Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Помехи, возникающие о каналах поступления и передачи информации

Помехи, возникающие о каналах поступления и передачи информации



Помехи, возникающие о каналах поступления и передачи информации

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Воздействие «помех» на пользователя информацией
  • Избыточная идеализация объекта
  • Подмена объекта
  • Искажение модели описания объекта
  • Ошибки идентификации
  • Перевод
  • Искажение информации
  • Частичная или полная недоступность информации
  • Отсутствие информации
  • Обобщение
  • Слияние информационных массивов различного уровня обобщения, достоверности, полноты описания, семантической (содержательной) определенности
  • Старение информации
  • Ошибки математического аппарата и ошибки в формулах
  • Целенаправленная дезинформация
  • Недоиспользование информации
  • Не исследованность

    Воздействие «помех» на пользователя информацией

    На информацию, поступающую к пользователю, всегда наложены «помехи», которые затрудняют и/или частично или полностью исключают ее правильное понимание, что приводит к ошибкам в принятии информационных решений.

    Последствия ошибок имеют очень широкий диапазон: от принятия результативного, но не оптимального решения задачи, до действий, вызывающих тяжелые отрицательные последствия.

    Степень воздействия «помех» зависит от условий, в которых принимается решение, профессиональной подготовки пользователя и психологических факторов (внутренних и внешних), влияющих на процесс принятия решений.

    Возможные варианты воздействий «помех» на пользователя могут быть представлены следующим перечнем:

    «Помеха» не дошла до пользователя (и, соответственно, не оказала непосредственного воздействия на его действия):




    1.1.      Источник информации с «помехой» оказался недоступным пользователю:

    1.1.1.   по режимным ограничениям;

    1.1.2.   языковой барьер;

    1.1.3.   представлен на носителях, которые не доступны пользователю из-за отсутствия требуемых технических средств;

    1.1.4.   подмножество источников не входит в число контролируемых (просматриваемых, отслеживаемых, и т.п.) пользователем;

    1.1.5.   прочие причины.

    1.2.      Источник доступен:

    1.2.1.   «помеха» пропущена пользователем;

    1.2.2.   «помеха» отброшена пользователем в результате несоответствия критериям, используемым при сборе информации;

    1.2.3.   информация не соотнесена с задачами и объектами, контролируемыми (отслеживаемыми) пользователем;

    1.2.4.   «помеха» не воспринята пользователем по причине профессиональной неподготовленности (иной аппарат представления, не понят и т.п.).

    2. «Помеха» дошла до пользователя:

    2.1.      Воспринята как достоверная информация и использована в принятии информационных решений:

    2.1.1.   нанесла невосполнимый ущерб;

    2.1.2.   возможный ущерб локализован (снижен, ограничен) другими одновременно действующими причинами;

    2.1.3.   возможность ущерба находится в скрытой фазе (не наступили условия, в которых «помеха» проявляет себя, «помеха» включена в рабочие картотеки и готовится к включению в процессы активного использования):

    2.1.3.1.            условия нарастания опасности использования;

    2.1.3.2.            тиражирование ошибочных информационных решений в виде заготовок информационных решений, сценариев действий и т.п.;

    2.1.3.3.            скрытое создание «критической массы помех» (скрытое внедрение «помехи» в состав информационных ресурсов пользователя), внедрение «помехи» в систему знаний пользователя, что впоследствии создает устойчивый стереотип неправильных действий пользователя;

    2.1.4.   становится основой ложных теоретических, методических и других построений, используемых при принятии информационных решений (приняла образ теории, методики, стандартного решения, общепринятого взгляда, мнения и т.п.).

    2.2.      Ложная информация выявлена и идентифицирована одним пользователем (группой взаимосвязанных или конкурирующих пользователей):

    2.2.1.   исключена пользователем из используемой базы информационных ресурсов, но это знание скрывается от конкурентов и других пользователей;

    2.2.2.   используется для дезинформированы;

    2.2.3.   начата работа по локализации распространения «помех» в информационных ресурсах и сетях, вызванных действием «помех»;

    2.2.4.   разработаны эффективные меры по ликвидации последствий вызванных действием «помех»;

    2.2.5.   «Помеха» вошла в групповой (корпоративный), национальный или мировой регистр недостоверной (устаревшей, неактуальной) информации.

    2.3.      Возникли различные группы пользователей, использующие «помехи» для достижения определенных групповых интересов (целей):

    2.3.1.   использование «помех» в качестве системных фильтров контроля за качеством информации;

    2.3.2.   использование регистра «помех» для выявления целей, причин и последствий принятия информационных решений на их основе и причин возникновения «помех»;

    2.3.3.   анализ последствий использования дефектной информации;

    2.3.4.   выявление влияния «помех» на многоуровневые информационные решения;

    2.3.5.   пересмотр информационных решений, принятых на основании дефектной информации.

    2.4.      Отсутствие реакции пользователей на выявленные «помехи».

    3.         «Помехи» воздействуют на пользователя в скрытом виде, как результат чужих информационных решений (это воздействие особенно сложно выявить и локализовать).

    Информационные «помехи» в процессе циркуляции в каналах обмена информации непрерывно преобразуются. Это заключается в том, что содержательная суть не изменяется, а изменяются только внешние, структурные, адресные, идентификационные признаки. В результате «помехи» как бы настраиваются на условия, в которых принимаются решения, становятся по форме, источнику поступления, «понятности», частоте формальной повторяемости очень похожими на истинную информацию. Например, пройдя многократный перевод, то или иное положение обрушивается на пользователя в качестве подтверждения информации «данными из других источников», особенно когда сам источник обладает высокой степенью надежности.

    Более того, ложные посылки (фактология) став базой теоретических положений, формально логическая правильность, которых трудно опровергаема, очень часто становится основой «квазитеорий», поддерживаемых теми или иными профессиональными группами.

    Далее, даже в тех случаях, когда «помехи» были идентифицированы и исключены из научного обращения, они могут «лечь на грунт» в какой-либо публикации. А через некоторое время, в иных условиях могут проявить себя в среде тех пользователей, которые не оповещены (не знают) об их недостоверности, о тех отрицательных последствиях, которые они могут вызвать (и вызывали) ранее. Некоторые «помехи» повторно включают себя в информационный процесс через годы, а то и десятилетия.

    «Помехи» по принципам действия, распространения и воздействия напоминают возбудителя особо опасных инфекционных заболеваний: со своим инкубационным периодом, изменчивостью возбудителя, сменой носителей и переносчиков и потерей свойств защитных вакцин и мероприятий.

    Причины появления «помех» в процессе создания информационных ресурсов можно представить в виде схем.

    Анализ различных схем распространения и появления дезинформации позволяет выявить основные виды «помех», оказывающих влияние на качество информационных ресурсов и принятие информационных решений:

    1.         Неспособность восприятия информации (недостаток образования, психологическое не восприятие, давление авторитетов, устойчивые стереотипы).

    2.         Избыточная идеализация объекта.

    3.         Подмена объекта.

    4.         Искажение модели описания объекта.

    5.         Ошибки идентификации.

    6.         Перевод.

    7.         Искажение информации.

    8.         Частичная или полная недоступность информации.

    9.         Отсутствие информации.

    10.       Обобщение.

    11.       Слияние информационных массивов различного уровня обобщения, достоверности, полноты, семантической (содержательной) определенности и т.п.

    12.       Старение информации.

    13.       Ошибки математического аппарата и ошибки в формулах.

    14.       Целенаправленная дезинформация.

    15.       Недоиспользование информации.

    16.       Не исследованность.

    17.       Незнание.

    Наиболее сложные ситуации возникают тогда, когда в результате искажений информации создаются условия, при которых происходит подмена объекта изучения и/или показателей, которыми описывается данный объект, либо при сборе информации об объекте принята неправильная (неполная для данной задачи модель объекта).

    При оценке информации основное внимание должно уделяться анализу базовых допущений, принятых при решении задачи.

    Неспособность восприятия информации (недостаток образования, психологическое не восприятие, давление авторитетов, устойчивые стереотипы, шаблонные решения)

    К этой группе относятся «помехи», связанные с уровнем образования, качеством подготовки пользователя, объемом знаний и опытом решения задач, психологическими установками, связанными с принадлежностью специалиста к определенной научной школе, 9 субъективными особенностями восприятия тех или иных подходов к решению задач.

    Воздействие данной группы «помех» усиливается в условиях переломных явлений, характерных для изменения базовых научных парадигм, теоретических, методических, инструментальных подходов к решению задач в той или иной проблемной области, когда в решении задач участвуют сторонники двух (или более) несовместимых парадигм — старой и новой. Здесь возможно только «обращение в веру». Никакие логические аргументы недействительны, поскольку за одними и теми же терминами в разных парадигмах скрыто различное содержание. В такие периоды наблюдается «двоевластие» (а иногда и «многовластие») в толковании одной и той же информации, определяемое принадлежностью к различным научным школам.

    Идефикс (idee fixe — навязчивая мысль) — идея, всецело увлекшая, захватившая человека, является мощнейшим генератором как наиболее удачных решений, так и источником многих провальных проектов и решений, вызванных неприятием других подходов, казалось бы, очевидных, известных и доступных знаний.

    Столкновение может быть явным и скрытым, проявляющимся в полном неприятии информации, содержащей иные подходы, взгляды, толкования, в отбрасывании всего, что не совпадает с профессиональным «стереотипом» специалиста.

    Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с реализацией технических решений в любой проблемной области. Например, оружейников: Симонова, Дегтярева, Калашникова. Это особенно наглядно проявляется, когда знакомишься с представительной коллекцией созданных ими образцов.

    При единых для всех авиаконструкторов законах аэродинамики легко различимы летательные аппараты, принадлежащие различным конструкторским школам: Микояна, Туполева, Антонова, Мясищева, Сухого, Миля и Камова.

    Причем в ряде случаев можно проследить подходы, характерные для национальных технических школ: немецкой, английской, японской.

    Наиболее поучительные ситуации возникают в науке тогда, когда для теоретического отображения

    объекта необходимо использование двух (или нескольких) концептуальных систем (теорий, гипотез, подходов, представлений), исключающих друг друга, логически несогласуемых, альтернативных.

    Влияние личностно-эмоциональных установок исследователей на теоретическое и эмпирическое знание требует специального наука-метрического анализа.

    Сюда относится и стереотипность мышления, которая является одной из характерных черт человека, оказывающих влияние на качество решений.

    В психологии динамическим стереотипом называют форму деятельности человека, выражением которой является фиксированный порядок осуществляемых действий. Стереотип обычно складывается в процессе обучения и служит основой автоматических навыков. Наличие стереотипных образцов дает человеку возможность в определенных типовых ситуациях, не тратя времени на размышления, действовать наиболее рациональным образом.

    Стандартные решения лежат в привычной колее установившихся представлений. Но наилучшее решение при этом может оказаться в стороне, далеко от привычного стереотипа.

    Налицо серьезное противоречие: с одной стороны, для быстрого и правильного решения в сложной ситуации приходится действовать по готовому шаблону, а с другой — он не дает нужного, верного выбора.

    Для того чтобы стереотип приносил пользу, количество стандартных приемов должно быть достаточно большим. Тогда принимающий решение наверняка, с большей вероятностью, отыщет среди них и тот, который отвечает оптимальному решению. Особенно часто руководитель прибегает к стандартному выбору — шаблону, действует по определенному стереотипу, когда он принимает решения, сопряженные с риском.

    Особенно опасен при принятии решений так называемый здравый смысл, который, как правило, является средоточием предрассудков своего времени.

    Трудно сказать, что удивительнее: неожиданность ошибок, которые совершаются иногда вопреки очевидным фактам, или упорство, с которым отстаивается непогрешимость. Конечно, даже в сложных ситуациях

    процент явно противоречивых решений мал. Значительно больший процент решений, которые не могут быть признаны наилучшими: недаром говорят, что несчастье состоит в том, что мы не можем совершать поступки дважды. Еще больше типовых, «обыкновенных» решений. Не так много выдающихся, тем более гениальных решений.

    Известный русский патентовед Эйгельмейер показал, что среди людей распространена, большей частью, незаметная для окружающих странная психическая болезнь мизонеизм — ненависть к новому. Это болезнь слабых духом людей, в страхе цепляющихся за все им известное, привычное.

    Воздействие стереотипов мышления наиболее явно проявляется в сложных ситуациях.

    Сложные ситуации — это ситуации, которые содержат новые неизвестные элементы и, следовательно, не укладываются в традиционный алфавит (понятийное пространство) представлений лица, оценивающего конкретную ситуацию.

    Информация о сложных ситуациях труднее всего получает правильную оценку при ее первом появлении в публикациях и при ее поступлении лицам, принимающим решения. Именно эти ситуации легче всего отвергнуть словом «чушь»!

    Одновременно следует отметить, что информация о сложных ситуациях, как правило, в первую очередь исключается из аналитических материалов, подготавливаемых для принятия решений.

    Банальная ситуация — авторитет имени, стереотип мышления, осторожное отношение к новому сильнее любых очевидных вещей и требуется немало сил, чтобы поколебать его.

    Это объясняется тем, что барьер для мышления, хотя и возникает автоматически, не может исчезнуть сам собой.

    Академик А.Н. Крылов писал: «Долголетней практикой я убедился, что если какая-нибудь нелепость стала рутиной, то чем эта нелепость абсурднее, тем труднее ее уничтожить».

    Избыточная идеализация объекта        

    Основой этой группы «помех» является привлекательность упрощенных, понятных всем, как кажется неспециалистам, рассуждений. Чем примитивнее схема (максимально упрощенная теория природного или социального явления), тем удобнее выстроить ее внешне безупречно, выборочно представить те или иные факты, которые ее подтверждают.

    Избыточная идеализация, как правило, произвольно исключает наиболее сложные и наименее изученные свойства, структуры и элементы объектов. В состав характеристик включают те, которые известны, обходят те, по которым нет информации или она противоречива, неоднозначна.

    Примером избыточной идеализации, нашедшим в 70-х гг. широкую «научную» прессу, является определение абстрактной информационно поисковой системы (ИПС). Оно было сформулировано следующим образом: «под абстрактной ИПС понимается совокупность информационно-поискового языка (с правилами перевода с естественного языка на этот язык и наоборот) и критерия смыслового соответствия между поисковыми образами документов и поисковыми предписаниями, В понятие абстрактной ИПС не включаются средства ее технической реализации».

    Из определения ИПС были выброшены важнейшие составляющие:

    —        информационные массивы;

    —        программные средства;

    —        технические средства, каналы связи;

    —        технологии;

    —        организационная структура;

    —        персонал;

    —        нормативно-техническая документация;

    —        правовая база,

    —        то, без чего невозможны проектирование и поиск наиболее эффективных технических решений, создание и функционирование реальных систем.

    Ущерб, нанесенный такой идеализацией реального объекта, каким является ИПС, был велик, т.к. из изучения были исключены многие факторы, влияющие на создание и функционирование систем. Фактически в 60 — 70х гг. реальное проектирование было не связано с направлениями теоретических работ в области функционирования систем, что привело к перекосу в разработках. Более того, наибольших успехов добились те группы, которые опирались на иные подходы к описанию систем.

    Другим примером избыточной идеализации объектов, являются простейшие модели описания сложных технических систем (таблицы характеристик, рекламные описания и т.п.). В них, как правило, не более 7 — 10 параметров, свидетельствующих о «преимуществах» данного объекта.

    Подмена объекта

    Подмена одного объекта другим в результате неправильного и/или нетождественного определения границ объекта и признаков, позволяющих выявлять (задавать) эти границы, — наиболее распространенная «помеха» при решении любых задач, в т.ч. и при принятии решений.

    В результате под одним идентификатором объекта сосредотачивается информация о различных объектах (тождественных, сходных по случайным признакам, но существенно различающихся в главном: назначении, реализуемым функциям и их полноте, по воздействию на другие объекты, конфигурации и т.д.).

    Нередко различные группы пользователей один и тот же объект отождествляют как различные объекты.

    При этом возможен вариант, когда различные группы значений характеристик об объекте соотносят с разными объектами, а сам объект оригинал «исчезает» как самостоятельная единица учета (анализа, изучения), т.е. отсутствует в модельных представлениях лиц, принимающих решение.

    Подмена объекта ведет как к появлению «объектов фантомов» (несуществующих в реальной действительности объектов), так и «исчезновению» реальных объектов оригиналов. Пример избыточной идеализации объекта, приведенный в п. 5.3., одновременно может служить и иллюстрацией подмены реального объекта изучения его «фантомом»: ИПС заменяется упрощенной моделью языка индексирования и процедуры отождествления сходства запроса и документа, заданного с помощью принятого языка, описывающего содержание документа.

    Воздействие этой группы «помех» тем больше, чем более ограничен доступ к информации об объекте и чем ниже квалификация лиц, принимающих решения и ведущих подготовку информации.

    Преднамеренная подмена объектов часто проводится в тех случаях, когда для публикации результатов исследований в качестве «крыши» используется иное подразделение, иной проект, в рамках которого как бы ведутся те или иные разработки. Такой прием позволяет скрыть действительное назначение разрабатываемого объекта, область его применения и т.п.

    Результатом таких подмен является появление объектов техники с несвойственной им конфигурацией оборудования или фиктивных объектов. Особенно много «объектов фантомов» появляется в военной периодической прессе, в которой часто описываются воплощенные в металле различные виды вооружения и военной техники, которые в действительности являются испытательными лабораториями по отработке широкого класса объектов самого различного назначения.

    Примером могут служить и многочисленные случаи, когда прототипу или макетным образцам технических объектов приписываются характеристики объектов, которые могут прийти им на смену, а также присвоение имени конечного продукта, экспериментальным образцам различных модификаций объекта, проходящих испытания.

    Об одном из таких образцов — универсальной дивизионной пушке, писал в своих мемуарах известный советский конструктор артиллерийских систем В.Г. Граби. Приведем только краткую выдержку из его выступления на совещании в Кремле, где решался вопрос о приемке на вооружение дивизионной пушки. При этом нужно учесть, что он шел против мнения заказчика и других конструкторов, разделявших господствовавшую точку зрения о том, что идея универсализма является более прогрессивной:

    «Да всем известно, что США занимаются разработкой универсальной дивизионной пушки. Но мы не знаем, приняли ли они на вооружение хотя бы одну из трех своих универсальных пушек: Т1, Т2 или Т3. Полагаю, что это у них поисковые работы. Трудно допустить, что после всестороннего анализа они не откажутся от нее. А мы гонимся за ними, американская идея универсализма стала у нас модной. ...Если США и занимаются созданием универсальной пушки, то это еще не значит, что мы должны слепо копировать их... Кстати, позже выяснилось: США вступили во вторую мировую войну, не имея на вооружении этой столь у нас универсальной пушки».

    Искажение модели описания объекта

    Искажения модели описания объекта могут быть преднамеренными и/или определяться «благими намерениями» (выделение «главного», большая наглядность и обозримость описания, исключение «пустых мест» в характеристиках, «умолчание» «несущественных параметров», сокрытие особенностей определения используемых показателей и т.п.).

    Значительные трудности возникают во всех случаях, когда некоторые аспекты описания объектов не включаются «по умолчанию».

    «Умолчание» ведет к тому, что перед пользователем возникает целый набор трудно разрешимых альтернатив, например:

    —        не упомянуто, следовательно — отсутствует и/ или «как обычно», и/или «в пределах принятых нормативов»;

    —        есть, но нет достаточных оснований для включения в число характеристик, задающих объект;

    —        нет данных;

    —        данные однотипных объектов несопоставимы и/или не свидетельствуют в пользу рекламируемого (либо выбранного за базовый) объекта.

    Основные группы искажений модели описания объекта могут быть заданы следующим перечнем:

    1.         Полнота информационного описания не соответствует требованиям решаемой задачи.

    2.         Неправильно заданы границы описания объекта оригинала.

    3.         Неправильно построены показатели, задающие анализируемые свойства (параметры, характеристики) объекта.

    4.         Нарушены допустимые отклонения от точности представления показателей.

    5.         Разброс в значениях показателей.

    6.         Отсутствие (пропуск) невыгодных показателей.

    7.         Ложные данные по свойствам объекта.

    8.         Сокрытие данных по объекту.

    Перечисленные группы искажений взаимодействуют комплексно. Поэтому при использовании описания каждого объекта оригинала, необходимо как бы воссоздавать условия появления этого описания, контролировать на достоверность все внесенные в описание данные, обосновывать возможность их использования при принятии конкретного информационного решения.

    Ошибки идентификации

    Ошибки идентификации связаны с неправильным отождествлением объектов и его свойств. Пользователь начинает работать с информацией, не имеющей никакого отношения к рассматриваемой проблеме, что становится, как правило, причиной наиболее серьезных ошибок при принятии решений.

    Создание трудностей в идентификации объектов является наиболее частым приемом при проведении мероприятий по «дезинформации»: в боевых условиях, при «недобросовестной» рекламе и при проведении выборных компаний.

    Ошибки идентификации начинается уже на этапе поиска информации.

    Исследования, связанные с изучением документальных источников информации, свидетельствуют, что значительные искажения возникают за счет ошибок в написании имен авторов (коллективных и индивидуальных), а также наименований объектов.

    Особо следует рассмотреть вопросы, связанные с идентификацией марок изделий и наименований фирм и предприятий.

    В ряде технических заданий на разработку баз данных по изделиям и организационным единицам обычно используются следующие посылки:

    Марки изделий являются, в сущности, не лексическими единицами естественного языка, а однозначно заданными (для каждого изделия) условными обозначениями. В связи с этим неоднозначность их написания и интерпретации в системе маловероятна)?!). Необходимо только не допускать отклонений от обозначений, установленных производителями изделий. Какая-либо дополнительная нормализация употреблений марок изделий является излишней.

    Предприятия и фирмы также могут быть однозначно идентифицированы по их официальным названиям, установленным самими фирмами и используемым в научно-технической литературе. Как и другие наименования, эти названия не переводятся на другие языки. Возможно, правда, применение транслитерации.

    Приведенные утверждения некорректны. В действительности идентификация изделий, фирм и предприятий по их наименованиям является достаточно сложной проблемой.

     Это обусловлено следующими причинами:

    —        многие объекты имеют несколько имен, каждое из которых используется в конкретных условиях:

    —        существуют родовые имена, под которыми группируется некоторое подмножество однородных, но не тождественных по своему назначению, свойствам, функциям и характеристикам объектов;

    —        одни и те же имена могут принадлежать принципиально различным объектам;

    —        перенос наименований в иную языковую среду ведет, как правило, к появлению имен заменителей, которые после прохождения через несколько языковых преобразований порождают имена идентификаторы, которые не могут быть однозначно идентифицированы с исходным именем объекта, что ведет к появлению «объектов фантомов».

    Трудности идентификации объектов по их наименованиям пытаются обойти с помощью использования «записи их имен на языке оригинала».

    Но такой подход реально осуществить далеко не просто, т.к. он не может быть реализован без наличия в системах полного алфавита ВСЕХ языков, на которых ведется обработка информации.

    Но и это не избавит от ложных отождествлений объектов. Ибо абсолютно идентичное по написанию имя собственное, может принадлежать принципиально различным объектам.

    Поэтому утверждения типа: в настоящее время в информационных изданиях (например, ВИНИТИ, система МОСФИ-тракторостроения (одна из подсистем бывшего МЦНТИ стран-членов СЭВ) сложилась традиция записи названий предприятий и фирм на языке оригинала, — необходимо рассматривать как прием, используемый в действующих системах.

    Но одновременно необходимо понимать, что данный прием в действительности не дает решения проблемы однозначной идентификации объектов по их именам.

    Одним из методов повышения качества идентификации имен собственных (принадлежащих самым различным объектам: фамилий, географических наименований, наименований фирм) является транслитерация.

    Именно этим вызвана разработка систем и правил транслитерации различных имен (географических наименований, наименований фирм, предприятий, имен собственных), представленных на различных языках, использующих различные алфавиты на основе латиницы, кириллицы и других графических систем.

    Создание правил, соответствующих зачастую противоречивым, сложившимся под воздействием различных факторов, традиций передачи иноязычных имен собственных в русских текстах, крайне затруднительно. В нашей стране этой проблеме не уделялось должного внимания, что существенно затрудняло (и затрудняет) обработку данных в поли язычных (и особенно, поли алфавитных) информационных системах.

    Проведенные в 80-х гг. работы по разработке стандартов по транслитерации латиницы в кириллицу создавали определенную базу нормирования представления латинизированных текстов русским алфавитом. Однако процессы суверенизации республик разрушили достигнутые договоренности, а их переход на национальные языки еще более осложнил вопросы однозначной идентификации имен объектов.

    Сложность идентификации усиливается рядом дополнительных факторов:

    —        смена алфавита, проведенная в ряде республик, влечет изменение норм написания, как на языке оригинала, так и на языках перевода. Например: Кыргызстан, Башкортостан;

    —        массовым переименованием объектов учета (фамилий, географических наименований и др.);

    —        разрушением сложившихся норм перевода на другие языки;

    —        появлением значительного числа новых слов в базовых языках. Данная ситуация будет особенно характерна для всех новых государственных образований на территории бывшего СССР.

    В принципе, перед разработчиками информационных систем республик возникла еще более сложная проблема создания многоязычных и многоалфавитных перечней наименований изделий, фирм, предприятий и других имен собственных, и каждая республика теперь будет решать эти проблемы самостоятельно и далеко не всегда успешно, что существенно осложнит проблемы идентификации объектов по их именам.

    Тем, кто сомневается в том, что идентификация имени (наименования) объекта является достаточно сложной проблемой предлагаем ознакомиться с приводимой ниже подборкой.

    Перевод

    Предыдущая группа ошибок является частным случаем более общей причины искажений информации, выраженной на разных языках.

    В принципе любой перевод информации с языка на язык и особенно последовательный перевод на несколько языков (например, японский => английский => немецкий => русский => и т.д.) создает предпосылки для существенных искажений исходной информации, представленной на языке первоисточнике.

    Перевод информации неизбежно сопровождается искажениями. Это вызывается многими причинами. Особое место занимает процесс непрерывного устаревания словарей в быстроразвивающихся и новых отраслях науки и техники. Это вызвано тем, что большинство терминов несет специфическую нагрузку, но они используются в мировом масштабе с очень различными значениями.

    В одной из публикаций отмечалось, что по проблематике вычислительной техники и программированию существует около 20 тыс., только английских терминов, не имеющих соответствующих эквивалентов на русском языке, что существенно снижает качество перевода документации с языка на язык. Аналогичные ситуации существуют и при переводе с других языков. Недаром сложности перевода с японского языка на любой европейский язык рассматривается в ряде работ как дополнительное средство защиты японских научно-технических и промышленных секретов.

    Проблема перевода особенно сложна при использовании поли язычных баз данных. Этим объясняется создание международных баз данных нормированной многоязычной лексики. Например, международной базы терминологических данных, международных специализированных тезаурусов различной направленности: по атомной энергии (тезаурус INIS), по медицине, сельскому хозяйству (тезаурус AGRIS), 80ти язычный словарь географических наименований и др.

    При международном обмене информацией часто в качестве основного языка используется английский, в рамках стран членов СЭВ в качестве языка посредника широко использовался русский язык.

    Данная проблема осложнится на территории республик, входивших в состав СССР. Происходящий в них процесс смены алфавитов, обвальный переход на использование национальных языков в качестве государственных, приведет к значительным отрицательным последствиям, наносящим существенный ущерб в создании эффективных и достоверных информационных ресурсов. Как это не «консервативно» и «шовинистично», но многие из них резко снизят научно-технический потенциал своих республик. Вместо «национального возрождения» происходит потеря информационного суверенитета этих республик в большинстве научных областей, существенно усложнятся вопросы использования международных баз данных.

    Более того, многие республики будут вынуждены в качестве языка науки и средства межнационального общения использовать язык какой-либо третьей страны, на освоение которого основной части населения потребуется значительное время.

    Искажение информации         

    Необходимо напомнить, что в информационные ресурсы включает вся информация, в том числе и недостоверная. Поэтому в массивах данных накапливается значительное количество недостоверной, искаженной информации.

    Исследования, проведенные в США, показали, что данные о преступности, хранимые в отдельных федеральных системах и системах штатов, содержат недопустимое количество ошибок. В трех системах доля полных и точных записей составляет соответственно 12, 18, и 48 %. В самом большом массиве данных ФБР — идентификационном — доля полных и точных данных составляет 24 %. С ростом объемов и сложности банков данных проблема качества и защиты информации от искажений, от включения недостоверной, неполной, ошибочной, заданной со значительными ошибками информации приобретает все большую сложность.

    Появился даже термин «экология информационных ресурсов».

    Особо следует обратить внимание на искажения, содержащиеся в статистической информации.

    Оскар Моргенштерн [Оскар Моргенштерн] очень убедительно показал, что крайне необходимо и должно быть проведено специальное изучение фальсифицированной официальной статистики.

    Из его работы о точности информации можно привести следующие характерные примеры:

    —        В списке городов штата Коннентуки в цензе за 1950 г. пропущено два города с числом жителей 20 тыс., семь —   по  15 —20тыс., двенадцать—    п—15тыс., семнадцать — по 5 — 10 тыс. В том же цензе было пропущено около 5 млн. человек.

    —        На заседании объединенной комиссии конгресса по атомной энергии 16 июня 1949 г. было сделано поразившее общественность и комиссию заявление о том, что определить вес золотого запаса, находящегося в Форт-Нокс, можно было бы лишь с ошибкой в (Н—) 20 000 000 долларов., хотя в официальном сообщении от 30 июня 1960 г. величина золотого запаса была определена в 12 283 415 000 долларов. Это означает, что о величине хранящегося там золота известно, в лучшем случае, в пределах 4 знаков вместо надуманных 11-ти.

    —        Армия США опубликовала величину потерь противника (!) во время корейской войны с точностью до 0,001 %, в то время как собственные потери (США) не были достаточно известны даже в пределах тысяч человек.

    —        Публикуемые всеми странами официальные данные о циркуляции золота между ними — недостоверны.

    Особенно большое количество искаженных данных выявляют исторические источниковедческие исследования, когда для анализа событий привлекаются документы всех сторон, участвовавших в тех или иных событиях.

    Например, исследования 2-ой мировой войны показали, что в текущих отчетных и управленческих документах каждая из сторон, как правило, завышает

    потери противника и уменьшает свои потери, преувеличивает свои достижения в организации планирования и управления войсками и недооценивает возможности противника.

    Аналогичные результаты наблюдаются и при оценке взаимодействия конкурирующих фирм, операций на рынках сбыта, перспективы продвижения на рынок своей продукции, оценки (особенно в рекламе) преимуществ своей продукции по отношению к аналогичной продукции других фирм производителей.

    Эти исследования показывают, что участники всегда ведут двойную бухгалтерию:

    — данные для внешней среды (потребителей, конкурентов, прогнозов, выделения приоритетов и направлений развития);

    — данные для внутренних оценок действительного положения в этой области (Это, как правило, строго конфиденциальная информация, распространяемая между регламентированными пользователями).

    Частичная или полная недоступность информации

    Частичная или полная недоступность информации обусловлена многими причинами.

    Важнейшие из них:

    —        неосведомленность о наличии информации в конкретных проблемных областях;

    —        недоступность справочных изданий и баз данных требуемой проблемной ориентации;

    —        финансовые ограничения, не позволяющие провести поиск на требуемую глубину ретроспективы и/ или в требуемых базах данных, а также оплатить услуги за получение информации;

    —        представление информации на носителях, которые не могут быть использованы конкретным пользователем;

    —        отсутствие технических средств, необходимых для работы с конкретными видами носителей;

    —        временными ограничениями на принятие решений (за время, имеющееся в распоряжении лица, принимающего решения, информация не может быть им получена и обработана);

    —        недостаток профессиональной подготовки, необходимой для использования предоставленной информации;

    —        информационное прикрытие;

    —        режимные ограничения на доступ к конкретным информационным ресурсам.

    Из перечисленных причин выделим для рассмотрения две последних, т.к. в настоящее время во многих публикациях они, по нашему мнению, толкуются искаженно.

    Неизвестно по каким причинам внедряется в сознание массового пользователя тезис:

    «секретность — это черта свойственная только СССР, где она приобрела гипертрофированные формы, в то время как весь «цивилизованный мир» открыт для свободного обмена любой информацией».

    Во многих отечественных публикациях утверждается об особых условиях информационной деятельности в России, затрудняющих или просто исключающих доступ к информационным ресурсам.

    Приведем не самое «жесткое»: «Сегодня российский рынок не удовлетворяет существующие информационные потребности... Нет официального доступа ко многим источникам информации, которая нужна потребителю для нормального рыночного развития. В информационном плане наше общество является полузакрытым» (Андреева И.А. главный управляющий АО «МБИТ»),

    Опровергать подобные утверждения в большинстве случаев бесполезно и непродуктивно. Всегда будет приведен тот или иной факт: свидетельствующий о не допуске конкретного лица к конкретной информации.

    Нужно вести разговор не «у нас» и «у них» в «открытом обществе», а оценивать реальную ситуацию с доступом к информационным ресурсам, по той или иной проблеме в той или иной стране, регионе, группе стран, организации или ведомстве.

    И на основе проведенного анализа и выявленной ситуации вести конкретную деятельность (т.е.: провести рекогносцировку, оценить обстановку, принять п. п. решение и все силы направить на реализацию решения и достижения поставленной цели).

    Более рационально помнить мнение, высказанное в книге «Промышленный шпионаж», в которой автор утверждает, что промышленный шпионаж останется и в том случае, когда будут уничтожены вооружения и прекратятся войны, исчезнут военные и государственные секреты. В этих условиях промышленный шпионаж будет сосредоточен на добывании коммерческих секретов для обеспечения конкурентоспособности на рынке товаров и услуг.

    Но это личное мнение ученого. Более значимыми являются попадающие в открытый поток сведения об усилении деятельности разве органов всех стран в сборе и «добывании» коммерческих и экономических секретов и конфиденциальной информации любыми возможными средствами (в т. ч. не совсем «джентельменскими»).

    Вопросы доступности информации в условиях рынка требуют очень внимательного изучения. Тот, кто глубже вскроет эти механизмы, получит значительные преимущества в конкурентной борьбе. При этом следует отметить, что конкурентная борьба в обычном понимании этого слова (как борьба между отдельными фирмами внутри страны) — это «давно прошедшее», мелкие склоки внутри «своих», не имеющие значимого смысла. На первое место давно вышла конкурентная борьба государств и групп государств за преимущества своих товаропроизводителей.

    Против «чужих» применяются самые жесткие меры. Без объяснения причин попадешь в число «стран изгоев» (другой перевод—   хулиганов). А то и вспомнишь басню Крылова о волке, разъяснявшем ягненку суть «основных демократических ценностей».

    Страны Азии и Востока в отношении доступности их информационных ресурсов изучены плохо. По странам западной Европы и США информации немного больше, но и эта картина сильно искажена «детским лепетом» отечественных СМИ по вопросам «всеобщей открытости информации» в «цивилизованных странах».

    Для уточнения реальной ситуации, остановимся на некоторых положениях «Зелёной книги о доступе и использовании информации государственного сектора в информационном сообществе. Некоторые соображения о выработке позиции Евросоюза». (Предварительный проект). Материал, имеющий «срок давности» более 5 лет, но его положения заслуживают того, чтобы их знали.

    Прежде всего, необходимо отметить, что в документе говорится только об информации государственного сектора, никаких данных о доступе к информации частного (негосударственного) сектора нет.

    Нет никаких суждений о доступе к коммерческой информации (коммерческим секретам).

    Кроме этого (в отличие от самоуверенных отечественных СМИ), у разработчиков «Зеленой книги» слишком много «нерешенных вопросов».

    Перечислим лишь некоторые из них:

    —        Что такое «информация государственного сектора», «административные документы неличного характера (дела, доклады, исследования, протоколы, стенограммы, и т.д.)»? Что такое «ведомство», «информация», «данные государственных организаций», «сведения»? Т.е. не решены вопросы об исходной терминологии.

    —        Что такое «Право на информацию»? Сие уже совсем трудно совместить с «всеобщей доступностью и открытостью европейского информационного сообщества».

    —        «Кто» имеет право на информацию? «Европа» не знает, кому можно выдавать информацию, а кому нельзя, но Россия должна выдавать всем! Это уже относится к патологии восприятия реалий информационного обмена.

    —        Ограничения по времени и объему?

    —        Выдавать ли электронную форму?

    —        Должны ли мы знать: к какой информации имеем право доступа? Подобный вопрос ставит крест на все претензии о «закрытости» России!

    —        Существуют ли исключения в праве на доступ? Оказывается «Европа» за всю историю своей «цивилизации» не разобралась в этом вопросе, но для «нецивилизованной» России уже выработаны «нормы открытости, доступности и раздутости» в информационном плане.

    —        Как решать вопрос об ответственности? Оказывается, в Евросоюзе этот вопрос не ставился! Существуют вполне сформировавшие и устоявшиеся «цивилизованные» нормы наказания за болтливость и излишнее любопытство. В США проще: «электрический стул» или пожизненное заключение — гарантированы! Особенно, если «интересная» информация попадает в Россию!

    Это лишь некоторые нерешенные «мелочи» информационной открытости в наиболее «продвинутых в области доступа к информации» странах Европы.

    Документ свидетельствует, что:

    1.         Доступ к информации государственного сектора и ее использование в Европе сложнее, чем в других регионах (документ INFO 2000).

    2.         В документах стран членов наблюдается разнобой. Принятые законы значительно различаются по сфере применения, исключениям, условиям и механизмам доступа.

    3.         В ряде случаев право распространяется только на печатные документы.

    4.         Может возникнуть абсурдная ситуация, при которой граждане и деловые структуры, не имеющие права доступа к информации госсектора своей страны, смогут получать информацию собственной страны в другом государстве. Это положение может использоваться в противоправных действиях!

    Некоторое представление о реальном доступе к информации государственного сектора дает приводимая ниже сводка:

    —        право доступа, как минимум к федеральным законам (Австрия);

    —        существуют законы об общем праве доступа к документам, находящимся в распоряжении власти (Бельгия);

    —        закон о свободе информации предоставляет право доступа к правительственным документам (только печатным) (Дания, Нидерланды);

    —        закон об открытости информации, право доступа к документам, подготовленным и выпущенным органами Государственной власти, и переданным в органы гос. власти и находящиеся в их распоряжении (в т. ч. с использованием перфолент, магнитизации и других подобных средств: предназначенных для чтения, прослушивания, любого ознакомлении посредством технических средств) (Франция);

    —        общий закон о доступе к административным документам (исключена перепечатка, распространение и коммерческое использование) (Германия);

    —        нет общего закона (Греция, Италия, Люксембург, Великобритания);

    —        закон о доступе (запрещается использование в коммерческих целях) (Нидерланды);

    —        закон общий о доступе (при наличии законного интереса!) (Италия);

    —        реализован проект доступа к отдельным областям информации госсектора (Португалия);

    —        общий закон, не распространяется на электронную информацию (нужно продемонстрировать законный интерес!!) (Испания);

    —        старейший в мире закон о доступе (Документы, находящиеся в распоряжении государства). Не предусмотрена выдача электронных версий (Швеция). Далее, когда мы говорим о доступе к информации, должны всегда понимать, что каждая страна имеет свои методы реализации тех или иных ограничений.

    Например:

    1.         Знаменитые ограничения КОКОМ и другие.

    2.         Рассекреченная информация госсектора США передается сначала своим фирмам и производителям для приоритетного использования и лишь спустя несколько лет союзникам по военным и экономическим союзам и блокам, и только после этого тем или иным странам.

    3.         Переход к электронным каталогам создал еще более дифференцированные подходы к допуску к информационным ресурсам. Еще в 70 — 80-е гг. в прессе были сообщения, что там, где «свой пользователь» мог получить при работе с открытой информацией до 1000 документов, представитель «третьих» и «четвертых» стран на такой же запрос получал на порядок меньшее число документов, меньшей релевантности из иного временного диапазона. Между прочим, в документах КОКОМ было четыре группы стран с разным уровнем допуска к конечной продукции.

    Появились системы предварительного контроля самого запроса. Проводится контроль темы, полномочий запрашиваемого лица, его специальных реквизитов: наличие в ограничительных списках, платежеспособность, досье ранее использовавшихся документов, их тематическая направленность, гражданство, область интересов и ее соответствие тематике запроса и другие параметры.

    Расширяются ограничительные признаки, включаемые в библиографическое (каталогизационное) описание различных видов информационных ресурсов. В этом смысле поисковые возможности справочных аппаратов информационных систем недостаточно изучены конкретными пользователями. Это приводит к неправильной оценке результатов поиска информации и, соответственно, к ошибочной оценке направлений исследований в различных проблемных областях.

    Можно утверждать, что информационные системы любого назначения (в т. ч. содержащие абсолютно открытые информационные ресурсы) имеют многоуровневую «матричную» схему закрытия любого элемента, включаемого в базу данных всех типов.

    Базы данных информационных систем позволяют создавать печатные каталоги с различным уровнем отражения полноты описания и поисковых возможностей. В этом отношении характерным примером являются индексные издания, информация в которых лишена всех идентификационных признаков, кроме уникального идентификационного номера сообщения, на основании которого можно обратиться в издание и получить или не получить необходимые разъяснения. Такой подход является отличным средством сбора информации о возможных пользователях и конкурентах, а также тестирования отношения к опубликованной проблеме.

    Предварительная оценка полноты раскрытия баз данных в различных печатных изданиях показывает, что:

    1.         БД — 100 % описательной и служебной информации обеспечивающей многофакторный контроль за распространением информации и нормированием ее распространения.

    2.         Печатное издание указателя ограниченного распространения — примерно 30 —50 % информации от имеющейся в БД.

    3.         Передача документов в открытые указатели — не более 20 % от базовой.

    4.         В индексных — оценить сложно, т.к. без обращения к владельцу базы невозможно получить никакой вспомогательной информации.

    При переходе с уровня на уровень открытости указателей из них исключается все больше значимой информации (закрытые термины, данные об исполнителях, подрядчиках и субподрядчиках и зарубежных организациях, номера контрактов, программ, проектов, заданий, закрытые наименования документов заменяются на открытые, и т.д.).

    Матричные системы закрытия информации разработаны и для самих документов. В таких схемах вся структура разбивается на фрагменты с различным грифом секретности, и при выдаче печатной копии возникают документы различного уровня секретности.

    Информационное прикрытие

    Информационное прикрытие — это целая группа методов сокрытия информации, которую уберечь нельзя, либо от которой необходимо отвлечь (увести, отвести) внимание (забить истину или проскочившую разработку побочными, второстепенными, неперспективными направлениями исследований и действий). Одним из наиболее «жестких» методов информационного прикрытия является дезинформация (см. п. 5.15). Более «мягкими» методами являются приемы, которые не искажают информации, а делают ее менее явной.

    Приемы «прикрытия», которыми пользуются для сокрытия фактов, становятся известными позднее, благодаря тем, кому удалось добраться до истины. Выявление этих приемов затруднено тем, что наиболее ценные научные проблемы, являясь фундаментальными по своей природе, бывают, как правило, наиболее «завуалированными», «замаскированными», редкими и их выявление связано со значительной аналитической работой.

    Прикрытие будет действовать достаточно эффективно до тех пор, пока агентства промышленного не будут располагать техническими средствами® ми, автоматически просматривающими все научные журналы. Всего 15 — 20 лет назад такая постановка вопроса в открытой литературе считалась почти фантастической. Но уже появились технологии, позволяющие решить эту задачу. Особенно этому способствуют разрабатываемые различные методы анализа текстовых БД. Например: гипертекстовые методы обработки информации и «пословный анализ».

    Эффективным приемом прикрытия является публикация результатов исследований на языках, доступных большинству исследователей. Но эффективно этим могут пользоваться только японцы (а также китайцы), публикующие предварительные результаты исследований только на родном языке. Например, первый комплексный материал по ЭВМ 5го поколения составил около 100 страниц английского текста. В то время как полный текст на японском языке был эквивалентен приблизительно 25 тыс. страниц английского текста.

    Последующий анализ проблемы, проведенный Широковым Ф.В. (одним из первых советских специалистов, осуществивших глубокий обзорно аналитический анализ исследований по этой проблеме), выявил:

    —        значительное число японских публикаций, которые остались вне внимания как отечественных, так и зарубежных информационных изданий;

    —        значительное число специалистов и организаций, не известных внешнему миру и не учтенных в англоязычных и отечественных изданиях и, соответственно, оставшихся вне системы контроля конкурирующих организации разработчиков перспективных машин нового поколения.

    Это позволило японцам обеспечить себе значительные преимущества.

    Часто в качестве информационного прикрытия используется сброс в информационные потоки информации по устаревшим разработкам, по изделиям, снимаемым с производства и т.п.

    Хорошей иллюстрацией этого процесса являются библиографические описания, включаемые в NTIS (США). Здесь следует обратить внимание на то, что в соответствии с правилами рассекречивания в информационный поток поступают ранее секретные публикации с задержкой в от 5 до 15 лет и более. Но, что является более важным, из них исключается информация, позволяющая определять действительное направление исследований, проекты с которыми она была связана, результативность разработок, полученных в результате исследований, и особенно отрицательные эффекты и последствия используемой информации.

    Как ни странно, но подобные публикации часто воспринимаются как «новейшие достижения» по конкретным направления исследований, что ведет к повторному проведению бесперспективных (зачастую, тупиковых) разработок.

    Анализ «информационных сбросов» должен проводиться особенно тщательно. Ибо по «давно прошедшим» разработкам можно выявлять причины успехов и неудач, заблуждений, ошибок и причин провалов тех или иных проектов, заново переоценивать накопленный опыт, а в ряде случаев разрешать возникавшие трудности на новой (иной) научной, технической и технологической базе.

    Режимные ограничения на доступ х информационным ресурсам

    Важнейшим средством защиты информации являются системы режимных ограничений, накладываемых на доступ к информации.

    Режимные ограничения — это комплекс мероприятий, обеспечивающих систему эффективных мер по обеспечению регламентированного распространения информации.

    Любая система ограничения доступа к информации строится таким образом, чтобы обеспечить достижение следующих задач:

    —        предотвратить несанкционированный доступ пользователей к информации, которую владелец информации стремится защитить,

    —        выявить лиц, которые пытаются нарушить, принятые в системе ограничения на доступ к информации,

    —        отслеживать прохождение информации, как в системе, так и вне ее,

    —        предотвратить внесение в информацию несанкционированных изменений.

    —        обеспечить для каждого санкционированного пользователя, такой режим работы, при котором он получит всю информацию, необходимую ему для выполнения задач, в объеме, определяемом его индивидуальным «профилем интересов», согласованным с владельцем информации.

    В принципе во всех странах в настоящее время информационные системы построены таким образом, что любая информация (открытая и закрытая), включенная в БД, находится под контролем системы ограничения доступа.

    Реальный уровень ограничений на доступ к информации в конкретных системах различается значительно: от «полной открытости» для каждого санкционированного пользователя, до многоуровневой регламентации по тематике, типам документов, операциям обработки информации, объему и полноте информационных массивов, финансовых возможностей и правовых норм и т.п.

    Получение пользователем информации в обход ограничений на доступ определяют, обычно, как несанкционированный доступ к информации, и жестко пресекают.

    Чем большее значение имеет та или иная информация при решении задач в любой области (науки, техники, технологии, экономике, управлении и т.п.), где действуют конкурирующие интересы различных групп пользователей, тем более жесткие ограничения накладываются на доступ к такой информации, и тем более изощренные методы несанкционированного доступа к информации используются.

    В рамках данной работы не рассматриваются этические и юридические аспекты «борьбы» за обладание информацией и политические и экономические последствия этих действий.

    Рассматриваются только существующие подходы к организации ограничений на доступ к информации и некоторые стратегии поведения держателей и пользователей информации в процессе доступа к закрытой информации (к информации, имеющей ограничения на доступ).

    Необходимо отметить, что информация, полученная в результате несанкционированного доступа, редко становится широкодоступной. Как правило, пользователь, получивший несанкционированный доступ к информации, стремится использовать ее «скрытно» (тайно) в рамках своей информационной среды (системы), накладывая на нее дополнительные (еще более жесткие) ограничения с тем, чтобы обеспечить себе дополнительные преимущества в решении своих задач, создав у конкурирующей стороны эффект «неосведомленности».

    «Скрытое» использование информации, полученной в результате несанкционированного доступа, обеспечивает конкурирующей стороне дополнительные преимущества. Поэтому многие виды такой информации имеют высшие уровни секретности и более длительные сроки рассекречивания (иногда такая информация не рассекречивается совсем, даже в тех случаях, когда ее рассекречивает исходный владелец).

    При работе с информацией ограниченного распространения пользователь выполняет условия ее сохранности, заданные организацией владельцем, предоставившей ему информацию. Нарушение условий использования влечет жесткие санкции и исключение из числа привилегированного обслуживания (если по закону не определены более строгие меры за нарушение правил работы с информацией ограниченного доступа).

    Возможны случаи, когда для достижения определенных экономических, политических и других целей не санкционированно полученная информация получает широкое распространение (по официальным или «серым» каналам).

    В этих случаях, несмотря на то, что сохранение ограничений на доступ к раскрытой информации бессмысленно, базовый (первичный) владелец (держатель) продолжает, обычно, сохранять ограничения на первоисточник. Это позволяет сохранить действительные связи «вскрытой» информации с другими информационными ресурсами. Более того, такая стратегия позволяет осуществлять коррективы в дозированном информировании и более целенаправленно осуществлять информационное прикрытие информации, вышедшей из под контроля.

    Случаи массового раскрытия информации ограниченного доступа, обычно, приходятся на кризисные ситуации в развитии государств, организационных структур различного уровня, профессиональных групп  и коллективов, т.к. это приводит к неконтролируемому разрушению систем доступа к информации и существенному нарушению правовой базы циркулировали информации.

    При кажущейся привлекательности подобного расширения числа пользователей информации, подобные ситуации, в конечном счете, наносят ущерб многим группам пользователей. Это вызвано тем, что всегда существуют антагонистические группы людей, коллективов и государств, преследующих противоположные интересы в реализации своих целей.

    Подобные ситуации наносят ущерб не только странам и структурам, утративших контроль за информационными ресурсами, но и тем, кто заинтересован в овладении ими.

    Примером является ситуация, вызванная возможностью широкого распространения советской ядерной информации среди неядерных стран. Так США, Германия и другие страны НАТО, желающие получить доступ к этой информации, проводят широкий комплекс мероприятий по недопущению распространения этой информации в страны Ближнего Востока (Иран, Ирак, Пакистан и другие страны).

    Например, правительство Японии уведомило США, Канаду и ведущие страны Западной Европы о своей готовности провести международную конференцию по проблеме физиков ядерщиков из бывшего СССР, чтобы общими усилиями предупредить «утечку» высококвалифицированных специалистов в страны третьего.

    Наиболее яркие примеры кризисных ситуаций, связанных с утратой и вскрытием информации ограниченного распространения:

    —        растаскивание научной, технической, экономической и политической информации Германии и ее союзников после поражения во Второй мировой войне, привело к тому, что из-под контроля вышли промышленные секреты не только Германии, но и США, Англии и других стран, находившиеся в массивах Германии;

    —        аналогичная ситуация и в нашей стране после распада СЭВ, Варшавского договора и СССР. Когда значительные информационные ресурсы, которыми обменивались участники в рамках научно технического и промышленного обмена стали «обезличенными», а правовые рычаги ее использования полностью разрушены.

    Проходящие процессы «приватизации» информационных ресурсов и разрушения связей между ними будут иметь катастрофические последствия для развития всех стран, включенных в этот процесс.

    Ниже приводится описание различных подходов к построению систем ограничения доступа к информации.

    Организация ограничений на доступ к информации может быть осуществлена при условии, если:

    —        может быть выделена информация, на которую распространяются те или иные ограничения;

    —        можно выделить группы лиц, доступ которых к информации, обладающей теми или иными ограничениями на распространение, должен быть ограничен (либо полностью исключен);

    —        разработаны условия и процедуры, при которых информация, обладающая заданной совокупностью свойств, может быть представлена лицам, имеющим заданный набор прав на знание (использование) этой информации.

    —        созданы условия для реализации функционирования системы ограничения доступа к информации и система эффективного воздействия за нарушение принятых ограничений на доступ к информации. При этом необходимо иметь в виду, что кроме официальной системы норм на доступ к информации, регламентированной официальными правовыми документами, всегда существуют ограничения на доступ, определяемые «негласными» корпоративными соглашениями (обычаями, этическими нормами, психологическими факторами, групповыми и личностными отношениями), преодоление которых значительно сложнее, чем получение информации в рамках официальных систем распространения информации.

    В качестве возможной модели ограничений на доступ к документальным информационным ресурсам может быть использована структура библиографического описания документа,

    Это определяется следующими системными свойствами библиографического описания:

    —        описание составляется для обеспечения благоприятных условий доступа к информации, содержащейся в документах, при их включении в систему национального и межнационального информационного обмена. Оно содержит такой набор элементов данных, который обеспечивает раскрытие тематического содержания документа достаточное для принятия информационного решения на использование содержащейся в нем информации в решении проблемных задач, стоящих перед исполнителем, на уровне, исключающем пропуск документа при подготовке информационной базы, необходимой для решения конкретной проблемной задачи;

    —        элементы данных, задающие содержание информации документа, должны обеспечить объединение в рамках формируемой проблемной области информации из различных тематических областей, имеющих связь с требуемой проблемной областью;

    —        описание должно обеспечить точную идентификацию конкретных документов, входящих в выделяемое подмножество документов.

    С другой стороны, система защиты требует включения в состав библиографического описания таких элементов данных, которые отражают принятую систему ограничений на доступ к информационным ресурсам, хранящимся в конкретной информационной системе.

    Следовательно, выявив перечень ограничений на доступ к информации, можно построить локальное подмножество ограничений в конкретной системе, а объединив ограничения нескольких систем можно построить представительный перечень ограничений на доступ к информации, существующих в системах распространения информации.

    Наиболее полные перечни ограничений на доступ к информации можно получить при анализе структур библиографических описаний, используемых в информационных системах, хранящих информационные ресурсы с различным уровнем секретности информации, принадлежащей юридическим лицам, налагающим различные ограничения на распространение принадлежащей им информации.

    Аналогичные ограничения существуют во всех странах, а также в нормативных документах, разработанных для международного обмена информацией.

    Например, нормативные документы КОКОМ, определяющие обмен информацией и технологиями, между странами НАТО и взаимодействующими с ними странами.

    Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что все системы ограничения доступа многопараметрические, т.е. предпосылки для ограничения (разграничения) доступа предусматриваются на всех этапах создания, обработки, хранения и распространения информации, и по любому содержательному элементу данных и их взаимосвязях.

    При использовании зарубежной информации всегда надо помнить, что любая уважающая себя страна имеет свою системы режимных ограничений и, соответственно, свои правила (нормы, условия) предоставления информации для «своих» и «чужих» пользователей. Кроме этого каждая организация в рамках существующего законодательства может реализовывать свои процедуры на доступ к «своей» информации.

    Никто не предоставит «чужому» пользователю полное описание правил и методов, позволяющих реализацию этих методов. В лучшем случае можно получить «пользовательские инструкции», определяющие действия пользователя при обращении за информацией и условия, на которых он может получить эту информацию.

    Приведем несколько фрагментов из подобных документов, отражающих эту практику. При этом подчеркнем, что приводимые сведения относятся к нормативным документам, имеющим достаточно значительный срок «ретроспективы», совпадающий с нормативами рассекречивания подобной информации.

    Примеры отражают подходы и методы, но не отражают действительного положения на данный момент времени. Кроме этого они относятся к практике одной страны.

    Используемые грифы секретности:

    —        пункт;

    —        раздел;

    —        подраздел;

    —        параграф;

    —        глава;

    —        часть;

    —        заглавие отчета, раздела, приложения и т.д.

    Использование такой разметки информационных материалов позволяет осуществлять их публикацию в различных вариантах только за счет включения фрагментов, помеченных грифом не выше того, под которым публикуется материал. Одновременно можно делать любую «мозаичную публикацию», рассчитанную на пользователя с заданным уровнем доступа по каждой тематике.

    Эта особенность публикаций зарубежных материалов не всегда учитывается.

    Формальным признаком того, что из материала исключена часть текста, являются:

    —        несоответствие нумерации глав, разделов, параграфов (нарушение порядка их нумерации);

    —        пропуск отдельных абзацев;

    —        отсутствие упомянутых в тексте формул, приложений, рисунков (ссылки на которые иногда сохранены в тексте).

    В этом случае переводчики обычно проводят редактирование, не делая никаких замечаний о выявленных несоответствиях, что способствует внесению скрытых искажений в информацию.

    Структура библиографического описания. Следующим этапом является процесс библиографического описания, учитывающий ограничения на распространение информации.

    На этом этапе в описание документа включаются дополнительные данные, которые создают условия для строго регламентированного раскрытия его содержания. Что позволяет сделать информацию доступной только лицам, обладающим требуемым правом доступа к информации в зависимости от тематической направленности и грифа секретности.

    Для этого:

    —        терминологические средства описания документов содержат термины нескольких групп: открытые, закрытые (грифы: СС, С, К, н/с);

    —        вводятся дополнительные названия документов;

    —        вносятся изменения в наименования коллективных авторов (как правило, действительные организации исполнители заменяются (дополняются) наименованиями организаций более высокого уровня, что затрудняет выявление действительных исполнителей);

    —        выделяются в закрытые поля элементов данных сведения о контрактах, проектах, заданиях, заказчиках (что исключает выявление связей между комплексами работ, проводимых в рамках исследований);

    —        вносятся признаки, определяющие порядок доступа и распространения документов;

    —        указываются каналы распространения документов и каналы, по которым осуществляется оповещение о наличии информационных материалов (информационные системы и издания);

    —        определяются условия распространения в стране и вне ее;

    —        указывается порядок понижения грифов секретности и условия передачи в другие системы оповещения и распространения материалов;

    —        часто проводится изъятие перечней использованной литературы, которые выделяются в самостоятельный документ со своими условиями распространения.

    С этого момента получить информацию о документе и сам документ (либо его соответствующим образом отредактированную часть) могут только санкционированные пользователи.

    Причем система ведет контроль за тем, чтобы информация была доступна только санкционированным пользователям, и за тем, чтобы информация не вышла из-под контроля. Т.е. ведется контроль конечных пользователей, которым стала известна информация. В т. ч. и методами контроля цитирования.

    Использование такой разметки информационных материалов позволяет осуществлять их публикацию в различных вариантах только за счет включения фрагментов, помеченных грифом, под которым публикуется материал.

    Фрагменты из нормативных актов, определяющих «доступность» информации в странах со «свободным обменом информацией»

    Приводимый материал не «блещет новизной». Он был рожден в эпоху «оттепели». Его редакции 2000 г. вероятным читателям данного раздела станут известны лет через 15 — 20, да и то в сокращенном изложении.

    Для более правильного понимания смысла, сначала приведены определения основных понятий, используемых в приводимых выдержках. Ибо они не идеитичны по объему и в ряде случаев по содержанию аналогичным понятиям, принятым в нормативных актах Российской Федерации и от принятых в остальных разделах пособия.

    Определения (из Правил режима по обеспечению безопасности в промышленности Соединенных штатов, одобренных):

    Информация — сведения, которые могут быть сообщены в устной или письменной форме или путем передачи материала.

    Материал — любой документ, изделие или вещество, на котором или в котором информация записана или помещена (например, машинное оборудование, документы, аппараты, приборы, модели, фотографии, репродукции записи, заметки, рисунки, карты, письма и т.д.).

    Классифицировать — отменить гриф классификации для любого раздела классифицированного материала.

    Снизить категорию классификации — для любого раздела классифицированного материала.

    Классифицированный контракт — любой контракт, по которому требуется (или потребуется в дальнейшем) допуск к классифицированной информации подрядчику или его служащим в процессе его выполнения (контракт может считаться классифицированным, если даже приложение с изложением контракта имеет классификацию).

    Классифицированная информация — официальная информация, включающая иностранную секретную информацию.

    Совершенно секретная информация — информация и материалы по оборонной промышленности первостепенного значения, неправомочное раскрытие которой может нанести особо тяжелый урон государству.

    Секретная информация — информация и материалы по оборонной промышленности, неправомочное раскрытие которых может нанести ущерб интересам национальной обороны.

    Конфиденциальная информация — информация и материалы по оборонной тематике, раскрытие которой  не уполномоченными на то лицами может нанести ущерб национальной обороне.

    Конфиденциальная информация с допущением изменений при обращении — конфиденциальная информация и материалы, связанные с ведением военных действий или имеющие отношение к ведению боевых действий или маневрам. Для информации установлен менее строгий режим передачи и хранения (правила допуска такие же, как и для конфиденциальной информации).

    Информация ограниченного пользования — информация, обозначенная как сведения «ограниченного пользования» на основании закона, включая все документы и материалы, которые в дополнение к их секретной классификации имеют пометки «для ограниченного пользования» (закон об атомной энергии).

    Бывшая информация ограниченного пользования — информация, изъятая из категории ограниченного пользования КАЭ и МО ...эта информация касается главным образом военного использования атомного оружия. Бывшая информация ограниченного пользования не должна быть доступна какой-либо местной военной организации или иностранному государству.

    Примечание для невнимательных:

    Даже бывшая информация ограниченного пользования не должна быть доступна не только иностранному государству, но и местной военной организации. После этого сделайте оценку некоторым «правозащитным и экологическим процессам». Очевидно, поэтому в США, говорливых по вопросам бывшей информации ограниченного пользования — нет. Риск «сидеть не на том стуле» очень велик.

    Условия автоматического понижения категории секретности и рассекречивания материалов в федеральных системах обеспечения безопасности в промышленности. Данные примеры приводятся с целью показать, что рассекречивание материалов и снижение грифов секретности процедура «очень деликатная» и обставлена многими «изысканными юридическими процедурами», применение которых сопряжено с использованием слишком больших запретительных ограничений.

    Ничего неизвестно о правилах рассекречивания (правда, и о системах режимных ограничений всех ниже перечисленных стран тоже слишком мало информации, если не определить создавшееся положение «информационным вакуумом») в Японии и других странах Востока. В Англии, если очень нужно, закон о рассекречивании допускает любые продления запрета на рассекречивание тех или иных материалов. Германия до сих пор не рассекречивает материалы из архива нацистской партии. Аналогичная ситуация во многих странах. А как дело обстоит в Индии, Пакистане, Израиле, Австралии или странах Южной и центральной Америки, похоже, никого не интересует. А зря. В этих странах немало интересного.

    Но очень много разговоров о «странах изгоях» (хулиганах). Впечатление такое, что Северная Корея уже послала космический флот фотонных боевых крейсеров в глубины вселенной и готова из созвездия Альфа Центавра прислать в США высушенного кентавра.

    Но вернемся на землю и рассмотрим, как классифицируется различная информация и какие процедуры ее рассекречивания. Материал излагается в соответствии с принятыми в США группами.

    Материалы 1-ой группы (приложение об автоматическом понижении секретности не распространяется):

    —        классифицированная информация иностранных правительств и их агентств, международных организаций и групп;

    —        материалы, касающиеся разведки, сигнальной связи и шифрования и связанных с ними областей: информация раскрывающая процессы, технику, технические материалы, операции или среду разведки связи, шифрования и обеспечения секретности шифрования; сюда входят также шифровальное оборудование, определенные специальные системы связи по дезинформации и системы прикрытия; если материал не раскрывает указанную информацию, в эту группу не входят радиолокационная разведка, или такие пассивные мероприятия, как обеспечение физической безопасности, обеспечение безопасности электронной связи;

    —        сведения ограниченного пользования;

    —        информация, касающаяся ядерных двигателей или установок, работы и эксплуатации системы обнаружения ядерных взрывов, если в соответствующих инструкциях не дается другое определение;

    —        специальная информация о вооружении, изложенная;

    —        информация о средствах ведения биологической войны.

    Материалы (документы) 2-ой группы (для должностных лиц МО, НАСА, ФАА, уполномоченных для работы с оригиналами СС документов, изымать отдельные документы, содержащие исключительно важную информацию, как из автоматического понижения секретности, так и из рассекречивания).

    Материалы 3-ей группы. Имеется 2 рода документов:

    1.         Планы выше дивизии:

    —        прикрытие и дезинформация;

    —        планы отвода, перемещения, раскрывающие методы и технику;

    —        планированию и программированию, которая касается или раскрывает конечные цели определенного вида войск и их развертывание;

    —        сведения о целях на территории других стран или информация, раскрывающая стратегические целевые планы.

    2.         Материалы развития разведки и контрразведки МО и ФАА.

    3.         Информация, касающаяся уязвимости оружия, систем оружия, космических систем, которая может быть использована противником д\я создания контр систем, для уничтожения или частичного вывода из строя и ограничения боевой эффективности этих видов оружия и систем:

    —        приборы обнаружения взрывных устройств;

    —        биологическое оружие (кроме материалов 2-ой группы), которая раскрывает научное название

    или назначение его реагента и его нерасшифрованное кодовое назначение;

    —        техническая информация, касающаяся оборудования электронных средств помех систем противодействия помехам противника и технические сведения, касающиеся ИК техники обнаружения и уничтожения;

    —        информация, раскрывающая новые важные технологические разработки, значительно повышающие боевые возможности будущего оружия или космических систем;

    —        информация о боевых судах, раскрывающая структурные, операционные и тактические данные: броня, защитные системы, системы контроля повреждений, мощность, скорость, дальность действия ...характеристики маневренности.

    4.         Информация, которая может быть использована противником для определения объектов нападения на территории США и их союзников. Данные геофизических и гравитационных наблюдений, данные для определения межконтинентальных связей, для определения размера Земли или точные координаты (в секундах кривизны), координаты объектов, которые являются важными элементами системы обороны или ведения войны. Материал, который имеет отношение или влияет на формулирование, проведение США курса внешней политики и который касается планов и программ международных отношений.

    Независимо от даты составления, материалы 3-ей группы не подлежат автоматическому рассекречиванию, однако если составитель не указал более короткого срока, категория классификации понижается в следующие сроки:

    1.         Совершенно секретно:

    —        материал МО до 1.1.46 снижается до «С»;

    —        материал, составленный 1.1.46 и после и все материалы ФАА и НАСА 3ей группы автоматически до «С» через 12 лет;

    —        материал, пониженный до «С» в соответствии с 1. а, б понижается до «конфиденциально» через 24 года после его составления.

    2.         «С» через 12 лет до «конфиденциально».

    3.         «Конфиденциально» остается в той же группе. Материалы 3ей группы до 1.1.40 рассекречиваются с 01.01.1964 г.

    Материалы 4ой группы (снабжение и перемещение войск, планы производства, данные бюджета и расходов, размеры, вес и подобные им вопросы).

    Материалы 4ой группы, составленные МО до 01.01.1946 г. рассекречены 26.11.1956 г., составленные позднее — автоматически рассекречиваются в следующем порядке:

    «Совершенно секретно» автоматически снижается:

    —        до «С» через 3 года после составления;

    —        до «конфиденциально» через 6 лет после составления;

    —        рассекречивается через 12 лет после составления.

    «Секретно» автоматически снижается:

    —        до «конфиденциально» через 3 года после составления;

    —        рассекречивается через 12 лет после составления.

    «Конфиденциально» автоматически рассекречивается через 12 лет после составления.

    Следует обратить внимание на то, что все, связанное с прикрытием, системами прикрытия и дезинформацией, относится к информации, имеющей, с одной стороны, более высокие грифы секретности, а с другой — не относится к сведениям, подлежащим рассекречиванию.

    Отсутствие информации

    Отсутствие информации необходимо рассматривать в двух аспекта:

    —        полное (абсолютное) отсутствие информации по проблеме, возникающей у пользователя, на уровне мирового информационного потока (по крайней мере, в доступной части его);

    —        отсутствие информации в доступных пользователю информационных ресурсах. Сюда следует отнести и отсутствие, определяемое профессиональной неспособностью пользователя использовать информационные ресурсы по решаемой проблеме в силу ограничений, определяемых его способность понять (декодировать) суть тех или иных теоретических построений и/или сообщений, содержащих информацию по проблеме.

    Абсолютное отсутствие информации определяется уровнем незнания и/или не исследованностью проблемы. Разрешение возникающих трудностей возможно только на уровне проведения исследований, позволяющих получить отсутствующую информацию по проблеме.

    Отсутствие информации в доступных пользователю информационных ресурсах, как правило, определяется либо появлением новых проблем, ранее не входивших в сферу интересов пользователя, либо отсутствием у него доступа к информационным ресурсам, содержащим такую информацию.

    В этом случае приходится изменять стратегию создания рабочих пользовательских информационных ресурсов. Часто это требует и профессиональной переориентации пользователя и/или более углубленного изучения возникающих проблем.

    Наиболее сложными являются ситуации, определяемые ограничениями, которые налагаются на доступ к информации ее владельцами (юридическими лицами, организациями), а также правовыми нормами, которые существуют в конкретных системах обмена информацией.

    Разрешение подобных проблем возможно привлечением требуемых специалистов и ресурсов.

    При решении особо важных задач, не только национальных, используются все доступные меры для получения требуемой информации.

    Приведем один очень старый, но показательный пример, как «вор у вора шапку украл»:

    «Главный химик пиротехнической лаборатории в Бурже, подполковник французской армии Келлер, закончив  серию многочисленных опытов,  поставила свыше 7 т этого взрывчатого вещества). Отчеты Келлера во французское военное ведомство регулярно выкрадывались немцами. Вскоре и в Германии развернулись широкие работы по использованию тротила для снаряжения крупнокалиберных снарядов. Позднее работы Келлера попали во Францию. Французские шпионы выкрали их в ... Германии».

    Обобщение

    Обобщение (как вид информационных «помех») — это ситуация, когда описание реального объекта, по различным причинам, подменяется описанием «объекта фантома». Причинами могут быть, например, излишняя идеализация, неправильная идентификация, ложные допущения и теоретические построения.

    Такой объект обобщает в себе свойства других сходных (похожих) объектов и/или различных модификаций объекта, и/или принципиально различных объектов, схожих по несущественным, внешним группам признаков.

    Особенно часто этот вид «помех» встречается в тех случаях, когда сбор, анализ и оценка осуществляются по «представительному» образцу, типовому решению, базовым моделям. Во всех случаях, когда пользователь «пропускает» тот момент развития объекта (явления, технологии), при котором количественные изменения приводят к качественному изменению объекта оригинала (пропускается момент появления нового объекта). Вся информация об объекте как бы присваивается объекту предшественнику.

    Слияние информационных массивов различного уровня обобщения, достоверности, полноты описания, семантической (содержательной) определенности        

    Данная группа «помех» больше всего характерна для экономической статистики на макроуровне, особенно в тех случаях, когда стремятся получить временные ряды большой длительности.

    Например, рост расходов и доходов, затрат без одновременного учета изменений масштабов цен, валютных курсов денежных единиц, инфляционных процессов и т.п.

    Далее, не всегда учитывается, что на длительных интервалах может изменяться структура показателя, методика его расчета, процедуры пересчета.

    Кроме того, очень часто точность используемых показателей на каждом из интервалов может существенно изменяться, в зависимости оттого, каким образом собиралась информация для их построения (по плановым, выборочным или оценочным данным).

    Не учитывается изменение классификационных схем, используемых при построении макропоказателей, когда происходит перемещение видов продукции между учетными группами. А это в свою очередь ведет к непонятным изменениям в показателях учетных групп (резкому возрастанию или снижению производства и т.п.).

    На этой основе возникла несовместимость статистических данных, накопленных органами статистики СССР, с массивами статистических данных Российской Федерации. Любые сравнения невозможны без пересчета одноименных показателей.

    Причиной этого в «радикальной реформе статистики», которая заменяет существовавшую в СССР систему государственной статистики, оперативно собиравшую информацию на основе сплошной отчетности, системой выборочных наблюдений с использованием «системы статистических методов до счетов в целях повышения объективности представляемых данных».

    Для этого законодательно изменяется структура статистических показателей и методы статистического учета.

    В результате емкость рынков в торговле со странами СНГ определяется всего по 230и видам продукции производственно-технического назначения и 100а товарам народного потребления.

    В то время как сотрудничество со странами СНГ в производстве комплектующих изделий для оборонного комплекса и производств с высокими технологиями  требует статистического учета на порядок большего числа позиций, чем включено в перечни.

    При этом возникнут и затруднения в международных сравнениях.

    Для примера:

    —        В Международной торговой классификации, учитывалось 456 товаров.

    —        Правительства стран, представлявших около 80 % мировой торговли, использовали для отчетности по торговой статистике классификацию, включавшую 1312 основных статей.

    —        Классификация Франции имела 6500 позиций, США — 2600.

    —        Только Турция в 70-х гг. учитывала 300 видов товаров.

    —        Для нужд федерального учета и реализации федерального контроля, планирования и прогнозирования в США используются существенно более полные перечни продукции, особенно для целей обеспечения национальной безопасности.

    Рассмотрим искажения, связанные с понятием «потребительская корзина», при расчетах которой учитывается фиксированный перечень продуктов потребления, по каждому из них фиксируется норма потребления.

    В СССР в нее включалось около 50-ти наименований продуктов. В ценах она составляла 84 — 90 руб.

    Характерным примером фальсификаций статистики являются данные о потерях в Великой Отечественной войне. С одной стороны, смешивают боевые и общие потери, с другой стороны, начинают пользоваться более чем сомнительными допущениями. Например, принимают для уровень рождаемости равный довоенным годам; включают в число боевых — потери мирного населения, уничтоженного немцами на оккупированной территории; неправильный учет возвратных потерь и проч. При сравнении боевых потерь, учитывают только потери со стороны Германии, «забывая» приплюсовать потери, понесенные ее союзниками (коих на советскогерманском фронте было более чем достаточно, не меньше, чем у Наполеона). Странным образом не учитывают потери германских войск в последние месяцы войны, списывая на отсутствие немецких данных за этот период («нарушения в системе учета»).

    Старение информации     

    «Помехи», связанные со старением информации, ни в коем случае нельзя сводить только к временным параметрам, задающим момент появления или поступления информации к пользователю.

    На старение информации более существенно влияют иные факторы, например:

    —        смена базовой нормативной и правовой основы, используемой для принятия решений. Так изменения ГОСТов и ОСТов, международных стандартов изменяет почти все ранее используемые подходы к оценке конкурентоспособности многих видов продукции. Происходящие в стране изменения в законодательных актах, обесценивают многие ранее достигнутые соглашения между участниками производства и другими юридическими лицами и т.п.;

    —        изменения условий, в которых принимаются решения и от которых зависит использование имеющейся информации. Появление новых технических решений, технологий и материалов, приводящих к исчезновению тех или иных производственных проблем, задач, видов продукции и целых производств;

    —        изменение моды, ситуаций, определяющей спрос и предложения на товары и услуги;

    —        смена уровня исследований по проблеме, вызвавшая включение новых подходов, экспериментальных данных, факто логических сведений, а также научной парадигмы. В этих условиях происходят существенные изменения в оценке актуальности и дееспособности ранее накопленных информационных массивов и параметров, оценивающих качество различных информационных ресурсов и их элементов, а также результатов ранее принятых информационных решений;

    —        включение в оборот, после длительной задержки, (закрытия) ранее эффективных, а ныне устаревших методик, расчетных зависимостей, не удовлетворяющих современному уровню решения проблем.

    Но всегда необходимо помнить, что устаревшая информация — это не кладбище идей. Многое из того, что в данный момент под влиянием тех или иных факторов выбывает из обращения (стареет), может вновь быть введено в оборот на новой технической или иной правовой базе, либо в сочетании с новыми подходами, может стать основой эффективных информационных решений.

    Методология использования «устаревшей» информации — это самостоятельная науковедческая и информационная проблема.

    Поэтому ни в коем случае нельзя бездумно уничтожать «устаревшую» информацию.

    Она должна выделяться в самостоятельные информационные подмножества и по мере надобности повторно анализироваться и переоцениваться.

    Ошибки математического аппарата и ошибки в формулах

    Что написано пером — не вырубишь топором.

    Наиболее сложные и трудно выявляемые «помехи» — это помехи математического аппарата, используемого во всех разделах современного знания.

    Вера в специалистов математиков тем выше, чем слабее математическая подготовка самого пользователя.

    Стремление использовать уже готовые математические модели, прошедшие апробацию и давшие приемлемую точность расчетов, — естественно.

    Тем более что школьное образование «убедило» нас в том, что зависимости, включаемые в учебники и справочные пособия, отражают точный и высококачественный научный материал. Это многих гипнотизирует.

    Только накопив достаточно большой практический опыт, мы все более убеждаемся в том, что выбор математического аппарата, адекватного решаемой проблеме, — это сложнейший и, часто, рискованный шаг любого информационного решения.

    Выбор осложняется тем, что во многих методических разработках приводятся конечные результаты математических построений. Далеко не всегда указываются допущения, сделанные в процессе выводов, отсутствуют промежуточные выкладки, приводящие к конечным зависимостям.

    В одной из работ, определяющих колебательные процессы подвижных транспортных комплексов, описание моделируемого процесса было задано системой из 320ти сложнейших дифференциальных уравнений. После чего в отчете, состоявшем почти из 400 страниц, приводились все исходные допущения, ограничения и условия, позволявшие произвести упрощения расчетной схемы.

    На каждом этапе упрощения приводились оценки возможных расчетных схем с использованием того или иного инструментария и возможные временные затраты на расчеты.

    Конечный результат: система была сведена к трем уравнениям, для решения которых предлагалось использовать графические методы. При этом утверждалось, что полученные зависимости позволяют снизить число вариантов расчетов, которые должны просчитываться по более сложным зависимостям, приведенным в этом же отчете. В отчете гарантировалось отыскание оптимального проектного решения для подвижных комплексов различного назначения.

    Данная работа является редким примером отчета, в котором приведен весь процесс преобразования исходной системы уровне

    «Помет» каналах поступлении (передачи) информаций в конечные рабочие формулы, используемые при проектировании.

    Автор работы был руководителем большого коллектива проектировщиков в те времена, когда основным средством вычислений были логарифмическая линейка и различные типы ручных и электрических арифмометров. С ними можно соглашаться или нет (это вопрос квалификации пользователя), но каждый может пройти весь путь вывода, и обосновано принять решение о применении или не применении методики.

    Более частой является ситуация, когда приводятся исходные зависимости, а после в очень сильного я довода: к как легко доказать» — приводится конечный результат, проверить который фактически невозможно (а посему хочешь пользуй, хочешь — нет: риск за пользователем).

    В принципе и в настоящее время, широкого применения ЭВМ в проектных и исследовательских работах, нельзя забывать существовавшее всегда требование на запрет использования готовых расчетных зависимостей без проверки их правильности. Более жесткая постановка требует наличия (вывода) двух трёх расчетных схем, по которым проводился счет в одну (две и более) «руки». А результаты принимаются за основу только в тех случаях, если расхождение между конечными результатами не превышает некоторых заданных отклонений.

    На начальных этапах создания алгоритмов для ЭВМ, в их описание обязательно включались не только контрольные примеры, но оценки точности расчетов, а некоторые виды расчетов не принимались, если они не сопровождались распечатками программ и описанием алгоритмов.

    При кажущейся «наивности» приводимых требований, за ними стоял накопленный опыт трагических последствий использования неправильного математического аппарата (рухнувшие здания, мосты, разбившиеся самолеты, неудачные запуски ракет, крупнейшие финансовые аферы).

    По мере все более широкого внедрения ПЭВМ с их мощным программным обеспечением, да еще «прикрытым» именами более чем уважаемых разработчиков, «недоверие» к стандартным процедурам исчезает (снижается). Все большее число пользователей работают с имеющимся программным обеспечением, «не задумываясь» о возможных последствиях (не зная, какие методы, алгоритмы, расчетные зависимости, допущения и ограничения заложены в используемый программный комплекс), даже в тех случаях, когда используется «пиратская» копия и отсутствует полная документация по программному комплексу.

    Все это может привести к существенным отрицательным последствиям — созданию абсолютно недостоверных информационных ресурсов, действительное качество которых невозможно оценить даже при условии применения сложных математических методов и мощнейших вычислительных средств.

    Важнейшей структурной составляющей данного вида помех является ошибочное написание расчетных зависимостей в опубликованных документах.

    Афоризм о том, что «можно умереть от опечатки, если она сделана в рецептурном справочнике», отражает суть данного вида «помех».

    В литературе часто повторяется утверждение, что условно безошибочными можно считать только таблицы логарифмов после пятого издания (хотя это утверждение еще никто не доказал).

    Например, в третьем издании книги Кожевникова С.Н. «Механизмы» обнаружены 22 ошибки и почти все они сделаны в формулах. В восьмом издании «Орфографического словаря русского языка» перечень замеченных опечаток содержит — 18 опечаток.

    В Энциклопедическом словаре перечень замеченных ошибок и опечаток — 31, из них:

    — ошибки в числовых данных — 19, в т. ч. многие составляют несколько порядков от исходной величины;

    Поэтому вызывает недоумение почти полное исчезновение листков с «Выявленными опечатками» в справочной литературе последних лет.

    Это вряд ли свидетельствует о резком повышении качества редактирования специальной литературы и точности авторских рукописей.

    Целенаправленная дезинформация      

    Одной из наиболее опасных «помех» является целенаправленная дезинформация, которая вносится в информационные потоки преднамеренно.

    Понятие дезинформация определяется следующим образом:

    Дезинформация — заведомо ложное осведомление о тех или иных событиях, ставящее целью ввести, кого либо в заблуждение и тем самым помешать ему правильно разобраться в сложившейся обстановке; и потеря правильных представлений о времени и пространстве.

    Дезинформация — распространение искаженных или заведомо ложных сведений для достижения пропагандистских, военных или иных целей.

    Дезинформационный материал — это специально сфабрикованный материал, состоящий из смеси правды и лжи, цель которого «воздействовать психологически» на лиц, использующих информацию, ввести их в заблуждение, заставить принять определенное решение, ведущее к тем или иным действиям, наносящим ущерб лицу, принимающему это решение.

    При этом необходимо различать дезинформацию как процесс создания и распространения недостоверной информации, так и ее результат (собственно недостоверную информацию, включенную в общий поток информации).

    Опасность дезинформации в том, что она подготовлена таким образом, что определить ее недостоверность (ошибочность, не адекватность действительному состоянию объекта и/или явлению) очень трудно.

    Дезинформация обладает, как правило, всеми признаками достоверности и максимально согласована с достоверной информацией. Более того, проводится широкий комплекс различных мероприятий, затрудняющих ее выявление.

    Особенно эффективен при создании дезинформации прием, предложенный Мольтке: «говорите правду и только правду, но — не всю правду».

    Опровергнуть такой материал особенно трудно, ибо в нем все правда, но скрыто (исключено) то, что позволяет понять истинное состояние происходящего (состояние объекта, процесса, явления).

    Попав в информационные ресурсы, дезинформация начинает свое «самостоятельное» существование, как обычная информация.

    Дезинформация — это «мина многократного» действия. Она приводит к ошибочным решениям всех пользователей, которые используют ее в принятии решений, непрерывно порождает «новую дезинформацию», заключающуюся в результатах многократных (многоуровневых) информационных решений.

    В англоязычной литературе существует термин — тоупинади. Это символ абсолютно фальшивых исторических легенд, вошедших во все учебники (письменные источники) в качестве непререкаемых исторических фактов, против которых очень трудно выступать, т.к. их придерживается абсолютное большинство исследователей.

    Основой термина является имя городка в Южном Уэлсе, где в 1910 г. правительство Великобритании (У. Черчиль) отдало приказ войскам расстрелять валлийских шахтеров, боровшихся за свои права. Утверждается, что на самом деле группа хулиганов принялась грабить магазины и громить все, что попадалось на их пути. Начальник полиции просил послать войска. Войска были вызваны, но участия в наведении порядка не принимали, а действовали только невооруженные полицейские. Результат — несколько разбитых голов. Но с легендой не поспоришь.

    Герой повести, которая содержит литературно-детективное расследование истории Ричарда III, и в которой делается вывод, что Ричард не является злодеем, убийствами добившегося трона, утверждает, что «неизвестных Тоупинади гораздо больше, чем известных (выявленных), а исторические книги просто кишат ими».

    Примером порождения огромного числа «мифических фактов» является наша современная публицистика, при чтении которой не мешает вспомнить высказывание Д. Лоуренса:

    «Многие авторы статей о Бермудском треугольнике не проводили самостоятельных исследований, пересказывали старые статьи, таким образом, увековечивая содержащие в них ошибки и выдумки... Это искусственно сфабрикованная мистификация, она возникла в результате небрежно проведенного исследования, а затем доработана и увековечена авторами, которые с умыслом или без умысла использовали неверные теории, ошибочную аргументацию... Эту легенду повторяли такое бесчисленное число раз, что, в конце концов, ее стали воспринимать как нечто достоверное».

    Опасность не выявленной дезинформации в том, что она, как правило, начинает «гулять» из статьи в статью, из монографии в монографию, но теперь уже в качестве «доказанного» положения.

    Одной из разновидностей дезинформации является дезинформация, возникающая по вине самого исследователя как результат неправильного декодирования или обобщения достоверной информации.

    На это обращал внимание еще А. Богданов:

    «...чем больше мы находим сходства между двумя лицами, тем больше мы в своих представлениях бессознательно «приписываем» им общих элементов, и тем больше бессознательно «отбрасываем» наиболее МЕЛКИЕ черты их различия: процессы отбора типичные для конъюгации».

    Кочергин А.Н. и Цайер З.Д. указывают: «С ростом степени обобщенности теоретического построения происходит потеря значительного количества конкретной информации, на которую оно в известной мере опирается. Растет абстрактность понятий и снижается степень доступности для однозначного понимания, а односторонность рассмотрения все равно не устраняется. Вместе с тем возрастает возможность частных, субъективных толкований и извращений отдельных положений теории или теории в целом. В связи с этим может возникнуть целый ряд таких весьма печальных недоразумений, как непризнание теории в целом, критика отдельных непонятных или неправильных положений и т.п.».

    Ученые начинают «воевать» с «призраками», ими же созданными, т.е. с неправомерно приписанными данной теории ложными положениями, это приводит к появлению квазипроблем, схоластических дискуссий и, как следствие, к дальнейшему росту балластной, не пригодной для использования и не способствующей прогрессу науки информации.

    Для уменьшения вредных влияний высокой степени обобщенности подобных построений, прежде всего, необходимо отказаться от упрощенного подхода к трактовке мышления и приравнивания моделей и аналогий к сущности самих процессов (Академик А.И. Берг).

    Для снижения вредного воздействия дезинформации при оценке любой информации целесообразно пользоваться следующим вопросником:

    —        Удалось ли избежать многочисленных фатальных ловушек, связанных с избранной темой?

    —        Уверен ли в том, что невольно «не заразился» неправильной версией?

    —        Сумел ли по настоящему проверить все собранные факты?

    —        Есть ли уверенность в том, что какой то свидетель сознательно не солгал, другой нарочно не сгустил краски, а третий, наоборот, приукрасил, сам того не желая?

    —        Когда собрана, систематизирована и подготовлена к использованию вся необходимая документация и уже наступил момент принятия решения (подготовки результирующего обобщения, отчета, справки), еще раз проверь: выяснены ли до конца все обстоятельства, которые могли бы помочь своевременно переосмыслить ряд фактов, чтобы таким образом приобрести иммунитет против всевозможных заражений?

    Говорят:

    —        Поступило сообщение, что американцы создали РЛС с радиусом действия 3 000 км.

    —        Бросили большие силы на аналогичную разработку.

    —        Один из специалистов (директор) доказал, что на данном пути решения нет.

    —        Сняли (как же у них сделали?!).

    —        Проработали 5 лет — «коту под хвост» (деза была подготовлена специальным центром по расчетным схемам, принятым в наших методических материалах).

    Недоиспользование информации          

    Одним из существенных факторов, порождающих «помехи», является недоиспользование информации.

    Недоиспользование результатов научных исследований объясняется рядом причин:

    —        резко выраженной тенденцией к снижению общего коэффициента использования информационных богатств, накопленных человечеством в процессе реальной истории;

    —        возрастанием общего объема накопленной информации;

    —        недостаточным теоретическим обобщением накопленной информации;

    —        стихийным накоплением информации. Ценнейший эмпирический материал, зачастую добытый путем значительных материальных затрат, не будучи трансформирован в теоретическое знание, отражающее важные закономерности и способы их использования, обесценивается, превращается в балластную, не находящую применения информацию.

    Так как знания в целом ряде дисциплин носят преимущественно эмпирический характер, то возникает ситуация, когда ученые, изрядно потрудившиеся над их усвоением, становились незаурядными эмпириками, своеобразными «эмпирическими тупиками» с минимальными теоретическими потенциями. Собственная теоретическая несостоятельность порождает у них скептицизм по отношению к возможностям теоретического познания вообще, ориентируя лишь на эмпирические исследования. Чем больше был авторитет такого рода ученых, тем драматичнее ситуация. Возникает своеобразное явление эмпирического «перенасыщения» науки.

    С другой стороны, в силу возросшего количества информации и специализации ученых, затрудняется использование тех фактов, которые могли бы быть полезными уже в данный исторический период.

    Мы все чаще наблюдаем, как научный факт утрачивает свою новизну еще до его опубликования или в процессе доведения его до потребителя, — это вызывает засорение информационных массивов данными, которые не находят применения.

    Не находящая использования или неправильно используемая информация «оседает» в информационных учреждениях в виде балласта, который начинает все более затруднять поиск, отбор и использование ценной информации.

    На рост балластной информации существенно влияет стихийный характер накопления первичной информации, что во многом объясняется также разнообразием, нестандартностью методик и приемов ее получения, в результате чего часто оказывается невозможным обобщение полученного эмпирического материала, который содержит несопоставимые факты. Стихийность первичного накопления информации ведет в начале к диспропорциям в накоплении эмпирических данных, а затем — к диспропорциям между эмпирическим и теоретическим знаниями.

    Не исследованность          

    Под не исследованностью можно понимать такое состояние уровня информационного описания проблемы, когда имеющиеся информационные ресурсы позволяют в принципе идентифицировать проблему (выделить ее среди других, определить ее основные особенности), но информации явно недостаточно для принятия более менее работоспособных решений, велик разброс рекомендаций; в основе методов, расчетных процедур лежат, в основном, предположения, гипотезы, расчетные процедуры, использующие значительное число поправочных коэффициентов; широко используются эмпирические зависимости, экстраполируемые далеко за пределы условий, при которых они были получены и т.д.

    Как правило, не исследованность характерна для проблем, разработка которых только началась, а имеющаяся информация, по которым плохо согласована по методам исследований, использует нестрогие допущения, расплывчатые определения основных понятий.

    Не исследованность означает, что есть проблема, есть попытки ее описания и решения, но одновременно прослеживается неопределенность, случайность, несогласованность и разнобой по многим аспектам ее рассмотрения.

    Незнание. Совсем неизученная философская категория. Парадоксально ведь можно говорить об отрицании знания, о его инверсии (стоит же там приставка не!), но правильнее будет истолковывать незнание как дополнение к знанию. Дополнение до истины. Неверно, будто незнание статично. Оно изменяется. Когда уменьшается, когда увеличивается. А там, где динамика, обязательно и диалектика.

    Исследователю может показаться, будто с появлением новых фактов незнание обязательно должно уменьшаться, переплавляться в знание. Это не всегда так — в иных случаях незнание может возрастать.

    Абсолютно полное знание невозможно, но абсолютно достаточное — возможно.

    Факты и их осмысление. Факты и прошлое знание. Факты и их строгое, точное описание. Это взаимодействие рассеивает незнание.

    Когда количество фактов превышает своеобразную «критическую массу», когда незнание приобретает особую степень напряженности, — начинают рождаться гипотезы. Иногда обдуманные, а порой спонтанные. Диалектика незнания допускает такую возможность.

    Специфика незнания — оно зачастую прикрывает собою сходные явления в нескольких областях человеческой деятельности, однако обнаруживается это лишь тогда, когда незнание отказывается под жестким и непрерывным контролем последствий использования информации.

    Специалист должен учитывать свое «незнание», чтобы не допускать ошибок в особо сложных ситуациях, когда он действует в условиях повышенной неопределенности.

    Основой предупреждения ошибок от незнания является умение сомневаться. Но право на сомнение должно опираться на достижение современного знания. Иначе можно отнести к объективному незнанию то, что уже давно освоено знанием.

    Чтобы избежать грубых ошибок нужно уметь выявлять незнание на личном уровне и отделять его от действительного незнания.

    Чем в более сложной ситуации неопределенности принимается информационное решение, тем более внимательно необходимо учитывать уровень незнания как абсолютного, так и личного.

    Особенно важно уметь выделять незнание за видимостью научного исследования, авторитетными ссылками на выводы науки, тем более подкрепленные таблицами, графиками, формулами, расчетами и несколькими научными именами. И редко кто знает, что в таких случаях факты выборочно подбирают и толкуют по заранее продуманной схеме, без признания, а то и напоминания об ограниченности научных знаний по данному вопросу.

    Одним из средств от всезнайства является уже упоминавшаяся «Энциклопедия неведения» (знание о незнании). Это и другие, менее полные и пусть не всегда качественные издания, предупреждают о непознанном, сомнительном, или предупреждают от легковерия.

    Примером торжества незнания является строительство плотины, закрывающей Карабугаз. Не зная истинных причин изменения уровня Каспийского моря, в основу его спасения был положен проект, который загубил залив, море не спас и дал колоссальные убытки. Кстати, одной из ошибок при проектировании плотины явилась и недостаточная ретроспектива в исследовании колебаний уровня моря и их неправильная интерпретация.

    К сожалению, как правило, незнание становится «ясным», после, а не до принятия решений.

    Примечание: незнание как ресурс.

    Незнание — это специфический вид информации. Незнание можно рассматривать не только как «помеху» при принятии решения, на и как специфический вид «информационных ресурсов незнания». Носителем незнания является только человек. Осознание человеком «незнания» проявляется в тот момент, когда перед ним возникает вопрос: «что», «почему», «в чем суть явления (процесса)»? Как только перечисленные вопросы возникли, незнание переходит в форму, которая может быть зафиксирована на других носителях информации. Такой формой является «сформулированный в любых терминах запрос».

    Если запрос удалось сформулировать в ясных для человека терминах, то это означает, что незнание носит частный «личностный» характер. Ликвидировать «незнание» можно путем расширения информационных ресурсов за счет привлечения дополнительных информационных ресурсов из иных проблемных областей, организаций, ведомств, за счет приобретения иных профессиональных знаний и навыков, привлечение персонала к требуемой подготовке и т. д. То есть « незнание » определяется неведением, как и где, получить требуемые информационные ресурсы. Самый критический вариант—провести дополнительные исследования.

    Если запрос не формулируется, если проблема сводится к формулировке: «пойди туда — не зная куда; принеси то — не знаю что», — то это означает, что человек вошел в область «действительного незнания». Правда, и в этом случае остается надежда, что вопрос еще находится в границах «личного невежества». Но если проблема не «прорисовывается» и после глубоких проработок в рамках экспертного изучения, то это означает, что свершился выход в область «абсолютного незнания».

    С этого момента можно быть уверенным в том, что появилась новая проблемная область «незнания», которая породит либо новые знания с широким диапазоном истинности и соответствия реалиям окружающего мира, либо будут Гималаи квази информации, отражающей данную область действительного незнания.



    тема

    документ Информационная модель
    документ Информационная политика
    документ Информационное обеспечение
    документ Информационное общество
    документ Информационные процессы
    документ Метод сбора информации



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты