пионерам, создателям промышленных империй, приходят финансисты. Престиж работы в промышленности уступает место другим видам карьеры. Тенденция к увеличению налогов на богатство по мере роста благосостояния нации снижает стимулы к инвестированию в промышленность. Хроническое недо-инвестирование повсюду является парадоксальным признаком экономики, движимой богатством. Преобладают инвестиции в финансовые активы. Распространяются слияния и поглощения фирм, что создает иллюзию прогресса, не формируя нового бизнеса и часто еще более замедляя инновации.

    Зримые сигналы вступления экономики в эту стадию проявляются медленно, в связи с инерцией, созданной лояльностью потребителей и достаточно прочными еще позициями на рынке. Однако, как только начинается потеря позиций в некоторых высокопродуктивных отраслях и сегментах, она распространяется на другие отрасли посредством «декластеризации». Экономический спектр сужается, конкурентное преимущество утрачивается сначала в базисных отраслях промышленности и готовых изделиях, позднее — в производстве компонентов, потом — оборудования. Кое-где конкурентное преимущество сохраняется, например, в отраслях, где у страны имеется уникальный спрос или хорошо развитые смежные отрасли. Иностранные фирмы, все более получающие реальное конкурентное преимущество, приобретают национальные компании и интегрируют их в свои глобальные стратегии на основе базы, расположенной в другой стране.

    Многие отрасли сокращаются и начинают конкурировать на основе цены. Спектр отраслей, в которых можно удержать конкурентное преимущество, становится недостаточным для обеспечения занятости и поддержания растущего жизненного уровня.

    По Портеру, классическим примером страны, вышедшей на стадию, движимую богатством, в конце 1980-х годов была Великобритания.

    Прогресс в экономике не является неизбежным. Многие страны по целому ряду причин не могут сдвинуться с первой или второй стадии либо, выйдя на стадию, движимую богатством, снова оказываются на факторной стадии.

    Наиболее важными условиями продвижения страны на более высокую стадию, являются следующие:

    - Механизмы формирования факторов производства. Потенциал экономики ограничивается количеством и особенно качеством факторов. Хорошо функционирующие механизмы, создающие и улучшающие факторы, обеспечивают основу для конкурентного преимущества более высокого порядка, поскольку каждая из первых трех стадий требует более развитых и более специализированных факторов.

    - Мотивация. Для перехода на более высокие стадии требуются рабочие и менеджеры, заинтересованные в высоких заработках и соответственно в продолжительности рабочего дня, поиске путей для роста прибыльности фирмы. Для поддержания мотивации важно, чтобы работники были уверены в получении вознаграждения за упорную работу и хорошие идеи. Владельцы капитала также должны быть мотивированы на устойчивое инвестирование.

    - Внутренняя конкуренция. Ожесточенная конкуренция среди местных производителей в широком спектре отраслей необходима для стимулирования инноваций и совершенствования конкурентного преимущества. Конкуренция помогает преодолеть инерцию. Активное соперничество местных фирм также имеет важный побочный эффект для других детерминант ромба.

    - Совершенствование спроса. Повышение качества спроса создает потенциал успеха в более сложных сегментах и передовых отраслях промышленности. К совершенствованию также побуждают требовательные покупатели. Спрос совершенствуется и по мере роста доходов и уровня образования населения. Постановка важных социальных задач, инвестиции в такие области, как здравоохранение и охрана окружающей среды, создают стимул к созданию новых отраслей промышленности.

    - Недостаток отдельных факторов. Отсутствие отдельных, менее развитых факторов создает стимул для повышения продуктивности, а также совершенствования конкурентного преимущества в факторах более высокого порядка при условии, что имеется соответствующая мотивация и острая внутренняя конкуренция.

    - Способность к созданию нового бизнеса. Переход на более высокую стадию требует наличия эффективных механизмов создания нового бизнеса либо посредством изменений в уже существующих фирмах, либо путем создания новых. Это необходимо для здоровой конкуренции, создания новых и более сложных сегментов промышленности, расширения сети поставщиков и связанных отраслей и, в конечном итоге, создания «кластеров» отраслей.

    Все эти силы необходимы не только каждая сама по себе, но они создают замкнутую систему, где взаимно усиливают друг друга. Темпы прогресса нации сдерживаются потенциалом наиболее слабого звена. До тех пор, пока страна не достигнет определенного уровня доходов и накопленного богатства, проблема заключается не в том, чтобы попасть на движимую богатством стадию, а в том, что есть опасность скатиться на более низкую.

    Международная конкурентоспособность на примере отдельных стран

    Для более полного изучения конкурентоспособности различных стран представляется необходимым рассмотреть примеры конкретных стран, в том числе США, Японии и Великобритании. Выбор этих государств обусловлен не только тем, что все они являются примерами исключительно успешного экономического развития и достижения конкурентных преимуществ в широком диапазоне современных отраслей, но и уникальностью каждой из этих стран. Так, США долгие годы являются бесспорным лидером мировой экономики. Япония — образец государства, необычайно динамично и успешно прошедшего все стадии конкурентоспособности национальной экономики в послевоенный период в соответствии с теоретической моделью Портера. Великобритания является уникальным примером страны, которая, несмотря на то, что в течение длительного времени находилась на стадии, движимой богатством, смогла справиться с кажущимися непреодолимыми препятствиями для возвращения на инновационную стадию развития.

    США

    США являются бесспорным лидером мировой экономики уже со времени второй мировой войны. В послевоенные годы американские фирмы не только сохранили завоеванные еще в начале 20 века ключевые позиции во многих областях, но и расширили число конкурентоспособных в мировом масштабе отраслей благодаря лидерству в технологиях, квалификации рабочей силы и качестве менеджеров. Ни в одной стране мира нет такого разнообразия конкурентоспособных отраслей.

    В 70—80-е годы экономика страны приблизилась к стадии, движимой богатством, сократились долгосрочные инвестиции, снизилась конкуренция. США утратили преимущества в ряде новейших отраслей в условиях усиления конкуренции со стороны ЕС и Японии. Однако благодаря своевременному принятию мер по перестройке экономики и снижению издержек производства они смогли переломить негативные тенденции. В настоящее время можно говорить о возвращении страны на инновационную стадию развития и лидерстве в структурной перестройке мировой экономики, где главной составляющей становится исключительно быстрое развитие сферы информатизации.

    США не имеют себе равных в мире по производительности труда в экономике, за исключением некоторых отраслей (автомобилестроения, сталелитейной и бытовой электроники), где они уступают Японии. По индексу микро-конкурентоспособности американские компании занимают первое место в мире. Во всем мире известны такие фирмы как Ай-Би-Эм, Форд, Хьюлетт-Паккард, Кока-Кола, Дженерал Электрик, их доля растет даже на рынках Японии и ЕС.

    Безусловно, после войны в США сложились уникальные условия. Но отсутствие конкурентов, быстрый переход военной промышленности на мирные рельсы, обширный внутренний рынок и многие другие факторы только отчасти объясняют значительное опережение всех стран мира по ВНП на душу населения.

    Факторные условия. В США имеется большое число базисных факторов: богатые природные и трудовые ресурсы, крупный капитал. Но главное, осуществлялись вложения в механизмы создания и улучшения качества факторов, в первую очередь, в образование и НИОКР в самых перспективных отраслях, что позволило стране занять ведущие позиции во многих областях науки и техники.

    Крупные инвестиции в послевоенный период дали возможность США создать высококачественную систему образования, в результате чего американская рабочая сила стала одной из самых квалифицированных в мире. Кроме того, проводилась политика по привлечению лучших умов из-за границы более высокими заработками, доступностью образования и приемлемыми налогами.

    Несмотря на крупные инвестиции в образование (доля средств на образование в ВВП была самой высокой в мире), среднее образование в США в 80-е годы стало отставать от других стран, при том, что конкуренция вышла на международный уровень, и экономика стала все больше основываться на знаниях. Причина заключалась в снижении стандартов обучения, зарплаты и компетенции учителей, отсутствии специализации трудовых ресурсов. Рабочая сила в лучшем случае была подготовлена для работы на массовом производстве, тогда как глобальная конкуренция требовала подготовки высококвалифицированных кадров будущего, умеющих взять на себя ответственность, самостоятельно решать проблемы и быстро адаптироваться к новым обстоятельствам. Для решения этой серьезнейшей проблемы в США сейчас осуществляется реформа среднего образования.

    Важную роль в повышении качества трудовых ресурсов играют университеты, которые, особенно технические отделения, считаются одними из лучших в мире, свидетельством чему является большое число иностранных студентов. Благодаря этому в США больше инженеров и ученых, чем в любой другой стране.

    США являются мировым лидером в научных исследованиях. По расходам на НИОКР, государственным и частным, они опережают другие страны. По мнению экспертов, экономический рост в США за последние 50 лет наполовину был обусловлен техническим прогрессом. Во многом благодаря инвестициям в научные исследования США стали лидером в таких ключевых новейших отраслях как микроэлектроника, телекоммуникации, авиационная промышленность и космос, лазерная техника и биотехнология. В наукоемких отраслях производится до 40% всей продукции обрабатывающей промышленности. Важную роль сыграли технологии массового производства.

    Государство исторически проводило активную политику в области НИОКР. В 80-е, а особенно в 90-е годы, в условиях возросших требований к конкурентоспособности США предприняли попытки решения накопившихся проблем: отставания от конкурентов в прикладных исследованиях и внедрении изобретений в производство, недостаточного внимания гражданским исследованиям и др. Были приняты меры, направленные на повышение роли бизнеса в развитии технологий и укрепление связей между государством и промышленностью, поощрение разработки и коммерциализации новейших технологий, интеграцию оборонных и гражданских производств, введение льготного налогообложения фирм, осуществляющих НИОКР.

    В США сосредоточена значительная часть инвестиционного капитала всего мира, что дает возможность мобилизовать средства для крупных перспективных проектов. Низкие уровни ссудного процента и инфляции, льготный налоговый режим поощряют как национальных, так и иностранных частных инвесторов вкладывать средства в новейшие отрасли.

    Неблагоприятным фактором является недостаточное внимание долгосрочным инвестициям американских компаний в отличие от главных конкурентов — германских и японских фирм. Значительное число мелких акционеров заставляет компании отдавать приоритет повышению стоимости акций в ущерб долгосрочным корпоративным целям. Эта тенденция усиливается и крупными институциональными инвесторами, которые хотя и пользуются преобладающим правом собственности, но не имеют влияния в корпоративном управлении и поэтому ориентированы на куплю—продажу пакетов акций. В последние годы ситуация в этой области постепенно улучшается.

    Американская инфраструктура является одной из лучших в мире, хорошо развиты новейшие отрасли телекоммуникаций. Транспорт и коммуникации, производство энергии принадлежат было преодолевать. Так, высокая зарплата рабочих обусловила необходимость автоматизации. Таким образом, в США имелось уникальное сочетание факторов и постоянное их совершенствование благодаря инвестициям государства, корпораций и отдельных лиц.

    Условия спроса. Американский внутренний рынок отличается большой емкостью — он вдвое больше японского и примерно равен западноевропейскому. Снижению издержек производства способствовал и тот факт, что США были первым обществом массового потребления в мире, и американские фирмы ранее других стран стали производить дешевые стандартизированные товары.

    Еще более важным является качество и структура спроса. Высокие доходы и ориентация на получение удобств способствовали раннему и упреждающему развитию спроса на товары для отдыха и развлечений: кино и фототовары, спортивное оборудование, цветные телевизоры. Относительная неприхотливость американцев стимулировала появление фирм по оказанию массовых стандартизированных услуг, таких как питание быстрого обслуживания. Первые в мире каналы торговой сети и широкомасштабная реклама появились в США благодаря частному владению средствами массовой информации — радио и телевидением, отсутствию ограничений. Развитие современного маркетинга позволило создавать имидж продуктам массового потребления, что способствовало распространению американской продукции по всему миру.

    Наличие большого числа частных компаний в большинстве ключевых отраслей — поставок газа и энергии, телекоммуникаций, здравоохранении — также способствовало развитию требовательного внутреннего спроса и создавало почву для инноваций в отличие от стран, где эти отрасли были в руках государства.

    Емкий и стабильный внутренний рынок не стимулировал американские фирмы изучать вкусы иностранных потребителей и выходить на международные рынки. Тем не менее, отсутствие конкуренции после второй мировой войны способствовало постепенному освоению мировых рынков. Однако упомянутая недооценка глобальных рынков обусловила утрату позиций в таких отраслях как автомобильная, станкостроение и электроника. Благодаря развитию туризма и бизнеса продукция американских компаний — еда быстрого приготовления, отели, обслуживание автомобилей — пользовалась спросом за рубежом. Многие иностранцы получали образование в США и возвращались домой приверженцами американских товаров и услуг. Американская культура и язык создавали дополнительные конкурентные преимущества.

    В этой области в США существуют некоторые проблемы. В частности, несмотря на уникальный спрос, качество американской продукции в целом ряде случаев не удовлетворяет вкусу более искушенных иностранных потребителей.

    Родственные и поддерживающие отрасли. Широкий диапазон «кластеров» конкурентных отраслей в США — автомобилестроение, самолетостроение, оборонная промышленность, энергетика, строительство, маркетинг — и их концентрация вокруг нескольких районов: электроника в Силиконовой долине, миникомпьютеры в Бостоне, автомобили в Детройте были главным преимуществом для развития инноваций. Конкурентоспособность этих отраслей давала преимущество фирмам и в других областях и способствовала развитию новых отраслей. Например, благодаря развитию электроники, поддерживающими отраслями для которой были машиностроение, производство пластмасс, компьютеры с программным обеспечением, стало возможным успешное развитие космической отрасли.

    Стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция.

    После войны американские фирмы преуспели, специализируясь на производстве стандартизированной продукции и услуг и их рекламе. Работа в промышленности была почетной и престижной и привлекала талантливых людей.

    Стимулом повышения конкурентоспособности США является высокая мотивация рабочих и менеджеров в условиях относительно низких максимальных налоговых ставок по сравнению с другими странами. Открытость и многонациональность американского общества, значительное число иммигрантов способствовали формированию такой отличительной черты американцев как готовность идти на риск, благодаря которой делается много научных открытий, и создаются новые предприятия.

    Существуют и слабые стороны, которые оказывают отрицательное влияние на конкурентоспособность страны. Так, конфликты между менеджерами и рабочими, в отличие, например, от Японии, оказывают негативное воздействие на производительность труда и качество продукции. Система получения бонусов менеджерами по результатам года способствует ориентации на достижение годичных результатов, что стимулирует слияния, а не вкладывание средств в образование и инновации.

    Неблагоприятным фактором является и мотивация инвесторов, которые, как уже отмечалось, не настроены на долгосрочное инвестирование. Долгосрочным капиталовложениям препятствует также возрастание налогов на приращение капитала в отличие от большинства стран, где его прирост не облагается налогами вообще. В 90-е годы происходило постепенное изменение системы налогообложения в сторону поощрения прироста долгосрочных инвестиций.

    В большинстве отраслей США наблюдается сильная конкуренция, которую стимулирует жесткое антитрестовское законодательство. Этот мощный положительный импульс был ослаблен в 70— 80-е годы в условиях появления лазеек в законах. В стране начался активный процесс слияний и образования монополий, например, в воздушном транспорте. Снижение внутриотраслевой конкуренции привело к проникновению на рынок иностранных производителей, что вызвало применение протекционистских мер. Примером может служить торговый закон 1988 г., по которому любое предприятие могло получить защиту от конкуренции, что обусловило замедление процесса обновления производства. Так, соглашение с Японией в области полупроводников привело к повышению цен и нехватке компьютерных интегральных схем для американских предприятий.

    В 90-е годы отмечается усиление конкуренции в новых перспективных отраслях в результате расширения применения антитрестовского законодательства по отношению к высокотехнологичным фирмам. Новый виток слияний и образования альянсов крупнейших американских компаний, отмечающийся в последние годы, имеет и положительные стороны, т.к. в целом ряде случаев осуществляется слияние фирм, не являющихся конкурентами, к тому же сотрудничество в научно-технических областях способствует инновациям. Таким образом, благоприятный климат для создания нового бизнеса способствует образованию новых предприятий, которые стимулируют конкуренцию и инновации.

    Роль государства. Государство в США практически не вмешивается в экономику, а государственная собственность, в отличие от Европы, является скорее исключением, чем правилом. Тем не менее, оно играет важную роль в повышении конкурентоспособности экономики.

    Государство проводит активную политику по созданию и совершенствованию факторов, осуществляя инвестиции в образование, науку и инфраструктуру и содействуя решению целого ряда проблем — в сфере космических исследований, здравоохранения, окружающей среды. Широкомасштабная космическая программа, в свою очередь, способствует развитию и гражданских отраслей.

    Несмотря на активную позицию по сохранению конкуренции и поощрению свободной торговли, США, хотя и ограниченно, но достаточно жестко защищают интересы собственного бизнеса. В законодательстве действовали положения типа «покупай американское», осуществляется субсидирование ряда секторов экономики (оборонная промышленность и сельское хозяйство), применяются некоторые нетарифные импортные ограничения. Проблема заключается в том, что т.н. временный протекционизм имеет свои негативные стороны и, в конечном счете, способствует снижению конкурентоспособности.

    Роль случая. Вторая мировая война оказала значительное влияние на усиление лидерства США. Американская промышленность не пострадала, а наоборот, получила импульс к развитию во время войны в отличие от других стран. Война способствовала разработке и внедрению новых технологий. Некоторые компании, занимавшиеся обеспечением американских войск, получили конкурентные преимущества на мировом рынке. Например, компания Катерпиллер вышла на европейский рынок в связи с тем, что требовались запасные части для техники, оставленной американцами после окончания военных действий.

    Можно сделать вывод о том, что США представляют собой мощную само-усиливающуюся систему создания и совершенствования конкурентных преимуществ в широком диапазоне отраслей благодаря постоянному повышению качества факторов, объему, качеству и структуре спроса, наличию развитых «кластеров», высокой мотивации рабочей силы и менеджеров и сильной конкуренции. Проводимая в последние годы активная государственная политика играет большую роль в преодолении некоторых негативных явлений в экономике.

    Япония

    В последние десятилетия Япония стала сильной мировой державой с конкурентоспособной экономикой. На мировой рынок Япония поставляет продукцию широкого круга отраслей, в первую очередь, высокотехнологичных товаров: электроники, биотехнологии, робототехники, а также машиностроения, металлургии и транспорта. В целом ряде отраслей доля японских фирм в мировом экспорте очень высока и сравнима лишь с позициями фирм США.

    Как и Германия, Япония превратилась из побежденной в войне страны в мировую экономическую державу, но в отличие от Германии у нее не было природных ресурсов, а исторически не были развиты такие важные отрасли, как химия и машиностроение. Необычайно успешное и быстрое развитие страны от факторной до инновационной стадии конкурентоспособности обусловлено многими причинами, в том числе, производством качественной продукции с низкими издержками, спецификой трудовых отношений, быстрым внедрением новых технологии. Ни в одной из стран вся система портеровского «ромба» не работала столь слаженно, и одни детерминанты так не способствовали укреплению других.

    Факторные условия. Отличительной чертой Японии является бедность природных факторов — земли, полезных ископаемых, что не позволяло развивать сельское хозяйство, лесную и добывающую промышленность.

    Япония служит уникальным примером страны, где почти каждый неблагоприятный базисный фактор давал импульс к прогрессу. Практически все конкурентные преимущества Японии основаны на способности создавать и активно развивать специализированные факторы исключительно быстрыми темпами. Так, почти полное отсутствие природных ресурсов и высокие цены на энергоносители стимулировали быструю разработку одной из самых эффективных в мире энергосберегающих технологий. Нехватка земли (75% территории приходится на горы) поощряла нововведения и создание не требующей складских помещений системы производства «точно в срок» («just in time»). Удаленность от рынков сбыта способствовала созданию портов и развитию судостроения.

    Главным благоприятным фактором в Японии являются исключительно образованные и высококвалифицированные людские ресурсы благодаря развитым историческим традициям, можно сказать, культа образования. В стране действует прекрасная система среднего образования с упором на математику и точные науки. Хотя высшее образование в гуманитарных науках несколько уступает лучшим европейским высшим учебным заведениям, в технических областях уровень японских университетов очень высок. Численность инженеров в Японии даже больше, чем в США, что считается важной предпосылкой успеха страны в целом ряде отраслей. Отличная практическая подготовка будущих рабочих и менеджеров путем их стажировки в японских компаниях, постоянное повышение квалификации работников являются одной из основ конкурентных преимуществ. Еще одной важнейшей отличительной чертой японцев является их дисциплинированность и трудолюбие.

    Серьезным неблагоприятным фактором развития послевоенной экономики Японии была ограниченность ресурсов капитала, кото

    рая, однако, была быстро компенсирована очень высокой нормой сбережений благодаря традиционной склонности японцев откладывать часть дохода. Политика поощрения сбережений позволила сосредоточить имеющийся капитал в руках государства, которое целенаправленно стимулировало ключевые отрасли. Впоследствии низкие ставки процента способствовали развитию многих крупных инвестиционных проектов частными компаниями. Таким образом, даже имея незначительные средства, Япония смогла достичь успеха в капиталоемких отраслях, а впоследствии стать и нетто—экспортером капитала.

    После войны Япония отставала от передовых стран в развитии науки, хотя в ряде областей велись научные работы и во время войны. Так, сотрудничество с немцами в производстве оптических приборов и других областях способствовало развитию авиационной промышленности, средств связи, судостроения и машиностроения. Покупка иностранных лицензий и удивительная способность японских компаний к ассимиляции иностранных технологий, а впоследствии и собственные научные исследования вывели страну на передовые позиции. В настоящее время Япония является мировым лидером по доле научных исследований в ВВП. Особенностями японской системы является значительное внимание (гораздо большее, чем в США) разработке прикладных технологий и относительно невысокий по сравнению с другими развитыми странами удельный вес государства в расходах на НИОКР — примерно пятая часть всех расходов (для сравнения — в США около половины). Научные исследования ведутся в основном фирмами, которые считают технологии ключом к повышению конкурентоспособности. В настоящее время фирмы осуществляют большие расходы на фундаментальную науку, что позволило Японии даже стать нетто-экспортером технологий.

    Еще одной важной отличительной чертой Японии является лучшее, чем в какой-либо другой стране, развитие информационной сферы. Прекрасные базы данных компаний, государственных учреждений, средств массовой информации далеко обогнали уровень США, что дает Японии неоспоримые преимущества в борьбе с конкурентами.

    Условия спроса являются одним из самых важных детерминантов «ромба» в Японии. Большая емкость внутреннего рынка и политика государства по поощрению спроса были важнейшим стимулом развития большинства отраслей. В послевоенный период разруха и психология «сломай и построй» способствовали уничтожению неэффективных производств (в отличие от США и Европы, где часть их была сохранена) и созданию почти с нуля таких отраслей как сталелитейная, судостроение, производство мотоциклов и швейных машинок. Информированность населения, желающего иметь последние престижные модели товаров, и культурная однородность общества стимулировали спрос. Ускоренное внедрение новой продукции и быстрое насыщение рынка в условиях сильнейшей конкуренции между фирмами способствовали дальнейшему совершенствованию товаров. В последние десятилетия спрос на передовые товары и услуги стимулируется ростом благосостояния, сокращением рабочего дня, улучшением жилищных условий. Японский рынок становится индикатором потребностей покупателей всего мира. Характерным для Японии является тот факт, что только после насыщения внутреннего рынка компании начинали экспортировать товары.

    Другой сильной стороной японской экономики является структура внутреннего спроса. Благодаря разнообразию природных и климатических условий, а также исключительной требовательности покупателей, в Японии производится продукция, приспособленная для нужд самых разных стран. Ограниченность пространства поощряла разработку компактных и многофункциональных товаров, например, электро-пианино. Япония вышла на зарубежные рынки автомобилей, телевизоров, фотоаппаратов, копировальной техники, роботов и других товаров раньше других конкурентов, что способствовало относительно легкому их завоеванию.

    Родственные и поддерживающие отрасли. Япония имеет большое число развитых «кластеров», сравнимых по ширине лишь с Германией и США. Вглубь «кластеры» стали развиваться лишь в 80-е годы и в этой области несколько отстают от других развитых стран, особенно Италии и Германии. Самыми значительными «кластерами» являются выпуск транспортного оборудования и связанное с ним машиностроение, сталелитейная отрасль, оптические приборы, производство офисного и телекоммуникационного оборудования, бытовая электроника. Быстрое развитие отраслей способствовало выходу в смежные сферы. Так, благодаря выпуску офисного оборудования, фотокамер и телекоммуникациям стало возможным производство факсимильных аппаратов.

    Относительно слабое по сравнению с другими индустриальными странами развитие сферы услуг в Японии (в связи с не поддающимися унификации высокими стандартами личного обслуживания, недостаточным знанием японцами английского языка и государственным регулированием этой области) долгие годы ограничивало развитие промышленных «кластеров» и препятствовало успешному продвижению на рынки других стран. Однако в 90-е годы развитие некоторых видов услуг, например, финансовых и банковских, становится конкурентным преимуществом японских компаний, которые в этой области выходят в мировые лидеры. Средства массовой информации и реклама стати важными обслуживающими отраслями для многих фирм. Развитая сеть торговых компаний позволяет многим фирмам завоевывать иностранные рынки.

    Стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция.

    Структура и стратегия японских компаний являются сильной стороной «ромба», соответствуя историческим и культурным традициям страны. Главными отличительными чертами японских фирм являются иерархичность и система пожизненного найма. Взаимоотношения между управляющими и работниками строятся на взаимном уважении, при этом все сотрудники ориентированы на достижение коллективных целей. Система принятия решений основана на достижении консенсуса, что соответствует принципам гармонии японского менталитета и культуры. Одновременно поощряется конкуренция между работниками для стимулирования жизнедеятельности фирмы.

    Некоторые изменения в этой области произошли в 90-е годы в условиях снижения конкурентоспособности страны. Для снижения издержек, в первую очередь издержек на персонал (этот показатель в расчете на единицу продукции втрое превышает американский), японские фирмы стали отходить от принятой системы пожизненного найма и роста заработной платы в зависимости от выслуги лет.

    Создание международных сетей способствовало глобализации стратегии компаний. Зарубежная деятельность почти с самого начала базировалась на вывозе товаров, что объясняет большую долю японских компаний в мировом экспорте.

    Одной из главных причин успеха японских компаний, в отличие от американских, считается ориентация менеджеров и инвесторов на долгосрочные цели, что в частности связано с особенностями строения акционерного капитала. В Японии, как и в Германии, значительная часть акций (70%) находится в руках институциональных инвесторов: банков и других организаций, которые являются постоянными держателями акций, что стимулирует долгосрочные вложения. На японских менеджеров не оказывается давление для получения максимальной прибыли, и они заинтересованы в создании условий для стабильного развития компании и увеличении ее доли на рынке, в развитии новых производственных процессов и достижении технологического лидерства.

    Цели инвесторов связаны с особенностями японской корпоративной системы, например, вхождения компаний в производственно-сбытовые объединения «кэйрэцу» и создания огромных финансово-индустриальных групп с перекрестным владением акциями и внутригрупповыми поставками товаров и услуг. Такая система, направленная на снижение риска при ведении бизнеса, предполагает заключение долгосрочных неформальных соглашений, которые определяют поведение участников группы как держателей акций. Платой за снижение риска является более низкий уровень текущей прибыли у крупных корпораций по сравнению, например, с американскими фирмами. На определенном этапе развития страны наличие групп способствовало повышению эффективности производства. Однако в настоящее время замкнутость групп стала тормозом росту конкурентоспособности. Многие эксперты полагают, что японцам рано или поздно придется переходить на новую модель с акцентом на предпринимательский риск и личную ответственность.

    Одной из главных составляющих успеха Японии является внутриотраслевая конкуренция. Отсутствие конкуренции внутри групп соседствует с ожесточенной межгрупповой конкуренцией, которая минимизирует любые базисные преимущества. В 80—90-е годы центр тяжести в конкурентной борьбе все более смещался в область НИОКР, от которых зависят возможности опережения конкурентов и завоевания новых рынков. В каждой отрасли действует несколько сильных конкурентов, например, в производстве станков не менее 100, судов — более 30, фотоаппаратов — 15. Компании постоянно инвестируют в крупные производства, лидеры на рынке постоянно меняются. Стремление потребителей купить новейшие товары и действующее еще со времен войны антитрестовское законодательство способствуют усилению конкуренции.

    Конкуренция содействует развитию поддерживающих отраслей и повышению качества рабочей силы, стимулирует создание нового бизнеса, поощряя расширение и углубление «кластеров». Хотя Япония пока отстает от США по наличию условий для создания нового бизнеса, а многие квалифицированные работники стремятся попасть в крупные известные компании, в последние годы появляется довольно много новых малых и средних фирм, особенно в сфере услуг.

    Сдерживающими факторами для развития конкуренции является наличие картелей в некоторых крупных базовых отраслях (строительстве, сельском хозяйстве, бытовой химии) и тенденция роста числа слияний, как и в США. Серьезным препятствием проникновению на японский рынок иностранных компаний служит система создания групп и традиции деловых отношений.

    Роль государства. Государство в Японии традиционно играет заметную роль в экономике. Хотя доля государственной собственности в ВВП меньше, чем в других странах, реальная роль японского государства значительно выше и основана не только и не столько на формальных, сколько на неформальных методах регулирования.

    В Японии большое внимание уделяется долгосрочному регулированию отраслевой структуры в отличие от многих других развитых стран, где государство ограничивает свое влияние производственным циклом и сферой денежного обращения. В послевоенный период государство сыграло ключевую роль в развитии стратегических капиталоемких отраслей (сталелитейной, автомобильной), осуществляя их финансирование и защиту от иностранной конкуренции. Большое значение имели меры государства в области стандартизации товаров (например, фототехники), которые стимулировали конкуренцию внутри страны, закупок некоторых видов продукции (пианино для школ), привлечения внимания к новым технологиям путем создания совместных проектов с фирмами.

    Усилению конкурентных позиций страны способствовали традиционно тесные неформальные связи между государством и бизнесом. Даже методы государственного регулирования, включая налоговую и кредитно-финансовую политику в значительной степени являются результатом переговоров и компромиссов между государством и бизнесом.

    Вмешательство государства имеет и свои отрицательные стороны. Поддержка неэффективных производств и ограничительные меры привели к ослаблению конкуренции, например, в здравоохранении и розничной торговле.

    Таким образом, государство действительно ускорило развитие целого ряда отраслей, в первую очередь, капиталоемких, однако вряд ли корректно говорить о его решающей роли в развитии экономики. Наличие других составляющих «ромба» имеет даже большее значение для создания конкурентоспособных отраслей, что подтверждается недостаточным развитием (в связи с отсутствием других детерминантов) таких отраслей как самолетостроение и производство пластмасс, которые поддерживало государство. Положительные стороны вмешательства, выражающиеся в снижении рисков для бизнеса, вряд ли компенсируются его чрезмерным регулированием и нехваткой инициативы.

    Хотя по мере перехода страны на инновационную стадию развития японское государство стало все больше осуществлять косвенное, а не прямое вмешательство в экономику, степень регулирования все еще остается довольно высокой. До сих пор сохраняются ограничения на рынке капитала, который давно был либерализован не только в развитых, но и во многих новых индустриальных странах. Такое положение является препятствием для быстро перестраивающейся современной экономики.

    Роль случая. Как и в ряде других стран, наиболее важным событием для Японии стала вторая мировая война, которая дала толчок многим переменам. Оккупационные власти разрушили систему монополий и способствовали развитию конкуренции. После войны были привнесены новые американские технологии. Корейская война стимулировала ряд производств для иностранных заказчиков. Энергетический кризис также стал переломным моментом для многих японских компаний, заставивший их перейти к новым технологиям раньше конкурентов. Таким образом, практически все значимые мировые события стали для страны уникальными обстоятельствами, стимулировавшими японские компании к поиску новых конкурентных преимуществ.

    Экономика Японии — яркий пример того, какую роль играет функционирование всей системы конкурентных преимуществ, когда одна конкурентоспособная отрасль стимулирует другую, расширяя круг таких отраслей. Нехватка факторов только стимулирует инновационные процессы и глобализацию стратегий японских фирм. Безусловно, нельзя рассматривать это в отрыве от исторических, культурных и социально-психологических традиций страны.

    В то же время «ромб» работает не во всех отраслях. В первую очередь, это отрасли со слабой внутриотраслевой конкуренцией (химическая, текстильная и пищевая), или те, где иностранные фирмы были первыми и уже захватили рынок. В целом производительность японской экономики ниже, чем американской.

    Кризисные явления 90-х годов и требования новой экономики, по мнению многих экспертов, говорят о необходимости перестройки японской системы в сторону дальнейшего снижения регулирования, повышения индивидуализма и творческого поиска, что является предпосылкой генерации новых идей и технологий 21 века, повышения конкурентных преимуществ страны.

    Великобритания

    Великобритания является уникальным примером страны, которая после нахождения в течение длительного периода на стадии, движимой богатством, смогла вернуться на инновационную стадию развития.

    Исторически сильные позиции Великобритании (она была первой промышленной страной мира и в 19 веке главной мировой державой) были подорваны уже в начале 20 века, когда стали складываться условия замедления развития экономики и потери конкурентных преимуществ, которые проявились после второй мировой войны. Несмотря на большие запасы накопленных богатств, к 70м годам в большинстве современных отраслей Великобритания уступила позиции США, Японии, Германии и Франции. Снижение конкурентных преимуществ произошло вследствие долгого нахождения страны на стадии, движимой богатством, когда неблагоприятные факторы нарастали во всех составляющих «ромба», и одни негативные процессы вызывали другие. Наиболее важными были низкое качество трудовых ресурсов, отсутствие конкуренции и снижение уровня спроса.

    После прихода к власти правительства консерваторов стране удалось повернуть вспять нараставшие многие годы негативные тенденции в экономике и осуществить глобальные перемены в деловой культуре, свидетельствующие о возрождении ее конкурентных преимуществ. В настоящее время наблюдается процесс перехода Великобритании к экономике, базирующейся на новейших технологиях и услугах с перспективами устойчивого процветания.

    Факторные условия Великобритании. Англия имела удачное сочетание благоприятных и неблагоприятных факторов. К благоприятным факторам можно отнести выгодное географическое положение, наличие ряда полезных ископаемых и тот факт, что английский язык является международным языком бизнеса в силу исторически сложившегося доминантного положения страны. Впрочем, некоторые их этих факторов сыграли двоякую роль: так, открытие месторождений нефти в Северном море улучшило позиции страны в химии и нефтехимии, но замедлило введение изменений в экономической политике.

    Успеху Великобритании способствовали как раз неблагоприятные факторы: небольшие размеры и островное положение государства, нехватка многих полезных ископаемых, стимулировавшие превращение страны в крупную торговую державу, развитие передовых технологий, организация смежных отраслей — страхования, финансирования.

    Но по мере превращения Великобритании в лидера источником развития стало не преодоление неблагоприятных факторов, а использование накопленного богатства, поскольку перестали работать механизмы совершенствования факторов. Так, в области трудовых ресурсов (а исторически Великобритания славилась высококвалифицированной рабочей силой, благодаря передовой в то время системе высшего образования и развитой науке) к 80м годам Англия стала отставать от других государств. Причиной такой ситуации стала устаревшая система среднего и даже высшего образования страны (как и в США). Университеты Великобритании по-прежнему славились своими элитными специалистами в престижных областях (финансовой, юриспруденции) при недостаточном внимании к подготовке технически образованных специалистов. Кроме того, несмотря на значительное финансирование, была плохо развита система специального образования (его не получала половина занятых). Так, Германия опережала Англию по числу прошедших специальную подготовку служащих в 5 раз.

    В последние годы благодаря реформе системы среднего образования, привлечению компаний к спонсированию обучения технических специалистов и финансированию университетских научных программ, а также улучшению системы специального образования повысилось качество рабочей силы и отмечен значительный рост производительности труда. Например, в автомобильной промышленности в 80—90-е годы производительность росла темпами, вдвое превышавшими аналогичный показатель в Японии.

    К началу 80-х годов в области научных исследований в Великобритании скопилось много проблем: по уровню расходов на НИОКР она значительно отставала практически от всех стран «семерки», отмечалась чрезвычайно высокая доля средств, идущих на оборону (более 50%) и очень низкий уровень общих затрат фирм на прикладные исследования. В 90-е годы благодаря значительному увеличению финансирования НИОКР (в этой области Англия перегнала многие другие страны) и ослаблению его регулирования был дан мощный стимул развитию венчурных (рисковых) проектов и прикладных исследований.

    В области капиталовложений, где Великобритания традиционно имела сильные позиции (большие накопления капитала позволили ей развить многие отрасли), к концу 70-х годов также накопились проблемы: темпы роста реальных инвестиций в промышленность по сравнению с другими странами снизились, английский капитал проявлял слабую активность на внутреннем и международном рынках. Долгосрочным инвестициям препятствовал высокий уровень налогов на приращение капитала и психология преобладающих на английском рынке капитала институциональных инвесторов, которые были заинтересованы лишь в стоимости курса акций.

    В результате преобразований были снижены налоговые ставки, предоставлены льготы инвесторам, отменены действовавшие многие десятилетия валютные ограничения, что стимулировало соперничество фирм за привлечение капиталов. Многие английские компании стали осуществлять зарубежные инвестиции, чему способствовало создание единого европейского рынка. Кроме того, британская экономика в результате проведения политики открытого рынка впервые за долгое время стала крупным реципиентом прямых инвестиций крупнейших ТНК, в настоящее время на нее приходится около 40% импорта прямых инвестиций стран ЕС. Благодаря инвестициям были внедрены новые технологии, что было особенно важно в районах с преобладанием традиционных отраслей. Крупными инвесторами стали американские, немецкие, южнокорейские и японские фирмы. Выход на международный уровень помог резко повысить эффективность производства, в частности, в оборонной промышленности. Результатом привлечения капитала и модернизации экономики стало сокращение вдвое дефицита внешней торговли и еще более радикальное уменьшение отрицательного сальдо платежного баланса.

    Однако факторные условия в Великобритании нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Одним из важнейших факторов привлечения иностранных инвестиций остается дешевая рабочая сила, которая используется в сборочном производстве. Это мешает вложениям в ключевые сферы экономики, и темпы роста инвестиций в современные конкурентоспособные отрасли промышленности пока отстают от показателей других развитых стран.

    Условия спроса. Долгие годы Великобритания отличалась стабильным спросом на товары и услуги, что было обусловлено лидерством в целом ряде отраслей, высоким уровнем образования, ростом доходов, а также большим спросом на английские товары в ее колониях благодаря развитию торговли и размещению филиалов английских фирм.

    Одним из важнейших факторов ухудшения конкурентных позиций страны стало уменьшение требовательности спроса и понижение качества товаров, что было связано как со снижением уровня жизни во время войны и послевоенного периода, так и с государственной политикой национализации и регулирования производства, обусловившей нехватку финансирования ряда отраслей (здравоохранение, транспорт), а также с традиционно тесными торговыми отношениями с бывшими колониями, имеющими неразборчивых покупателей. Это не коснулось только традиционных, основанных на раннем приходе на рынок, отраслей, связанных с предметами роскоши и досугом (производство фарфора, шерстяных изделий, алкогольных напитков, сигарет, кондитерских изделий), где сохранился требовательный и упреждающий спрос.

    В последнее десятилетие повышение образовательного уровня и квалификации рабочей силы способствовали росту доходов и, как следствие, усилению требовательности покупателей, стимулировавшей повышение качества товаров. Англия вновь стала привлекательным местом для совершения покупок туристами всех стран мира, особенно учитывая исторические и культурные традиции страны.

    Родственные и поддерживающие отрасли. В Великобритании исторически сложились сильные «кластеры» в ряде отраслей, которые дополняли и усиливали друг друга. Тем не менее, по количеству крупных «кластеров» Великобритания уступает Японии, США и Германии, а их глубина ниже, чем, например, в Италии, Швеции и Швейцарии.

    Наиболее важными «кластерами» в экономике Великобритании являются финансовые и связанные с ними услуги (в Лондонском Сити сосредоточены финансовые, страховые и банковские услуги, а также смежные и обслуживающие отрасли телекоммуникаций, юридических услуг и пр.); потребительские фасованные товары, включая алкогольные напитки; фаянс, керамика и ковры; нефть и химия, включая краски; производство товаров и услуг для досуга и отдыха (кино, аудио, видеозаписи, игры, монеты); фармацевтика; производство печатной и информационной продукции; самолеты, двигатели и моторы.

    В послевоенный период многие «кластеры», особенно промышленные, стали терять свои позиции и сужаться. В автомобильной промышленности Англия утратила конкурентные преимущества, что вызвало разрушение смежных и обслуживающих отраслей, таких как производство комплектующих изделий.

    В 80—90-е годы Повышение качества спроса стало поощрять развитие целого ряда отраслей, что способствовало углублению «кластеров». Так, для повышения качества продаваемой продукции торговая фирма «Маркс и Спенсер» оказывала давление на английских поставщиков продовольственных товаров и одежды, что стимулировало развитие соответствующих отраслей. Наблюдалось углубление и укрепление финансового и ряда других «кластеров».

    Стратегия, структура и соперничество фирм. В течение нескольких послевоенных десятилетий структура управления британскими фирмами, приверженность традициям, сильные профсоюзы были серьезным препятствием переменам в английской экономике. Профсоюзы обладали большими правами в области ограничения нововведений и рационализации производства.

    Характерным для английских компаний были слабая дисциплина и невысокая мотивация труда. В Великобритании традиционно с подозрением относились к тем, кто хочет больше заработать. Такое отношение отразилось на деловой культуре страны, препятствовало долговременности инвестиций.

    Реформы консерваторов стимулировали повышение деловой активности. Ведущие английские компании впервые за долгие годы стали осуществлять долгосрочное планирование. Новое трудовое законодательство способствовало ограничению прав профсоюзов и привело к росту заинтересованности предпринимателей в результатах своей деятельности. В результате замены руководства на фирмах появились молодые и более агрессивные менеджеры, которые получили значительно большую свободу действий в управлении фирмами. Значительно повысились доходы руководства, являющиеся важным стимулом развития компаний, хотя до сих пор их уровень отстает от соответствующего показателя в других европейских странах.

    Одним из важнейших факторов ухудшения конкурентоспособности Великобритании стало снижение уровня конкуренции в послевоенный период, что было обусловлено как слиянием фирм и заключением «джентльменских соглашений», так и наличием государственной собственности на крупных предприятиях. Новые виды бизнеса не развивались. Даже компании отраслей, которые основывались выходцами из низших слоев или иностранцами, постепенно теряли свои позиции, так как их основатели перенимали манеры англичан.

    Пожалуй, наиболее важную роль сыграли реформы консерваторов именно для усиления конкуренции. Огромное значение имело самое радикальное из направлений политики — приватизация государственных предприятий, прежде всего, в области энергетики и телекоммуникаций — British Gas, British Petroleum, British Steel и ряда других (доля государственных предприятий снизилась с 9% ВНП в конце 70-х до 3,5% в конце 80-х годов). Приватизация и отмена регулирования и различных ограничений (запрет на соглашения о фиксировании цен на товары и услуги и разделе рынка), стимулирование деятельности новых предприятий (в 1980—1989 гг. ежегодно в среднем создавалось 100 тыс. предприятий) способствовали росту конкурентоспособности приватизированных фирм благодаря сокращению излишней рабочей силы и повышению эффективности производства (примеры — Jaguar, British Aerospace).

    Роль государства. Как и в США, английское государство почти не вмешивается в экономику, за исключением применения некоторых макроэкономических рычагов, таких как управление совокупным спросом, воздействие на величину учетной ставки для контроля инфляции и биржевых цен. Отсутствие регулирования в ряде отраслей, прежде всего, сферы услуг (например, в торговле и страховании), позволяло английским фирмам внедрять нововведения и нейтрализовать воздействия неблагоприятных факторов.

    Вмешательство государства в экономику в 60—70-е годы (политика протекционизма, субсидирования и меры по слиянию компаний, направленные на поддержку промышленности) лишь привело к снижению конкуренции в стране. Эти меры не давали отдачи при отсутствии благоприятного «ромба».

    Реформы консерваторов, начавшиеся в конце 70-х годов и впоследствии продолженные правительством лейбористов, являются примером исключительно успешной и сбалансированной политики государства по созданию благоприятных условий для функционирования «ромба». В Англии именно государство было не только инициатором перемен, но и инструментом смягчения их негативных последствий. Политика повышения уровня образования, приватизации, либерализации экономики, стимулирования создания нового бизнеса способствовала росту конкурентоспособности английских фирм, которые в настоящее время занимают лидирующие позиции в Европе.

    Россия

    Трудно сравнивать Россию с рассмотренными выше государствами. По рейтингу конкурентоспособности стран, ежегодно публикуемому Мировым экономическим форумом на основе почти 400 различных показателей, в 2000 г. Россия находилась на 55 месте в мире (59 в 1999 г.) из включенных в него 59 государств. Завершали этот перечень Зимбабве, Украина, Болгария и Эквадор.

    Среди конкурентных преимуществ России можно отметить довольно высокий образовательный уровень населения и квалифицированную рабочую силу, а также научно-технический потенциал. Самые последние места в рейтинге конкурентоспособности наша страна занимала по таким показателям как открытость экономики, роль государства и система управления, финансовая и институциональная сферы и инфраструктура.

    Несмотря на победу во Второй мировой войне и наличие значительного потенциала природных и других ресурсов, России не удалось подняться выше факторной стадии развития (по Портеру), что было обусловлено целым рядом причин, в первую очередь, отсутствием частной собственности, государственной монополией во внешних экономических связях и валютной сфере, «зарегулированностью» экономики и, главное, практически полным отсутствием конкурентной среды. Портеровский «ромб» как система попросту не работал, поэтому даже имеющиеся детерминанты не способствовали развитию других.

    В настоящее время Россия переместилась на 20 место в мире по экспорту по сравнению даже с началом 90-х годов, когда СССР занимал 10 место. Кризис в экономике страны и сокращение производства наиболее перспективной продукции привели к тому, что конкурентоспособность России на мировом рынке не только не повысилась даже по сравнению с СССР, но и понизилась и свелась к чрезвычайно узкому диапазону отраслей. Лишь немногие из них производят продукцию, которая может конкурировать на мировом рынке, да и то преимущественно по ценовым показателям. В основном это отрасли, зависящие от сырьевых ресурсов, в первую очередь, топливно-энергетического комплекса, черная и цветная металлургия, нефтехимическая и лесная промышленность. Относительно высокую конкурентоспособность сохраняет российская военная техника и вооружение, отдельные виды которого не имеют аналогов на мировом рынке. Основная масса продукции обрабатывающих отраслей не может конкурировать на мировом рынке. Учитывая глобальную мировую тенденцию к повышению «наукоемкое™» продукции, России все сложнее будет догнать наиболее передовые страны мира.

    Факторные условия. Россия имеет не так уж мало унаследованных или созданных преимуществ: обширные пространства, богатые природные ресурсы (одни из крупнейших в мире разведанные запасы апатитов, природного газа, бурого угля, нефти, железной руды, никеля, олова, цинка, урана, меди, свинца, золота, алмазов, платины, палладия), что позволило ей развить добывающую и лесную промышленность.

    К неблагоприятным факторам можно отнести в первую очередь климат. Россия является самой холодной страной мира, что обуславливает повышенные энергоемкость производства и стоимость рабочей силы (потребность в теплой одежде, отоплении и более калорийном питании). Так, доля отопления в средней полосе России в общем объеме энерго-затрат промышленности составляет 3/4, не считая более высоких затрат на освещение. Из-за холодного климата капитальное строительство обходится дороже по сравнению с любой другой страной мира (по сравнению с Европой оно в 2—3 раза дороже и менее долговечно), поскольку вызывает необходимость прокладки глубоких коммуникаций, двойного остекления, строительства более толстых стен. Высокие перепады температуры в зимний период приводят к быстрому износу дорожных покрытий. Примером может служить строительство немецкими специалистами дороги в Домодедово, которая через пару лет стала мало отличаться от «нашей». Это является одной из причин слабой конкурентоспособности отечественной продукции и отсутствия желания иностранных инвесторов вкладывать средства в Россию.

    Из обширных пространств нашей страны лишь около 100 млн. га составляют земли, пригодные для выращивания сельскохозяйственных растений. Кроме того, половину пахотных земель (причем лучшую часть) мы потеряли с распадом СССР.

    К благоприятным факторам обычно относят наличие полезных ископаемых. На самом деле статистика говорит о том, что, во-первых, ресурсов меньше, чем представляется на первый взгляд, а во вторых, в России не так много месторождений, пригодных для разработки в условиях конкуренции мирового рынка. Значительная их часть требует больших затрат на разработку и добычу (глубокое залегание или дальность месторождений, низкосортность ряда полезных ископаемых, например, угля), не говоря уже о дальности транспортировки (большая часть полезных ископаемых находится в Сибири). Так, большинство месторождений золота требует больше затрат на разработку, чем стоят запасы. Кроме того, после распада Союза в России не осталось многих цветных и редких металлов. Например, потребность в марганце, хроме, ртути, титане и ряде других полезных ископаемых почти полностью покрывалась за счет поставок из других республик бывшего СССР.

    Но даже наличие целого ряда ресурсов «сослужило плохую службу» нашей стране, поскольку не стимулировало прогресс. Например, наличие больших ресурсов нефти и газа никак не поощряет разработку энергосберегающих технологий, которые получили быстрое развитие во многих развитых странах в условиях энергетического кризиса. При переработке сырья не извлекаются многие полезные компоненты. Неблагоприятные факторы также сыграли и положительную роль: удаленность от рынков сбыта при наличии рек и морей стимулировали развитие целого ряда отраслей — судостроения, развития портов и сети, железных дорог.

    Одним из главных благоприятных факторов в России являются хороший общий образовательный уровень населения и квалифицированные людские ресурсы благодаря развитой системе образования. Почти треть населения, занятого в народном хозяйстве, имеет высшее и среднее специальное образование.

    Россия имеет хорошую систему среднего образования, причем наиболее сильной стороной являются математика и точные науки, уровень преподавания которых намного превосходит аналогичный показатель многих развитых стран. Тем не менее, в настоящее  время назрела необходимость реформирования системы образования в сторону повышения творческой составляющей.

    Уровень высшего образования в технических областях высок и является безусловным конкурентным преимуществом. Свидетельством этому служит тот факт, что целый ряд российских специалистов «идет нарасхват» в зарубежных странах. Однако в целом ряде областей университетское образование отстает от ведущих европейских и других мировых учебных центров. Главными недостатками являются недостаточно прикладной характер образования (в России всегда уделялось большое внимание общему образованию в отличие от западных вузов, где лучше развиты прикладные науки) и его направленность в основном на традиционные отрасли, тогда как современное развитие требует подготовки кадров в новых отраслях науки. Среди других недостатков можно отметить недостаточные технические средства обучения (компьютерная подготовка остается исключением) и нехватка практической подготовки российских специалистов. Проблема заключается в том, что в России высшее образование традиционно финансируется преимущественно государством, без участия российских фирм.

    В послевоенный период конкурентное преимущество создавалось благодаря относительно низкой заработной плате. Однако стоит отметить, что невысокая производительность труда (в обрабатывающей промышленности этот показатель в 4—6 раз ниже, чем в развитых странах и в 2—3 раза ниже, чем в НИС) делает издержки по заработной плате вовсе не такими низкими, как представляется на первый взгляд. А поскольку даже для простого выживания в нашем климате необходимо отопление, теплая одежда и высококалорийное питание (не говоря уже о традиционно высоких социальных издержках), то эти издержки зачастую выше, а не ниже среднемировых. Поэтому конкурентоспособность нашей продукции определяется и относительно дорогой ценой нашего рабочего по сравнению со среднемировым уровнем.

    Другими проблемами являются демографическая, проблема безработицы и эмиграции высококвалифицированных специалистов, т.е. «утечки мозгов» (это явление неоднозначное, т.к. с одной стороны порождает нехватку специалистов в стране, с другой — эти специалисты приобретают международный опыт и в случае изменения условий в стране могут вернуться и использовать полученные знания).

    Неблагоприятным фактором был и остается фактор капитала. Проводимая еще в Советском Союзе политика смогла сконцентрировать в руках государства определенный капитал, который, к сожалению, направлялся не на стимулирование ключевых эффективных отраслей, а в создание гигантских предприятий монополистов, хотя некоторые из них и производили вполне конкурентоспособную продукцию. В 90-е годы произошел глубокий спад инвестиционной активности, в 1991—1998 гг. темпы обновления основного капитала снизились в 6 раз.

    Серьезным минусом в СССР было и отсутствие рыночной банковской системы. После распада Союза началось формирование такой системы, к настоящему времени в банках завершился период первоначального накопления капитала. Некоторые банки стали крупными даже по мировым меркам и вышли на международные финансовые рынки. Но полноценно работающей банковской системы пока не сформировалось. Главным недостатком является практически полное отсутствие долгосрочных производственных инвестиций коммерческими банками в условиях высоких рисков, приоритет отдается краткосрочному кредитованию и торговым операциям. Среди недостатков можно отметить и сильное отставание от западной банковской системы по уровню технической оснащенности, качеству и номенклатуре предоставляемых услуг, численности клиентов. Непривлекательные условия вкладов и недоверие граждан не позволяют рассчитывать на массовый приток инвестиций за счет сбережений населения. По надежности банков и рискам финансового сектора мы занимаем соответственно 57 и 56 места в мире. Поэтому банки не играют конструктивной роли в финансировании промышленности, как, например, в Японии или Германии, и даже имея средства, Россия не может достичь успеха в капиталоемких отраслях.

    В условиях высоких рисков в нашей стране почти отсутствует венчурный капитал. Между тем, в современных условиях глобализации в мире все больше используется частный венчурный капитал, тогда как по опыту многих стран государственные инвестиции оказываются неэффективными.

    Рынок акционерного капитала до недавнего времени просто отсутствовал, поскольку весь капитал был в руках государства. Приватизация и акционирование предприятий стимулировали развитие этого рынка в 90-е годы. Серьезными недостатками фондового рынка в настоящее время являются отсутствие национальных законов в этой области, высокий уровень налогообложения и высокие риски, что не может привлекать институциональных инвесторов, которые могли бы вкладывать средства в акции российских предприятий. В настоящее время крупные вложения осуществляются только в отрасли, приносящие быстрые доходы — легкую, пищевую, фармацевтическую.

    При нехватке своих средств необходимы иностранные инвестиции, для которых существует масса препятствий. В настоящее время иностранные инвесторы в лучшем случае заинтересованы в капиталовложениях в добычу и транспортировку энергоресурсов, а не наукоемких производств.

    Научно-технический потенциал России при определенных условиях мог бы стать одним из главных конкурентных преимуществ России. К сожалению, в последнее десятилетие произошло его разрушение, причем основы этого процесса были заложены еще в СССР. Главной причиной было то, что наша наука, как и экономика, была закрытой. Основными недостатками в этой области можно назвать огромную долю ассигнований на оборону (70% всех расходов на науку в России), относительно невысокий удельный вес прикладных исследований по отношению к фундаментальным и практическое отсутствие, в отличие от развитых стран, участия частных фирм в НИОКР (доля государства в научных исследованиях составляет 95%, тогда как в развитых странах подавляющая часть приходится на частный сектор).

    Сокращение финансирования научных исследований в последние годы (если в СССР они составляли 4% ВВП, то в 1999 г. — только 0,7%) привело к дальнейшему ухудшению ситуации в этой области. Резко уменьшилось число ученых, причем за счет наиболее молодых перспективных кадров. В условиях низкой зарплаты наиболее мобильная часть ученых уходит из науки в бизнес или эмигрирует за границу. Если в начале 80-х годов в России около 70% фундаментальных и прикладных разработок соответствовали мировым показателям, а 20% даже превосходили мировой уровень, то к концу 90-х годов данные показатели снизились соответственно до 25 и 7%. По технологическому уровню Россия в 1999 г. находилась на 55 месте в мире, по использованию Интернета — на 57 месте.

    Представление о том, что в России имеется много уникальных технологий не совсем верно. Большинство из них трудно поддаются коммерциализации, многие ценные технологии были проданы в первые же годы после развала Союза, хотя и в настоящее время в ряде отраслей российской промышленности есть интересные разработки. Преимущественно это технологии отраслей военно-промышленного комплекса, хотя имеются и конкурентоспособные технологии в области информатизации, голографии, создания новых материалов, систем глобального мониторинга окружающей среды, лазерные, биотехнологии и целый ряд других. Именно наукоемким отраслям следует отдать главные приоритеты государственной политики в этой области.

    Значительное влияние на конкурентоспособность продукции оказывает инфраструктура, которая в России отстает от мирового уровня. Многие виды транспорта — железнодорожный, автомобильный, авиационный, морской и речной — находятся на пределе эксплуатационных возможностей из-за высокой степени износа. Так, на пределе ресурса эксплуатации находится 75% всей авиационной техники. Производительность труда на транспорте невысокая. Близок к мировым стандартам трубопроводный транспорт, в основном газопроводы; система нефтепроводов нуждается в замене.

    Проблемой является дороговизна и энергоемкость наиболее распространенных видов транспорта — трубопроводного и автомобильного. Так, дорого обходится транспортировка нефти из Сибири в Европейскую часть России из-за высокой вязкости нашей нефти, которую приходится подогревать, особенно зимой, на что расходуется значительная часть добытых энергоресурсов.

    Необходимые для ведения современного бизнеса виды инфраструктуры: финансовые, информационные, в первую очередь, телекоммуникационные услуги развиты недостаточно за исключением нескольких крупных городов, что ослабляет конкурентные позиции страны. По оснащенности телефонами и факсами в 1999 г. мы заняли 56 место в мире, сотовыми телефонами — 57 место, т.е.  уступили почти всем странам. Наличие в течение длительного времени государственной монополии в большинстве отраслей инфраструктуры являлось препятствием их развитию.

    Одной из самых главных проблем являются недостаточно развитые механизмы создания и совершенствования факторов, которые, по мнению Портера, являются одним из главных условий прогресса в этой области.

    Условия спроса являются одним из слабых детерминантов «ромба» в России, хотя большая емкость внутреннего рынка могла бы стать стимулом развития отраслей. Высокая степень милитаризации (на выпуск военной продукции работало около 80% промышленности страны), слабое внедрение новой продукции и не насыщенность рынка в условиях отсутствия конкуренции между фирмами не способствовали совершенствованию товаров. В настоящее время относительно низкий уровень доходов населения плохо стимулирует спрос на передовые товары и услуги. В условиях отсутствия госзаказа снизился спрос на наукоемкую продукцию.

    В целом ряде отраслей потребители недостаточно требовательны (производство мебели, обуви, одежды), что усиливается отсутствием в стране развитой системы сбыта. Превалирует мелкая розничная торговля, только в последнее время в самых крупных городах началось строительство крупных супермаркетов. Продаются в основном дешевые товары. Почти во всех отраслях слабо развиты связи между потребителями, посредниками и производителями. Бум нового строительства в последние годы может стать стимулом к развитию целого ряда отраслей.

    Структуру внутреннего спроса также нельзя назвать сильной стороной России. Благодаря разнообразию природных и климатических условий, как и в США, может производиться продукция, приспособленная для нужд самых разных стран.

    Родственные и поддерживающие отрасли. Россия имеет ограниченное число развитых кластеров. В некоторых отраслях вертикальная интеграция глубока, однако их число невелико. Наиболее важными кластерами являются энергетика, сталелитейная отрасль, ВПК, выпуск транспортного оборудования и связанное с ним машиностроение, станкостроение (СССР был одним из лидеров в этой области), аэрокосмическая отрасль. Недостатком является невысокая географическая концентрация производств, хотя изначально промышленные комплексы создавались с целью снизить расходы на транспортировку, учитывая большие расстояния в нашей стране.

    Государственное регулирование сферы услуг в СССР в течение долгих лет и невысокие стандарты личного обслуживания мало способствовали развитию промышленных кластеров. В 90-е годы сфера услуг стала быстро развиваться, важную роль играют космические услуги (вывод объектов на околоземную орбиту, информационное обслуживание, картографическая и геодезическая съемка, проведение исследований в космосе), услуги по разработке программного обеспечения и ряд других.

    Быстро развивающейся сферой в последние годы являются средства массовой информации и реклама, которые стали важными поддерживающими отраслями для целого ряда производств.

    Нехватка важных родственных и поддерживающих отраслей является причиной слабости России в ряде областей. Примером может служить производство компьютеров. Главная причина заключается в отсутствии «кластера» в этой области, а это ставит даже потенциально сильных местных производителей в заведомо невыгодное положение по отношению к иностранным конкурентам.

    Стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция

    Структура и стратегия российских компаний нуждаются в совершенствовании. Одной из причин слабости в этой области является разрушение исторических и культурных традиций страны в области деловой этики. Жесткая структура управления экономикой в СССР и наличие государственной собственности лишали производителей необходимых стимулов. До сих пор целый ряд крупных фирм, особенно в капиталоемких отраслях, связаны с государством и ориентированы на местный рынок. Они пользуются субсидиями и протекционизмом, но политические маневры ослабляют и отвлекают от деятельности по завоеванию международных рынков. Лишь немногие из них выходят на международную арену. Позиции страны на мировом рынке достигнуты в основном благодаря экспорту. Там, где для международного успеха нужно зарубежное производство, российские фирмы редко бывают конкурентоспособными. К тому же, до недавнего времени существовал строгий государственный валютный контроль, что затрудняло иностранные инвестиции.

    Негативное влияние на мотивацию работников оказало отсутствие в течение многих лет конкуренции. Русские вследствие нескольких поколений советских традиций привыкли рассчитывать на государство, и поэтому представители старшего поколения не отличаются склонностью к риску, хотя исторически русские славились своей смекалкой и инициативой. Стоит отметить, что ситуация в этой области постепенно меняется по мере того как новое поколение менеджеров и работников выходит на рынок труда.

    Избыток рабочей силы и наличие сильных профсоюзов не стимулировали технологический прогресс, который является важнейшим источником конкурентного преимущества фирм. Некоторые изменения в этой области произошли в 90-е годы. Для снижения издержек на персонал фирмы стали прибегать к увольнениям, что положительно сказалось на мотивации работников.

    Слабой стороной российских компаний является малый практический опыт и отсутствие систем профессионального менеджмента, хотя в последние годы ситуация стала меняться к лучшему. Пока по качеству менеджмента Россия стоит на последнем 59 месте в мире. Менеджеры вынуждены полагаться на импровизационные качества и способность быстро реагировать на изменения, обходить сложности и приспосабливаться к новым правилам игры.

    Цели российских работников, менеджеров и собственников слабо ориентированы на долгосрочное инвестирование. Руководители компании не всегда могут сформулировать цели, которые формируют систему управления, службу персонала, финансовую политику. Они редко могут воодушевить и мобилизовать сотрудников, поскольку истинный смысл деятельности компании — обогащение и удовлетворение властных амбиций ее лидера. Управление ориентировано на краткосрочные прибыли, а не на рост фирмы. Отсутствие долговременных целей связано и с непредсказуемостью политики государства. Ведущие предприниматели не пользуются уважением большинства населения. Нет стимула стать такими, как они, что мешает нормальной мотивации работников. Безусловным резервом повышения конкурентоспособности российских фирм является формулирование внятных целей.

    Стоит обратить внимание на некоторые конкурентные преимущества российских компаний, которые были вызваны сложными условиями для предпринимательства с плохо развитой сферой услуг и запутанной системой законов. Российские фирмы умеют обходить все преграды, включая бюрократические, что способствовало их успеху на рынках развивающихся стран.

    Но, пожалуй, самым главным слабым звеном в России является недостаточная внутренняя конкуренция, что было связано с наличием в течение длительного времени государственной монополии и планового хозяйства, закрытостью национального рынка. Зарождение рынка и появление частных предприятий, проникновение на рынок иностранных товаров способствовали возникновению конкуренции в некоторых отраслях, однако их число пока невелико из-за проводимой политики протекционизма. Необходимость защиты новых и действительно перспективных производств на определенном этапе развития вовсе не означает защиту отраслей, в которых бизнес имеет доступ к власти.

    В то время, когда в мире центр тяжести в конкурентной борьбе все более смещается в область НИОКР, борьба должна вестись не между конкретными лицами и за власть, а за нововведения и повышение эффективности производства. Слабо развитый спрос и наличие монополий также способствуют ослаблению конкуренции. Отсутствие местной конкуренции затрудняет международный успех большинства крупных компаний. Хотя в этой области есть и некоторые успехи: такие компании, как Газпром и Норильский никель.

    Вялая конкуренция не содействует развитию поддерживающих отраслей и повышению качества рабочей силы, созданию нового бизнеса, расширению и углублению кластеров, т.е. совершенствованию всей системы «ромба». Нехватка нормальных законов также препятствует созданию нового бизнеса и проникновению на рынок иностранных фирм, а многие квалифицированные работники стремятся попасть в крупные известные сырьевые или иностранные компании. В последние годы новые фирмы появляются именно в отраслях, где развита конкуренция, — компьютерной сфере и области услуг.

    Роль государства. Традиционно большую роль в экономике России играет государство. В послевоенный период государство сосредоточило в своих руках все ключевые ресурсы и сыграло важнейшую роль в развитии капиталоемких отраслей, осуществляя финансирование и защиту таких отраслей как металлургия, машиностроение, аэрокосмическая и другие. Но государственная монополия, планирование и регулирование экономики оказали негативное влияние на конкуренцию. Хотя в 90-е годы в этой области произошли некоторые изменения, доля государства в ВВП и степень регулирования остаются высокими. Между тем малую эффективность государственного сектора подтвердил опыт многих стран.

    Часто сменяющиеся правительства, влияние на политику со стороны олигархов, власть государственных чиновников не способствуют помощи бизнесу со стороны государства, а между тем именно бизнес реально и создает конкурентные преимущества. Общественные институты работают недостаточно эффективно и являются дополнительным барьером. Успех есть только в областях, где удалось избежать этих искусственно созданных помех.

    Государство создало недостаточно механизмов для совершенствования факторов. В настоящее время государственные инвестиции в создание факторов невелики и используются малоэффективно: значительная часть помощи идет не на развитие производственных факторов, а на спасение убыточных предприятий и личное обогащение. Недостаточно эффективно действуют антимонопольные законы, что позволяет компаниям сохранять командные позиции на национальном рынке. По показателям налоговой системы, государственной бюрократии, качества государственной экономической политики, фаворитизму государства наша страна в рейтинге конкурентоспособности находится на последних местах.

    Роль случая. Как и в ряде других стран, наиболее важным событием для России стала Великая отечественная война, которая дала толчок многим переменам. Были разрушены многие производства, на их место после войны были перенесены некоторые немецкие предприятия. Однако в целом Россия недостаточно использовала случай, как это сделал целый ряд развитых стран, для поиска новых конкурентных преимуществ.

    Таким образом, наличие ряда благоприятных факторов не позволило России эффективно распорядиться ими и использовать их для повышения конкурентных позиций страны, а преодоление неблагоприятных факторов не стало достаточным стимулом для инновационных процессов. Пока плохо работают механизмы совершенствования факторов. Опыт нашей страны еще раз подтверждает теорию Портера о том, что для достижения преимуществ необходимо развитие и функционирование всей системы «ромба», а не только отдельных ее частей.

    Учитывая разносторонний потенциал нашей экономики, Россия может и должна создать преимущества, связанные с характером спроса, мотивацией работников, родственными и поддерживающими отраслями, необходимыми для введения конкуренции в новых условиях глобализирующемся мировой экономики. Это чрезвычайно сложные задачи, требующие разработки долгосрочной государственной стратегии. Необходимо сосредоточить усилия не на развитии ресурсоемких производств, в которых мы вряд ли сможем конкурировать с другими странами на мировых рынках, а учитывая новые требования времени, использовать в первую очередь интеллектуальный потенциал России.

    Микроэкономическая конкурентоспособность государств

    Стабильный политический климат и разумная макроэкономическая политика необходимы, но недостаточны для процветания экономики. Не менее важны микроэкономические основы экономического развития, которые коренятся в конкурентной практике и стратегиях фирм, механизме создания конкурентных преимуществ и экономической политике, которые составляют деловую среду, в которой конкурируют фирмы. По мнению М. Портера, политические и макроэкономические реформы дают плоды только в случае совершенствования их результатов на микроэкономическом уровне.

    Микроэкономические различия, как оказалось, в значительной степени объясняют различия между странами в уровнях ВНП на душу населения. В 1998 г. группой ученых, возглавляемой М. Портером, был подготовлен «Доклад по глобальной конкурентоспособности», в котором впервые был введен такой показатель, как «Индекс микроэкономической конкурентоспособности государств» в дополнение к показателю «Глобальной конкурентоспособности государств».

    Подготовленные уже три года подряд  доклады подтверждают важность микроэкономических условий для экономического развития. Микроэкономические условия изменяются по мере роста ВНП на душу населения, это изменение зависит как от правительств, так и от фирм. Важным практическим выводом этого нового теоретического постулата является необходимость интегрировать микроэкономическое конкурентное мышление в процесс экономических реформ. Если следовать только указаниям международных организаций (например, МВФ) в проведении экономических реформ, материальное благосостояние среднего гражданина не улучшится ни в развивающихся, ни в развитых странах.

    Уровень жизни определяется производительностью национальной экономики, измеряемой стоимостью товаров и услуг, произведенных на единицу людских, капитальных и природных ресурсов нации. Центральной проблемой экономического развития является, таким образом, создание условий для быстрого и стабильного роста производительности.

    Процветание зависит от способности страны улучшить микроэкономическую среду. Микроэкономические основы производительности находятся в двух взаимосвязанных областях:

    1) достаточно сложный уровень, на котором компании конкурируют,

    2) качество микроэкономической деловой среды. Чем более сложными являются стратегии компаний, тем более высоки их требования к национальным институтам, квалификации рабочей силы и политике государства.

    Если вопрос стоит о повышении благосостояния, то конкурентные преимущества страны должны перемещаться от сравнительных преимуществ (дешевая рабочая сила и природные ресурсы) к конкурентным преимуществам на основе производства уникальной продукции или новых технологических процессов. По мере перехода на более высокую стадию экономического роста необходима смена целей: конкурентной практики и стратегии компаний, что часто встречает сопротивление. То, что было силой на предыдущей стадии, становится слабостью на следующей, но от традиционных методов трудно отказаться, поскольку они, когда то имели успех и глубоко внедрились в сознание руководства компаний.

    Деловую среду Портер отождествляет с «конкурентным ромбом». Воздействие государств на ромб рассмотрено в предыдущих разделах этой главы. Однако на современном этапе Портер уделяет также большое внимание роли различных национальных институтов-университетов, школ, учреждений инфраструктуры, агентств по стандартизации и др., а также самих частных фирм в улучшении деловой среды. Торговые ассоциации и палаты также могут сыграть здесь важную роль.

    Макроэкономическая политика, содействовавшая высоким темпам инвестиций, не даст роста производительности, если она не осуществлялась в подходящих формах, не было надлежащих навыков у рабочей силы и поддерживающих отраслей, необходимых для эффективности этих инвестиций, и соответствующая рыночная дисциплина не была обеспечена конкурентным давлением и управлением корпораций. Например, Портер считает, что НИС Азии в конце 1990-х годов, несмотря на сильные макроэкономические показатели как раз натолкнулись на рифы микроэкономической слабости. Зависимость от внешнего долга в значительной мере является следствием того, насколько эффективно вложен иностранный капитал. Регулирование уровня внешнего долга в целом менее важно, чем улучшение микроэкономических основ его использования. Значительные государственные инвестиции в образование не дадут эффекта, если микроэкономические условия не создают спроса на новую рабочую силу со стороны компаний.

    Опросы, проводимые группой М. Портера на протяжении трех последних лет, охватывают около 4000 руководителей предприятий из почти 60 стран. Статистический анализ результатов этих опросов подтверждает тесную взаимосвязь между микроэкономическими условиями и экономическим развитием. «Традиционные» факторы производства, включая людские ресурсы и физическую инфраструктуру, оказывают меньшее влияние на национальные различия в ВНП на душу населения, чем, например, наличие деловой информации или информационной технологи и т.д. На различия в ВНП на душу населения оказывают значительное влияние условия спроса и наличие родственных и поддерживающих отраслей, что подчеркивает значение кластеров для конкурентоспособности. Часть «ромба», охватывающая стратегию и структуру фирм, также оказывается немаловажной, включая права интеллектуальной собственности, отсутствие коррупции, открытость в торговле, инвестиционный климат и интенсивность внутренней конкуренции. К числу других переменных, имеющих важное значение для экономического роста, относятся: технология производства продукта, профессионализм менеджмента, качество телефонной и факсовой связи, личная безопасность, наличие бизнес-информации, доступ к рынку ценных бумаг, возможность финансировать начальные капиталовложения, требовательность покупателей, качество местных субпоставщиков, защита прав интеллектуальной собственности, отсутствие регулярных неплатежей, эффективность антитрестовской политики.

    В 1999 г. три первых места в иерархии наиболее конкурентоспособных государств на микроуровне занимали США, Финляндия и Нидерланды. Улучшили свои позиции по сравнению с предыдущим годом Швеция, Швейцария, Австрия, Япония и Бельгия. Между странами, «улучшившими» свои позиции, много общего. Финансовые рынки становятся более сложными, конкуренция обостряется, открытость экономики растет, информация становится все более легкодоступной, технологическая инфраструктура улучшается. Компании этих стран становятся более интернациональными, а подбор кадров высшего эшелона компаний становится все более профессиональным, а не по признаку семейственности.

    Выводы группы Портера состояли в том, что наряду с осуществленным на основе рекомендаций МВФ прогрессом, одинаково важное значение имеют реформы на микроуровне. Страны приходят к консенсусу относительно микро-реформ, и мощные рыночные силы наказывают тех, кто таких реформ не проводит.

    «Центральным вызовом для мировой экономики становятся теперь микро-реформы». Этой фразой заканчивался Доклад по мировой конкурентоспособности 1999 г. Но наука и практика движутся дальше в направлении изучения основ международной конкурентоспособности. В 2000 г. группа ученых Гарвардского университета, в составе М. Портера, Д. Сакса и Э. Уорнера опубликовала следующий доклад, в котором выделила еще два индекса — «текущая конкурентоспособность» и «конкурентоспособность роста». Индекс «конкурентоспособности роста» измеряет влияние факторов, которые способствуют будущему росту экономики (измеряется темпами роста ВВП на душу населения).

    «Индекс текущей конкурентоспособности» подразделяется также на два суб-индекса: «индекс сложности операций и стратегии компаний» и «индекс качества делового окружения». Главный вывод по «индексу текущей конкурентоспособности» — на разных уровнях экономического развития перед странами встают неодинаковые проблемы, которые они должны преодолевать по мере поднятия на более высокие стадии.

    «Индекс конкурентоспособности роста» также подразделяется, в свою очередь, на три индекса. Веса в общем индексе простые. На каждый приходится 1/3: индекс экономического творчества, финансовый индекс и международный индекс. «Индекс экономического творчества» (Economic Creativity Index) измеряет экономически эффективную инновацию или эффективную передачу технологии. «Финансовый индекс» измеряет эффективную финансовую систему с высокими темпами накопления и инвестиций. «Международный индекс» измеряет уровень экономической интеграции страны с остальным миром.



    тема

    документ Внешний долг в системе современных международных экономических отношений
    документ Международная миграция рабочей силы
    документ Международная практика организации банковского надзора за рисками интернет-банкинга
    документ Международная торговля товарами, ее место и роль в системе международных экономических отношений
    документ Международная торговля товарами и услугами

    Не забываем поделиться:



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • важное

    Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
    Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
    Дефолт в России в 2020 году
    Предоставление кредитных каникул в 2020 году
    Девальвация рубля в 2020 году
    Как получить квартиру от государства в 2020 году
    Не стоит покупать доллары в 2020 г.
    Как жить после отмены ЕНВД в 2021
    Изменения ПДД с 2020 года
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году


    ©2009-2020 Центр управления финансами.