Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Юристу » Объем полномочий родителей, усыновителей, опекунов и других представителей

Объем полномочий родителей, усыновителей, опекунов и других представителей

Объем полномочий родителей, усыновителей, опекунов и других представителей

Объем полномочий родителей как законных представителей прямо не установлен в нашем законодательстве. Объем полномочий родителей, а также усыновителей поэтому следует определять, исходя из круга уполномочий опекуна, которые в КЗоБСО РСФСР и других семейно-брачных кодексах регламентированы достаточно полно. Определение объема полномочий родителей таким способом логически вытекает из ст. 71 КЗоБСО РСФСР, указывающей, что «родители и усыновители признаются опекунами или попечителями без специального назначения». Руководствуясь этим, Верховный Суд РСФСР распространил ст. 86, устанавливающую объем полномочий опекуна, и на родителей.

Границы полномочий опекуна определены в КЗоБСО с учетом видов и содержания сделок, а также допускаемых законом участников их (контрагентов). Важнейшей статьей КЗоБСО о полномочиях опекуна является ст. 86 КЗоБСО РСФСР. Она определяет полномочия опекуна сперва в общей формуле, устанавливая, что он «может совершать сделки, которые мог бы совершать сам подопечный, если бы обладал дееспособностью, или владелец того имущества, над которым установлена опека»; а затем уточняет границы полномочий, исключая из этого круга сделок сделки, существенно затрагивающие имущественные интересы подопечного. Их опекун может совершать только с согласия органов опеки и попечительства.

Перечень этих сделок дан в ст. 86:

а) отчуждение имущества;
б) залог его;
в) выдача векселей и иных долговых обязательств;
г) отказ от наследства по закону или по завещанию;
д) сдача имущества в долгосрочную аренду (на срок свыше года);
е) прекращение деятельности принадлежащего подопечному предприятия;
ж) договоры товарищества.

Инструкция Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР и НКЮРСФСР, утвержденная СНК РСФСР (С.У. РСФСР, № 3, стр. 254), указывает, что опекун обязан управлять имеющимся у подопечного имуществом (ст. 25). Из этой обязанности вытекают полномочия, необходимые для управления им. Круг их очерчен в инструкции.

Сделки по отчуждению и залогу имущества, о которых говорит ст. 86 КЗоБСО, включаются в более общее понятие сделок по распоряжению имуществом. К числу сделок, требующих для их совершения разрешения органов опеки, инструкция относит также действия, выходящие за пределы обычных сделок по домашнему хозяйству и управление имуществом (стр. 43).

В качестве признака «не обычных сделок» указывается обязательность нотариального засвидетельствования договоров или регистрация в сельском совете.

Как известно, требуют нотариальной формы договоры о праве застройки, купли-продажи и дарения домостроений и права застройки.

Но названные сделки подпадают под понятие сделок по распоряжению имуществом, а потому вряд ли имело особый смысл, кроме признака, относящегося к содержанию (предмету) сделок, вводить еще другой форму сделок.

Далее, ст. 43 упоминает об отказе от принадлежащих подопечному имущественных прав о добровольном разделе имущества, выдаче письменных обязательств. Статья 43, в отличие от ст. 86 КЗоБСО, не ограничивает перечня сделок, которые выходят за пределы полномочий опекуна. В ней этот перечень заканчивается словами «и прочие», что говорит о том, что этот список не исчерпывающий и нужно руководствоваться общими указаниями ст. 43 о границах полномочия опекуна. Отсюда следует, что инструкция сужает круг полномочий опекуна, по сравнению со ст. 86 КЗоБСО РСФСР.

Переходя к анализу ст. 86 КЗоБСО, прежде всего нужно расшифровать слова «отчуждение имущества». Здесь разумеется не только продажа и обмен его, но предоставление займа, поскольку предмет займа переходит в собственность заемщика. Для договора займа сделано исключение при условии, если заемщиком выступает государственное кредитное учреждение (см. ст. 104 КЗоБСО РСФСР). В этом случае надо считать, что согласия органов опеки и попечительства не требуется. Дарение не охватывается понятием отчуждения имущества по смыслу ст. 86, так как договор дарения вовсе исключен из круга сделок опекуна. Совершение его от имени подопечного не допускается, хотя бы и было получено согласие органов опеки и попечительства.

За пределами полномочий опекуна находится выдача векселей и долговых обязательств. Если выдача векселей в отношениях между гражданами ныне очень редкое явление, то выдача других бытовых документов в быту происходит довольно часто. Следовательно, опекун не может самостоятельно совершить сделку займа в пользу подопечного, признать долг подопечного и т.д.

В законе нет прямого указания, вправе ли опекун предусматривать в договоре, заключаемом от имени подопечного, такой способ обеспечения обязательства, как неустойку, которую должен будет оплатить подопечный при неисполнении обязательства (обратный случай, т.е. установление неустойки для обеспечения требований подопечного, сомнений не вызывает).

Хотя неустойка «долговым» требованием становится лишь в случае нарушения должником обязательства, полагаем все же, что соглашение о неустойке опекун не вправе заключать без согласия органов опеки и попечительства.

Закон, безусловно, запрещает поручительство от имени подопечного.

Неосновательный отказ опекуна от наследства по закону или по завещанию может нанести подопечному серьезный материальный вред. Поэтому законодатель требует в этих случаях согласия органов опеки и попечительства. Аналогичные правила должны применяться и к родителям, и к усыновителям. Отказ родителей от имени ребенка от его наследственной доли может быть продиктован соображениями, не имеющими ничего общего с защитой его интересов (например, из-за чувства обиды, нанесенной в прошлом наследодателем, и т.п.) Например, отказ родителя от наследственной доли, предназначающейся ребенку при наследовании по завещанию.

Пункт «е» ст. 86 КЗоБСО, запрещающий опекуну прекращать деятельность принадлежащего подопечному предприятия, в настоящее время устарел.

Рассмотренная нами ст. 86 КЗоБСО определяет границы полномочий опекуна, устанавливаемых законом, по видам и по содержанию сделок. Как мы отметили. Инструкция заметно сужает полномочие опекуна по сравнению со ст. 86 КЗоБСО. По сути дела опекун не вправе самостоятельно, без разрешения органа опеки, совершить ни одной сделки, касающейся распоряжений имуществом подопечного.

Последний берется органами опеки на строгий учет путем составления подробной описи его (ст. 28 Инструкции), и ни одну вещь опекуну нельзя продать, не получив указанного согласия.

Не подлежит сомнению, что объем полномочий опекуна как законного представителя существенно изменился за время, истекшее с момента опубликования КЗоБСО. Опекун в период нэпа обладал сравнительно большими полномочиями на совершение различных сделок, поскольку имущество подопечного могло состоять из частных промышленных и торговых предприятий (п. «е» ст. 86 КЗоБСО). Управление ими требовало коммерческой и юридической самостоятельности опекуна. В данное же время имущество подопечных — это преимущественно личная собственность, заключающаяся, как правило, в предметах домашнего обихода и обстановки. Поскольку же не доходы от имущества, а в основном сами вещи служат удовлетворению потребностей подопечного, круг сделок в отношении этих вещей неизбежно ограничен, сами же сделки носят эпизодический характер.

Поэтому в социалистическом обществе в отношении юридической деятельности опекуна как представителя является анахронизмом следующее утверждение профессора Шерешевского: «опекун над малолетним или душевнобольным обладает весьма большой самостоятельностью в управлении имуществом подопечного».

В этом сужении круга полномочий опекуна в части сделок, касающихся имущества подопечного, проявляется принципиальное отличие советского института опеки и законного представительства от одноименных институтов буржуазного права. Законное представительство, вырастающее на основе частнокапиталистической собственности, характеризуется широким кругом юридической деятельности законного представителя, что диктуется необходимостью получения эксплуататорской прибыли от этой собственности (промышленных, торговых предприятий, поместий, денежных капиталов и т.п.).

Напротив, законное представительство в СССР, как указывалось, призвано обслуживать субъектов личной собственности, имеющей потребительский характер. Поэтому законные представители у нас не нуждаются в широких границах полномочий в отношении распоряжения личной собственностью подопечного. Они должны сберечь имущество последнего и использовать его для удовлетворения его потребностей.

Статья 88 КЗоБСО определяет границы полномочий по субъектам сделок, исключая из числа возможных контрагентов опекуна определенных лиц.

Опекун не может представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и своим супругом или своим близким родственником. Формулировка этой статьи не дает основания предположить, что эти действия опекун вправе совершить с согласия органов опеки. Угроза коллизии между родственными и иными чувствами опекуна и его долгом в отношении подопечного здесь слишком велика, чтобы можно было бы идти на какие-либо смягчения правила ст. 88 КЗоБСО.

Закон не уточняет понятия близких родственников. Для решения вопроса о том, кого считать близкими родственниками опекуна, нужно, по нашему мнению, руководствоваться ст. 6 КЗоБСО и относить к ним: детей, внуков, родителей, деда и бабку, полнородных и неполнородных братьев и сестер. Вряд ли целесообразно относить к близким родственникам лиц более отдаленных степеней родства. Отсутствует реальная опасность, что их интересы опекун поставит выше интересов своего подопечного. Кроме того, нужно иметь в виду, что без согласия органа опеки опекун может совершить в сущности не так много сделок, а те из них, которые он вправе заключить самостоятельно, малозначительны в имущественном отношении. Сделки же, нуждающиеся в согласии органа опеки, даже и заключенные с родственниками (не из категории близких), будут проверены органом опеки под углом зрения необходимости и выгодности их для подопечного. Не разрешается опекунам продавать имущество подопечных работникам народного образования и членам их семей (ст. 15, I разд. Инструкции НКП РСФСР).

В круг сделок, которые опекуну позволяют совершить его полномочия, входит выдача доверенности от имени подопечного постороннему лицу. Естественно, доверенность не может предоставлять поверенному больше полномочий, чем имеет сам опекун. Больше того, опекун не может выдать доверенности на совершение всех видов сделок, соответствующих всей совокупности его полномочий. Такая субституция противоречила бы общественной и юридической природе опекунства.

Установление опекуном или другим законным представителем некоторых полномочий для третьего лица может иметь место при наличии уважительных причин, как-то:

а) недостаточности у опекуна специальных или технических знаний, требующихся для совершения определенной сделки;
б) временного отъезда опекуна из места жительства подопечного или места расположения имущества, находящегося под опекой;
в) отсутствия у опекуна, занятого служебными или иными делами, времени для заключения и оформления сделки;
г) болезни опекуна.

Если сделка, которую должен совершить доверенный, требует по закону согласия органа опеки, то надлежащий документ от отдела народного образования, выданный опекуну, должен быть передан доверенному вместе с доверенностью. В противном случае контрагент вправе считать, что эта сделка, совершаемая только по доверенности, выходит за ее пределы, поскольку она превышает полномочия опекуна, непосредственно установленные законом.

Несмотря на выдачу доверенности, законный представитель вправе сам совершить ту сделку, на которую он уполномочил другое лицо. Это вытекает из того, что законный представитель сохраняет свои полномочия. Они не переходят добровольному представителю, так как никто не может оказаться в положении законного представителя, в частности опекуна, в результате сделки. Добровольный представитель выступает не от имени законного представителя, а от имени представляемого (например, подопечного). Действия добровольного представителя создают права и обязанности непосредственно для последнего. Добровольный представитель должен будет отвечать перед представляемым на основании того гражданского правоотношения, которое породило выдачу ему доверенности законным представителем. Выданная опекуном доверенность погашается, как и всякая доверенность, в силу отказа от нее поверенного, отзыва ее доверителем (ст. 270—272 ГК), смерти доверенного или подопечного (но не опекуна, так как она выдана не от его имени), утраты доверенным дееспособности применительно к правилам ст. 260 ГК.

Более спорно, утрачивает ли доверенность силу после прекращения законного представительства. Например, опекун душевнобольного выдал доверенность третьему лицу. Недееспособный вскоре после этого поправился и был в установленном порядке признан дееспособным. Опека над ним была снята. Но срок, на который была выдана доверенность, к этому времени еще не истек. Доверенность выдана законным представителем от имени подопечного, поэтому сделки, совершенные добровольным представителем, создавали права и обязанности на стороне представляемого. Юридические последствия наступают, пока существует доверенность, и в дальнейшем, после отмены опеки. Прекращение ее не влечет за собой, следовательно, автоматического погашения доверенности. Действие ее должен прекратить сам представляемый.

Если доверенный при совершении сделки выйдет из пределов доверенности, выданной ему законным представителем, последний вправе одобрить сделку, согласно ст. 269 ГК, только в том случае, если она не превышает его собственные полномочия, иначе он должен получить на эту сделку согласие от органа опеки и попечительства и только тогда будет вправе ее одобрить.

Сам орган опеки не вступает ни в какие правоотношения с добровольными представителями, избранными законными представителями. Он не может давать им указания или лишать их полномочий. Он неправомочен вмешиваться в отношения между добровольным представителем и недееспособным. Перед органом опеки остается подконтрольным и ответственным опекун за правильность своего выбора добровольного представителя.

Орган опеки может одобрить сделку, совершенную законным представителем, если она принадлежит к числу юридических действий, требующих особого уполномочия для законного представителя. Но орган опеки не вправе непосредственно одобрять действия добровольного представителя, ибо только законный представитель уполномочен решать, следует ли одобрить сделку доверенного. Одобрение действий добровольного представителя со стороны органа опеки означало бы нарушение им своей компетенции, которая не предполагает установления органом опеки гражданских правоотношений с лицами, с которыми вступает в сделки законный представитель от имени недееспособного. Для добровольного представителя недееспособного следует применять те же ограничения, что и для законного представителя. Этот вывод подсказывается одинаковым значением представительных действий для недееспособного. С точки зрения его интересов безразлично, кто эти действия совершит. Они содержат в себе одинаковую опасность, если пойдут вразрез с его потребностями. Поэтому добровольный представитель, выступающий по доверенности законного представителя от имени недееспособного, не может совершать сделок, которые не дозволены опекуну, какова бы ни была по объему эта доверенность, ибо опекун не может передать другому больше прав, чем он сам имеет. Поэтому, например, добровольный представитель не вправе совершать сделки от имени представляемого с родственниками опекуна (ст. 88 КЗоБСО).

Согласно ст. 97 КЗоБСО РСФСР, органу опеки по месту нахождения имущества подопечного или лица, находящегося под попечительством, может быть поручено совершение сделок в интересах последних. Как мы указали выше, орган опеки в этих случаях выступает как законный представитель и своими сделками создает права и обязанности для недееспособных и частично дееспособных.

«Поручение» устанавливает обязанность для органа опеки и попечительства совершать сделки, оно создает административно-правовое отношение между обоими органами опеки и попечительства, но не содержит в себе полномочия. Орган опеки и попечительства, выступая в качестве законного представителя, не должен знакомить контрагента с полученным «поручением», чтобы вызвать юридические последствия на стороне представляемых.

Полномочия его определены законом (ст. 86 КЗоБСО). Он вправе совершить в качестве законного представителя те сделки, которые может заключить опекун самостоятельно, согласно ст. 86 КЗоБСО, плюс сделки, на совершение которых опекун должен получить полномочие от органа опеки и попечительства (2 абз. ст. 86 КЗоБСО).

Границы полномочий определены в той же ст. 86 КЗоБСО и ст. 44 Инструкции. Недопустимы договоры дарения и поручительства от имени подопечного. Впрочем, угроза их совершения органом опеки вряд ли вообще существует.

Полномочия будут превышены лишь в тех случаях, когда совершены сделки, выходящие за указанные пределы их. Нарушение границ «поручения» не дает еще основания считать сделки совершенными без полномочия, ибо контрагент обязан руководствоваться и считаться в этих случаях только с законными полномочиями органа опеки, но не с поручением другого органа опеки.

«Внешние и внутренние отношения» представительства по закону и по назначению

При представительстве, основанном на прямом указании закона, положение представителя следует рассматривать, как и при добровольном представительстве, в двух аспектах: 1) «внешние отношения» представителя с третьими лицами, 2) внутренние отношения представителя с представляемым. Например, родители (усыновители) являются представителями в силу специального предписания закона без всякого назначения. Их отношения в качестве представителей с третьими лицами и отношения с детьми (представляемыми) образуют комплекс внутренних и внешних отношений.

При представительстве, осуществляемом назначенными представителями (например, опекунами над личностью недееспособного и имуществом, ликвидкомами и т.п.), юридические отношения, связанные с представительством, в отличие от представительства по закону и добровольного представительства, возникают не в двух, а в трех видах:

1) Так называемые внешние отношения представительства, т.е. деятельность представителя в собственном смысле;
2) внутренние отношения: а) между представителем и представляемым; б) между представителем и административным органом (органом опеки и попечительства или вышестоящим хозяйственным органом).

Проанализируем прежде всего правоотношения между опекуном и опекаемым. Внешняя сторона представительства: действия опекуна в отношении третьего лица были рассмотрены нами ранее. С момента назначения опекуна органом опеки между опекуном и опекаемым создается по поводу имущества последнего обязательственное отношение. Источником его является непосредственно закон. Такого рода обязательства имеет в виду ст. 106 ГК, упоминающая, что они «возникают из других указанных в законе оснований».

Условием возникновения обязательства между опекуном и подопечным служит назначение того или иного лица опекуном, в управление которого поступает имущество подопечного. С этим юридическим фактом закон связывает установление обязательственного отношения, субъектами которого становятся опекун и подопечный. Первый — в качестве должника, второй — в качестве кредитора. В чем же заключается содержание этого обязательства? Орган опеки вверяет опекуну по описи имущество (ст. 28 Инструкции). Опекун обязан сохранять это имущество, заботиться о нем (например, ремонтировать), расходовать его на нужды подопечного. Соответствующие этим обязанностям права принадлежат подопечному как активному субъекту данного правоотношения. В качестве представителя опекун обязан осуществлять свои полномочия в интересах опекаемого. При известных обстоятельствах между опекуном и опекаемым могут возникнуть другие обязательства. Опекун имеет право на вознаграждение, если имущество подопечного приносит доход (ст. 81 КЗоБСО и ст. 35 Инструкции). Израсходовав свои средства на нужды подопечного, опекун получает право на возмещение своих расходов, признанных необходимыми и полезными, из имущества подопечного (ст. 82 КЗоБСО и ст. 42 Инструкции). Хотя это обязательство возникает в силу закона, однако, юридической предпосылкой его является «неосновательное обогащение» подопечного за счет опекуна.

При неосновательном обогащении опекуна за счет имущества подопечного (в результате ошибки опекуна, случайного смешения родовых вещей и т.д.) кредитором будет уже подопечный, а должником — опекун. При причинении подопечному убытков виновными действиями опекуна, в частности, нарушающими его полномочия, последний обязан возместить ущерб подопечному согласно ст. 403 и 410 ГК. При недобросовестном обогащении опекуна за счет подопечного следует также применять ст. 403 ГК, если ущерб подопечного превышает неосновательное приобретение опекуна.

Эти убытки вправе взыскивать: 1) сам подопечный, оправившийся от душевной болезни и признанный дееспособным или достигший возраста частичной дееспособности (в этих случаях при содействии попечителя); 2) любой другой законный представитель, в частности новый опекун, назначенный вместо отстраненного.

Опекун отвечает перед представляемым не только за свои действия, но и за вину других лиц, которых он привлекает для ведения дел представляемого и заключения и выполнения сделок.

Этот вывод мы делаем, исходя из присущего советскому гражданскому праву принципа: основанием ответственности должника является вина его самого или другого лица, исполняющего обязательства в силу закона или поручения.

Объем ответственности опекуна достаточно широкий: он включает даже легкую вину (небрежность, непредусмотрительность). Опекун должен отвечать перед представляемым, в частности, за вред, понесенный последним вследствие пропуска опекуном срока исковой давности, неправильной оплаты долга, невыполнения обязанности страхования имущества, принятия принадлежащих подопечному вещей от других лиц без описи, виновного неисполнения договора, заключенного с третьим лицом, и т.д.

Таким образом, мы приходим к выводу, что по поводу имущества опекаемого между последним и опекуном, управляющим этим имуществом, создаются обязательственные отношения. Одни из них возникают сразу, в момент принятия опекуном имущества подопечного, другие впоследствии, при наличии определенных юридических фактов.

В сфере личных отношений опекуна и подопечного обязательственных отношений не создается.

Обязательственные отношения, в частности и те из них, которые связаны с представительством опекуна, не обнаруживаются при совершении законным представителем сделок, они остаются скрытыми от контрагента, а потому называются внутренними.

Отношения органов опеки и опекуна также являются областью внутренней, они не обнаруживают себя при совершении сделок, но должны, в силу своего специфического характера, рассматриваться отдельно от отношений опекуна и подопечного.

Опекун с момента своего назначения несет перед органом опеки определенные обязанности. Эти обязанности носят не гражданско-правовой, а административно-правовой характер. Если между опекуном и подопечным по поводу имущества подопечного возникают обязательственные отношения, то между органом опеки и опекуном гражданских обязательств не создается.

Отношения между органом опеки и попечительства и опекуном регулируются статьями КЗоБСО, которые в этой части являются по своей природе нормами административного права.

Закон возложил на опекуна определенные обязанности. Их предусматривают ст. 79, 81 абзац первый, 89, 100, 101 и др. КЗоБСО РСФСР, а также ст. 26, 35 абзац первый, 38, 40, 45, 46, 49 часть 3 Инструкции.

Но орган опеки вправе, основываясь на общих положениях закона, сам устанавливать для опекуна обязанности, часть которых может представлять собою детализацию его основных обязанностей, предусмотренных законом. Так, например, орган опеки может обязать опекуна избрать для подопечного те или другие формы обучения или принять определенные меры к лечению (ст. 79 КЗоБСО), в том числе и требующие расходов. Разрешая отчуждение имущества, орган опеки вправе обязать опекуна израсходовать вырученные деньги на определенные нужды подопечного (ст. 87 КЗоБСО).

Орган опеки может обязать опекуна совершить в интересах подопечного определенные сделки.

Эти обязанности устанавливаются распоряжением отделов народного образования либо решениями исполкомов районных, городских советов депутатов трудящихся.

За нарушение своих административных обязанностей в отношении органа опеки, как установленных законом, так и распорядительным актом, опекун несет ответственность административную и уголовную: «Опекун или попечитель, в случае нерадения или злоупотребления своими полномочиями, может быть отстранен органом опеки и попечительства от выполнения своих обязанностей...» (ст. 92 КЗоБСО). «В случаях же использования опеки в корыстных целях или оставления опекаемых детей без надзора и необходимой материальной помощи — орган опеки отстраняет опекуна и направляет материал прокурору для возбуждения против него уголовного преследования» (ст. 50 Инструкции).

Использование опеки в корыстных целях возможно и при совершении опекуном сделок от имени подопечного, т.е. в сфере его деятельности как законного представителя. В этом случае привлечение его к ответственности происходит на основании ст. 50 Инструкции и ст. 158 Уголовного кодекса РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик.

Обязанности, составляющие элементы его обязательственного отношения к подопечным, равно как и обязанности административные, возникающие из отношения опекуна и органа опеки, находятся в двух самостоятельных областях внутренних отношений.

Несоблюдение этих обязанностей не приводит непосредственно к нарушению имеющихся у опекуна полномочий, так как эти нарушения затрагивают его внутренние отношения, не касаясь полномочий, связанных с деятельностью опекуна как представителя, устанавливающего связь подопечного с третьими лицами.

Сходным образом, по нашему мнению, должны рассматриваться внутренние отношения ликвидкома и вышестоящего органа, сформировавшего ликвидком. Эти отношения регулируются нормами административного права.

Внутренние отношения между ликвидкомом и ликвидируемым юридическим лицом регулируются не только нормами гражданского, но и административного права. В тех случаях, когда ликвидком образован общим собранием членов организации, к его отношениям с последней применяются нормы устава кооперативных организаций.

темы

документ Вещное право
документ Военное право
документ Государственное право
документ Гражданское право
документ Гуманитарное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Новое пособие на первого ребенка в 2018 году
Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты в 2018 году
Алименты 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Как получить квартиру от государства
Как получить земельный участок бесплатно
Эффективный контракт 2018
Валютный контроль 2018
Взыскание задолженности 2018
Декретный отпуск 2018

Временная регистрация 2018
График отпусков 2018
Дисциплинарное взыскание 2018
Дачная амнистия 2018
Вид на жительство 2018
Дарение 2018
Взаимозачет 2018
Детское пособие 2018
Взносы в ПФР 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость


©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты