Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Проблема внешнего долга

Проблема внешнего долга

Проблема внешнего долга

Одной из важнейших проблем, стоящих перед Россией, является колоссальная внешняя задолженность. Россия ежегодно тратит миллиарды долларов на обслуживание внешнего долга. Государство, так нуждающееся в инвестициях, задолжавшее своим гражданам десятки миллиардов рублей по заработной плате, пенсиям и социальным пособиям, вместо удовлетворения всех этих внутренних потребностей вынуждено в первую очередь платить иностранным кредиторам.

Состояние федерального бюджета зависит не столько от того, как много удастся собрать налоговых платежей, таможенных сборов и т.п., но прежде всего от того, удастся ли Правительству договориться об отсрочке большей части платежей и о получении кредитов на рефинансирование внешнего долга. Сопоставим две цифры. Россия в 1999 г. должна была погасить внешнюю задолженность на общую сумму свыше 17,5 млрд. дол., а ведь российский бюджет несколько больше 20 млрд. дол. Если страна в ближайшее время кардинально не изменит ситуацию с внешним долгом, она не только не сможет поднять экономику, но просто станет банкротом. Угроза повторения гайдаровского 1992 г. и дубининско-черномырдинского 1998 г. острейших кризисов становится все более реальной. Государственный внешний долг России растет из года в год. 

В годы перестройки СССР активно кредитовали и крупнейшие банки мира, члены Лондонского клуба — клуб объединяет более 400 банков. СССР пользовался репутацией чуть ли не самого надежного получателя кредитов. Огромные масштабы финансовой системы страны, исключительно четкое выполнение обязательств по погашению ссуд сделали СССР одним из наиболее предпочтительных объектов кредитования для западных банков. В итоге в настоящее время Россия должна Парижскому клубу с учетом непогашенных процентов почти 30 млрд. дол. Более половины долга приходится на банки Германии и Италии.

Кроме этих долгов Россия признала долги перед странами-членами СЭВ, составляющее в настоящее время 15,6 млрд. дол.

Еще около 10 млрд. дол. Россия должна по советским долгам некоторым странам и отдельным иностранным юридическим лицам.

Собственно российский долг образовался в 1992 г. и стал быстро расти. За период реформ он вырос более чем в 20 раз и достиг к началу 1999 г. 45,3 млрд. дол. К концу этого года объем долга подошел к 50миллиардному рубежу.

Крупнейшим кредитором пореформенной России является МВФ. С начала реформ Россия получала регулярные кредиты от МВФ на структурную перестройку — всего программа кредитования составила 10,2 млрд. дол. В 1998 г. кредиты МВФ поступали также Минфину для поддержки рынка ГКООФЗ и впервые Центробанку (на сумму 3,8 млрд. дол.) на стабилизацию платежного баланса. С 1999 г. МВФ начал рефинансирование своего долга — 4,5 млрд. дол. выделены для погашения задолженности России перед фондом, но, впрочем, так и не предоставлены.

Вторым по значению кредитором России является Мировой банк (МБРР). Он в отличие от МВФ кредитовал по преимуществу конкретные проекты — инвестиционные, как правило международные программы, реструктуризацию угольной промышленности и т.п. Всего МБРР к началу 1999 г. предоставил России кредитов на 5,7 млрд. дол.

Кроме МВФ и МБРР Россия получала кредиты от некоторых государств, банковских синдикатов и отдельных юридических лиц. Общая сумма таких кредитов достигает 3,3 млрд. дол.



На гораздо более значительную сумму — 16,5 млрд. дол. — Россия выпустила еврооблигаций преимущественно на американском, германском и итальянском рынках.

Наиболее удачливым на иностранные кредиты и займы стал 1998 г., когда Россия получила свыше 14 млрд. дол. Из них около 10 млрд. дол. пришлось на кредиты (75% их было получено от международных финансовых институтов) и около 5 млрд. дол. было получено за счет размещения евро бондов. Было размещено сразу 4 выпуска валютных еврооблигаций, номинированных в долларах — 2 выпуска, марках и лирах. Однако все это не помогло уйти от финансового кризиса, и столь удачливый на займы и кредиты год закончился дефолтом по ГКООФЗ и падением курса рубля к доллару в 4 раза.

Все это касается долгов России другим государствам. Но Россия в свою очередь имеет и собственных должников. В наследство от СССР России достались не только долги. СССР был в свое время одним из крупнейших в мире кредиторов. Сумма задолженности иностранных государств по кредитам, предоставленным им СССР, превышает 150 млрд. дол.

Только на 5 государств — Кубу, Монголию, Вьетнам, Индию и Сирию — падает 57% от общей суммы долга иностранных государств перед СССР.

Еще на 3 страны — Афганистан, Иран и Эфиопию — падает 13% всей суммы задолженности. Кроме этих стран имеется еще 10 государств со сравнительно крупной суммой долга перед Россией —от 2 млрд. до 4,5 млрд. дол.

Подавляющее же число должников — 39 стран — имеют сравнительно небольшие долги: от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов долларов.

Среди всех этих стран имеются разные категории должников. К абсолютно безнадежным относится ряд африканских и азиатских государств, причем среди них только на Монголию, Афганистан и Эфиопию приходится 20,5% от общей суммы долга.

Низка кредитоспособность ряда крупнейших должников России: Кубы, Вьетнама и ряда других стран, на которые приходится примерно 30% общей суммы долга.

Из этого следует, что более половины общей суммы долга иностранных государств перед Россией представляет либо безвозвратную задолженность, либо задолженность, которая может быть погашена лишь частично и в неопределенные сроки.

Таким образом, Россия в настоящее время выступает и в качестве страны-заемщика, и в качестве страны-кредитора. При этом внешний долг России примерно равен объему выданных ею кредитов. Представляет интерес сравнить процесс погашения долгов Россией с процентом погашения долгов России.

Если же учесть, что погашение части долгов было перенесено, то процесс погашения долгов Россией выглядит вообще достаточно убедительно. Удельный вес погашенных долгов в их общем объеме составил от 70 до 90% (исключая 1994 г., когда было погашено 55,3% долгов).

Как это ни парадоксально, но нищая Россия демонстрирует высокую ответственность в отношении платежей по своему внешнему долгу. Если бы погашенные в 1994— 1998 гг. почти 34 млрд. дол. пошли бы на финансирование реального сектора, то мы бы имели пусть и небольшой, но ежегодный прирост производства. Но честь превыше всего — раз есть долги, то надо их отдавать.

Даже с учетом перенесенной задолженности возвращается от 9 до 14% предназначенных к погашению долгов. Правда, 1996 и 1997 гг. явились счастливым исключением — было возвращено 23,6 и 26,8% предназначенных к погашению долгов. Однако Россия в эти же годы выплачивала до 75% платежей по своим долгам.

Как видим, честь в современных международных экономических отношениях не в моде. России в той или иной степени отдают долги менее трети стран-должников. Остальные же, судя по всему, вообще долгов России возвращать не собираются.

Такому отношению к международному долгу нет оправдания. Конечно, большинство из российских должников — это небогатые, развивающиеся страны. Но Россия сейчас сама по доходам на душу населения входит в число этих же самых развивающихся стран. Однако ей удается уплачивать большую часть своих долгов.

Впрочем, чего греха таить. Поведение огромного количества стран-должников перед Россией, да и не только перед ней, искушает. А не поступить ли и нам так же, как делают они? Замечу только, что этот вопрос полностью с повестки дня снят быть уже не может.

Какие же шаги предприняла Россия в отношении своего внешнего долга? Первые меры по смягчению бремени платежей касались договоров с кредиторами о переносе части платежей на более поздние сроки (от 1 года до нескольких лет). В середине 90-х годов была заключена серия договоров с Парижским клубом об отсрочке выплаты ему части российского долга.

С 1996 г. переговоры с Парижским клубом вступили в новую фазу. Речь пошла уже о радикальной реструктуризации российских долгов. В начале февраля 1997 г. были подписаны соглашения сразу с тремя членами Парижского клуба — Германией, США и Швейцарией — о реструктуризации задолженности бывшего СССР этим странам на сумму соответственно 17 млрд, 2,3 млрд. и 374 млн. дол. Это означает, что погашение долгов откладывается на 6 лет, в течение которых Россия будет выплачивать лишь проценты по ним. Сами же долги будут погашаться после 2002 г. в течение 20 лет. Отсрочка в погашении задолженности позволила на некоторое время ослабить нагрузку на бюджет. Так, выплаты одной Германии сократились в 1997 г. с 2,5 млрд. до 260 млн. дол.

После этого последовало соглашение о глобальной реструктуризации всего российского долга Парижскому клубу. Согласно этому соглашению 45% задолженности будет выплачено в течение 25 лет, а оставшиеся 55% — в течение последующих 21 года. Платежи должны были начаться с 2002 г. со сравнительно небольших сумм, которые должны будут постепенно возрастать.

Следующим шагом стало подписание в октябре 1997 г. соглашения между Внешэкономбанком (от имени российского Правительства) и Лондонским клубом банков кредиторов о реструктуризации долгов советского периода. По соглашению Россия получила отсрочку в 25 лет на выплату основного долга. Что же касается процентов, то часть их на сумму 3 млрд. дол. должна быть выплачена деньгами. Выплата же просроченных процентов откладывалась на 20 лет.

В декабре 1997 г. Внешэкономбанк выпустил облигации PRIN на сумму основного долга — 22,1 млрд. дол. и облигации IAN на сумму просроченных процентов — 6,1 млрд. дол. Погашение облигаций предполагалось начать с 2002 г.

Еще одним серьезным шагом было достижение ряда соглашений между Россией и странами, входившими в свое время в Совет Экономической Взаимопомощи. Важнейшим из них было соглашение России с Болгарией и Польшей о взаимном списании задолженностей. Существенное уменьшение советского долга в 1996—1997 гг. было в первую очередь связано с мероприятием по взаимозачету долгов. К великому сожалению, это по-настоящему весьма действенное мероприятие в области внешнего долга так и осталось единственным в российской практике.

Кроме того, со странами — членами СЭВ было достигнуто общее соглашение об урегулировании российской задолженности перед ними. 30% общей суммы долга Россия должна погасить деньгами, остальные — поставками товаров.

Следует отметить, что признание Россией советских долгов перед странами — членами СЭВ является вопиющей несправедливостью, ярчайшим проявлением капитулянтской политики российских реформаторов-недоучек не только перед «китами» западного мира, но и перед бывшими друзьями по соцлагерю.

В течение более 40 лет СССР поставлял нефть в страны — члены СЭВ по значительно заниженным ценам. Это являлось не только значимым фактором поддержки экономики этих стран, но и важной статьей их доходов. Правившие в некоторых странах СЭВ режимы настолько обнаглели, что решили спекулировать на советской нефти. И занимались этим весьма успешно — покупали нефть у СССР по резко заниженным ценам, а продавали ее на Запад по рыночным ценам.

Если все это учесть, то не Россия должна странам СЭВ, а они находятся в неоплаченном долгу перед ней.

Но куда там. Политика «чикагских мальчиков» привела к тому, что Россия, как и ранее СССР, должна содержать бывших партнеров по СЭВ.

Серия соглашений с Парижским и Лондонским клубами, а также со странами бывшего СЭВ привела к тому, что основная масса платежей была существенно отодвинута во времени. Платежи по долгам СССР должны были погашаться с 2002 г. и достигнуть пика к 2005 г. — около 15 млрд. дол., а затем к 2020 г. понемножку уменьшаться. До 2002 г. страна должна была расплачиваться лишь по долгам, сделанным уже после распада СССР, в 1992—1997 гг.

Однако почти 14 млрд. дол., полученных Правительством Кириенко в 1998 г., привели к резкому росту внешнего долга и катастрофе на финансовом рынке (странно, конечно, что полученные займы привели к катастрофе, но у наших младореформаторов чего только не бывает). Стало ясно, что Россия не справится с предстоящими платежами.

Начались переговоры о новой реструктуризации долгов. Первым среди них явилось соглашение между Россией и МВФ о выплате российских платежей фонду в 1999 г. за счет кредитов самого МВФ, т.е. о рефинансировании задолженности России перед валютным фондом.

Соглашение-то было подписано, но как оно выполнялось? МВФ предоставил из 4,5 млрд. дол. всего 640 млн. дол. Сначала он мотивировал задержку кредитов неурегулированностью в законодательной сфере — не все законопроекты Правительства были приняты Государственной Думой, затем — отставанием от графика поступлений в бюджет. Летом 1999 г. все это было урегулировано. Однако причина к невыполнению соглашения о кредитовании России нашлась. Скандал с Банком Нью-Йорка о якобы перекачке через него кредитов МВФ России в частные руки и предоставление Центробанком валютных резервов своим дочерним банкам на Западе явились поводом для срыва плана предоставления МВФ ссуд на рефинансирование российского долга фонду.

И ничего, что скандал с переводом прежних кредитов МВФ на Запад оказался липой, и неважно, что статус дочерних банков Центробанка не подпадает под соглашение между фондом и Россией. Очередных траншей кредита МВФ Россия если и дождется, то не ранее 2000 г.

Осенью 1999 г. начался новый затяжной раунд переговоров между Россией и МВФ о предоставлении полагающихся России очередных траншей в 4,5 млрд. дол. К этому времени абсолютно все — и значащиеся в кредитном соглашении, и не значащиеся в нем — претензии МВФ были удовлетворены. Что делать МВФ — предоставлять очередной транш кредита? Нет, МВФ и здесь нашел повод для невыполнения соглашения. В самом конце ноября последовало заявление М. Камдессю о том, что МВФ не может не прислушиваться к мнению западных стран о ситуации в Чечне. Заявление оскорбительное для России, ведущей кровавую борьбу с террористами, съехавшимися в Чечню со всего мира.



Соглашение о рефинансировании долга МВФ уже просто не выполняет. А Россия? А мы выполняем. Только долги перед МВФ не рефинансируются фондом, а погашаются из российского бюджета. А следовательно, как и прежде, все более сокращаются ассигнования на народное хозяйство, здравоохранение, образование, оборону, на социальное обеспечение.

Со второй половины 1999 г. взаимоотношения между Россией и МВФ радикально изменились. Если ранее МВФ иногда шел на предоставление стране кредитов, закрывая глаза на некоторые неполадки у стоявших у власти «чикагских мальчиков» (например, на колоссальную несбалансированность бюджета, привлечение средств в бюджет в виде «зачетов» и т.п.), то теперь, когда «чикагские мальчики» не у власти, все по-другому. МВФ откровенно игнорирует свои обязательства по соглашению, в то время как Россия выполнила абсолютно все обязательства. Да что там выполнила. Перевыполнила. Ведь не только все экономические показатели находятся в рамках, предусмотренных соглашением, но Россия сверх этого погашает долг перед МВФ деньгами Минфина и Центробанка, чего делать не обязана.

Вторым шагом по новой глобальной реструктуризации российского внешнего долга стали переговоры Минфина с Лондонским клубом. Часть членов Лондонского клуба настроена на твердое выполнение соглашения 1997 г. Однако большинство членов клуба понимает нереальность этого. Они готовы пойти на некоторые уступки России.

Российские предложения состоят в следующем. Ей списывается половина долга перед клубом. По оставшейся части долга Россия полностью выполняет свое обязательство по соглашению 1997 г.

Позиции Лондонского клуба: вообще не соглашаться с этими предложениями; списать 30% долга; списать 50% долга. Сторонники списания части долга преобладают. Но независимо от того, на сколько они согласны списать долг — на 30 или на 50%, — их позиция отлична от позиции России в том, что весь этот долг, оформленный в облигациях PRIN и IAN, должен быть переоформлен в еврооблигации. Дело в том, что эмитентом облигаций PRIN и IAN являются не федеральные власти, а Внешэкономбанк. А это значит, что если платежи по этим облигациям осуществляться не будут, то формально претензии можно предъявить только к эмитенту, т.е. к Внешэкономбанку. При обострении ситуации кредиторы могут добиться лишь банкротства Внешэкономбанка и за счет распродажи его активов получить около 5% от общей величины долга. Это если федеральное правительство будет вести себя по джентельменски. В противном случае оно заранее переведет значительную часть активов в другие банки, и кредиторы получат по облигациям PR1N и IAN 1 — 1,5% долга.

Общий объем ежегодных платежей по еврооблигациям составляет 1725,2 млрд. дол., а средневзвешенная величина купона — 10,46% годовых.

По оценке западных экспертов, при нынешнем, весьма низком кредитном рейтинге России она может рассчитывать на установление купона по еврооблигациям на уровне примерно 14,5% годовых. При таком купоне по новым российским еврооблигациям она должна будет ежегодно платить от 3,8 млрд. до 4,6 млрд. дол.

Если допустить, что по новым еврооблигациям будет установлена средневзвешенная величина купона по существующим выпускам этих бумаг, то России ежегодно придется выплачивать от 3,2 млрд. до 3,8 млрд. дол.

Нетрудно заметить, что все рассмотренные варианты абсолютно нереалистичны.

Что же, выхода из создавшейся ситуации нет?

Проблема колоссального роста международного долга в связи с реализацией монетаристских концепций развития экономики во многих странах фундаментально исследована в работах известного ученого-экономиста, финансиста практика, философа Дж. Сороса.

Анализируя динамику международного долга, Дж. Сорос обратил внимание на развернувшийся с 1973 г. бум международного кредитования. Банки развитых стран во все больших масштабах стали раздавать ссуды развивающимся странам, особенно странам Латинской Америки и членам ОПЕК.

Займы росли чрезвычайно быстро, что привело к нарастанию дисбаланса между объемами предоставляемых кредитов, с одной стороны, капиталами и резервами банков — с другой.

Страны-должники регулярно выплачивали проценты по кредитам. Но происходило это в ситуации, когда объем предоставляемых им ссуд постоянно увеличивался.

Однако как только с начала 80х годов объем кредитования стал снижаться, коэффициенты покрытия задолженности стали уменьшаться. Это привело к резкому сокращению объемов предоставляемых кредитов.

Страны-заемщики уже не были в состоянии обслуживать свои долги. Дж. Сорос первый разрушил догму, что суверенное государство не может обанкротиться. Он также обратил внимание на ненадежность использования коэффициентов покрытия для оценки кредитоспособности стран заемщиков. По его мнению, коэффициент покрытия показывает теоретическую способность, а не реальную готовность стран-должников выплачивать займы. Для оценки последней недостаточно чисто экономических показателей, необходимо учитывать дополнительные факторы, преимущественно политического характера.

В результате отказа стран-заемщиков от обслуживания своего внешнего долга кредитный бум перерос в острейший кризис. Объем международных кредитопотоков резко упал. Положение огромного числа банков стало критическим, Нужна была реорганизация международного кредитования. И она была проведена. Координирующая роль в подготовке и реализации этих мер была отведена МВФ.

Суть этих мер состояла в том, что международные финансовые институты и правительства стран-кредиторов предоставляли специальные кредиты: на реструктуризацию госдолга, структурную перестройку экономики и тому подобное странам-должникам. В свою очередь заемщики обязывались принять участие в жестких программах экономии, направленных на сбалансированность бюджета и регулярную выплату процентов по долгам.

На пороге третьего тысячелетия мировая задолженность все более возрастает. Не редкость уже кредиты в несколько десятков миллиардов долларов. Но страны-должники относительно регулярно платят проценты по долгам. Достигается это путем всемерного сокращения расходов бюджета на внутренние нужды (социальные программы и т.п.). Таким образом, новые кредиты приводят к все большему напряжению бюджета стран-заемщиков, постоянному сокращению расходных статей и изысканию чрезвычайных доходов.

Характеризуя эту систему международных займов, Дж. Сорос отмечает, что она «является системой, порожденной чрезвычайными обстоятельствами. Для того чтобы она продолжала существовать, нужны чрезвычайные обстоятельства, и она построена таким образом, чтобы создавать чрезвычайные обстоятельства, необходимые для ее существования».

Это отчетливо видно на примере России. Все новые кредиты связывают страну по рукам и ногам. И главное, идут то они не на инвестирование, не на подъем экономики, а на реструктуризацию внешнего долга, на поддержание платежей по прежним долгам. Задолженность России растет из года в год, а объемы производства в 90е годы упали более чем в 2 раза. Секвестирование государственного бюджета стало нормой. Пенсии и заработная плата не выплачиваются месяцами. Средняя заработная плата в стране достигла уровня африканских стран — менее 50 дол. в месяц. Но программу МВФ Россия всегда готова выполнить.

Постоянно воспроизводить подобную ситуацию, чтобы держать Россию на коротком поводке — вот задача МВФ, Парижского и Лондонского клубов. Россию сознательно загоняют в долговой тупик, чтобы сделать ее страной третьего мира и крупнейшим донором для мировых финансовых институтов.

Они постоянно ставят перед нами этот вопрос. Давайте поставим его перед собой сами. Кто мы? Сверхдержава с амбициями на глобальные интересы? Или одно из традиционных европейских государств, имеющих интересы в кругу своих соседей? Это главный ключ и к стратегическому планированию нашей финансовой философии.

Для вывода России из финансового тупика политика в области внешнего долга должна быть кардинально изменена. Прежде всего необходимо добиться списания части долгов — примерно 50—70%!!! — Лондонскому клубу банков кредиторов.

Но вопрос: какой при этом будет установлен купон по еврооблигациям, в которые будут конвертированы долги Лондонского клуба PRIN и IAN? Я уже показывал, что купоны на уровне 10,5—14,5% годовых абсолютно неприемлемы для страны. Между тем выход из этого положения есть. Нам его предлагают иностранные эксперты: Майнер X. Уорнер и другие. Суть этих предложений состоит в том, чтобы при конвертации облигаций PRIN и 1AN в еврооблигации реструктурировать весь долг по евробондам. Это означает, что абсолютно все еврооблигации, и действующие, и новые, в которые будут конвертированы облигации PRIN и 1AN, конвертируются в бумаги единого еврооблигационного займа. Срок обращения его 20 лет, а величина купона 8,75% годовых. Это низшая купонная ставка по действующим выпускам российских еврооблигаций (по 9му выпуску или, если принять 3й и 4й выпуски за основной и доразмещенный, то по 8му выпуску).

В этом случае ежегодные купонные выплаты по еврооблигациям составляют от 2,6 млрд. дол. — при списании 50% долгов, до 2,2 млрд. дол. — при списании 70% долгов.

Задача эта вполне реальная, учитывая, что некоторые члены клуба одобряют идею списания части долгов в надежде, что обслуживание остальной части долга будет более эффективной.

К сожалению, в заключительный период работы над книгой во взаимоотношениях между Россией и Лондонским клубом банков-кредиторов произошли изменения. Россия, начав переговоры с требования о списании 70% долгов, затем снизила свои требования до 50%, далее до 40%, и, наконец, в начале 2000 г. было подписано соглашение о реструктуризации долгов, где подлежит списанию примерно 35% задолженности.

Общие условия реструктуризации таковы. Облигации PRIN (22,2 млрд. дол.) и IAN (6,8 млрд. дол.) обмениваются на 30летние еврооблигации России, PRIN с дисконтом 37,5%, IAN  33%.

Новые бумаги будут иметь 7летний льготный период, в первые полгода процентная ставка — 2,25% годовых, во вторые полгода — 2,5% годовых. Процентная ставка в течение 6 лет оставшегося льготного периода — 5% годовых. С восьмого года обращения до момента погашения процентная ставка составит 7,5% годовых.

Кроме облигаций PRIN и IAN Россия должна Лондонскому клубу 2,8 млрд. дол. — накопленных процентов по этим облигациям. На сумму 2,8 млрд. дол. выпускаются 10летние еврооблигации с процентной ставкой 8,25% годовых.

Много оскорблений претерпела Россия за пореформенный период. Вот еще одно обидное для нее решение. Совсем недавно, в 90-е годы бывшие соцстраны Болгария и Польша добились списания 50% долгов. Причем для Польши это составляло примерно 20 млрд. дол. России же списано всего 35% долгов — чуть больше 10,5 млрд. дол. Почему так мало на фоне других стран? Почему такое пренебрежительное отношение к России?

Да потому, что позиция Минфина — это капитулянтская позиция. Минфин, привыкший заискивать перед международными финансовыми институтами, даже не понимает того, что он наделал. Более того, руководители Минфина ликуют. Как же, уже более года не удается получить подачек от Запада в виде кредитов, а тут списано 10 млрд. дол. долга.

Но чем же Россия хуже той же Болгарии или Польши? В соответствии с их примером России должны были списать 16 млрд. дол.

Но все дело в том, что для России ни Болгария, ни Польша не могут являться примером. Ведь облигации PRIN и IAN деюре не имели федерального статуса. Они принадлежали Внешэкономбанку. Как бы повел себя расчетливый бизнесмен в подобной ситуации? Он отказался бы от облигаций PRIN и IAN. Пускай банкротят Внешэкономбанк и получают вместо более 30 млрд. дол., допустим, 0,5 млрд дол.

Запад в ответ на это может предпринять ответные меры — арестовать федеральное имущество России за границей. Но тут не все так просто. Во-первых, не каждый суд вынесет решение об аресте российского имущества. Ведь как-никак облигации принадлежат Внешэкономбанку, а не Правительству России.

Во-вторых, у России имелся еще один козырь — это всеми забытый Международный инвестиционный банк. Россия могла его реанимировать, а статус этого банка таков, что он не подпадал под какое-либо решение судов об аресте активов федерального правительства (если такое решение вообще было бы вынесено).

Россия имела все возможности добиваться списания как минимум 50—70% долгов. Но неграмотные действия Минфина сорвали эти планы.

Что получила Россия в результате соглашения с Лондонским клубом? В течение 7летнего льготного периода она должна будет выплачивать по еврооблигациям (по всем их выпускам с учетом 10 предыдущих) 3,1 млрд. дол. в год (это процентов). А с учетом погашения еврооблигаций, выпущенных в 1997—1998 гг., — от 4 млрд. до 6 млрд. дол. Сразу же по окончании льготного периода Россия должна будет выплатить проценты и погасить еврооблигации на 5,2 млрд. дол.

Да все это полный бред. Россия не сможет обеспечить таких выплат. А ведь еще нужно платить МВФ, МБРР, бывшим членам СЭВ, а возможно, и Парижскому клубу (если Минфин не договорится об обмене долгов СССР членам клуба на долги ряда стран СССР).

Я еще раз хочу обратить внимание, что по приведенным в книге расчетам Россия, используй она свои преимущества — облигации PRIN и IAN, Международный инвестиционный банк, — ежегодно выплачивала бы по всем выпускам еврооблигаций 2,2—2,6 млрд. дол.

Но отрицательное значение провального соглашения Минфина с Лондонским клубом не ограничивается только резким ростом платежей по внешним долгам. В отношениях между Россией и кредиторами поставлена планка — не более 35%. Другие кредиторы будут ориентироваться на эту цифру. Почему они должны списывать или обменивать России долги в больших размерах, чем Лондонский клуб?

Думается, что окончательная точка во взаимоотношениях между Россией и Лондонским клубом еще не поставлена. Россия не в состоянии платить гигантские долги по еврооблигациям. Я уверен, что высказанные в книге предложения о реструктуризации российских долгов Лондонскому клубу будут в конце концов приняты. Это диктуется экономической реальностью.

Отношения с Парижским клубом стран-кредиторов также необходимо переменить. Вместо постоянной пролонгации долгов, а соответственно роста процентов по ним, сделанных еще СССР, нужно обменять их на долги ряда стран — Ливии, Кубы, Монголии, Вьетнама и т.д. — России. Обмен этих, практически невозвратных для России долгов на аналогичные российские долги странам Запада — задача осуществимая.

Для примера: инвестиции в реальный сектор экономики Вьетнама составили в последние годы 35 млрд. дол. В России — около 9 млрд. дол. Задолженность Вьетнама СССР составляет более 15 млрд. дол. Прирост ВНП во Вьетнаме составляет 9% ежегодно, и по этому показателю Вьетнам занимает второе место в Азии после Китая. Это страна, проводящая в последние годы ликвидную экономическую национальную политику. Я убежден, что можно договориться о переуступке прав получения долгов в счет списания российских без большого дисконта.

Являясь одним из крупнейших кредиторов мира, Россия не в состоянии вернуть свои долги, унаследованные от СССР. Одновременно Россия является одним из крупнейших должников, так как не в состоянии выплатить большую часть долгов, унаследованных от СССР. Обмен российских долгов на долги перед Россией значительно упростит взаимосвязи на рынке ссудного капитала и резко повысит возможности России по обслуживанию оставшейся части российских долгов перед Западом. Вместо постоянной реструктуризации Россия начнет реальное погашение своих долгов.

Обмен долгами, а тем более списание их части не является событием из ряда вон выходящим. Это рутинная работа, которую проводят все финансовые институты мира. Еще в 1986 г. в «плане Бредли» в качестве одной из основных задач в области международных долгов ставилась необходимость списания странам-должникам части их основного долга и части процентов по долгам. И эта практика существует и по нынешний день. В частности, была прощена часть долгов стран бывшего соцлагеря — им было списано до 50% долгов. Египту в начале 90х годов также было списано 50% долга. Дж. Сорос назвал одну из важнейших причин того, почему в ряде случаев страны-кредиторы выступают инициаторами списания долгов странам-заемщикам. Дело в том, что некоторые страны-кредиторы имеют отрицательное сальдо внешнеторгового баланса: наиболее яркий пример — США. Поэтому они предлагают списать долги странам-заемщикам в обмен на ограничения экспорта их продукции (заемщиков) на собственный рынок. Учитывая сказанное, изменение взаимоотношений между Россией и Лондонским и Парижским клубами — задача вполне выполнимая. Гораздо сложнее изменить взаимоотношения между Россией и МВФ. Валютный фонд не допускает прецедентов неуплаты ему долгов.

Однако нужно учитывать следующие обстоятельства. Реформы в России проводились по планам и под эгидой МВФ. Результаты реформ известны: сокращение ВВП, полное расстройство денежной системы, колоссальные неплатежи, бартер, денежные зачеты, непрекращающаяся инфляция, развал фондового рынка, обвал рубля и т.п. Тут возникает вопрос, который требует публичного освещения. Существует ли договор между Россией и МВФ, а значит, правовая основа для судебного разбирательства по иску России к экспертам, а значит, структурам МВФ, за провал ее экономической программы? Если нет правовой основы, то резонный вопрос: кто готовил кредитное соглашение?

МВФ может пойти навстречу России. Часть ежегодных платежей России перед МВФ оформляется в облигации и передается фонду. Облигации реализуются под гарантии МВФ на свободном рынке. Таким образом, МВФ возвращает свои долги, а России отсрочивает их погашение. Облигации должны выпускаться на 7—10 лет под 6—7% годовых, что при гарантиях фонда вполне реально.

Но одного этого мало. Необходимо продолжить кредитование России. Международные финансовые институты, прежде всего Всемирный банк, должны предоставить новые крупномасштабные займы России.

В отличие от прежних займов новые займы не должны использоваться для улучшения платежного баланса страны и обслуживания внешнего долга. Это главное! Главнейшее условие! Их цель — инвестирование в экономику России. Подъем хозяйства России позволит резко повысить ее возможности по обслуживанию госдолга.

Дж. Сорос подчеркивал, что поддержка стран-должников важна для всей мировой экономики. Инвестиционные займы послужили бы стимулятором мировой экономики в настоящее время, когда невозможность погашения долгов — это актуально не только для России, но и для многих других стран — оказывает депрессивное воздействие на кредиторов, тогда как стимуляция должников просто необходима.

Россия должна платить долги. Это обязанность каждой страны. Постоянно находиться в состоянии должника — значит потерять национальную гордость, изменить менталитет русского человека. Другой вопрос, как платить? Россия обладает значительными капиталовложениями в других странах, колоссальным госимуществом за рубежом. Кто-нибудь проводил инвентаризацию наших активов за границей? Уверен, нет! Коммунистическая распущенность не позволяет нам сделать это.

Необходимо в срочном порядке создать внеправительственную группу по реструктуризации задолженности. Часть долгов должна погашаться «живыми деньгами», часть — иными, в том числе зарубежными активами. Комиссия должна быть наделена особыми полномочиями. Самое главное, чтобы комиссию возглавлял не человек, отягощенный опытом управления экономикой СССР, а настоящий экономист-практик. Лучшей фигуры, чем знаток всей подноготной современного финансового мира Дж. Сорос, найти трудно.

Россия вошла в третье тысячелетие. Событие знаменательное. Давайте вспомним, что в конце первого тысячелетия Россия приняла христианство и, преодолев гордыню, призвала чужеземца Рюрика княжить русской землей.



тема

документ Виды экономики
документ Глобализация экономики
документ Глобальная экономика
документ Государственная экономика
документ Денежная экономика




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты