Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Путинские выплаты с 2020 года
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Международная региональная экономическая интеграция

Международная региональная экономическая интеграция

Статья обновлена и дополнена 07.06.2020

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Международная региональная экономическая интеграция

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:



  • Объективные основы и сущность региональной экономической интеграции
  • Эволюция интеграционных процессов. Основные формы региональной интеграции
  • Основные центры интеграционных процессов в современной международной экономике
  • Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА)
  • Интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе
  • Содружество независимых государств: современная модель экономической интеграции и интересы России

    Объективные основы и сущность региональной экономической интеграции

    Усиливающаяся глобализация мировой экономики, усложнение и взаимопереплетение хозяйственных процессов вынуждают искать новые пути для отстаивания национальных государственных интересов на мировом рынке. Резкое усиление межфирменной и межгосударственной конкурентной борьбы за рынки сбыта, и источники сырья обусловливают необходимость кооперации как материально-финансовых, так и производственных усилий территориально-сопряженных стран, позволяя экономить на таможенных сборах, избежать дополнительных издержек производства и обращения, наконец, выступать объединенной силой против общих конкурентов на мировом рынке. В результате имеет место не просто определенная увязка национально-государственных интересов, но и их превращение в региональные интересы.

    Таким образом, процессы глобализации в мировом хозяйстве сопровождаются регионализацией — хозяйственным сближением стран на региональной основе, принимающим форму экономической интеграции (economic integration).

    В переводе с латыни «интеграция» (integratio) означает сращивание, объединение частей в единое целое. Следовательно, под «региональной экономической интеграцией» в самом общем виде понимается процесс постепенного хозяйственного объединения ряда стран. В результате формируется новый целостный хозяйственный организм — международный региональный комплекс.

    Процесс интеграции обычно начинается с большей или меньшей либерализации взаимной торговли, устранения ограничений в движении товаров, затем услуг, капиталов. Постепенно при соответствующих условиях и заинтересованности стран-партнеров происходит формирование единого экономического, правового, информационного пространства в рамках региона. Создается новое качество международных экономических отношений.

    Понятие «региональный» в данном случае обозначает не просто географические границы той или иной организации. Имеется в виду исторически сложившаяся региональная общность, предполагающая сходство экономико-географических и хозяйственно-культурных комплексов, демографических структур, истории и пр. Эта общность создает объективные возможности для формирования адекватных времени крупных политико-экономических образований, которые, используя многообразные преимущества «экономики масштаба», по мнению ряда аналитиков, уже в ближайшем будущем окажутся более эффективными и реальными субъектами МЭО, чем национальные государства, способными обеспечить формирование нового полицентрического и более стабильного, чем ныне, миропорядка.

    Развивающийся сначала в считанном количестве регионов мира интеграционный процесс в последние годы охватил почти все континенты, приведя к образованию многочисленных региональных и субрегиональных торгово-экономических групп. По данным ВТО, сегодня насчитывается 134 реально действующих региональных торгово-экономических соглашения. Причем 90 из них образованы после 1995 г.

    Интеграция характеризуется некоторыми существенными признаками, которые в совокупности отличают ее от других форм экономического взаимодействия стран:

    —        согласованием экономической политики стран-участниц;

    —        сближением национальных законодательств, норм и стандартов;

    —        взаимопроникновением и переплетением национальных производственных процессов, формированием в рамках региона технологического единства производственного процесса;

    —        широким развитием международной специализации и кооперации в производстве, науке и технике;

    —        связанными с этим структурными изменениями в экономике стран-участниц;

    —        целенаправленным регулированием интеграционного процесса, развитием органов управления региональным хозяйственным взаимодействием.

    Объективное содержание интеграции составляет в конечном итоге переплетение, взаимопроникновение и сращивание воспроизводственных процессов, протекающих в виде частичных интеграций. Интеграционный процесс охватывает отдельные звенья общей системы:

    1) рыночное обращение (благодаря либерализации торговли и росту трансграничных потоков), так называемая «поверхностная», или «мягкая» интеграция (shallow integration);

    2) собственно производство (глубокая интеграция — deep integration);

    3) сферу принятия решений (на уровне фирм, предпринимательских союзов, национальных правительств, международных межправительственных и национальных организаций). Противоречивость интеграции в значительной степени базируется на различиях интересов сторон, на неодинаковой способности отдельных звеньев воспроизводственных структур к участию в интеграционном процессе. Более легко интеграционные процессы протекают в сферах рыночного (особенно товарного) обращения, труднее поддается интегрированию непосредственно производственная сфера.



    Развитие интеграции предполагает наличие определенных предпосылок. Во-первых, интегрирующийся страны должны обладать близким уровнем экономического развития и зрелости рыночной экономики. Хозяйственные механизмы должны быть совместимыми. Как правило, интеграция является наиболее прочной и эффективной, если интегрируются развитые страны. Во-вторых, наличие общей границы и исторически сложившихся экономических отношений. Обычно объединяются страны, находящиеся на одном континенте в непосредственной географической близости, что облегчает решение транспортных, языковых и других проблем. В-третьих, вызревание в группе стран экономических проблем, решение которых требует совместных усилий. Следует подчеркнуть, что положительный эффект интеграции одних стран стимулирует другие страны к подключению к этому процессу. К тому же страны, которые оказались за пределами региональных объединений, зачастую испытывают дополнительные трудности.

    Региональная интеграция имеет вполне конкретные цели. Во первых, использование возможностей расширения рынка и снижения издержек производства за счет увеличения масштабов производства. Во-вторых, укрепление сотрудничества между странами по всем направлениям. В-третьих, усиление позиций участвующих стран на мировом рынке за счет создания региональных конкурентных преимуществ.

    Интеграция дает возможность товаропроизводителям, с одной стороны, иметь более широкий доступ к сырьевым, финансовым, трудовым, научным ресурсам, а с другой стороны, — увеличивать производство продукции с учетом более емкого рынка. Она облегчает решение наиболее острых социальных проблем. Примером может служить снижение уровня безработицы у одних стран и соответствующее обеспечение необходимой рабочей силой других стран или выравнивание условий развития отсталых районов.

    В 90-е годы многие исследователи отмечают так называемый «интеграционный бум», резкую интенсификацию регионализма в МЭО. Интеграционный бум имеет две формы проявления: количественную (поток новых региональных соглашений, перезаключение ранее существовавших договоров на новых условиях и т.п.) и качественную (растет глубина регионального хозяйственного взаимодействия, использование комплексных, более развитых форм интеграции). Кроме того, одно из явлений последнего десятилетия — вызревание «нового регионализма», появление «макрорегионов» (североатлантический, тихоокеанский, евроазиатский, южный, расположенный в основном в районе индоокеанской дуги и др.). Укрепляется тенденция заключения соглашений о сотрудничестве между региональными интеграционными объединениями. Например, Соглашение между Европейским союзом и латиноамериканским Общим рынком стран Южного конуса (Меркосур) предусматривает постепенное (к 2005 г.) формирование южно-трансатлантической зоны свободной торговли. Это означает уже мега-региональную интеграцию. Особый интерес к ней проявляют Соединенные Штаты Америки. Начиная с 1995 г., подписана серия важных документов между США и ЕС в направлении создания нового трансатлантического рынка (New Transatlantic Market place — НТР) и идут дебаты, в том числе на официальном уровне, по поводу превращения НТР в Трансатлантическую зону свободной торговли (TAFTA). Высказываются идеи включения в TAFTA всех стран ОЭСР, а также объединения TAFTA с АТЭС (Форумом Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества). Параллельно предпринимаются попытки создания Всеамериканской зоны свободной торговли, а также объединения двух Африк (Северной и Южной).

    Проблема: глобализация или региональная интеграция (global versu- regional integration) становится крупной дилеммой, адресованной как экономистам, так и политикам.

    Как представляется, региональные экономические комплексы следует рассматривать в качестве важнейших элементов глобализации развития, а не его сегментации. Регионализация создает дополнительные возможности, стимулы и механизмы для либерализации торговли, движения капиталов, всех факторов производства в международной экономике, она — один из ответов на вызовы глобализации. С другой стороны, безусловно, есть противоречие между глобализацией и регионализацией; если последняя усиливает обособленность отдельных торгово-экономических групп, укрепляет коллективный протекционизм, то она может тормозить общий процесс глобализации. Создание региональных хозяйственных организаций снимает возможное негативное воздействие на глобальную либерализацию в том случае, если преференциальные внутри-региональные связи между членами группировки не ухудшают (по сравнению с до-интеграционным уровнем) условия для внешнеэкономических связей с третьими странами. Этому способствует, например, такой новый принцип интеграции, как «открытый регионализм». Он широко применяется, в частности, в азиатско-тихоокеанской или латиноамериканской моделях интеграции (например, в АТЭС, Меркосур).

    Решения Уругвайского раунда ГАТТ, деятельность ВТО существенно повысили уровень международных торговых отношений, выработали современные правила и институты взаимодействия сторон в новых условиях. Комбинация региональных, субрегиональных и глобального уровней доказывает насущную необходимость государств в принятии открытой, недискриминационной политики, основанной на нормах системы ВТО и механизмов разрешения споров, вписывающихся в правила ВТО. Правительства, участвуя в многоярусной системе прав и обязанностей с партнерами по ВТО, равно как и с ближайшими соседями-партнерами по региональным группировкам, неизбежно учитывают взаимное влияние соглашений мирового и регионального уровней.



    Статья XXIV ГАТТ устанавливает принципы, которыми должны руководствоваться страны-участницы, создавая интеграционные группы (таможенные союзы и зоны свободной торговли). Целью создания последних, как определено в этой статье, «должно быть облегчение торговли между другими странами-участницами и данными территориями». Договаривающиеся стороны могли на сессиях или Совете ГАТТ (теперь в ВТО) проводить анализ того, соответствует ли созданная интеграционная группа критериям, содержащимся в Соглашении, и будет ли она содействовать развитию международной торговли. Эти договоренности ГАТТ были положены в основу ЕЭС, ЕАСТ, НАФТА, других интеграционных групп. Теперь эта функция перешла к ВТО. К моменту создания ВТО почти все члены этой организации участвовали хотя бы в одном региональном соглашении, представленном в ГАТТ.

    На основе решений Уругвайского раунда была достигнута так называемая «Договоренность о толковании статьи XXIV ГАТТ». В Договоренности впервые введена система своеобразного контроля за тем, как выполняются участниками интеграционных групп положения о том, что цель международных региональных соглашений состоит в возможности поэтапно продвигать процесс либерализации международной торговли и других форм МЭО между участниками групп, а не возводить дополнительные барьеры для других государств. В Договоренность включено положение о методах изучения экономического эффекта региональных соглашений, при этом устанавливаются поддающиеся количественному выражению критерии, помогающие сделать это объективно. Однако вследствие большого разнообразия соглашений и их механизмов углубленный экономический анализ весьма затруднен. И поддержание баланса между региональными хозяйственно-правовыми нормами и многосторонним регулированием международной торговли остается нерешенной проблемой в мировой экономике.

    Эволюция интеграционных процессов. Основные формы региональной интеграции

    Экономическая модель каждой интеграционной группировки — это результат длительного исторического процесса, в течение которого выстраивалось соотношение элементов, формирующих региональный хозяйственный комплекс, укреплялся механизм их взаимодействия. Именно поэтому каждая региональная экономическая система уникальна, и механическое заимствование ее опыта малоэффективно.

    Однако проведение сравнительного анализа имеющихся торгово-экономических групп говорит и об определенных общих закономерностях развития региональной интеграции, последовательного прохождения ее через ряд особых этапов, каждому из которых присущи особые характерные черты, разная степень интенсивности интеграции, ее глубины и масштабов.

    Взгляд на интеграцию как на процесс, развивающийся от простых к более сложным формам, позволил осуществить классификацию стадий интеграционного процесса. Классической классификацией стала схема американского исследователя Б. Балаши (признанного авторитета в данной области экономической науки), которую приняли на вооружение различные международные экономические организации. Б. Балаша предлагает различать сотрудничество и интеграцию. Если процесс сотрудничества предполагает проведение действий, направленных на уменьшение различного рода дискриминации, то процесс интеграции предполагает полное устранение дискриминации. Б. Балаша различает пять основных форм интеграции (типов интеграционных соглашений). Рассмотрим их, учитывая современные модификации данной теории, внесенные конкретным опытом функционирования Европейского союза и других интеграционных групп.

    К числу основных типов интеграционных соглашений относятся:

    —        зона свободной торговли (free trade zone);

    —        таможенный союз (custom- union);

    —        Общий рынок (common market);

    —        экономический союз (в наиболее зрелой форме экономический и валютный союз: economic and monetary union);

    —        полная экономическая (и политическая) интеграция.

    Рассмотрим каждый из названных типов подробнее.

    Зона свободной торговли. Под ней принято понимать такую форму соглашений, при которой его участники договариваются о снятии таможенных тарифов и квот в торговых отношениях друг с другом. Вместе с тем в отношении третьих стран каждый участник зоны свободной торговли имеет право проводить собственную внешнеторговую политику. Подобная форма интеграции реализуется в рамках ЕАСТ, НАФТА, АСЕАН.

    Таможенный союз. Основное отличие от зоны свободной торговли заключается в том, что участники таможенного союза не только устраняют тарифы и квоты в торговле между собой, но и проводят единую внешнеторговую политику в отношении третьих стран. Согласно статье XXIV ГАТТ, таможенный союз предполагает замену нескольких таможенных территорий одной. При этом таможенные службы на внутренних границах упраздняются, а их функции передаются соответствующим службам на внешних границах единой таможенной территории. Примером такого образования уже с 1968 г. является Европейское экономическое сообщество (переросшее позже в Европейский союз), а также Меркосур и формирующийся Таможенный союз пяти государств СНГ (Россия—Беларусь—Казахстан—Киргизия—Таджикистан). При этой форме интеграции существенно меняются товарные потоки, происходит переориентация на импорт из стран-участниц соглашения, происходят изменения в производстве и потреблении продукции.

    Таможенный союз с экономической точки зрения достаточно логически завершенная форма. В то же время, ограничиваясь сферой международной торговли, он таит в себе внутренние противоречия, развитие которых неизбежно порождает потребность в переходе к более сложным формам торгово-экономических союзов.

    Общий рынок. В дополнение к условиям таможенного союза общий рынок предполагает устранение препятствий для свободного перемещения в рамках стран-участниц всех факторов производства. Сказанное предполагает сближение национальных законодательств, стандартов, развития институциональных основ интеграции, а также единых органов управления объединительными процессами.

    Однако и в этом случае мы вправе говорить о действии тех же факторов, которые превращают зону свободной торговли в общий рынок. В принципе свободное перемещение факторов производства внутри определенной группировки ряда стран должно способствовать более рациональному использованию совокупных ресурсов, развитию разделения труда и специализации производства, оптимизации производственных структур и полному использованию фактора экономии от увеличения масштабов производства. Вместе с тем, этому препятствуют различия в экономической политике, проводимой государствами, входящими в общий рынок. Последний допускает наличие в данной области значительного разнобоя со всеми вытекающими из этого негативными последствиями, решить которые можно лишь при условии перехода к более сложным формам торгово-экономических союзов.

    Экономический союз. Данная форма предполагает снятие отмеченного выше противоречия путем согласования экономической политики стран-участниц. В рамках ЕС проводится единая сельскохозяйственная политика, согласованная промышленная, энергетическая, транспортная, социальная, научно-техническая и региональная политика.

    Обратим внимание на то, что как только процесс согласования экономической политики доходит до определенного уровня, он начинает подчиняться собственной логике и требовать, особенно в том случае, если отдельная страна характеризуется высокой степенью открытости своей экономики, все более тесной увязки все более широкого круга вопросов. Данный процесс получает свое определенное логическое завершение в рамках комплексной и более сложной формы — экономического и валютного союза. Валютный союз предусматривает создание единой региональной валютной системы, включая создание единого банка, введение единой валюты. Обеспечивается согласование и становление единой валютно-кредитной, скоординированной макроэкономической политики и пр.

    Полная экономическая и политическая интеграция. В данном случае речь идет о превращении единого рыночного пространства в завершенное экономическое и политическое целое. Это не просто согласование, но и проведение унифицированной, фактически единой экономической политики, на основе унификации законодательной базы.

    На этом этапе постепенно формируется новый многонациональный субъект международных экономических и политических отношений, происходит движение к созданию единого федеративного (или конфедеративного) государства.

    Концепция Б. Балаши, развитая Дж. Мидом, Р. Липси, Дж. Вайнером и др. явилась, по существу, теоретической базой региональной интеграционной политики в Западной Европе, Европейских сообществах, прошедших путь от простых к сложным формам интеграции. Сейчас здесь создан единый внутренний рынок (как более зрелая разновидность общего рынка) и формируется экономический и валютный союз.

    Однако практика показала, что реальный процесс интеграции в силу своей внутренней противоречивости не может развиваться столь прямолинейно и поступательно, как предполагает рассмотренная формальная схема. Опыт региональной интеграции (в наиболее глубоких формах как бы сфокусированный в рамках ЕС) показал колоссальные сложности создания единого экономического пространства и разную степень заинтересованности стран в глубине взаимодействия.

    Многообразие моделей интеграции в Северной Америке, Латинской Америке, АТР, Африке, на Ближнем Востоке, отразившее значительную дифференциацию страновых, региональных и субрегиональных экономических систем, механизмов воспроизводства, других ключевых параметров развития, позволяет видеть и частичную модификацию классической схемы в одних случаях, и даже ее существенную трансформацию в других. История показывает, что не существует единых строгих закономерностей или автоматизма перехода между фазами региональной интеграции, все зависит от конкретно-исторических условий в МЭО, в отдельных странах, от экономических и политических интересов данных стран.

    Интеграцию нельзя считать чисто стихийным процессом, поскольку взаимное приспособление национальных экономик в современном мировом хозяйстве немыслимо без той или иной степени государственного вмешательства во внешнеэкономическую сферу. Однако, как показывают реальные процессы переплетения национальных хозяйств, формы государственного регулирования интеграции могут быть весьма разнообразными.

    Экономическая интеграция в странах с развитым рыночным хозяйством представляет собой сочетание процессов частно-корпорационной интеграции (или интеграции на микроэкономическом уровне). Эти процессы не происходят обособленно друг от друга, они образуют органическое, хотя и противоречивое, единство. Разнообразный характер сочетания межгосударственных комплексов, как ЕС в Европе, где процесс интеграции происходит под воздействием разветвленного политико-правового, институционального механизма межгосударственного и надгосударственного регулирования, или азиатско-тихоокеанский экономический регион, где интеграционные процессы развиваются в виде так называемой мягкой интеграции, прежде всего на микроэкономическом уровне; в течение нескольких десятилетий практически не была формализована североамериканская интеграция (США, Канады и позже Мексики), двигателем которой на деле были транснациональные корпорации и другие бизнес-структуры.

    Важно отметить, что перерастание частно-корпорационной интеграции (микроуровень) в межгосударственную (макроуровень), возникновение межгосударственных экономических объединений в значительной степени зависит от воздействия факторов чисто политического характера. Так, развитие межгосударственной интеграции именно в Западной Европе, где интернациональное переплетение капиталов менее интенсивно, чем, например, между США и Канадой или США и самой Западной Европой, во многом обусловлено особенностями политического развития этого региона в послевоенный период (в частности, стремление коллективно противостоять американскому нажиму, существованию в течение четырех десятилетий «социалистического лагеря» в Европе в условиях «холодной войны» и т.д.). Если даже в индустриально развитых странах взаимосвязь между интенсивностью процессов интеграции на межфирменном и межстрановом уровне не носит характера прямолинейной зависимости, то на периферии мирового хозяйства соотношение этих процессов принимает еще более усложненные формы.

    Поскольку существующий уровень взаимных экономических связей в регионах и суб-регионах развивающегося мира в целом невысок, проблема заключается в необходимости целенаправленного создания условий для интенсификации этих отношений. Отсюда вытекают и весьма широкие экономические функции государства в интеграционных процессах в развивающихся регионах, что делает закономерным осуществление интеграции формальной (создание определенных экономических группировок и их политико-правовых институтов) еще до адекватного развития реальной интеграции в отличие от индустриально развитых стран, где оформление региональных институтов происходило и происходит уже на базе значительно интегрированных на микроэкономическом уровне национальных хозяйств. С этим связано и гораздо большее значение политических факторов при создании и функционировании интеграционных союзов развивающихся стран, хотя, как уже отмечалось, недооценивать их роль нельзя и применительно к индустриально развитым государствам. В развивающихся странах они нередко становятся основными причинами создания экономических объединений. В таких случаях делаются попытки подвести экономический фундамент под первоначально сложившийся политический союз.

    Стремление развивающихся стран к экономической интеграции имеет несколько иные причины, чем в случае высокоразвитых стран. Если у последних экономическая интеграция является необходимостью, вытекающей из требований уже достигнутого высокого уровня производительных сил, то в развивающихся странах необходимость экономической интеграции вытекает из того, что благодаря ей эти страны получают возможность устранения трудностей в экономическом развитии, прежде всего в индустриализации.

    Конкретные цели ее таковы:

    —        ускорение экономического развития;

    —        создание оптимальной структуры хозяйства;

    —        ослабление зависимости от бывших метрополий;

    —        изменение подчиненного положения в системе международного разделения труда.

    Однако, экономическая интеграция развивающихся стран часто идет очень медленно вследствие воздействия целого ряда сдерживающих факторов, включая:

    —        факторы состояния внутренней экономики каждой страны (низкий уровень развития производительных сил, моно-культурность и др.); особенности взаимных отношений (слабость материальной базы; недостаточное развитие инфраструктуры, в т.ч. разобщенность транспортных систем; интегрирующиеся страны мало дополняют друг друга с экономической точки зрения, часто имея однотипные народнохозяйственные и отраслевые структуры; недостаток финансовых ресурсов для осуществления совместных региональных проектов);

    —        факторы внешнего порядка (нарастание финансовой зависимости от индустриально развитых стран, значительный контроль ТНК над внешней торговлей и экспортным производством развивающихся государств);

    —        политическую нестабильность.

    Все это свидетельствует о том, что экономическая интеграция в развивающемся мире в большей степени является интеграцией потенциальной, своеобразной «прединтеграцией». Тем не менее стремление к ней отражает общую тенденцию развития всемирного хозяйства.

    Основные центры интеграционных процессов в современной международной экономике

    Исторически интеграционные процессы наиболее четко проявились в Западной Европе — своеобразной «лаборатории» моделей и механизмов интеграции, где последняя достигла наиболее зрелых форм. Формирующийся в Европейском союзе (ЕС; European Union — EU) региональный хозяйственный комплекс считается классическим примером реализации теорий регионализма в мировом хозяйстве.

    Европейский союз — уникальная ведущая интеграционная группировка, которая наряду с США и Японией образует один из трех центров («Триада») глобальной системы рыночной экономики. Население ЕС составляет 360 млн. человек, его доля в совокупном ВВП стран ОЭСР — более 38%, а доля в мировой торговле — около 40% (свыше 60% ее приходится на внутри-региональный товарооборот).

    Становление единого хозяйственного пространства в Западной Европе развивается бурными темпами. Отношения, первоначально установленные шестью странами на договорно-правовой основе, постепенно привели к образованию мощной группировки из пятнадцати стран с единым внутренним рынком, с единой или в значительной мере согласованной политикой в различных сферах, с наднациональными органами управления. Интеграция стала мощным стимулом экономического роста, ускорителем научно-технического прогресса и способствовала усилению конкурентоспособности страну-частниц на мировых рынках.

    Различные аспекты общей экономической политики интеграционной группировки направлены на то, чтобы создать благоприятные условия для развития реального процесса взаимо-переплетения и сращивания национальных рынков товаров и услуг, капиталов и рабочей силы.

    Государства, образующие интеграционную общность, сохраняют свою самостоятельность и суверенитет. Вместе с тем, некоторую часть своих суверенных прав и прерогатив они передают в совместное ведение Сообществ, создается «Единая Европа». В результате усиления взаимозависимости стран и центростремительных тенденций происходит постепенное втягивание новых участников в интеграционный процесс.

    Хозяйственные механизмы стран Западной Европы оказались в большей мере и раньше, чем у стран других регионов, подготовленными к тесному взаимодействию друг с другом. Высокая зависимость западноевропейских стран от внешних рынков и международных условий воспроизводства, сходство их экономических структур, территориальная близость — все это способствовало развитию интеграционных тенденций. Однако существовали и другие факторы интеграции. После Второй мировой войны произошло коренное изменение социально-экономической обстановке в Европе. Создание Совета экономической взаимопомощи (1949 г.) и отказ стран Восточной Европы от рыночной экономики стали важным препятствием для развития экономических связей между Восточной и Западной Европой. Компенсацией потерь восточноевропейского рынка могла служить только интенсификация взаимного сотрудничества западноевропейских стран друг с другом. Далее, одним из интегрирующих факторов было стремление западноевропейских стран укрепить свои позиции на мировом рынке в борьбе с мощным конкурентом — Соединенными Штатами Америки. Наконец, страны Западной Европы пытались компенсировать развал колониальной системы и потерю утраченных колониальных торговых и иных связей усилением взаимозависимости.

    Таким образом, совокупность общих для мирового хозяйства и специфических для послевоенной Западной Европы факторов определила особое место стран этого региона в мировой экономике, а степень переплетения их национальных интересов и национальных хозяйств оказалась выше, чем в любом другом регионе мира.

    Этапы западноевропейской интеграции

    В развитии западноевропейской интеграции можно выделить ряд этапов, отличающихся друг от друга степенью глубины хозяйственного взаимодействия стран-участниц (переходом от низших форм интеграции к высшим), а также увеличением числа участников сообществ.

    Первый этап. 18 апреля 1951 г. в Париже был подписан Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В состав ЕОУС вошли Бельгия, ФРГ, Нидерланды, Италия, Люксембург, Франция. Исходной точкой объединительных процессов явилось отраслевое (точнее секторальное) сотрудничество, охватывающее базовые отрасли экономики (угледобывающую и сталелитейную промышленность).

    У истоков интеграции стояли видные французские политические деятели того времени Робер Шуман и Жан Моннэ. В Декларации министра иностранных дел Франции Р. Шумана от 9 мая 1950 г., обратившегося от имени своего правительства к правительству Германии, было предложено положить конец раздробленности Европы, традиционному франко-германскому соперничеству и установить равноправные партнерские отношения между странами в рамках международной кооперации. Начать европейское строительство предлагалось, поставив все производство угля и стали во Франции и ФРГ под общее наднациональное руководство. В результате, однако, Парижский договор о создании ЕОУС подписали не только Франция и ФРГ, но и все шесть названных стран Европы.

    В рамках ЕОУС отменялись импортные и экспортные пошлины, количественные ограничения, субсидии и другие дискриминационные меры в торговле углем, железной рудой, сталью. В торговле со странами, не вошедшими в Общий рынок угля и стали, были введены единые пошлины на импорт данных товаров. Наднациональный Высший руководящий орган (la Haute Autorite), состоявший из независимых представителей стран Сообщества, осуществлял общее регулирование производства угля и стали, процессов модернизации и перестройки этих отраслей экономики. Его решения были обязательны для всех стран-участниц и всех предприятий данного сектора. Но его деятельность координировалась с другими общими органами и прежде всего с Советом Министров, где при принятии решений отдельные страны имели право вето. Парижский договор, таким образом, отличали осторожность подходов, постепенность и ступенчатость развития интеграции в целом и ее организационных форм в особенности.

    Несмотря на множество противоречий и ограниченную сферу деятельности, ЕОУС, безусловно, явился примером успешного развития интеграционных связей. Ядро европейской тяжелой промышленности, сконцентрированное в Рурском бассейне, Саарской области, Лимбурге, Валлонии, Люксембурге и Лотарингии, перестало быть постоянным источником войн и конфликтов и превратилось в катализатор процесса сотрудничества и прогресса. Институциональные инновации, которые принесла деятельность ЕОУС, также явились положительным моментом в процессе международного сотрудничества в рамках данной организации, усилили веру в объединение Европы и открыли путь для целой серии новых инициатив в области европейской интеграции.

    Второй этап (конец 50-х — начало 70-х годов) по праву называется золотым веком в истории Сообщества. В марте 1957 г. те же шесть стран (шестерка), а именно: Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург — подписывают два Римских договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС; его второе официальное название «общий рынок») и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратома). Последний был создан по модели ЕОУС и имел тоже отраслевую направленность, определяя совместное развитие производственной кооперации и НИОКР в области атомной энергетики.

    Особо важное значение имел Договор о создании Европейского экономического сообщества. Его отличает комплексный многосторонний подход к хозяйственному взаимодействию стран-членов, идея расширения экономической интеграции путем создания «общего рынка», в рамках которого будет обеспечено «свободное движение товаров, лиц, услуг и капиталов». Договор о ЕЭС тщательно проработан, его текст состоит из 275 статей, разделенных на разделы и главы, и включает несколько приложений.

    Непосредственными целями ЕЭС («общего рынка») были определены:

    —        постепенное снятие всех ограничений в торговле между странами-членами;

    —        установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;

    —        ликвидация ограничений для свободного перемещения капиталов, людей, услуг;

    —        проведение общей политики в области сельского хозяйства и транспорта;

    —        унификация налоговых систем;

    —        установление правил конкуренции в рамках общего рынка;

    —        сближение экономического законодательства стран-участниц;

    —        разработка принципов согласования экономической политики и др.

    Поскольку Римские договоры, приведшие к созданию новых сообществ, предусматривали формирование общей политики по отдельным направлениям и передачу государствами некоторых суверенных прав общим наднациональным органам в этих вопросах, представители Великобритании, несогласные со столь глубоким типом хозяйственного и политического взаимодействия, еще на стадии подготовки документов отказались от участия в межправительственных переговорах с «шестеркой». В октябре 1956 г. Лондон заявил о том, что Соединенное Королевство предпочитает создание зоны свободной торговли. 4 мая 1960 г. была подписана Стокгольмская декларация, согласно которой семерка европейских стран, в их числе Великобритания, Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция и Швейцария образовала Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). Таким образом, практически параллельно в Западной Европе стали развиваться два типа интеграции, отразившие разные интересы и разные представления о моделях сотрудничества двух групп стран.

    Реализация положений Римского договора на первом этапе шла весьма успешно, согласованно и без особых трудностей. Уже к 1 июля 1968 г. (на 1,5 года раньше намеченного срока) странами ЕЭС был создан таможенный союз. Были ликвидированы ограничения во взаимной торговле промышленными товарами и установлен единый таможенный тариф по отношению к третьим странам. Начала проводиться активная политика в ЕЭС в области согласования правил конкуренции. Осуществлялась гармонизация стандартов и технических норм, координация хозяйственного законодательства, в частности акционерного. Сближалась промышленная политика, ускорялся процесс превращения национальных монополий стран ЕЭС в транснациональные, возросла либерализация движения капиталов и рабочей силы в ЕЭС.

    Крупным завоеванием этого периода стала Единая сельскохозяйственная политика (ЕСХП) на уровне Сообщества, становление аграрной Европы. Аграрный сектор — одна из сфер самой активной деятельности органов ЕС. В 50-е годы сельское хозяйство «шестерки» значительно отставало по техническому уровню и эффективности от других сфер экономики. С образованием Общего рынка встала задача модернизировать сельское хозяйство, включить его в интеграционный процесс, создать наднациональный механизм регулирования данной сферы, заменить национальные системы аграрного протекционизма единой общеевропейской системой. Римский договор 1957 г. в отличие от других направлений интеграции детально обозначил основные принципы проведения ЕСХП, ее цели и задачи, пути финансирования совместных мероприятий.

    Единая сельскохозяйственная политика основана на трех фундаментальных принципах.

    Во-первых, это единство рынка. До образования ЕЭС почти все страны-члены имели свои собственные правила регулирования рынка сельскохозяйственной продукции. При формировании общего рынка все эти правила должны были быть заменены едиными правилами и нормами. Сегодня под правила единой аграрной политики подпадает почти 98% всей сельскохозяйственной продукции.

    Во-вторых, это преференции в отношении товаров, производимых в странах Сообщества. Этот принцип единой аграрной политики является одним из самых главных, так как он защищает Общий рынок сельскохозяйственной продукции от дешевого импорта и гарантирует доходы фермеров. Основная угроза для сельского хозяйства Сообщества исходит от импорта продукции из стран, где издержки производства ниже и фермеры получают крупномасштабную поддержку государства. В основе политики аграрной интеграции лежит общий торгово-политический барьер ЕС по отношению к третьим странам, с которых при ввозе сельскохозяйственной продукции взимаются пошлины или компенсационные сборы. Они призваны устранить разницу между внутренними ценами «Зеленой Европы» и более низкими ценами поставщиков продовольствия. Причем эта разница весьма значительна, так как с 1 января 1958 г. поддерживаемые цены на большую часть сельскохозяйственной продукции были устновлены на 30% выше мировых. Большая часть сборов (90%), взимаемых при импорте в странах-членах, направлялась в общий бюджет Сообщества. Таким образом, Единая аграрная политика косвенно финансировалась за счет импортеров продовольствия из третьих стран.

    Третьим принципом единой сельскохозяйственной политики является принцип финансовой солидарности. В соответствии с этим принципом все государства ЕЭС, как экспортеры, так и импортеры, несут бремя единой аграрной политики. В 1962 г. был создан Европейский фонд ориентации и гарантирования сельского хозяйства (ФЕОГА). Включение сельского хозяйства в процесс интеграции потребовало создания специального межгосударственного фонда для финансирования единой сельскохозяйственной политики с целью подтянуть уровень развития, концентрации и специализации производства, накопления капиталов до уровня промышленности. Руководство ФЕОГА осуществляется Комиссией Европейских сообществ (КЕС) при содействии Постоянного Комитета фонда по вопросам структурной сельскохозяйственной политики. Средства ФЕОГА распределяются по двум основным разделам: гарантирования и ориентации. 90% средств ФЕОГА — фонд гарантирования — используются для поддержания более высоких единых сельскохозяйственных цен, введенных с 1962 г., а также для  субсидирования экспорта аграрной продукции Сообщества, занимающего второе место в мире после США. Около 75% средств ФЕОГА затрачивается на поддержание стабильности рынков молочной продукции, сахара и зерновых. Фонд ориентации служит для финансирования мероприятий с целью укрупнения хозяйств, стимулирования сельскохозяйственного производства, и изменения его структуры, т.е. развития аграрно-промышленного комплекса.

    Свои ресурсы ФЕОГА черпает из общего бюджета ЕС. Расходы на финансирование единой аграрной политики в разные годы составляли от 54% до 76% расходной части общего бюджета Сообщества.

    В ФЕОГА поступают компенсационные сборы с импортеров сельскохозяйственных товаров, определяемые разницей между гарантированными «защитными ценами», установленными в Сообществе на многие из этих товаров, и более низкими мировыми. Гарантированные цены — это цены, применяемые при скупке в ЕС излишней продукции, которая складируется или экспортируется. За счет Фонда экспортеры получают субсидии в размере разницы между внутренними и мировыми ценами. Основные ресурсы ФЕОГА получают страны-экспортеры сельскохозяйственной продукции.

    ЕСХП не раз являлась источником крупных разногласий между партнерами по ЕС, причиной кризисного состояния финансов. Но это — главное детище ЕС, наиболее интегрированная его отрасль.

    Третий этап интеграции в ЕЭС (с начала 70-х годов до середины 80-х годов), ознаменовался противоречиями и существенными трудностями в деятельности Сообщества. Интеграционной группировке пришлось преодолеть серьезный кризис. Вялые темпы роста относительно других стран Запада, самый высокий уровень безработицы, «торговые войны» между странами-партнерами породили так называемый синдром «евро-пессимизма», «евро-склероза». Вместе с тем ЕС удалось добиться немалого прогресса в интеграции. Так, в январе 1973 г. происходит первое расширение состава ЕС в результате присоединения к нему трех государств: Великобритании, Дании и Ирландии.

    Сферой наднационального регулирования становится валютная интеграция.

    С 1978 г. действовала Европейская валютная система (ЕВС), базирующаяся на трех основных элементах:

    а) европейской расчетной валютной единице — ЭКЮ (ECU — European Currency Unit);

    б) системе «европейской валютной змеи», т.е. с одной стороны, механизм, тесно привязывающий валюты стран ЕС друг к другу (отклонения не могли превышать 2,25%), с другой — механизм совместного колебания по отношению к доллару (отклонения не могли превышать 2,25%);

    в) создании Европейского фонда валютного сотрудничества (ЕФВС) за счет объединения части (20%) национальных золотовалютных резервов стран-участниц. Валютная интеграция, механизм которой впоследствии неоднократно корректировался, была существенным шагом в продвижении региональной интеграции и ступенькой к нынешнему экономическому и валютному союзу. Она активно внедряется в производственную и научно-техническую сферу.

    Продолжается развитие механизмов интеграции. В 1981 г. произошло новое расширение ЕС — в него вступила Греция.

    Четвертый этап (с середины 80-х до начала 90-х годов). Качественно новый этап (а по существу коренная реформа интеграционной деятельности ЕС) ознаменовался завершением создания единого внутреннего рынка (EBP) в рамках ЕС. В 1985 г. Комиссия Европейских сообществ распространила документ под названием «Белая книга», в которой указывалось, что, несмотря на отмену таможенных пошлин, вскоре после подписания Римского договора, единство Европейского сообщества оставалось неполным и для граждан, и для экономических структур. Продолжали существовать границы между странами-членами и многочисленные торговые ограничения. Административные формальности, таможенный контроль, различие технических спецификаций и норм в разных странах, протекционизм в некоторых сферах, ограничения, мешающие предприятиям действовать на уровне ЕС так же, как на национальном уровне, — все это тормозило развитие экономики и обходилось в несколько миллиардов ЭКЮ в год. Согласно результатам исследования, проведенного по заданию Комиссии ЕС группой экспертов под руководством Паоло Чеккини, только на пограничные формальности уходило около 9 млрд. ЭКЮ, или 1,8% суммы всех торговых операций между странами-членами Сообщества. А в промышленности все эти формальности плюс отсутствие единой системы нормативов и другие торговые ограничения обходились в 40 млрд. ЭКЮ ежегодно. Все это резко снижало международную конкурентоспособность стран ЕС, осложняло структурную перестройку, не стимулировало должным образом технологические и организационные нововведения.

    Главной целью реформирования ЕС было создание Единого внутреннего рынка (EBP), своеобразной «евро-экономики», что было зафиксировано в Едином Европейском акте, вступившем в силу в 1987 г. EBP должен был представлять собой «пространство без внутренних границ, в котором обеспечивается свободное движение товаров, капиталов, услуг и гражданских лиц», его создание было предусмотрено к 31 декабря 1992 г. Предусматривалось полное устранение физических, технических, налоговых и иных барьеров на всем пространстве ЕС, что практически вело к ликвидации национальных границ, созданию однородного экономического пространства. Эта задача была в основном решена к 1 января 1993 г. Процесс интеграции стал необратим.

    На этом этапе в 1986 г. состоялось третье расширение членского состава ЕС, в Сообщества вступили Испания и Португалия.

    Пятый (современный) этап формирования единой хозяйственной системы ЕС — переход к формированию экономического, валютного и политического союза.

    В декабре 1991 г. сессия Европейского совета, состоявшаяся в голландском городе Маастрихт, одобрила текст Договора о Европейском союзе (так называемый Маастрихтский договор о Европейском союзе), а 7 февраля 1992 г. там же состоялась официальная церемония его подписания всеми государствами-членами. (Договор вступил в силу 1 ноября 1993 г., дав Сообществу новое название — Европейский союз).

    В соответствии с Договором учреждается единое европейское гражданство, политический союз (общая внешняя политика и политика в области внутренних дел и правосудия), а также формируется экономический и валютный союз.

    Маастрихтский Договор расшифровал и ввел в «коммунитарное (от community) право» понятие Экономического и валютного союза (ЭВС) и указал конкретные сроки его создания — 1 января 1999 г. С этого дня вводится (сначала в безналичный оборот) новая валюта — евро, которая в течение трех с половиной лет будет сосуществовать с национальными валютами одиннадцати государств, вошедших в ЕВС, а с 1 июня 2002 г. полностью заменит их. Предполагается в эти сроки осуществить полную экономическую конвергенцию национальных экономик государств-членов и на этой основе обеспечить переход к единой валютной политике ЕС.

    В 1995 г. в Европейский союз вошли Финляндия, Австрия и Швеция, таким образом, сегодня ЕС объединяет 15 государств.

    Наряду с углублением интеграции современный этап развития группировки характеризуется грядущим новым существенным расширением его членского состава за счет присоединения ряда стран Центральной и Восточной Европы и Средиземноморья. С расширением ЕС резко усилятся существующие проблемы и противоречия и неизбежно возникнут новые.

    Вопрос о соотношении углубления и расширения довольно интенсивно дебатируется.

    Наиболее четко разработаны модели «ступенчатой интеграции», или «Европы концентрических кругов». В их основе лежит идея о необходимости продолжать усилия по углублению интеграции, даже если часть членов ЕС на данный момент не в состоянии это сделать. Таким образом, в ЕС образуется «ядро» из наиболее развитых стран; вокруг него «круги», состоящие из стран с последовательно уменьшающейся глубиной интеграции.

    Привлекательность данной модели заключается в том, что она выглядит правдоподобной и жизненной.

    Модель «дифференцированной интеграции» объединяет преимущества вышеназванных моделей. По мнению ряда известных западных исследователей, альтернатива усилению дезинтеграционных процессов в ЕС заключается в сознательной дифференциации скорости интеграционных процессов по различным странам. Как и «ступенчатая», «дифференцированная интеграция» преследует цель углубления интеграционных процессов, но без общих договорных рамок и временного расписания. Как и модель «концентрических кругов», она исходит из создания «ядра», но не одного, которое охватывает все сферы интеграции, а многих «ядер» с разным составом участников.

    Организационно-институциональная структура Европейского союза

    Механизм функционирования ЕС основывается, прежде всего, на политико-правовой системе управления, которая имеет двойственную природу, базируясь на сочетании двух начал: принципе межгосударственного сотрудничества и элементах наднационального регулирования. В последнем случае государства-члены ЕС добровольно передают органам этой международной организации часть своих суверенных полномочий и в пределах делегированных полномочий институты ЕС для реализации коммунитарных целей могут принимать решения, обязательные для государств-членов. Такой двойной принцип формирования институционального механизма интеграции способствует поддержанию баланса между интересами отдельных государств-членов и интересами ЕС в целом. При этом реализуется глубокое разделение компетенции между институтами ЕС и национальными правительствами. Возникающие противоречия реализуются через систему многочисленных «сдержек и противовесов», обеспечиваемых весьма разветвленной системой органов и инстанций интеграционного объединения.

    Основными институтами ЕС являются: Европейский совет, Европейский парламент, Совет министров (Совет ЕС), Европейская комиссия, Европейский суд.

    Европейский совет, в состав которого входят главы государств и правительств стран-членов ЕС — директивный орган ЕС. Он собирается на сессии, которые проводятся максимум дважды в год, и принимает решения по ключевым стратегическим вопросам интеграционного строительства, определяет основные ориентиры развития, в соответствии с которыми действуют другие органы ЕС, например, Комиссия ЕС и Совет министров.

    Европейский парламент избирается  на 5-летний срок прямым всеобщим голосованием граждан всех государств-членов ЕС (число депутатов — ныне оно составляет 626 человек — зависит от численности населения каждой страны). Европарламент является представительным и консультативным органом ЕС. Полномочия Парламента по принятию решений определены в Договоре о ЕС. Совет и Парламент принимают решения совместно по ряду наиболее важных направлений. Права Европарламента с течением времени значительно расширены. Важными его функциями остаются утверждение и назначение членов Европейской комиссии, контроль за ее деятельностью, утверждение бюджета. Его одобрение обязательно при заключении договоров о принятии в ЕС новых членов и соглашений с третьими странами.

    Совет министров ЕС состоит из министров стран-членов. Он располагает настоящей законодательной властью, уполномочен принимать окончательные решения по всем аспектам законодательства ЕС. Совет собирается на уровне отраслевых министров национальных правительств в соответствии с обсуждаемой тематикой (финансы, сельское хозяйство и т.д.). Решения Совета подразделяются на регламенты (они носят обязательный характер и включаются в национальное законодательство) и директивы (это тоже обязательные законодательные акты, но выбор методов их исполнения оставлен на усмотрение государств-членов). Решения, как правило, принимаются квалифицированным большинством, хотя по отдельным политически чувствительным вопросам требуется консенсус.

    В последние годы в рамках проводимой институциональной реформы ЕС резко расширен круг вопросов, решаемых на основе голосования квалифицированным большинством.

    Совету министров помогает Комитет постоянных представителей (КОРЕПЕР), который занимается оперативными вопросами в перерывах между заседаниями Совета.

    Европейская комиссия является главным исполнительным органом и несет ответственность за соблюдение выполнения Договора. Ее полномочия заключаются в законодательной инициативе и контроле за правильностью применения положений Договора и решений институтов ЕС. Кроме того, Комиссия обладает представительскими функциями, выступает в качестве посредника в переговорных процессах с третьими странами, хотя соглашения заключаются Советом после консультаций с Парламентом. В области финансовой деятельности Комиссия составляет проект бюджета ЕС и управляет бюджетом и различными фондами. Комиссия обладает наиболее ярко выраженными наднациональными чертами. Ее члены назначаются национальными правительствами, но полностью независимы от них в своей деятельности. В настоящее время в состав Комиссии входят 20 членов. Каждый из них отвечает за определенную сферу политики ЕС и возглавляет соответствующий Департамент (Генеральный директорат).

    Европейский суд выступает судом высшей инстанции и обеспечивает единообразное толкование законодательства ЕС и его примат над национальными законодательствами в пределах юрисдикции, установленной основополагающими Договорами. Евросуд рассматривает и регулирует разногласия между государствами-членами, между ними и ЕС, между институтами ЕС, а также между ЕС и физическими и юридическими лицами, дает заключения по международным соглашениям и предварительным слушаниям дел, переданных ему национальными судами.

    Палата аудиторов (Счетная палата) создана в 1975 г. в целях проверки всех доходов и расходов ЕС.

    Новые институты формирующегося валютного союза (ЕС12) — Европейская система центральных банков (ЕСЦБ), Европейский центральный банк (ЕЦБ), Экономический и финансовый комитет (ЭКОФИН), заменивший в 1999 г. существовавший Валютный комитет, Совет Евро — 12.

    Финансовое обеспечение интеграции в ЕС

    ЕС располагает собственной финансовой базой, независимой от бюджетов входящих в него стран. Римский договор 1957 г. предусмотрел в ст.199 создание общего бюджета, являющегося важным инструментом наднационального регулирования экономики стран-участниц.

    В финансовом обеспечении деятельности ЕС важную роль играют специальные структурные фонды, отвечающие за реализацию интегрированной социально-экономической стратегии:

    - Фонд регионального развития (ФРР) — ориентирован на содействие районам, отставшим в своем развитии или пострадавшим от структурного кризиса в промышленности;

    - Социальный фонд (СФ) — финансирует переквалификацию рабочей силы, особенно в регионах и отраслях с высоким уровнем безработицы, а также профессиональное обучение молодежи;

    - Фонд ориентации и гарантий в области сельского хозяйства (ФЕОГА) — финансирует проведение единой аграрной политики ЕС;

    - Фонд содействия экономическому сближению государств членов (Фонд сплочения) — создан в соответствии с Маастрихтским договором и полностью ориентирован на развитие стран с наименьшими показателями ВВП на душу населения — Греции, Ирландии, Испании, Португалии.

    Кроме того, в рамках ЕС действует кредитное учреждение — Европейский инвестиционный банк (ЕИБ). Он содействует реализации инвестиционных проектов, имеющих «коммунитарное» значение (финансирует капиталовложения ЕС в региональные программы, развитие энергетики, инфраструктуры путем долгосрочных кредитов и гарантий). ЕИБ предоставляет также займы ассоциированным членам или странам, имеющим соглашения о сотрудничестве с Европейским союзом.

    Размер бюджета ЕС определяется Советом и Парламентом ЕС и утверждается последним. Общее финансовое управление и контроль над расходами ЕС осуществляет Счетная палата.

    Доходная часть бюджета складывается из таможенных пошлин и отчислений от ВВП и налогов стран-членов. Расходуются средства бюджета на выдачу субсидий сельскому хозяйству, менее развитым территориям ЕС, финансирование определенных научных направлений и др.

    В расходной части бюджета, как видно, значительную роль играет проведение единой аграрной политики, скоординированной структурной, региональной и социальной политики, реализуются программы поддержки отсталых регионов в зависимости от их принадлежности к той или иной группе «проблемных территорий».

    Содействие региональному развитию в ЕС сконцентрировано на шести основных направлениях:

    1.         Регион, где подушевой ВВП составляет менее 75% среднего по ЕС или имеются иные специфические причины отсталости (удаленность, труднодоступность и прочие).

    2.         Регионам, испытывающим структурный кризис, с общей и промышленной безработицей выше среднего показателя по ЕС.

    3.         Регионам с застойной безработицей, особенно среди молодежи.

    4.         Регионам с технологической безработицей.

    5.         а. Сельским районам (районам рыболовства), страдающим от структурных сдвигов в производстве.

    5.         Сельским районам с высокой безработицей, низким доходом и оттоком населения.

    6.         Регионам с плотностью населения менее 8 человек на 1 кв. км (север Финляндии и Швеции).

    Действует несколько крупных межгосударственных региональных программ. При распределении средств ЕС используется принцип субсидиарной.

    В связи с предстоящим расширением ЕС на Берлинском саммите ЕС  рассматривался бюджет ЕС на 2000— 2006 гг. с учетом вступления в Союз новых членов. Решено несколько изменить порядок формирования доходной части бюджета (с 2002 г. сократить на 50% часть, рассчитанную на основе НДС, за счет увеличения другой части, для расчета которой используется величина ВВП, но не больше 1,27% совокупного ВВП стран ЕС).

    По мнению ряда авторов, ЕС, уделяя основное внимание развитию сельского хозяйства и отсталых регионов, а не НИОКР, технологиям, научному обмену, сконцентрировало свои силы на «ложном направлении». С другой стороны, именно умение сконцентрироваться на решений конкретных осязаемых проблем определило эффективность интеграции.

    Механизм формирования евро

    Правовой основой введения и использования евро является, прежде всего, Маастрихтский договор и протоколы к нему. Особое значение имеет Протокол № 6, устанавливающий «критерии конвергенции», т.е. критерии для допуска стран к участию в валютном союзе. Это своего рода показатели «финансового здоровья».

    В качестве критериев конвергенции определены следующие показатели:

    - достижение высокой степени стабильности цен, измеряемой по уровню инфляции за последние 12 месяцев, который не должен отличаться выше, чем на 1,5 процентных пункта от среднего уровня такого показателя, по крайней мере, по трем странам ЕС, добившимся наибольшей стабильности цен;

    - устойчивость финансового положения правительства, которая считается достигнутой при государственном бюджете, свободном от чрезмерного дефицита; конкретно этот дефицит, при нормальных условиях, не должен превышать 3% ВВП при отношении государственного долга к ВВП не более чем 60%. При этом Договор позволяет допускать в оценках указанного соответствия и определенную гибкость, принимая во внимание уже достигнутую динамику сокращения разбалансированности бюджета и (или) наличие исключительных и временных факторов, вызвавших такую разбалансированность;

    - соблюдение установленных пределов курсовых колебаний, обеспечиваемых механизмом валютных курсов (МВК) Европейской валютной системы, по крайней мере, в течение двух лет и без наличия напряженностей в таком соблюдении; в частности, страны-участницы в этот период не должны девальвировать по своей инициативе курс национальной валюты по отношению к валюте любого другого государства-члена ЕС;

    - динамика «сближения», достигнутого страной-участницей в рамках ЕС и ее участия в МВК, отраженная в уровнях ее долгосрочных процентных ставок, измеряемых по уровню этих ставок за последние 12 месяцев. Этот уровень не должен более чем на 2 процентных пункта отличаться от среднего уровня этого показателя, по крайней мере, по трем странам ЕС, добившимся наибольшей стабильности этого показателя.

    Статистические данные, используемые для оценки соответствия финансов стран-участниц «критериям конвергенции», подготавливались Комиссией ЕС. При этом степень сближения в отношении стабильности цен определялась по сводным индексам потребительских цен за последние 12 месяцев, в отношении устойчивости государственных финансов — по бюджетным показателям 1997 г., и в отношении долгосрочных процентных ставок — на базе доходности государственных облигаций (или сравнимых с ними ценных бумаг) со сроком погашения в 10 лет. При разработке таких оценок Комиссия ЕС и Европейский валютный институт принимали во внимание также развитие ситуации с ЭКЮ, результаты интеграции рынков стран-участниц в единый внутренний рынок ЕС, состояние и динамику их платежных балансов по текущим операциям, а также динамику затрат труда на единицу продукции и других показателей цен.

    Когда критерии Маастрихта еще только принимались, многие государства-члены ЕС были весьма далеки от них. Так, по важнейшему критерию — дефициту бюджета по отношению к ВВП не более 3% — абсолютное большинство претендентов «не дотягивало». Особенно далекими от цели были государства Южной Европы: Италия, Испания, Португалия и Греция. Представить еврозону без Италии, однако, было сложно, и это порождало многочисленные вопросы.

    На протяжении 1993—1998 гг. правительства европейских стран приложили максимум усилий, чтобы соответствовать критериям Маастрихта. Сочетанием мер жесткой бюджетной экономии, налоговых санкций (в Италии был даже введен специальный налог «для евро») и искусного манипулирования финансовыми рычагами претенденты на вхождение в еврозону добились впечатляющих успехов. Единственной страной, экономически неспособной выполнить «критерии конвергенции» Маастрихтского договора, оказалась Греция. Еще три страны отказались вступить в зону евро либо по политическим соображениям и из осторожности (Великобритания, Швеция), либо из-за конституционных препятствий (Дания). «Еврозона» была образована 1 января 1999 г. в составе 11 стран.

    Принятие единой валюты может рассматриваться в качестве дополнения к созданию единого рынка, так как оно призвано содействовать дальнейшему углублению экономической и финансовой интеграции европейских стран. Будет ли евро выступать также инструментом, способствующим ускорению политической интеграции ЕС, покажет будущее. В любом случае упор, сделанный в Маастрихтском договоре на номинальную экономическую конвергенцию, привел к асимметричному развитию валютной и политической интеграции стран ЕС. Фактически создание валютного союза без политического союза не имеет прецедентов для такой крупной и разнородной группы промышленно развитых стран. Важно отметить, что пока не выработано и правовых положений, определяющих упорядоченный выход страны из ЭВС.

    Хотя в рамках ЭВС будет проводиться единая денежно-кредитная политика, вопросы экономической, финансово-бюджетной и социальной политики по-прежнему будут в значительной мере относиться к компетенции национальных правительств. На новый Европейский центральный банк возложено проведение денежно кредитной политики в зоне евро с начала 1999 г. Его главная задача заключается в поддержании стабильности цен.

    Рамки для проведения самостоятельной национальной финансово бюджетной политики на практике будут ограничены положениями Пакта стабильности и роста, который был заключен на саммите Европейского совета в Амстердаме в июне 1997 г. В Пакте уточняется так называемая «процедура чрезмерного дефицита», предусмотренная в Маастрихтском договоре, определяются неблагоприятные экономические условия, при которых бюджетный дефицит может превышать 3% ВВП, и предусматривается наложение санкций и штрафов при превышении этого порогового уровня в «нормальных условиях». Пакт ориентирует финансово бюджетную политику на сбалансированный бюджет или бюджетный профицит, с тем, чтобы оставить достаточные возможности для функционирования автоматических стабилизаторов в случае экономического спада. Одно из основных соображений, нашедших отражение в Пакте, заключается в стремлении снизить возможность возникновения неблагоприятного сочетания факторов, которое обернулось бы чрезмерным бременем для денежно-кредитной политики Евросоюза в связи с необходимостью компенсировать инфляционное давление, вызванное «чрезмерными» государственными расходами. Он призван предупредить накопление значительного государственного долга и необходимость принятия чрезвычайных мер по его сокращению. В более общем плане Пакт может рассматриваться как инструмент, частично заменяющий механизм по координации политики, и проявление общей «культуры стабильности».

    Издержки и преимущества. Экономические издержки и преимущества, связанные с переходом к единой валюте, хорошо известны из теории денежно-кредитной интеграции и теории оптимальных валютных зон. Преимущества возникают, главным образом, на микроэкономическом уровне благодаря устранению операционных расходов, связанных с необходимостью обмена национальных валют на валюты других стран, входящих в союз. Общая валюта должна также снижать степень сегментации рынков в результате повышения транспарентности цен, что должно приводить к усилению конкуренции с вытекающими из этого преимуществами для конечных потребителей товаров и услуг. Общая валюта позволяет также устранить неустойчивость обменных курсов в рамках валютного союза и тем самым затраты, связанные со страхованием валютных рисков. Теоретически снижение неустойчивости обменных курсов может оказывать положительное воздействие на рост объема производства, однако, как было установлено, связи между валютными колебаниями и экономическим ростом являются довольно слабыми.

    Основные издержки, связанные с созданием валютного союза, заключаются в отказе от контроля за внутренней денежной массой и, следовательно, процентными ставками, используемыми в качестве одного из инструментов политики. Это означает также утрату гибкости обменных курсов в качестве механизма для корректировки долговременных асимметричных нарушений, т.е. неблагоприятных экономических явлений, по-разному влияющих на различные страны. Единая денежно-кредитная политика означает также значительное сокращение рамок для различных темпов инфляции в отдельных странах. Поскольку проблема инфляции имеет разные приоритеты среди целей экономической политики стран в рамках зоны евро, ожидаемое суммарное воздействие валютного союза будет соответственно неодинаковым для отдельных стран.

    В целом экономические выгоды от валютного союза при прочих равных условиях будут снижаться при увеличении различий в экономических структурах государств-членов и в их приоритетах в сфере денежно-кредитной политики, а также по мере усиления асимметричности возникающих экономических диспропорций. Чем менее эффективными являются корректирующие механизмы на рынках товаров и рабочей силы и в финансово-бюджетной системе, тем больше будут возможности для возникновения трений и меньше экономическая выгода от использования единой валюты. Вполне очевидно, что ЭВС не будет оптимальной валютной зоной, в связи, с чем возникает вопрос о том, все ли члены союза получат выгоды, на которые они рассчитывают, в частности, по сравнению с существующими механизмами денежно-кредитной политики и валютных курсов.

    Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА)

    С 1 января 1994 г. на территории США, Канады и Мексики вступило в действие Соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Как показывает исторический опыт, торгово-экономические отношения между тремя странами были и остаются важным фактором формирования североамериканского хозяйственного комплекса.

    Первой официальной акцией, направленной на активизацию интеграционных процессов в Северной Америке, стал «план Эббота», целью которого было стимулирование инвестиций США в ведущие отрасли канадской экономики. Позже в 1959 г. США и Канада заключили соглашение о совместном военном производстве, которое способствовало внедрению американских стандартов в канадское производство военной техники.

    Началом следующего этапа развития двусторонних торгово экономических отношений между США и Канадой можно рассматривать заключенное в 1965 г. соглашение о либерализации торговли продукцией автомобилестроения, которое, в свою очередь, стимулировало интеграцию и многих других отраслей, связанных с производством автомобилей.

    Линия на организацию торгово-политического объединения США с Канадой и Мексикой активно начала проводиться Вашингтоном с конца 70-х годов. Первоначально речь шла лишь об оформлении энергетического союза трех стран. Американский Конгресс принял директиву в адрес президента США в Законе 1979 г. о торговых соглашениях «изучить перспективы создания Североамериканской зоны свободной торговли».

    В сентябре 1988 г. после трехлетних переговоров было подписано американо-канадское соглашение о свободной торговле (CUSFTA), согласно которому в течение 10 лет между США и Канадой должна была сформироваться зона свободной торговли.

    Изменение политической и экономической ситуации в мире в конце 80-х годов, активизация интеграционных процессов в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, растущая конкуренция со стороны Японии, социально-политические реформы в странах Латинской Америки снова подняли вопрос об экономической взаимозависимости США, Канады и Мексики, о необходимости возврата американского бизнеса в Западное полушарие и, в конечном итоге, о создании Североамериканской зоны свободной торговли, которая, по словам бывшего президента США Б. Клинтона, станет «основой для продвижения к объединению всей Латинской Америки — с населением 700 млн. чел. — в торговую единицу, которая принесет процветание всем народам, проживающим на американском континенте». Необходимо отметить, что при подготовке Договора каждая из стран — Мексика, Канада и США — рассматривала потенциал НАФТА с различных позиций.

    Для США североамериканское соглашение о свободной торговле призвано обеспечить приращение не только экономической, но и геополитической мощи Соединенных Штатов. Оно — составная часть стратегической политики США, направленной на достижение широкомасштабных целей: свободное движение американских товаров и услуг, свободный доступ для американских инвестиций, защита прав интеллектуальной собственности, рост конкурентоспособности, использование новых региональных сравнительных преимуществ за счет объединения высоких технологий и инвестиций США с дешевой рабочей силой Мексики и дешевыми природными ресурсами обеих стран-соседей.

    Для Мексики НАФТА была необходима для успешного выполнения экономических реформ, модернизации экономики. В прошлом Мексика была страной, зависимой преимущественно от экспорта нефти, сегодня она является нетто-экспортером промышленных товаров, что обеспечивает ей устойчивый экономический рост. В ходе переговоров Мексика добивалась обеспечения надежного доступа на крупнейший в мире американский рынок, увеличения потока иностранных инвестиций, включая возврат мексиканских капиталовложений, а также снижения уровня защиты рынка США. Участие Канады в переговорах являлось для Мексики возможностью открытия нового экспортного рынка и источника ПЗИ. Кроме того, создание ЗСТ может обеспечить более надежный инвестиционный климат в Мексике, а, значит, привлечет капиталы и из третьих стран.

    Заинтересованность Канады в заключении НАФТА связана с возможностью не только сохранения преимуществ CUSFTA, но и модификации некоторых его положений, а также обеспечения надежного доступа своих товаров на мексиканский рынок, а в будущем и на быстрорастущие рынки латиноамериканских стран.

    НАФТА — первое соглашение, подписанное между двумя высокоразвитыми странами и развивающейся страной. По своему экономическому потенциалу США занимают первое место в мире, на них приходится около 85% ВВП и промышленного производства трех стран НАФТА. Канада занимает 6—7 место в мире, в то время как Мексика не входит и во вторую десятку развитых стран мира.

    Асимметричность взаимозависимости, обусловленная слабым интеграционным взаимодействием Канады и Мексики и доминирующим положением США, определила отличия НАФТА от других интеграционных группировок.

    Цели НАФТА определены в ст. 102 Договора:

    - «снятие барьеров в торговле и содействие свободному движению товаров и услуг между странами,

    - установление справедливых условий конкуренции в рамках ЗСТ;

    - значительное увеличение возможностей для инвестирования в странах-членах соглашения;

    - обеспечение необходимой и эффективной защиты прав интеллектуальной собственности в каждой из стран;

    - эффективное выполнение и применение данного соглашения для урегулирования торговых споров;

    - установление рамок для будущего регионального многостороннего экономического сотрудничества с целью расширения и усиления преимуществ данного соглашения».

    НАФТА предусматривает программу по устранению тарифных барьеров, рассчитанную на четыре этапа. На первом этапе часть тарифных ограничений будет устранена немедленно; на втором — в течение 5 лет; на третьем — в течение 10 лет и на последнем долгосрочном этапе — в течение 15 лет.

    На первом этапе США должны немедленно устранить 84% тарифов на мексиканский экспорт, за исключением нефтяного экспорта, и на 79% канадского экспорта. В свою очередь, Мексика должна ликвидировать 43% тарифных ограничений на американские товары и 41% — на канадские товары, из которых 80% представляют собой основной капитал (машины и оборудование, электронные компоненты, транспортные средства) и химические товары.

    На втором этапе США и Канада ликвидируют тарифы почти по 1200 видам товаров (включая продукцию автомобильной и текстильной промышленности), которые в 1991 г. составляли 80% мексиканского экспорта. Мексика, в свою очередь, должна устранить тарифные ограничения почти по 2500 видам товаров, доля которых в экспорте США и Канады составляет соответственно 18% и 19%.

    На третьем этапе США и Канада планировали снятие тарифных ограничений на 12% и 7% мексиканского экспорта, одновременно Мексика должна снять тарифы на 48% американского и канадского экспорта.

    Наконец, в течение долгосрочного периода каждая из трех стран устранит оставшийся 1% тарифных ограничений на импорт особо чувствительных товаров (зерно, порошковое молоко и фасоль — для Мексики; молочные продукты и птица — для Канады; фрукты и овощи — для США).

    С точки зрения мексиканского правительства, устранение тарифных ограничений во взаимной торговле по данной схеме будет способствовать созданию устойчивого предпринимательского климата для мексиканских производителей и принятию рациональных инвестиционных решений. Кроме того, у Мексики появится возможность модернизации экономики и ее адаптации к новым условиям хозяйствования.

    Необходимо учитывать также необходимость устранения тарифных ограничений, затрудняющих свободное движение товаров между странами. Согласно НАФТА, «если иное не предусмотрено соглашением, ни одна страна не может применять ограничения на импорт любых товаров из другой страны или на экспорт любого товара в другую страну, за исключением случаев, предусмотренных статьей XI ГАТТ». Очень важным достижением НАФТА является устранение дискриминации в отношении мексиканских товаров при их экспорте на рынок США и Канады. В свою очередь, отмена импортных лицензий в Мексике способствует увеличению объемов и повышению эффективности американского и канадского экспорта.

    В рамках НАФТА установлены общие правила определения страны происхождения товара, согласно которым товар будет считаться произведенным в данном регионе, если он подвергся существенной переработке различными методами в одной из трех стран (в зависимости от метода оценки, доля североамериканского компонента в стоимости товара должна составлять не менее 50—60%). Предусмотрены и особые правила определения страны происхождения товара, которые применяются к продукции некоторых отраслей промышленности, в том числе производство компьютеров, автомобилей и украшений.

    Одной из особенностей создаваемой ЗСТ является то, что, несмотря на основную ее цель — полную либерализацию торговли между странами, она допускает некоторые исключения. В ходе  переговоров стороны настаивали на исключении из сферы действия НАФТА ряда отраслей: морских перевозок — со стороны США, нефтяной промышленности — со стороны Мексики. Для Мексики нефтяная отрасль является стратегической. Государство обладает исключительным правом на инвестиции в данную отрасль и обеспечивает значительное присутствие в ней (государственная компания РЕМЕХ). США стремились добиться разрешения на вложение капиталов, по крайней мере, в отдельные сектора мексиканской нефтяной промышленности. В конце концов, мексиканским представителям на переговорах удалось настоять на сохранении основной части ограничений на капиталовложения в нефтяную промышленность.

    В качестве отдельных соглашений в рамках НАФТА рассматривались вопросы торговли услугами, движения инвестиций, защиты прав интеллектуальной собственности. Согласно НАФТА для инвесторов североамериканского региона в каждой из трех стран устанавливается недискриминационный режим в том, что касается создания предприятий, приобретения компаний, их расширения и управления. Инвесторы другой страны получают те же права и преимущества, что и национальные в отношении создания, приобретения и управления компаниями, то есть им предоставляется национальный режим.

    Включение в НАФТА раздела, посвященного торговле услугами, имеет огромное значение для стран-участниц, особенно для Мексики, так как, начиная с 80-х годов услуги составляют более половины ВВП страны, а уровень занятости в данной сфере составляет соответственно 60%. НАФТА охватывает все виды услуг, включая финансовые, исключением являются авиационные и морские перевозки, бухгалтерский учет, архитектура, наземные транспортные перевозки, консалтинг, инжиниринг, издательское дело и коммерческое образование, реклама, радиовещание, строительство, туризм, здравоохранение и юридические услуги. НАФТА не ослабляет требования по лицензированию и сертификации, но в соответствии с принципом не дискриминации, лицензирование таких видов услуг, как юридические и медицинские услуги или бухгалтерский учет, должно соответствовать объективным критериям и создавать условия для конкуренции. Правда, мексиканские и канадские специалисты не могут работать в США, если они не прошли те же процедуры лицензирования и сертификации, что и американские специалисты. Например, мексиканский архитектор может приехать в США согласно положению о временном пребывании специалистов, но не сможет начать профессиональную деятельность, не пройдя сертификации в США.

    Для обеспечения успешного выполнения соглашения была создана институциональная структура НАФТА. Она включает Комиссию по свободной торговле, Секретариат, а также рабочие группы и комитеты: Комитет по торговле товарами, по торговле сельскохозяйственной продукцией, по санитарному и фитосанитарному контролю, по стандартам, по малому бизнесу, по финансовым услугам, а также Рабочие группы по правилам определения страны происхождения товара, по субсидированию сельского хозяйства, по торговле и конкуренции.

    Центральным институтом НАФТА является Комиссия по свободной торговле (КСТ) на уровне министров торговли, которая «следит за выполнением соглашения и оказывает содействие разрешению споров, возникающих при его интерпретации». Комиссия также контролирует деятельность 30 комитетов и рабочих групп и проводит ежегодные заседания.

    По мере увеличения объемов торговли увеличивается количество споров и разногласий. НАФТА предусматривает меры по снижению вероятности возникновения торговых споров между странами.

    Установленный в рамках НАФТА порядок разрешения споров состоит из трех этапов:

    - проведение переговоров между сторонами для удовлетворительного разрешения споров;

    - если в течение первого раунда переговоров не удается прийти к соглашению, то дело переходит на рассмотрение КСТ;

    - если Комиссия не сможет разрешить спор, то он переходит на рассмотрение специальной группы специалистов, которая состоит из пяти членов и гарантирует справедливое урегулирование спора.

    В отличие от Европейского союза в НАФТА отсутствуют какие-либо наднациональные структуры и четкие формы регулирования интеграционного взаимодействия.

    В рамках НАФТА Канада, США и Мексика сохраняют свое внешнеторговое законодательство. Создание таможенного союза не предусмотрено, хотя, как это следует из его содержания, Договор о НАФТА значительно выходит за рамки формирования зоны свободной торговли товарами.

    Вокруг североамериканской интеграции идет много дискуссий и споров. Основной темой дискуссий является вопрос об ожидаемом экономическом эффекте, а особенно о том, как преимущества объединения будут распределяться между США, Канадой и Мексикой.

    Согласно многим исследованиям, в результате либерализации торговли США, Канада и Мексика смогут повысить благосостояние за счет более эффективного использования ресурсов, снижения цен, снижения транзакционных издержек, улучшения условий окружающей среды, повышения деловой активности, интенсификации капиталовложений и технического прогресса.

    Два мексиканских автора в качестве статических эффектов первых трех лет функционирования НАФТА выделили общее повышение экономического благосостояния в каждой из стран: в США — 3,6 млрд., долл., в Мексике — 2,4, в Канаде — 1,6 млрд. долл.  В результате устранения части тарифов в 1998 г. по сравнению с 1992 г. (годом подписания Договора) увеличение торговых  потоков между США, Канадой и Мексикой составило 190%. В 1998 г. мексиканский экспорт в США увеличился в 2,3 раза по сравнению с 1992 г., а американский экспорт в Мексику за аналогичный период увеличился в 2 раза. Это свидетельствует о положительной роли НАФТА в увеличении объемов торговли практически во всех секторах экономики двух стран. В 1998 г. американский экспорт в Канаду вырос в 1,6 раза, канадский экспорт в США увеличился на 80%; канадский экспорт в Мексику увеличился на 32,9%, в то время как мексиканский экспорт в Канаду увеличился в 2,3 раза. Наиболее быстрые темпы роста наблюдались в экспорте машин, оборудования и автомобильных запчастей из Мексики. Другим положительным эффектом реализации НАФТА являются высокие темпы роста взаимных инвестиций.

    Вместе с тем, имеются и негативные последствия деятельности НАФТА. Многие аналитики считают, что в США и Канаде исчезают рабочие места по мере увеличения объемов импорта из менее развитых индустриальных стран, одной из которых является Мексика. У Мексики также есть причины для беспокойства: американские и канадские ТНК, проникая в страну «сметают» отечественные малые и средние промышленные предприятия. Так, в рамках НАФТА уже исчезло 28000 малых предприятий, которые не выдержали конкуренции со стороны крупных зарубежных компаний. На грани разорения находятся несколько сот тысяч крестьянских хозяйств Мексики. Необходимо отметить также, что ранее Канада опасалась утечки рабочих мест в США, а теперь они могут переместиться еще и в Мексику. Кроме того, по мнению многих канадцев, относительно слабая система социального обеспечения в США может повлиять на ухудшение канадской системы. Отмечая противоречивые последствия НАФТА для стран-участниц, трудно переоценить ее общий значительный положительный потенциал.

    Интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе

    Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) является третьим по значимости центром мировой экономической интеграции. Он, бесспорно, уступает Европе и Северной Америке, однако, по мнению американских экспертов, в 90-е годы АТР стал наиболее динамично интегрирующимся регионом.

    На рубеже 80—90-х годов наблюдается интенсификация интеграционных тенденций в АТР. Переплетение благоприятных и негативных факторов определило специфику тихоокеанской интеграции — появление феномена т.н. «фактической интеграции», (можно встретить и иные термины — рыночная интеграция, мягкая регионализация, микроэкономическая интеграция) на региональном и субрегиональном уровнях, что нехарактерно для прочих регионов мира. «Фактическая интеграция» развивается на субрегиональном уровне (вплоть до 1997 г., когда началось формирование Азиатско-Тихоокеанского сообщества), а также в Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии и осуществляется в рамках «треугольников экономического роста» (термин введен экспертами ЮНКТАД — economic growth triangles). «Треугольники» объединяют приграничные районы трех или более соседних государств с различными факторами производства с целью создания крупного регионального рынка на основе экономической взаимодополняемости и совместного использования производственного и технологического потенциалов, природных и трудовых ресурсов, финансовых средств. Некоторые «треугольники» сформировались в силу государственной инициативы (например, южный треугольник в составе Сингапура, малайзийского штата Джохор и индонезийской провинции Риау) или благодаря высокому уровню экономической взаимозависимости и взаимодополняемости («Большой Китай», объединяющий юг КНР, Сянган и Тайвань). В Северо-Восточной Азии планируется создать две многосторонние зоны экономического роста — «Кольцо Японского моря» (с участием пяти стран — Япония, КНР, Республика Корея, КНДР и Россия) и «Кольцо Китайского моря и Бохайского залива» (в составе тех же четырех стран без Российской Федерации).

    Еще одна специфика азиатско-тихоокеанской интеграции связана с приоритетом субрегиональной интеграции над региональной, так как на субрегиональном уровне меньше влияние негативных факторов, главным образом, меньше разрыв в уровнях экономического развития.

    В АТР функционируют три субрегиональные группировки — в Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и на юге Тихоокеанского бассейна (АНЗСЕРТА и Южно-тихоокеанский Форум).

    Ассоциация стран Юго-Восточной Азии — АСЕАН была создана в 1967 г. в составе пяти стран — Сингапура, Малайзии, Таиланда, Индонезии, Филиппин. В 1984 г. к группировке присоединился Бруней, в 1995 г. — Вьетнам, в 1997 г. — Лаос и Союз Мьянма, в 1998 г. — Камбоджа.

    В 60—80-е годы успехи в экономической интеграции оказались минимальными: была создана зона преференциальной торговли и построено несколько совместных производственных объектов.

    Благодаря большим успехам в экономическом развитии в 90-е годы, в условиях угрозы раскола мира на несколько региональных экономических блоков и обострения конкуренции на мировых рынках в странах АСЕАН возрос интерес к укреплению экономической интеграции. В 1992 г. на саммите АСЕАН в Сингапуре принимается решение о создании зоны свободной торговли — АФТА (ASEAN Free Trade Agreement — AFTA).

    С учетом дополнений и изменений, внесенных на саммите 1994 г., АФТА должна была быть создана в течение 10 лет на основе:

    1) сокращения ставок пошлин до 0—5% на промышленную и сельскохозяйственную продукцию (ее доля во взаимной торговле равна 88%), за исключением продукции металлургии, нефтехимии и автомобилестроения;

    2) гармонизации национальных стандартов в соответствии с международными нормами; введения принципа взаимного признания сертификатов качества;

    3) ликвидации количественных ограничений;

    4) либерализации взаимной торговли услугами;

    5) координации макроэкономической политики.

    В 1998 г. принимается решение о формировании Свободной инвестиционной зоны (ASEAN Investment Area) для повышения привлекательности региона для зарубежных капиталовложений на основе объединения разрозненных национальных рынков в единый, свободный от разного рода ограничений.

    Успешная реализация намеченных мер способствовала выдвижению новых инициатив, нашедших свое выражение в стратегическом плане действий «АСЕАН: взгляд в 2020 г.», принятом в 1997 г. В нем были определены долгосрочные цели группировки по формированию общего рынка и введению общерегиональной валюты. В настоящее время в качестве среднесрочной программы, рассчитанной на 1999—2004 гг. действует так называемый Ханойский план. Он нацелен на ускорение создание АФТА к 2003— 2005 гг., а также более быстрое завершение формирования Свободной инвестиционной зоны.

    На юге Тихоокеанского бассейна действуют две группировки — АНЗСЕРТА и Южно-тихоокеанский форум. Зона свободной торговли между Австралией и Новой Зеландией начала создаваться еще в 1966 г. на основе отмены пошлин и количественных ограничений во взаимной торговле. В результате к концу 70-х годов до 80% взаимной торговли промышленными товарами велось на беспошлинной основе. В 1983 г. было подписано новое соглашение, которое дало название данной группировке — АНЗСЕРТА или CER (AustraliaNew Zealand Closer Economic Relation- Trade Agreement — ANZCERTA, или более коротко — CER). К 1990 г. была создана зона свободной торговли товарами и услугами на основе ликвидации пошлин и количественных ограничений, гармонизации нетарифных барьеров, либерализации взаимной торговли услугами, за исключением сферы телекоммуникаций, финансов и морского транспорта. В 90-е годы были подписаны другие соглашения, которые позволили обеспечить свободную миграцию за счет гармонизации социальных норм и унификации медицинского страхования.

    АНЗСЕРТА стала первой в мире зоной свободной торговли, распространившейся также на сельскохозяйственную продукцию и услуги. Дальнейшие перспективы данной группировки связаны с созданием общего рынка по модели ЕС. Кроме того, дважды (в 1988 г. и в 1992 г.) рассматривался вопрос о введении единой валюты. Однако низкая взаимозависимость и взаимодополняемость экономических структур двух государств, мешают переходу к более высокой ступени интеграции.

    На юге Тихоокеанского бассейна с 1971 г. функционирует Южно-тихоокеанский форум (Pacific Forum) в составе 13 малых островных государств и территорий. Крайне низкий уровень экономического развития, однотипные и монокультурные экономические структуры и состав экспорта являются главными объективными барьерами на пути развития интеграционных процессов в данной группировке. В 1980 г. Страны-участницы Южно-тихоокеанского форума подписали соглашение о взаимном региональном торговом и экономическом сотрудничества с Австралией и Новой Зеландией — СПАРДЕКА (South Pacific — Australia Regional Trade and Economic Cooperation Agreement — SPARTECA). В соответствии с ним была создана зона преференциальной торговли на невзаимной основе, когда товары из развивающихся стран Форума ввозятся беспошлинно на рынки Австралии (исключением являются поставки сахара) и Новой Зеландии. В 1999 г. страны Южно-тихоокеанского форума принимают стратегическое решение о возможности формирования зоны свободной торговли в течение 10 лет для товаров и 20 лет для услуг.

    Как уже было отмечено, планы интеграции на обще-региональном уровне появились лишь на рубеже 80—90-х годов. В 1989 г. по инициативе премьер-министра Австралии была создана первая межправительственная экономическая организация — Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества — АТЭС (AsiaPacific Economic Cooperation Forum — APEC), которая объединяет 20 государств. В ее состав входят США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Республика Корея, Сингапур, Таиланд, Малайзия, Филиппины, Индонезия, Бруней, КНР (включая Сянган), Мексика, Папуа-Новая Гвинея, Чили, Вьетнам, Перу, Россия.

    Цели деятельности АТЭС были определены в Сеульской декларации (1991 г.):

    1) содействие экономическому росту стран-участниц;

    2) развитие и укрепление открытой многосторонней торговой системы в регионе;

    3) поощрение взаимной торговли товарами, услугами и трансграничных инвестиций;

    4) сокращение ограничении во взаимной торговле в соответствие с нормами ВТО. Таким образом, АТЭС был создан как межгосударственная экономическая организация на основе механизма консультаций и принципов откротого регионализма, не дискриминации, принципа ВТО плюс, транспарентности, консенсуса при принятии решений, взаимного уважения и равенства. Однако с самого начала своей деятельности АТЭС не только выполнял функции дискуссионного форума, но и содействовал реальному развитию взаимного экономического сотрудничества на основе осуществления совместных проектов. На конец 1996 г. их количество равнялось 360, а в Манильской программе (1996 г.) было намечено еще 350 проектов, включая создание технопарков в азиатских НИС по передаче технологии из развитых стран в развивающиеся страны, совместное сотрудничество в сфере энергетики, охраны морских ресурсов и др.

    В 1993 г. президент США высказался за возможность формирования Тихоокеанского экономического сообщества. Спустя год (на неформальном саммите лидеров стран АТЭС в индонезийском курортном городе Богор в 1994 г.) эта идея приняла более четкие рамки в форме принципиального решения о возможности создания зоны свободной торговли товарами и свободного движения капиталов к 2010—2020 гг.

    Осакская программа действий (1995 г.) определила дату начала формирования новой группировки — 1997 г. и три приоритетных направления — снижение ставок пошлин, гармонизация национальных стандартов в соответствии с международными, либерализация торговли услугами.

    Следующим этапом азиатско-тихоокеанской интеграции стал филиппинской саммит (1996 г.), на котором была принята Манильская программа действий (Manila Plan of Action — МАРА). Ее главная цель — с 1997 г. приступить к формированию Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества. Программа включает три раздела. Первый раздел посвящен индивидуальным планам действий, которые добровольно принимают на себя страны-участницы, по сокращению торговых и инвестиционных барьеров во взаимных связях. Правда, большая часть этих мер была осуществлена до создания АТЭС в рамках национальных программ либерализации. Так, средневзвешенные ставки пошлин были снижены с 15,4% в 1988 г. до 9,1% в 1996 г. По данным 1998 г., средние ставки пошлин отличались значительной дифференциацией — от практически полной их отмены в Сингапуре до 23% в Папуа Новая Гвинея. Таким образом, индивидуальные планы действий зафиксировали дальнейшую либерализацию с акцентом на национальных мерах.

    Учитывая значительные различия в самих мерах и сроках их реализации, страны АТЭС можно условно разделить на две группы. Первая группа (США, Мексика) заявила о готовности провести либерализацию на односторонней основе, но при условии встречных уступок и проведения двусторонних межгосударственных переговоров. Вторая группа государств приняла конкретные планы по масштабной и быстрой либерализации. В частности, Австралия заявила о намерении снизить пошлины с 6,1% в 1997 г. до 0—5 к 2000 г.; Китай — с 23 в 1997 г. до 15% к 2000 г.; Сингапур, Новая Зеландия и Чили собираются ликвидировать пошлины к 2010 г., а Бруней — к 2020 г.

    Второй раздел Манильской программы посвящен коллективному плану действий по либерализации взаимной торговли товарами и услугами, а также инвестиций.

    Среди мер, которые предполагалось осуществить уже в 2001 г., можно выделить:

    1) гармонизацию товарных номенклатур таможенных тарифов;

    2) введение компьютерной системы таможенного учета;

    3) введение принципа взаимного признания национальных стандартов и их гармонизацию с международными нормами (главным образом, в отношении продукции электроники и электротехники);

    4) упрощение визового режима;

    5) ликвидацию пошлин на продукцию отраслей высоких технологий, в частности, компьютеров, полупроводников и др. в соответствии с Соглашением по информационным технологиям, принятом на Сингапурской министерской конференции ВТО (1996 г.).

    Третий раздел МАПА определил основные направления экономического и технического сотрудничества стран-участниц. Главная цель — постепенная ликвидация разрыва в уровнях экономического развития стран-участниц, что является крайне важным для дальнейшей судьбы тихоокеанской интеграции.

    В целом, в АТР постепенно создается самая крупная в мире зона свободной торговли, хотя этот процесс и отличается чрезвычайной сложностью и большими противоречиями.

    К числу главных препятствий можно отнести:

    1) огромную дифференциацию стран в экономическом, политическом и социально-культурном развитии. Так, разрыв в среднедушевых доходах составляет от более 30 тыс. долл., в Японии и США до 335 долл., во Вьетнаме);

    2) отсутствие взаимных обязательств, связывающих страны в выполнении принятых решений (последние являются минимально обязательными, так как после разработки на национальном уровне они подлежат согласованию в рамках двух и многосторонних консультаций);

    3) наличие нескольких субрегиональных группировок в рамках АТЭС — АСЕАН, НАФТА, АНЗСЕРТА, зоны свободной торговли между Чили и Мексикой, между Канадой и Чили.

    Их влияние на судьбу интеграции в АТЭС носит двойственный характер. С одной стороны, они нацелены на взаимную либерализацию, что является плюсом для всего АТЭС. Но с другой стороны, многое зависит от готовности стран-участниц этих субрегиональных группировок распространить беспошлинный режим на прочие страны АТЭС. Пока только НАФТА объявила о намерении предоставить согласованные внутри нее уступки на третьи страны, входящие в Форум, после 2010 г. Таким образом, формирование Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества как зоны свободной торговли товарами, услугами и обмена капиталами представляется крайне проблематичным, учитывая наличие больших объективных и субъективных трудностей. Тем не менее, интенсивный рост экономической взаимозависимости стран-участниц АТЭС позволяет надеяться на своевременное достижение поставленной цели. Только за 1970—1998 гг. доля взаимной торговли в совокупном товарообороте увеличилась с 56,2% до 72,0, а удельный вес взаимных инвестиций — с 39,5 до 47,2% соответственно.

    Российская Федерация является членом АТЭС с 1998 г., что представляется важным инструментом интеграции российской экономики в экономику стран АТР. При наличии явных преимуществ подобного участия (интенсификация взаимного товарооборота, инвестиций, сокращение дискриминационных барьеров в отношении доступа российских товаров на региональный рынок и пр.) следует обратить внимание и на негативные последствия, связанные с более низкой конкурентоспособность российской экономики в целом и экономики Дальнего Востока и Сибири, в частности. В результате либерализации импорт более конкурентоспособных зарубежных товаров может привести к вытеснению аналогичной отечественной продукции. С учетом этого и других негативных последствий участия России в АТЭС необходима разработка на этом направлении четкой государственной стратегии.

    Содружество независимых государств: современная модель экономической интеграции и интересы России

    Содружество независимых государств было создано на основе Соглашения, подписанного 8 декабря 1991 г. в Минске Российской Федерацией, Белоруссией и Украиной. 21 декабря 1991 г. в соответствии с Протоколом к Соглашению о создании СНГ в состав Содружества вошло еще восемь стран: Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. В декабре 1993 г. к СНГ присоединилась Грузия.

    Уже на первом этапе (1992 — начало 1993 г.) наряду с завершением «цивилизованного развода» бывших союзных республик началась работа, связанная с созданием основ отношений, которые все в большей мере становились межгосударственными.

    Именно в это короткое время сформировалась организационная структура Содружества — Совет глав государств, Совет глав правительств, Межпарламентская ассамблея СНГ. С 1993 г. в Минске действует Исполнительный секретариат — своего рода штаб-квартира Содружества. Созданы Совет министров иностранных дел, Совет министров обороны государств СНГ, а также органы отраслевого сотрудничества: Совет руководителей внешнеэкономических ведомств, Межправительственный совет по нефти и газу, межправительственные советы руководителей ряда других отраслей экономики.

    За несколько лет были разработаны и подписаны сотни многосторонних и двусторонних соглашений, определяющих принципы и направления взаимного экономического сотрудничества государств Содружества в экономической, социальной, оборонной и других сферах.

    Качественно важным моментом во взаимоотношениях государств СНГ, ознаменовавшим начало их поступательного движения в направлении экономической интеграции, стало подписание в 1993 г. Договора о создании Экономического союза, определившего долгосрочные цели интеграции — поэтапное создание общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Этапами движения к такому рынку его участники видели последовательное образование зоны свободной торговли, таможенного и платежного, а в дальнейшем и валютного союзов. Коллективным органом, нацеленным на создание условий для решения этих задач, стал Межгосударственный экономический комитет.

    Однако, на деле, вопреки воле народов стран СНГ, экономическая интеграция в основном существует лишь на бумаге. Пока Содружество сыграло лишь роль «разводящего» между бывшими союзными республиками. Структуры СНГ до сих пор не получили сколько-нибудь серьезных полномочий.

    Между тем объективная заинтересованность стран СНГ в сохранении и укреплении общего экономического пространства определяется сложившейся в предыдущие десятилетия тесной взаимозависимостью республик бывшего СССР. Для экономических связей в бывшем СССР была характерна высокая степень интенсивности. В межреспубликанский обмен было вовлечено более 20% валового национального продукта. Согласно данным межотраслевого баланса, составленного по 104 отраслям, Россия ввозила продукцию 102 отраслей, а вывозила — 104. За счет поставок из бывших союзных республик Россия удовлетворяла свои потребности в продукции машиностроения на 23%, в том числе для нефтегазового комплекса до 80%, черной и цветной металлургии — более чем на треть, химической и легкой промышленности — примерно на одну четверть. На 100% за счет ввоза обеспечивались потребности России в электровозах, вагонах электропоездов, кукуруза и свеклоуборочных комбайнах, хлопке, многих видах другой продукции и комплектующих изделий, производимых предприятия монополистами из ближнего зарубежья.

    Необходимость сохранения присутствия России на рынках стран ближнего зарубежья диктуется не только обстоятельствами, вытекающими из общего союзного прошлого, но и факторами, определяющими будущее российской экономики.

    С распадом СССР за пределами России оказались месторождения многих цветных и редких металлов, на 50—100% обеспечивавших соответствующие потребности российской экономики, источники других важнейших сырьевых и энергетических ресурсов, значительная часть предприятий машиностроения, металлургической и химической промышленности, а также большинство пограничных переходов, портов, трубопроводов и других коммуникаций.

    Заинтересованность российских производителей в емком, исторически освоенном рынке сбыта их готовой продукции обусловлена ее недостаточной конкурентоспособностью на мировом рынке, а также дефицитом инвестиционных ресурсов.

    Активного экономического сотрудничества со странами ближнего зарубежья требуют и интересы многочисленной (около 26 млн. чел.) русскоязычной диаспоры. Большинство русскоязычного населения занято на ориентированных на Россию предприятиях бывшего общесоюзного значения, в наибольшей степени пострадавших от разрыва хозяйственных связей.

    Следует также учитывать и то, что в настоящее время развиваются динамично новые субрегиональные интеграционные процессы по границам России, происходит налаживание альтернативных хозяйственных связей стран СНГ с третьими странами, освоение национальных рынков стран СНГ транснациональными корпорациями (особенно в области разработки полезных ископаемых). При этом зачастую сотрудничество с западными фирмами ведет к снижению уровня зависимости от поставок продукции из России.

    Как следствие этого, перспективы и результаты экономических преобразований в России, ее место в мировой экономике в большой степени определяются тем, насколько успешными будут усилия по сохранению и упрочению российских позиций на рынках ближнего зарубежья, превращению связей с ними из дополнительного фактора риска в одну из движущих сил экономического роста. Острота проблемы обусловлена тем, что процессы замещения импорта и переориентации национальных экономик на третьи страны в самое ближайшее время могут приобрести необратимый характер.

    Вместе с тем для новых независимых государств — бывших республик СССР — емкий российский рынок является не только привлекательным, но иногда и безальтернативным для экспорта и импорта многих видов промышленной и сельскохозяйственной продукции, энергоносителей, сырья и материалов. Данные о внешнеторговых отношениях государств Содружества свидетельствуют о том, что в 1998 г. для Беларуси удельный вес России в общем объеме ее экспорта составил 64,9%, а в общем объеме экспорта между государствами Содружества — 89,2%, для Молдовы эти показатели были равны соответственно 53,3 и 78,5, для Казахстана — 28,9 и 73,5, для Украины 23,1 и 69,2%. В общем объеме импорта Беларуси в 1998 г. удельный вес России составил 54,3%, а в общем объеме импорта из государств Содружества на Россию приходилось 84,0%. Для Украины эти показатели составляли соответственно 48,1 и 89,4%, для Казахстана 39,4 и 83,5, для Армении — 20,4 и 82,5%. В то же время на государства Содружества в общем объеме экспорта России приходилось 18,7%, в общем объеме импорта — 25,6%.

    Государства Содружества значительно различаются по структуре экономики и степени ее зрелости. Россия, Украина, Беларусь, в определенной мере Казахстан имеют достаточно развитые национальные хозяйства с высокой долей обрабатывающей, в том числе машиностроительной, промышленности, диверсифицированную отраслевую структуру производства. Другие государства Содружества можно, скорее, отнести к развивающимся странам. Они характеризуются преимущественно аграрно-сырьевой структурой экономики с высокой долей добывающих отраслей и первичной переработки сельскохозяйственного и минерального сырья. В значительной части своего экспорта они выступают по отношению друг к другу на внешних рынках как конкуренты, о чем свидетельствуют, например, сложные переговоры о приобретении или транспортировке через Россию нефти из Азербайджана и Казахстана, природного газа из Туркменистана.

    Оценивая уровень взаимных экономических связей на пространстве Содружества, можно сделать вывод, что наряду с интеграционными факторами здесь сильны противодействующие механизмы. Хозяйственное взаимодействие стран СНГ сталкивается с объективными проблемами и трудностями. Прежде всего, отметим, что государства Содружества переживают системный социально экономический кризис, в них осуществляется процесс реформирования экономических и общественных отношений, становления демократических основ управления. Значительные различия в уровне социально-экономического развития, направленности и темпах проводимых экономических и политических реформ, во внешнеполитической и внешнеэкономической ориентации, неурегулированные межгосударственные и межнациональные конфликты не обеспечивают благоприятных внутренних и внешних условий для интеграционных процессов в Содружестве, в том числе для создания зоны свободной торговли.

    В основе сложившейся в сфере сотрудничества России со странами СНГ неоднозначной ситуации видятся и другие причины. Во-первых, старый стереотип взаимоотношений с Россией, привычка решать свои проблемы за ее счет. Для преодоления этого подхода, как представляется, необходима твердость и последовательность российской стороны в построении новой системы межгосударственных отношений.

    Во-вторых, сказывается отсутствие глубокого технологического интереса партнеров друг к другу. Ими преимущественно движет стремление решать сиюминутные проблемы, в то время как проблема технологического прорыва остается вне, сферы взаимного сотрудничества. Отсюда вытекает огромное значение налаживания научно-технического сотрудничества в системе взаимодействия России со странами СНГ.

    В-третьих, неудовлетворительный ход формирования новой системы сотрудничества во многом объясняется аморфностью СНГ как межгосударственного образования. Опыт реализации двусторонних соглашений показал сложность решения всех проблемных вопросов в области торгово-экономических отношений одновременно между всеми государствами-членами Экономического союза СНГ. Именно вследствие этого обстоятельства и возникла идея «разно-скоростной», «многоуровневой» интеграции стран в СНГ. Это подтверждается практикой последних лет: государства, более готовые к интеграции, объединились, образовав четыре субрегиональные организации различных типов. Некоторые страны СНГ одновременно входят более чем в одну группу.

    Первым этапом к реальному формированию единого экономического пространства в Содружестве стало создание Таможенного союза. Соглашение о создании Таможенного союза, подписанные Беларусью, Казахстаном и Россией в январе 1995 г., определило его как экономическое объединение государств, основывающееся на формирование единой таможенной территории. В марте 1996 г. в Союз вступила Киргизия, а в феврале 1999 г. Таджикистан, которые признали приемлемыми для себя его цели и задачи.

    Заключение указанных соглашений в целом оказало благоприятное влияние на динамику торгово-экономических отношений России с этими государствами. За период 1995—1998 гг. товарооборот России с ними увеличился с 10,4 млрд., долларов до 13,3 млрд., долларов, то есть на 27%, в то время как с остальными странами СНГ товарооборот сократился с 17,7 млрд., долларов до 11,6 млрд., долларов, то есть почти на 35%.

    За время существования Таможенного союза принято значительное количество документов, среди которых особо следует отметить Договор от 29 марта 1996 г. об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях и являющийся его логическим развитием Договор от 26 февраля 1999 г. о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (ЕЭП). Именно в этих документах были определены такие главные направления сотрудничества, как формирование зоны свободной торговли, взаимоотношения Таможенного союза с третьими странами, образование единой таможенной территории, общего рынка услуг и труда, общего аграрного рынка, единого научно-технического и информационного пространства.

    Наряду с определенными достижениями, опыт формирования Таможенного союза выявил ряд серьезных проблем и трудностей, которые могут поставить под вопрос реализацию намеченных целей.

    Основные принципиальные вопросы формирования Таможенного союза пока не решены, реальные результаты в экономической деятельности от его существования пока явно недостаточны. Пробуксовка экономической интеграции участников Таможенного союза определяется целым рядом существенных факторов, среди которых, в частности, следует отметить различия в уровнях развития экономик, отраслевой структуре производства, а также особенностей географического положения стран.

    Пока формирование общего таможенного тарифа осуществляется на трехсторонней основе. При этом, если в 1998 г. ставки ввозных таможенных пошлин России, Казахстана и Беларуси практически совпадали, то к концу 1999 г. расхождения ставок с Беларусью составили около 10%, а с Казахстаном — порядка 40%.

    Формирование полноценного Таможенного союза затрудняется значительной удаленностью некоторых его участников друг от друга, слабым развитием инфраструктуры, а также значительными различиями национальных транспортных тарифов.

    В октябре 2000 г. Таможенный союз пяти был преобразован в Евразийское экономическое сообщество (ЕАЭС). Целью новой организации является формирование единого экономического пространства на территории пяти стран. А в качестве ближайших задач Сообщества определены: согласование структурных реформ экономики стран-участниц; создание единой транспортной структуры и единого транспортного рынка; введение единого таможенного тарифа; гармонизация национальных законодательств; выработка общего политического курса по отношению к международных организациям.

    Важнейшим новым аспектом, который позволит превратить интеграцию из формальной в реальную, является создание нового хозяйственного взаимодействия в ЕАЭС. Центральным органом станет Интеграционный комитет, предполагается также создать Межпарламентскую ассамблею и Суд сообщества. При этом в учредительных документах новой организации впервые четко прописаны квоты каждой страны в финансировании межгосударственных структур и соответственно распределение голосов: Россия получает 40 %, Казахстан и Беларусь — по 20, Киргизия и Таджикистан — по 10%. Решения будут приниматься двумя третями голосов. Сообщество отрыто для всех стран, желающих к нему присоединиться.

    Одной из реальных проблем формирования экономического объединения под флагом Таможенного союза стала ликвидация таможенной границы без одновременного введения общего внешнего таможенного тарифа и общей внешней таможенной границы, а это может привести к серьезной дезорганизации внутренних рынков стран-участниц. Хотя дальше всех по пути интеграции продвинулись Россия и Беларусь, отменившие с 1995 г. таможенный контроль и таможенное оформление товаров российского и белорусского происхождения, в их двусторонних отношениях возникают различные проблемы.

    В 1999 г. в несколько раз возрос экспорт из Беларуси в страны дальнего зарубежья нефтепродуктов, произведенных в основном из российского сырья, в то время как российский экспорт нефтепродуктов сократился. Это связано с отсутствием у Беларуси в отличие от России экспортных таможенных пошлин.

    30 апреля 1994 г. был подписан «Договор о создании единого экономического пространства» между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан. 30 марта 1998 г. к нему присоединилась четвертая страна — Таджикистан, о чем был подписан соответствующий протокол в г. Ташкенте. С 17 июля 1998 г. данное региональное объединение получило название Центрально-азиатского экономического сообщества.

    Согласно статьям 3 и 4 Договора основными целями при формировании единого экономического пространства являются:

    - создание необходимых правовых, экономических и организационных условий для свободного перемещения капиталов и рабочей силы;

    - проведение согласованной политики в области развития транспорта и коммуникаций, направленной на осуществление эффективных перевозок грузов и пассажиров;

    - создание условий для добросовестной конкуренции, включая механизм антимонопольного регулирования;

    - применение свободных (договорных) цен во взаимной торговле, складывающихся с учетом интеграции внутренних рынков, и недопущение односторонних действий по ограничению доступа товаров (услуг) на свои рынки;

    - обеспечение развития прямых экономических связей между хозяйствующими субъектами и создание благоприятных условий для укрепления производственной кооперации;

    - содействие созданию совместных предприятий, производственных объединений в приоритетных отраслях, сети коммерческих и финансово-кредитных учреждений и организаций;

    - обеспечение равных экономических условий для взаимного инвестирования капиталов, координации инвестиционной политики, включая привлечение иностранных инвестиций и кредитов в сферы экономики, представляющие взаимный интерес, и создание действенного механизма защиты прав и интересов инвесторов;

    - отмена таможенных пошлин и последовательное снижение налогов, сборов и других ограничений;

    - упрощение таможенных процедур;

    - гармонизация таможенного законодательства;

    - поэтапное сближение тарифов на перевозки грузов и пассажиров при соблюдении принципа свободы транзита и механизмов тарифного и нетарифного регулирования и др.

    10 октября 1997 г. во время встречи президентов Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы во французском городе Страсбурге была одобрена идея создания межгосударственного объединения в составе четырех стран. 24 апреля 1999 г. Узбекистан официально заявил о присоединении к данному объединению.

    Основными целями создания вышеназванного объединения являются как политические, так и экономические аспекты сотрудничества стран участниц, в том числе политическая сфера, борьба с этнической нетерпимостью, сепаратизмом, религиозным экстремизмом и терроризмом; миротворческая деятельность; развитие транспортного коридора Европа—Кавказ—Азия; интеграция в европейские структуры и сотрудничество с НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира».

    Это региональное объединение стран СНГ получило в средствах массовой информации название «ГУУАМ» (аббревиатура, образованная из начальных букв названий входящих в объединение стран: Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова). В отличие от трех названных региональных группировок, ГУУАМ является неформальным объединением, находящимся в стадии становления.

    На значительно более высокую ступень интеграции нацелены российско-белорусский Договор об образовании Сообщества двух стран, подписанный 2 апреля 1996 г., и заключенный ровно через год, Договор о Союзе Беларуси и России. Союз Беларуси и России занимает особое место в интеграционных процессах на пространстве СНГ. Это определяется, прежде всего, тем, что при образовании «субрегиональных объединений» речь идет, как правило, об интеграции в чистом виде, в то время как при формировании Союза Беларуси и России, как крупного регионального объединения, стороны с самого начала заявили о намерении развивать всестороннюю интеграцию и, что особенно важно, намерение создавать тесный союз на двусторонней основе с последующим объединением двух стран в Союзное государство. 26 января 2000 г. вступил в силу «Договор о создании союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь».

    Согласно ст. 2 Договора целями формирующегося Союзного государства являются:

    - обеспечение мирного и демократического развития братских народов государств-участников, укрепление дружбы, повышение благосостояния и уровня жизни;

    - создание единого экономического пространства для обеспечения социально-экономического развития на основе объединения материального и интеллектуального потенциалов государств участников и использования рыночных механизмов функционирования экономики;

    - неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права;

    С проведение согласованной внешней политики и политики в области обороны:

    - формирование единой правовой системы демократического государства;

    - проведение согласованной социальной политики, направленной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека;

    - обеспечение безопасности и взаимовыгодного сотрудничества в Европе и во всем мире, развитие Содружества Независимых Государств.

    В целях создания единого экономического пространства государства-участники Договора заявили об основополагающих принципах, согласно которым будет формироваться Союзное государство:

    - действие унифицированного, а затем единого законодательства, регулирующего хозяйственную деятельность, в том числе гражданское и налоговое законодательство (ст. 20);

    - принятие согласованных мер по поэтапному сближению основных социальных и макроэкономических показателей развития и проведения единой структурной политики (ст. 21);

    - поэтапное введение единой денежной единицы с одновременным созданием единого эмиссионного центра (ст. 22);

    - действие единых принципов взимания налогов (ст. 27);

    - осуществление единой политики в области ценообразования, включая вопросы регулирования цен и тарифов (ст. 23);

    - создание единого рынка ценных бумаг (ст. 24);

    - применение единых ставок рефинансирования и общих норм резервных требований к банкам (ст. 25);

    - создание единой правовой базы в части обслуживания и погашения внешнего и внутреннего долга, порядка осуществления внешних заимствований и иностранных инвестиций (ст. 26);

    - проведение единой торговой политики в отношении третьих стран, международных экономических организаций и экономических объединений, применение единых ставок ввозных и вывозных таможенных пошлин, единых таможенных режимов и единого порядка таможенного оформления и контроля, унифицирование законодательства о государственном регулировании внешнеторговой деятельности и о защите экономических интересов государств участников при осуществлении внешней торговли (ст. 28);

    - действие единого таможенного пространства в Союзном государстве, в отношении которого применяются: единые меры нетарифного регулирования, включая применение количественных ограничений ввоза и вывоза; единый порядок взаимного признания лицензий, сертификатов и разрешений на ввоз и вывоз товаров (ст. 29);

    - функционирование в пределах Союзного государства объединенных энергетической, транспортной и телекоммуникационной систем, системы связи (ст. 30);

    - действие унифицированного трудового законодательства, законодательства в области социальной защиты населения, пенсионного обеспечения (ст. 31).

    Союз России и Беларуси отвечает интересам двух стран, поскольку в этом случае будут восстановлены производственные и хозяйственные связи, создано единое экономическое пространство. Как в России, так и в Беларуси понимают, что сближение основных макроэкономических и социальных показателей, проведение единой структурной политики, переход к единой валюте и решение многих других вопросов является трудоемким и сложным делом, но это не может быть препятствием для объединения двух стран, поскольку при общей заинтересованности двух государств решение указанных вопросов является лишь делом времени.

    Конечно, стратегические выгоды, которые Россия и Беларусь получат от объединения, должны увязываться с экономической основой каждого из государств, его финансовыми возможностями. Тем не менее, поэтапное продвижение в создании полноценного союзного государства, в конечном счете, принесет выгоду как российскому, так и белорусскому народам.



    тема

    документ Внешний долг в системе современных международных экономических отношений
    документ Международная миграция рабочей силы
    документ Международная практика организации банковского надзора за рисками интернет-банкинга
    документ Международная торговля товарами, ее место и роль в системе международных экономических отношений
    документ Международная торговля товарами и услугами

    Не забываем поделиться:



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное



    Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
    Поправки к Конституции РФ в 2020 г.
    Дефолт в России в 2020 году
    Предоставление кредитных каникул в 2020 году
    Девальвация рубля в 2020 году
    Как получить квартиру от государства в 2020 году
    Не стоит покупать доллары в 2020 г.
    Как жить после отмены ЕНВД в 2021
    Изменения ПДД с 2020 года
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.