Oi?aaeaiea oeiainaie Получите консультацию:
8 (800) 600-76-83

Бесплатный звонок по России

документы

1. Введение продуктовых карточек для малоимущих в 2021 году
2. Как использовать материнский капитал на инвестиции
3. Налоговый вычет по НДФЛ онлайн с 2021 года
4. Упрощенный порядок получения пособия на детей от 3 до 7 лет в 2021 году
5. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
6. Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
7. Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
8. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
9. Банкротство пенсионной системы неизбежно
10. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
11. Семейный бюджет россиян в 2021 году

О проекте О проекте    Контакты Контакты    Загадки Загадки    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Проблемы присоединения России к ВТО

Проблемы присоединения России к ВТО

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Проблемы присоединения России к ВТО

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:
Не забываем поделиться:


  • Эволюция процесса либерализации в рамках ГАТТ/ВТО
  • Россия и “новые сферы” компетенции ВТО
  • Стратегические аспекты присоединения России к ВТО
  • Выгоды и издержки в процессе присоединения России к ВТО
  • Особенности процесса переговоров о присоединении России к ВТО

    Эволюция процесса либерализации в рамках ГАТТ/ВТО

    Актуальность проблем взаимоотношений России и ВТО определяется, прежде всего, тем, что присоединение России к ВТО входит в число наиболее приоритетных направлений российской внешнеэкономической политики. Более того, в последнее время наметился прорыв в переговорном процессе между Россией и странами — членами ВТО, что делает перспективу вступления России в организацию реальной в обозримом будущем.

    Однако присоединение России к ВТО — это процесс отнюдь не изолированный, гак как переговоры России со странами — членами данной организации ведутся в условиях продолжающейся либерализации мирового хозяйства в рамках ВТО. При этом в компетенцию ВТО постоянно входят все новые сферы регулирования, что, в свою очередь, требует соответствующего динамизма со стороны кандидатов на членство в ВТБ, в том числе и России. Получается, что присоединение России к ВТО — это своего рода гонка наперегонки с процессом глобализации в рамках ВТО, при этом затягивание переговорного процесса чревато отставанием нашей страны от авангарда глобализации и накоплением новых требований для ее вступления в ВТО.

    Проблема “новых сфер” ВТО в переговорном процессе России со странами — членами данной организации приобрела особую важность в связи с окончанием министерской конференции ВТО в Дохе, где было положено начало новому раунду торговых переговоров. Значительная Часть вопросов, которые включены в его повестку, относится к так называемым “новым сферам” компетенции ВТО, которые включают конкурентную политику, регулирование иностранных инвестиций, экологические проблемы, а также ряд других областей, включенных в декларацию министерской конференции в Сингапуре. Анализ российского законодательства и деловой практики в тех областях, которые становятся центральными на переговорах раунда, достаточно ясно свидетельствует о том, что затягивание процесса присоединения России к ВТО чревато возникновением новых требований к нашей стране, что еще больше ухудшает перспективы ее присоединения к ВТО.

    Подписанное Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) явилось одной из основ нового экономического порядка. В качестве первоочередной цели организации ставилось развитие свободной торговли посредством взаимосогласованного сокращения тарифов и других торговых барьеров. В преамбуле, где обозначены цели деятельности организации, указывается, что приоритет отдается “увеличению реального дохода и эффективного спроса”, а также более полному использованию мировых ресурсов путем “снижения тарифов и устранения дискриминационного режима в мировой торговле”1. Таким образом, основным критерием деятельности выступала экономическая эффективность в условиях предоставления максимальной свободы конкуренции на внутренних и внешних рынках. В основу функционирования организации были положены принципы наибольшего благоприятствования и национального режима.

    Каждый из указанных принципов содержит определенный экономический смысл, отвечающий критериям эффективности международной торговли. Согласно принципу режима наибольшего благоприятствования (РНБ) “любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой договаривающейся стороной в отношении любого товара, происходящего из любой другой страны или предназначенного в любую другую страну, должны немедленно и, безусловно, предоставляться подобному же товару, происходящему из территории всех других договаривающихся сторон или предназначенному для территории всех других договаривающихся сторон. Данный принцип обеспечивает автоматическое распространение преференций во внешней торговле на другие страны-участницы договора в целях предотвращения дискриминации. Но что также важно, режим наибольшего благоприятствования переводит внешнеторговое регулирование от двустороннего к многостороннему торговому взаимодействию, ведущему к прямой экономии на информационных, административных и торговых издержках.

    Принцип национального режима призван обеспечить не дискриминацию иностранных производителей в рамках государственного регулирования национальной экономики. При этом предусматривается, что “товарам иностранного происхождения будет предоставляться тот же режим, что и национальным, в отношении внутренних налогов и сборов, а также национальных законов, распоряжений и правил, регулирующих внешнюю торговлю”.

    Всего состоялось 7 переговорных раундов:— Женева; Аннесси (Франция); Торки (Англия); Женева; Женева (“Дилон раунд”); Женева (“Кеннеди раунд”); Женева (“Токио раунд”). В ходе первого раунда, проходившего в Женеве, тарифы были снижены в среднем на 35%. В последующем наиболее значительным переговорным раундом стал “Дилон раунд”, в ходе которого таможенные пошлины были в основном снижены США и ЕЭС.

    К этому же периоду относится и зарождение проблемы нетарифных барьеров, предтечей которой явилось временное соглашение по добровольному ограничению поставок текстиля, что по существу придало торговле этой продукцией квотируемый характер. “Добровольные ограничения”, на которые вынуждены были идти экспортеры, стали одной из общепринятых мер в обход норм ГАТТ. В ходе переговоров в рамках “Кеннеди раунда” проблема нетарифных ограничений осталась неразрешенной, хотя значительный прогресс был сделан в области сокращения тарифов (в среднем на 35%)!.


    Самое читаемое за неделю

    документ Введение ковидных паспортов в 2021 году
    документ Должен знать каждый: Сильное повышение штрафов с 2021 года за нарушение ПДД
    документ Введение продуктовых карточек для малоимущих в 2021 году
    документ Доллар по 100 рублей в 2021 году
    документ Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
    документ Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
    документ 35 банков обанкротятся в 2021 году


    Задавайте вопросы нашему консультанту, он ждет вас внизу экрана и всегда онлайн специально для Вас. Не стесняемся, мы работаем совершенно бесплатно!!!

    Также оказываем консультации по телефону: 8 (800) 600-76-83, звонок по России бесплатный!

    По мере увеличения роли нетарифных ограничений торговли стало очевидным, что существующая многосторонняя процедура регулирования мировой торговли нуждается в значительных изменениях. В ходе переговоров “Токио раунда” сфера действия ГАТТ вышла за рамки чисто тарифных переговоров, при этом были заключены соглашения о процедурах импортного лицензирования, по техническим барьерам в торговле, а также о порядке размещения государственных заказов. Начавшийся Уругвайский раунд продолжил расширение сферы компетенции организации, распространив ее на сельское хозяйство, торговлю текстилем, услугами и торговые аспекты прав интеллектуальной собственности. В г. Марракеш был подписан Заключительный акт Уругвайского раунда, который вводился в силу. Кульминацией этого соглашения стало создание Всемирной торговой организации (ВТО), в рамках которой был институционально закреплен качественно новый уровень межгосударственного регулирования мировой торговли.

    Из числа наиболее важных следует выделить следующие:

    —        Развитые страны сократят тарифы на промышленные товары в среднем на 40% в течение 5 лет. Тарифы будут отменены в 10 важнейших секторах промышленности, что доведет долю беспошлинных импортных товаров с 20 до 43%. Средневзвешенный тариф на промышленные товары сократится с 6 до менее 4%.

    —        Торговля сельскохозяйственной продукцией вносится в компетенцию ВТО. Нетарифные барьеры конвертируются в тарифы, которые в свою очередь будут сокращены развитыми странами в среднем на 36% в течение 6 лет. Объем экспортных субсидий должен сократиться на 36%, а внутренние субсидии (в рамках национальной экономики) сократятся на 20%.

    —        Текстильный сектор будет интегрирован в ВТО в 4 стадии, при этом значительная часть торговли продукцией (49% в ценах) должна быть либерализован по прошествии 10 лет. При сокращении тарифов на импортные товары, развивающиеся страны пользуются более благоприятным режимом, чем развитые страны. Страны с переходной экономикой, стремящиеся при получении членства в ВТО получить статус развитой страны (Россия принадлежит к этой категории стран), не пользуются никакими привилегиями в этой области.

    —        В области прав на интеллектуальную собственность соглашение ТРИПС устанавливает нормы их защиты, а также порядок введения этих норм в силу в рамках национального законодательства, в том числе в практике многостороннего регулирования споров.

    —        В соответствии с соглашением ТРИМС инвестиционные меры, относящиеся к торговой политике и нарушающие принципы ГАТТ о запрещении количественных ограничений и национальном режиме, должны быть устранены развитыми странами в течение 2 лет, развивающимися странами — в течение 5 лет и в течение 7 лет — наименее развитыми странами. Как и в случае с тарифами на импортные товары, в этой области страны с переходной экономикой, получившие или стремящиеся получить статус развитой страны, должны осуществить либерализацию в двухлетний срок.

    —        Генеральное соглашение по торговле в сфере услуг (ГАТС) устанавливает многосторонний механизм регулирования в сфере услуг, в который включены основополагающие нормы ВТО — режим наибольшего благоприятствования и принцип не дискриминации (ст. II ГАТС), национальный режим (ст. XVII ГАТС), а также положение об открытии доступа на рынок услуг (ст. XVI ГАТС). Переговоры по некоторым секторам сферы услуг не были завершены, в то время как многие из первоначальных соглашений ограничивались “замораживанием” существующего уровня рыночного доступа. Как для развивающихся стран, так и для стран с переходной экономикой допускаются определенные отклонения от общепринятых обязательств в случае серьезных проблем с выравниванием платежного баланса и других финансовых трудностей во внешнеэкономической сфере.

    —        Достигнуто соглашение об ограничении субсидий национальным производителям, при этом режим их предоставления должен отвечать определенным стандартам. Соответствующий период для выполнения положений соглашения в этой области составляет 2 года для развитых стран, 8 лет — для определенной части развивающихся стран и 7 лет — для стран с переходной экономикой.

    После создания Всемирной торговой организации и начала Уругвайского раунда прошли четыре министерские конференции ВТО. В Сингапуре состоялась первая министерская конференция ВТО, на которой были организованы рабочие группы по вопросам торговли и инвестиций, антимонопольной политики, открытости в размещении государственных заказов. Состоялась вторая министерская конференция в Женеве, на которой не было достигнуто каких бы то ни было ключевых договоренностей по либерализации внешней торговли. Одним из немногочисленных итогов стало празднование 50летней годовщины создания системы многостороннего регулирования мировой торговли в рамках ГАТТ. В следующем году этой системе был нанесен серьезный удар на третьей министерской конференции в г. Сиэттл, где разногласия между развивающимися и развитыми странами ВТО привели к срыву переговоров.

    В целом в течение всего пятилетнего периода, когда состоялась четвертая министерская конференция ВТО, процесс либерализации существенно замедлился, при этом было заключено несколько соглашений в отраслевой сфере между странами — членами ВТО. В 40 членов организации достигли соглашения о ликвидации всех таможенных барьеров на компьютерные и телекоммуникационные товары. Заключаются также соглашения по базовым телекоммуникациям и финансовым услугам, которые проходили под эгидой ГАТС.


    интересное на портале
    документ Тест "На сколько вы активны"
    документ Тест "Подходит ли Вам ваше место работы"
    документ Тест "На сколько важны деньги в Вашей жизни"
    документ Тест "Есть ли у вас задатки лидера"
    документ Тест "Способны ли Вы решать проблемы"
    документ Тест "Для начинающего миллионера"
    документ Тест который вас удивит
    документ Семейный тест "Какие вы родители"
    документ Тест "Определяем свой творческий потенциал"
    документ Психологический тест "Вы терпеливый человек?"


    На фоне относительно вялого развития процесса либерализации торговли в сфере услуг на основе отдельных соглашений выполнение странами — членами ВТО договоренностей Уругвайского раунда продвигалось крайне медленно. В области отмены тарифных ограничений либерализация носит зачастую выборочный характер, который позволяет при снижении пошлин на некоторые товары сохранить уровень тарифной защиты по наиболее чувствительным секторам экономики. Либерализация нетарифных ограничений также продвигается крайне нерешительно, примером чему является выполнение развитыми странами своих обязательств по отмене квот на текстильные товары. Большинство развитых стран отложило выполнение данного соглашения до крайнего срока, т.е., при этом ими было отменено лишь несколько квот на текстильную продукцию из развивающихся стран.

    После продолжительного застоя прорыв в либерализации мировой торговли наконец-то наступил на четвертой министерской конференции ВТО в городе Дохе, Катар, на которой было  достигнуто согласие о начале нового раунда торговых переговоров.

    Среди наиболее важных решений, принятых на министерской конференции в Дохе, следует выделить следующие:

    —        на основе договоренности, достигнутой странами — членами ВТО, начинается новый раунд торговых переговоров, крайним сроком окончания которого является. Координация переговорного процесса осуществляется комитетом по торговым переговорам, первое заседание которого должно состояться. Участие в переговорах открыто для членов организации, которые ведут переговоры о присоединении к ВТО;

    —        в области торговли сельскохозяйственными товарами: общие условия либерализации будут установлены не позднее, при этом предложения отдельных стран по открытию рынка сельскохозяйственных товаров должны быть представлены не позднее даты проведения следующей министерской конференции ВТО. Дата окончания переговоров по сельскому хозяйству, как и для остальных переговоров нового раунда, установлена. В декларации, принятой на министерской конференции, страны — члены ВТО обязуются существенно либерализовать условия доступа на рынки сельскохозяйственной продукции и сократить экспортные субсидии с их полной отменой в более долгосрочной перспективе;

    —        в сфере услуг: дальнейшая либерализация в данной сфере предполагает выработку начальных запросов по открытию рынка услуг стран-членов. и представление начальных обязательств стран;

    —        в области охраны окружающей среды: стороны выразили готовность начать переговоры в данной области, направленные, прежде всего на снижение пошлин на экологически чистые товары, а также установление взаимосвязи между многосторонними соглашениями в области охраны окружающей среды и нормами ВТО;

    —        в инвестиционной сфере: достигнуто согласие о начале переговоров по либерализации в данной сфере после завершения следующей министерской конференции ВТО, которая в свою очередь должна определить общие условия проведения переговоров по инвестициям. Если на министерской конференции будет принято решение о проведении либерализации в инвестиционной сфере, то этот процесс должен будет учитывать трудности, которые испытывают развивающиеся страны в данной области;— в сфере государственных закупок и политики в области конкуренции: достигнуто согласие   переговоров по либерализации в данной сфере после завершения следующей министерской конференции ВТО, которая в свою очередь должна определить общие условия проведения переговоров. В случае достижения соответствующего соглашения на министерской конференции о включении данных вопросов в повестку дня нового торгового раунда переговоры в области государственных закупок будут направлены исключительно на повышение прозрачности операций по размещению государственного заказа;

    —        региональные интеграционные группировки: переговоры будут нацелены на прояснение и совершенствование норм и правил ВТО, относящихся к функционированию интеграционных группировок;

    —        орган урегулирования споров (ОУС): стороны договорились о начале переговоров по совершенствованию функционирования ОУС, при этом крайним сроком для достижения соглашения является, после чего ВТО ставит задачу по скорейшему выполнению достигнутых договоренностей;

    —        в области электронной коммерции: стороны договорились о продлении моратория на введение таможенных пошлин на электронную торговлю до начала следующей министерской конференции;

    —        в области преференциального режима в рамках ВТО: достигнуто согласие о совершенствовании и уточнении существующих норм ВТО, касающихся преференциального режима выполнения обязательств странами — членами организации (имеются в виду, прежде всего льготы по отношению к развивающимся странам).

    Достижение соглашения между странами — членами ВТО о начале нового раунда вдохнуло новую жизнь в процесс многосторонней либерализации мировой торговли. Само же достижение соглашения потребовало от различных групп стран пойти на компромисс, который мучительно рождался в спорах между развитыми и развивающимися странами и потребовал продления срока министерской конференции в Катаре. В итоге развивающиеся страны согласились на включение в повестку дня нового раунда таких вопросов, как экологические проблемы и либерализация в инвестиционной сфере. Развитые страны в свою очередь смирились с уступками развивающимся странам в области защиты прав интеллектуальной собственности, а также с тем, что проблема трудовых стандартов не будет обсуждаться на предстоящем раунде торговых переговоров.

    Способность достичь компромисса по столь важным проблемам между различными группами стран позволяет надеяться на то, что процесс многосторонней либерализации окажется действенным и жизнеспособным перед нарастающей угрозой разделения мирового рынка между региональными интеграционными группировками. По крайней мере, в течение трех месяцев после проведения министерской конференции в Катаре страны-члены ВТО достигли договоренности по таким важным вопросам для нового раунда торговых переговоров, как увеличение бюджета ВТО, назначение ответственных за проведение торговых переговоров, стоящих на повестке дня торгового раунда, а также по программе торговых переговоров и месту проведения следующей министерской конференции, которым должна стать Мексика.

    Россия и “новые сферы” компетенции ВТО

    Что же означают договоренности министерской конференции в Катаре для вступления России в ВТО? Прежде всего, продвижение либерализации в рамках ВТО оборачивается для нашей страны дополнительными требованиями, которые могут быть выдвинуты странами — членами организации в качестве условия присоединения России к ВТО. Во многом вероятность постановки дополнительных условий для нашей страны зависит от темпов ее присоединения в ВТО. С этой точки зрения желательным является присоединение России к ВТО до завершения основных переговоров по “новым сферам” в рамках нового торгового раунда. В то же время ослабление переговорной позиции России ради скорейшего вступления в ВТО может привести к неблагоприятному для России исходу с точки зрения ее национальных интересов в долгосрочной перспективе.

    Из “новых сфер” ВТО в данной работе рассматриваются наиболее важные для России области, прежде всего конкурентная политика, ТРИМС и экология, а также проблемы региональной интеграции и ТРИПС, которые также фигурировали в декларациях министерских конференций Сингапура и Дохи. При этом следует оговориться, что большинство “новых сфер” уже не являются новыми в полном смысле этого слова, так как в рамках Уругвайского раунда применительно к ним были заключены соглашения о многосторонней либерализации. Едва ли не единственной действительно “новой” областью либерализации для ВТО на предстоящем раунде торговых переговоров может стать политика в области конкуренции.

    Политика в области конкуренции. Политику в области конкуренции не следует отождествлять только лишь с антимонопольной политикой, так как конкурентная политика включает другие направления, связанные с обеспечением конкуренции на рынках (прежде всего контроль над осуществлением государственной поддержки в форме прямых или косвенных субсидий). Включение конкурентной политики в сферу компетенции ВТО отнюдь не означает, что данная организация станет своего рода антимонопольным органом в глобальном масштабе. В то же время, как отмечает известный специалист в данной области Э. Грэхем, ВТО может получить мандат на то, чтобы рекомендовать национальным властям начать антимонопольное расследование и рассматривать адекватность этого расследования в Органе урегулирования споров ВТО.

    В более краткосрочной перспективе распространение сферы деятельности ВТО на конкурентную политику вполне может привести к тому, что среди требований, предъявляемых к новым странам — членам организации, могут содержаться условия о принятии законодательства и создании государственного органа в области конкурентной политики. Более 70 стран приняли или находились в процессе принятия законодательных норм, относящихся к политике государства в области конкуренции.

    С точки зрения наличия адекватного законодательства, а также достаточно влиятельного компетентного органа в области антимонопольной политики, Россия может чувствовать себя относительно спокойно. Создание Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (МАП) повысило значимость конкурентной политики в рамках экономической политики России в целом. Появление МАП, которое пришло на смену комитету по антимонопольной политике, сопровождалось значительным расширением его полномочий. Роль МАП в процессе присоединения к ВТО далеко не второстепенна — МАП осуществляет антимонопольный контроль внешнеэкономической деятельности в рамках правительственной Комиссии по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике. Как отмечает министр по антимонопольной политике И. Южанов, “МАП занимает активную позицию (по отношению к проблемам ВЭД. — Авт.) считая необходимым применение ответных мер в отношении государств, практикующих неправомерные дискриминационные меры в отношении российских экспортеров”.

    Важным аспектом готовности России к выполнению требований ВТО в области конкурентной политики является проработанность российского законодательства в данной области. Среди основных нормативных документов следует выделить, прежде всего, Закон о защите конкуренции на рынке финансовых услуг, Федеральный закон о естественных монополиях (принят Государственной Думой РФ, а также Федеральный закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках (принят, в дальнейшем вплоть неоднократно принимались поправки к данному закону). По мнению И. Южанова, российское законодательство в сфере конкурентной политики соответствует как европейским, так и мировым стандартам, причем в ряде областей (в частности, в области конкурентной политики на субфедеральном уровне) российское законодательство даже превосходит зарубежные аналоги.

    Однако для России главной проблемой было и остается исполнение законодательства, статистика же МАП такова, что число нарушений антимонопольного законодательства растет. По данным МАП, количество нарушений, выявленных антимонопольными органами, возросло на 83%. Отчасти рост числа нарушений, безусловно, следует отнести на рост их “раскрываемости” со стороны МАП, что в свою очередь отражает рост эффективности функционирования антимонопольного органа России. В целом же масштаб проблемы в области нарушений антимонопольного законодательства свидетельствует о тех трудностях, которые могут возникнуть у России после присоединения к ВТО в случае, если нарушение антимонопольного законодательства действительно войдет в сферу компетенции ВТО.

    Среди потенциальных “проблемных сфер” в процессе выполнения требований ВТО в области конкурентной политики следует выделить регулирование естественных монополий, протекционизм региональных администраций (которые вопреки федеральному законодательству и конституционным нормам воздвигают торговые барьеры между регионами), а также создание региональных и отраслевых ФПГ.

    Одной из проблем, связанных с естественными монополиями в области политики конкуренции, может стать осуществляемое ими косвенное субсидирование отдельных секторов экономики, что в свою очередь идет вразрез с нормами ВТО. На долю естественных монополий приходится 61% нарушений антимонопольного законодательства, которые особенно распространены в области ценообразования. Проблема ущемления конкуренции особенно остро стоит в регионах (со стороны, как естественных монополий, так и региональных администраций). Еще одной категорией нарушителей являются сами государственные органы федерального уровня — против государственных органов МАГ было возбуждено 29 дел (в том числе против таких “тяжеловесов”, как Минсвязи и МГС), что на треть больше.

    Наконец сама деятельность МАП может быть оспорена странами — членами ВТО, как, например, одобрение МАП создания в алюминиевой отрасли трех вертикально-интегрированных компаний (ОАО “СУАЛ”, “Русский алюминий” и холдинговая компания “Алюминий Северо-Запад”). Создание такого рода структур в России для противостояния зарубежным ТНК после присоединения к ВТО значительно затруднится — жизнеспособность российских (прежде всего региональных) ФПГ будет в растущей степени проверяться на прочность не только за счет усиления конкуренции со стороны иностранных ТНК, но также и на правовом поле ВТО.  

    О том, что ждет Россию после присоединения к ВТО, свидетельствует интенсификация процессов слияния и поглощения предприятий, которая заметно ускорилась в последние годы. С создание, ликвидация или слияние предприятий возросли на 50%, при этом число сделок с участием иностранного капитала в увеличилось на 57%. Со вступлением России в ВТО данные процессы значительно усилятся, что в свою очередь потребует от МАП активизации деятельности в проведении политики конкуренции в России и ее координации с ВТО.

    Регулирование иностранных инвестиций. После Уругвайского раунда, на котором было достигнуто соглашение по ТРИМС, процесс многосторонней либерализации иностранных инвестиций значительно замедлился. Попытки развить успех на данном направлении в рамках других международных организаций потерпели неудачу. Все более вероятным становилось развитие процесса либерализации инвестиционных потоков на двусторонней, а не на многосторонней основе. Количество двусторонних соглашений в области иностранных инвестиций достигло 1856 по сравнению с 181.

    В этом отношении крайне важным для ВТО стало достижение договоренности на министерской конференции в Катаре о начале переговоров по либерализации инвестиций в рамках предстоящего раунда многосторонних переговоров. В течение нескольких лет до начала следующей министерской конференции в рамках рабочей группы по торговле и инвестициям предполагается прояснить определение инвестиций, критерии их транспарентности, а также некоторые аспекты проведения консультаций и урегулирования споров в инвестиционной сфере. В случае если Россия не успеет стать членом ВТО до окончания следующей министерской конференции и начала нового раунда торговых переговоров, нашей стране, вполне возможно, придется брать на себя дополнительные обязательства по либерализации в инвестиционной сфере при вступлении в ВТО. При более благоприятном для России раскладе ее обязательства в данной области будут в основном сводиться к выполнению норм ТРИМС, которые были выработаны в процессе Уругвайского раунда.

    Меры в области инвестиционной политики, которые противоречат нормам ТРИМС, включают ограничения на экспорт (п. 1   ст. XI ГАТТ), обязательство об использовании определенной доли местных факторов производства или товаров (п. 4 ст. III ГАТТ), а также требование о сбалансированности экспортно-импортных товарных или валютных потоков (ст. XI и III ГАТТ).

    Наиболее актуальной проблемой несоответствия нормам ТРИМС российского законодательства является ряд положений Закона о соглашениях, о разделе продукции, который вступил в силу. Одним из нарушений ТРИМС в Законе о соглашениях о разделе продукции является положение второй главы Федерального закона “О разделе продукции” об использовании в процессе разработок месторождений определенной доли (70%) российских поставок оборудования и материалов. Данное положение противоречит п. 4 ст. III ГАТТ (ст. 1 (a) приложения к ТРИМС).

    В соответствии с нормами ВТО каждая страна должна зарегистрировать в органах ВТО те положения своего законодательства, которые нарушают положения ТРИМС. В декабре  российская сторона направила в Секретариат ВТО уведомление о содержащихся в Законе, о соглашениях, о разделе продукции противоречиях с нормами организации. Несмотря на то, что российская сторона уведомила о наличии национальных законодательных норм, противоречащих нормам ВТО, лишь в одном законе, такого рода нарушения положений ТРИМС, по данным экспертов Всемирного банка, содержатся и в других нормах. Причем несоответствия с положениями ТРИМС в рамках данной работы были отмечены практически по всему спектру отраслей — от сельского хозяйства до промышленности (автомобилестроение) и сферы услуг (банковская сфера).

    Экологические стандарты. В настоящий момент система регулирования мировой торговли товарами и услугами далеко не всегда учитывает экологические аспекты процесса глобализации. Включение экологических вопросов в повестку дня нового раунда торговых переговоров ВТО может существенно изменить эту ситуацию — в качестве краткосрочного ориентира ВТО ставит задачу установить взаимосвязь между многосторонними соглашениями в области экологии и нормами ВТО. При этом следует подчеркнуть, что решение глобальных проблем, таких, как экологическая проблема, не может быть сколько-нибудь значимым без участия нашей страны. Россия ратифицировала   значительную часть многосторонних соглашений и конвенций в области экологии, и от ее позиции во многом зависит выполнение международных соглашений в экологической сфере. Как отмечает председатель Госкомэкологии В.И. Данилов Данильян, “российские территории с ненарушенными экосистемами занимают почти 65% площади страны (И млн. кв. км) и играют ключевую роль в процессах глобальной эко-динамики. Значение этого крупнейшего в мире Северного Евразийского центра стабилизации окружающей среды для восстановления биосферы Земли будет все больше возрастать”.

    Включение экологической проблематики в повестку дня нового раунда делает возможным распространение норм ВТО на такие вопросы, как экологические стандарты, в связи, с чем расширение компетенции ВТО в экологической сфере может иметь как положительные, так и отрицательные последствия для России. С одной стороны, данный процесс расширения компетенции ВТО может привести к регламентации и упорядочению экологических требований, предъявляемых развитыми странами по отношению к импорту России, что в определенной мере может способствовать снижению “зеленого протекционизма”, т.е. использования экологических требований в качестве нетарифных барьеров.

    С другой стороны, с точки зрения переговоров о присоединении России к ВТО экологические вопросы могут стать предметом серьезных дискуссий в связи с озабоченностью, высказываемой странами — членами ВТО, относительно масштабов загрязнения окружающей среды в России. Дальнейшая либерализация в экологической сфере может обернуться ростом требований по отношению к нашей стране и предприятиям, которые в условиях ухудшения мировой конъюнктуры на рынках сырья будут ограничены в возможностях финансирования природоохранных мероприятий. С позиций сегодняшнего дня нашей стране, несомненно, Предстоит пройти долгий путь, прежде чем она сможет добиться соответствия экологическим стандартам, принятым в развитых государствах мира.

    В соответствии с информацией, предоставленной Министерством окружающей среды и природных ресурсов, в первой половине лишь 3,6% всех зарегистрированных малых   и средних предприятий в России имели в своих уставных документах положения о защите окружающей среды. Из этих предприятий только 1/5 часть (0,7% общего количества малых и средних предприятий) осуществляла мероприятия по защите окружающей среды. В результате такого рода подхода со стороны российских предприятий происходила “деэкологизация производства и других секторов экономики: удельные выбросы загрязняющих средств в атмосферу в расчете на единицу ВВП увеличились в 1,3 раза, сбросы в водоемы — в 1,7 раза”.

    В то же время следует отметить, что начиная динамика спада экономического производства и динамика сокращения выбросов веществ в атмосферу выравнялись, а с, несмотря на начало экономического роста, динамика выбросов загрязняющих веществ продолжала неуклонно снижаться. Помимо этого, в последние несколько лет наметился определенный прогресс в области экологической сертификации российских предприятий, в том числе по отношению к международным экологическим стандартам ISO 14000, которые появились в международной практике и были утверждены в России. В течение в мире было выдано более 6 тыс. сертификатов ISO 14000, при этом российским предприятиям не было выдано ни одного сертификата. Первым российским предприятием, получившим сертификат ISO 14000, стал Вологодский подшипниковый завод. В соответствующие сертификаты получили “ЛУКОЙЛ”, “Северсталь”, а также ряд средних российских предприятий.

    В долгосрочной перспективе достижение международных экологических стандартов может принести российским предприятиям существенные экономические выгоды. Повышение стандартов экологичности производства, помимо выгод от улучшения экологической обстановки в стране для широких слоев населения, приведет к снижению финансовых потерь российских предприятий, связанных с загрязнением окружающей среды.

    Кроме того, рост экологических стандартов производства должен благоприятно отразиться на конкурентоспособности российского экспорта товаров в условиях, когда мировой спрос на экологически чистые товары растет. Опыт Вологодского подшипникового завода свидетельствует о том, что получение соответствующего экологического стандарта, а также миллионы потраченных рублей на природоохранные нужды окупились выходом предприятия на внешние рынки. Если раньше предприятие направляло всю свою продукцию на внутренний рынок, то теперь 1/5 часть продукции предприятия экспортируется за рубеж.

    Это же относится к российскому рынку товаров, где рост качества спроса потребителей побуждает отечественных производителей принимать на вооружение экологические стандарты. Помимо этого, российские поставщики услуг, прежде всего в сфере туризма и транспортных перевозок, также значительно выиграют от достижения международных экологических стандартов.

    Главной же проблемой для российских предприятий с точки зрения конкурентоспособности на мировых рынках, безусловно, останется дефицит как собственных, так и бюджетных средств для финансирования мероприятий по охране окружающей среды.

    Региональные интеграционные группировки. Одним из самых серьезных испытаний, угрожающих в настоящее время ВТО, является распространение региональных торговых группировок, которые фактически подрывают контроль над распространением преференциального режима в мировом хозяйстве. В случае если этот контроль со стороны ВТО будет потерян, вместо многостороннего механизма регулирования торговли и предоставления РНБ мировая торговля окажется опять в тисках двусторонних преференций, ограниченных узким кругом участников региональной группировки.

    Таким образом, мировая торговля стоит перед парадоксом — такие интеграционные группировки, как НАФТА, ЕС и АСЕАН, которые принято считать форпостами торговой либерализации, могут одновременно явиться могильщиками ВТО. Достаточно представить, что случится с правомочностью ВТО, если страны АТЭС (на данную группировку приходится более половины объема мировой торговли, который не включает торговых оборотов внутри ЕС) решат обособиться и предоставлять торговые уступки только в рамках своего объединения.

    Тем не менее, как отмечает Э.Е. Обминский, превращение торговых блоков в “крепости” для других торгово-экономических группировок — явление, безусловно, негативное, но не превалирующее. Вполне вероятно, что “ускорение развития производительных сил в таких блоках, ужесточение конкуренции в связи с отсутствием в них искусственных межстрановых преград будут еще более выталкивать производство и торговлю на мировой рынок. В экономически более слабых группировках Африки и Латинской Америки торговля с внешним миром, особенно с развитыми странами, продолжает развиваться быстрее, чем внутренняя, поэтому проблема дискриминации не так ощутима, как в развитых странах.

    В последние годы региональные интеграционные группировки получили особое распространение: в ВТО уже зарегистрировано более 200 таких группировок, из которых более. Озабоченность со стороны ВТО вызывает также то, что до сих пор не подтверждено соответствие подавляющего большинства интеграционных группировок нормам ВТО — более 50 рабочих групп ГАТТ, которые пытались прийти к соглашению относительно соответствия существующих интеграционных группировок правилам ГАТТ, так и не достигли консенсуса.

    Нормы ВТО содержат три основных критерия образования и функционирования региональных интеграционных группировок. Во-первых, средний уровень торговых барьеров интеграционной группировки не должен повышаться после ее образования (п. 5 ст. XXIV ГАТТ). Во-вторых, все тарифы и прочие торговые барьеры должны быть отменены по отношению к значительной части торговых потоков в течение разумно короткого периода времени (п. 8 ст. XXIV ГАТТ). Наконец, все региональные группировки должны быть зарегистрированы в секретариате ВТО. Следует признать, что содержание ст. XXIV ГАТТ, в которой приводятся критерии создания и функционирования региональных группировок, во многом двусмысленно и расплывчато. Так, неясно, как определить средний уровень торговых барьеров группировки, что такое “разумно короткий период времени” и “значительная часть торговых потоков”. Основная задача, которую ставит перед собой ВТО после министерской конференции в Катаре, заключается в прояснении данных норм, что неизбежно повлечет за собой активную работу по установлению соответствия функционирования региональных группировок правилам ВТО.

    На фоне активизации ВТО в определении своей политики по отношению к региональным группировкам Россия принимает дальнейшие меры по продвижению экономической интеграции на постсоветском пространстве. Мощный экономический рост в России в течение последних нескольких лет, который оказал положительный эффект на экономическое развитие наших соседей по СНГ, придал новый импульс процессам интеграции. В Астане президентами Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана был подписан договор об учреждении ЕврАзЭС. Главной целью ЕврАзЭС является последовательная экономическая интеграция в направлении таможенного союза и единого экономического пространства.

    Несмотря на признаки ускорения интеграционных процессов, следует признать, что на данный момент интеграция в рамках “евразийской пятерки” должна пройти значительный путь, прежде чем ЕврАзЭС станет полноценной интеграционной группировкой, отвечающей критериям таможенного союза. Так, по словам заместителя генерального секретаря сообщества ЕврАзЭС Н. Исингарина, “общий таможенный тариф России, Белоруссии и Казахстана, который распространяется на около 11 тысяч позиций, совпадает, Помимо уровня таможенных ставок, важной задачей на пути к таможенному союзу должна стать унификация внешнеторгового законодательства (прежде всего Таможенного кодекса), что играет важную роль в процессе присоединения стран — членов ЕврАзЭС к ВТО. На сегодняшний день из всей “евразийской пятерки” лишь Киргизия является членом ВТО, в то время как остальные страны находятся на разных этапах процесса присоединения к данной организации, что в свою очередь требует определенной координации усилий членов ЕврАзЭС в процессе ведения переговоров со странами — членами ВТО.

    Необходимость координации процесса вступления в ВТО вызвана тем, что страны союза, вступающие в ВТО в более ранние сроки, в некоторой степени определяют условия, на которых будут присоединяться к данной организации другие страны — члены интеграционной группировки. Действительно, первоочередное присоединение одной из стран союза к ВТО не позволяет в дальнейшем этой стране повышать свои импортные пошлины. В то же время при образовании единого таможенного союза (предполагающего унификацию уровней тарифов) остальные страны в процессе присоединения к ВТО могут быть вынуждены снизить свои тарифы до уровня, который был установлен первопроходцем в лоно ВТО.

    Вместе с тем следует учитывать тот факт, что неупорядоченная интеграция, которая сопровождается раздачей “особых” преференций, может негативно сказаться на присоединении члена интеграционной группировки к ВТО. Это в свою очередь диктует необходимость учета Россией требований ВТО в процессе интеграции в рамках ЕврАзЭС.

    Соблюдение прав интеллектуальной собственности. Проблема защиты прав интеллектуальной собственности была затронута на министерской конференции ВТО в Катаре, прежде всего в контексте ряда уступок, сделанных в пользу развивающихся стран в области здравоохранения. С точки зрения процесса присоединения России к ВТО основной проблемой станет выполнение положений ТРИПС и снижение уровня, так называемого интеллектуального пиратства. В данной области российская сторона сделала значительный прогресс в законодательной сфере, однако, как обычно, главная проблема заключается в выполнении норм российского законодательства.

    В соответствии с оценками Международного союза защиты интеллектуальной собственности, “интеллектуальные пираты” контролировали 90% российского рынка американской кинопродукции и 70% российского рынка американской аудиопродукции. По данным российских источников в МВД, 20% видеопродукции и 65% аудиопродукции, реализуемой в Москве, было контрафактной, в то время как доля контрафактной продукции в регионах достигает 90%. Таким образом, несмотря на некоторое снижение уровня “интеллектуального пиратства” в России за последние годы, его абсолютный уровень остается высоким.

    В последнее время наблюдается определенное улучшение ситуации, связанное с более жестким обеспечением выполнения действующих законов (что признается экспертами Американской ассоциации защиты прав на интеллектуальную собственность НРА), а также с принятием новых законодательных актов. Большинство этих документов соответствует правилам, принятым в ВТО, а также иным принципам, используемым в международной практике: были приняты законы о защите патентов, торговых марок и компьютерных баз данных,  вступил в силу Закон о защите авторских прав. С действует статья российского Уголовного кодекса, предусматривающая наказание за пиратское копирование программных продуктов делового назначения и видеофильмов. Деловые круги предпринимают шаги, направленные на повышение стандартов защиты прав интеллектуальной собственности: различные профессиональные ассоциации и объединения признали правила, направленные на предотвращение интеллектуального пиратства.

    Несмотря на развитие законодательной базы для защиты прав интеллектуальной собственности, основной предпосылкой для коренного улучшения в данной области является развитие малого бизнеса, среднего класса и рыночных отношений в России, в результате чего образовался бы мощный класс собственников авторских прав, заинтересованных в создании механизмов защиты своей собственности. Такого рода группы защиты интересов собственников авторских прав уже существуют в России — например, была учреждена издательская ассоциация “Авторы и издатели против пиратства”. Однако, как отмечает российский экономист Л. Сабельников, “пока это лишь единичные случаи совместного выступления российских предпринимателей в качестве поборников исполнения законов”.

    Краткий обзор наиболее актуальных проблем выполнения Россией норм ВТО в “новых сферах” компетенции данной организации показывает, что по ряду направлений внешнеэкономической либерализации Россия может столкнуться с определенными трудностями. При этом наиболее проблемными “новыми сферами”, с точки зрения России, следует признать положения ТРИМС (инвестиционная сфера) и ТРИПС (защита прав интеллектуальной собственности), что сопряжено с необходимостью не только изменения российского законодательства, но и принятия мер по его последовательному выполнению.

    Стратегические аспекты присоединения России к ВТО

    Защита национальных интересов в процессе присоединения России к ВТО предполагает решение двух взаимосвязанных задач — обеспечение оптимальных сроков вступления в ВТО, а также выработку приемлемой исходной позиции нашей страны перед присоединением к ВТО. При этом важно отметить, что затягивание процесса присоединения к ВТО отнюдь не обязательно приводит к укреплению исходной позиции России. Пример переговорного процесса Китая и ВТО свидетельствует о том, что затягивание сроков вступления может привести к росту объема требований по отношению к кандидату на вступление в организацию.

    С точки зрения выработки благоприятных условий для присоединения к ВТО следует отметить, что на первых этапах переговорного процесса с ВТО Россия неоднократно повышала импортные пошлины в целях укрепления своей исходной позиции. Действительно, чем выше изначальный уровень импортных тарифов, тем больше объем уступок, который она может получить от контрагентов в обмен на снижение пошлин. При этом основным фактором, который принуждал российскую сторону повышать пошлины, явилось то, что таможенный тариф можно повысить лишь до вступления в ВТО, после чего это сделать уже практически невозможно. Что также крайне важно, на первых этапах внешнеторговой либерализации степень защиты внутреннего рынка оказалась крайне низкой, что объективно требовало разработки средств таможенно-тарифной защиты российских производителей и временного повышения импортного тарифа.

    В ходе переговорного процесса представители ВТО высказались против повышения таможенных барьеров Россией, угрожая затягиванием переговоров в случае дальнейшего повышения импортных тарифов в период переговорного процесса. В результате эпизодическое повышение импортного тарифа со стороны России, как, например, приводило к затягиванию переговоров. В дальнейшем позиция России изменилась — в была начата внешнеторговая реформа, которая сопровождалась рационализацией структуры импортного тарифа и его снижением с 13 до 11%. Снижение таможенных барьеров во многом диктовалось потребностями экономического развития в после-кризисный период, однако отчасти такого рода шаг со стороны России был также направлен на ускорение переговорного процесса со странами ВТО. В правительство решило пойти еще дальше и пересмотреть ограничения по доступу на рынок финансовых услуг, а также импортные пошлины на продукцию черной металлургии, автопрома, авиапромышленности и фармацевтику. При всей целесообразности дальнейшей внешнеторговой либерализации в России, стратегические соображения требуют учета специфики переговорного процесса с ВТО.

    В этой связи, как отмечает известный специалист в области взаимоотношений России и ВТО А. Полуэктов, наш российский подход к проблеме участия в ВТО имеет сугубо прагматический характер: ускорение присоединения не должно достигаться за счет ухудшения условий для России. Переговорная практика ВТО показывает, что недостаточно продуманные далеко идущие обязательства могут обернуться тяжелыми потерями для национальных экономических интересов”. Таким образом, зависимость между сроками присоединения к ВТО и переговорной позицией страны далеко неоднозначна,— с одной стороны, затягивание переговоров может привести к ослаблению переговорной позиции, однако, с другой стороны, “революционные” темпы принятия на себя обязательств по отношению к ВТО также чреваты потерями для национальных интересов России.

    Прецедент стратегии, предусматривавшей крайне сжатые сроки присоединения к ВТО, есть: это — Китай, который вел переговоры о вступлении с этой организацией еще. В Китай присоединился к действующему в рамках ГАТТ Международному соглашению по торговле текстилем на правах развивающейся страны, подал заявку на восстановление статуса полноправного участника ГАТТ, а была образована рабочая группа ГАТТ по принятию Китая в данную организацию. Всего за период рабочая группа заседала 19 раз.

    Парадоксально, но именно в результате чрезмерного рвения со стороны Китая эта страна не успела стать членом ГАТТ еще до образования ВТО, что несомненно, давало бы определенные преимущества. Все дело в том, что с самого начала Пекин делал очень существенные уступки странам — членам ГАТТ. Это касалось как соглашений по тарифным, так и по нетарифным барьерам. Когда же представители китайской стороны решили отказаться от уже сделанных уступок, ответом со стороны ГАТТ/ВТО стало ужесточение режима принятия Китая в организацию.

    В результате даже снижение импортных тарифов по 5000 товарным позициям, которое одновременно снижало ставку средневзвешенного импортного тарифа с 36 до 23%, оказывалось недостаточным. В области так называемых “новых сфер” компетенции ВТО Китай повторил ту же ошибку, заключив соглашение с США о защите прав на интеллектуальную собственность, после чего количество нарушений в этой области с его стороны увеличилось в несколько раз, а США и Китай оказались на пороге торговой войны. Последнее резко затрудняло достижение соглашения между двумя странами в рамках переговорного процесса по принятию Китая в ВТО.

    В дальнейшем позиция Китая изменилась — согласно заявлениям представителей этой страны, “основополагающие интересы не будут обменены на допуск в ВТО”. Во многом такого рода позиция была также продиктована тем, что, по оценкам китайских специалистов, “принятие на себя всех прав и обязанностей члена ВТО в полном объеме принесет Китаю значительные трудности. Но крайней мере в первые 5-10 лет экономические потери превысят дополнительные валютные и прочие поступления”.

    Нельзя не заметить то, в какой степени схожи позиции России и Китая в переговорном процессе с ВТО. Экономика обеих стран переживает переходный период и фактически делится на две части — рыночную, в основном экспорто-ориентированную, и отсталую, в основном государственную, существующую преимущественно за счет дотаций от государства. У наших стран фактически одинаковы “проблемные сферы во внешнеторговой системе”, впрочем, как и “проблемные контрагенты” в процессе вступления в ВТО. Все это в свою очередь диктует необходимость учета опыта Китая в переговорном процессе.

    В то же время следует отметить, что существуют факторы, вынуждающие Россию ускорить процесс вступления в ВТО. Одним из них является создание Россией совместно с рядом стран СНГ таможенного союза, причем страны, входящие в данную интеграционную группировку, уже подали соответствующие заявки на вступление в ВТО. Более того, в  ВТО была принята Киргизия — один из членов таможенного союза. Принятие в ВТО стран таможенного союза раньше Российской Федерации может привести к предъявлению требований по отношению к нашей стране принять условия, близкие к тем, на которых был принят в ВТО ее партнер по союзу. Кроме того, с принятием стран таможенного союза в ВТО и параллельным снижением импортных пошлин в этих странах до более низкого уровня, чем в России или в целом по таможенному союзу, эффективная ставка импортного тарифа России снижается, что отражает более низкий уровень защиты отечественного рынка.

    Однако важнейшим фактором, побуждающим Россию к ускорению процесса присоединения к ВТО, является продолжающийся процесс либерализации торговли в рамках ВТО, что неуклонно увеличивает объем условий и требований по отношению к кандидатам на вступление в организацию. Таким образом, издержки, связанные с оторванностью России от процесса глобализации в рамках ВТО, со временем возрастают, что делает присоединение России к ВТО все более сложным.

    Действие всех этих противоречивых факторов по отношению к темпам вступления России в ВТО не должно привести к перепадам в переговорной стратегии России, в противном случае процесс может значительно затянуться или быстро завершиться на условиях, очень невыгодных для нашей страны. Задачи России в ходе переговорного процесса должны быть четко отделены от долгосрочных задач по либерализации экономики и укреплению ее рыночного потенциала.

    Выгоды и издержки в процессе присоединения России к ВТО

    С точки зрения императивов национальных интересов России характерной особенностью внешнеторговой либерализации в переходный период является то, что основные выгоды от нее приходят в более отдаленной перспективе по сравнению с социально-экономическими издержками, которые наступают значительно быстрее. В макроэкономической сфере снижение импортных пошлин увеличит проникновение зарубежной продукции на отечественный рынок, что неизбежно повлечет за собой рост безработицы в неконкурентоспособных секторах экономики. Кроме того, снижение пошлин может также болезненно сказаться на бюджетных доходах.

    В более долгосрочной перспективе выгоды начнут превалировать над потерями, прежде всего благодаря притоку в Россию иностранных инвестиций. Потери России в краткосрочной перспективе будут в основном относиться к внутриэкономической сфере отраслевой и региональной реструктуризации, в то время как выгоды в долгосрочной перспективе будут преимущественно касаться внешнеэкономических аспектов интеграции регионов и отраслей в мировое хозяйство.

    Такого рода временное распределение выгод и издержек от внешнеэкономической либерализации в России в рамках ВТО основывается на родстве процессов внешнеэкономической либерализации и интеграции страны в мировое хозяйство. С этой точки зрения статический эффект от интеграции во многом аналогичен издержкам и выгодам, которые получает национальная экономика от реструктуризации отраслей и регионов в процессе внешнеэкономической либерализации в краткосрочной перспективе. Соответственно, динамический эффект от интеграции аналогичен долгосрочным выгодам, которые получает Россия от либерализации в рамках ВТО.

    Важным положительным фактором присоединения России к ВТО является преодоление дискриминации России на мировых рынках благодаря использованию институционально-правового механизма ВТО. С точки зрения бывшего министра внешней Торговли М. Фрадкова, “вступление в ВТО должно прекратить дискриминацию нашей экономики, позволить России добиваться увеличения вывозных квот и развернуть общепринятую систему защитных мер для своего рынка”.

    Одним из путей преодоления дискриминации за счет использования органов и процедур ВТО является открытие доступа России к ОУС ВТО, что должно способствовать более надежной защите интересов отечественных производителей на международной арене. Тот факт, что Россия не является членом ВТО, позволяет ее странам-членам отклоняться от правил и общего духа организации в отношениях с нашей страной. Присоединение России к ВТО открывает возможность нашей стране напрямую использовать механизм урегулирования споров ВТО. Ключевыми звеньями в данном механизме являются Орган урегулирования споров и апелляционная комиссия, работа которых обеспечивает эффективное рассмотрение конфликтных ситуаций в достаточно сжатые сроки.

    Несмотря на безусловные выгоды от открытия доступа России к механизму ОУС, следует отметить, что в функционировании ОУС до сих пор существует ряд недостатков, которые ограничивают его эффективность, Среди этих недостатков следует отметить, прежде всего, несовершенство норм и правил функционирования ОУС, которые не налагают (или крайне не оперативно применяют) санкции по отношению к стране, которая после вынесения вердикта ОУС продолжает нарушать нормы ВТО. На министерской конференции в Дохе (Катар) страны — члены ВТО договорились о начале переговоров по совершенствованию функционирования ОУС, при этом крайним сроком для достижения соглашения является, после чего ВТО ставит задачу по скорейшему выполнению достигнутых договоренностей.

    Другим позитивным аспектом присоединения к ВТО является создание на российском рынке правового пространства, которое было бы адекватно международным нормам, в том числе и нормам ВТО. Наряду с укреплением рыночных структур в российской экономике такое правовое пространство, безусловно, способствовало бы дальнейшей интеграции России в мировое хозяйство посредством увеличения открытости экономики для зарубежных контрагентов и совместимости национальной системы регулирования экономики с общепринятой практикой. Важной составной частью включения России в систему такого правового пространства является “международно-правовая защита, гарантируемая принципами и нормами ГАТТ”, включающая такие важные положения, как “режим наибольшего благоприятствования и национальный режим для товаров, экспортируемых и импортируемых российским предпринимателем, а также защиту от так называемых технических барьеров в торговле”.

    Вступление в ВТО также позволит России непосредственно участвовать в принятии основных решений по поводу дальнейшей либерализации мировой торговли с учетом национальных интересов. Наконец, присоединение России к ВТО — это залог стабильности и предсказуемости экономического развития и сотрудничества с внешним миром.

    Совокупность выгод и потерь от внешнеторговой либерализации в рамках ВТО, в конечном счете, диктуется соображениями национальных интересов, которые в свою очередь формируются на основе геополитических факторов, традиций и экономической мощи государства на мировой арене. При этом, как отмечает один из ведущих российских политологов К. Гаджиев, “главная составляющая национального интереса — это императив самосохранения государства”.

    Сфера национальных интересов не должна рассматриваться как область нагнетания конфликта между глобальными и национальными тенденциями развития. Наоборот, в основе национальных интересов всегда должен лежать, возможно, более полный учет глобальных процессов. При этом, однако, важно обеспечить не подчиненное приспособление страны к процессу глобализации, а максимально равноправное ее участие в данном процессе с возможностью участия в определении направлений глобализации. Таким образом, со стратегической точки зрения защита национальных интересов должна носить активный, а не пассивный характер.

    Проведение активной политики по отношению к процессу глобализации означает, что сферой национальных интересов является не ограждение внутренних производителей от конкуренции и не консервация существующего экономического уклада, а постоянное генерирование качественно новых конкурентоспособных комплексов отраслей, которые ориентируются на долговременные тенденции развития мирового хозяйства, что в свою очередь позволяет преодолеть близорукость в проведении экономической политики. В основе защиты национальных интересов должны лежать не изоляционизм, а курс на интеграцию в мировое хозяйство, не консервация уклада хозяйствования, а его постоянное реформирование.

    Способность придерживаться активной стратегии в деле отстаивания национальных интересов, безусловно, зависит от экономической мощи государства, его роли в мировой торговле. Пример Китая достаточно ясно показывает, как по мере динамичного развития его экономики такие страны, как США, все больше считаются с позицией Китая в вопросах международных экономических отношений. Вместе с тем малым странам, не играющим заметной роли в мировой торговле, объективно приходится быть ведомыми в процессе глобализации мировой экономики, что вынуждает их занимать ниши мирового рынка, оставленные ранее передовыми странами. В то же время следует заметить, что для малых стран процесс адаптации к условиям глобализации, определяемым ведущими экономическими державами — членами ВТО, является менее болезненным, чем для крупных стран, таких, как Россия и Китай. В связи с этим Россия должна сделать урегулирование условий интеграции в мировое хозяйство на этапе присоединения к ВТО насколько возможно контролируемым.

    Огромный потенциал российской экономики не только оправдывает, но и настоятельно диктует проведение активной политики защиты национальных интересов в условиях глобализации. С точки зрения процесса присоединения России к ВТО это предполагает использование всех имеющихся у страны возможностей для долговременной, надежной и адекватной национальным приоритетам интеграции российской экономики в мировое хозяйство.

    Настоятельность защиты национальных интересов в экономической сфере, даже в тех случаях, когда она эпизодически входит в противоречие с процессом глобализации и долгосрочными тенденциями развития мирового хозяйства (при всей нежелательности такого рода сценария), оправдывается двумя основными факторами.

    Во-первых, это дуализм между процессом экономической либерализации и политическим консерватизмом в мировом хозяйстве — опережающее развитие экономической либерализации по сравнению с процессами политической мобилизации общества неизбежно приводит государство к необходимости заключения экономического процесса глобализации в политически приемлемые рамки. Кроме того, по мере роста экономической интернационализации увеличивается разрыв между авангардом (прежде всего крупнейшими ТНК) и арьергардом мирового хозяйства, при этом крупнейшие ТНК могут неадекватно учитывать последствия своих действий для объективных национальных интересов отдельных государств. Возникает типичный случай внешних эффектов на международной экономической арене, причем влияние такого рода внешних эффектов далеко не обязательно является положительным для стран, которые находятся на обочине процесса глобализации.

    Вторым фактором, оправдывающим приоритетную защиту национальных интересов, является фиаско рынка, которое заключается в его неспособности адекватно оценить национальные традиции и политические императивы самосохранения государства. В определенной степени фиаско рынка является следствием наличия внешних эффектов между экономической и политической сферами в международных отношениях. Для России это тем более актуально, учитывая ряд особенностей экономической системы, унаследованных от советского периода. Возникновение масштабных неплатежей, а также крайне высокая региональная дифференциация требуют большей детализации и проработки элементов экономической политики, основанной на стандартном рыночном подходе к решению экономических проблем в России.

    С этой точки зрения терпит неудачу обоснование национальных интересов не только исключительно на почве стандартных рыночных моделей, но и на идеологических принципах. Как отмечал А. Шлезингер, “долг жертвенности индивидуума и долг государства заботиться о самосохранении противоречат друг другу. Это исключает возможность оценивать действия государств с позиций чисто индивидуальной нравственности”. На практике это означает, что идеологическая подоплека процесса внешнеторговой либерализации по принципу “либерализация ради либеральных идей” является угрозой национальным интересам, как и фетишизация любой другой идеологии в контексте международных экономических отношений — “никто не имеет нрава быть бескорыстным, имея дело с интересами других людей”. Отсюда следует неприемлемость политизации переговорного процесса России с ВТО в сторону крайнего либерализма или же полного изоляционизма по отношению к процессу глобализации.

    Таким образом, защита национальных интересов всегда должна предполагать сочетание элементов реформизма и консерватизма. Применительно к процессу присоединения России к ВТО это означает, что общим курсом России в долгосрочной перспективе должна стать ориентация на полноправное вхождение в мировое хозяйство с целью включения в борьбу за лидерство в ряде отраслей мировой экономики. Именно активное участие в рамках ВТО призвано обеспечить необходимый динамизм в развитии российской экономики, что отвечает национальным интересам страны в долгосрочном плане. В этом контексте процесс присоединения России к ВТО следует ассоциировать с главными и долгосрочными составляющими национального интереса (в противовес переменным и конъюнктурным), которые определяются фундаментальными политическими и экономическими реалиями мирового хозяйства.

    В то же время в краткосрочном плане в основе национальных интересов должна лежать минимизация неизбежных издержек в области макроэкономики, отраслевого и регионального развития. Это в свою очередь диктует необходимость учета российской специфики в процессе выработки ее обязательств по отношению к странам — членам ВТО, в том числе за счет применения практики переходных периодов по отношению к ряду отраслей российской экономики.

    В отраслевой сфере осуществление либерализации необходимо проводить с учетом взаимного влияния процесса реструктуризации различных отраслей. С этой точки зрения в переговорной стратегии России следует отказаться от одностороннего и универсального подхода в отношении отраслевой либерализации — необходимо учитывать специфику каждой конкретной отрасли в процессе принятия на себя обязательств перед странами ВТО.

    Защита национальных интересов приобретает особое значение в процессе внешнеторговой либерализации по отношению к региональному развитию. В условиях динамичной интернационализации мирового хозяйства сохранение политической и экономической консолидации российских регионов, составной части проблемы национальной безопасности, является ключевым императивом национальных интересов в экономической сфере. В связи с этим одной из основных задач для России в период ее присоединения к ВТО является учет фактора равномерности регионального развития в процессе внешнеэкономической либерализации.

    Особенности процесса переговоров о присоединении России к ВТО

    С точки зрения Всемирной торговой организации и ее стран членов учет национальной специфики диктуется необходимостью придания устойчивости системе международного регулирования торговли. Следует отметить, что в рамках ВТО разработана достаточно гибкая система условий, предъявляемых странам, претендующим на вступление в эту организацию.

    Так, в соответствии с результатами Уругвайского раунда была введена практика дифференциации переходных периодов для различных категорий стран (развитых, развивающихся, стран с переходной экономикой). В этой связи в рамках ВТО Россия может использовать те льготы, которые предоставляются данной организацией странам с переходной экономикой. Это в свою очередь является одной из важных причин, обусловливающих необходимость сохранения и использования Россией своего статуса страны с переходной экономикой в международных экономических отношениях.

    Российский экономист А. Кондаков выделил четыре основных преимущества, которые Россия получает от своего статуса страны с переходной экономикой. Данный статус, во-первых, “фиксировал начало реальных рыночных преобразований” (другими словами, национальную специфику стартовой позиции при проведении экономических реформ), во-вторых, служил некоторым оправданием болезненному характеру экономического развития России, в-третьих, способствовал привлечению финансовой помощи Запада и, наконец, позволял надеяться на отмену дискриминации со стороны Запада по отношению к российскому экспорту.

    С течением времени выгоды от увеличения кредитов, предоставленных развитыми странами, стали сомнительными в связи с непомерным ростом долгового бремени. Поиск оправданий экономическим неудачам в связи с переходным периодом все больше опровергался успехами таких стран, как Чехия, Польша, Венгрия, Словения. В этой связи было очевидно, что если и существует какая-либо специфика российской экономики, то она не исчерпывается только статусом переходной экономики. В то же время, пока Россия остается вне рамок ВТО, возможности для дискриминации российского экспорта остаются практически неограниченными именно на основании того, что, будучи страной с переходной экономикой, Россия не является страной с рыночной экономикой. Как отмечает А. Кондаков, “концепция “переходности”, сыграв на начальных этапах реформ полезную роль, перестала быть инструментом, позволяющим эффективно отстаивать национальные интересы”.

    Вполне очевидно, что в будущем статус переходной экономики будет входить в противоречие с дальнейшим развитием рыночных отношений в России и с приоритетной задачей получения Россией рыночного статуса ее экономики. В то же время в краткосрочной перспективе в процессе присоединения России к ВТО статус переходной экономики даст России возможность использовать соответствующие льготы в рамках ВТО, которые предусматривают предоставление переходных периодов в ряде ключевых сфер внешнеторговой либерализации. Кроме того, статус переходной экономики позволит России в большей мере учесть специфику российской экономики после присоединения к ВТО и начала новых раундов внешнеторговой либерализации. В целом же присоединение России к ВТО должно стать важным шагом на пути преодоления навязываемой России взаимосвязи между не рыночностью ее экономики и статусом переходной экономики.

    Однако учет национальной специфики в рамках ВТО не должен ограничиваться лишь использованием Россией статуса переходной экономики — российская сторона может и должна пойти дальше в определении национальных особенностей отечественной экономики, которые помимо макроэкономических аспектов также включают региональные и отраслевые факторы.

    В этой связи следует подчеркнуть, что условия вступления в названную организацию каждого государства являются объектом переговоров и в целом ряде случаев носят индивидуальный характер. У каждой страны есть определенные возможности выбора обязательств в области тарифных ставок и нетарифных барьеров. Эти и ряд других параметров являются объектом переговоров и должны быть согласованы между всеми заинтересованными сторонами, так что окончательное решение представляет собой результат широкомасштабного компромисса.

    В рамках ВТО, где большое внимание уделяется выполнимости предъявляемых требований, наряду с правилами существуют допущения на особенность национальной экономики, которые вырабатываются в процессе переговоров. В последнее время требования со стороны развивающихся стран по учету трудностей, связанных с внешнеэкономической либерализацией в “третьем мире”, значительно усилились. В результате на министерской конференции в Дохе страны ВТО договорились о совершенствовании и уточнении существующих норм ВТО, касающихся преференциального режима выполнения обязательств странами — членами организации, что, прежде всего, относится к льготам, предоставленным ВТО для развивающихся стран.

    С точки зрения кандидатов на вступление в ВТО, начальная стадия разработки условий присоединения к ВТО хотя и долговременна, однако, содержит достаточно возможностей для  должного учета национальной специфики страны — кандидата на принятие в ряды организации.

    Основными механизмами, которыми Россия могла бы воспользоваться для защиты своих национальных интересов в процессе переговоров, является дифференциация длительности переходных периодов по группам стран, а также обязательств по присоединению к отдельным соглашениям ВТО (например, к соглашениям по либерализации отдельных секторов или отраслей экономики, таких, как соглашения ВТО по телекоммуникациям или по либерализации авиационной отрасли).

    Важный вывод состоит в том, что в рамках ВТО существует достаточно возможностей для выработки требований и обязательств, учитывающих национальные специфику и интересы. Таким образом, ВТО не является проводником насильственной конвергенции национальных экономических систем — в рамках данной организации существуют механизмы и нормы, которые дают возможность учесть специфику экономики стран-членов. Более того, некоторая степень дивергенции экономических систем необходима для дальнейшего продвижения внешнеторговой либерализации в ВТО, так как только возможность дивергенции национальных экономических (а, следовательно, и социально-культурных) моделей может обеспечить политический консенсус для начала очередного раунда торговой либерализации. В конечном счете, учет национальной специфики экономики отдельных стран позволяет в определенной степени примирить политические и экономические факторы в процессе глобализации мировой экономики.

    Необходимость учета национальной специфики в процессе внешнеторговой либерализации при одновременном признании ограниченности универсальных рецептов “рыночного фундаментализма” получает растущее признание. Так, профессор международной политэкономии Гарвардского университета Д. Родрик считает, что “идея глобального капитализма в принципе неосуществима. Капитализм — национальное явление успешно работающих моделей капитализма столько же, сколько индустриально развитых стран”. Основным выходом из кризисных явлений в глобальной экономике, с точки зрения Родрика, должен стать “режим мирного сосуществования национальных капитализмов”. Другими словами, для того чтобы сделать экономическое развитие более устойчивым в условиях свободной торговли, необходим плюрализм различных национальных экономических систем.

    Очевидно, что ВТО не собирается ждать, пока новые сферы торговой либерализации охватят не только членов этой организации, но и другие страны, в частности Россию. В этих условиях со стороны ВТО неуклонно растет уровень требований по отношению к экономике и внешнеторговой политике стран-кандидатов, при этом, для того чтобы не создавать разрыва в процессе интеграции внутри самой организации, соблюдение прежних и вновь утверждаемых требований ужесточается.

    В основе национального интереса России в процессе присоединения к ВТО лежит выработка условий присоединения к данной организации, которые позволили бы достичь баланса между либерализацией экономики и сохранением устойчивости отраслевого и регионального развития в соответствии с требованиями экономической безопасности. Данный баланс в свою очередь определяется спецификой экономической системы каждой конкретной страны, что требует безусловного учета особенностей экономической системы России в процессе ее присоединения к ВТО.

    Такого рода стратегия тем более важна, учитывая тот факт, что издержки, связанные с отрыгнем российской экономики внешней конкуренции, могут быть значительными в краткосрочной перспективе. В то же время, как отмечается в работе, в рамках ВТО существуют нормы, позволяющие в определенной мере учесть национальную специфику в процессе внешнеэкономической либерализации. Для России наиболее актуальным является использование практики переходных периодов для выполнения ряда требований ВТО по вступлению в данную организацию.

    В целом, несмотря на объективную заинтересованность России в присоединении к ВТО, ее позиция в отношениях с данной организацией далеко не является подчиненной — ВТО также нуждается в привлечении России к всемирному торговому форуму. Дело в том, что любая экономическая интеграция со временем упирается в необходимость усиления авторитета организации на политическом уровне. Европейский союз уже осознал важность этой истины для своей жизнеспособности — для многих в ЕС ясно, что такой шаг, как, например, введение в обращение единой валюты, требует определенного делегирования политических полномочий, а также большей политической приверженности стран — членов сообщества делу интеграции.

    В ВТО эту проблему, похоже, также осознают. Согласно заявлениям бывшего главы ВТО Р. Руджеро, дальнейшему развитию ВТО крайне необходимо придать мощный политический импульс. Учитывая тот политический вес, который имеет Россия в современных международных отношениях, ее исключение из процесса развития ВТО грозит сохранением многих из существующих на данный момент глобальных проблем. Последнее относится к таким глобальным вопросам, как энергетическая обеспеченность, экологическая безопасность, пути преодоления все возрастающего экономического неравенства, а также противостояние по линии Север-Юг. Именно взаимовыгодное сотрудничество России и стран ВТО, способствующее достижению наиболее полного политического согласия и экономической безопасности, следует считать той долговременной основой, на базе которой может и должно развиваться взаимодействие между ВТО и Россией.

    В этом отношении отрадно, что действующий глава ВТО М. Мур выступил в поддержку скорейшего присоединения России к ВТО. Обвинив некоторые страны — члены организации в “близоруком подходе” к вопросу о членстве нашей страны в ВТО, г-н Мур заявил о том, что развитие российской экономики и ее членство в организации отвечают интересам всех стран — членов Всемирной торговой организации.



    тема

    документ Внешняя торговля
    документ Государственное регулирование внешней торговли
    документ Значение внешней торговли для экономики России
    документ Международная торговля товарами и услугами
    документ Мировая торговля

    Получите консультацию: 8 (800) 600-76-83
    Звонок по России бесплатный!

    Не забываем поделиться:


    Загадки

    Стрелка покажет 1 или 2?



    посмотреть ответ


    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Загадки

    Есть пять человек разных национальностей, которые проживают в 5 домах. Каждый дом имеет свой цвет, отличный от цвета других домов. Каждый из этих людей курит и предпочитает определенный сорт сигарет. У каждого из этих людей есть по одному домашнему животному. Каждый из этих людей пьет свой любимый вид напитка.

    посмотреть ответ
    важное

    Новая помощь малому бизнесу
    Изменения по вопросам ИП

    Новое в расчетах с персоналом в 2023 г.
    Отчет по сотрудникам в 2023 г.
    НДФЛ в 2023 г
    Увеличение вычетов по НДФЛ
    Что нового в патентной системе налогообложения в 2023
    Что важно учесть предпринимателям при проведении сделок в иностранной валюте в 2023 году
    Особенности работы бухгалтера на маркетплейсах в 2023 году
    Риски бизнеса при работе с самозанятыми в 2023 году
    Что ждет бухгалтера в работе в будущем 2024 году
    Как компаниям МСП работать с китайскими контрагентами в 2023 г
    Как выгодно продавать бухгалтерские услуги в 2023 году
    Индексация заработной платы работодателями в РФ в 2024 г.
    Правила работы компаний с сотрудниками с инвалидностью в 2024 году
    Оплата и стимулирование труда директора в компаниях малого и среднего бизнеса в 2024 году
    Правила увольнения сотрудников коммерческих компаний в 2024 г
    Планирование отпусков сотрудников в небольших компаниях в 2024 году
    Как уменьшить налоги при работе с маркетплейсами
    Как защитить свой товар от потерь на маркетплейсах
    Аудит отчетности за 2023 год
    За что и как можно лишить работника премии
    Как правильно переводить и перемещать работников компании в 2024 году
    Размещение рекламы в интернете в 2024 году
    Компенсации удаленным сотрудникам и налоги с их доходов в 2024 году
    Переход бизнеса из онлайн в офлайн в 2024 г
    Что должен знать бухгалтер о сдельной заработной плате в 2024 году
    Как рассчитать и выплатить аванс в 2024 г
    Как правильно использовать наличные в бизнесе в 2024 г.
    Сложные вопросы работы с удаленными сотрудниками
    Анализ денежных потоков в бизнесе в 2024 г



    ©2009-2023 Центр управления финансами.