Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Полезные статьи » Виртуальная среда как предмет социологии

Виртуальная среда как предмет социологии

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором

Виртуальная среда как предмет социологии

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Виртуальная среда как социальный феномен
  • Internet-коммуникации в социологических исследованиях
  • Методы исследования поведения человека в виртуальной среде

    Виртуальная среда как социальный феномен

    Изменение структур повседневности связано с глобальными процессами, которые происходят в развитых странах. Прежде всего, к этим процессам мы относим формирование сети Internet, как важнейшего фактор, который определяет развитие социальных структур, социальных отношений и затрагивает отношения ю всех сферах социальной жизни. Когда мы говорим) социальных проблемах, связанных с развитием, но иных коммуникативных средств, то прежде всего мы обращаем внимание на то, как изменяется повседневная жизнь индивидов. Вопросы приобретения товаров, работы, получения информации, общения, коммуникации связаны с выходом в кибернетический мир. Рассматривая эти процессы, обычно мы делаем акцент на развитие носителей информации. В конце XX века люди осуждают достоинства новых компьютеров и программ,  проблемы изменения социальных качеств самих пользователей, их сообществ, всей системы социальных отношений, которые базируются на новых формах компьютерного общения и коммуникации, остаются сегодня за бортом социальных исследований. В социологии  не сложилась традиция рассмотрения социальных трансформаций, связанных с возникновением нового электронного сообщества. Традиционно ставился вопрос о том, как изменяющаяся техника способствует вменению форм работы с ней, сегодня актуальным становится вопрос об изменении в процессах общения  в социальных связях на основе новых информационных технологий. Иными словами, новая техническая среда порождает новый социальный порядок. Пока можно говорить о глобальном сообществе пользователей системы Internet и в развитых странах и локальных сетях пользователей в странах с более низким уровнем компьютерной оснащенности.

    Современное социальное познающие пользуется специальным понятием для обозначения сообщества пользователей системы Internet — социальная сеть Internet. В сети осуществляется специфический вид общения и коммуникации. При массовом использовании компьютерных средств коммуникации происходит процесс трансформации общества, процесс изменения повседневности. В том случае, когда мы рассматриваем сообщество компьютерных пользователей как сетевое сообщество, можно анализировать процесс социальных отношений в рамках этого нового сетевого сообщества. В каком качестве общество предстает перед индивидом? Сетевое сообщество выступает в качестве коммуникативного и интерактивного партнера для индивида.

    Объединение пользователей в сети Internet привело к образованию качественно нового социального пространства, где самым различным образом возможна коммуникация и интеракция партнеров, которые находятся за тысячи километров друг от друга, в разных социальных средах и системах, но в то же время могут вступить в отношения в рамках сложившейся новой коммуникативной системы.

    Первой характеристикой является место локализации сетевого общения. К каком месте социального пространства локализуется кибернетический мир? В качестве ответа логичным будет предположение, что сетевой мир не связан с каким-то определенным пространством, и это означает, в свою очередь, что коммуникация в сети не зависит от пространственной локализации коммуницирующих субъектов. Выбор арен коммуникации, по существу, является единственной формой «привязки к местности», т.е. пространственной коммуникативной локализацией.

    Второй характеристикой нового социального порядка в сети является асинхронность общения и коммуникации. Большинство форм коммуникации посредством Email и WWW протекает асинхронно, т.е. отправитель оставляет сообщение, которое будет получено в другое время партнером по коммуникации, прочитано, обработано. Эти виды электронной коммуникации соединяют в себе преимущества письма (надежность в достижении адресата) и преимущества телефонной коммуникации (скорость).

    Третьей характеристикой новых форм сетевого общения является бестелесность партнеров в процессе коммуникации. В реальности, конечно же, партнеры обладают телесностью, но в сетевом поле они встречаются только как коммуницирующих партнеры, которые могут никогда не предстать друг перед другом в своей телесности. В виртуальном пространстве пока нет телесности в процессе коммуникации. В такой форме бестелесной коммуникации есть определенные преимущества. Отсутствует телесное давление, исключаются формы телесного контроля со стороны других персон, исключается возможность телесного насилия, здесь мы имеем в виду влияние телесных знаков на адекватную расшифровку информации. Из вышеназванных описаний процесса коммуникации в кибернетическом мире можно сделать далеко идущие прогнозы. В традиционных социальных отношениях образование социальных групп и сообществ имеет необходимой предпосылкой определенные формы телесного насилия или контроля. Формы насилия или контроля необязательно имеют дело с прямыми формами принуждения, к формам насилия можно отнести также и необходимость в определенных социальных ограничениях, в соблюдении ритуалов в процессе общения и др.

    Четвертой особенностью является то, что в мире компьютерных сетей возможности самовыражения ограничиваются содержанием текста.

    Пятая особенность характеризуется тем, что в сетевом общении отсутствует возможность статусного общения. Отдаленность партнеров по коммуникации позволяет им общаться без учета статусов и социальных ролей, т.е. общение происходит на уровне обмена смыслами. Для исследователей социальных отношений этот факт приобретает большое значение, поскольку дистанционное общение может снять многие социальные проблемы. Например, в процессе непосредственного общения между детьми и родителями возникает статусный и ролевой барьер, он может помешать не только взаимопониманию, но и в определенных средах и условиях препятствует получению детьми необходимой информации, зачастую мешает формированию способности суждения в юном возрасте.

    Статусный барьер мешает также личностной интерпретации полученной информации. Без статусное общение можно назвать неструктурированным в смысле традиционных форм социальных отношений.

    В сетевом общении оценка партнерами друг друга осуществляется через оценку содержания интеракции.

    Последнее определение, шестое, характеризующее новый социальный порядок общения в сети, — анонимность. Можно бесконечно длительно общаться под псевдонимом, можно выбрать пол и возраст, род занятий и др.

    Исследования новой социально-коммуникативной реальности позволяет выделить предпосылки изменений, характерные и для традиционных форм социального общения, но главное в том, что при изучении нового социального порядка, складывающегося в отдельную область социальных отношений, можно сделать прогнозы развития во всех сферах социальных отношений.

    Благодаря сети Internet в обществе возникают серьезные изменения. Прежде всего, они оказывают влияние на коммуникативную сеть, которая складывается между людьми в данном обществе. Далее мы будем говорить об определенных тенденциях, с которыми связаны социологические исследования сети Internet.

    Расширение социальной сети возможно посредством новых контактных партнеров. В настоящее время уже можно прогнозировать, что возрастает количество контактных партнеров и интеракций с созданием коммуникативной компьютерной сети. Можно также ожидать, что через повторяющиеся интеракции с одними и теми же партнерами могут возникать дружба и тесные знакомства, Аффективные отношения в виртуальном пространстве не заменяют отношения в физическом пространстве, не вытесняют их, но они значительно расширяют саму область коммуникативных отношений. Эффект присутствия, который мы наблюдаем в физическом пространстве, конечно же, отсутствует в пространстве кибернетическом. Но предположение о том, что возникает изоляция субъекта благодаря только компьютерной коммуникативной сети, неверно. Компьютерные критики предполагают, что компьютерное общение становится общением, которое выходит на первое место по сравнению с общением с живыми людьми. Этот прогноз опирается на следующий ход мыслей. Новые средства информации делают возможными контакты в далекой области или на большом расстоянии, которые до сегодняшнего времени были достаточно ограничены. Средства информации, компьютерные в частности, изменяют значение ближайшего контакта, но в то же время они не заменяют его и не удаляют из личностного окружения. Мы никогда не сможем получить благо непосредственно из кибернетического мира, мы никогда не сможем ощутить телесное тепло другого человека из кибернетического мира. Никакой робот не придет к нам сегодня убрать наш сад, никакой робот не сможет починить нам то, что требует ремонта в доме, никто не заменит нам в общении и в хозяйстве живую человеческую персону. Исходя из этих размышлений можно высказать рабочую гипотезу о том, что близкое окружение, социальные контакты не имеют тенденций к существенным изменениям, наоборот, дополнительно к ним увеличивается поле общения людей за счет возрастания контактов в более отдаленной области. Поэтому нельзя утверждать, что функции близкого окружения человека будут редуцированы. Такая функция, как эмоциональная поддержка, не может происходить за счет кибернетических контактеров. Ожидается, что отношения физической поддержки, физических контактов, физического общения останутся, но они все больше и больше приобретают необходимость в facetoface-контактах, т. е. контактах аудиовизуальных, когда люди начинают вступать в непосредственные ближайшие контакты. Если контакты с ближайшим окружением должны быть сохранены, то, по нашим предположениям, они должны все больше и больше переходить к личностным персональным контактам.



    Несмотря на возрастающие возможности контактов в кибернетическом мире, можно ожидать, что использование современных коммуникативных средств увеличит стабильность персональной сети коммуникаций для индивида. Новые средства облегчают общение с людьми, с которыми человек находится в тесном контакте, во-первых, потому, что новые средства предполагают уменьшение затрат на коммуникацию, увеличивают скорость коммуникаций и увеличивают способ коммуникаций, в которые можно вступать (о способе неодновременной коммуникации мы говорили выше). Телефон уже привел к тому, что контакты с родственниками приобретают все более и более глубинный характер, например, контакт с матерью сохраняется в течение длительного времени как контакт наиболее эмоциональный, который преодолевает любые пространственные удаления, поскольку телефон позволяет общаться достаточно регулярно. Общение с ближайшими родственниками, матерью, отцом, братьями и сестрами, становится возможным благодаря телефонизации и компьютерным технологиям, эти контакты приобретают более регулярный и тесный смысл. С новыми средствами коммуникации возможно сохранение контакта не только с самыми близкими родственниками, но также сохранение фундаментальных контактов с теми людьми, с которыми человек вынужден расстаться по причине изменения, например, места жительства или места работы. Например, товарищи по классу, друзья по молодежному клубу и многие другие личности, входящие в контакт молодого человека, становятся недоступными, когда человек покидает данное место жительства. Благодаря компьютерной коммуникации контакты сохраняются, и таким образом область общения человека значительно увеличивается. Забота о личностных контактах благодаря средствам компьютерного общения возрастает многократно. Эти шансы будут использованы личностью, и для того, чтобы показать, как происходит этот процесс в обществе, необходимы соответствующие социологические исследования. Как правило, территориальное разлучение с друзьями и родственниками имело негативные последствия, т. е. контакты становились все реже, потом многие контакты просто отмирали, в особенности, если это были люди, которые не составляли ближайшего окружения данного человека. Редко, но из ближайшего окружения контакты также уходили в забытье. Что же останется сегодня после территориального разделения контактеров? Теперь это становится вопросом экономии отношений. Количество людей, к которым личность будет тянуться, с которыми она будет вступать в контакты и в связь, ограничено, нельзя важнейшие контакты одинаково переносить на контакты с личностями, которые находятся как бы во втором эшелоне сети индивида. По отношению к родственникам мы предполагаем, что значимость контактов сохранится, и, более того, значимость контактов с родственниками будет возрастать. Поддержка родственников будет осуществляться на общем базисе, который мы называем семейными отношениями и который связан общностью происхождения, развития и воспитания. Лишь в незначительной степени родственная поддержка основывается на взаимных интересах и взаимном времяпрепровождении.

    Не только ядро коммуникативной сети усиливается благодаря компьютерной форме коммуникаций, усиливаются также флуктуации в отношениях отдаленной персональной сети. Исследования показывают, что в  существует более высокой уровень флуктуаций, чем в обществах, которые локализованы в физическом мире. В компьютерной системе общения возможность выхода из какой-то коммуникативной сети не так санкционирована, как это существует в реальной жизни, выход из коммуникации значительно проще, с одной стороны, и с другой стороны, он не является необходимым условием прерывания отношений. Это происходит потому, что в реальной жизни включается в отношения между людьми такой фактор, как переносимость партнеров в данном месте и в данное время. Речь идет об эмоциональной и физической переносимости партнеров, их возможности коммуникации в реальной жизни. В компьютерном мире общение с партнером достаточно хорошо рассчитано, оно калькулируется, и поэтому социальные контакты, и коммуникативные контакты в частности, как правило, являются, с одной стороны, долгосрочными, а с другой стороны, они не являются столь проблемными, имея множество привходящих, какими они являются в реальной жизни.

    Internet-коммуникации в социологических исследованиях

    В электронных средствах коммуникации создается из различных коммуникаций огромная контактная биржа. Существует целый ряд сообществ, которые возникают на определенной любви к дискуссиям по какой-то теме. Через участие в сообществах, организованных в рамках оnline-контакта, возникает возможность множества контактов и ресурсов, которые в реальной жизни стали бы для личности возможными только в том случае, если она вступает в огромную сеть персональных отношений. Участие в дискуссиях создает огромную возможность контактов. Эти довольно слабые отношения в реальности являются потенциальными отношениями и становятся внутренними условиями продолжающихся контактов в виртуальной сети. Они могут быть сравнимы с отношениями в реальной жизни. Участники этих отношений вступают в контакт через принадлежность к определенной системе, через принадлежность к определенному сообществу, например: общества собирателей чего-то, любители какого-то вида развлечений, люди, которых объединяет одинаковое хобби. Для того чтобы эти партнеры по интеракции могли осуществлять долгосрочный контакт, в реальной жизни они должны обмениваться какими-либо одолжениями. Контакт в Internet-сети происходит без взаимных одолжений, он строится исключительно на обоюдном желании и интересе.

    On-line-сообщества в их форме и функциональности еще не изучены. Прогнозы в этой области возможны лишь как предположение, не больше. Для того чтобы строить реальные прогнозы, у нас нет пока необходимых социологических исследований. Но кажется очевидным и обоснованным, что, несмотря на открытую доступность для каждого сети Internet и что выйти из коммуникативного сообщества можно также достаточно быстро, в этом сообществе возникают взаимная солидарность, поддержка при обмене информацией и при поиске решений, также эмоциональная поддержка. При этом очень многие аспекты on-line общения вообще не изучены. Например, пока еще не ясно, каким образом могут on-line-группы защитить себя от эксплуатации, от постоянной перемены партнеров по коммуникации, а также каким образом эти группы могут решать свои коллективные проблемы. До сих не изучено, какой вклад вносит состоявшаяся коммуникация в on-line-группе на формирование мнения индивидов, которые в эту группу вступают, каким образом on-line-группа может влиять на общественное мнение. В конце концов, остается вопросом, в какой степени on-line-сообщества могут влиять на отношения их членов при социальной, реальной коммуникации, могут ли они вообще оказывать влияние на коммуникации членов on-line-группы в реальной жизни. Сейчас можно по этому поводу формулировать лишь гипотезы, но известным является то, что общества представляют собой определенного рода социальный капитал. Этот социальный капитал состоит из информации и поиска решений, которые всегда находятся в распоряжении индивида, включенного в on-line-сообщество.

    Новые общественные группы, возникающие в виртуальном пространстве, значительно увеличивают возможность людей вступать в различные контакты, становиться членами групп и сообществ. Многочисленные членства личности в on-line-кругах позволяют этим кругам пересечься. Пересечение кругов сетей и секторов сетей связано с тем, что личность вступает в различные социальные отношения в реальной жизни. По другому это происходит в on-line-сообществах, поскольку сообщества не стационированы в определенном географическом пространстве. Соединения людей в on-line-сети могут преодолевать огромные географические расстояния. Любое сообщение в короткий срок достигает адресата в любой точке земного шара.

    С членством в on-line-круге личность продвигается как можно дальше в различные сообщества, чем ему это позволяло членство в каком-то определенном круге физической жизни. Одновременно географическая широта личностного индивидуального общения значительно увеличивается. Со вступлением личности в сообщество ему гораздо легче связаться с партнерами по коммуникации в Берлине или Москве, вступить в дискуссию, обсудить проблемы, даже если он живет в Соединенных Штатах. Также человеку значительно легче найти помощь и поддержку в том месте, откуда он ее ждет, откуда он может ее получить, если он вступает в коммуникацию через сообщество.

    Многочисленные on-line-круги дают возможность тесных контактов пользователей. Это постулат, который требует определенных объяснений и доказательств. Ожидается, что через членство личности в on-line-сообществе сократится дистанция между различными общественными слоями и группами. Это может возникать только тогда, когда on-line-группы как бы стирают социальные различия.

    В пространстве, созданном благодаря компьютерной коммуникации, возникают ассоциации людей, которые больше не связаны географическим пространством. Эти люди по преимуществу связаны между собой тем, что могут, вступая в определенные виды контактов, переносить партнеров. Что означает здесь «переносить партнеров»? Прежде всего, это совпадение интересов в достаточно высокой степени для того, чтобы абстрагироваться от всех других качеств партнера по коммуникации. Ассоциации подобных коммуникаций создаются на базе определенных склонностей, которые уже сегодня являются типичными также и для реальной жизни. В городах создаются коллективы по интересам, это хобби-клуб, где люди проводят свободное время, и многие другие организации. Следствием этого является создание обществ по городскому типу. Жители сельских областей, которые до сих пор не имели шансов изменить свое социальное окружение, сегодня также могут найти партнеров по интеракциям из других социальных кругов в рамках кибернетического мира. В виртуальной сети жители городов и поселков как бы сравниваются друг с другом, персональная сеть жителей городов и поселков возрастает и приобретает одинаковые черты у тех и других. Существует взаимосвязь людей в on-line-сети в основном по интересам, это придает сообществу on-line гомогенность, и прежние контакты, на которых основывались связи между людьми, отходят на второй план. В этой связи Ретцер сформулировал новое сообщество с высоким уровнем внутренних связей. Это новое on-line сообщество он назвал теле-полисом, а американец Мак Лухан называет такие сообщества, тем не менее, деревенскими сообществами (global village). Это проистекает оттого, что в сообществах on-line есть возможность взаимной достижимости и легкости контактов так, как это возможно в деревенском сообществе. Здесь мы увидели два определения: будущее on-line сообщество строится по городскому типу, поскольку это сообщество строится по интересам, и будущее сообщество строится по деревенскому типу, поскольку достижимость партнеров и простота вступления в связи типична для сельской местности. Дискуссии, которые проводятся в on-line, и встреча в этой сети напоминают деревенскую площадь, встречу на деревенской рыночной площади, где вступить в интеракцию так же легко, как это можно сделать в on-line-сети, каждый человек находится в определенном месте и на расстоянии обращения со стороны другого человека. Здесь речь идет об открытости и относительной легкости продвижения и общения в определенном пространстве, а также о том, что в этом пространстве каждый член сообщества может высказать свое мнение. На этом сходство с реальной деревней заканчивается. В on-line-сети существует, так же как и на деревенской рыночной площади, обмен мнениями, но в on-line-сети отсутствует социальный контроль за мнениями и обменом мнениями так, как это существует в реальной деревенской жизни.

    Массовое использование новых информационных и коммуникационных возможностей принесет в повседневную жизнь человека значительные изменения. Возникают новые коммуникативные формы и новые формы доступа к информации. Применение новых технологий, расширение социальной сети, возникновение новых форм общения между людьми будут изменять социальную структуру современного общества. В этой связи некоторые ожидания изменения социальной сети нам кажутся достойными внимания и имеют свои специфические особенности. Прогнозируются увеличение персональной сети, ее дальнейшая внутренняя дифференциация, более тесное соединение людей в сообщества благодаря дополнительным моментам внутри социальной сети. К тем исследованиям, которые мы связывали с развитием сети Интернет, следует добавить также развитие теле коммуникативных технологий, развитие мобильных телефонов и некоторых других технических новаций для того, чтобы более полно раскрыть изменения в современном обществе.

    Прогнозированные социальные изменения приводят к тому, что мы в современном обществе, использующем коммуникативные средства, должны рассмотреть, как изменяется значение пространства и времени. Сегодня еще не существует прогнозов социальных последствий, которые возможны при интенсивном использовании новых коммуникативных средств. Эти изменения на сегодняшний день нельзя исследовать традиционными социологическими методами. Микросоциология предлагает исследовать процессы развития глобальных коммуникационных сетей при помощи измерения сети или сетевого анализа. Для этого необходимо изучить персональную сеть до и после введения современных технологий, рассмотреть пространственную локализацию этой персональной сети в результате развития новых технологических форм, позволяющих общение в рамках данной сети и за ее пределами. При использовании традиционных методов, где при исследовании сети мы опираемся на эгоцентрическую модель сетевого анализа, за бортом остаются многие вопросы микромиров.

    Влияние некоторых факторов, возможно, контролировать, например, влияние различных средств коммуникации на формирование новых секторов общения.

    При прогнозах социальных последствий массового использования новых форм коммуникации прогнозы натыкаются на определенные трудности. Неизвестно, каким образом люди, создавая новое компьютерное пространство, соединяются друг с другом, и в то же время как они для построения новых компьютерных сообществ используют старые, типично социальные сообщества. Также не существует еще познания о статусах и особенностях дружбы в электронном сообществе. Потребность в исследовании также необходима в той области, где мы рассматриваем возможности социального контроля в виртуальных сообществах. Сегодня наше рассмотрение кибернетических сообществ позволяет скорее ставить вопросы, чем отвечать на них: Какие влияния оказывает тесный контакт в кибернетическом мире на личность, на ее интеллект, на принятие решений? Какие функции и последствия может иметь знакомство по объявлениям в сети Интернет? Здесь же возникают вопросы морального плана: Может ли Internet-коммуникация создать моральную поддержку, при противоречиях в реальной жизни. В каком объеме я могу понять другого человека? Каким образом кибернетические сообщества создают групповой консенсус, который необходим для дальнейшего существования группы? Эти и другие вопросы необходимо прояснить прежде, чем мы будем говорить о следствиях виртуальных сообществ для будущего развития общества.

    Цифровые носители информации являются ключевыми технологиями современного общества. Они уже существуют более чем 20 лет и впервые были представлены в телекоммуникационной инфраструктуре. Компьютерный текст, кабельное телевидение 20 лет назад представили основание для того, чтобы поднять вопрос об индивидуализации средств массовой информации. Более того, некоторые социологи и социальные философы ставили вопрос иначе: возможно ли благодаря новым коммуникативным сетям, развитию кабельного телевидения и компьютерных технологий превращение общества из общества массового потребления, или из массового общества, в общество индивидуальное. Волшебным словом «информационное общество» называли еще фантазийные проекты возникновения новой медиальной культуры. Сегодня говорят об обществе средств массовой информации как о свершившемся факте. Такими понятийными акцентами мы прежде всего реагируем на то, что свершился революционный эффект в цифровых носителях информации. Это можно отнести к первому уровню революционных событий, второй уровень — это уровень изменившейся коммуникации, создания возможности коммуникации на уровне обмена информацией. Речь идет не только об электронно-расширяющемся пространстве и электронном доступе к информации и знаниям. Речь идет здесь, прежде всего об обобществлении, о создании информационной сети, использовании носителей информации при создании коммуникативных связей и отношений в обществе и создании нового вида культурного общения, культурной техники. Этот новый вид культурного общения мы называем «культурная техника на основе электронных средств информации».

    Методы исследования поведения человека в виртуальной среде

    Современные ученые по-разному оценивают значение Internet и представляют видение культурно-научных изменений, которые несет система Internet для человеческого сообщества. Многие не разделяют точку зрения, что Internet можно оценить только как значительный прогресс в культурно-научном развитии человечества. Такая осторожность базируется на представлении о том, что в системе цифрового общения находятся черты сходства с общением устным, и, таким образом, можно говорить о том, что система Internet, система цифрового общения, связанная с телекоммуникацией и с компьютерной коммуникацией, как бы представляет структурную аналогию с до техническими формами человеческой коммуникации. Эти ожидания привели к множеству публикаций, которые показывают условия и предпосылки того, что мы увидим в ближайшее время на основе развития компьютерной коммуникации, закат или конец массовой коммуникации, и на место массовой коммуникации должно прийти начало эпохи интерактивной медийной или цифровой коммуникации. Здесь цифровая коммуникация зачастую понимается как коммуникация, которая аналогична устной коммуникации между людьми.

    В исследованиях социально-культурных представлений о системе Internet отчетливо выступает тенденция описывать общение в системе Internet при помощи метафор, использующих понятие «диалог». Когда мы говорим о коммуникативном качестве новых средств информации, то используем прежние выражения, диалог является одним из главных понятий, которое необходимо для описания естественной коммуникации в социальной среде. Немецкий ученый Хефлих в работе «Конструкции электронного сообщества» высказал следующее соображение: «Предстоящие формы коммуникации, которые возникают благодаря электронной сети, уменьшают, редуцируют претензии естественного языка на его эксклюзивность общения. Технически передача интерперсональной коммуникации представляет собой коммуникацию между двумя или несколькими персонами с использованием коммуникативных технологий, а именно технических и в особенности электронных средств.

    Некоторое время назад активно велись дебаты об исследовании искусственного интеллекта компьютера. Вопрос ставился следующим образом: Может ли компьютер думать, как человек, можно ли сравнивать способности компьютера к логическому операционному мышлению и человеческие формы мышления? Сегодня в таком же ключе ведутся дискуссии о состоянии общения благодаря компьютерным средствам массовой информации, ставится вопрос о том, можно ли в компьютерных формах общения найти чисто человеческие черты, можно ли встретить там взаимообмен определенными отношениями между участниками диалога. В современных дебатах об искусственных формах сетевого общения остается как бы «хвостик от прошлого». В этом хвостике звучат, прежде всего, такие вопросы: Возможно, ли увидеть чисто человеческие чувства в кибернетическом пространстве? Как возможен след в кибернетическом пространстве? Как возможно обменяться чувствами, мыслями и настроениями, ментальностями в данном пространстве? Следующим пунктом здесь выступает вопрос о возможности реконструкции кибернетического общения, кибернетических сообществ в тех же категориальных рамках, в каких мы описывали активность и общение человека в традиционной коммуникативной ситуации, т. е. в непосредственном присутствии других персон, между которыми состоялась коммуникация. Протекание процессов коммуникации в Internet дает нам основания говорить о возможности поиска сходства между устными логическими структурами коммуникации и коммуникацией в современных технологиях. Эта аналогия основывается на том, что в электронных обменах информацией, в электронном обмене мыслями между участниками используется при понимании послания не только предыдущее значение, которое является общим для обоих или нескольких участников коммуникативного процесса, но и определенные предположения о дальнейшем протекании данного коммуникационного процесса. Таким образом, можно говорить о возникновении общего горизонта смыслов, которое также возможно и в системе компьютерной коммуникации. Участники такого общения имеют реальную возможность выбора вопросов и ответов, форм передачи вопросов и ответов, они также имеют шанс действительной коммуникации. Можно предположить, что на поставленные ими вопросы возможны ответы со стороны всех других участников данного диалога. С точки зрения участника интеракций, возникающая ситуация побуждает актуальную реципроцитацию (актуальная возможность перемены мест участников диалога), т.е. участники диалога на протяжении всей коммуникации могут меняться местами, они задают вопросы и отвечают на них, либо они занимают позицию того, кто передает информацию, либо они занимают позицию того, кто принимает информацию. Такая возможность изменения места в диалоге, либо приема информации, либо получения информации, называется реципроцитацию. Совершенно справедливым будет продолжение исследования в этом направлении уровней средств коммуникаций, которые дают нам возможность различных условий реципроцитацию, т.е. различных условий перемены позиций коммуникативными партнерами. Определение интерактивных средств применимо только к таким системам, которые соответствуют данным критериям. Интернет полностью соответствует этим критериям. Но этим критериям не соответствуют современные формы интерактивного телевидения, которое сегодня дает нам возможность относительно небольшой свободы высказывания точек зрения, а именно в выборе из нескольких возможностей, но практически не создает условий для возникновения настоящего диалога. Поэтому можно сказать, в рамках интерактивного телевидения не присутствует так называемая настоящая коммуникация, а  речь здесь идет о квазиинтерактивности, или об активных средствах массовой информации.

    Тесно связанной с идеей медиальных интерперсональных систем является идея виртуальных электронных сообществ. Принципиальная возможность для любого участника сети коммуникаций вступить в медиальное сообщество, в медиальное отношение служит предпосылкой для возникновения эгалитарного, не подлежащего цензуре коммуникативного сообщества или, более того, определенной коммуникативной культуры, которая руководствуется собственными нормами и правилами поведения. Наряду с традиционными формами общения в Internet возникает технический базис новой культуры универсальности, или культуры универсальной, в которой для каждого индивида появляется возможность коммуникации с любым другим индивидом по любому вопросу, по любой теме, в любое время. Таким образом, мы можем увидеть как бы возвращение по спирали к исходной устной культуре передачи знания в естественных человеческих сообществах. В естественных человеческих сообществах каждый имел возможность интерпретировать через его собственные знания то, что передавалось от поколения к поколению, то, что являлось достижениями культуры данного сообщества. Сегодня непосредственно носители знания в отличие от архаичной культуры не являются необходимым условием общения. Цифровые коммуникации утрачивают телесность, утрачивают физическое присутствие определенных культурных носителей, традиционных для прежних культур. Наоборот, в кибернетическом мире на месте виртуальных реальностей появляются сообщения людей, которые вступают в определенные коллективы, и в этих коллективах люди также конституируются по определенным критериям и чертам, и вот эти критерии и черты становятся их отличительными признаками в виртуальном сообществе. Можно здесь говорить о том, что носители необходимы также и в виртуальном сообществе, но носители обладают другими чертами, чем они обладали в исходной оральной физической культуре, в социальном сообществе.

    Благодаря тому, что в системе компьютерного общения существуют news-группы, существуют mail-группы, существуют компьютерные конференции, возникает все больше и больше альтернативных тезисов, в которых постулируется следующее положение: в системе Интернет невозможно создание глобального сообщества. Система Интернет может существовать как увеличивающееся число субкультур, которые формируются на базе специфических тем, объединяющих различных партнеров по коммуникации, а также на базе различных интересов.

    Интернет не представляет собой единства. Наоборот, он репрезентирует многочисленные возможности плюрализма, состоит из многочисленных сетей, из многочисленных точек соприкосновений, не имеет единого центра, как никакой другой носитель позволяет реализоваться плюрализму точек зрения, мнений и плюрализму научных перспектив. Интернет живет за счет активности и инициативы участников сети. Креативность (способность к творчеству) участников сети — главное условие поддержания коммуникаций. В этой связи можно отметить, что в Internet не существует тоталитарных инструментов, которые позволяют контролировать общение, образ мыслей и саму коммуникацию.

    Электронные сообщества можно представить как самоорганизующиеся сети, которые возникают и связываются друг с другом при помощи коммуникативных технологий в контексте совместного их использования и которые, несмотря на изменяющийся состав членов этих сетей, существуют как относительно постоянные. Когда мы говорим о сообществах, которые возникают в коммуникативных сетях, мы имеем в виду отдельные коммуникативные сети, представляющие технический базис для этих сообществ. На этом техническом базисе возможно возникновение многочисленных дискуссионных групп, которые руководствуются своими правилами, своими формами общения и связаны между собой определенным интересом. Такую картину можно представить в виде горизонтальной и вертикальной осей» где на горизонтальной оси мы увидим группы, которые различаются по темам, т. е. тематизированные группы; на вертикальной оси мы увидим типы пользователей, которые отличаются друг от друга открытостью и количеством участников данного сообщества и в то же время отличаются также варьированием собственных интересов. Эти сетевые сообщества не обладают единством различных функций, эти сетевые сообщества строятся по различию в функциях и объединяются не изначально, а только тогда, когда они испытывают одинаковую потребность в использовании сети Интернет. Таким образом, мы говорим о сегментировании и дифференцировании коммуникативных сообществ в сети Internet. К этим сегментам можно отнести пользователей email, пользователей net news, Internet relay card и т.д. Эти пользователи объединяются общей потребностью, и, таким образом, на основе общей потребности возникают общие функции данной сети коммуникативных партнеров. Между собой эти сети различаются по целям и задачам, которые они ставят, начиная коммуникацию в системе Internet. Любая коммуникативная служба имеет определенную коммуникативную культуру, в которой существуют специфические роли, специфические отношения для всех участников. Эти специфические отношения придают определенную идентичность участникам общения в данной сети, но эти участники имеют различные функциональные особенности. Например, в виртуальном сообществе создаются культурные сообщества, которые можно отнести к сообществам, обладающим достаточно ярко выраженным мы чувством. Еще один тип сообщества можно обозначить как сообщество функционеров, или сообщество, в котором решаются определенные технические проблемы сетевой коммуникации.

    В медиально-исторической перспективе электронные сообщества сегодняшнего типа можно рассматривать как открытые публичные места, в которых осуществляются контакты и коммуникации. Как общественные публичные коммуникативные места они отражают прежние традиции, причем эти традиции идут от XVIII века, это традиции салонов и традиции кофейных домов. Коммуникативную сеть можно также обозначить как электронное кафе, электронный паб или электронная агора.

    Возможно ли говорить о конце массовой коммуникации в связи с развитием электронной коммуникации?

    Новые коммуникативные сети предполагают, что от них можно ожидать создания новой коммуникативной культуры, которая не имеет аналогов в предыдущие времена.

    Идея электронного обобществления обосновывается при помощи следующих постулатов. Коммуникация в сети является аналогом коммуникации между личностями, коммуникация в сети как бы реконструирует отношения в коммуникации между непосредственными персонами, которые участвуют в данной коммуникации. То, что во время коммуникации в сети личности обмениваются опытом, правилами и ритуалами, дает нам зачастую возможность говорить о том, что в их действиях возникают координирующие моменты, и чувство мысопричастности можно перенести на новые средства коммуникации. Но, тем не менее, Хотя в сети существует коммуникативный обмен между личностями, обмен между личностями и информацией, этот обмен нельзя представить как коммуникативное действие прежних форм, которые складывались в сообществе и были обусловлены жизненными стилями. Часто этот момент забывается, когда мы рассматриваем сеть как сеть коммуникативную, которая позволяет нам создать общество единых коммуникантов, или обобществление коммуникантов в сети. На самом же деле в сети возникает не интерперсональная сеть, а скорее возникают формы коммуникаций, которые мы можем назвать интертекстуальными, и эти интертекстуальные формы коммуникаций позволяют нам говорить о качественном изменении отношений между участниками коммуникативной сети.

    То, что происходит между символами и текстами в сети, порождает дальнейшую символическую секвенцию и развитие символизма в Internet, идет развитие символической культуры Internet. Интертекстуальность печатной культуры Internet является виртуальной, в литературных текстах продуцируется внутренне эта интертекстуальность. Интертекстуальность в сети является конкретной, отчетливо выраженно-прагматической, реалистической, т.е. документы и фрагменты действительно встречаются друг с другом при помощи определенного руководства, и они встречаются в одном и том же тексте или в различных текстах. Каждый текст в сети не только побуждает людей к интерпретации. Сами тексты, способ чтения текстов виртуализируются, возникают текстуальные образы и дальше возникают текстовые экспликации и связь с другими текстами. Возникает иллюзорное чувство у тех, кто читает эти тексты, что интерсубъективность рождается среди обмена текстами, обмена информацией, и эта интерсубъективность сходна с реальной интерсубъективностью. Понятие личности в электронном коммуникативном сообществе изменяется, поскольку возможности коммуникации в сети, возможности персональной идентификации отсутствуют, и отсутствует то, что мы привносим из обиходного языка и из контекста реальных отношений. Этот контекст, присутствующий в реальной жизни, отсутствует в коммуникации в сетях. Сеть не интегрирует личность, поскольку в сети отсутствует условие идентификации личности. Образование идентификации личности всегда связано с другими личностями, которые вступают с ней в коммуникацию. Об этом говорил Хабермас в теории коммуникативного действия. Речь идет о том, что отдельные идентичности могут себя проявлять в том, что они по поводу себя самого могут высказываться в категории «Я». И категоризация личности предполагает не то, что личность может высказывать или действовать определенным образом, главное — как это происходит, каким образом личность может определиться в своем Я. Экспрессивные предложения, которые используют Я, прежде всего используются в перформативных предложениях, т.е. в таких предложениях, где проявляются духовные изменения в личности. Что это значит? Это значит, что когда кто-то выступает в коммуникативной роли высказывающегося, то он должен иметь, по крайней мере, одного коммуниканта в роли слушателя, и создается, соответственно, интерперсональное отношение, где двое находятся, по крайней мере, в потенциальных отношениях. Именно это условие отсутствует в новых средствах коммуникации, в новых передающих технологиях.

    Языковые знаки действуют на поле коммуникативных отношений значительно в меньшей степени, если они не окружены полем невербальных форм общения. Прежде всего, к этим невербальным формам общения относятся индексикалистские знаки (знаки, обозначающие границы значений). Эти знаки окружают высказывание, представляют контекст языкового сообщения, они как бы защищают это языковое сообщение от непонимания. Мимика, жесты, голос, интонации, язык телодвижений являются важнейшими действиями, важнейшими знаковыми ценностями, которые принадлежат к знаковой системе и которые обязательным образом влияют и определяют отношения между людьми. Эти знаки, представляющие собой контекст, индексикалистские знаки, как мы их назвали, делают возможным наше понимание, даже если мы используем небольшой вербальный багаж.

    Процессы самодефиниции возникают и протекают благодаря комплексной комбинаторике из языковых и неязыковых знаков, они требуют обязательных условий, которые связаны с присутствием знаков, символов. В конечном счете, партнер по действию и коммуникации придает этим знакам значительно большее значение, чем словам. Действия, поступки всегда являются более достоверными, чем слова. Тот, кто совершает действие, экзистенциально содержит определенное послание к другому человеку, и уверенность в том, что послание будет понято, происходит на экзистенциальном уровне. Для человека, который получает информацию, вступая в отношения с другим человеком, который рассматривает не только слова, слышимые им от другого человека, но и понимает его поступки, жесты, мимику и интонации, также на экзистенциальном уровне воспринимает это послание. Здесь встречаются две экзистенции, два человека со своим внутренним миром, готовые воспринять друг друга. Вот это внутреннее восприятие при помощи экзистенциальных посланий и является необходимым условием коммуникаций между присутствующими партнерами, т.е. в условиях «живых» отношений. Вера в то, что я понимаю другого человека не только на уровне его словесных высказываний, но и на уровне его жестов, вера в то, что он может меня убедить в сказанном, является фундаментальным критерием повседневных отношений между людьми. Образование идентичности является мультимедийным процессом и связано с определенным личностным контактом. Мы можем также дополнить это предложение таким фактом, что интерактивные отношения являются определенной roletalking, т.е. определенной ролью, которая выполняется участниками диалога, участниками общения. Участники общения в контексте сетевой коммуникации не обладают этой role talking. Здесь мы можем сказать о том, что понятие когнитивных и коммуникативных структур как предпосылки исполнения определенного ролевого общения в коммуникативной сети модифицируется и изменяется. Можно задаться вопросом, возможно ли повторение в сети состояния принадлежности к определенному сообществу, чувства единства, которые мы используем в обиходном представлении и которые помогают личности проявить свою индивидуальность. Состояние общности, общей принадлежности имеет существенное влияние на самодефиницию личности, ее самоопределение, и вопросом сегодня будет то, что условия, которые мы назвали выше, создание общности, чувство принадлежности к этой общности, вряд ли могут на сегодняшний день создаваться в условиях коммуникативной сети. Здесь мы встречаемся с определенным парадоксом: средства передающие, которые используются в сети, имеют возможность к абстракции, например: мы передаем друг другу такие качества, такие характеристики, как возраст, пол, цвет кожи и многое другое. Эта информированность идет в сети, но сеть не может дать пространства для образования идентичности и собственного поиска личности. Те, кто хотят подчеркнуть, что в сети образовывается сообщество в традиционном смысле слова, должны задаться вопросом, как могут средства передачи информации, характерные для компьютерного общения, преодолеть пространственно-временные условия, устранить словесные и институциональные образования традиционных языковых форм и создать искусственную идентичность в сети, которая возникает на поиске контакта и которая якобы может быть сравнима с мычувством, возникающим в естественных сообществах. Даже введение параговорящего кода, определенных правил в передающую грамматику, в компьютерный язык не может изменить то, что компьютерные отношения, компьютерная коммуникация стремятся не к близости с социальной сетью, не к персональным отношениям между людьми, а скорее ведут к развитию анонимности участников данного коммуникативного процесса. Мы можем все менее и менее серьезно относиться к понятию электронного сообщества, поскольку имеем доказательства того, что введение определенных правил общения коммуникантов в сети скорее говорит о развитии службы коммуникаций, чем о развитии коммуникативных сообществ как таковых.

    Прямое влияние личности, ее непосредственное излучение исключены из коммуникативной сети, личность не показывает ни своих пристрастий, ни своих привязанностей, ни своих эмоций в общении с партнером по коммуникативной сети. Знаки принимают на себя роль водителя, роль указателя, а не так, как, например, в письменной коммуникации, в книге или письме, где за знаками стоит автор, личность, которую можно увидеть в ее эмоциональном выражении. Знаки, которые используются в передаче сообщений в компьютерной культуре, в основном указывают на определенную письменную культуру, которая исключает из себя телесное выражение, и, таким образом, в коммуникациях в сети теряет свое измерение имплицитность коммуникаций.

    Знак в сети, в письменности, которая принята там, указывает на другой знак. Возможность различения уровня эксплицитных высказываний и уровня имплицитных высказываний информации — эта возможность используется в обычном письменном сообщении или в непосредственной коммуникации, эта возможность дает универсальность для того, чтобы человек мог выразить внутренние состояния участников диалога, Такая возможность отсутствует в электронных сетях. Почему? Каждый, кто участвует в общении в электронной сети, пытается оказывать влияние на другого, но, тем не менее, эта эксплицитная возможность существует наравне и с определенным неверием, поскольку каждый участник сети анонимен, и этот каждый участник может пользоваться любой roletalking, поэтому при непосредственном контакте мы можем из контекста прочитать информацию, которая стоит за информацией вербальной, при отсутствии контекста мы можем прочитать только письменное сообщение, знаковую информацию, и на этом каждая личность строит, с одной стороны, попытки своей идентификации, а с другой стороны, это, возможно, будут попытки идентификации себя с другим человеком, с другой ролью, поэтому в рамках компьютерной коммуникации возможность доверия, которая рождается естественным образом из контекста, отсутствует. Попытки рассмотреть это противоречие приводят нас к иной точке зрения, которая излагается следующим образом: коммуникация в Internet не может быть представлена интерперсонально, но при коммуникации в Internet возникает чувство сопричастности к определенному электронному сообществу, чувство соучастника пишущего и читающего, огромного символического мира. Человек может оказывать влияние на этот символический мир, когда он входит в систему коммуникаций Internet. Благодаря этой возможности в сети возникает определенный универсум, который состоит из символических структур. Необходимые технические знания, необходимое программное и аппаратное обеспечение, а также различная финансовая и ресурсная поддержка позволяют любому желающему войти в эту глобальную систему. Internet можно представить как огромный гипертекст. Страницы Web позволяют осуществлять интерпретацию в рамках Internet, быть посредником, через который гипертекст осуществляет связь между пользователями. Информация в Internet, хранящаяся на страницах Web, доступна пользователям, и она является посредником в отношениях между людьми, которые пользуются этими страницами. Можно говорить о возникновении сложного универсума информации, в котором, кроме текстов, возникают уже и определенные картинки, определенные звуки, определенные интонации, которые связаны с формированием, оформлением самого гипертекста. Здесь мы можем сказать о существовании так называемой системы ссылок в гипертексте. Система ссылок позволяет нам, увидев определенное положение или определенную информацию в гипертексте, найти ее соотношение, размещение и дальнейшее существование во многих других текстах, мы можем уйти в далекие от данного читаемого текста тексты, которые будут нам разъяснять то или иное положение в данном тексте. Возникновение этих комплексных универсумов информации, определенных картинок и тонов в гипертексте связывают текст в единое целое, более того, они связывают многие тексты в единое целое, и поэтому правомочно говорить об огромном гипертексте как таковом. Особенно на основании так называемых ссылок в письме мы можем увидеть все, что стоит за определенным текстом. Читатель видит те места, которые находятся за текстом и которые составляют дискурс данного текста.

    Читать в Интернете, как мы уже показали, значит значительно больше, чем просто интерпретировать текст, поскольку имеется возможность влияния на структуру текста. В экстремальных случаях участник сети принимает на себя двойную роль: он одновременно становится производителем и потребителем, писателем и читателем новой информации. Впервые с этой фигурой, которая интегрирует как реципиент, воз пикает представление о культурном вмешательстве в текст, т, е. мы можем предположить, что сообщение в средствах массовой информации меняется в зависимости от действий реципиента. Автор может быть изменен, продолжен другим автором. Тексты в сети знают множество незнакомых, неопознанных авторов. Они находятся постоянно в процессе изменения, мы имеем дело здесь с так называемыми «машинными авторами». Участники сети больше уже не являются пассивными участниками массовых коммуникаций, пассивными потребителями продуктов, которые предлагаются им средствами информации, они становятся активными соучастниками медиального процесса. Их вклад не должен оставаться изолированным, а может на основе гипертекстуального распространения, на основе презентационных форм связи соединяться с вкладом других участников коммуникации. Чужая интервенция позволяет принципиально бесконечно изменять то, что стоит за текстом, подоплеку текста, позволяет вносить постоянные изменения в процесс существования и функционирования данного текста. Участники сети не только когнитивно присоединяются к чтению текста, но они также «материально» присоединяются к данному тексту. Высказанное участниками сети мнение о том, что возможно возникновение социального чувства, мы-чувства, мы можем описать как возникновение эмоционального эффекта символического объединения, как связанное с текстом участие в коллективном производстве совместного текста.

    В сети повторяют себя коммуникативные процессы, которые мы можем увидеть также в контексте интеракций в средствах массовой коммуникации. Но вместо того, чтобы мечтать о том, что в сети возникает такой же диалог, который возникает в средствах массовой информации, нужно подумать о том, что интертекстуальный коммуникативный процесс необходимо описывать в специальных понятиях медиального типа. Это новый набор понятий, новая система описаний, которая может быть применена к новому типу коммуникаций. Будущие исследователи должны исходить из того, что коммуникация в Internet основывается, прежде всего, на письменном тексте. В отличие от интерактивной коммуникации участник коммуникаций в сети имеет дело не с личностью, а с текстом, он имеет отношение к тексту и может его изменить по своему желанию. Невозможность проникнуть в текст устраняет контакт между личностями в сети. В средствах массовой коммуникации реципиент находится как бы в противопоставлении к ним, он остается анонимным, и средства массовой коммуникации не могут наблюдать обратную связь, т.е. реципиент остается ненаблюдаемым и не калькулируемым. В коммуникации в сети существуют возможности фиксации коммуниканта, и, таким образом, создается также характерная возможность для формирования отношений, сходных по типу с отношениями массовой коммуникации. Здесь мы подчеркиваем, что массовая коммуникация формирует внимание реципиентов, стиль их понимания сообщений и требует от них определенного единого способа реагирования. Такая же возможность, но еще не ярко выраженная, осуществляется и в сети.

    Исходя из того, что Интернет имеет множество сторон, которые требуют рассмотрения, нам необходимо генерализовать соответствующие представления об Internet. Существует множество попыток описания электронной сети Internet, его общественных функций, связей людей в системе Internet как пользователей или как членов мы-сообщества, Мы считаем, что нужно принять предложение описывать Интернет как электронную текстуальность, и имеем сегодня к этому все основания: достаточный категориальный аппарат, наработанный социологией и социальной наукой в целом, а также достаточно фактов, которые исследуются в рамках социологии, для того, чтобы рассматривать Internet как электронную текстуальность. В социальном плане нам необходимо рассмотреть возможности Internet с точки зрения различных коммуникационных и информационных служб. Достижения Internet, которые сегодня очевидны для социальной сферы, могут быть просчитаны и рассмотрены социологами с позиций социальной коммуникации и с позиций информационного поля, которое необходимо для дальнейшего осуществления социального развития и социальной коммуникации.

    Результаты пилотного исследования взаимосвязей в микромирах Первым вопросом, который здесь будет интересовать исследователя, является вопрос о персональной сети и ее связи с другими персональными сетями. Движется ли человек в своих отношениях в основном в том микромире, который ему принадлежит, или он стремится выйти из этого микромира и перейти к другому? Также важным является вопрос о взаимодействии микромиров различных людей. Интересным вопросом для исследователя будет также вопрос о том, что знают друзья обо мне, что знают друзья друзей обо мне, могут ли они быть моим ресурсным полем деятельности и коммуникации. Так можно описать опосредованную сеть общения индивида. Эти вопросы являлись основными вопросами пилотного исследования, которое проводилось Институтом прикладных социальных исследований Кельнского университета в конце 80х гг. Пилотное исследование проводилось в Кельнском округе Ниппес, и за основу были взяты карточки в полицейском управлении, в которые граждане заносились по месту жительства. По этим карточкам были выбраны 137 человек, из них 75,3 % выразили готовность участвовать в исследовании. В процессе исследования были выявлены и смоделированы 46 цепей, которые относятся к сети индивидуального общения. Процесс исследования протекал следующим образом. Первая стадия исследования: исходная персона называет двух ближайших людей из своего окружения. Условно мы их обозначим «друг 1» и «друг 2». Далее, на втором этапе, эти друзья, в свою очередь, выбирают следующих двух персон из своего ближайшего окружения. Таким образом, мы получаем третью ступень для исследований, и там будут «друг 1.1», «друг 1.2», «друг 2.1», «2.2». В среднем каждая сеть охватила 9,8 человека. Из них ядро сети, ближайшее окружение, составили в среднем 4,7 человека, и 5,1 человека были отнесены личностями к более далекому слою в личностной сети общения. В ядре общения, наиболее близком окружении, доминировали родственники. Знакомые, коллеги по работе и соседи, скорее, были отнесены к членам более расширенного круга. Друзья стояли как в ядре сети, так и в более расширенной ее части. Сеть ближайшего окружения личности состоит в основном из друзей и родственников. Родственники из ближайшей линии — это наиболее близкие родственники, которых личность относит к своему ближайшему окружению. Большое значение родственных связей показывает и высокий процент, полученный в ходе исследования, — 32 % родственников относятся к ядру персональной сети, а также к персональной сети вообще. Из этого отнюдь не следует, что все родственники для личности имеют определенный «близкий» статус и могут пользоваться этим статусом. Значительно важнее показать, что личность называет в своем ближайшем окружении из родственников таких людей, которые имеют для Я, для этой личности, особое значение.

    Большое значение для социального исследования имеет физическое расширение пространства, в котором осуществляется коммуникативная личностная сеть, при использовании современных информационных и коммуникационных средств. Результаты пилотного исследования хорошо видны в таблице, которую мы приводим ниже. Расшифровываем таблицу следующим образом. Пятая часть членов ядра коммуникативной сети находится либо в том же доме, что и респондент, либо они находятся на той же улице. Также пятая часть, т. е. еще одна пятая часть принадлежащих к ядру коммуникативной сети, проживает в том же квартале. 40 % людей, которые личность называет принадлежащими к ядру коммуникативной сети, проживают в других частях данного города. Таким образом, мы можем сказать, что почти 80 % людей, которые составляют ядро коммуникативного общения респондента, проживают в одном и том же городе, и только примерно 20 % проживают за пределами данного города. Как выглядят дружественные и родственные связи между этими людьми и нашим респондентом? Здесь мы делаем следующий вывод, что две трети родственников находятся в непосредственной близости к данному испытуемому, или респонденту. Друзья составляют большую часть людей, которые проживают либо рядом с респондентом, либо в пределах города, в котором проводилось исследование, в данном случае это город Кельн. Число родственников, проживающих за пределами Кельна, составляет большой процент, а именно 45 %, и родственники, которые проживают за пределами данного города, максимально большим числом принадлежат к ядру коммуникативного общения, к ядру коммуникативной сети респондента. Таким образом, можно сказать, что с увеличением физического расстояния, на котором находятся люди, вступающие в коммуникации, родственные связи превалируют. Родственные отношения сохраняются, несмотря на достаточно большое расстояние, дружеские же связи предпочтительнее осуществлять в непосредственной близости от места локализации данного индивида. Среди лиц, которые проживают за пределами города и даже за пределами земли, превалирует число родственников и составляет примерно две трети. Друзья доминируют в числе персон, которые проживают в данном городе и в данном квартале, там, где проводится исследование респондента. Число друзей в этой категории составляет примерно 45 %. С увеличением расстояния от города, где проживает респондент, уменьшается количество друзей. Это позволяет предположить, что люди сохраняют родственные контакты, несмотря на увеличение расстояния, в то время как дружественные контакты скорее локализуются в наиболее близком к личности пространстве. Таким образом, в современном обществе повседневная жизнь индивида протекает в рамках дружественных контактов, которые складываются по месту жительства или, по крайней мере, в данном городе, и в контактах с родственниками, которые сохраняются даже на значительном расстоянии. Это непосредственное окружение составляет личностный ресурс, в котором личность может проявить свои коммуникативные и деятельностные интеракции.

    Для кейсстади демонстрируется исследование персональной сети, которое может быть применено также исследования персональной сети Internet.

    Основные понятия

    Internet (от International Net — всемирная сеть) — всемирная компьютерная сеть.

    On-line (on-line — на линии) — режим работы компьютера, при котором он подключен к сети.

    Email (electronic mail — электронное письмо) — средство передачи информации «электронная почта», адрес электронной почты, сообщения электронной почта.

    WWW (World Wide Web — всемирная паутина) — система страниц, связанных между собой ссылками.

    Newsgroup — группа новостей Internet, она же — конференция, новости — это письма пользователей, посвященные определенной тематике и адресованные всем читателям данной конференции, каждый из которых может ответить или прокомментировать письмо.

    Web-страница (Web Page) — минимальная информативная составляющая WWW.

    IRC (Internet Relay Chat) — разговор фразами между пользователями.

    Коммуникация — передача сообщений, в которых заложены определенные значения. Коммуникация происходит на разных уровнях: межличностном, межгрупповом, внутри общества, между различными обществами.

    Интеракция — процесс взаимообусловленного влияния индивидов, групп, социальных систем обществ друг на друга в ходе коммуникации.

    Медийный — посреднический, способ общения в обществе через кого-либо или посредством чего-либо.



    тема

    документ Предпринимательство в социальной сфере
    документ Социальная деятельность
    документ Социальная дифференциация
    документ Социальная организация
    документ Социальная ответственность



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Изменения для нотариусов в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году
    Брокеру


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты