Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Конституционный контроль

Конституционный контроль

Конституционный контроль

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Конституционный контроль
2. Органы конституционного контроля
3. Конституционный судебный контроль
4. Конституционный контроль конституционного суда
5. Конституционный контроль и надзор
6. Виды конституционного контроля
7. Модели конституционного контроля
8. Конституционный контроль в зарубежных странах
9. Конституционный контроль в России
10. Судебный орган конституционного контроля
11. Развитие конституционного контроля
12. Формы конституционного контроля
13. Институт конституционного контроля
14. Субъекты конституционного контроля
15. Задачи конституционного контроля
16. Функции конституционного контроля
17. Система конституционного контроля
18. Осуществление конституционного контроля
19. Акты конституционного контроля
20. Объекты конституционного контроля

Конституционный контроль

Задачами исключительной важности для гармоничного развития общества являются наличие действенной системы государственной власти, обеспечение взаимосогласованной деятельности законодательной, исполнительной и судебной властей, четкая конституционная регламентация их полномочий и контроль за их осуществлением.

Одной из фундаментальных ценностей общества является правовое государство, идеи и принципы которого направлены против возможности авторитарного (полицейского, военного) правления. Присущие правовому государству признаки, как-то: примат права, разделение властей, уважение прав человека, подконтрольность власти, демократический режим правления и другие, стали развиваться еще в античные времена.

Государством права, или правовым государством можно считать лишь такое государство, в котором, во-первых, признан приоритет закона, во-вторых, смыслом законотворчества является гарантия и реализация прав и свобод человека при разумном ограничении власти, в-третьих, на уровне основного закона страны закреплена возможность оспаривания законов с целью установления их конституционности, т.е. соответствия праву.

Сами по себе разделение властей, конституционное (законодательное) закрепление прав человека, осуществление приоритета законов не являются, на наш взгляд, базовыми критериями правового государства, если сам факт того, является ли оно правовым, не может быть юридически верифицирован.

Разделение властей, без чего невозможно представить существование гражданского общества и демократического государства, в то же время выдвигает задачу – путем задействования необходимых механизмов сдержек и противовесов - сохранить конституционно закрепленный баланс взаимоотношений различных органов власти, обеспечить динамизм и стабильный прогресс общества. На практике эта задача разрешима только при условии наличия целостной и полноценной системы конституционного контроля. В этом многие страны, имеющие развитую государственность, как и страны, вставшие на путь развития, убедились давно. Правовым может считаться лишь то государство, в котором законодатель так же подзаконен (выделено нами - авт.), как и гражданин.

Высшим принципом существования и функционирования правового государства является верховенство конституции, которая одновременно является основным масштабом конституционного контроля.

Верховенство – это закрепленный в самой конституции признак наибольшей общеобязательности ее действия, который учреждает иерархию правовых актов, отводящую конституции роль основы правотворчества и связывающую правоприменителя. Основанием для этого является сам характер конституции как правового акта учредительной силы, степень общеобязательности которого выше юридической силы любых иных предписаний публичной власти, поскольку конституция сама конституирует ее.

Для того, чтобы выполнять эту роль, конституция сама не должна противоречить высшим принципам права, она должна вобрать их в себя.


Конституция – это право справедливости, а не механическое сочленение общеизвестных положений.

Конституция является фундаментальной правовой субстанцией, призванной не только учредить институты власти, установить их компетенцию и порядок взаимоотношений, но и гарантировать ограниченность правления, предусмотреть такие ограничения для государственной власти, которые порождают тесную связь, сопричастность и взаимную ответственность государства и личности за управление обществом и в наибольшей степени проистекают из свободы каждого и совокупной воли всех. Конституция определяет такое соотношение властей и такие основы их взаимоотношений, которые имеют целью обеспечение перманентно-динамичного развития общества. Соотношение политических сил имеет дискретный характер, в то время как его формы и пределы предусматриваются конституцией, а единственным способом их легитимации является волеизъявление избирательного корпуса. Конституция призвана очертить границы права и придать ему внутреннюю определенность, качество права.

Высшая воля союза граждан структурируется в адекватном ей высшем законе государства, одновременно связывающем правовым воздействием не только конституируемое государство, но и конституирующее его общество. В этом и проявляется учредительный характер народного суверенитета, юридическим проявлением которого является конститутивная воля граждан, обеспечивающая внутреннюю правовую связь социума и государства, поскольку последнее никогда не сможет стать частью этого социума.

Высший закон правового государства, обладающий учредительной силой и тем самым стоящий над самим государством, являющийся правовой основой формирования и осуществления публичной власти, государственного волеобразования, уже в силу того, что обладает признаками такой универсальности и абстрактности, которые позволили бы при отсутствии защитных механизмов переместить центр тяжести публичной власти к законодателю и тем самым подменить право законом, подразумевает функцию охраны конституции как высшую функцию правового государства, имеющую контрольный характер.

Содержание и формы конституционного контроля в различных правовых системах неодинаковы. Конституционный контроль, являясь специфической функцией обеспечения верховенства конституции, не может быть основной функцией органов, наделенных полномочиями по принятию правовых актов, могущих стать объектами конституционного контроля. Поэтому полномочия по обеспечению конституционности нельзя вверять парламенту. В странах, где конституционный статус главы государства совмещен со статусом главы исполнительной власти, функцию обеспечения конституционности иногда допустимо возложить на него, но только в сфере контроля административных актов. Следовательно, конституционный контроль должны осуществлять в основном те органы, которые в силу своей независимости от публичных властей способны наиболее беспристрастно разрешать правовые конфликты.

Органы конституционного контроля

В зависимости от конституционных решений такими органами могут быть:

– глава государства, парламент, правительство, суды общей юрисдикции, административные суды, которые осуществляют конституционный контроль либо специально наряду с другими своими функциями, либо (чаще всего) в ходе осуществления других своих функций;
– специализированные органы конституционного контроля, которые бывают либо судебными (например, конституционная юстиция во многих европейских странах), либо квазисудебными органами (например, Конституционный совет во Франции и ряде других стран, воспринявших французскую конституционную модель).

Конституционный контроль, осуществляемый президентом, парламентом, правительством и подобными им органами, именуется иногда политическим, ибо указанные органы осуществляют политическую деятельность. Они избираются на определенный отрезок времени, очередные или внеочередные выборы могут полностью изменить их политический состав и привести к изменению проводимой ими политики. Поэтому осуществляемый ими политический конституционный контроль приноровлен к текущим политическим задачам и, следовательно, по содержанию своему нестабилен.

Наиболее часто политический конституционный контроль учреждался в конституционной истории Франции, где теоретической основой его служила идея «конституционного жюри» по наблюдению за конституционностью законов, высказанная одним из идеологов Великой французской революции аббатом Э.Ж. Сьейесом году. Реализовывалась она в виде Сената, предусматривавшегося Конституциями, хотя на практике Сенат не всегда осуществлял данную функцию. В новейшее время Конституция Французской Республики учредила под председательством Президента Республики Конституционный комитет, в состав которого входили председатели Национального собрания и Совета Республики (т.е. нижней и верхней палат парламента), 7 членов, назначавшихся в начале годовой сессии Национальным собранием, и три члена, назначавшихся тогда же Советом Республики, причем эти 10 членов не состояли в палатах, но пропорционально представляли парламентские фракции. За весь период существования Четвертой республики комитет вынес лишь одно решение.

Предварительный политический конституционный контроль факультативного характера предусмотрен, по существу, § 18 гл. 8 Формы правления – одного из основных законов, составляющих конституцию Швеции. Законодательный совет осуществляет там консультативный контроль, а Правительство и Риксдаг – постановляющий, который, естественно, носит политический характер, хотя и слабо выраженный.

Политический конституционный контроль типичен для социалистических конституций, по крайней мере, для тех, которые признают наличие этой проблемы.

Так, согласно ст. 75 Конституции Республики Куба Национальная ассамблея народной власти полномочна:

– принимать решения о конституционности законов, декретов-законов, декретов и других общих актов (п. «с»);
– отзывать декреты-законы Государственного совета, а также противоречащие Конституции или законам декреты или распоряжения Совета министров (п. «r»);
– отзывать или изменять постановления или распоряжения местных органов народной власти, которые, в частности, нарушают Конституцию, законы, декреты-законы, декреты и другие акты вышестоящих органов (п. «s»).

Государственный совет полномочен согласно ст. 90 этой Конституции:

– приостанавливать исполнение распоряжений Совета министров, постановлений и распоряжений местных ассамблей народной власти, которые, в частности, не соответствуют Конституции или законам (п. «n»);
– отзывать постановления и распоряжения местных администраций народной власти, которые, в частности, противоречат Конституции, законам, декретам-законам, декретам и другим актам вышестоящих органов (п. «о»).

В какой-то мере в данной связи можно упомянуть такие полномочия кубинского Совета министров, как отзыв решений местных администраций народной власти, распоряжений руководителей Центральной администрации государства в случае противоречия обязательным вышестоящим нормам (п. «l» и «m» ст. 98 Конституции).

Примечателен тот факт, что Регламент Национальной ассамблеи народной власти урегулировал процедуру осуществления ею конституционного контроля. В частности, право выступать с инициативой проверки конституционности нормативных актов было предоставлено Государственному совету, Исполнительному комитету Совета министров, депутатам и местным органам народной власти. Народному верховному суду и Генеральной прокуратуре Республики, а также 25 гражданам, пользующимся гражданскими и политическими правами во всей полноте.

Здесь, таким образом, очерчена всеобъемлющая система политического контроля конституционности и законности. Но чтобы представить себе ее действие на практике, поставим такой вопрос: реально ли, чтобы Национальная ассамблея по инициативе местного органа народной власти или группы граждан, или даже Генеральной прокуратуры, если бы они осмелились такую инициативу проявить, отозвала акт Государственного совета или Совета министров, возглавляемых Фиделем Кастро? Ответ, думается, ясен без дополнительных комментариев. И нет необходимости вдаваться в вопрос о том, может ли политический орган квалифицированно решить сложную юридическую проблему конституционности закона или иного акта.

Что касается судебного конституционного контроля, то известны две его основные разновидности, условно называемые американской и европейской.

Американская система исторически возникла раньше, о чем мы несколько выше уже упомянули. При этой системе конституционность законов и других актов проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел (конкретный последующий контроль).

Если суд признает закон неконституционным и дело затем доходит до верховного суда, решение последнего по вопросу о конституционности закона обязательно для всех судов. Закон, признанный верховным судом неконституционным, формально продолжает действовать, но ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, то есть, формально действуя, по существу утрачивает юридическую силу. А это значит, что администрация, которая вправе его применять, делать этого не будет, ибо это бесполезно: административное решение может быть обжаловано в суд, для которого, как мы отметили, закон как бы уже не существует. Парламент в таких случаях, как правило, подобный закон вскоре отменяет.

Если в США, Аргентине, Японии, Норвегии конституционность закона вправе проверять любой суд, то в некоторых странах (например, в Австралии, Индии, на Мальте) это может делать только верховный суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, кои проверять конституционность законов не могут.

Европейская система предполагает учреждение специальных судебных или квазисудебных органов конституционного контроля. Такими органами являются, например, Конституционный суд в Италии, Конституционный трибунал в Польше, Конституционный совет и частично Государственный совет во Франции, Высший конституционный суд в Египте, Федеральный конституционный суд в Германии. В последнее время европейская система проникла и в Латинскую Америку: специальным конституционным судом является Федеральный верховный трибунал по Конституции Федеративной Республики Бразилии; Политическая конституция Колумбии предусмотрела именно Конституционный суд; в качестве конституционного суда действует конституционная палата Верховного суда правосудия Коста-Рики.

В федеративных государствах такие органы могут создаваться и субъектами федераций. Например, в германской земле Гессен согласно ее Конституции конституционный контроль возложен на Государственную судебную палату, а согласно Конституции Свободного Государства Саксонии (другой германской земли) – на Конституционную судебную палату. Конституционные суды (именно с таким названием) предусмотрены конституциями субъектов югославской федерации – Конституцией Республики Сербии и Конституцией Республики Черногории; Конституция Союзной Республики Югославии учредила Союзный конституционный суд. При этом следует иметь в виду, что конституционные суды – федеральный и субъектов федерации – единой системы не образуют: между ними не существует никаких отношений инстанционности, каждый проверяет акты на соответствие только своей конституции.

Автор идеи такой модели конституционного контроля уже упоминавшийся нами проф. Г. Кельзен исходил из того, что раз конституция является основным, самым важным законом страны, из содержания которого вытекают другие законы, то для обеспечения его наибольшей стабильности нужна особая, отдельная система контроля. «Законодательный орган, – писал он, – в действительности рассматривается в качестве творца права, а не в качестве органа по применению права, привязанного к конституции; он этим творцом теоретически и является, хотя в достаточно ограниченной мере.

Следовательно, сам парламент не может учитывать это обстоятельство, с тем чтобы обеспечить свое подчинение конституции. Именно иному, независимому от парламента и, как следствие, независимому от любой другой государственной власти органу нужно поручать аннулирование неконституционных актов, то есть судебному органу или Конституционному трибуналу».

Органы конституционной юстиции осуществляют абстрактный конституционный контроль, причем иногда в сочетании с конкретным. Признание ими закона неконституционным чаще всего прекращает всякое действие закона, означает по существу его отмену. Так, ст. 126 Конституции Республики Хорватии гласит:

«Конституционный суд Республики Хорватии отменит закон, если установит, что он неконституционен.

Конституционный суд Республики Хорватии отменит или аннулирует иное предписание, если установит, что оно неконституционно или незаконно».

Здесь следует отметить, что в отношении неконституционных законов хорватская Конституция установила правило ex nunc, тогда как в отношении иных актов может применяться как это правило, так и правило ex tunc.

В некоторых постсоциалистических странах сохранилась, однако, известная сдержанность в отношении конституционной юстиции, представляющая собой пережиток советской идеи полновластия представительного органа. Так, упомянутая уже Конституция Румынии устанавливает в ч. 1 ст. 144, что в случае признания закона или парламентского регламента неконституционным эти акты направляются в Парламент на пересмотр (при этом абстрактный контроль законов – только предварительный и в большинстве случаев факультативный); если каждая палата подтвердит акт большинством не менее 2/3 своих членов, решение Конституционного суда о неконституционности отменяется.

Подобный подход еще раньше утвердился в Польше, которая первой из стран существовавшего «социалистического содружества» учредила у себя «буржуазную выдумку» – конституционную юстицию. Согласно ч. 2 ст. 33-а, включенной тогда в Конституцию Польской Народной Республики и действовавшей ранее, «решения Конституционного Трибунала о несоответствии законов Конституции подлежат рассмотрению Сеймом». Закон о Конституционном трибунале установил, что если Сейм признает акт соответствующим Конституции, то отменяет решение Конституционного трибунала большинством 2/3 голосов в присутствии не менее половины депутатов. Новая Конституция Республики Польша, хотя и установила в ч. 1 ст. 190, что решения Конституционного трибунала имеют общеобязательную силу и являются окончательными, но все же в переходных положениях (ч. 1 ст. 239) еще на два года сохранила прежнее положение.

Специализированные судебные органы конституционного контроля часто обладают также иными полномочиями – реализуют конституционную ответственность высших должностных лиц государства, выступают в качестве избирательных судов, дают официальное толкование конституции и т. д.

Например, Конституционный суд Словацкой Республики, определяемый в ст. 124 Конституции Словацкой Республики как независимый судебный орган охраны конституционности, осуществляет в соответствии со ст. 125–129 Конституции следующие полномочия. Прежде всего он проверяет: соответствие законов Конституции и конституционным законам; соответствие постановлений Правительства, общеобязательных правовых предписаний министерств и остальных центральных органов государственной администрации Конституции, конституционным законам и законам; соответствие общеобязательных постановлений органов территориального самоуправления Конституции и законам, а общеобязательных правовых предписаний местных органов государственной администрации Конституции, законам и иным общеобязательным правовым предписаниям и, наконец, соответствие общеобязательных правовых предписаний международным договорам, опубликованным в том же порядке, что и законы. Однако Конституционный суд не дает заключений о соответствии проектов законов и других общеобязательных правовых предписаний Конституции и конституционным законам. Далее, Конституционный суд разрешает споры о компетенции между центральными органами государственной администрации, если законом это полномочие не возложено на другой государственный орган, и разрешает жалобы на вступившие в силу решения центральных и местных органов государственной администрации и органов территориального самоуправления, нарушающие основные права и свободы граждан, если охрана этих прав и свобод не возложена на иной суд (выступая, следовательно, в данном случае как орган административной юстиции). В случае спорных вопросов Конституционный суд дает толкование конституционных законов. Он разрешает жалобы на утверждение или неутверждение мандата депутата Национального совета, решает о конституционности и законности выборов в Национальный совет и в органы территориального самоуправления, разрешает жалобы на результаты референдума (выступая во всех этих случаях как избирательный суд). Далее он проверяет соответствие конституционным и иным законам роспуска или приостановления деятельности политической партии или движения и наконец, выносит решение по обвинению в государственной измене, предъявленному Национальным советом Президенту Республики.

В некоторых странах для осуществления части подобных полномочий создаются специальные органы или эти полномочия частично возлагаются на иные органы. Например, во Франции и ряде других стран конституционность законов проверяется Конституционным советом, а конституционность актов исполнительной власти, если речь идет о превышении ею своих полномочий, – Государственным советом, который возглавляет систему административной юстиции. Для реализации ответственности высших должностных лиц государства во Франции создаются Высокий суд правосудия и Суд правосудия Республики, в Польше – Государственный трибунал.

Главное отличие конституционных советов от конституционных судов (трибуналов) заключается в том, что в советах обычно применяется не публичная процедура, а закрытая, основанная на письменном производстве. Соответственно они не рассматривают индивидуальных конституционных жалоб.

Своеобразный орган конституционного контроля учрежден Конституцией Ирана. Таким органом является Охранительный, или Попечительный, совет (в англ. переводе – Guardian Counsil), образованный из обычных и мусульманских юристов. Согласно ст. 94 Конституции все законодательство, принятое Исламским консультативным собранием (парламентом), должно направляться в этот совет, который в 10-дневный срок обязан проверить его совместимость с критериями ислама и Конституции. В случае несовместимости законы возвращаются в Собрание на пересмотр, в иных же случаях считаются пригодными для введения в действие. Указанный срок по просьбе Совета может быть продлен, но не более чем на 10 дней. На Совет возложены также толкование Конституции (ст. 98) и наблюдение за выборами Собрания сведущих людей Руководства, Президента Республики, Исламского консультативного собрания, а также за прямым обращением к мнению народа и за референдумом (ст. 99).

Конституция Пакистана не столь категорична. В Пакистане учрежден Совет исламской идеологии, или Исламский совет (Islamic Council), в составе не менее 8 и не более 15 членов, назначаемых Президентом страны. В обязанности Совета входит дача рекомендаций Парламенту и провинциальным собраниям по их деятельности, которая должна соответствовать «принципам и концепциям ислама, сформулированных в Коране и в Сунне». Последняя, как считается, является дополнением к Корану. Совет также дает советы Парламенту, провинциальным собраниям, Президенту Республики и губернаторам по каким-либо вопросам, переданным на рассмотрение Совета, а также дает рекомендации в отношении действующих законов об их соответствии Исламу (ст. 230).

Конституционный судебный контроль

Судебный конституционный контроль есть проверка на соответствие конституции объектов такого контроля судебными органами.

Существуют две разновидности судебного конституционного контроля:

1) конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции,
2) конституционный контроль, осуществляемый специализированными судами.

Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль) либо верховные (высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль).

В США, Аргентине, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон неконституционным. Если дело доходит до Верховного Суда и он также признает закон не соответствующим Конституции, то это решение Верховного Суда становится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только Верховный Суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, которые проверять законы на их соответствие конституции не могут. Формально закон, признанный Верховным Судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент, как правило, подобный закон отменяет.

Для осуществления конституционного контроля в верховных судах ряда государств создаются специальные конституционные коллегии, палаты (конституционная палата Верховного Суда правосудия Коста-Рики, конституционная коллегия Национального Суда Эстонии и др.).

Особенность второй разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют специальные конституционные суды (централизованный контроль)'. Они обладают специальной конституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством самостоятельного судопроизводства — конституционного судопроизводства. Судебная конституционная юрисдикция и соответствующее конституционное судопроизводство составляют конституционную юстицию, то есть конституционное правосудие. Признание органами конституционного правосудия, например, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, т. е., по существу, его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.

Наличие конституционного суда не означает, что другие суды, действующие в данном государстве, лишаются права осуществлять конституционный контроль.

Конституционное правосудие представляет собой синтез, сплав двух начал — сущности конституционного контроля и формы правосудия, в результате чего мы имеем дело с самостоятельным видом государственно-властной контрольной деятельности в специализированной форме конституционного правосудия.

Конституционное правосудие как разновидность правосудия имеет следующие основные черты (признаки):

1) наличие конституционных судов как специализированных судебных органов конституционного контроля;
2) автономное положение судов в иерархии судебных органов;
3) самостоятельная процессуальная форма отправления конституционного правосудия;
4) юридическая сила решений конституционного правосудия, приравненная к юридической силе конституции;
5) особая система законодательства, регулирующего конституционное правосудие.

Таким образом, конституционное правосудие есть высшая форма конституционного контроля. Как правило, оно является последующим (репрессивным), учреждающим (постановляющим), обязательным, как абстрактным, так и конкретным (с возможными комбинациями), материальным и формальным.

Конституционный контроль конституционного суда

Верховенство конституции, ее прямое действие не осуществляются автоматически. Принципы и нормы конституции могут быть нарушены умышленно либо в силу ошибки как со стороны законодателя, так и правоприменителей. Иными словами, конституция в своей реализации может дать сбои. Поэтому государство создает систему и механизм правовой охраны конституции. В научной литературе нет однозначного понимания охраны (защиты) конституции. Часто понятия охраны и защиты в своем содержании понимаются как тождественные, равнозначные. В первом приближении такое отождествление вполне допустимо.

Возможно и различие понятий охраны и защиты конституции. Охрана конституции осуществляется законодателем путем установления в самой конституции и в иных законах системы способов и средств предупреждения, пресечения и выявления нарушений конституции, средств защиты в целях восстановления действия принципов и норм конституции и привлечения к ответственности виновных в нарушении конституции.

Защита конституции непосредственно связана с активными действиями заинтересованных и компетентных органов и лиц по осуществлению охраны конституции. Так, органы и лица, объединения граждан и другие субъекты, чьи конституционные полномочия, права и свободы, законные интересы нарушены или ущемлены, прибегая к средствам их правовой защиты, тем самым осуществляют охрану конституции. Равным образом, компетентные органы и лица, которые применяют предоставленные по закону меры предупреждения и пресечения, принимают решения о восстановлении нарушенных конституционных прав и свобод и о привлечении виновных к конституционной иным видам юридической ответственности за конституционные нарушения, непосредственно осуществляют охрану конституции.

Специфическим средством охраны конституции служит конституционный контроль как специфическая функция компетентных органов публичной власти по обеспечению верховенства конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общественных отношений на всей территории государства.

Охрана (защита) конституции включает конституционно (законодательно) закрепленные средства правовой охраны:

а) меры надзора и контроля за действием (реализацией) конституции,
б) меры защиты;
в) меры конституционной и иной ответственности и их реальное использование в целях выявления и устранения конституционных правонарушений.

Охрану и защиту конституции, в том числе мерами конституционного контроля, осуществляют следующие органы публичной власти: глава государства; парламент; правительство и другие органы исполнительной власти; органы МСУ. Деятельность указанных органов публичной власти по охране и защите конституции составляет одно из направлений их основных функций либо самостоятельную, дополнительную функцию. Наряду с другими их функциями глава государства, парламент, правительство и другие органы, принимая меры в целях охраны конституции, в значительной степени испытывают влияние проводимой ими политики. Его можно квалифицировать как общий (общеполитический) конституционный контроль.

Так, Президент РФ как глава государства, согласно ч. 2 ст. 80 Конституции РФ, являясь гарантом Конституции, прав и свобод гражданина, обязан защищать Конституцию (см. ч. 1 ст. 82 Конституции РФ о присяге Президента народу). Глава государства в осуществлении конституционного контроля использует специально создаваемые для этого вспомогательные органы (комитеты, советы, комиссии).

Парламент как орган народовластия, воплощающий в себе народный и государственный суверенитет, осуществляет предварительный контроль за конституционностью принимаемых законов на всех стадиях его законодательной деятельности. Парламент осуществляет и последующий контроль, поскольку наделен правом изменять, дополнять и отменять законы в целях полного соответствия их положений конституции. Для осуществления охраны и защиты конституции парламенты используют разнообразные формы парламентского контроля, такие специализированные учреждения и институты, как счетные палаты, которые осуществляют контроль за исполнением государственного бюджета, уполномоченные по правам человека (омбудсмен, народные защитники, парламентские адвокаты), следственные комиссии и др.

Правительства осуществляют охрану и защиту конституций непосредственно и через свои министерства, в особенности по линии Министерства юстиции, иные структурные подразделения.

Конституционный контроль осуществляют также прокуратура и другие правоохранительные органы в пределах их компетенции и в установленных законом процедурах.

В чрезвычайных ситуациях, когда возникает непосредственная угроза существованию конституционного строя, право на активные действия по защите конституции принадлежит и народу как суверену и единственному источнику публичной власти.

Специализированный механизм охраны конституции проявляется и в виде специализированного конституционного контроля, осуществляемого органами конституционного надзора несудебного характера (квазисудебные органы).

Органы конституционного надзора осуществляют, как правило, предварительный конституционный контроль по правилам специальной процедуры (Конституционный Совет Франции, Конституционный Совет Казахстана и др.). Решения указанных квазисудебных органов носят предварительный, консультативный характер и могут быть преодолены компетентными органами (парламентом).

Наиболее действенным и эффективным в охране конституции является судебный конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции и специализированными, конституционными судами.

Конституционный контроль как функция судебной власти. В правовом государстве судебная власть есть самостоятельная, независимая ветвь государственной власти. Речь идет о судебной власти, поскольку суды, не подменяя законодательные и исполнительные органы государственной власти, являются эффективным элементом в механизме «сдержек и противовесов», разрешая конфликты между ними и другими субъектами общественных отношений на основе конституции и закона. Судебные решения обязательны для всех субъектов права, и в этом проявляется сила судов как государственной власти. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих решений.

Наряду с указанными функциями судебная власть в правовом государстве осуществляет конституционный контроль, т.е. проверку на соответствие законов и других актов и действий различных государственных органов, должностных лиц принципам и нормам конституции.

Судебный конституционный контроль есть проверка конституционности актов, решений и действий органов законодательной, исполнительной и судебной власти. Особое значение и преимущества этого контроля обусловлены специальной судебной процедурой его осуществления в виде конституционного правосудия и обязательной юридической силой его результатов.

Конституционное правосудие представляет собой синтез, сплав начал. Содержание - это конституционный контроль, который в форме судопроизводства. В результате он является самомнительным видом государственно-властной контрольной деятельности в специализированной судебной процедуре. Именно эта форма обеспечивает объективность и беспристрастность осуществления Конституционного контроля. Таким образом, конституционное правосудие есть высшая форма конституционного контроля.

Основные модели судебного конституционного контроля: англо-американская и европейская (континентальная).

Особенности англо-американской модели судебного конституционного контроля. Такая модель принята – кроме США – в Канаде, во многих других странах Латинской Америки – Аргентине, Боливии, Мексике и др.; Австралии и Новой Зеландии; в ряде европейских государств (Дания, Швеция); И шиитских - Бангладеш, Израиль, Индия, Иран, Пакистан, Япония и др.; в целом ряде англоязычных африканских стран (как правило, там, где действует система общего права).

Конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции, имеет 2 разновидности:

а) конституционный контроль, осуществляемый всеми общими судами при рассмотрении конкретных – гражданских, административных, уголовных — дел в соответствии с правилами обычной судебной процедуры (децентрализованный контроль),
б) конституционный контроль, осуществляемый верховными (высшими) судебными инстанциями, возможно по особой процедуре (централизованный контроль).

В США, Аргентине, Мексике, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон либо отдельные его положения неконституционными. Если дело доходит до Верховного Суда, и он также подтверждает решение нижестоящего суда, то это решение Верховного Суда становится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, Канаде, Малайзии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только высшая судебная инстанция после того, как дело поступит к нему от нижестоящего суда, который может поставить перед ней вопрос о проверке конституционности закона или отдельного его положения, но сам не обладает правомочием проверять его на соответствие конституции.

Законодательное определение полномочий общих судов по осуществлению конституционного контроля осуществляется с разной степенью полноты. В одних странах такое полномочие является результатом самой судебной практики (как бы присваивается самими судами) на основе толкования своей компетенции, в других регламентируется в общей форме либо путем перечисления конкретных правомочий (рассмотрение конституционных жалоб граждан, разрешение компетенционных споров и т.д.).

Особенности европейской модели судебного конституционного контроля. Эта модель является преобладающей в мире, принята не только в большинстве стран Западной Европы, но и в Латинской Америке (Колумбия, Коста-Рика, Панама, Чили и др.). В Азии (Ирак, Кипр, Сирия, Турция, Южная Корея и др.). В Африке (Ангола, Египет, Мали, Эфиопия и др.), т.е. характерна для права государств с его принципом верховенства конституции.

Особенности европейской модели судебного конституционного контроля как его второй разновидности заключаются в том, что конституционность объектов контроля проверяют специализированные – конституционные – суды либо специальные конституционные коллегии, палаты в составе высших (верховных) судов, для которых конституционный контроль является единственной (исчерпывающей) функцией, и осуществляют ее по правилам специальной процедуры (централизованный контроль).

В большинстве стран мира учреждены и действуют конституционные суды, в ряде государств – конституционные палаты (коллегии) в составе высших судебных инстанций (Конституционная палата Верховного суда Коста-Рики, Конституционная коллегия Государственного суда Эстонии).

В федеративных государствах образуются как федеральный конституционный суд, так и конституционные суды субъектов федерации, которые, правда, не образуют единую инстанционную систему судебного конституционного контроля (Германия, Россия и др.).

В мировой практике есть различные варианты, когда суды первой инстанции, отказываясь от применения неконституционного, с их точки зрения, закона, непосредственно обращаются в конституционный суд либо приостанавливают производство по делу и обращаются в вышестоящую (либо высшую) судебную инстанцию либо в судебную магистратуру с просьбой об их обращении в конституционный суд с запросом о проверке конституционности закона. В этом случае вышестоящая судебная инстанция выступает как контрольная инстанция и берет на себя ответственность за применение спорного закона. Но при любом варианте суд не может применить неконституционный закон в силу своего внутреннего убеждения, а вопрос о проверке конституционности закона должен быть решен конституционным судом.

Различие «американской» и «европейской» моделей судебного конституционного контроля в известной мере условно, так как существуют и смешанные модели, вбирающие в себя элементы и той, и другой.

Верховный Суд Канады – главная апелляционная инстанция страны – рассматривает конституционно-правовые вопросы при осуществлении обычного судопроизводства по конкретным делам, что типично для американской модели. В то же время он наделен «специальной юрисдикцией», согласно которой по запросу Правительства Верховный Суд рассматривает «важные вопросы права или факта», касающиеся толкования Конституции, конституционности или толкования федерального или провинциального законодательного акта, полномочий парламента Канады или законодательных органов провинций, или их соответствующих правительств, или по любому иному важному вопросу права или факта, касающемуся любой другой области. Решения Верховного Суда Канады по этим вопросам носят рекомендательный характер.

К конституционным судам примыкают специализированные конституционного контроля – конституционные советы, также действующие по специальной процедуре (Франция, Казахстан, Марокко, Сенегал и др.).

Конституционные суды обладают специальной компетенцией – конституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством самостоятельного судопроизводства - конституционного судопроизводства.

Исторически конституционное правосудие возникло для проверки конституционности законов парламента. Затем предметом рассмотрения конституционного суда стал вопрос о конституционной ответственности главы государства (импичмент). Предмет конституционной юрисдикции конституционных судов постепенно расширяется. В современных условиях компетенция (юрисдикция) конституционного суда в национальных государствах разнообразна и индивидуальна.

Объектами конституционного контроля, в том числе осуществляемого судебными органами, являются:

- законы, их разновидности: законы, вносящие изменения и дополнения в конституцию, законы, принятые референдумом, конституционные органические законы, обыкновенные законы; регламенты и иные акты, принятые законодательными (представительными) органами;
- нормативные правовые акты органов исполнительной власти и органов местного самоуправления;
- разрешение споров о компетенции между высшими органами государства, между органами федерации и ее субъектов, между центральной властью и автономиями, местными властями;
- акты судебных органов;
- акты и действия общественных объединений;
- индивидуальные правоприменительные акты и правоприменительная практика компетентных государственных органов и должностных лиц;
- международные договоры.

Данный перечень объектов конституционного контроля не является исчерпывающим.

Решения конституционного суда выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства и имеют общеобязательную юридическую силу. Решения конституционного суда могут быть преодолены только путем принятия новой конституции или внесением изменений и дополнений в действующую. Конституционный суд обеспечивает верховенство и прямое действие конституции на всей территории государства.

Классификация видов конституционного контроля может быть осуществлена по следующим основаниям:

— по времени осуществления — предварительный (превентивный, предупредительный) и последующий (репрессивный) конституционный контроль. Предварительный контроль означает проверку конституционности законов после, как правило, их принятия парламентом, но до промульгации (подписания и обнародования) и вступления в силу. При предварительном контроле иных нормативных актов они проверяются до их вступления в силу. Последующий контроль распространяется на вступившие в силу, на юридически действующие акты.

В странах с американской моделью судебного конституционного контроля и ее разновидностями в принципе применяется только последующий контроль, с европейской моделью — преимущественно последующий, но в определенных случаях и предварительный. Во Франции и еще в нескольких африканских франкоговорящих странах применяется исключительно предварительный контроль.

— по правовым последствиям — консультативный и учреждающий (постановляющий) конституционный контроль.

— по обязательности проведения — обязательный и факультативный конституционный контроль. Как показывает практика, предварительный конституционный контроль зачастую является обязательным, реже факультативным. Факультативный контроль проводится лишь по инициативе управомоченного органа либо индивида в случае сомнений относительно конституционности закона; акт, признанный конституционным, сохраняет свою юридическую силу и продолжает действовать в правовой системе или, при осуществлении предварительного контроля, может быть ратифицирован (международный договор), подписан, промульгирован и вступить в силу. Решения же органов конституционной юрисдикции о неконституционности акта имеют различную юридическую силу и правовые последствия.

В некоторых странах (например, в Польше, Румынии) решение органа конституционной юрисдикции о неконституционности закона или парламентского регламента не считается окончательным, эти акты направляются на пересмотр в парламент, который согласно конституционно-законодательным установлениям может отказаться их пересмотреть и отменить решение органа конституционной юрисдикции. Это, конечно, существенно снижает значение судебного конституционного контроля, который, по сути, превращается в консультативный институт.

В странах, где действует американская модель судебного конституционного контроля, признание высшей судебной инстанцией закона неконституционным фактически лишает его юридической силы и судебной защиты, хотя формально он и сохраняется в правовой системе. Такие решения приобретают значение судебных прецедентов и во многом формируют реальное конституционное право.

В странах с европейской и смешанной моделями конституционной юрисдикции решения конституционных судов, как правило, окончательны, являются общеобязательными для всех субъектов права, акты, признанные неконституционными, утрачивают свою юридическую силу, нуллифицируются;

— по способу проведения — абстрактный и конкретный конституционный контроль. Абстрактный контроль означает проверку конституционности закона вне связи с каким-либо делом, конкретный контроль осуществляется только в связи с конкретным делом, при разрешении которого применен или подлежит применению определенный закон, конституционность которого оспаривается. Конкретный контроль предусматривается обычно для индивидов, юридических лиц, во всех остальных случаях используется абстрактный конституционный контроль. Только абстрактным может быть предварительный конституционный контроль.

В странах с американской моделью судебного конституционного контроля в принципе осуществляется только конкретный конституционный контроль. В странах, где действуют европейская и смешанные модели, применяется и абстрактный, и конкретный конституционный контроль. Только абстрактный контроль присущ французской модели конституционного контроля;

— по основаниям проверки конституционности актов — конституционный контроль содержания актов (материальный контроль), по форме акта и способу его принятия (формальный контроль). Материальный контроль означает проверку соответствия содержания акта положениям конституции. При формальном контроле проверяется соблюдение конституционных требований относительно формы акта, правомочности органа издать оспоренный акт, процедуры его принятия, опубликования и введения в действие. Между приведенными видами конституционного контроля наблюдаются определенные взаимосвязи. Так, предварительный контроль, как правило, является консультативным, обязательным (реже — факультативным), абстрактным, материальным и формальным одновременно. Последующий контроль, как правило, является постановляющим, факультативным, абстрактным (конкретным), материальным (формальным).

Конституционное правосудие как высшая форма конституционного контроля, как правило, является последующим (репрессивным), учреждающим (постановляющим), обязательным, как абстрактным, так и конкретным (с возможными комбинациями), материальным и формальным.

Конституционный контроль и надзор

Перед тем как приступить к рассказу об органах судебного Конституционного контроля, существовавших в нашей стране, я хочу определить различие между понятиями «Конституционный надзор» и «Конституционный контроль».

И хотя Председатель Конституционного Суда Баглай сказал: «Необходимо усвоить специфику каждого из этих понятий, хотя бы потому, что в процессе становления Конституционного судопроизводства в России существовали как органы Конституционного надзора, так и органы Конституционного контроля.

В государственной правовой практике охраны Конституции используется и Конституционный контроль и Конституционный надзор.

В отечественной науке они различаются по ряду признаков, хотя и преследуют, в конечном счете, единые цели – защиты прав и законных интересов гражданин, организаций и государства в целом.

Органы Конституционного надзора являются как бы органами Парламента. Все конституционные споры они решают посредствам решений Парламента.

Органы Конституционного контроля занимают самостоятельное место среди органов государственной власти, они независимы от каких-либо иных государственных органов.

Принимаемые ими решения носят окончательный характер.

Конституционный контроль в Российской Федерации осуществляется не только Конституционным Судом, но и Президентом Российской Федерации, являющимся гарантом Конституции и Правительством Российской Федерации, анализирующим исполнительную власть и судов всех уровней, и глав республик в составе Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Однако судебный конституционный контроль занимает особое положение в системе органов Конституционного контроля.

Виды конституционного контроля

Они могут классифицироваться по различным основаниям:

а) по времени существования конституционный контроль может быть предварительным или последующим. При предварительном контроле акт проверяется до его вступления в силу. Последующий контроль распространяется в принципе на действующие, по крайней мере, официально опубликованные акты;
б) по месту существования конституционный контроль может быть внутренним и внешним. Внутренний контроль проводится самим органом, который издает акт, внешний - иным органом. Внутренний контроль как правило предварительный, однако есть примеры и последующего внутреннего контроля. Нередко такой контроль носит консультативный характер и не исключает внешнего контроля. Внешний контроль в большинстве случаев последующий. Во всяком случае не принятые еще проекты актов, как правило внешнему контролю не подвергаются;
с) с точки зрения правовых последствий конституционный контроль может быть: консультативным и постановляющим. Решения в порядке консультативного контроля моральной, а не юридической системой, юридически оно никого не обязывает и не связывает. Напротив, решения, принимаемые в порядке постановляющего контроля, обязательно, даже общеобязательно: но если оно объявляет акт, соответствующий конституции, никакие претензии к нему в этом плане больше не принимаются; если же акт объявлен неконституционным, то теряет юридическую силу. Чаще всего под конституционным контролем понимается именно постановляющий контроль;
г) по обязательности проведения конституционный контроль может быть: обязательным и факультативным. В первом случае акт обязательно подвергается конституционному контролю, обычно предварительному. Факультативный контроль осуществляется только в случае заявленной инициативы правомочного субъекта. Наиболее часто конституционный контроль бывает факультативным: проводится по требованию правомочного органа или должностного лица, любого индивида, у которого возникли сомнения в конституционности акта;
д) по форме конституционный контроль может быть абстрактным и конкретным. Абстрактный контроль означает проверку конституционности акта или нормы вне связи с каким-либо делом. Предварительный - может быть только абстрактным (но не наоборот). Конкретный контроль осуществляется только в связи с какими то, чаще всего судебным делом, при разрешении которого подлежат применению определенными нормы или акты, оспариваемые с точки зрения конституционности. Он, стало быть,- всегда последующий. Абстрактный контроль имеет определенные преимущества перед конкретными: позволяет шире взглянуть на проблему соотношений оспариваемого акта с Конституцией, обеспечивает единство и непротиворечивость контроля и лучше отвечает идее разделения властей. Правда, конкретный контроль создает лучше возможности для более или менее оперативной защиты прав человека;
е) по своему объему конституционный контроль может быть полным или частичным. Полный контроль охватывает всю систему общественных отношений, урегулированных конституцией. Частичный же контроль распространяется лишь на определенные их сферы, например на права человека и гражданина, на федеративные отношения и т.д.;
и) по содержанию конституционный контроль бывает формальным и материальным. При формальном контроле проверяется соблюдение конституционных условий и требований, относящихся к изданию акта, то есть входило ли издание акта в компетенцию издаваемого органа, соблюдены ли процедурные требования при всём этом, в надлежащей ли форме издан акт. Материальный же контроль имеет дело с содержанием акта и означает проверку соответствия этого содержания положениям конституции;
ж) с точки зрения действия во времени, а точнее говоря обратной силы, также наблюдаются две формы конституционного контроля. Первая форма - ex tunc - означает, что решение о признании неконституционности имеет обратную силу и норма или акт, объявленные неконституционными считаются недействительными с самого начала (с момента их издания или момента вступления в силу конституционной нормы, в которой они стали противоречить). Отсюда следует, что должны быть восстановлены отношения, существования до этого момента, возмещен ущерб, учиненный их изданием и т.д. Это порождает больше сложностей, а порой просто невозможно, особенно когда неконституционные нормы или акт действовали длительное время. Поэтому чаще применяется вторая форма - ex nunc - означающее что решение о неконституционности действителен только на будущее, а все прежние последствия действия неконституционной формы или акта остаются в силе. Например, конституция Румынии в части 2 ст.145 прямо устанавливает «решения конституционного суда являются обязательными и имеют силу только на будущее».

В практике современных зарубежных стран применяются две формы конституционного контроля - предварительный и последующий.

Предварительный контроль предполагает проверку конституционности закона на стадии их прохождения через парламент (Швеция, Финляндия, частично Франция). Точнее говоря в этом случае речь идет о проверки конституционности законопроектов. После санкционирования законов и их промульгации они не могут быть подвергнуты проверке на конституционность. В том случае, если возникает потребность в принятии закона, который заведомо будет противоречить конституции, должна быть внесена соответствующая проверка и поправка в конституции.

В тех странах, где применяется последующий конституционный контроль (США, Италия, Германия, Франция) проверки на конституционность подвергаются законы, промульгированные и вступившие в силу. В некоторых странах (Франции, Никарагуа, Панама) применяются обе формы конституционного контроля).

Орган, осуществляющий конституционный контроль, может признать противоречащим конституции либо весь закон целиком, либо отдельные его положения. По общему правилу, решения органов конституционного контроля является окончательным и может быть пересмотрены только им самим.

Правовым последствием признания закона или иного акта целиком, или частично теряют юридическую силу и перестает применяться судами. Это относится, конечно только к последующему конституционному контролю. В тех странах, где конституционный контроль прямо не предусмотрен писаной конституцией, признание закона неконституционным не влечет за собой его формальной отмены. Это может сделать только парламент. Опротестованный закон формально числится в корпусе действующего законодательства, но не применяется судами. В странах, где конституционный контроль предусмотрен основным законом, (Индия, Канада, Колумбия) признание закона конституционным, означает его юридическую отмену.

Для стран, применяющих последующий конституционный контроль, серьезное значение имеет вопрос о том, с какого момента перестает действовать закон, признанный противоречащим конституции. Значение названной проблему объясняется тем, что между принятием закона парламентом и признанием его неконституционным может пройти значительное время, в течении которого на основании опротестованного закона возникли многочисленные правоотношения.

В этом случае применяются два принципа:

а) закон признается недействительности в момента его вступления в силу;
б) закон считается недействительным с момента признания его неконституционным.

Второй принцип более часто применяется, так как он не порождает неопределенности в гражданском обороте и иных правоотношениях.

Модели конституционного контроля

Американская модель конституционного контроля

Сегодня более чем в 164 странах осуществляется конституционный контроль нормативных актов. Из них в 74 действует специализированная или европейская институциональная система, в 48 - американская модель конституционного контроля, в 30 - смешанная модель, образованная на базе двух упомянутых. В ряде стран действует парламентский вариант контроля. Система еврофранцузской разновидности действует в 25 странах.

Американская модель конституционного контроля, которой присуще осуществление контроля посредством судов общей юрисдикции, действует в Аргентине, Мексике, Боливии, Бразилии, Колумбии, Никарагуа, в Скандинавских странах (Дания, Норвегия, Швеция), английских доминионах - Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Южно-Африканском Союзе, и др., а также в Японии, Индии, Малайзии и ряде других стран. Эта модель имеет также и ту особенность, что в части стран - США, Японии, скандинавских странах и др. - конституционный контроль осуществляют все суды общей юрисдикции. В другой группе стран (Гана, Эстония и пр.) он осуществляется только посредством высших инстанций судов общей юрисдикции. Особенности есть и в странах, имеющих федеративную структуру. В США, Австралии, Канаде, Индии, Малайзии и в ряде других стран каждый штат также имеет подобную систему.

В отличие от других стран, в США действует федеральная трехступенчатая судебная система. Назначение судей высших инстанций судов общей юрисдикции, осуществляющих конституционное правосудие, производится другими ветвями власти. Однако формы его различны. Например, членов Федерального суда Швейцарии избирает парламент, в США членов Верховного суда назначает Президент, после чего представляет их на утверждение Сената (Верховный суд США сформировался и в данное время состоит из 9 членов, которые назначаются по принципу несменяемости и остаются на этой должности, пока их поведение безупречно). А в Гане, например, их по представлению Президента утверждает парламент. На Филиппинах - назначает Президент из кандидатур, представленных Советом судей и адвокатов - из 3 кандидатур на 1 место.

В Швеции конституционное правосудие осуществляют Верховный суд и Верховный Административный суд. Судей назначает Правительство (общее число 18 человек, из которых минимум 2/3 должны быть юристами). Они назначаются по принципу несменяемости и пребывают в должности до достижения 65 лет.

Интересной особенностью обладает формирование Верховного суда в Японии. Он состоит из 15 членов, которые, согласно Конституции Японии (ст. 79), назначаются Кабинетом пожизненно. Председателя Суда назначает император, однако на следующих парламентских выборах, а через 10 лет - на предстоящих выборах - судьи должны получить вотум доверия народа (подобный механизм применяется также при назначении судей штата в 42 штатах США). Достойна упоминания также модель конституционного контроля в Дании. В Датском Королевстве декретом короля был создан Верховный суд. В государстве, ставшем на основании Конституции конституционной монархией, Суд стал независимым органом и взял на себя миссию конституционного контроля.

В настоящее время в Дании действуют окружные, высшие и Верховный суды (трехступенчатая система). Вопросы конституционного контроля рассматриваются, в основном, в Верховном суде. Однако в этой стране министр юстиции правомочен решать, в суде какой инстанции слушать тот или иной вопрос. Добавим также, что Верховный суд состоит из председателя и 14 членов. Все они назначаются королевой по представлению министра юстиции бессрочно.

Американская модель конституционного контроля характеризуется следующими основными признаками:

- всеобъемлющим характером контроля, включающим не только законы, но и любые нормативные акты;
- децентрализованным осуществлением контроля любым судом, при рассмотрении любого конкретного дела, если закон или нормативный акт касается конкретных интересов истца;
- ограниченностью круга субъектов права, на которых распространяются решения органов конституционного контроля, поскольку они обязательны только для сторон процесса.

Европейская модель конституционного контроля

Почему Европа XX века не восприняла американскую модель конституционного контроля? На этот вопрос пытались ответить многие. В одном случае ответ искали в плоскости разнохарактерного восприятия понятий "закон" и "конституция". В другом - акцент ставился на особенностях судоустройства и деятельности судей (особо выделяя степень независимости суда и способность судей вынести решение по вопросу конституционности закона). В третьем случае на первый план выносился характер поставленных перед обществом данной страны задач и характерные особенности их решения.

Так или иначе, больше века во всем мире полномочия конституционного контроля осуществляли суды общей юрисдикции.

Однако бурные перемены в общественной жизни начала XX века - в условиях разделения властей - поставили перед специалистами ряд проблем:

1. Становилось возможным через закон достичь чрезмерно большой централизации власти, вплоть до ее узурпации;
2. В условиях быстрого изменения общественной ситуации и соответствующей законодательной базы контроль, осуществляющийся только по конкретным делам, был, очевидно, недостаточно эффективным;
3. В условиях разделения властей главным детонатором дестабилизации общества стала борьба разных ветвей власти за то, чтобы урвать друг у друга полномочия.

Кроме вышесказанного, на наш взгляд, иной была и методология подходов. На первый план выдвинулось не только решение вопроса, связанного с конкретными интересами конкретного человека и относящегося только к нему, но и проблема общественной стабильности и стимулирования динамичного развития общества путем обеспечения конституционности законодательного пространства. На первый план был выдвинут лозунг: "стабильность государства, динамизм развития".

В европейской модели в число приоритетных выделились три сверхзадачи:

а) обеспечение конституционности нормативных актов и посредством этого сохранение конституционно закрепленного функционального равновесия между отдельными ветвями власти;
б) четкое регламентирование решения спорных вопросов, возникающих между различными органами власти по поводу полномочий;
в) создание наиболее целостной и надежной системы защиты конституционных прав человека.

Другой вопрос - как решались эти вопросы в начале века. По нашему мнению, реальность такова, что осуществление конституционного контроля новой, специализированной и централизованной системой обеспечивает постепенное, поэтапное решение этих вопросов, и эта тенденция сегодня лежит в основе внутренней логики развития системы. Характерная особенность этой модели не только в том, что контроль осуществляется специализированным органом. Особую важность приобретает то обстоятельство, что существенно меняются также и формы, и характер контроля.

В частности, только этой модели присущи, как отмечалось, формы превентивного, абстрактного и обязательного контроля. Благодаря такому подходу конституционный контроль приобретает целостный, комплексный характер и может осуществляться последовательно и эффективно.

Идеологом-основоположником европейской модели является Ганс Кельзен (Кельзен стал членом первого Конституционного суда Австрии).

Эта модель, имея ту основную общность, что контроль централизован и осуществляется посредством специализированного органа, одновременно имеет как значительные структурно-организационные, так и функциональные особенности. Следует отметить, что эти особенности отражаются в том, как формируются органы конституционного контроля, каковы их состав и структура, кто и как может обращаться в эти органы, каков характер контроля (абстрактный или конкретный, предварительный или последующий, обязательный или факультативный), что является объектом контроля, каков характер решений, принятых органом конституционного контроля и т. д.

К какой ветви власти относится специализированный конституционный контроль? Дискуссия по этому вопросу продолжается. Конституциями ряда стран он включен в систему судебной власти (Германия, Россия, Турция, Грузия, Армения и др.), в других - выступает как особый орган (Франция, Италия, Испания, Польша и др.).

Дискуссия доходит до того, что конституционный контроль рассматривается как законодательная функция (функция т.н. негативного законодателя).

Объект конституционного контроля - это не применение закона, а сам закон: в этом плане функциональный характер конституционного суда приближается, казалось бы, к парламентскому. Однако, по существу, такой подход необоснован.

Некоторые выделяют конституционный контроль как отдельную ветвь власти - контрольную власть, что, очевидно, является преувеличением.

Кстати, в некоторых странах вопрос уточнения места конституционного суда стал даже предметом рассмотрения на судебном заседании. Например, в Чехии.

Конституционный суд, рассмотрев этот вопрос, зафиксировал, что Конституционный суд не является органом судебной системы и находится вне нее.

Рассмотрение вопроса в этом контексте, в первую очередь, требует уточнения функциональных взаимоотношений между конституционным судом и судебной системой общей юрисдикции. Проблема в том, что даже в тех случаях, когда конституционный суд не считается органом судебной системы, все равно, его независимая деятельность непосредственно связана с другими судами, в особенности, в вопросах конкретного контроля и защиты прав человека.

По нашему мнению, подобные дискуссии зачастую искусственны и бесплодны. Главный вопрос заключается в том, создана ли внутри страны такая система конституционного контроля, которой под силу решить, как минимум, три задачи: обеспечить верховенство конституции и конституционность нормативных актов; решить споры органов власти по поводу полномочий; встать на защиту конституционных прав и свобод человека. Все остальные вопросы - производные. Главное - разработка четкой институциональной системы решения отмеченных трех групп задач. А какие органы и как будут ее осуществлять - это вопрос второго плана (но не второстепенный). Вместе с тем, мировой опыт свидетельствует о том, что эти вопросы с наибольшей результативностью решают именно конституционные суды.

Конституционный контроль в зарубежных странах

Конституционный контроль – деятельность специальных или уполномоченных органов государства, которая имеет своей целью выявление и пресечение, вплоть до отмены действия несогласованных с конституцией законов и иных нормативно-правовых актов. Конституционный контроль предполагает, что соответствующие органы (должностные лица), обнаружив нарушающий конституцию акт, правомочны своей властью отменить его.

Конституционный надзор – деятельность уполномоченных органов с целью выявления неконституционных актов с последующим уведомлением об этом органов их принявших или собирающихся это сделать.

Объектами конституционного контроля (надзора) могут быть конституционные и обычные законы, поправки к конституции, международные договоры, регламенты парламента или его палат, нормативные акты исполнительных органов власти – правительственные декреты, указы президента.

В федеративных государствах объектом конституционного контроля (надзора) являются также вопросы разграничения компетенции между союзом и субъектами федерации и разрешение споров между этими субъектами.

Субъектами конституционного контроля являются государственные органы, должностные лица, граждане, наделенные правом запроса о конституционности того или иного акта.

Виды органов конституционного контроля:

1) Политический конституционный контроль – не специализированные органы;
2) Судебный конституционный контроль.

Он делится на:

– американская система, когда конституционность законов и других актов проверяют судьи общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел;
– европейская система, создаются специализированные органы конституционного контроля. Они могут быть либо судебными (органы конституционной юстиции), либо квазисудебными (Конституционный Совет во Франции).

Виды конституционного контроля:

• предварительный (когда уполномоченные на то органы дают свои заключения о соответствии конституции тех или иных актов до их вступления в силу) и последующий (спор о конституционности того или иного акта рассматривается лишь после того, как этот акт вступил в силу). Законы и иные правовые акты, признанные неконституционными, либо сразу прекращают действовать, либо запрещаются к публикации (и, следовательно, не вступают в силу), либо, наконец, они остаются в сводах законов, но не могут применяться судами и другими органами государства. Решение специализированного органа конституционного контроля является окончательным и обжалованию не подлежит.
• конкретный и абстрактный конституционный контроль. В первом случае решение выносится в связи с конкретным делом, во втором оно не связано с таким делом.
• обязательный и факультативный контроль (обязательному, подлежат определенные виды законов, например все органические законы во Франции до их подписания президентом; факультативный осуществляется только в случае инициативы, заявленной управомоченным субъектом).
• решающий и консультативный контроль (в последнем случае решение не обязательно для соответствующего органа).
• с точки зрения применения решения органа конституционного контроля различают – решения, имеющие обратную силу, и решения, действующие только после его принятия.
• по субъекту осуществления: внутренний (проводится самим органом издавшим акт) и внешний (иным органом).
• по содержанию: формальный (проверяет конституционность процедуры принятия акта) и материальный (проверяет конституционность содержания).

Орган конституционного контроля (надзора) может либо признать оспариваемый акт неконституционным полностью или частично, либо признать соответствующим основному закону.

Конституционный контроль в России

В России функция конституционного контроля осуществляется специальным судебным органом конституционного контроля — Конституционным Судом РФ в рамках конституционного судопроизводства (ст.125 Конституции РФ, ст.1 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»), т.е. реализуется европейская модель конституционного контроля. Таким образом, правовая охрана российской Конституции обеспечивается конституционной юстицией или конституционным правосудием.

В то же время задачи конституционной юстиции в РФ состоят не только в охране Конституции РФ, но и в охране конституций (уставов) субъектов РФ. Федеративный характер российского государства предполагает особую и непосредственную связь конституций (уставов) субъектов РФ с российской Конституцией, а также учредительный характер этих важнейших нормативных актов субъектов РФ. Отсюда вытекает необходимость особой правовой охраны конституций (уставов) субъектов РФ, обеспечения соответствия им иных нормативных правовых актов (НПА) субъектов РФ и муниципальных нормативно-правовых актов. Эту функцию в ряде субъектов РФ выполняют конституционные (уставные) суды, создание которых в соответствии с ФКЗ «О судебной системе РФ» отнесено к ведению и усмотрению самих субъектов РФ (п.2, 4 ст.4, ч.2 ст.17). Деятельность органов конституционной юстиции субъектов РФ направлена на обеспечение внутренней согласованности системы НПА в субъектах РФ, их соответствия конституции (уставу) субъекта РФ, и тем самым Конституции РФ и федеральному законодательству.

Как показывает анализ ст. 125 Конституции РФ, конституционное судопроизводство реализуется Конституционным Судом РФ в следующих основных формах:

- абстрактный нормоконтроль,
- конкретный нормоконтроль,
- разрешение споров о компетенции.

Абстрактный нормоконтроль состоит в проверке указанных в Конституции нормативных правовых актов и их отдельных положений на предмет соответствия Конституции РФ вне связи с конкретным делом.

К числу таких актов ч. 2 ст. 125 Конституции РФ относит:

- нормативные акты федерального уровня — федеральные законы (как обычные, так и федеральные конституционные), нормативные акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;
- нормативные акты уровня субъекта Российской Федерации — конституции республик, уставы, а также законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, изданные по вопросам ведения органов государственной власти Российской Федерации, а также в рамках совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;
- внутригосударственные договоры — договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоры между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
- не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации.

Поводом для разрешения дела о соответствии Конституции РФ в рамках абстрактного нормоконтроля является запрос одного из следующих субъектов: Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Конкретный нормоконтроль предполагает проверку конституционности акта в связи с конкретным делом. В ч. 4 ст. 125 Конституции РФ предусмотрены полномочия Конституционного Суда РФ проверять конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по жалобам граждан на нарушение их конституционных прав и свобод (индивидуальные или коллективные конституционные жалобы граждан) или по запросам судов.

Разрешение споров о компетенции способствует более четкому уяснению конституционных полномочий органов государственной власти.

Согласно ч. 3 ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ разрешает три вида споров о компетенции в зависимости от того, какие органы выступают сторонами в споре:

- между федеральными органами государственной власти;
- между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
- между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

Поводом к разрешению спора о компетенции является обращение соответствующего государственного органа или Президента РФ после проведения необходимых согласительных процедур в Конституционный Суд РФ с ходатайством.

Решения Конституционного Суда РФ, принимаемые по результатам реализации функции конституционного контроля, характеризуются окончательностью и обязательностью. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (ч. 6 ст. 125 Конституции РФ).

Судебный орган конституционного контроля

Конституционный Суд РФ — это судебный орган конституционного контроля, самостоятельно осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Его высшая и главная задача — обеспечение защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод личности, верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории страны. Указанный закон не только определил цели, задачи, структуру и компетенцию суда, но и основы конституционного судопроизводства.

В соответствии со ст. 11 Закона о Конституционном Суде РФ его судья не может принадлежать к политическим партиям и движениям, материально их поддерживать, участвовать в политических акциях, в кампаниях по выборам в органы государственной власти и органы местного самоуправления, вести политическую пропаганду и агитацию, присутствовать на съездах и конференциях политических партий и движений, заниматься иной политической деятельностью, входить в руководящий состав каких-либо общественных объединений, даже если они и не преследуют политических целей. Конституционный судья не может быть членом Совета Федерации и депутатом Государственной Думы, иных представительных органов, занимать или сохранять за собой другие государственные и общественные должности, иметь частную практику, заниматься предпринимательской, иной оплачиваемой деятельностью (кроме преподавательской, научной и иной творческой, занятие которой не должно препятствовать выполнению его обязанностей и не может служить уважительной причиной отсутствия на заседаниях). Судья Конституционного Суда РФ не вправе осуществлять защиту или представительство, кроме законного пред-ставительства, в суде, арбитражном суде или иных органах, оказывать кому-либо покровительство в получении прав и освобождении от обязанностей. Он не вправе, выступая в печати, иных средствах массовой информации и перед любой аудиторией, публично высказывать свое мнение о вопросе, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде, а также который изучается или принят к рассмотрению Конституционным Судом, до принятия решения по этому вопросу.

Конституционный Суд РФ имеет теперь две палаты по 9 и 10 судей, которые равноправны и решения которых имеют такую же юридическую силу, как и решения Суда в целом. Для рассмотрения особо важных дел проходят пленарные заседания, в которых участвуют все судьи и которые вправе рассматривать любой вопрос, входящий в компетен-цию Конституционного Суда. Председатель Суда, его заместитель и судья-секретарь избираются на пленарном заседании Суда большинством голосов от общего числа судей сроком на три года и могут переизбираться еще на один срок. В основе деятельности Конституционного Суда РФ лежат такие принципы, как независимость, коллегиальность, гласность, устность разбирательства, язык судопроизводства, непрерывность судебного заседания, состязательность и равноправие сторон. В стране нет такого органа или лица, который бы имел право давать какие-либо указания или замечания Конституционному Суду, действующему в рамках своих полномочий. В основе его деятельности лежит Конституция РФ и Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде РФ. Конституционный Суд РФ независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношении, его финансирование осуществляется из федерального бюджета. Гарантиями независимости конституционных судей являются их несменяемость, неприкосновенность, равенство прав судей и др. На судей Конституционного Суда распространяется общее законодательство о статусе судей. В отличие от других судов (Верховного, Арбитражного), Конституционный Суд РФ не имеет системы нижестоящих судов. Тот факт, что некоторые субъекты РФ также создали свои конституционные суды, не означает, что они входят в такую систему, ибо не являются нижестоящими и не составляют с Конституционным Судом РФ единую систему.

Еще более существенные изменения произошли в функциях и компетенции Конституционного Суда РФ. С одной стороны, его компетенция в определенном отношении сужена: он теперь не может действовать по собственной инициативе и из его полномочий исключена оценка правоприменительной практики. С другой стороны, он расширил свои полномочия за счет получения права давать абстрактное официальное толкование Конституции РФ, права разрешать споры о компетенции между органами государственной власти, по жалобам на нарушение прав и свобод граждан и права по запросам судов проверять конституционность закона, примененного или подлежащего применению по конкретному делу.

Главная, основная функция Конституционного Суда РФ — проверка соответствия Конституции РФ:

а) федеральных законов, нормативных актов высших федеральных органов государственной власти (Президента, палат Федерального Собрания, Правительства);
б) конституций и уставов, а также иных нормативных актов субъектов РФ, кроме тех, которые относятся к сфере исключительного ведения субъектов РФ;
в) договоров между органами государственной власти РФ и ее субъектов;
г) международных договоров РФ, не вступивших в силу (ст. 125 Конституции РФ).

Конституционный Суд РФ не рассматривает, во-первых, ненормативные (индивидуальные) акты указанных органов, а во-вторых, правовые акты, включая нормативные, всех других государственных органов, поскольку это входит в компетенцию общих судов; и в-третьих, как уже отмечалось, он не занимается проверкой правоприменительной практики, во многом совпадающей с судебной.

Право на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности указанных нормативных актов и договоров имеют, согласно ст. 125 Конституции РФ, Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, одна пятая членов Совета Федера-ции и депутатов Государственной Думы, Правительство РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, органы законодательной и исполнительной власти субъектов РФ. Такие запросы могут касаться как всего нормативного акта или договора, так и той или иной его части или отдельных положений. Конституционный Суд РФ определяет конституционность или неконституционность указанных актов и договоров в следующих пределах: по содержанию норм; по форме нормативного акта или договора; по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие; с точки зрения установленного Конституцией РФ разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; с точки зрения установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, установленного Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами.

Граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение их конституционных прав и свобод, если эти права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Таким же правом обладают и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в Федеральном конституционном законе о Конституционном Суде РФ. Важно, чтобы во всех этих случаях закон, на который подается жалоба (а не какой-либо иной нормативный акт, вопрос о котором в таком случае рассматривается в общих судах), за-трагивал конституционные права и свободы человека и гражданина и был применен или подлежал применению в конкретном деле, рассмотрение которого уже завершено или начато судом или иным правоприменительным органом. При этом также следует иметь в виду, что суды любой инстанции, рассматривающие такие конкретные дела, сами могут обращаться с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности применяемого в данном деле закона, в результате чего производство по делу приостанавливается до решения Конституционного Суда РФ.

В компетенцию Конституционного Суда РФ входит и разрешение споров о компетенции: между федеральными органами государственной власти; между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; между высшими органами го-сударственной власти субъектов РФ. Правом на обращение в Конституционный Суд РФ в этом плане обладает каждая из сторон данных споров, а Президент РФ также в случае недостижения согласованного решения при использовании согласительных процедур для разрешения разногласий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, а также между органами государственной власти субъектов РФ (ч. 1 ст. 85 Конституции РФ).

Такое обращение допустимо, если:

а) оспариваемая компетенция определяется Конституцией РФ;
б) спор не касается вопроса о подведомственности дела судам или о подсудности;
в) спор не был или не может быть разрешен иным способом;
г) заявитель считает издание акта или совершение действия правового характера либо уклонение от издания акта или совершения такого действия нарушением установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между органами государственной власти;
д) заявитель ранее обращался к указанным в Конституции РФ органам государственной власти с письменным заявлением о нарушении ими определенной Конституцией и договорами компетенции заявителя либо об уклонении этих органов от осуществления входящей в их компетенцию обязанности;
е) в течение месяца со дня получения письменного заявления не были устранены указанные в нем нарушения;
ж) в случае обращения соответствующего органа государственной власти к Президенту РФ с просьбой об использовании согласительных процедур, предусмотренных ст. 85 Конституции РФ, а Президент РФ в течение месяца со дня обращения не использовал эти согласительные процедуры либо такие процедуры не привели к разрешению спора.

Еще одно направление деятельности Конституционного Суда РФ — толкование Конституции РФ. Это имеет место тогда, когда в Конституционный Суд обращаются Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов РФ. В данном случае речь идет о прямом толковании Конституции РФ, которое может и не быть связано с проверкой конституционности закона или спора о компетенции. Оно призвано ответить на вопрос: как следует понимать то или иное положение Конституции РФ, что особенно важно и необходимо в условиях принципиальной новизны содержания этой Конституции и ее «жесткости». Толкование Конституционного Суда РФ является официальным и обязательным для всех.

Наконец, в функции Конституционного Суда РФ входит также дача заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. В данном случае такой запрос в Конституционный Суд направляется Советом Федерации, если соответствующее обвинение выдвинуто Государственной Думой и имеется заключение Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков соответствующего преступления. Запрос направляется в Конституционный Суд РФ не позднее месяца со дня принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения. Заключение должно быть дано Конституционным Судом не позднее десяти дней после регистрации запроса. Если Суд установит несоблюдение указанного порядка, то процедура импичмента прекращается.

Помимо отмеченных основных полномочий Конституционного Суда РФ, зафиксированных в ст. 125 Конституции РФ, ряд других ее статей определяет еще и такие полномочия, как направление посланий Конституционного Суда Федеральному Собранию (ст. 100), право законодательной инициативы (ст. 104), право присутствия судей Кон-ституционного Суда при принятии присяги Президентом РФ (ст. 82). Ряд полномочий Конституционного Суда РФ связан с договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и ее субъектов. Федеральный конституционный закон о референдуме предусмотрел еще одно новое полномочие Конституционного Суда — проверка по запросу Президента РФ до референдума соблюдения требований, предусмотренных Конституцией РФ.

Решения Конституционного Суда РФ принимаются открытым голосованием на основе поименного опроса судей. Судья не вправе воздержаться при голосовании или уклониться от него. Эти решения принимаются только по предмету, указанному в обращении в Конституционный Суд и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которых была подвергнута сомнению в таком обращении. Судья, несогласный с решением Конституционного Суда РФ, имеет право письменно изложить свое особое мнение, которое приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с решением Конституционного Суда. Решение Конституционного Суда РФ провозглашается в полном объеме в открытом заседании немедленно после его подписания. Постановления и заключения Суда не позднее чем в двухнедельный срок со дня их подписания направляются Президенту РФ, Совету Федерации, Государственной Думе, Правительству РФ, Уполномоченному по правам человека РФ, Верховному Суду РФ, Высшему Арбитражному Суду РФ, Генеральному прокурору РФ и министру юстиции РФ. Постановления и заключения Конституционного Суда РФ подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях. Решение Конституционного Суда РФ окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Оно действует непосредственно и не нуждается в иных подтверждениях. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу, а признанные не соответствующими Конституции РФ международные договоры, не вступившие в силу, не подлежат введению в действие и применению. Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом.

В заключение необходимо вновь особо подчеркнуть, что Конституционный Суд РФ как судебный орган конституционного контроля призван решать исключительно вопросы права (ст. 3 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ). Это исходное положение закона направлено не на то, чтобы отрицать всякую связь права и политики, а на то, чтобы не подменять право политикой. Конституционному Суду РФ, несомненно, приходится рассматривать в той или иной мере и политические вопросы и выносить решения, имеющие и политическое значение. Другое дело, что Конституционный Суд РФ рассматривает только правовую, конституционную сторону этих вопросов (например, конституционность актов различных ветвей политической власти или споры о компетенции между различными органами государственной власти как субъектами политики) и выносит свои решения, опираясь исключительно на конституционное законодательство, на право, а не на политическую целесообразность и другие политические факторы.

Развитие конституционного контроля

Конституционный контроль имеет многовековую историю. Его характер, философию осуществления, формы и методы, организационные системы пережили серьезные изменения и сегодня находятся на стадии активного совершенствования. Главное здесь состоит в том, что обеспечение гармоничной деятельности органов государственной власти не является чем-то неизменным, а требует постоянного контроля стабильности системы. В этом плане роль конституционного контроля можно сравнить с ролью иммунной системы в человеческом организме. В общественном организме также при возникновении иммунодефицита любой сквозняк может стать причиной развала системы.

Органы конституционного контроля осуществляют подобную роль, прежде всего, обеспечением верховенства конституции, решением возникающих в системе публичной власти споров по вопросам полномочий и, что не менее важно, созданием гарантий правового регулирования политических разногласий, возникающих внутри общества.

Иначе говоря, конституционный контроль является средством и возможностью обеспечения стабильности общества путем обеспечения последовательного и непрерывного характера его развития. Конституционный контроль является также стимулом постоянного совершенствования системы государственной власти и гармонизации непрестанно меняющихся общественных отношений.

Конституционный контроль формирует вкус к государственному мышлению и необходимое общественное сознание. Он играет серьезную превентивную роль, когда, действуя четко, побуждает не только органы государственной власти, но и каждого члена общества к правовому, конституционному образу действий.

Организация высших органов судебной власти для защиты конституционности была присуща правовым системам уже на этапе становления конституционного права, особенно на европейском континенте.

Некоторые элементы конституционного контроля можно обнаружить уже в древнем немецком государстве, начиная с 1180 года, где соответствующие органы разрешали споры между отдельными правителями.

Зачатки превентивного контроля существовали во Франции с середины 13 века, в Португалии — с 17 века.

В 1867 г. Федеральный суд Австрии был наделен правом разрешения споров о компетенции с целью защиты политических прав личности от действий административных органов, а Государственный Суд принимал решения по конституционным жалобам.

Первичные элементы конституционного контроля обнаруживаются в Федеральной Конституции Швейцарии 1848 г., и впоследствии Федеральный суд этой страны по Конституции 1874 года был наделен более широкими полномочиями в сфере конституционного контроля.

Норвегия признала конституционный контроль

В соответствии с Конституцией 1787 года Верховный суд США не имел сколько-нибудь выраженных полномочий по контролю конституционности. Однако решением Верховного суда по делу “Мэрбери против Мэдисона”, была признана неконституционной часть процессуального акта, принятого Конгрессом в 1789 году, которая относилась к полномочиям Верховного суда (параграф 13). Классической стала формулировка председателя Верховного суда США Джона Маршалла по поводу этого решения: “Обязанность только и только судебной ветви говорить о том, что же представляет собой закон. ... Закон, несовместимый с конституцией, недействителен”. Таким образом, Верховный суд США сам себя наделил полномочиями по контролю конституционности.

Примечательно, что следующий подобный случай имел место лишь в 1857 г., однако путь к конституционному контролю был проложен.

Итак, первый крупный период формирования конституционного контроля охватывает историческое развитие конституционного права в странах европейского и американского континентов вплоть до 1920 года, в котором был учрежден первый в истории права специ-ализированный судебный орган конституционного контроля. Это был Конституционный суд Австрии, ознаменовавший собой т.н. “австрийский период становления конституционного контроля. Этот этап можно условно считать этапом разработки философии нового подхода. На практике были сделаны лишь первые, где-то даже неудачные, попытки внедрения качественно новой системы конституционного контроля. В частности, по примеру австрийской модели, конституционный контроль был институционализирован в Чехословакии, Лихтенштейне, Греции, Испании, Ирландии и Египте.

Тенденция к полномасштабному внедрению институтов конституционного контроля была прервана войной. Этот факт еще раз доказывает, что конституционный контроль несовместим как с авторитарным правлением, так и с разного рода чрезвычайными ситуациями, подменяющими правопорядок всякого рода суррогатами типа “революционного правосознания” или превосходства “белокурой расы”.

Третий этап развития конституционного контроля – это послевоенный период, когда в странах, вставших на демократический путь развития (особенно на европейском континенте, исключая большинство стран социалистического блока), конституционный контроль стал вводиться повсеместно.

Многие страны ввели конституционный контроль сразу же после второй мировой войны: Бразилия, Япония, Бирма, Италия, Таиланд, Германия, Индия, Люксембург, Сирия, Уругвай, Франция. Конституционный контроль с различной степенью интенсивности стал распространяться в Азии, Центральной и Южной Америке, в Африке.

Особенно интенсивно конституционный контроль развивается в 70-80-е годы. В это время некоторые освободившиеся от диктаторских режимов страны повторно вводят конституционный контроль: это Греция, Португалия, Испания.

Разделение властей и укоренение четкой системы сдержек и противовесов, обеспечение с их помощью согласованной работы законодательной, исполнительной и судебной властей предполагало также внедрение эффективной системы разрешения споров, возникающих между различными ветвями власти по поводу полномочий. Опыт европейских стран свидетельствует, что для формирующихся специализированных органов конституционного контроля в послевоенный период эта задача также была одной из основных.

Четвертая стадия совпадает по времени с волной качественно новых международных процессов демократизации: периодом распада СССР и образования на его территории и в Восточной Европе многочисленных новых независимых государств. Учитывая опыт, накопленный западноевропейскими странами, молодые независимые государства одним из первых и основных шагов своего государственного строительства и развития демокра-тических институтов посчитали создание систем конституционного контроля.

Это было обусловлено тем, что нужно было надежно защитить конституцию, которая почти во всех странах была разработана и принята со значительными трудностями, а также теми задачами, которые обуславливали переход общественного развития из плоскости кризисного управления в плоскость динамичного развития и обеспечения общественной и государственной стабильности.

Развитие специализированного конституционного контроля в бывших социалистических странах имело следующие особенности:

1.После второй мировой войны, в отличие от прямо противоположной тенденции в западноевропейских странах, он не получил распространения в восточноевропейских странах, не был введен в Советском Союзе и в странах социалистической ориентации, т.к. был абсолютно несовместим с существовавшими системами партийно-бюрократического диктата. Конституционный контроль осуществлялся, как правило, самими парламентами или их органами (например, президиумами).
2.Специфический институт конституционного контроля был учрежден в этих странах, начиная с конца 80-х годов, вследствие демократизации политической жизни. Особенно распространенной моделью в постсоциалистических странах стала т.н. австро-немецкая модель концентрированного (централизованного) конституционного контроля. Определенное влияние имела и французская модель, особенно в вопросах, касающихся превентивного определения конституционности международных договоров.

Диверсификация внедрения конституционного контроля на постсоциалистическом правовом пространстве позволяет утверждать, что европейская модель имеет тенденцию к доминированию, тем более что некоторые поздние дискуссии даже в Японии нацелены на привнесение элементов этой системы в институцию конституционного контроля этой страны, традиционно следующей американской модели.

Однако наиболее интересна в настоящее время экстраполяция контроля конституционности на общеевропейское правовое пространство: наличие таких супранациональных институтов, осуществляющих контроль на основании учредительных и иных актов стран Европейского Союза, как Европейский суд по правам человека в Страсбурге, который условно можно назвать “конституционным судом” Европейского Союза, или Суд Европейских Сообществ в Люксембурге, решающий фундаментальные вопросы о соотношении национального и общеевропейского права.

В перспективе не исключается и учреждение всемирного органа, имевшего бы атрибуты контрольного института и призванного бы посредством обязательных предписаний устранить нарушения прав человека в тех или иных странах, когда все национальные средства правовой защиты были бы исчерпаны.

Формы конституционного контроля

Конституционный контроль называется предварительным, когда уполномоченные на то органы дают свои заключения о соответствии конституции тех или иных актов до вступления их в силу. Как правило, такой контроль осуществляют конституционные советы, к которым обращается президент или определенная законом группа депутатов (обычно из оппозиции) с просьбой о проверке конституционности принятого закона до подписания его президентом.

При последующем конституционном контроле спор о конституционности того или иного акта рассматривается лишь после того, как этот акт вступил в силу (Германия, Индия, США, Филиппины и др.).

Законы и иные правовые акты, признанные неконституционными, либо сразу аннулируются, либо запрещаются к публикации (и, следовательно, не вступают в силу), либо, наконец, они остаются в сводах законов, но не могут применяться судами и другими органами государства. Во многих странах возможны и те, и другие последствия. Как правило, решение специализированного органа конституционного контроля является окончательным и обжалованию не подлежит.

В некоторых странах, однако, решения органов конституционного контроля не: являются окончательными: если в Намибии, Польше, Румынии, Эквадоре, Эфиопии конституционный суд признает закон неконституционным, такое решение подлежит утверждению парламента (в Польше предполагается отмена этого правила, введенного еще в «социалистический» период). В Казахстане против решения конституционного совета может возразить президент, и тогда дело рассматривается повторно.

Различают конкретный и абстрактный конституционный контроль. В первом случае решение выносится по конкретному делу, во втором оно не связано с таким делом (например, суд дает толкование определенной правовой нормы по запросу группы депутатов).

Бывает обязательный и факультативный контроль (обязательному подлежат определенные виды законов, например органические законы во Франции до их подписания президентом), решающий и консультативный контроль (в последнем случае решение не обязательно для соответствующего органа).

Институт конституционного контроля

Юридическое верховенство конституции предполагает контроль за ее соблюдением. Существуют специализированные и неспециализированные органы, которые обязаны не допускать применения законов и других актов, противоречащих конституции, а в некоторых странах — воспрепятствовать и? изданию. Специализированный конституционный контроль (надзор) — важнейший способ защиты конституции юридическими средствами. Наряду с ним есть и другие: прокурорский надзор за законностью, роль президента как гаранта конституции, деятельность уполномоченных парламента (омбудсманов и др.). Вместе с тем возможны непосредственные, неюридические способы защиты конституции.

Например, народ в целом и каждый гражданин в соответствии с конституциями Ганы, Германии, Словакии вправе воспрепятствовать посягательствам на демократический конституционный строй. Существует ответственность должностных лиц за нарушение конституции (рассматриваемые ниже импичмент, предание высших должностных лиц особому суду), возможны репрессивные меры с целью пресечения нарушений конституции (запрещение по суду деятельности политических партий, подрывающих конституционный строй, введение чрезвычайного положения). Особую роль играет конституционный контроль — судебный, специальных органов, a в некоторых странах (Франция) — контроль со стороны административных судов (особенно их высшего органа).

С другой стороны, конституционный контроль не всегда оберегает конституцию от нарушающего ее законодательства. Особенно это относится к странам, где осуществляется только последующий надзор: неконституционные нормативные акты (особенно акты органов исполнительной власти, в частности принимаемые в порядке делегированного законодательства) действуют иногда десятилетиями, прежде чем возникает вопрос об их конституционности.

Наконец, в практике самих органов конституционного контроля бывают случаи, когда в принятых ими решениях неверно истолковываются положения конституций. Косвенно об этом свидетельствуют особые мнения членов конституционных судов, довольно частое принятие решений при минимальном перевесе голосов.

Тем не менее институт конституционного контроля (надзора) — важнейший демократический институт. Его правильное функционирование обеспечивает соблюдение основного закона, в котором выражается соотношение социальных сил в обществе и который призван поддерживать необходимую стабильность. Среди органов, осуществляющих конституционный контроль, есть учреждения и должностные лица, которые занимаются этим наряду с выполнением других обязанностей, а есть и специально созданные для этой цели органы конституционного контроля.

Органы конституционного контроля. В социалистических странах функции конституционного контроля (надзора), особенно за конституционностью принимаемых законов, были возложены на сам парламент, а также на его постоянно действующий орган (президиум высшего представительного органа, государственный совет и др.). Иногда для этой цели при парламенте создавался специальный орган, включавший наряду с депутатами - несколько специалистов по конституционному праву (такой порядок существовал раньше в Румынии, в бывшей ГДР). В настоящее время в социалистических странах нет специальных органов конституционного контроля. Считается, что их не должно быть, так как наличие таких органов нарушало бы верховенство парламента. Института конституционного контроля нет и в Великобритании, где впервые была сформулирована концепция верховенства парламента.

В ряде стран некоторые функции конституционного контроля выполняет президент, который в соответствии с основным законом является гарантом конституции (Франция и др.). Практически это выражается, в частности, в том, что президент после принятия закона парламентом и до его промульгации (подписи президента, удостоверяющей закон и обязывающей исполнять его) вправе обратиться в специальный орган консти-туционного контроля с вопросом о конституционности данного акта.

Особое значение имеет судебный и квазисудебный конституционный контроль. В большинстве стран англосаксонской системы права (Австралия, Индия, Канада, США и др.) эту функцию выполняют общие суды, т е. те суды, основная цель которых состоит в рассмотрении уголовных и гражданских дел. В одних странах эти функции могут осуществляться всеми общими судами, а окончательное решение принимает высшая судебная инстанция (Скандинавские государства, США, Филиппины, Япония), в других — только высшими судами (Гана, Шри-Ланка, Эстония), а в федерациях — также высшими судами штатов (Индия, Канада, Малайзия), хотя и в последнем случае окончательное решение принимает верховный суд государства.

В ряде стран функции конституционного контроля (надзора) вверены специальному органу — конституционному суду (Германия, Италия и др.). Обычно он формируется при участии разных ветвей власти (законодательной — парламента, исполнительной — президента), а также судейского корпуса (высшего совета магистратуры или аналогичных органов судебного руководства). В его составе часто есть не только профессиональные судьи с большим стажем судебной или адвокатской практики, но и профессора права, политики, бывшие государственные служащие. Они обычно назначаются не пожизненно, а на один, однако довольно длительный срок (но не более 12 лет), реже — на два срока (Венгрия, Сирия) с ротацией (частичным обновлением состава суда). В некоторых странах функции конституционного суда выполняет специализированная палата конституционных гарантий, конституционного правосудия, действующая отдельно или в составе верховного суда (Колумбия, Перу и др.).

В Казахстане, Марокко, Сенегале, Тунисе, Франции создаются конституционные советы (иногда они называются конституционными судами или высшими конституционными судами, хотя на деле это несудебные органы). Конституционные советы формируются, как правило, без участия судейского корпуса. В некоторых странах они назначаются президентами, во Франции треть состава совета назначает президент и по трети — председатели обеих палат парламента. В Эфиопии аналогичный орган называется Советом конституционных расследований.

В некоторых мусульманских странах создаются конституционно-религиозные советы. В Иране конституционный контроль осуществляет своеобразный орган — наблюдательный совет, состоящий из 12 человек: шести богословов, назначенных руководителем государства (высшим духовным лицом), и шести юристов, предложенных парламентом. Наблюдательный совет следит за соответствием законов не столько конституции. Однако считается, что последнее слово все же принадлежит парламенту. Для преодоления конфликтов между парламентом и наблюдательным советом создан специальный согласительный орган.

В Пакистане наряду с Верховным судом, который осуществляет конституционный контроль, есть еще два органа: исламский совет (рассматривает соответствие правовых актов Корану) и суд шариата (он рассматривает иски граждан, в том числе о несоответствии шариату актов, касающихся граждан).

В некоторых странах соединяются обе модели контроля со стороны общих и специальных судов: если в процессе судья приходит к выводу (обычно по заявлениям сторон) о возможной неконституционности применяемого закона, он обращается в конституционный суд (Греция, Италия, Португалия).

Помимо конституционного надзора на эти органы возлагаются обычно и другие функции: наблюдение за правильностью проведения референдумов, объявление их результатов (Франция), рассмотрение конфликтов по вопросам компетенции между центральными и областными органами (Испания), рассмотрение по существу обвинений, выдвинуто парламентом против президента республики (Италия), объявление не конституционными политических партий (ФРГ), толкование конституций и представление заключений высшим органам государства по конституционным вопросам, а в некоторых странах и толкование обычны: законов (Албания, Египет, Польша, Узбекистан).

Обращаться в органы конституционного контроля могут высшие органы государства и должностные лица, субъекты федерации, автономные образования, группы депутатов и сенаторов, суды, омбудсманы, граждане, если нарушены их конституционные права (обычно только после рассмотрения дела общими или иными судами). Наконец, если исчерпаны все способы защиты конституционных прав в своей стране, граждане могут обращаться в международные органы, и международные суды. Подробнее об условиях такого обращения говорится в главе, посвященной правовому статусу личности.

Формы конституционного контроля. Конституционный контроль называется предварительным, когда уполномоченные на то органы дают свои заключения о соответствии конституции тех или иных актов до вступления их в силу. Как правило, такой контроль осуществляют конституционные советы, к которым обращается президент или определенная законом группа депутатов (обычно из оппозиции) с просьбой о проверке конституционности принятого закона до подписания его президентом.

При последующем конституционном контроле спор о конституционности того или иного акта рассматривается лишь после того, как этот акт вступил в силу (Германия, Индия, США, Филиппины и др.). Законы и иные правовые акты, признанные неконституционными, либо сразу аннулируются, либо запрещаются к публикации (и, следовательно, не вступают в силу), либо, наконец, они остаются в сводах законов, но не могут применяться судами и другими органами государства. Во многих странах возможны и те, и другие последствия. Как правило, решение специализированного органа конституционного контроля является окончательным и обжалованию не подлежит. В некоторых странах, однако, решения органов конституционного контроля не: являются окончательными: если в Намибии, Польше, Румынии, Эквадоре, Эфиопии конституционный суд признает закон неконституционным, такое решение подлежит утверждению парламента (в Польше предполагается отмена этого правила, вве-денного еще в «социалистический» период). В Казахстане против решения конституционного совета может возразить президент, и тогда дело рассматривается повторно.

Различают конкретный и абстрактный конституционный контроль. В первом случае решение выносится по конкретному делу, во втором оно не связано с таким делом (например, суд дает толкование определенной правовой нормы по запросу группы депутатов). Бывает обязательный и факультативный контроль (обязательному подлежат определенные виды законов, например органические законы во Франции до их подписания президентом), решающий и консультативный контроль (в последнем случае решение не обязательно для соответствующего органа).

Порядок рассмотрения споров по поводу неконституционности нормативных актов. Порядок оспариваний конституционности правовых актов в разных странах различен. Там, где в качестве органов конституционного контроля выступают общие суды, оспаривать конституционность закона или другого акта может любой гражданин, но лишь в связи с рассмотрением в суде конкретного (гражданского, уголовного и т.д.) Дела, для решения которого применяется оспариваемый закон. В ходе разбирательства дела любая сторона может заявить, что этот закон, по ее мнению, противоречит конституции, в связи с чем суд должен вынести свое решение по этому вопросу (Австралия, Индия, США и др.). В Японии гражданам разрешено обращаться в общий суд с прямым иском о неконституционности закона. В Шри-Ланке это тоже возможно, но только в отношении законопроектов, обсуждаемых в парламенте, до их принятия.

В тех странах, где учреждены специальные органы конституционного контроля, обращаться непосредственно в такой орган с иском (ходатайством) может строго ограниченный круг должностных лиц и государственных органов. Это президент республики (Ирландия), правительство (Германия, Италия), определенная часть депутатов парламента (Германия, Испания), председатели палат парламента (Испания, Франция), некоторые органы государства на местах — правительства земель в Гер-мании, областные советы в Италии, Верховный суд и Административный суд в Австрии. Право обращаться с иском о неконституционности правовых актов в органы конституционного контроля предоставляется и гражданам, но обычно только в одном случае: если нарушены их конституционные права.

Обсуждение вопроса о неконституционности какого-либо акта в органах конституционного контроля протекает по-разному. В общих судах эти вопросы изучает и решает судья, в Верховном суде США назначается докладчик — один из членов суда. Составленные им материалы обсуждаются всем составом суда, затем происходит голосование. В верховных судах Колумбии, Перу, Японии и некоторых других стран решение может быть принято частью суда (в ряде стран это конституционная палата). В конституционных судах процесс рассмотрения вопроса о неконституционности акта происходит в основном по правилам гражданского процесса (по существу, речь идет об особом конституционном процессе) с участием сторон, их представителей, с вызовом свидетелей, с заключениями экспертов. Докладчик тоже может быть назначен, но представленный им материал имеет вводный характер.

В конституционном совете процесс протекает по системе досье (в основном без участия сторон, на базе исследования письменных материалов). Главную роль играет докладчик по делу — член совета, которому председатель совета поручает подготовить проект решения, заключения. Стороны, эксперты, как правило, на заседание совета не вызываются, хотя бывают и исключения.

Во всех случаях,/если конституционный контроль осуществляется коллективным органом, решения принимаются большинством голосов. Резолютивная часть решения оглашается сразу после его принятия, мотивировочная может быть опубликована через определенный срок, иногда довольно длительный.

Субъекты конституционного контроля

Субъектами конституционного контроля могут быть физические и юридические лица, а также государственные органы, обладающие правом запроса о конституционности того либо иного акта.

Круг субъектов конституционного контроля устанавливается законодательством и надзорной практикой соответствующей страны.

Система субъектов конституционного контроля включает в себя:

1. Органы публичной власти:

а) органы государственной власти или наделенные самостоятельными правами их структурные подразделения или части их состава:
- президент (глава) государства надзиратель за соблюдение Конституции посредством права вето, обращение в Конституционный Суд, отстранение должностных лиц, виновных в нарушении Конституции и т.д.;
- парламент или установленная законом часть его членов;
- сами конституционные суды в случае, если они наделены правом рассмотрения дел по собственной инициативе;
- правительство;
- суды общей юрисдикции как субъекты обращения в Конституционный Суд;
- субъекты федераций;
- защитник народа (прав человека) или прокурор;
б) органы местного самоуправления;

2. Союзы физических лиц как субъекты права на обращение в Конституционный Суд:

а) политические партии;
б) общественные объединения;

3. Физические лица как субъекты права на обращение в Конституционный суд:

а) граждане;
б) иностранные граждане;
в) лица без гражданства.

Задачи конституционного контроля

В разных странах перед специализированными органами, осуществляющими конституционный контроль, конституцией или законами ставятся различные задачи.

В целом эти задачи сводятся к следующему:

- обеспечение конституционности законов и других нормативных актов (эту задачу осуществляют все без исключения специализированные органы конституционного контроля);
- обеспечение конституционности международных договоров;
- толкование конституции и иных нормативных актов;
- разрешение споров, возникающих между различными органами государственной власти;
- разрешение споров, возникающих между центральными и местными органами власти;
- защита конституционных прав и свобод человека;
- защита демократии, в частности, обеспечение конституционности выборов, референдумов, деятельности партий и т.д.
- сохранение баланса разделения властей, предотвращение узурпации власти, применение механизма сдержек и противовесов, контроль его функционирования (в некоторых странах, например, во Франции, регламенты палат парламента становятся объектами предварительного контроля);
- содействие законотворческой деятельности;
- защита общественных ценностей, содействие их эволюционному развитию, предупреждение революционности;
- обеспечение верховенства закона.

Понятие “конституционного контроля” часто отождествляется с понятием “конституционного надзора”, однако контроль и надзор – термины неидентичные.

В случае контроля субъект, осуществляющий контроль, правомочен признать подконтрольный акт утратившим силу.

Надзор же имеет пассивный характер. Он преследует цель привлечь внимание или внести предложение о приостановлении действия антиконституционного акта или его отдельного положения (положений), а приостановление действия данного акта или признание его утратившим силу - вопрос компетенции органа, принявшего его, или какого-либо иного органа. На практике с последним вариантом встречаемся на примере Конституционного трибунала Польши.

Типичным примером надзорного органа является институт Канцлера правосудия в Эстонии. Не только перечень субъектов конституционного контроля достаточно обширен. Значителен и круг государственных органов, которые в пределах полномочий, предоставленных им конституцией или законом, осуществляют в отношении правовых актов не контрольную, а надзорную функцию.

Функции конституционного контроля

В современных цивилизованных государствах конституционный контроль наряду с другими политико-правовыми институтами выступает важнейшим средством обеспечения реального существования конституционализма. По мере того как писаные конституции, особенно кодифицированного характера, становились неотъемлемым требованием, а зачастую условием и основополагающей юридической гарантией развития демократического и правового государства, возникала потребность в обеспечении их особым механизмом правовой охраны. Наличие писаной конституции, которая возглавляет иерархию правовых норм, делает необходимым проверку вновь издаваемых правовых актов на непротиворечивость ее положениям. Оказывая влияние на весь процесс применения права, конституционный контроль, в свою очередь, испытывает воздействие правовых, геополитических, социально-экономических, морально-этических факторов, определяющих в значительной мере своеобразие его системы и порядка осуществления. Контроль за конституционностью законов и иных правовых актов является разновидностью реализации контрольной власти в государстве.

Такая контрольная деятельность может находиться в ведении различных государственных органов: судов общей юрисдикции, специальных квазисудебных органов, парламента или президента. Во многом это зависит от принадлежности к романо-германской или англосаксонской правовой системе, конституционной модели разделения властей, специфики организации судебной власти (основанной на принципе единства или полисистемности). Однако именно на конституционную юстицию возлагается особая миссия поддержания конституционной законности и правопорядка. Со второй половины ХХ века в западноевропейских государствах получают широкое развитие специальные судебные и квазисудебные органы конституционного контроля, которые в настоящее время стали восприниматься как неотъемлемая часть европейской правовой традиции. При различии конкретных формулировок и национальных особенностей под конституционным контролем понимается деятельность государственных органов, направленная на проверку соответствия конституционным нормам правовых актов и действий органов государственной власти и местного самоуправления, а в некоторых странах и деятельности общественных объединений, принимающих участие в осуществлении публичных функций.

Конституционный контроль есть специфическая функция компетентных государственных органов по обеспечению верховенства конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общественных отношений.

Государственными органами, осуществляющими конституционный контроль, являются:

• глава государства, парламент, правительство;
• специализированные органы конституционного контроля в виде органов конституционного надзора (квазисудебные органы);
• судебные органы.

Формирование действенной системы конституционного контроля немаловажно для эффективного функционирования любого демократически организованного государства. В России эта задача приобретает особую значимость в связи с процессом реформирования всех отраслей права, развитием федеративных отношений и созданием в субъектах федерации собственных государственно-правовых систем. Придание этим процессам цивилизованного характера не под силу одним только органам конституционного контроля, однако они могут указывать правовые границы проводимым преобразованиям, контролируя нормотворческую деятельность различных государственных органов.

Учитывая то, что доминирующее положение в системе институтов конституционного контроля в Российской Федерации занимает судебный конституционный контроль, то под ним следует понимать официальную деятельность специально уполномоченного Конституцией и развивающими её иными актами органа (органов), которая осуществляется посредством особой процедуры в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации, предупреждения существования в правовой системе неконституционных актов, толкования конституции.

В то же время, необходимо четко понимать и цель осуществления и самого существования конституционного контроля в государстве – именно для обеспечения прав и свобод человека, гражданина, выступая и являясь их гарантом.

Основным органом, несущим бремя конституционного контроля в России является Конституционный Суд РФ, действующий после принятия новой федеральной конституции на основании Федерального конституционного закона (ФКЗ). Данный закон вслед за конституцией существенно изменил порядок формирования, структуру, компетенцию и порядок деятельности Конституционного Суда, впервые учрежденного через внесение изменения в ст.119 Конституции РСФСР.

Можно выделить несколько основополагающих функций конституционного контроля, которые присущи Конституционному Суду РФ.

Функция официального толкования федеральной конституции важна для поддержания единого режима конституционной законности на всей территории федеративного государства. В условиях конституционной системы эта функция впервые была передана органу конституционного правосудия.

Конституционный контроль призван содействовать и разрешению политических конфликтов, споров о компетенции между конституционными институтами. Пока авторитет Конституционного Суда как высшего арбитра в вопросах компетенции невелик. Однако перспектива развития этой функции чрезвычайно важна, т.к. ее активизация может повлиять на реализацию как «горизонтального», так и «вертикального» разделения властей, обеспечить баланс между федеративным государством в целом и его составными частями.

Система конституционного контроля

Конституционный контроль - это форма проверки на соответствие конституции актов и действий органов публичной власти и общественных объединений, осуществляющих публичные функции или созданных для участия в осуществлении публичной власти.

Конституционный контроль возможен только там, где действует писаное право (писаные конституции в том числе), положения которой обладают более высокой юридической силой по сравнению с любыми национальными и местными правовыми положениями.

Объекты конституционного контроля:

1) обыкновенные законы,
2) внутригосударственные договоры,
3) акты исполнительной власти,
4) соответствие национальных законов международным договорам,
5) проекты международных договоров или подписанные международные договоры до их вступления в силу,
6) расхождения между действующим международным договором и конституцией,
7) акты и действия общественных объединений, на которых государство возложило определенные властные функции,
8) создание и деятельность политических, общественных объединений и прежде всего политических партий.

Выделяют следующие виды конституционного контроля:

1) предварительный, последующий;
2) внутренний, внешний;
3) консультативный, постановляющий;
4) факультативный, обязательный;
5) абстрактный, конкретный;
6) полный, частичный;
7) формальный, материальный.

Американская система, при которой конституционность законов и других актов проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел, если суд признает закон неконституционным, то дело доходит до Верховного суда, решения которого по вопросу о конституционности закона обязательны для всех судов. Неконституционный закон лишается судебной защиты: формально действуя, он утрачивает юридическую силу. Если в США, Японии, Норвегии конституционность закона вправе проверять любой суд, то в некоторых странах (Индия, Австралия) это может делать только Верховный суд и после того, как дело поступит к нему на рассмотрение.

Европейская система предполагает создание квазисудебных органов конституционного контроля (Конституционный Суд Республики Беларусь).

Осуществление конституционного контроля

Одним из важнейших демократических институтов является институт конституционного контроля, который обеспечивает соблюдение основного закона государства — Конституции. Верховенство Конституции является одним из главных принципов функционирования правового государства. Поэтому правовая защита Конституции является главной задачей и обязанностью всех государственных органов и должностных лиц. В связи с этим в конституциях и специальных законах многих стран закреплен вопрос о конституционном контроле.

Если говорить конкретно о конституционном контроле в Российской Федерации, то данный вид контроля можно охарактеризовать следующим образом. Конституционный контроль — деятельность по обеспечению законности в сфере нормотворчества, направленная на проверку соответствия законов и иных нормативных правовых актов Конституции РФ. Основным назначением конституционного контроля является выявление противоречащих Конституции РФ правовых актов государственных органов и должностных лиц, а также принятие мер по их устранению.

Рассматривая вопрос теоретико-правовых основ конституционного контроля в Российской Федерации, нельзя не остановиться на формах и принципах его осуществления. Изучение данных форм и принципов показывает их тесную взаимосвязь с функциями конституционного контроля, так с одной стороны контроль осуществляется в определенных формах в соответствии со своими функциями, а с другой — его функции осуществляются на основе ряда принципов. Таким образом, прежде чем переходить к рассмотрению вопроса о формах и принципах осуществления конституционного контроля, необходимо на наш взгляд уделить внимание функциям конституционного контроля.

Так, Е.А. Лукашева в своих работах выделяет такие функции, как: защита конституции и защита прав и свобод, при этом указывая, что они обе неразрывно связаны друг с другом.

М.В. Баглай, в свою очередь, указывает на то, что судебным органам, осуществляющим конституционный контроль, присущи следующие функции: толкование конституции, решение споров о компетенции органов государственной власти, признание действительности или недействительности выборов, установление конституционности конкретных действий и правоприменительной практики органов исполнительной власти.

Н.В. Витрук отмечает следующие функции: нормоконтроль, толкование конституции, творение права, обеспечение принципа разделения властей, разрешение споров и конфликтов между органами публичной власти, проверка организации и деятельности политических партий, общественных объединений, защита прав и свобод граждан.

В.А. Кряжков, например, выделяет ряд следующих функций: нормоконтроль, рассмотрение споров между органами государства, толкование конституции и законов, защита прав и свобод, контроль за проведением выборов и референдумов, проверка конституционности политических партий, функции в сфере конституционной ответственности высших должностных лиц.

Анализ литературы позволяет нам говорить о том, что функции конституционного контроля проявляются в совершении каких-либо действий его органов. Данные действия несут определенное содержание, выражающееся в конкретной форме.

Необходимо также отметить, что среди ученых не возникает существенных разногласий по поводу классификации форм осуществления конституционного контроля. Имеются различные критерии для классификации его форм, среди которых можно выделить такие как: время осуществления, правовые последствия, обязательность проведения, содержание конституционных актов, место осуществления, объем, а также и ряд дополнительных критериев.

Так по времени осуществления выделяется предварительный и последующий конституционный контроль. Различия предварительного и последующего заключаются в том, что первый осуществляется в отношении: законов, еще не вступивших в силу; заключенных, но не ратифицированных международных договоров и др., а последующий — в отношении законов и актов, обладающих юридической силой.

Следующим критерием классификации выступают правовые последствия, подразделяющие конституционный контроль на консультативный и постановляющий. В.В. Маклаков, говоря о решении, принимаемом в порядке консультативного контроля, отмечал, что такое решение обладает моральной, а не юридической силой, юридически оно никого не обязывает и не связывает. В свою очередь решение, принимаемое в порядке постановляющего контроля общеобязательное и окончательное.

По обязательности проведения различают обязательный и факультативный конституционный контроль. Обязательный контроль предусматривает обязательную проверку акта на соответствие его конституции, в то время как факультативный исключительно по необходимости в случае инициативы управомоченного субъекта.

В зависимости от содержания конституционных актов конституционный контроль подразделяется на формальный и материальный. Формальный контроль подразумевает проверку соблюдения требований конституции (проверяется компетентность органа, издавшего акт; соблюдение процедурных требований, а также и сама форма акта); материальный контроль несет в себе проверку соответствия содержания этого акта положениям конституции.

Также необходимо отметить абстрактный (абсолютный) и конкретный (относительный) конституционный контроль. Абсолютный контроль означает оспаривание самого принятия или существование неконституционного закона, акта. Относительный конституционный контроль связан с проверкой конституционности закона в процессе рассмотрения конкретного дела, связанного с применение спорной нормы.

По объему можно выделить полный и частичный конституционный контроль. Полный контроль в отличие от частичного распространяется полностью на всю систему общественных отношений, урегулированную нормами конституции, а частичный, лишь на определенные ее сферы, такие как права и свободы человека и гражданина, федеративные отношения и т. д.

По месту осуществления выделяется внутренний и внешний конституционный контроль. Отличительной чертой внутреннего конституционного контроля от внешнего является то, что внутренний контроль осуществляется самим органом, издающим акт (парламент), в то время как внешний — иным компетентным органом (Конституционный Суд).

Таким образом, классификация форм осуществления конституционного контроля в России позволяет нам глубже и всесторонне понять содержание самой формы ее осуществления. Ведь формы, посредством которых осуществляется конституционный контроль это, прежде всего система функциональных связей, ставящая своей главной целью решение задач, таких как верховенство и соблюдение конституции, защита прав и свобод граждан, установление конституционно-правовых норм и замена не соответствующих правовых норм общественному развитию.

Как можно заметить конституционный контроль, являясь обладателем важных и сложных функций, осуществляет их на основе ряда принципов. Данным принципам конституционного контроля уделяется особое значение в рассматриваемом вопросе, в связи с тем, что принципы права определяют пути совершенствования правовых норм в качестве руководящих идей для законодателя. Под правовыми принципами понимают основополагающие начала, ключевые идеи права, определяющие и выражающие его суть.

Таким образом, именно основополагающие начала, предопределяющие специфические общественные отношения следует понимать под принципами конституционного контроля.

На современном этапе, подавляющее большинство авторов в своих работах говорят о следующих принципах конституционного контроля в России, это такие принципы как законность, деполитизация, приоритет прав и свобод человека, принцип гласности, независимости и общеобязательности решений Конституционного Суда РФ. Все вышеперечисленные принципы находят свое отражение в Федеральном конституционном законе № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Следует также отметить, что первоосновой для функционирования конституционного контроля выступает ряд конституционных принципов, выражающих основополагающие начала в конституции государства. Это, прежде всего принципы, закрепленные в Конституции РФ: верховенство и прямое действие конституции, действие конституции на всей территории страны, уважение прав и свобод человека и гражданина, признание необходимости системы обеспечения действия конституции и ее охраны.

На наш взгляд также целесообразно отнести к принципам конституционного контроля ряд принципов, лежащих в основе деятельности контрольных органов. На основании этого можно выделить принцип множественности контрольных органов и принцип наличия достаточных средств и сил для использования поставленных задач.

Исходя из вышесказанного, можно дифференцировать принципы конституционного контроля по следующим трем группам.

Первая группа представляет принципы, закрепленные в Конституции РФ. Это, прежде всего такие принципы, как:

• верховенство конституции. Данный принцип подразумевает высшую юридическую силу конституции в системе нормативных правовых актов, а также и в иных источниках права.
• прямое действие конституции. Этот означает, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.
• действие конституции на всей территории государства. Принцип предусматривает распространение действия конституции на всю территорию страны.
• приоритет прав и свобод человека и гражданина. Данный принцип подразумевает, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.
• признание необходимости системы обеспечения действия конституции и ее охраны. Принцип уделяет внимание мерам, направленным на профилактику нарушений и повышение соблюдения конституции.

Вторую группу представляют следующие общие принципы: принцип законности, принцип независимости, принцип гласности, принцип общеобязательности и непосредственности решений, принцип истинности решения органа конституционно контроля.

Третья группа — это принципы, выработанные в процессе работы иных компетентных органов:

• множественность контрольных органов. Характерной чертой принципа является наличие разветвленной системы контрольных органов, способствующих более эффективному осуществлению конституционного контроля.
• наличие достаточных сил и средств для выполнения полномочий. Подразумевает наличие, во-первых, надлежащей правовой базы, а во-вторых — финансовых и материально-технических средств.

Несмотря на недостаточное освещение принципов осуществления конституционного контроля в литературе, на наш взгляд они должны быть незыблемы, так как принципы являются объединяющей основой как общего, так и специализированного контроля в системе конституционного контроля нашей страны. Они призваны определять пути дальнейшего развития системы конституционного контроля, делая ее более совершенной.

Акты конституционного контроля

Объекты конституционного контроля (правовые акты и действия, которые подлежат проверке на предмет их соответствия Конституции государства): обычные, конституционные и органические законы; поправки к конституции; международные договоры; парламентские регламенты; нормативные акты исполнительных органов государственной власти.

Субъекты конституционного контроля (органы, осуществляющие конституционный контроль и надзор): должностные лица (глава государства, реализующий право отлагательного вето; большинство органов публичной власти; органы конституционного контроля, наделенные правом запроса о конституционности того или иного акта (специализированные европейские конституционные суды или суды общей юрисдикции, в компетенцию которых входят функции конституционного контроля; квазисудебные органы, например Конституционный совет во Франции и т.д.).

По своему содержанию конституционный надзор может быть: формальным (проверяется соблюдение процедурных правил, установленных для принятия нормативно-правых актов); материальным (проверяется содержание нормативных актов с точки зрения соответствия их смыслу конституции).

Формы конституционного контроля:

1. По времени проведения:

– предварительный конституционный контроль – предполагает проверку конституционности законов на стадии их прохождения через парламент (Швеция, Финляндия, Канада);
– последующий конституционный контроль – проверке на конституционность подвергаются законы, промульгированные и вступившие в юридическую силу (США, Италия, Германия).

В некоторых странах (Франция, Ирландия, Никарагуа, Панама) применяются обе формы.

2. По порядку инициирования:

– обязательный – осуществляется субъектами конституционного контроля в соответствии с конституцией государства либо на основании специального закона (Германия);
– факультативный – осуществляется только по инициативе управомоченного субъекта (Франция).

Кроме вышеуказанных форм конституционного контроля в науке конституционного права выделяют:

– постановляющий и консультативный контроль (по правовым последствиям);
– внутренний и внешний (в зависимости от соотношения органа, принявшего акт, и органа, осуществляющего функцию конституционного контроля);
– обязательный и факультативный (по порядку инициирования);
– абстрактный и конкретный (по основанию проведения);
– материальный и конституционный контроль (по предмету проверки).

Объекты конституционного контроля

Объектами конституционного контроля (надзора) могут быть конституционные и обычные законы, поправки к конституции, международные договоры, регламенты парламента или его палат, нормативные акты исполнительных органов власти — правительственные декреты, указы президента (в тех странах, где нет системы административной юстиции).

В ряде зарубежных стран орган конституционного контроля (надзора) оценивает конституционность деятельности политических партий (Федеральный конституционный суд Германии, Конституционный трибунал Республики Польша).

В федеративных государствах объектом конституционного контроля (надзора) являются также вопросы разграничения компетенции между союзом и его субъектами; разрешение споров между субъектами федерации. В некоторых субъектах зарубежных федераций для этого созданы органы специальной юрисдикции.

По содержанию конституционный контроль (надзор) может быть формальным (проверяется соблюдение процедурных правил, установленных для принятия законов и других нормативных актов) или материальным (выясняется содержание законов и других нормативных актов с точки зрения соответствия их смыслу конституции), а также абстрактным (осуществляется по инициативе какого-либо из уполномоченных субъектов без конкретного повода) или конкретным (осуществляется только в связи с каким-либо определенным судебным делом).

По времени проведения в практике современных государств выделяются последующий и предварительный конституционный контроль (надзор).

При последующем конституционном контроле проверке подвергаются законы и иные акты, уже принятые и вступившие в силу (в США, Италии, ФРГ). Признанные неконституционными законы (или их отдельные положения) формально утрачивают юридическую силу.

При предварительном конституционном контроле (надзоре) проверке подвергаются законы, находящиеся на рассмотрении парламента. Иными словами, это контроль за конституционностью закона до его вступления в силу, до его промульгации, т. е. обнародования, опубликования главой государства (в Швеции, Франции, Финляндии).

Орган конституционной юрисдикции может признать оспариваемый акт либо противоречащим конституции (неконституционным) полностью или частично, либо соответствующим ей.

В первом случае акт теряет юридическую силу и перестает применяться всеми судами страны, а также другими государственными органами. Вынесенное решение является окончательным и может быть пересмотрено только этим же органом.

темы

документ Конституционное право
документ Конституционные обязанности человека и гражданина в России
документ Конституционные права и свободы
документ Конституционные принципы основных прав и свобод человека
документ Конституция



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты