Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Особенности рынка ценных бумаг экономики СССР

Особенности рынка ценных бумаг экономики СССР

Особенности рынка ценных бумаг экономики СССР

Анализируя развитие современного фондового рынка России, необходимо учитывать, что он возник не на пустом месте. В течение всего периода существования СССР в стране выпускались государственные ценные бумаги.

Система массовых государственных займов по основным своим характеристикам сформировалась в СССР в тридцатые годы и действовала вплоть до конца пятидесятых годов.

Главными ее особенностями были:

—           принудительное размещение займов. Государственные займы размещались среди рабочих и служащих в порядке предварительной подписки на них. Это означает, что облигации займов не покупались на свободном рынке, а реализовывались в обязательном порядке по месту работы подписчиков. Вместо части заработной платы они получали облигации, номинальная стоимость которых соответствовала сумме подписки;

—           в целях успешной реализации займов организовывались специальные подписные кампании. В них участвовали Министерство финансов, органы КПСС, ВЛКСМ, профсоюзные организации, руководство предприятий и организаций. Активно привлекались средства массовой информации — радио, газеты, журналы, а также средства наглядной агитации. В результате планы подписки на принудительные займы регулярно перевыполнялись на 5—20%. При этом сроки подписки, несмотря на увеличение ее объема, были меньше предусмотренных;

—           проведение мер по снижению стоимости обслуживания внутреннего государственного долга. В первую очередь это относится к постоянному снижению величины процента, выплачиваемого по облигациям. В тридцатые-сороковые годы он уменьшился в 4 раза;

—           регулярные конверсии государственных займов. В тридцатые—пятидесятые годы не было погашено ни одного принудительного займа. С наступлением срока погашения займа он конвертировался в новый. При этом сроки новых займов удлинялись, достигнув в итоге 20 лет, а величина государственного долга уменьшалась. Наиболее яркий пример этому — конверсия 1947 г., когда облигации займа 1938 г. обменивались на облигации займа 1947 г. в соотношении 4:1;

—           облигации принудительных займов свободного хождения на рынке не имели. Их нельзя было продать, сдать в залог (за редким исключением), обменять на другие ценные бумаги.

Таким образом, хотя в СССР ежегодно выпускались облигации государственных займов, рынок этих ценных бумаг отсутствовал. Облигации размещались в принудительном порядке и свободно обращаться не могли. Погашались они также в принудительном порядке, путем конверсии в облигации новых займов.

В начале пятидесятых годов четко отрегулированная система принудительных займов СССР начала давать сбои. В результате некоторого ослабления подписных кампаний итоги размещения займов в 1953 и 1954 гг. радикально изменились. Впервые почти за три десятилетия выпуск ценных бумаг резко снизился по сравнению с предыдущими периодами. В 1953 и 1954 гг. государственные займы развития народного хозяйства были реализованы на сумму почти в 2,5 раза меньшую, чем аналогичные займы в 1951 и 1952 гг.

Это был настоящий провал в деле размещения принудительных займов. Подобных провалов плановая экономика СССР не испытывала ни в производственных отраслях, ни в сфере услуг, ни в области государственного бюджета. Чем были вызваны столь серьезные сбои в системе государственного кредита?



Дело в том, что ценные бумаги — исключительно чувствительный финансовый инструмент, реагирующий на малейшие изменения в экономике и политике. И такие события, как смена правительства в 1953 г. и первые предвестники оттепели — начало реабилитации «врагов народа», прекращение массовых арестов за малейшие провинности (опоздание на работу, сбор колосков на поле и т.п.), — не могли не сказаться на системе принудительных займов.

Первой реакцией командно-административной экономической системы на такое положение дел в сфере государственного кредита было значительное усиление подписных кампаний. Это принесло определенные результаты. В 1955 и 1956 гг. очередные выпуски государственного займа развития народного хозяйства СССР были реализованы на сумму, более чем в 2 раза превышающую сумму реализации займов в 1953 и 1954 гг. Однако уровня 1952 г. подписка на принудительные займы так и не достигла.

Между тем расходы по займам росли чрезвычайно быстро. Это было вызвано, во-первых, значительным ростом государственного долга. Поскольку после конверсии займов в 1947 г. массового погашения ценных бумаг не происходило, количество их у подписчиков все возрастало. В результате этого росли и абсолютные размеры платежей по облигациям. Во-вторых, все более дорогими становились подписные кампании. Все это вело к тому, что в ближайшей перспективе затраты по государственным займам могли превысить доходы от них.

Расходы государственного бюджета на размещение принудительных займов и обслуживание госдолга (включая расходы на погашение трехпроцентных внутренних выигрышных займов) в первой половине пятидесятых годов росли колоссальными темпами. В 1950—1956 гг. они выросли почти в 4 раза!

Более того, темпы роста расходов имели тенденцию к повышению. Так, среднегодовой темп прироста расходов на размещение государственных займов и обслуживание госдолга в 1950—1952 гг. составил около 23%. Цифра огромная. Но в 1954—1956 гг. среднегодовой темп прироста расходов составил уже 27%. Происходило это в связи с резким удорожанием подписных кампаний и полуторакратным увеличением процента, выплачиваемого по облигациям (после более чем двух десятилетий снижения величины процента впервые в СССР пришлось прибегнуть к его росту).

В 1952— 1954 гг. произошло некоторое снижение среднегодового темпа прироста расходов на размещение ценных бумаг и обслуживание госдолга (из-за срыва размещения государственных займов в 1953— 1954 гг.). Но и в эти годы среднегодовой темп прироста составлял совершенно неприемлемую величину — 20%.

Таким образом, согласно сложившейся практике государственного кредита назревала очередная конверсия займов, призванная продлить срок погашения облигаций и уменьшить платежи по ним. Одновременно правительством было принято во внимание, что принудительные займы, будучи обременительными для трудящихся, становятся все менее эффективными. Поэтому было решено прекратить изъятие части заработной платы рабочих и служащих посредством принудительных подписок на облигации государственных займов.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров «О государственных займах, размещенных по подписке среди трудящихся Советского Союза» было принято следующее:

•             прекратить проведение тиражей выигрышей по данным займам (допускалась лишь оплата облигаций, которые выиграли или были погашены в уже проведенных тиражах);

•             отсрочить на 20 лет погашение облигаций этих займов и производить его начиная с 1977 г. в течение 20 лет равными долями ежегодно;

•             выпустить в 1957 г. государственный заем, размещенный по обязательной подписке среди грудящихся, на сумму 12 млрд. руб. (поскольку в бюджете на 1957 г. были запланированы доходы от займов, а прекращение платежей по займам не компенсирует потери от этих доходов). С 1958 по 1962 г. проводить тиражи выигрышей по этому займу, а в 1959—1962 гг. — тиражи погашения.

Таким образом, в 1957 г. согласно сложившимся традициям госкредита погашение государственного долга, составившего к I апреля 258 млрд., руб., было отложено на 20 лет. Платежи по долгу были вовсе прекращены, что является еще более радикальным решением по сравнению с конверсиями займов в тридцатых — сороковых годах, когда платежи по ним лишь сокращались.

Одновременно с этим отменялись принудительные займы. Последний такой заем выпускался в 1957 г. на сравнительно небольшую сумму — 12 млрд., руб.

В результате прекращения выпуска принудительных займов единственной формой эмиссии ценных бумаг в СССР становится выпуск трехпроцентных внутренних выигрышных займов. К 1957 г. в обращении находились облигации одного такого займа — государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1947 г.

Выпуск облигаций государственных трехпроцентных внутренних выигрышных займов в 1947—1952 гг. составлял просто-таки ничтожную сумму — от 250 млн. до 600 млн. руб. в год (в ценах пятидесятых годов). В 1954 г. эмиссия облигаций несколько превысила 1 млрд., руб., а в 1956 г. достигла 1424,3 млн. руб. Для государственных займов это величина просто несерьезная. Изъятие части заработной платы населения для приобретения облигаций принудительных займов подорвало ресурсную основу для свободно обращавшихся ценных бумаг внутренних выигрышных займов. Несмотря на рост выпуска облигаций государственных трехпроцентных внутренних выигрышных займов, их эмиссия в 1956 г. почти в 25 раз уступала эмиссии облигаций принудительных займов.

В результате фондовый рынок страны (на котором обращались облигации добровольных внутренних выигрышных займов) находился в зачаточном состоянии и подавлялся принудительными займами.

И только с 1958 г. обстановка на фондовом рынке коренным образом изменилась. Благодаря отмене принудительных займов у населения стали расти свободные денежные средства. Правда, значительная их часть вкладывалась в сберегательные кассы. Кроме того, возрастала и наличность на руках у населения.

Однако и вклады в ценные бумаги добровольных займов начали быстро увеличиваться. В результате стал развиваться фондовый рынок страны. Единственным видом ценных бумаг, имевших хождение на нем вплоть до шестидесятых годов, были облигации государственного внутреннего выигрышного займа 1947 г. Главными их особенностями были: во-первых, добровольное размещение среди населения за наличный расчет. Во вторых, возможность свободной купли-продажи в сберегательных кассах. Следовательно, в стране развивался как первичный, так и вторичный рынок ценных бумаг.

Новый выигрышный заем был выпущен в 1966 г. Размещение этого займа было приурочено к началу погашения облигаций государственного трехпроцентного займа 1947 г. Для того чтобы не допустить массового погашения этих облигаций в денежной форме, необходимо было заинтересовать население в добровольном обмене этих облигаций на новые. В этих целях количество выигрышей по займу 1966 г. было увеличено. 

За весь срок обращения ценных бумаг государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. выигрывало 30% облигаций против 20% по займу 1947 г. Количество ежегодных тиражей выигрышей по займу 1966 г. возросло до 8.

Официальный курс облигаций устанавливался Министерством финансов. По этому курсу можно было купить или продать облигации в сберегательных кассах. Но в период обмена облигаций образовался неофициальный рынок. На нем производились сделки по купле продаже облигаций государственных трехпроцентных внутренних выигрышных займов 1947 и 1966 гг. между отдельными гражданами.

На этом рынке явственно обозначился рост курсовой цены облигаций, выпущенных в 1966 г., по сравнению с облигациями займа 1947 г. (в связи с ростом количества выигрывающих облигаций). Впрочем, этот рынок просуществовал очень недолго — до завершения вывода из обращения облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1947 г. Да и емкость рынка была незначительна. Существование этого, пусть и небольшого по масштабам, рынка свидетельствует о готовности населения к расширению и усложнению рыночных отношений.

На официальном рынке (купля-продажа ценных бумаг в сберегательных кассах) котировки облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. были также выше котировок облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1947 г.

Кроме того, обмен облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1947 г. на облигации аналогичного займа 1966 г. производился по нарицательной стоимости. Купить же облигации государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. можно было только по цене, включающей курсовую разницу (размер ее зависел от количества дней, оставшихся до проведения тиражей выигрышей).

В результате введения этих условий государству удалось безболезненно погасить облигации займа 1947 г. — 90% имевшихся у населения этих облигаций было обменено на облигации займа 1966 г.

Все прочие основные условия государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. соответствовали условиям займа 1947 г. Срок обращения обоих займов составлял 20 лет, доходность — 3% годовых3, облигации обоих займов свободно покупались и продавались сберегательными кассами.

Таким образом, после 1966 г. на фондовом рынке СССР, как и прежде, обращался только один вид ценных бумаг — облигации государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г.

Кроме того, на руках у населения имелось значительное количество облигаций принудительных займов, выпущенных в 1948—1957 гг., которые свободного обращения на рынке не имели.



В 1971 г. было принято решение о досрочном погашении этих долговых бумаг. Погашение облигаций представляло собой возвращение населению части принудительно изъятой у него в тридцатые—пятидесятые годы заработной платы. При этом в результате постоянно нараставших инфляционных процессов средства, вложенные в облигации, обесценивались. К тому же к погашению были предъявлены далеко не все облигации, поскольку многие их владельцы просто не дожили до момента погашения, часть облигаций, полученных за тридцать лет до погашения, была утеряна и т.д.

Порядок погашения был разработан Министерством финансов СССР и Государственным банком СССР. В соответствии с ним в государственном бюджете ежегодно выделялось 1,5 млрд. руб. для тиражей погашения.

Следующим событием в сфере государственного кредита (в весьма скудный на какие-либо события в этой сфере период застоя) стал выпуск государственного внутреннего выигрышного займа 1982 г. По основным параметрам он соответствовал ранее выпускавшимся выигрышным займам. Так, срок обращения облигаций займа составлял 20 лет (с 1 января 1982 г. по 1 января 2002 г.), доходность — 3% годовых, доход выплачивался в виде выигрышей (производилось 8 тиражей выигрышей ежегодно).

Однако государственный внутренний выигрышный заем 1982 г. имел и некоторые особенности. Так, с учетом все более проявляющегося обесценения денег (на что, в частности, указывал все возраставший товарный дефицит) были предусмотрены новшества в получении доходов по облигациям. Например, владелец облигации, на которую выпал выигрыш в 10 000 руб., мог вне очереди приобрести автомобиль «Волга» или легковую автомашину аналогичного класса, при выигрыше 5000 руб. владелец облигации имел право вне очереди купить автомобиль «Жигули», «Москвич» или другой марки классом ниже «Волги».

Помимо этого, по государственному внутреннему выигрышному займу была немного повышена доля выигрывающих облигаций — до 32% против 30% по займу 1966 г.5

Но более существенной особенностью займа 1982 г. было то, что он не был приурочен к моменту погашения облигаций займа 1966 г. Впервые за многие десятилетия выигрышный заем выпускался, не имея в качестве главной цели конверсии предыдущих займов. В связи с этим на вторичном рынке ценных бумаг СССР произошли важные изменения. Отныне в обращении находились облигации сразу двух внутренних выигрышных займов — 1966 и 1982 гг.

Это обстоятельство привело к возобновлению неофициального рынка ценных бумаг. На нем производились сделки между гражданами по обмену (купле продаже) облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. на облигации государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1982 г. Облигации продавались по курсовой цене. Котировки ценных бумаг займа 1982 г. были выше котировок ценных бумаг займа 1966 г. Объясняется это большим количеством выигрывающих облигаций по займу 1982 г., а также возможностью получения по выигравшим облигациям вместо денежных выигрышей дефицитных товаров (что было весьма существенно в условиях нараставшей инфляции). Курс облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1982 г. постоянно рос по отношению к курсу облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. Объясняется это, во-первых, все более усиливающимися инфляционными процессами, а облигации займа 1982 г. были в большей степени защищены против инфляции, чем облигации займа 1966 г. Во-вторых, приближением срока погашения облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г.

Неофициальный рынок ценных бумаг просуществовал на этот раз более четырех лет. Однако, как и в 1966 г., его масштабы были незначительны.

Что касается облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г., то их продажа сберегательными кассами с 1 января 1982 г. была прекращена. Однако по-прежнему проводилась их покупка сберкассами и разыгрывались тиражи выигрышей.

Впоследствии судьба облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. сложилась следующим образом. Тиражи выигрышей проводились в соответствии с установленным двадцатилетним сроком обращения облигаций до 30 июня 1986 г. После этого владельцы облигаций займа 1966 г. получили право в течение года обменять их в сберегательных кассах на облигации государственного внутреннего выигрышного займа 1982 г. При этом обмен производился по нарицательной стоимости облигаций без уплаты курсовой разницы.

Владельцы облигаций государственного трехпроцентного внутреннего выигрышного займа 1966 г. не смогли при их погашении получить назад вложенные деньги. Они по сути были принуждены обменять имевшиеся у них ценные бумаги на облигации нового государственного внутреннего выигрышного займа.

Таким образом, в конце пятидесятых — середине восьмидесятых годов в СССР вновь после почти тридцатилетнего перерыва стал развиваться фондовый рынок. Отличительными его особенностями были, во-первых, наличие в обращении только одного (а в 1982— 1987 гг. — двух) вида ценных бумаг. Во-вторых, осуществление подавляющего количества сделок с облигациями при посредстве сберегательных касс и как следствие этого установление государством котировок ценных бумаг. В-третьих, периодическое возникновение (во время обмена облигаций одного займа на облигации другого займа) неофициального рынка со своими котировками ценных бумаг.

С конца восьмидесятых годов, когда процесс перестройки экономической и политической системы СССР усилился, положение на фондовом рынке стало меняться. Вызвано это было, с одной стороны, переходом от командно-административных к экономическим методам управления народным хозяйством. С другой стороны, в этот период резко усилился дисбаланс государственных финансов. Стремление покрыть все возрастающие расходы на экономику и социальные нужды и при этом не допустить дефицита бюджета заставило правительство значительно расширить заимствования из так называемого ссудного фонда. Государственные расходы все в большей степени покрывались за счет банковских кредитов. При этом кредиты выдавались не только без взимания процентов, но и по сути на безвозвратной основе. Все это не только не привело к финансовому оздоровлению экономики, но и подстегнуло инфляцию.

В этих условиях правительство обратилось к тем способам получения средств для финансирования государственных расходов, которые представляет фондовый рынок. При составлении бюджета на 1990 г. был, во первых, декларирован отказ от безвозмездного использования банковских кредитов. Во-вторых, планировалось значительно увеличить доходы от государственных ценных бумаг.

В связи с этим в 1990 г. в СССР было выпущено сразу три новых займа. Два из них предназначались для размещения среди населения и привели к появлению на фондовом рынке новых видов ценных бумаг. Это были облигации государственного целевого беспроцентного займа и государственные казначейские обязательства СССР.

Что касается облигаций государственного целевого займа, то в связи с увеличением инфляции они первоначально распространялись с трудом. Вызвано это было тем, что облигации гарантировали их владельцам получение определенного товара (автомобилей, бытовой техники и т.п.) по цене, действовавшей на момент их погашения. Поскольку цены стали расти, покупка облигаций стала невыгодной для населения.

Чтобы повысить привлекательность облигаций государственного целевого беспроцентного займа, были изменены его условия. Особенно важным было предоставление права владельцам облигаций покупки товара по означенным на них ценам, даже в случае повышения в будущем цены на данный товар. Это позволило инициировать процесс размещения облигаций. Однако практика подобных займов показывает, что, как правило, в условиях инфляции эмитент не в состоянии погасить ценные бумаги товарами по твердой цене. То же самое в конце концов произошло и с облигациями государственного целевого беспроцентного займа 1990 г. Государство не смогло погасить их на условиях, декларированных в займе.

Сходная судьба постигла и государственные казначейские обязательства СССР. Так, еще в процессе их первичного размещения государство вынуждено было изменить условия займа. Чтобы усилить интерес населения к казначейским обязательствам, срок их обращения был сокращен с 16 до 8 лет, а ежегодный процент, выплачиваемый по ним, был повышен с 5 до 10. Этими мерами удалось несколько увеличить объем их размещения. В дальнейшем при погашении казначейских обязательств их владельцы опять-таки понесли ущерб, поскольку ценные бумаги погашались в условиях колоссального изменения масштаба цен.

Третьим займом, выпущенным в 1993 г., был государственный внутренний пятипроцентный заем. Это был первый после почти полувекового перерыва заем, предназначенный для юридических лиц. Надо отметить, что займы, размещаемые в двадцатых—тридцатых годах среди юридических лиц, были принудительными. В отличие от них государственный внутренний пятипроцентный заем был добровольным. Размещался он в облигациях достоинством от 10 тыс. руб. до 1 млн. руб. Доходы по нему выплачивались в безналичной форме.

В условиях нараставшей инфляции столь малодоходный заем не пользовался большим успехом. К тому же в 1990—1991 гг. подавляющая часть крупных юридических лиц входила в государственный сектор. Государственные же предприятия имели богатый опыт того, как их свободные средства по той или иной причине изымались у них. В итоге государственный внутренний пятипроцентный заем 1990 г. не дал желаемых результатов.

Таким образом, 1990 г. стал очередной вехой в развитии фондового рынка в России. В это время в обращении вместо одного вида ценных бумаг, что характерно для периода 1958—1989 гг. (исключая 1982— 1987 гг.), находилось одновременно четыре их вида. Делается попытка разнообразить ценные бумаги, предназначенные для населения, — выпускаются твердопроцентные казначейские обязательства и облигации целевого беспроцентного займа. Наконец, в 1990 г. впервые в СССР был выпущен свободный заем, предназначенный для юридических лиц.

Всего в 1990 г. было реализовано ценных бумаг на сумму более чем 4 млрд., руб. Это явилось несомненным успехом для свободно размещаемых займов, несмотря на то, что более 60% дохода от выпуска ценных бумаг было израсходовано на платежи по государственному долгу. Подавляющая их часть (около двух третей всех платежей) пошла на погашения облигаций принудительных займов, выпущенных в пятидесятые годы. Остальные платежи были связаны с необходимостью обслуживания долга, образовавшегося по государственному трехпроцентному внутреннему выигрышному займу 1982 г.

В 1975—1985 гг. расходы на обслуживание внутреннего государственного долга в 2,5—3,5 раза превышали доходы от реализации ценных бумаг. Главной причиной этого было то, что начиная с 1974 г. ежегодно выделялось 1,5 млрд. руб. на погашение задолженности государства перед населением по займам, выпущенным в тридцатых—пятидесятых годах. Кроме того, на обслуживание госдолга по государственным трехпроцентным внутренним выигрышным займам ежегодно выделялось 0,3—0,5 млрд. руб.

В 1990 г. мы видим радикальное изменение ситуации. Несмотря на рост расходов на обслуживание внутреннего госдолга, доходы от размещения государственных ценных бумаг превысили их в 1,5 раза. Это было связано с резким ростом выпуска облигаций, казначейских обязательств, сберегательных сертификатов и прочих госбумаг. Если пролонгировать эту тенденцию, то в 1992—1994 гг. доходы от размещения государственных ценных бумаг превысили бы расходы на обслуживание госдолга в 5—8 раз. Во-первых, в 1991 г. было завершено погашение облигаций принудительных займов выпуска тридцатых-пятидесятых годов — главной составляющей расходов по обслуживанию госдолга. Во-вторых, можно было ожидать продолжения быстрого роста размещения государственных ценных бумаг среди населения России (вместо акций АО «МММ», «Хопра» и т.п.). Это стало бы существенным источником для пополнения федерального бюджета и снижения инфляции. Однако трагические для фондового рынка события 1992 г.— введение гайдаровского варианта шоковой терапии — не дали возможности осуществиться этим надеждам.

В следующем, 1991 г. — последнем году существования СССР и командно-административной системы управления экономикой — можно отметить два наиболее важных события, происшедших на фондовом рынке. Во-первых, было завершено погашение облигаций принудительных займов. Во-вторых, прошла сорокапроцентная индексация имевшихся у населения ценных бумаг свободных займов, связанная с мероприятиями правительства в сфере денежного обращения (обмен 100 и 50рублевых купюр, индексация вкладов в сберегательных кассах, повышение розничных цен).

Таким образом, после 1958 г. в стране происходило постепенное становление фондового рынка. К концу существования СССР этот процесс имел определенные достижения. Однако в целом фондовый рынок в СССР функционировал в весьма урезанном виде. Наиболее отчетливо это проявлялось в следующем.

Во-первых, на рынке обращались лишь государственные ценные бумаги. Только в 1991 г. начался широкомасштабный выпуск корпоративных акций. Во-вторых, подавляющая часть сделок с госбумагами приходилась на их куплю-продажу населением в сберегательных кассах, т.е. на один, причем опять-таки государственный, орган. В-третьих, котировки ценных бумаг устанавливались путем административных указаний без учета спроса и предложения на них и т.п. В-четвертых, отсутствовали (хотя бы для государственных бумаг) такие виды сделок, как фьючерсные, залоговые и т.п.

Следовательно, в условиях командно-административной системы фондовый рынок развивался в строго установленных рамках. По-настоящему свободный рынок стал возможен лишь с коренным реформированием централизованно планируемой экономической системы и развитием товарно-денежных отношений.

Выпуск облигаций государственных трехпроцентных внутренних выигрышных займов в 1970—1985 гг. был незначителен и сравнительно стабилен. С 1980 г. начался некоторый рост выпуска облигаций, переросший в 1990 г. в широкомасштабный подъем на рынке.

Снижение выпуска государственных ценных бумаг в 1991 г. связано с тем, что они размещались лишь до середины года, да к тому же в условиях политических и экономических потрясений  ГКЧП, распад СССР, проведение денежной реформы. Если госбумаги продолжали бы размещаться до конца 1991 г. в спокойной политической и экономической обстановке, то их выпуск был бы не меньше, чем в 1990 г.

С учетом инфляции результаты размещения государственных ценных бумаг выглядят менее впечатляющими. Однако и здесь мы наблюдаем резкий рост выпуска государственных ценных бумаг в начале девяностых годов. Причем темпы роста выпуска госбумаг превышали темпы инфляции. Это является наглядным подтверждением возможности использования государственных займов, предназначенных в первую очередь для населения, для борьбы с инфляцией.

Таким образом, фондовый рынок времен СССР хотя и существовал в жестких рамках командно-административной системы, быстро развивался. Об этом свидетельствуют быстрый рост масштабов выпуска государственных займов в начале девяностых годов, увеличение многообразия ценных бумаг — в обращении находилось 5 видов долговых обязательств, в 1991 г. появились корпоративные ценные бумаги (акции инвестиционных компаний, банков и т.п.).

Фондовый рынок СССР мог стать основой для формирования полноценного рынка российских ценных бумаг. Для этого было необходимо:

—           изменить условия размещения государственных ценных бумаг — продавать их не по номиналу, а по рыночному курсу (например, котировки облигаций государственного трехпроцентного внутреннего займа составляли 95% к номиналу, новый их выпуск должен был размещаться по цене 94—96% от номинала);

—           расширить сферу операций с госбумагами. Их купля-продажа должна была проводиться не только в Сбербанке, но и в коммерческих банках, инвестиционных и брокерских компаниях, на биржах. При этом роль Сбербанка как главного оператора с государственными ценными бумагами, предназначенными для населения, должна была быть сохранена;

—           изменить курсовую политику. Цена гособлигаций должна была устанавливаться на свободном рынке, а не директивами финансовых властей. Однако Министерство финансов должно было через Сбербанк объявлять свою цену госбумаг, по которой обязывалось в определенные сроки выкупать облигации у населения;

—           ввести индексацию ценных бумаг государственных займов в условиях инфляции. Это необходимо было осуществить для беспроцентных бумаг — облигаций целевого займа 1990 г., облигаций выигрышного займа 1982 г., чеков «Урожай90» и т.п.;

—           ввести плавающую ставку процента для твердо процентных бумаг — государственных казначейских обязательств, сберегательных сертификатов, облигаций государственного внутреннего пятипроцентного займа. В 1992—1995 гг. в условиях скачкообразной инфляции ставка процента по облигациям должна была изменяться как минимум один раз в две недели. Процентная ставка должна была учитывать темп инфляции и иметь положительное значение;

—           ввести залоговые операции с государственными ценными бумагами. Любая государственная долговая бумага могла приниматься в залог для получения ее владельцем денежных ссуд. В Сберегательном банке залоговые операции не просто могли, а обязаны были производиться. Сбербанк в обязательном порядке должен был выдавать кредиты под залог любых госбумаг;

—           изменить условия погашения государственных ценных бумаг — ввести погасительные премии для облигаций выигрышных займов, последовательно увеличивать количество тиражей выигрышей с приближением срока погашения облигаций.

Все эти меры позволили бы приспособить ценные бумаги государственных займов СССР к условиям рыночной экономики, а также приступить к выпуску новых, российских, займов. Свободные денежные средства населения стали бы вкладываться в ценные бумаги, их давление на товарный рынок существенно бы ослабло. Это могло стать важным средством в борьбе с колоссальной инфляцией первой половины девяностых годов. Федеральный бюджет России пополнялся бы за счет эмиссии ценных бумаг долгосрочных займов, размещаемых среди наиболее стабильных слоев инвесторов — населения. Государству не пришлось бы прибегать к размещению супер краткосрочных ценных бумаг — ОБР, ГКО со сроком обращения от нескольких недель до трех месяцев, да к тому же размещать ГКО среди иностранных спекулятивных инвесторов.

Конечно, государственный долг в любом случае увеличивался бы. Но одно дело, если госдолг растет за счет увеличения выпуска 20летних бумаг, и совсем другое, если за счет выпуска трехмесячных бумаг. В последнем случае возникает необходимость экстренного погашения одних выпусков госбумаг за счет новых, более значительных. Начинается быстрый рост финансовых пирамид, а мы уже на собственном опыте знаем, к чему это приводит.

Таким образом, фондовый рынок образца 1990— 1991 гг. необходимо было развивать, приспосабливая его к условиям постепенно либерализуемой экономики. К сожалению, этого не произошло.

Пришедшее к власти правительство Гайдара начало реформировать экономику России путем так называемой «шоковой терапии» — некоего набора мер, близкого к монетаристским воззрениям на способы либерализации экономики. Близким потому, что это была даже не политика монетаризма, а неполные и беспорядочные меры «под монетаризм». Ведь реформаторы были знакомы с монетаризмом по советским учебникам критики буржуазных экономических теорий. Не случайно в неправительственных кругах (в свободной прессе, Академии наук, среди крупных предпринимателей) команда Гайдара получила за профанацию монетаризма и практическое воплощение псевдо монетаристских рецептов либерализации экономики название «чикагских мальчиков» (монетаризм зародился в недрах чикагской экономической школы).

Не будем сейчас анализировать все огрехи политики Гайдара, приведшие Россию к величайшим бедствиям в ее истории. Это не является нашей задачей. Отметим только, что даже в бесплодной в плане создания основ подлинно рыночного хозяйства и скудной по инструментам реализации политике «шоковой терапии» вполне нашлось бы место рассмотренным нами мерам по реформированию фондового рынка.

Однако Гайдар к этим мерам не прибег. Он их просто не знал. Как не знал о существовании пусть и ограниченного фондового рынка СССР, о важности фондового рынка вообще.

А ведь у России имелся богатый опыт использования рынка ценных бумаг именно в переломные моменты ее экономической и политической истории. Вспомним начало шестидесятых годов XIX в. Отмена крепостного права, полное преобразование основ хозяйственной жизни. Уже в самые первые годы реформ правительство прибегает к двум крупным государственным займам. Полученные от них средства немедленно были вложены в экономику (прежде всего в железнодорожное строительство) и стали важным фактором экономического подъема середины шестидесятых годов.

А экономическая политика С. Ю. Витте? Наряду с проведением денежной реформы и других преобразований С. Ю. Витте осуществил конверсию большинства обращавшихся в России госбумаг в единую четырехпроцентную ренту. Данное мероприятие резко удешевило обслуживание госдолга, привлекло к госбумагам новых инвесторов (как отечественных, так и иностранных). Это в немалой степени способствовало беспрецедентному в России экономическому подъему девяностых годов XIX в.

1917 г. — приход к власти Временного правительства. Одним из первых его актов было признание всех царских долгов, всех ценных бумаг, обращавшихся на рынке. Это внесло успокоение на рынок, да и не только на рынок, а во все общество, подняло престиж правительства (по крайней мере на первое время).

НЭП — возрождение хозяйства России. И опять мы видим, что начинается оно с государственных займов — хлебных, сахарных, золотых, крестьянских, выигрышных — и вновь займы стали основой быстрого возрождения хозяйства.

Задумывался ли Гайдар обо всем этом, начиная реформы? Я могу твердо утверждать: не задумывался, да  и не знал он этого. Иначе зачем в первые месяцы реформ Гайдар буквально уничтожил фондовый рынок — важную составляющую часть всего рыночного хозяйства, которое он так мечтал построить.

Одной из первых мер «чикагских мальчиков» был отказ от долгов по внутренним займам СССР. Они рассуждали так: займы делали не мы и платить по ним не собираемся. Тем более что вложения в ценные бумаги СССР, как и вложения в Сбербанк, — это денежный навес над рынком. Его надо устранить, и тогда наступит равновесие, спрос на товары сбалансируется с их предложением.

И такие, мягко говоря, наивные взгляды были воплощены в жизнь. Отказ платить по долгам СССР — и на десятки лет было подорвано доверие к государственным займам. Этот отказ стал опасным прецедентом на фондовом рынке. Дефолт 1998 г. — его прямое следствие.

Правда, несколько позже долги по внутренним займам СССР были признаны. Но каким образом? Государственный трехпроцентный внутренний выигрышный заем 1982 г. был конвертирован в подобный же заем 1992 г. Это уже прямой отход ко временам сталинщины, когда займы не погашались, а конвертировались в новые.

Другие ценные бумаги — облигации целевого займа 1990 г., чеки «Урожай90» и т.д. — погашались в течение многих лет. В условиях колоссальной инфляции вложения в них были обесценены в тысячи раз. Естественно, все это не способствовало повышению доверия населения к государственным займам. И начался процесс, обратный тому, что происходил на рынке в 1990-1991 гг.

В эти годы наблюдался невиданный в СССР подъем на фондовом рынке — покупки ценных бумаг росли в 2—4 раза в год. В 1992 г. население в массовом порядке стало продавать государственные ценные бумаги. За год было продано свыше трети всех имевшихся на руках граждан ценных бумаг. Остальные продать было просто невозможно. Они были либо конвертированы в новые ценные бумаги, либо погашались в течение многих лет.

Таким образом, фондовый рынок СССР прошел долгий путь от практически нерыночных ценных бумаг принудительных займов до появления многообразных ценных бумаг добровольных займов, свободно обращавшихся в ограниченной сфере (Сбербанк — население). В пред реформенный период на рынке наблюдалось значительное оживление. Фондовый рынок ожидал снятия ограничений, наложенных на него командно-административной системой, и был готов к дальнейшему развитию. Однако вместо снятия ограничений правительство Гайдара просто уничтожило сферу обращения ценных бумаг. Фондовый рынок России предстояло создавать заново.



тема

документ Виды экономики
документ Глобализация экономики
документ Глобальная экономика
документ Государственная экономика
документ Денежная экономика




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты