Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Международные нормы

Международные нормы

Международные нормы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Международные нормы (Понятие международных норм)
2. Нормы международных договоров
3. Международно-правовые нормы
4. Международные принципы и нормы
5. Принципы и нормы международного права
6. Международные нормы РФ
7. Общепризнанные нормы международного права
8. Нормы международного частного права
9. Нормы международного законодательства
10. Применение норм международного права
11. Нормы международного гуманитарного права
12. Система норм международного права
13. Правовые нормы в международном праве
14. Международные коллизионные нормы
15. Действие международных норм
16. Источники международных норм
17. Виды международных норм
18. Конституция нормы международного права
19. Пример международной нормы
20. Нормы международных организаций

Международные нормы

Норма международного права — это созданное соглашением субъектов формально определенное правило, устанавливающее для них права и обязанности, осуществление которых обеспечивается юридическим механизмом.

Нормы служат как бы кирпичиками, из которых строится здание международного права. Их специфика определяется тем, что они являются элементами особой правовой системы.

Норма представляет собой общее правило, рассчитанное на неопределенное число случаев. Поэтому в доктрине издавна ведется спор о том, является ли нормой постановление договора, закрепляющее конкретное урегулирование и не подлежащее применению к другим случаям. Подобное постановление обладает признаками нормы: оно регулирует отношения сторон, юридически обязательно, однако не рассчитано на неоднократное применение. Такого рода постановления обычно именуют индивидуальными нормами.

Специфика международно-правовых норм и их системы сказывается на их конструкции. Главное состоит, пожалуй, в том, что большинство норм содержит лишь диспозицию, а санкции, точнее контрмеры, определяются системой в целом. Конкретные контрмеры в случае нарушения норм могут предусматриваться отдельными договорами.

Будучи общим правилом, норма не может представлять оптимальное решение для всех случаев, скорее она служит для этого исходным пунктом. В процессе применения нормы специфика случая не может игнорироваться. Вместе с тем отмечу, что типизация и формализация — один из источников действенности норм. Другой источник видится в том, что большинство норм воплощают значительный опыт регулирования поведения государств.

Несмотря на очевидную роль норм как необходимого элемента международного права, в доктрине получил распространение нормативный нигилизм. Так, одни авторы считают, что международное право состоит из отдельных мнений, соревнующихся в том, чтобы найти отражение в существе решений (Ф. Краточвилл, Великобритания). Другие пишут о нормативном скептицизме и полагают, что право состоит не только из норм, но и из иных стандартов (Т. Нардин, США). Поскольку нормативный нигилизм реально равнозначен международно-правовому нигилизму, он не получил признания в доктрине и тем более в практике.

Тем не менее тенденция к деформализации права имеет под собой некоторое основание. Юриспруденция издавна уделяла внимание фактическим нормам права, которые фигурируют под названиями «живое право» (в отличие от «бумажного»), «эмпирические нормы» и др. Дело в том, что в рамках, установленных нормой, субъекты обладают определенным уровнем свободы. В общих нормах подобные рамки шире, в конкретных — уже.

Если четкое урегулирование оказывается невозможным, то прибегают к рамочной нормативной конструкции, которая конкретизируется в практической деятельности. Замечу, что слишком детальная конструкция, зарегулированность, не учитывающая реальность, ведет к разрыву между юридическим и фактическим содержанием нормы и тем самым лишает ее действенности.

В общем есть основания различать, но не противопоставлять нормы де-юре и нормы де-факто. Первые — это официально признанные правила, вторые — те же правила, но с учетом того, как они реализуются в практике. Эти различия, разумеется, должны иметь пределы. Отход от сложившихся стандартов реализации нормы означает ее нарушение. Практическое значение данного фактора едва ли стоит подчеркивать.

Нормы международных договоров

Международные договоры, как правило, являются источниками права. К ним относятся те договоры, которые содержат нормы права. Для выделения такого рода договоров среди других международных договоров следует использовать как общие признаки, свойственные всем нормам права, так и специфические признаки, присущие именно международно-правовым нормам, т.е. исходить из определения нормы международного права, которая сочетает в себе и те, и другие признаки.

Источниками права являются международные договоры, содержащие правила поведения, установленные двумя или несколькими государствами и рассчитанные на неоднократное применение, а не на один конкретный, частный случай. Это могут быть как двусторонние, так и многосторонние договоры. По мнению В.А. Муравского, в качестве источника внутреннего государственного права одобрению подвергаются отдельные нормы, но не весь международный договор.

В том случае, когда нормы международного договора молчаливо признаются государствами, не участвующими в нем, правовые нормы становятся и договорными (для сторон в договоре), и обычными (для государств, признавших их в качестве обязательных правил поведения). Возможен и другой вариант, когда между государствами складывается международно-правовой обычай, который затем фиксируется в договоре, например, нормы морского и дипломатического права, которые существовали до 50-х годов в форме обычая, а после соответствующих международных конференций были закреплены в виде конвенций по морскому праву и о дипломатических сношениях.

В литературе, посвященной праву международных договоров, фактор времени, главным образом, учитывается в действии всего договора в целом, а не договорных норм. Между тем действие во времени отдельной международной договорной нормы может существенно отличаться не только от действия других норм этого же договора, но и самого договора в целом.

О действии во времени международной договорной нормы как собственной характеристике самой нормы можно говорить с момента, когда договорная норма сформулирована субъектами международных отношений в тексте договора. С этого момента участники международного общения вправе, но не обязаны руководствоваться ею. Обязанность же соблюдать договорную норму связана с обладанием договорной нормой юридической силой. По общему правилу, договорная норма приобретает обязательную силу с момента вступления в силу самого международного договора.

Однако приобретение юридической силы международным договором - это сложный процесс, который, во-первых, может растянуться на длительный период во времени и, во-вторых, может не носить всеобщий характер, т.е. для одних субъектов международного права договор (договорная норма) может вступить в силу, а для других - нет.

Действие международных договорных норм по кругу лиц не является предметом настоящего исследования. Для анализа темпорального аспекта действия норм важно то, что момент начала действия договорной нормы может быть разным для участников и неучастников международного договора.

Таким образом, обладание договорной нормой юридической силой всегда связано с конкретным субъектом международных отношений, принявшим на себя обязательства по соблюдению договорной нормы.

Международный договор может вообще не вступить в силу, но это не препятствует действию во времени правовых норм, содержащихся в нем.

Действие договорной нормы связано непосредственно с реализацией ее содержания. Оно начинается как бы с самим возникновением договорной нормы, когда правило, составляющее содержание договорной нормы, четко сформулировано участниками международного общения. Международные правовые нормы создаются самими участниками международного общения, поэтому соглашение между государствами, выраженное в надлежащей форме, - решающий момент для начала действия международной нормы.

Л. Комаровский, исследуя вопрос о значении ратификации международных договоров, указывал даже на то, что и обязательным для исполнения договор становится непосредственно с момента его подписания уполномоченными лицами, т.е. еще до приобретения договором юридической силы или, как писал сам автор, «законной силы трактата». Подобный вывод следует из самой практики международных отношений, так как подписание договора свидетельствует о достижении участниками согласия в намерении руководствоваться в своих отношениях нормами принятого ими текста международного договора.

Однако и тогда, и сейчас были и есть противники подобного мнения. Ф. Мартенс, например, рассматривал ратификацию как обязательное условие юридической силы и действия международного договора, хотя и указывал на то, что международный договор, получивший ратификацию, «считается начавшим свое действие не с момента его утверждения, но подписания уполномоченными лицами». Д. Анцилотти определял срок действия нормы «с момента вступления в силу до момента утраты силы».

Нормы, содержащиеся во вступившем в силу для конкретного субъекта международном договоре, обязательны в отношении тех фактов или ситуаций, которые имеют место после даты приобретения договором силы. Обязательная сила договорных норм может быть распространена на факты, предшествовавшие по времени официальному вступлению международного договора в силу, при наличии намерения самих участников договора, зафиксированного в соответствующей договорно-правовой форме. Императивной международной нормы, которая запрещала бы участникам международного договора придать отдельным нормам обратную силу по взаимному согласию, не существует. Согласно ст.28 Венской конвенции о праве международных договоров положение об обратной силе может быть установлено в самом договоре или же вытекать из существа договора, т.е., другими словами, из постановлений международного документа, каким является межгосударственное соглашение.

Нормы, содержащиеся в одном и том же международном договоре, приобретают обязательную силу в разное время. Согласно Венской конвенции еще до официального вступления договора в силу государства, которые подписали договор или обменялись документами, образующими договор, под условием ратификации, принятия или утверждения или выразившие согласие на обязательность для них договора до его вступления в силу, обязаны воздержаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.

В зависимости от содержания договорной нормы момент приобретения ею обязательной силы для субъекта может не совпадать во времени с моментом вступления в силу договора в целом. Так, нормы заключительной части договора, регулирующие установление аутентичности его текста, выражение согласия государств на обязательность для них договора, функции депозитария и т.д., становятся обязательными для участника договора и начинают действовать с момента принятия текста договора.

В соответствии с Венской конвенцией обязательная сила договорных норм должна распространяться только на реально существующие акты или факты. Субъект международных отношений, изъявляя свое согласие на участие в договоре, должен быть уверен, что никакая норма договора не будет распространять свою силу на факты, акты или ситуации, имевшие место или переставшие существовать до начала действия договорной нормы. И только при наличии явно выраженного согласованного мнения сторон обязательная сила нормы договора может быть распространена на прошлое время.

В международной практике возможна ситуация, когда по одному и тому же вопросу субъекты международных отношений могут последовательно заключить разные договоры. В темпоральном аспекте здесь возникает две проблемы. Во-первых, нормой какого договора надлежит руководствоваться, т.е. какая норма обладает обязательной силой для участника международного общения. Во-вторых, согласно какой дате определить последовательность разновременных международных договоров (договорных норм).

Что касается даты, приемлемой для установления последовательности разновременных международных договоров, то ею следует, вероятно, считать дату принятия самого текста договора, так как без нее нет ни одного договора. Если, приняв текст договора, государство в дальнейшем не выразило согласия на его обязательность (или на обязательность конкретной договорной нормы), принятие текста договора свидетельствует о возникновении новой международно-правовой нормы и о волеизъявлении государства создать ее.

Установить последовательность разновременных международных договоров в зависимости от даты вступления договора в силу представляется проблематичным. Сложный механизм вступления в силу международных договоров может привести к тому, что этот день не наступит никогда или наступит по прошествии большого периода времени. Кроме того, после вступления в силу многостороннего международного договора в целом к нему могут присоединиться другие субъекты, для которых договорные нормы приобретут обязательную силу позднее, если они не выразят согласия на обратную силу договорных норм, т.е. не распространят силу норм вступившего в силу договора на факты или ситуации, имевшие место до их присоединения к договору.

Проблему установления очередности во времени разновременных международно-правовых договоров исследует Р.А. Каламкарян. Анализируя действие разновременных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу с трех позиций: во-первых, с точки зрения договорной практики государств, во-вторых, науки международного права и, в-третьих, Комиссии международного права ООН, автор приходит к выводу о невозможности выделить какой-то один общий принцип решения этой проблемы. Ссылаясь на множество примеров из международной практики и Венскую конвенцию, Р.А. Каламкарян предлагает три возможных варианта действия норм разновременных международных договоров: норма более раннего договора имеет предпочтение перед нормой более позднего («prior in tempore porlius in jure»); норма более позднего договора отменяет норму более раннего («lex posterior derogat priori») и действие норм соглашений inter se, изменяющих нормы многосторонних договоров, распространяется только на взаимоотношения между определенными их участниками.

Возможны и иные подходы к решению вопроса о том, какая международно-правовая норма должна действовать, например, специальная или общая. Но сам вопрос о приоритете разновременных договорных норм может иметь значение только в случае, когда разновременные нормы так отличаются по содержанию, что их одновременное действие невозможно. А в международном общении это встречается редко.

Международно-правовая норма возникает всегда из соглашения участников международного общения, молчаливого или явно выраженного. Нет оснований, по которым они не могли бы создавать специальные новые международно-правовые нормы. Единственным ограничением действия норм может быть, вероятно, их противоречие нормам jus cogens.

Участники международного общения вправе признать недействующими нормы более раннего договора или нормы более позднего договора, выразив свое мнение надлежащим образом до того, как коллизия между разновременными нормами возникнет. Если же по упущению участников коллизию выявила практика, то именно в международном праве не следует сразу искать тот или иной принцип для признания одной из норм недействующей, а надо пытаться найти путь их взаимного согласования или адаптации. Особенно это касается той ситуации, когда участниками создания коллидирующих международных норм выступали разные субъекты по своему составу. Будучи суверенными субъектами международных отношений, государства всегда вправе дополнить ранее установленные договорные нормы или пересмотреть их.

Коллизия между разновременными нормами, созданными одними и теми же участниками по одному и тому же вопросу, одновременное действие которых исключено, должна решаться в пользу более поздней нормы, если она по содержанию не противоречит общей направленности современного международно-правового регулирования. Создание группой субъектов международного общения новой договорной нормы не может автоматически прекратить действие предыдущей нормы по тому же вопросу, установленной иным субъектным составом без их молчаливого или явно выраженного согласия.

Действие во времени международно-правовой нормы, выражающей согласованную волю международного сообщества в целом, не прекращается из-за ее игнорирования каким-либо одним участником международного общения. Действие международно-правовых договорных норм зависит от воли участников международного договора, которые формулируют или создают новые договорно-правовые нормы, определяют порядок и момент вступления договора в силу, срок действия и способы прекращения договора или его приостановления, т.е. именно участники международного договора определяют временные рамки действия договорных норм.

В России нормы, содержание которых определено в международных договорах, приобретают обязательную силу в установленном порядке после их официального признания, ратификации и одобрения. Если международный договор не прошел процедуру ратификации в Федеральном Собрании РФ, то нормы, содержащиеся в нем не должны подпадать под регулирование п.4 ст.15 Конституции РФ, т.е. такие нормы не становятся составной частью правовой системы России и не имеют приоритета перед национальным законодательством.

В международном праве существует целый ряд процедур вступления договорной нормы в силу: выражение согласия на обязательность международного договора, присоединение к договору, оговорка к международному договору и, наконец, вступление международного договора в силу. Подробный анализ каждой из названных процедур проводят специалисты в области международного права. С точки зрения общетеоретической проблемы действия международно-правовых договорных норм важным является сам результат: приобрела ли международно-правовая договорная норма обязательную юридическую силу для участника международного общения.

Итак, источником формирования международных договорных норм являются сами участники международного общения. С момента, когда в международном праве содержание договорной нормы считается выраженным в тексте международного договора, именно договорная норма начинает регулировать общественные отношения международного характера. Однако принудить субъекта международных отношений к соблюдению договорной нормы или наложить ответственность за ее несоблюдение участники международного общения и международные судебные органы вправе только после приобретения договорной нормой в установленном в международном праве порядке обязательной силы. Договор должен быта заключен соответствующим органом в пределах его компетенции.

Существует мнение, что международный договор, не вступивший в силу, - это акт, содержащий обычные нормы международного права. Такое смешение понятий и отождествление обычной и договорной норм только по признаку невступления договора в силу, представляется необоснованным. Во-первых, в теории права правило поведения считается обычной нормой, если оно признается обязательным достаточно большим кругом субъектов и повторяется длительное время. В то время как правилу, установленному в договоре, не требуется частой повторяемости и широты распространения для того, чтобы стать нормой. Во-вторых, договорную норму отличает конкретная формулировка правила поведения. Обычная же норма международного права может содержаться в целом ряде внешнеполитических документов, в дипломатической переписке и т.д. Уяснение содержания обычной нормы - более сложный и противоречивый процесс, чем толкование договорной нормы.

Таким образом, в ряде случаев можно говорить о совпадении содержания обычной и договорной нормы, действующих в одно и то же время. Но неправильно смешивать форму выражения правила в обычае и договоре. С момента формулирования правила в тексте международного договора начинает действовать именно договорная норма, независимо от вступления в силу договора, ее содержащего.

Действие международной договорной нормы может осуществляться, в частности, посредством так называемого в международном праве «временного применения» международного договора или его части до вступления договора в силу. Например, согласно ст.23 Федерального закона РФ «О международных договорах Российской Федерации», принятого Государственной Думой, Россия может временно применять международный договор или часть договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор. Международный договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, должен быть представлен в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его временного применения. Решение о временном применении международных договорных норм принимает орган, принявший решение о подписании международного договора.

При «временном применении» международного договора действует договорная норма, а не обычная. Впоследствии такая «временно применяемая» договорная норма может утратить силу договорной нормы для государства, если оно уведомит о своем намерении не становиться участником договора.

Международно-правовые нормы

Международное право, как и внутригосударственное право состоит из юридических норм.

Под нормами международного понимаются правила поведения, созданные путем согласования воль государств и других субъектов международного права и регулирующие отношения между специфическими субъектами международного права.

Нормы международного права классифицируются по различным основаниям:

- По характеру правила поведения - нормы правила, нормы принципы, нормы дефиниции.
- По методу регулирования отношений - нормы регулятивные и охранительные.
- По характеру регулирования отношений - нормы материальные, процессуальные и процедурные.
- По сфере действия - нормы универсальные, региональные, партикулярные.
- По субъекту, принявшему нормы - международные «мягкие» и международные «твердые» нормы.
- По источнику - договорные и обычные нормы.

Одной из основных задач ГТК России является участие в разработке таможенной политики РФ и реализации этой политики. Таможенная политика государства как составная часть внешней политики не может формироваться в отрыве от сложившейся международной практики. Сотрудничество с таможенными органами других государств, использование норм международного права для регулирования возникающих отношений в данной сфере являются важнейшим условием реализации поставленной задачи.

Правовой основой деятельности ГТК России в данном вопросе являлись Таможенный кодекс РФ и Положение о Государственном таможенном комитете Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ введен в действие новый ТмК РФ, согласно ч. 4 ст. 1 которого Российская Федерация участвует в международном сотрудничестве в области таможенного регулирования в целях гармонизации и унификации законодательства РФ с нормами международного права и с общепринятой международной практикой.

Осуществление данной цели возложено прежде всего на ГТК России, наделенный весьма широкими полномочиями, которые можно объединить в несколько групп: во-первых, совершенствование таможенной политики и разработка механизмов ее реализации; во-вторых, подготовка проектов международных договоров и проведение переговоров по их заключению, а также внесение предложений о присоединении к Договорам; в-третьих, участие в работе международных организаций; в-четвертых, обеспечение исполнения международных обязательств РФ в части, касающейся таможенного дела; в-пятых, сотрудничество и взаимодействие с таможенными и иными правоохранительными органами, в том числе по вопросам борьбы с преступностью.

Применение международно-правовых норм таможенными органами осуществляется, с одной стороны, при взаимоотношениях с иностранными государствами и международными организациями, а с другой — при регулировании отношений с физическими и юридическими лицами внутри страны.

ГТК России принимает участие в переговорах по вопросам заключения международных договоров по таможенным вопросам, подписывает договоры, как правило, от имени Правительства РФ (например, Соглашение о сотрудничестве в таможенных делах между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой). На практике имеют место также соглашения между таможенными органами государств (Соглашение между Государственным таможенным комитетом Российской Федерации и Государственным таможенным департаментом Эстонской Республики о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ). Исполнение обязательств по таким договорам возлагается на ГТК России и таможенные органы.

В структуре ГТК России создано Управление внешних связей, в последние годы стали открываться представительства в иностранных государствах. Деятельность загранаппарата ГТК регулируется Положением о представителях ГТК России в зарубежных странах, утвержденным постановлением Правительства РФ.

Развивается сотрудничество российской таможенной службы и с международными организациями. Россия получила статус постоянного члена Политической комиссии Совета таможенного сотрудничества (в настоящее время — Всемирная таможенная организация), вошла в финансовый комитет данной организации. Решением Совета глав правительств государств СНГ было одобрено Положение о Совете руководителей таможенных служб стран Содружества. Советом подготовлен ряд проектов многосторонних соглашений по таможенным вопросам, впоследствии подписанных правительствами государств — членов СНГ.

Обеспечение соблюдения международных договоров в части, касающейся таможенного дела, осуществляется различными правовыми и организационными средствами. Действию международных договоров посвящена ст. 8 ТмК РФ, согласно которой при несоответствии правил настоящего Кодекса правилам международного договора применяются последние.

Однако этим не ограничивается применение норм международного права. На практике имеет место и непосредственное применение таможенными органами норм международного права при отсутствии противоречий с национальным законодательством. Так, основания для запрещения или ограничения ввоза на территорию РФ или вывоза с территории РФ товаров и транспортных средств могут, как следует из содержания ст. 12, 13 ТмК РФ, устанавливаться как внутригосударственным законодательством, так и международными договорами. Другим примером непосредственного приме-нения могут служить Правила определения страны происхождения товаров, утвержденные решением Совета глав правительств СНГ, являющиеся в настоящее время основным документом, которым руководствуются таможенные органы РФ при разрешении вопроса о происхождении товара, ввозимого с территории стран СНГ.

Функция контроля за соблюдением международно-правовых норм включает в себя и контроль за исполнением их иными лицами. ТмК РФ предусматривает право таможенных органов назначать либо проводить в пределах их компетенции проверки финансово-хозяйственной деятельности лиц в случае несоблюдения ими международных договоров. Нарушение норм международного права является также основанием для осуществления таможенного контроля после выпуска товаров и транспортных средств.

Международный договор может не только расширить, но и ограничить полномочия таможенных органов. Так, например, в соответствии с договором лица могут быть освобождены от определенных форм таможенного контроля, им могут быть предоставлены определенные таможенные льготы.

Важнейшим направлением в деятельности ГТК России является приведение собственной нормативной базы в соответствие с нормами международного права. Примером такой деятельности может служить ведение Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД), в основе которой лежит Гармонизированная система описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации. Согласно ст. 216 ТмК РФ таможенные органы обеспечивают слежение за изменениями и дополнениями международной основы ТН ВЭД, международными пояснениями и другими решениями по толкованию этой основы, а также приводят ТН ВЭД в соответствие с данной основой.

В целях единообразного применения международных договоров ГТК России принимает соответствующие нормативные положения, дает рекомендации и разъяснения по их применению.

Значительное место в сфере реализации международных договоров занимают отношения с иностранными таможенными службами и международными организациями по вопросам пресечения правонарушений. Правовой основой сотрудничества в этой сфере являются как соглашения по таможенным вопросам, так и договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам.

Таможенные органы РФ в соответствии с названными договорами на основании запросов международных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств осуществляют оперативно-розыскную деятельность, предоставляют данные по запрашиваемым лицам и транспортным средствам. Некоторыми договорами предусматривается и применение такого специфического способа проведения оперативно-следственных мероприятий, как метод контролируемой поставки, осуществляемый правоохранительными органами нескольких государств, а также совместно с Всемирной таможенной организацией и Интерполом.

Известны примеры нескольких информационных писем ГТК России, адресованных таможенным органам и содержащих данные о подлежащих применению договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, а также Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов; при этом в каждом письме приводятся перечни стран, участвующих в соответствующих договорах.

Международные принципы и нормы

Международное право - это совокупность норм и принципов, устанавливающих взаимные права и обязанности государств в процессе их общения, регулирующих международные отношения и выражающих согласованную волю государства, обусловленную действием международных организаций на определенном этапе цивилизации.

Источниками международного права являются договоры, обычаи и принципы. Нормы международного права создаются в ходе переговоров между различными субъектами и оформляются соответствующими договорами. В нормы международного права преобразуются положения международных организаций. Эти нормы носят рекомендательный характер. Нормой обычного права признается сложившееся правило поведения, которое признается субъектами в качестве обязательного. Поскольку нормы обычного права являются неписаными, уяснению их материального содержания помогает доктрина международного права, а также решения судебных органов, которые использовали обычай для разрешения спора и отразили его в судебном решении. Кодификация международного права - это составление свода норм обычного права.

Под нормой международного права понимается правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве юридически обязательного.

Нормы международного права следует отличать от так называемых обыкновений, или норм международной вежливости (международной морали), которые соблюдаются субъектами международного права во взаимных отношениях. Если международно-правовые нормы - это юридически обязательные правила поведения, то обыкновения, или нормы международной вежливости, лишены качества юридической обязательности.

Ряд норм международного права называют принципами, хотя это те же нормы международного права, но одни из них издавна назывались принципами, а другие стали называться так в силу своей значимости и роли в международно-правовом регулировании.

Имеются принципы, которые носят наиболее общий характер по сравнению с другими международно-правовыми нормами и имеют наиважнейшее значение для международного правопорядка. Рассмотрим некоторые принципы международного права.

Принцип суверенного равенства государств означает полноту власти государства на своей территории и неподчинение любой иностранной власти. В этом отношении все государства равны.

Принцип неприменения силы и угрозы силой означает запрещение оккупации территории другого государства, предоставления государством своей территории другому государству для совершения агрессии против третьего государства, участия в террористических актах в другом государстве, поощрения банд и наемников для вторжения в другое государство.

Принцип нерушимости государственных границ - это признание существующих границ и отказ от территориальных притязаний.

Принцип территориальной целостности государств представляет собой запрет любых посягательств на территорию суверенных государств, обязанность уважать территориальную целостность друг друга, политическую независимость и единство любого государства.

Принцип мирного разрешения споров предполагает разнообразные способы решения споров: прямые переговоры, обследование (установления фактов), посредничество третьей стороны, арбитражное и судебное разбирательство.

Система международного права - это объективно существующая целостность внутренне взаимосвязанных элементов: общепризнанных принципов международного права, договорных и обычно-правовых норм, отраслей и институтов международного права. В этой системе находятся также резолюции международных организаций, решения арбитражных и судебных международных органов.

Принципы и нормы международного права

Традиционное определение понятия международного права дается как совокупности правовых норм, регулирующих межгосударственные отношения. Соответственно, субъекты международного права — это государства, объект регулирования — межгосударственные отношения.

Это определение не является полным. B системе международного права выделяют международное публичное право (предмет регулирования — непосредственно властные отношения между государствами) и международное частное право (предмет регулирования — гражданско-правовые отношения международного характера).

Таким образом, международное право представляет собой сложную систему юридически обязательных норм, регулирующих международные отношения, образовавшуюся в результате согласования сторонами (государствами и другими субъектами международного права) их условий в процессе отношений между ними.

Процедура принятия норм международного права отлична от порядка принятия норм права отдельных государств. Нормы создаются в процессе деятельности субъектов международного права (прежде всего государств).

Для понимания специфики этой системы права необходимо остановиться на таком элементе системы, как норма международного права — обязательное правило, регулирующее поведение и порядок взаимоотношений государств и иных субъектов международного права. Действие норм международного права обеспечивается предусмотренным в них правовым механизмом.

Принято производить следующую классификацию норм международного права:

• по предмету правового регулирования — отражающие специфику сферы действия: международное морское право, железнодорожные, морские перевозки, правовой режим Ан-тарктики и т.д.;
• по сфере действия — универсальные (Устав ООН, Венская конвенция о праве международных договоров и др.) и локальные (Декларация о соблюдении принципов со-трудничества в рамках СНГ, Конвенция о привилегиях и иммунитетах Евразийского экономического сообщества и др.); эта классификация позволяет определить, подлежит ли норма международного права выполнению в обязательном порядке всеми государствами или действует в отношении ограниченного количества государств;
• по методу правового регулирования — императивные (подлежащие выполнению только в том виде, в котором приняты, не допускающие отклонений) и диспозитивные (допускающие выбор по усмотрению сторон).

Основополагающими в системе международного права являются нормы, которые называются принципами международного права. Они составляют основу системы, регулируют на глобальном уровне взаимоотношения и нормы поведения всех субъектов международного права, являются императивными нормами и носят универсальный характер. Эти принципы были приняты Генеральной Ассамблеей ООН в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН.

Были провозглашены семь принципов международного права:

1) воздержание от угрозы силой или ее применения;
2) разрешение международных споров мирными средствами;
3) невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства;
4) сотрудничество государств;
5) равноправие и самоопределение народов;
6) суверенное равенство государств;
7) добросовестное выполнение государствами международных обязательств.

Поскольку принципы являются взаимосвязанными, каждый из них при толковании и применении должен рассматриваться в контексте всех других принципов.

В Заключительном акте СБСЕ, принятом в Хельсинки, были развиты и закреплены принципы, провозглашенные в Декларации, а также дополнительно сформулированы следующие: нерушимость границ, территориальная целостность государств, уважение прав человека и основных свобод без различия расы, пола и религии.

В процессе развития международных отношений параллельно шло изменение принципов.

В результате их формирования и последовательного становления признаваемыми всеми государствами в настоящее время являются следующие принципы:

1. Принцип суверенного равенства государств. Он представляет собой основу современных международных отношений. Все государства пользуются суверенным равенством, имеют одинаковые права и обязанности и являются равноправными членами международного сообщества, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера.

Понятие суверенного равенства основывается на следующих постулатах:

• государства юридически равны;
• каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;
• каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;
• территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны;
• каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы;
• каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Таким образом, понятие суверенное равенство государств состоит из уважения государственного суверенитета и равноправия государств.

2. Принцип невмешательства во внутренние дела. Каждое государство имеет неотъемлемое право выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со стороны какого бы то ни было другого государства. Этим принципом предусмотрен запрет на вмешательства прямо или косвенно по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела другого государства. Ни одно государство не может ни применять, ни поощрять применение экономических, политических мер или мер любого иного характера с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществлении им своих суверенных прав и получения от него каких бы то ни было пре-имуществ.

3. Принцип равноправия и самоопределения народов. Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие. Каждое государство обязано уважать это право.

По сути, самоопределение является реально действующим правом на развитие в той форме, которую выбирает народ. B Пактах о правах человека отмечено, что все народы имеют право на самоопределение. B силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Этот принцип стал основой процесса ликвидации колониализма и создания независимых государств.

4. Принцип неприменения силы или угрозы силой. B соответствии с этим принципом каждое государство в своих международных отношениях обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства. Такая угроза силой или ее применение являются нарушением международного права и Устава ООН. Они никогда не должны применяться в качестве средств урегулирования международных вопросов.

Каждое государство обязано воздерживаться:

• от угрозы силой или ее применения с целью нарушения существующих международных границ другого государства или в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ;
• от организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства;
• от организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве или от потворствования органи-зационной деятельности в пределах собственной территории, направленной на совершение таких актов.

Территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава ООН. Территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения. Никакие территориальные приобретения, являющиеся результатом угрозы силой или ее применения, не должны признаваться законными.

Заключительный акт СБСЕ дополнил этот принцип принципом нерушимости границ, который распространяется только на Европу.

5. Принцип мирного урегулирования споров. Каждое государство разрешает свои международные споры с другими государствами мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость.

Международные споры разрешаются на основе суверенного равенства государств и в соответствии с принципом свободного выбора средств мирного разрешения споров. К ним относятся дипломатические переговоры, посредничество, примирение сторон и др. Судебный порядок предусмотрен в Статуте Международного суда ООН. Согласно этому документу сторонами рассматриваемых дел могут быть только государства. Обязательную юрисдикцию Суда имеет право признать любое государство мира.

6. Принцип нерушимости границ. Он был принят в Заключительном акте СБСЕ. В нем содержится обязательство признания нерушимости всех государственных границ. В России этот принцип получил свое развитие в Законе РФ «О Государственной границе Российской Федерации».

7. Принцип территориальной целостности государства. Этот принцип также был принят в Заключительном акте СБСЕ. Государства обязаны уважать территориальную целостность каждого из государств, воздерживаться от действий против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства, воздерживаться от превращения территории друг друга в объект военной оккупации с помощью применении силы. Здесь присутствует также требование недопустимости использования территории без согласия суверена.

8. Принцип уважения прав человека и основных свобод. Традиционно эти вопросы относились к компетенции внутренних органов государств, но после образования Лиги Наций в международном праве стали обращать внимание на вопросы обеспечения прав че-ловека. Впервые в международных отношениях сотрудничество государств по правам человека нашло свое отражение в Уставе ООН. Затем были приняты Международные пакты о правах человека.

В основе международных соглашений по этому кругу проблем лежат следующие принципы:

• самоопределение народов и наций;
• равноправие всех людей;
• запрещение дискриминации.

Международное право считает нарушения государств в области прав человека международными преступлениями.

9. Принцип сотрудничества государств. Согласно этому принципу государства обязаны сотрудничать друг с другом независимо от различий их политических, экономических и социальных систем, в различных областях международных отношений с целью поддержания международного мира и безопасности и содействия международной экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов и международному сотрудничеству.

10. Принцип добросовестного выполнения государствами международных обязательств. В него заложено прежде всего соблюдение международных договоров, но не только их. Согласно ему каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

B соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров ее участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора.

Соотношение правовой системы России и общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров России определено в ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором России установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора. Общепризнанные стандарты, принятые в международном сообществе, составляют основу правовой государственности России. Однако эти принципы и нормы должны быть признаны таковыми Россией.

Международные нормы РФ

Вопрос о юридической силе норм международного права во внутреннем законодательстве государства является достаточно сложным и спорным. Он по-разному решается не только в различных государствах, но и в плане теоретической и практической проработки. В этой связи интересно рассмотреть данную проблему в свете современного российского законодательства, а так же с практической точки зрения сделать попытку оценить насколько и какие органы в Российской Федерации в первую очередь применяют непосредственно международно-правовые нормы в своей практике. При этом вкратце, не заостряясь на вопросе, имеющем самостоятельное значение и выходящем за рамки данной работы, остановлюсь на положении ст. 15 Конституции РФ. А именно том, которое установлено в ст. 15 ч. 4: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Позиция на основании которой будут раскрываться дальнейшие тезисы заключается в следующем: международно-правовые обязательства Российской Федерации не только являются составной частью ее правовой системы, но и имеют приоритетное применение по отношению и к Конституции РФ и к законам, действующим на территории федерации. Хотя мнений по этому вопросу достаточное количество и многие из них не совпадают с вышеуказанным. Например, высказываются мнения о примате международного договора над законом, о примате лишь ратифицированных договоров, а так же о безусловном примате Конституции РФ.

Конечно, говоря о приоритете норм международного права над нормами внутреннего законодательства имеются в виду прежде императивные нормы международного права (jus cogens). Они являются базой, основой для всех остальных норм международного права. Кроме того среди этих норм высшего порядка содержится одна, имеющая непосредственное отношение к теме, а именно pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться). Именно на основе этой нормы, имеющей обычное происхождение, а сегодня закрепленной в Венской конвенции о праве международных договоров (ст. 26 Конвенции), а так же в некотором смысле и в ст. 2 Устава ООН и должны в первую очередь действовать участники международных отношений. Интересно отметить позицию некоторых ученых, достаточно прямолинейно толкующих перевод данного принципа, в котором используется слово «договоры». Более того, делается попытка представить обычные нормы международного права как международные обыкновения — обычаи делового оборота. На мой взгляд однако не столь важно какой характер имеет норма международного права для смысла ее применения. Ведь могут возникнуть ситуации, когда норма международного договора не может быть применена (скажем при рассмотрении дел в судах США, если будет использована оговорка Вандерберга), а в этом случае как раз и будет применяться обычная норма международного права, даже если она уже приобрела договорный характер (при этом как отмечал неоднократно Международный Суд ООН норма предстает в двух «жизненных» формах: как обычная и как договорная).

Что касается практики применения норм международного права в Российской Федерации, то, несомненно, органами которые применяют международное право в первую очередь являются суды, как общей юрисдикции, так и арбитражные. Что касается Конституционного суда РФ, то он скорее обладает функцией конституционного контроля и не является судебным органом в прямом смысле этого слова.

Наверное первым судом, достаточно серьезно решающим вопросы применения норм международного права является Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (ВАС РФ). Это связано в первую очередь с тем, что в конце XX — начале XXI веков российские хозяйственные общества, основанные на частном капитале, вышли на мировой рынок. Поэтому ВАС РФ применял нормы международного права в самых различных ситуациях: от решений конкретных споров до обобщения судебно-арбитражной практики. Перечень дел, когда вставала необходимость применения норм международного права достаточно обширен. При рассмотрении дел ВАС РФ применяет не только нормы международных договоров, но и международных межправительственных соглашений, международные обычаи, международные обыкновения.

ВАС РФ не только применяет нормы международного права, но и толкует их, соблюдая основные принципы судебного толкования, а именно:

а) соблюдаются положения об объекте и целях договора;
б) термины договора понимаются в их обычном значении;
в) последующие соглашения и последующая практика применения учитываются при применении отдельных норм договора.

Естественно при этом национальный суд, толкуя нормы международного права ограничен очень жесткими рамками и просто обязан следовать вышеуказанным принципам толкования (норма, подвергаемая толкованию не может быть сужена или расширена), в отличии скажем от Международного Суда ООН, который в ходе толкования может прийти скажем к выводу о том, что то или иное правило приобрело opinion juris и стало нормой международного права.

Верховный Суд Российской Федерации (ВС РФ) так же в своей практике обращается к нормам международного права. Говоря о ВС РФ, замечу, что на основании ст. 126 Конституции РФ он (ВС РФ) играет определяющую роль в структуре судов общей юрисдикции. Однако при оценке применения при разрешении конкретных споров норм международного права судьи ВС РФ занимают весьма спорную позицию. Например достаточно последовательно ВС РФ проводится кампания по признанию за Всеобщей декларацией прав человека обязательной силы. Это как минимум вызывает удивление, поскольку сама Декларация как известно не обладает обязательным характером, а на ее основании приняты два Пакта: об экономических, социальных и культурных правах и гражданских и политических правах. Именно в этих двух международно-правовых документах, имеющих, подчеркну, обязательный характер, установлены различные категории прав, предусмотрен контрольный механизм и механизм имплементации. Кроме того, в противовес существующим научным теориям, практические работники оригинально преподносят мнение о применении норм международного права, например высказывая мнение о том, что многие нормы международных договоров в той или иной степени воспроизведены в федеральных законах Российской Федерации, вследствие чего применение норм международного права происходит как бы в скрытой форме — без прямого указания на конкретный международно-правовой акт. Другой подход используют немецкие практические работники, который заключается в том, что ст. 25 Основного Закона устанавливает: «Общие нормы международного права являются составной частью права Федерации…». Однако это не значит, что нормы международного права становятся нормами национального права ФРГ, они остаются нормами международного права, а Основной Закон при этом предписывает применять именно нормы международного права.

Новой вехой в практике применения норм международного права судами общей юрисдикции является принятие Постановления Пленума ВС РФ № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Несомненным плюсом данного Постановления является руководство судьям непосредственно применять положения международных договоров при вынесении решений. Однако присутствуют и недостатки: определяя характер нормы (непосредственно действующая, требующая издания внутригосударственного нормативного акта и т.д.) ВС РФ исходит из положений, закрепленных в законодательстве РФ (в первую очередь ФЗ «О международных договорах Российской Федерации») не принимая во внимание разработки доктрины, касающиеся деления норм на самоисполнимые и несамоисполнимые; при рассмотрении уголовных дел нормы договоров, устанавливающие признаки составов уголовно наказуемых деяний, непосредственно применятся не могут, поскольку «…поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом…», но с такой позицией можно не согласиться, ведь обратных примеров хватает (скажем Женевские конвенции); еще одним недостатком, на мой взгляд является то, что раскрытие механизма защиты прав человека с применением российскими судами международного права, происходит только лишь на основании Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Хотя при этом совершенно непонятно, куда из поля зрения суда делись уже упоминавшиеся Пакты об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах. В Постановлении Пленума достаточное внимание уделяется контрольному механизму, предусмотренному Конвенцией, практике Европейского Суда по правам человека и вообще не упоминается Комиссия ООН по правам человека. Все эти крупные и мелкие недочеты, к сожалению, позволяют говорить о неполной грамотности в отношении готовности применения норм международного права даже высшим судебным органом общей юрисдикции.

Подводя итог, хочется сказать, что несомненно самым важным является не то, какие взгляды имеют те или иные ученые, исследователи, практические работники по вопросам применения норм международного права в правой системе Российской Федерации, а то, что сегодня международное право в России «живет», имеет реальное отражение в российской правовой действительности. И обыватель, защищая свои права сегодня с уверенностью может ссылаться на нормы, закрепленные в международно-правовых документах.

Общепризнанные нормы международного права

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Данной статьей предусматривается две категории международно-правовых норм. Во-первых, общепризнанные принципы и нормы международного права. Такие принципы и нормы обозначаются как принципы и нормы общего международного права. Так, согласно п. 2 ст. 5 Федерального закона N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" торговая политика Российской Федерации строится на основе соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права, а также обязательств, вытекающих из международных договоров Российской Федерации. В преамбуле к Федеральному закону N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" установлено, что Российская Федерация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться в документах Организации Объединенных наций и ее специализированных учреждений.

Во-вторых, международные договоры Российской Федерации, являющиеся составной частью ее правовой системы.

Международным договором признается международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Международные договоры являются одним из важнейших средств развития международного сотрудничества, способствуют расширению международных связей с участием государственных и негосударственных организаций, в том числе с участием субъектов национального права, включая физических лиц.

Международные договоры Российской Федерации могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" разъясняется, что в силу п. 3 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно.

К признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора Российской Федерации, относятся содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств. В этих случаях наряду с международным договором следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора. Так, ст. 15 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" устанавливает, что обязательной ратификации подлежит широкий круг международных договоров, в том числе те, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом.

В настоящее время в Российской Федерации идет интенсивный процесс согласования внутригосударственных норм с требованиями соответствующих норм международного права. В решениях Конституционного Суда РФ содержится более 200 ссылок на международные документы различного уровня.

Международный договор подлежит применению, если Российская Федерация в лице компетентных органов государственной власти выразила согласие на обязательность для нее международного договора посредством одного из действий, перечисленных в ст. 6 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации": путем подписания договора; обмена документами, его образующими; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; любым иным способом, о котором условились договаривающиеся стороны, а также при условии, что указанный договор вступил в силу для Российской Федерации (например, Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи была принята в Вене, СССР присоединился к Конвенции, для Российской Федерации Конвенция).

Международный договор Российской Федерации доводится до всеобщего сведения путем опубликования.

Нормы международных договоров Российской Федерации обладают приоритетом по отношению к противоречащим им нормам внутригосударственных законов.

Это означает, что в случае обнаружения противоречия между международным договором и национальным законом правоприменительные органы должны руководствоваться не предписаниями закона, а нормами, содержащимися в договоре. Договор обладает приоритетом в отношении любых законов, как федеральных, так и законов субъектов Федерации, принятых до заключения договора или после того.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" дано следующее разъяснение: "...суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этом случае применяются правила международного договора Российской Федерации".

Международные договоры могут быть как двусторонние, так и многосторонние. Не претендуя на перечисление всех международных договоров, обозначим лишь некоторые из них.

Для России сохранили свое действие международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства - правопреемника СССР. Так, СССР заключил двусторонние договоры о взаимной правовой помощи по гражданским и уголовным делам с Республикой Кипр, с Тунисской Республикой, с Греческой Республикой, с Иракской Республикой и многими другими. Целью этих договоров является обеспечение взаимного признания и соблюдения имущественных и личных прав субъектов одного государства на территории другого. Международные договоры о поощрении и взаимной защите капиталовложений СССР заключила с Австрийской Республикой, Королевством Бельгия, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Чешской Республикой и др.

Торговые договоры, заключенные Россией и устанавливающие общие режимы, применяемые в торговле с соответствующими иностранными государствами, определяют правовое положение юридических лиц и граждан, содержат правила по вопросам торгового арбитража и т.д. Россия заключила соглашение об экономическом сотрудничестве с Великобританией, Финляндией, Китаем и другими странами. В соглашениях предусматривается создание в странах предпосылок для инвестиций, которые были бы привлекательны для инвесторов из другой страны, меры по поощрению создания и поддержки систем защиты интеллектуальной собственности и др.

Участниками Содружества Независимых Государств (СНГ) были подписаны: Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников СНГ; Соглашение о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц СНГ; Соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности; Соглашение о принципах сближения хозяйственного законодательства государств - участников Содружества; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, Договор о создании Экономического союза и др.

К многосторонним соглашениям о взаимной охране авторских прав, о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности относятся Парижская конвенция по охране промышленной собственности; Мадридская конвенция о международной регистрации товарных знаков и др.

Одним из важнейших многосторонних международных договоров является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция). Венская конвенция дает определение договора международной купли-продажи товаров, содержит положения о форме договоров и порядке их заключения, регулирует содержание прав и обязанностей продавца и покупателя, а также ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по договору. В конвенции содержатся положения о переходе риска с продавца на покупателя и положения об обязанностях сторон по сохранению товара.

Россия является участницей многосторонних конвенций по вопросам иностранных инвестиций, например Конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций, заключенной в Сеуле (Россия присоединилась), Конвенции о защите прав инвестора (заключена в г. Москве).

Проекты различных международных договоров подготавливаются межправительственными организациями. С целью содействия международной торговле был создан специальный орган - Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). На комиссию возложены обязанности по подготовке новых международных конвенций, содействие кодификации международных торговых обычаев и т.д. Так, в области международных расчетов Комиссией была подготовлена Конвенция о международных переводных векселях и международных простых векселях, заключенная в Нью-Йорке.

Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА) - межправительственная организация. Им были подготовлены проекты конвенций по целому ряду вопросов (международной купле-продаже товаров, перевозкам грузов и пассажиров и др.). В частности, в Оттаве была принята Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге.

Нормы международного частного права

Одной из особенностей международного частного права является объединение в его составе разнохарактерных правовых норм. В литературе неоднозначно определяется круг норм, составляющих международное частное право, что объясняется разным подходом к его природе и сущности.

Нормативный массив - это то, из чего состоит любое правовое подразделение (система, отрасль, институт), которое представляет собой систему взаимосвязанных норм права. Их природа и характерные черты определяют природу и характерные черты самого права.

Природа и характерные особенности нормативного состава международного частного права непосредственно зависят от общего метода и способов правового регулирования частноправовых отношений международного характера. В соответствии с двумя способами регулирования оно состоит из двух групп норм разного характера: коллизионных и унифицированных материальных частноправовых. Их системная принадлежность к международному частному праву определяется тем, что они имеют единый предмет регулирования, являются выражением его общего метода и имеют единое функциональное назначение - преодоление коллизии права.

Коллизионные нормы, посредством которых осуществляется коллизионный способ регулирования, преодолевают коллизионную проблему путем выбора права. Главная особенность этих норм заключается в том, что они не содержат прямого определения прав и обязанностей участников отношений, а указывают, право какого государства нужно применить для определения этих прав и обязанностей. Отсюда эти нормы называют отсылочными.

Коллизионные нормы - не однородны. В зависимости от механизма создания и механизма применения они подразделяются на внутренние и договорные.

Внутренние коллизионные нормы - это нормы, которые государство разрабатывает и принимает самостоятельно в пределах своей юрисдикции. Они содержатся во внутренних законодательных актах соответствующего государства. В Российской Федерации такие нормы сосредоточены главным образом в двух отраслевых законодательных актах: в Основах и Семейном кодексе РФ (далее-СК РФ). Внутренние коллизионные нормы составляют историческую основу международного частного права и до сих пор сохраняют в нем главенствующие позиции.

Рассматриваемые коллизионные нормы решают коллизию чаще всего отечественных и иностранных законов, реже - коллизию законов двух иностранных государств, но в любом случае - коллизию законов, возникшую в сфере международного частного оборота. Вместе с тем коллизии могут возникнуть и возникают в сфере внутренних отношений одного государства, когда отдельные территориальные части этого государства имеют самостоятельное частное право (например, в государстве с федеративным устройством).

В частности, такое положение было в СССР, союзные республики которого имели свои гражданские кодексы и кодексы о браке и семье. Для разрешения коллизий между законами республик в советском праве существовали специальные нормы, которые называли межреспубликанскими коллизионными нормами (например, ст. 8 ГК РСФСР и ст. 8 КоБС РСФСР). Несмотря на то, что нормы, содержавшиеся в данных статьях, по своему характеру были коллизионными, доктрина довольно единодушно считала, что они не входили в состав советского международного частного права. Обосновывалось это тем, что межреспубликанские коллизионные нормы имели иной предмет регулирования - они регулировали частные отношения, которые существовали в пределах одного государства и которые, соответственно не имели иностранного элемента.

Проблема межтерриториальных коллизионных норм может возникнуть в России как государстве с федеративным устройством. В соответствии с Конституцией РФ, разграничивающей компетенцию между Федерацией и субъектами Российской Федерации, последние имеют значительные полномочия в сфере гражданского, семейного, трудового законодательства, что обусловливает возможность возникновения коллизий между законодательными актами различных субъектов РФ. Подтверждением тому может служить новый Семейный кодекс РФ, в ст. 2 которого прямо устанавливается, что российское семейное законодательство состоит из настоящего Кодекса и других федеральных законов, «а также из законов субъектов Российской Федерации».

Следовательно, правовые предпосылки возникновения коллизий между законами субъектов Российской Федерации налицо. Однако в российском праве отсутствуют нормы с помощью которых подобные межтерриториальные (межсубъектные) коллизии могли бы быть решены. Даже в Семейном кодексе, где прямо говорится о регулировании семейно-брачных отношений законами субъектов Российской Федерации, нет нормы, разрешающей коллизии между такими законами (наподобие ст. 8 Кодекса о браке и семье РСФСР). Нет подобной нормы и в принятых частях ГК РФ, нет подобной нормы и в проекте раздела VII-го Части третьей ГК РФ, который должен решать вопросы коллизионного права. Правда, решение межтерриториальных (межсубъектных) коллизий может быть предусмотрено в отдельных законах, направленных на регулирование конкретных видов отношений. Примером такого решения может служить Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», который содержит нормы, предусматривающие решение коллизий между законами о защите прав потребителей республик в составе Российской Федерации (ст. 2). Но это лишь частный случай. Общего же решения проблемы коллизий законов отдельных субъектов РФ в российском праве пока нет. Подчеркнем в заключение, что специальные коллизионные нормы, разрешающие коллизии между законами различных субъектов Российской Федерации, не входят в систему российского международного частного права, так как регулируют внутригосударственные частные отношения, в которых нет иностранных элементов.

Договорные коллизионные нормы - это единообразные коллизионные нормы, созданные на основе межгосударственных соглашений как результат согласованной воли договаривающихся государств. По правовому характеру договорные коллизионные нормы ничем не отличаются от внутренних. Так же, как и внутренние, договорные коллизионные нормы указывают применимое право для установления прав и обязанностей участников частноправовых отношений с иностранным элементом и потому являются отсылочными нормами.

Выделение этих норм в обособленную подгруппу в системе международного частного права обусловлено тем, что они отличаются от внутренних коллизионных норм и по механизму создания (через международные договоры и их трансформацию в национальное право), и по механизму применения (прежде всего, особенности установления пространственной и временной сфер действия, а также толкования). Действуя в качестве норм внутреннего права, договорные нормы сохраняют связь с породившим их международным договором на протяжении всей своей жизни. В результате договорные коллизионные нормы не сливаются с внутренними, они существуют параллельно и имеют ряд особенностей, связанных с договорным происхождением.

Таким образом, независимо от происхождения внутренние и договорные коллизионные нормы являются нормами внутреннего права государства.

Совокупность коллизионных норм (внутренних и договорных) того или иного государства составляет «коллизионное право» этого государства: оно носит национальный (внутренний) характер и является частью национального (внутреннего) права соответствующего государства («российское коллизионное право», «японское коллизионное право» и т. д.). Коллизионное право - это основная часть международного частного права, определяющая его характерные черты и особенности.

II. Унифицированные материальные частноправовые нормы, посредством которых осуществляется материально-правовой способ регулирования, преодолевают коллизионную проблему путем создания единообразных норм частного права различных государств, что устраняет саму причину возникновения коллизии права. В отличие от коллизионных, материально-правовые нормы непосредственно устанавливают правила поведения для участников частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом. Поэтому такие нормы часто называют прямыми - они регулируют рассматриваемые отношения прямо, минуя коллизионную стадию.

Поскольку унификация материального частного права осуществляется в международно-правовых формах (главным образом в форме международного договора), то унифицированные материальные частноправовые нормы по сути являются договорными. Их договорное происхождение порождает те же особенности в механизме создания и применения, которые характеризуют договорные коллизионные нормы. Так же как и договорные коллизионные нормы, унифицированные материальные нормы в пределах конкретного государства действуют как нормы внутреннего права государства.

Одновременно наличие двух этих критериев является единственным основанием для включения тех или иных норм в состав международного частного права. При помощи этих критериев можно решить вопрос о системной принадлежности международному частному праву и некоторых других правовых норм, по поводу которых в литературе нет однозначного мнения. Споры ведутся, прежде всего, о месте материальных норм внутреннего частного права и норм международного гражданского процесса.

Материальные нормы внутреннего частного права. В российском праве есть нормы, которые специально предназначены для регламентации отношений с иностранным элементом, но которые не являются коллизионными. Они не предусматривают выбор права, а прямо устанавливают права и обязанности участников подобных отношений. Поэтому по своему характеру - это материальные нормы. Число их значительно. Есть целые законы и подзаконные акты, посвященные регламентации отношений международного характера. Например: Закон о правовом положении иностранных граждан в СССР. Таможенный кодекс, Федеральный закон о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, Федеральный закон об иностранных инвестициях в РФ. Федеральный закон об экспортном контроле, Указ Президента о привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы и др.

Но, чаще всего, в нормативных актах, посвященных регламентации определенных внутренних отношений, содержатся также и отдельные нормы, касающиеся отношений международного характера. Например: Закон о валютном регулировании и валютном контроле. Патентный закон, Закон об авторском праве и смежных правах. Закон о соглашениях о разделе продукции, Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам, утвержденное постановлением Правительства. Федеральный закон о лизинге и др.

Как правило, рассматриваемые нормы используются, во-первых, для установления правового режима иностранных физических и юридических лиц в различных областях, в том числе в гражданских, семейно-брачных и трудовых отношениях; во-вторых, для регламентации отношений, связанных с внешнеэкономической деятельностью, и осуществления государственного » 29 контроля над этой деятельностью; в-третьих, для регламентации инвестиционных отношений с участием иностранцев.

Доктрина неоднозначно решает вопрос о принадлежности подобных норм международному частному праву. Одни авторы отвечают на него положительно (И. С. Перетерский, М. М. Богуславский, В. П. Звеков, М. Н. Кузнецов), другие - отрицательно (Л. А. Лунц, Г. К. Матвеев). На наш взгляд, регулирование посредством национальных материально-правовых норм лежит вне сферы международного частного права. Главный аргумент в пользу такого вывода состоит в том, что наличие подобных норм в отличие от унифицированных не снимает коллизионную проблему: они применяются после того, как коллизионный вопрос решен в пользу российского права. Коль скоро избрано российское право, существует обязанность применить не только специальные нормы, предназначенные для регулирования отношений с иностранным элементом, но и любые другие нормы частного права по мере необходимости. Иначе говоря, механизм применения тех и других норм частного права к отношениям с иностранным элементом одинаков: через коллизионную норму, через выбор права. Следовательно, частноправовые нормы, специально принятые для регламентации отношений с иностранным элементом, не преодолевают коллизионную проблему, не являются выражением общего метода международного частного прав и не отражают его юридического своеобразия.

Дополнительно отметим, что правовая природа названных и других подобных актов различна: они могут быть как частноправовыми, так и публично-правовыми. Более того, часто они носят комплексный характер, объединяя нормы различной отраслевой принадлежности. Например, Закон о соглашениях о разделе продукции включает в себя гражданско-правовые, административно-правовые, финансово-правовые и гражданско-процессуальные нормы. Поэтому не существует единого ответа на вопрос о системной принадлежности таких актов. Не только для каждого юридического акта, но и для отдельной группы норм, содержащихся в таком акте, а иногда и для отдельной нормы этот вопрос должен решаться индивидуально.

В качестве примера рассмотрим нормы, устанавливающие правовой режим для иностранцев в частноправовой сфере. Правовой режим иностранцев в целом определяется Конституцией РФ, Ст. 63 которой установила, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации. Тем самым Конституция предоставила иностранцам в правовой сфере национальный режим. Конституционно-правовой характер этой нормы не вызывает сомнений.

Конституционное положение о национальном режиме находит свое отражение в Законе о правовом положении иностранцев, который конкретизировал его применительно к разным сферам правовых отношений. Закон в целом носит государственно-правовой характер и таков же характер норм, устанавливающих правовой режим иностранцев. Наконец, нормы о национальном режиме иностранцев или об исключениях из национального режима содержатся в ГК РФ, в Основах, в СК РФ и во многих законах, регламентирующих те или иные сферы частноправовых отношений.

Сам факт наличия подобных норм в ГК или в каком-либо специальном частноправовом законе не делает их частноправовыми. Являясь выражением конституционно-правовой нормы, все они по своей природе относятся к государственно-правовым. Это - нормы публично-правовые и не входят в систему частного права вообще и международного частного права в частности.

Публично-правовыми нормами являются нормы Закона о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, Закона о валютном регулировании и валютном контроле, Закона об иностранных инвестициях и т. д., что не исключает возможности наличия в них норм иной правовой природы. Например, абз. 2 ст. 2 Закона об иностранных инвестициях: «Иностранный инвестор - иностранное юридическое лицо, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено и которое вправе в соответствии с законом данного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации...». Это - коллизионная норма и она бесспорно входит в нормативный состав международного частного права.

Таким образом, однозначного ответа о месте внутренних материальных правовых норм, специально предназначенных для регулирования отношений с иностранным элементом, нет. В каждом конкретном случае ответу должен предшествовать анализ той или иной нормы. Как показывает даже беглый анализ соответствующих нормативных актов, чаще всего в них содержатся публично-правовые нормы, которые по своей природе не могут входить в систему международного частного права.

Подведем итоги. При решении вопроса о месте внутренних материальных норм, регулирующих отношения с иностранным элементом, нужно прежде всего исходить из правовой природы этих норм. Нормы, относящиеся к публично-правовым отраслям права, по своей природе не могут входить в систему международного частного права. В публично-правовой сфере не возникает коллизия права, а следовательно, и проблема выбора права. В пределах территории данного государства эти нормы применяются к отношениям с иностранным элементом непосредственно и императивно. Тесная связь публично-правовых норм с частноправовыми отношениями международного характера не является ни юридическим основанием для их включения в систему международного частного права, ни аргументом в пользу такого включения.

Что касается внутренних материальных частноправовых норм, то они также не входят в систему международного частного права, но по другим основаниям. С одной стороны, они так же, как и нормы международного частного права, специально предназначены для регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом и, следовательно, у них общий предмет регулирования. Но с другой стороны, они не выражают метод международного частного права - преодоление коллизии права. Наличие рассматриваемых норм не снимает коллизионную проблему. Для их применения первоначально нужно решить коллизионный вопрос и выбрать право. Если в результате будет избрано российское право, то тогда и надлежит применить эти специальные нормы частного права. Точно также надлежит применить и любые общие нормы российского частного права, если специальные нормы не регулируют или недостаточно регулируют возникшие отношения с участием иностранного элемента.

Так, на территории России иностранные инвестиции регулируются российскими правовыми актами, потому что общая российская коллизионная (п. 1 ст. 164 Основ) устанавливает, что право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится, и специальная коллизионная норма (ст. 5 Федерального закона об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений) конкретизирует, что отношения, связанные с иностранными инвестициями, регулируются как данным Законом, так и другими российскими законодательными актами. В равной степени французский, например, суд будет рассматривать спорный вопрос по российскому закону об иностранных инвестициях только в том случае, если французская коллизионная норма отошлет этот вопрос к российскому праву.

Таким образом, материальные нормы частного права, специально предназначенные для регулирования отношений с иностранным элементом, применяется не непосредственно, а через коллизионные нормы. Наличие таких материальных норм не снимает коллизионную проблему, и, значит, они не являются выражением метода международного частного права и не входят в нормативный состав международного частного права.

Через коллизионные нормы к отношениям с иностранным элементом применяются в такой же мере любые нормы избранного частного права и это не дает основания для включения их в состав международного частного права. Например, п. 2 ст. 156 СК РФ устанавливает, что условия заключения брака на территории России определяются законом государства, гражданином которого является вступающее в брак лицо, при обязательном соблюдении требований ст. 14 СК. Обязательное применение положений ст. 14 СК РФ к заключению брака с участием иностранца (иностранцев) не означает, что эта норма относится к системе международного частного права.

Что касается места, которое занимают внутренние материальные нормы, предназначенные для регулирования отношений с иностранным элементом, то они входят в соответствующие отрасли внутреннего права, как нормы lex specialis. Как и любые другие специальные нормы, они применяются при наличии каких-то особых, дополнительных условий (в данном случае - при наличии иностранного элемента), оставаясь при этом нормами соответствующих отраслей либо публичного, либо частного права.

С рассмотренных позиций нужно решить вопрос о месте норм так называемого «международного гражданского процесса». Известно, что гражданский процесс - это регламентированная законом деятельность судов и других правоприменительных органов по разрешению гражданских дел. Международный гражданский процесс-это регламентированная законом деятельность суда и других правоприменительных органов по разрешению гражданских дел, осложненных иностранным элементом. Термин «международный гражданский процесс» ни в коей мере не означает деятельности международных судебных и арбитражных органов. Речь идет о деятельности национальных правоприменительных органов, но связанной с частноправовыми отношениями трансграничного характера. Слово «международный» в этом термине имеет то же содержание, что и в термине «международное частное право».

При разрешении частных дел, осложненных иностранным элементом, возникают такие вопросы, как подсудность данной категории дел, поручения судов одного государства судам другого государства, признание и исполнение иностранных судебных и арбитражных решений, положение иностранного государства и его дипломатических представителей в гражданском процессе и т. д. Нормы, регламентирующие эти вопросы, и называют нормами международного гражданского процесса. Однако они не могут быть включены в нормативный состав международного частного права, так как не отвечают объективным критериям, характеризующим это право.

Прежде всего нормы международного гражданского процесса имеют иной предмет регулирования, чем нормы международного частного права. Они регулируют не сами частные отношения, осложненные иностранным элементом, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых присутствует иностранный элемент, причем деятельность только своего собственного суда. Нормы, содержащиеся в российских законах, регулируют соответствующую деятельность только российских судов. Но такая деятельность является предметом регулирования российского гражданского процессуального права. Эта отрасль права регламентирует всю деятельность судов и иных правоприменительных органов по разрешению любых частных дел, в том числе и устанавливает некоторые дополнительные, особые правила для разрешения вопросов, возникающих при рассмотрении частных дел, осложненных иностранным элементом. Следовательно, по предмету регулирования нормы международного гражданского процесса входят в гражданское процессуальное право. Из рассмотренного неизбежно следует вывод, что при регламентации вопросов международного гражданского процесса применяется метод, присущий гражданскому процессуальному праву, а не метод международного частного права. Наличие иностранного элемента в гражданском процессе не вносит никаких принципиальных изменений в способы его правовой регламентации. Достаточно указать на то, что при правовой регламентации международного гражданского процесса отсутствует главный феномен, определяющий всю специфику международного частного права, - проблема выбора права. Сложилось общепризнанное правило, что суд и иные правоприменительные органы при рассмотрении любых частных дел, в том числе и с иностранным элементом, руководствуются собственными процессуальными нормами и не применяют иностранного процессуального права. При рассмотрении дел, осложненных иностранным элементом, перед судом никогда не возникает вопрос, процессуальное право какого государства - российского или иностранного - нужно применить. Соответственно в международном гражданском процессе объективно нет места методу международного частного права. К этому следует добавить, что гражданское процессуальное право относится к публичному праву.

В сфере международного гражданского процесса помимо национальных процессуальных норм получили широкое распространение единообразные процессуальные нормы, унифицированные на основе международных договоров. Особенно распространены унифицированные нормы, устанавливающие порядок исполнения иностранных судебных поручений, порядок признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений, правила арбитражного процесса (например, Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса, Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений и др.). По механизму создания и применения эти нормы очень близки унифицированным материальным частноправовым нормам. Однако нет оснований для включения их в состав международного частного права. Во-первых, они не являются выражением общего метода международного частного права - преодоление коллизионной проблемы, так как таковая здесь вообще не возникает, а во-вторых (это главное), у процессуальных унифицированных норм иной предмет регулирования. Они так же, как и «внутренние» процессуальные нормы, предназначены для регулирования не частноправовых отношений с иностранным элементом, а деятельности суда по разрешению данной категории дел.

Таким образом, международное частное право включает два вида норм - коллизионные (внутренние и договорные) и унифицированные материальные частноправовые. Только они соответствуют как предмету, так и методу международного частного права, что обусловливает их объединение в самостоятельную отрасль права.

Все рассмотренное выше относится к международному частному праву как самостоятельной отрасли права. Но его можно рассматривать и как отрасль правоведения: науку международного частного права, научные исследования в этой области, учебный курс международного частного права и т. д. И хотя отрасль правоведения отражает отрасль права, она всегда шире. Не является исключением и международное частное право. Как отрасль правоведения, оно в более широком аспекте рассматривает правовое регулирование трансграничных частноправовых отношений.

Наука международного частного права вообще и учебный курс в частности стремятся охватить возможно более широкий круг вопросов, связанных с правовой регламентацией международных частноправовых отношений. Поэтому сюда включаются и материальные нормы национального права, причем не только частного, но и административного, и финансового (например, нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность), и нормы гражданского процесса, причем не только международного, и даже нормы международного публичного права (например, иммунитет государства). Такой комплексный подход дает возможность отразить всю полноту и многообразие вопросов частных правоотношений, возникающих в сфере сотрудничества России с иностранными государствами. Неудивительно, что в результате такого подхода, некоторые вопросы дублируются в различных отраслях правоведения.

Например, правовое положение иностранцев изучается в науке и курсе международного права (публичного), международного частного права, государственного права; порядок исполнения иностранных судебных поручений изучается в науке и курсе как гражданского процессуального права, так и международного частного права и т. д. Такое положение не вызывает никаких возражений.

Система международного частного права как отрасли правоведения и, в частности учебного курса, определяется его сущностью как права, регулирующего отношения частноправового характера. Поэтому она в значительной степени соответствует системе изложения материала в учебниках и курсах гражданского и других отраслей частного права. Обычно система курса состоит из трех частей: общая часть, особенная часть и международный гражданский процесс. Из них особенная часть больше всего напоминает курс гражданского права.

В нее входят: субъекты частных правоотношений, осложненных иностранным элементом (право- и дееспособность физических и юридических лиц, правовое положение государства как особого субъекта таких отношений); право собственности; обязательственное право (общие положения и отдельные виды обязательств: договоры международной купли-продажи, договоры морской, железнодорожный, авиа- и других способов перевозки, денежные обязательства и т. д.); деликтные обязательства; авторское и патентное право, наследственное право. Кроме того, сюда входят трудовое и семейно-брачное право. В этих разделах излагается материал по правовому регулированию только таких трудовых и семейно-брачных отношений, которые, во-первых, по своему характеру являются частноправовыми и, во-вторых, осложнены иностранным элементом. Эти отношения охватываются предметом международного частного права.

Общая, весьма специфическая часть курса рассматривает научно-практические вопросы, имеющие общее значение для всех норм и институтов, составляющих особенную часть международного частного права и раскрывающие специфику правового регулирования частноправовых отношений международного характера. Сюда входят: предмет, метод, способы и формы правового регулирования; характеристика норм, составляющих международное частное право; вопросы, возникающие при применении иностранного права и т. д. Международный гражданский процесс рассматривает те специфические вопросы, которые возникают при разрешении частных дел с иностранным элементом: процессуальная право- и дееспособность иностранных физических и юридических лиц; процессуальное положение иностранного государства; подсудность частных дел с иностранным элементом; исполнение иностранных судебных поручений; признание и исполнение иностранных судебных решений; международный коммерческий арбитраж.

Нормы международного законодательства

Международное право оказывает значительное влияние на формирование правовой базы местного самоуправления. Федеральный закон №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ст.4 «Правовая основа местного самоуправления» в числе первых указывает общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры.

Вступление Российской Федерации в Совет Европы означало ее вхождение в континентальное правовое пространство, принятие Россией обязательств, вытекающих из общепризнанных европейских юридических норм. Сегодня Россия участвует в более 30-ти европейских конвенциях, среди которых - Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейская Хартия местного самоуправления, подписанная в Страсбурге. От имени Российской Федерации Хартия была подписана, ратифицирована. На территории России Хартия вступила в силу и др. В качестве специальных международных правовых актов в сфере местного самоуправления можно отнести решения Конгресса местных и региональных властей Совета Европы, членом которого является Россия, а также документы других международных организаций, например, Декларацию о принципах местного самоуправления, принятую Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ. В качестве примера можно привести Международный пакт «О гражданских и политических правах».

Согласно ст. 25 Пакта каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность:

а) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;
б) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Данная международная норма ориентирует на обеспечение во внутригосударственной практике реальной выборности, в частности, органов местного самоуправления. В этой связи ее, как и многие другие международные нормы, следует признать регулирующей вопросы организации местного самоуправления в Российской Федерации.

В силу прямого указания Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации. При этом если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Как отмечают исследователи, значение правовой нормы, содержащейся в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, выходит за рамки проблемы исключительно имплементации международных норм во внутригосударственном праве. В силу рассматриваемой конституционной нормы ратифицированные Российской Федерацией международные договоры могут непосредственно применяться на ее территории различными органами власти, включая суды. Это означает, что Европейская Хартия местного самоуправления является частью правовой системы РФ, устанавливает основополагающие принципы организации местного самоуправления в нашей стране. Никакие положения федерального законодательства и законодательства субъектов РФ не должны ей противоречить. Кроме того, она является актом прямого действия и применяется на всей территории нашей страны. Соответственно для применения Европейской хартии при разрешении определенных юридических случаев (казусов) не требуется каких - либо правоподтверждающих действий и решений со стороны государства.

Нормы международного права в соответствии с Конституцией Российской Федерации стали составной частью правовой системы Российской Федерации и местное самоуправление в России получило гарантии не только внутреннего характера, но и международного уровня.

Конституция Российской Федерации и федеральные законы закрепляют больший уровень гарантий самостоятельности местного самоуправления, чем это предусматривается в международно-правовых нормах. Это обстоятельство дало Конституционному Суду Российской Федерации основание признать отдельные нормы Устава Курской области, которые по существу воспроизводили положения Европейской Хартии местного самоуправления, в которых речь шла о государственном контроле за деятельностью органов местного самоуправления, не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они создают возможность произвольного расширения пределов государственного контроля за деятельностью органов местного самоуправления при решении ими вопросов местного значения.

Однако в законодательстве Российской Федерации содержатся нормы, которые не способствуют реализации норм международного права. Так, Федеральный закон №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ст.72-74 предусматривает ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед государством в случае нарушения внутригосударственных нормативных актов, при этом нарушение общих принципов и норм международного права не указано как основание для привлечения к ответственности. Следовательно, гарантий исполнения предписаний международных нормативных актов недостаточно. В данном случае закон имеет положения, которые требуют доработки со стороны законодателя. В ином случае обеспечить исполнение норм международного права органами и должностными лицами местного самоуправления не представляется возможным.

Применение норм международного права

Включение норм международного права и международных договоров в национальную правовую систему предполагает непосредственное действие международных норм во внутригосударственных отношениях.

В теории под прямым непосредственным применением норм международного права на территории государства понимается применение государством и его органами международно-правовых норм без провозглашения международных договоров источниками права и без введения их в правовую систему в какой бы то ни было модификации.

Непосредственное применение международного права во внутренних отношениях возможно без какой-либо трансформации, преобразования их в нормы внутригосударственного права в форме:

- приоритетного применения международно-правовых норм (когда закон РФ либо другой нормативный акт, принятый в РФ, противоречит международно-правовым нормам);
- совместного применения (когда в регулировании вопроса нормы международного права и нормами права РФ взаимно дополняют друг друга);
- самостоятельного применения (когда имеется пробел во внутреннем законодательстве РФ).

Статья 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» не только воспроизводит конституционное положение, но и говорит о непосредственном действии международных договоров и норм.

Что имел в виду законодатель под непосредственным применением, когда изложил статью в такой редакции?

В этой связи представляет интерес постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

В п. 3, где речь идет о непосредственном применении, воспроизводится формулировка ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации». При рассмотрении судом гражданских, уголовных или административных дел, - разъясняет Пленум, - «непосредственно применяется такой международный договор Российской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права.

В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора».

По смыслу вышеизложенных норм непосредственное применение международного договора возможно только тогда, когда не требуется издание внутреннего акта. Но международные договоры, прямо предписывающие принятие национальных законов или иных актов, немногочисленны. А непосредственное применение не исключает совместного применения норм международного договора и внутреннего акта, регулирующих один и тот же вопрос.

Если исходить из общего смысла формулировок, то Верховный Суд РФ говорит еще об одном варианте непосредственного применения, но терминологически он не включает совместное применение в непосредственное, то есть разделяет непосредственное и совместное применение, что не кажется правильным.

Конституция РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката (защитника) на всех стадиях уголовного судопроизводства. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах вносит существенное дополнение в содержание этого стандарта: каждый при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство.

Конституционный Суд констатировал, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений ст. 21 Закона РФ «О государственной тайне» на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника. Основанием такого решения послужило совместное применение ст. 48 Конституции и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Нормы международного гуманитарного права

Военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации должны знать и неукоснительно соблюдать нормы международного гуманитарного права.

Международное гуманитарное право представляет собой применяемую в период вооруженных конфликтов систему правовых принципов и норм, содержащихся в международных договорах (соглашениях, конвенциях, протоколах) или являющихся следствием установившихся обычаев ведения боевых действий.

Нормы международного гуманитарного права применяются с началом вооруженного конфликта.

Применение норм международного гуманитарного права прекращается с общим окончанием боевых действий, а на оккупированной территории – по окончании оккупации. Лица и объекты, окончательное решение участи которых будет принято позднее, остаются под защитой международного гуманитарного права.

Цель международного гуманитарного права – облегчить, насколько возможно, бедствия и лишения, приносимые боевыми действиями. Кроме того, международное гуманитарное право предоставляет гарантии защиты объектам, не имеющим военного значения.

Международное гуманитарное право устанавливает ряд ограничений и запретов на применение воюющими способов (методов) и средств ведения боевых действий; определяет правовое положение (статус) лиц и объектов, находящихся в зоне ведения боевых действий; регламентирует права и обязанности лиц, находящихся под защитой международного гуманитарного права; а также устанавливает ответственность государств и отдельных лиц за нарушение норм международного гуманитарного права.

В случаях, не предусмотренных международными договорами, гражданские лица и комбатанты (воюющие) остаются под защитой и действием принципов международного права, проистекающих из установившихся обычаев, принципов гуманности и требований общественного сознания.

В целях избежания излишних страданий и неоправданных жертв среди гражданского населения и причинения обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде, сопряженного с боевыми действиями, устанавливаются запреты и ограничения воюющим сторонам в выборе способов (методов) и средств ведения боевых действий.

К запрещенным способам (методам) ведения боевых действий относятся:

- убийство или ранение гражданских лиц;
- убийство или ранение лиц, которые, сложив оружие или не имея средств защищаться, сдались в плен;
- убийство парламентера и сопровождающих его лиц;
- нападение на лиц, покидающих на парашюте терпящее бедствие воздушное судно и не совершающих враждебных действий в течение всего времени спуска на землю до предоставления возможности сдаться в плен (за исключением лиц, совершающих десантирование в составе воздушных десантов и в других случаях использования десантирования с парашютом для выполнения боевой задачи);
- принуждение подданных противной стороны принимать участие в боевых действиях, направленных против их государства, даже в том случае, если они были на его службе до начала войны;
- отдача приказа никого не оставлять в живых, угрожать этим или вести боевые действия на этой основе;
- взятие заложников;
- вероломство;
- использование не по назначению международной отличительной эмблемы Красного Креста (Красного Полумесяца), международных отличительных знаков гражданской обороны и культурных ценностей, международного специального знака особо опасных объектов, белого флага парламентера, других международно-признанных отличительных знаков и сигналов, использование форменной одежды противника и отличительной эмблемы Организации Объединенных Наций, кроме как с разрешения этой Организации;
- нападение неизбирательного характера, в том числе поражение объектов (целей), которое может повлечь потери среди гражданского населения и ущерб гражданским объектам, несоразмерные преимуществу над противником, которое предполагается получить в результате боевых действий;
- террор в отношении гражданского населения;
- использование голода среди гражданского населения для достижения военных целей;
- уничтожение, вывоз или приведение в негодность объектов, необходимых для его выживания;
- нападение на медицинские формирования, санитарно-транспортные средства, имеющие надлежащие отличительные эмблемы (знаки) и использующие установленные сигналы;
- огневое поражение населенных пунктов, портов, жилищ, храмов, госпиталей при условии, что они не используются в военных целях;
- уничтожение культурных ценностей, исторических памятников, мест отправления культа и других объектов, составляющих культурное или духовное наследие народов, а также их использование в целях достижения успеха в боевых действиях;
- уничтожение или захват собственности противника, кроме случаев, когда такие действия вызываются военной необходимостью;
- отдача на разграбление города или местности.

Ответственность за преступления, связанные с нарушением норм международного гуманитарного права, предусмотренная Уголовным кодексом Российской Федерации.

Законодательство Российской Федерации учитывает положения международного гуманитарного права в части установления ответственности за его серьезные нарушения.

Общественная опасность этих нарушений заключается в применении запрещенных нормами международного гуманитарного права средств и методов ведения боевых действий, то есть в том, что при их применении не только попираются нормы международного гуманитарного права, но и, главным образом, причиняются неоправданные страдания участникам вооруженного конфликта и мирному населению, увеличиваются человеческие жертвы и уничтожаются или разрушаются хозяйственные объекты, обеспечивающие жизнедеятельность людей, безвозвратно утрачиваются такие достижения цивилизации, как культурные ценности и архитектурные памятники наносится вред окружающей природной среде.

Мотивами этих преступлений могут быть месть, корыстные побуждения, карьеристские соображения, а также идеологические (расистские, фашистские, националистические и т. п.) и подобные им.

К ответственности за указанные деяния могут привлекаться должностные лица органов военного управления, командиры соединений, частей или подразделений военнослужащие и другие участники вооруженного конфликта.

Действия, образующие состав преступления, связанного с нарушением норм международного гуманитарного права, могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

Статья 42 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях, а неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Уголовный кодекс Российской Федерации содержит Главу «Преступления против мира и безопасности человечества» и устанавливает соответствующую уголовную ответственность за различные виды преступлений.

Производство, приобретение или сбыт химического, биологического, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, – наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

Жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, – наказываются лишением свободы на срок до двадцати лет.

Применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, – наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы, – наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

Массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу, – наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях – наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего, – наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях – наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей.

Нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, а равно на служебные или жилые помещения либо транспортное средство лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений, – наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные в Уголовном кодексе Российской Федерации, сроки давности не применяются.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 «Декларации о территориальном убежище», принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций на 22 сессии, на военных преступников, совершивших военные преступления или преступления против человечности, не распространяются нормы, регулирующие право убежища.

Система норм международного права

Система международного права – это совокупность взаимосвязанных принципов и норм, регулирующих международно-правовые отношения.

В систему международного права входят, с одной стороны, общеправовые принципы и юридические нормы, с другой – отрасли как однородные комплексы норм и внутриотраслевые институты.

Таким образом, систему международного права можно разделить на следующие категории:

1. общепризнанные принципы международного права, которые составляют его ядро и имеют основополагающее значение для международно-правового механизма регулирования отношений;
2. нормы международного права, являющиеся общеобязательными правилами взаимоотношений государств или иных субъектов международного права;
3. общие для международного права институты, представляющие собой комплексы норм определенного функционального назначения. Институт международного права о международной правосубъектности, о международном правотворчестве, о международной ответственности, о правопреемстве государств;
4. отрасли международного права, которые являются наиболее крупными структурными подразделениями системы международного права и регулирующие наиболее обширные сферы общественных отношений.

Классифицировать отрасли международного права можно по различным основаниям. Отрасли в международном праве можно выделять как по основаниям принятым во внутригосударственном праве, так и по специфическим основаниям международно-правового характера. К общепризнанным отраслям международного права относят право международных договоров, право внешних сношений, право международных организаций, право международной безопасности, международное морское право, международное космическое право, международное право по охране окружающей среды, международное гуманитарное право.

В отрасль международного права могут входить подотрасли, если отрасль регулирует широкий круг отношений, институты данной отрасли, которые представляют собой мини-комплексы по регулированию каких-либо отдельных вопросов.

Подотраслями в праве международных сношений являются консульское и дипломатическое право, институтами данной отрасли права являются институты формирования представительств, функции представительств, иммунитеты и привилегии дипломатических представительств, в праве вооруженных конфликтов – группы норм, регламентирующих режимы военной оккупации, военного плена.

Из вышеизложенного следует, что система международного права – это совокупность взаимосвязанных элементов, общепризнанных принципов, юридических норм, а также институтов международного права.

Различное сочетание данных элементов образует отрасли международного права.

Правовые нормы в международном праве

Норма международного права – правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве общеобязательного. Нормы международного права следует отличать от так называемых обыкновений, или норм международной вежливости (международной морали), которые соблюдаются субъектами международного права во взаимных отношениях. Если международно-правовые нормы – это юридически обязательные правила поведения, то обыкновения (или нормы) международной вежливости лишены качества юридически обязательных. Нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, а нарушение обыкновений такой ответственности не влечет. К нормам международной вежливости относится большинство правил дипломатического этикета.

Содержание норм международного права составляют права и обязанности, которыми наделяются государства и другие субъекты международного права. Вступая в отношения между собой, субъекты международного права реализуют свои права и соблюдают обязанности, устанавливаемые международно-правовыми нормами.

Исходя из содержания международно-правовой нормы субъект международного права может судить как о своем возможном и должном поведении, так и о возможном и должном поведении других субъектов международного права. Международно-правовая норма упорядочивает поведение участников международных отношений, т. е. выполняет регулирующую роль во взаимоотношениях субъектов международного права.

Нормы международного права классифицируются по различным основаниям:

1) по действию в отношении круга участников международно-правовых отношений:
а) универсальные – регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право;
б) партикулярные (действующие среди ограниченного круга участников) – локальные (или региональные) нормы, хотя они могут регулировать отношения двух или нескольких государств, не только расположенных по соседству либо в одном регионе, но и находящихся в различных частях мира.
2) по способу (методу) правового регулирования:
а) диспозитивные – норма, в рамках которой субъекты международного права могут сами определять свое поведение, взаимные права и обязанности в конкретных правоотношениях в зависимости от обстоятельств;
б) императивные – нормы, которые устанавливают четкие, конкретные пределы определенного поведения.

Субъекты международного права не могут по своему усмотрению изменять объем и содержание прав и обязанностей, предусмотренных императивными нормами. Международная практика ХХ столетия характеризуется тем, что среди императивных норм стали выделяться нормы jus cogens. В соответствии со ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров под нормой jus cogens (императивной нормой) понимается норма общего международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо; она может быть изменена только последующей нормой такого же характера.

Международные коллизионные нормы

Коллизионная норма - это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.

Коллизионная норма - норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу.

Значение коллизионных норм заключается в определении права, которое должно быть применено к отношениям, возникающим в условиях международного общения, когда на регулирование таких отношений может претендовать правопорядок нескольких государств и необходимо разрешить возникшую коллизию. Коллизионные нормы международного частного права разрешают эту коллизию, подчиняя отношения с иностранным элементом праву определенной страны.

Согласно традиционным представлениям коллизионные нормы международного частного права включают два основных элемента:

• гипотезу - объем - указание на те отношения, к которым должна применяться коллизионная норма;
• диспозицию - привязку - указание на подлежащее применению право (международное, своей страны или иного государства).

Из самой сути коллизионной нормы вытекает отсутствие в ней санкции, которая должна содержаться в тех материальных нормах, к которым отсылает коллизионная.

Принято различать следующие виды коллизионных норм:

а) национально-правовые и международно-правовые, направленные на достижение международной унификации. Их различие проявляется в сфере как действия, так и применения. Сфера действия коллизионных норм, предусмотренных международным договором, значительно шире, так как они применяются всеми участниками международных договоров при полном тождестве их редакции;
б) коллизионные нормы делятся на диспозитивные, императивные и относительно-императивные. Императивная - означает недопустимость отступления от предусмотренных обязательств, а диспозитивная подразумевает автономию воли сторон при заключении международных сделок. Относительно-императивные - это нормы, отступление от которых допускается при наличии определенных, заранее зафиксированных условий;
в) коллизионные нормы могут быть разделены на односторонние и двусторонние. Первые определяют пределы применения только одного, обычно собственного права, вторые сформулированы более широко и устанавливают пределы применения как отечественного, так и национального права;
г) исходя из содержания и назначения коллизионные нормы могут быть основными (генеральными) и дополнительными (субсидиарными). Особенность таких норм заключается в том, что они устанавливаются пока только для отношений договорного права, с учетом того, что именно в этой области возникают наиболее сложные спорные вопросы;
д) особую и пока немногочисленную группу норм составляют те, которые содержат отсылки не к праву какой-либо страны, а к положениям соответствующего международного договора, устанавливающего унифицированную коллизионную привязку по конкретному вопросу.

Существуют следующие виды коллизионных привязок:

- личный закон участников отношений - lex personalis;
- закон места нахождения имущества - lex rei sitae;
- закон места совершения акта (правомерного - при сделках, неправомерного - при деликтах) - lex loci actus;
- закон места осуществления деятельности - lex loci activitis;
- закон суда (арбитража), разрешающего спор, - lex fori;
- закон, с которым данное отношение наиболее тесно связано, - lex causae;
- закон места заключения сделки - lex loci contractus;
- закон флага - lex flagi;
- закон места заключения брака - lex loci celebrations и др.

Действие международных норм

Сегодня международное право «было бы попросту не в состоянии выполнять свои функции без помощи государственно-правового механизма, в котором не последнее место занимает суд».

Зарубежные ученые пишут о том, что международное право существенно упрочило свои позиции в результате того, что все большая его часть ныне применяется национальными судами и в случае необходимости принудительно обеспечивается всем арсеналом средств суверенного государства.

Порядок применения международных процессуальных норм судебными органами на территории Российской Федерации определяется международными договорами, Конституцией РФ, соответствующими кодексами (уголовным, гражданским, арбитражным, административным и др.), постановлениями пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Ар-битражного Суда РФ.

См., например, постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» и постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросу арбитражного процесса».

Международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ). Частью правовой системы Российской Федерации являются также заключенные СССР действующие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязанности СССР в качестве государства — продолжателя Союза ССР.

Согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерацией принимаются соответствующие правовые акты. К признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора Российской Федерации, относятся, в частности, содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств.

При рассмотрении судом общей юрисдикции гражданских, уголовных или административных дел непосредственно применяется такой международный договор Российской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права.

Международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами, в том числе военными, при разрешении гражданских, уголовных и административных дел, в частности:

а) при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регули-рует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения;
б) при рассмотрении гражданских и уголовных дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила судопроизводства, чем гражданским процессуальным или уголовно-процессуальным законом Российской Федерации;
в) при рассмотрении гражданских или уголовных дел, если международным договором Российской Федерации регулируются отношения, в том числе отношения с иностранными лицами, ставшие предметом судебного рассмотрения;
г) при рассмотрении дел об административных правонарушениях, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.

В России международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним законом. Такими договорами, например, являются Единая конвенция о наркотических средствах.

По смыслу п. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 369, 379, 415 и др. УПК РФ и ст. 330, 362—364 ГПК РФ неправильное применение судами общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом общей юрисдикции было дано неправильное толкование нормы международного права. Толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров.

В соответствии с ч. 3 ст. 3 АПК РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила судопроизводства, чем те, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора.

Арбитражные суды РФ применяют вступившие в силу и должным образом доведенные до всеобщего сведения международные договоры — международно-правовые соглашения, заключенные Российской Федерацией с иностранным(и) государством(ами) либо с международной организацией в письменной форме независимо от того, содержатся такие соглашения в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от их конкретного наименования.

Суд, применяя правила, установленные нормами международных договоров, определяет действие этих правил во времени и пространстве в соответствии с разделом 2 ч. 3 Венской конвенции о праве международных договоров.

При применении норм международных договоров суд руководствуется тем, что толкование международных правил производится в порядке, определенном разделом 3 ч. 3 Венской конвенции.

Арбитражные суды в РФ вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц (в том числе государственных органов). При этом судам следует учитывать, что двусторонние и многосторонние международные договоры с участием Российской Федерации могут содержать правила, иначе определяющие компетенцию арбитражных судов по делам с уча-стием иностранных лиц, чем предусмотрено в АПК РФ.

В частности, ст. 4 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, предусматривается, что арбитражные суды РФ вправе рассматривать споры и в тех случаях, если на территории России:

а) ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска;
б) осуществляется торговля, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика;
в) находится контрагент-поставщик, подрядчик или оказывающий услуги (выполняющий работы), а спор касается заключения, применения и расторжения договора.

Арбитражные суды РФ принимают иск по коммерческому спору, ответчиком в котором является иностранное государство, выступающее в качестве суверена, или международная организация, имеющая иммунитеты согласно международному праву, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в арбитражном суде РФ. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства или международной организации.

Согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде РФ должно быть подписано лицами, уполномоченными законодательством иностранного государства или внутренними правилами международной организации на отказ от судебного иммунитета.

Арбитражные суды РФ могут в установленном порядке обращаться к судам иностранных государств с поручением о выполнении отдельных процессуальных действий. Такие поручения, как правило, направляются через Минюст России. В дальнейшем Минюст в случае необходимости надлежащие вручению документы сопровождает переводом на язык запрашиваемого государства. Направление судебного поручения в порядке правовой помощи возможно и на условиях международной вежливости в отсутствие международного договора об оказании правовой помощи. В этом случае с компетентными органами государств, не связанных с Российской Федерацией, при оказании правовой помощи по гражданским делам сносятся в дипломатическом порядке (в частности, через МИД России и российских консулов в иностранных государствах).

Арбитражный суд принимает в качестве доказательств официальные документы из другого государства при условии их легализации дипломатическими или консульскими службами Российской Федерации. Легализация иностранного документа необходима для представления последнего в качестве доказательства в арбитражном процессе, но не исключает проверки со стороны суда с целью установления правильности содержащихся в нем сведений по существу. В соответствии с Конвенцией, отменяющей требования легализации иностранных официальных документов, на документах, совершенных компетентными органами одного государства и предназначенных для использования на территории другого государства, проставляется специальный штамп (апостиль).

Поскольку судопроизводство в арбитражном суде ведется на русском языке, арбитражный суд принимает документы, составленные на официальных языках иностранных государств, только при условии сопровождения их нотариально заверенным переводом на русский язык.

Источники международных норм

В теории права под источником права понимается форма, в которой выражается юридически обязательное правило поведения и которая придает этому правилу качество правовой нормы (например, конституция, федеральный конституционный закон, федеральный закон, подзаконные акты, к которым относятся указ, постановление или распоряжение компетентного органа государства, и т.д.).

Таким образом, источниками международного права будут считаться те формы, в которых выражены правила поведения субъектов международных отношений и которые сообщают этим правилам качество международно-правовой нормы.

Термин «источники права» обычно принято употреблять в двух значениях - материальном и формальном. Под материальными источниками понимаются материальные условия жизни общества. Под формальными же источниками понимают те формы, в которых находят своё выражение и закрепление нормы права. Только формальные источники права являются юридической категорией и составляют предмет изучения юридических наук, в том числе международного права.

Нормы международного права, как и другие юридические нормы, всегда существуют в какой-либо форме и зафиксированы в каком-либо правовом источнике.

Источником международного права принято считать форму выражения международно-правовой нормы.

В то же время, источники международного прав отличаются от источников национального права.

Источники международного права отличаются от источников национального права по следующим параметрам.

Во-первых, нормы международного права устанавливаются его субъектами по соглашению между ними, выражающему их согласованную общую волю. Поэтому такие соглашения и являются источниками международно-правовых норм. Таким образом, правотворчество в международном праве осуществляется по «горизонтали», т.е. между равноправными субъектами, в то время как в национальном праве принят «вертикальный» - сверху вниз - порядок правотворчества.

Во-вторых, субъективному праву предусмотренных нормами международного права субъектов всегда противостоят юридические обязательства других субъектов международного права, в то время как в национальном праве подобная ситуация встречается не так часто.

В связи с этим об источниках международного права вполне закономерно говорить либо как об источниках субъективных прав, либо как об источниках юридических обязательств субъектов международных правоотношений. В большинстве случаев предпочтительнее вести речь об обязательствах, поскольку обязанный субъект не может их не соблюдать, не навлекая на себя неблагоприятные юридические последствия в виде международно-правовых санкций. Субъективным же правом управомоченный субъект может распоряжаться по своему усмотрению, кроме случаев наличия императивной нормы.

Основная проблема источников международного права заключается в неясности их перечня. Международно-правовые нормативные документы не содержат исчерпывающего перечня источников. Некоторые учёные считают, что перечень источников современного международного права содержится в ст. 38 Статута Международного суда ООН, которая гласит:

Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет:

a) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
d) с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Этот Статут, который является неотъемлемой частью Устава ООН, выступает в качестве международного договора, в котором участвуют почти все государства.

Под общими международными конвенциями понимаются договоры, в которых участвуют или могут участвовать все государства и которые содержат нормы, обязательные для всего международного сообщества, т.е. нормы общего международного права. К специальным относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны положения этих договоров.

Международным обычаем, составляющим норму международного права, может стать такое правило поведения субъектов международного права, которое образовалось в результате повторяющихся однородных действий и признается в качестве правовой нормы.

Повторение действий предполагает продолжительность их совершения. Международное право не устанавливает, однако, какой именно временной отрезок необходимо иметь в виду для формирования обычая.

Квалификация правила поведения в качестве обычая является сложным процессом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде. Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства, также перечисленные в ст. 38 Статута Международного суда ООН: судебные решения и доктрины наиболее признанных специалистов в области международного права различных стран, а также в теории в качестве дополнительных источников выделяют решения международных организаций и односторонние акты и действия государств.

К судебным решениям, которые являются вспомогательным средством, относятся решения Международного суда ООН, других международных судебных и арбитражных органов. Передавая спор в Международный суд ООН или другие международные судебные органы, государства нередко просят их установить наличие обычной нормы, обязательной для спорящих сторон.

В настоящее время, как это отмечается в литературе, в практике международного общения выработаны четыре формы источников международного права: международный договор, международно-правовой обычай, акты международных конференций и совещаний, резолюции международных организаций.

Виды международных норм

В настоящее время существуют различные виды международно-правовых норм. Эти нормы можно классифицировать по нескольким основаниям.

По характеру содержащихся в нормах предписаний можно выделять нормы-принципы, нормы-определения, нормы-правомочия, нормы-обязанности, нормы-запреты.

Нормы-принципы устанавливают основы международного правопорядка, международного мира и сотрудничества. Так, в соответствии с принципом добросовестного выполнения международных обязательств все государства обязаны добросовестно выполнять обязательства, вытекающие из договоров, международных обычаев, других источников международного права. Как уже говорилось, помимо норм-принципов, для всей международно-правовой системы существуют отраслевые нормы-принципы.

Нормы-определения раскрывают содержание тех или иных понятий, используемых в международном праве. Например, согласно ст. 1 международной Конвенции о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений, «таможенное законодательство» (для целей Конвенции) означает все установленные законом или подзаконными актами положения о ввозе, вывозе или транзите товаров, соблюдение которых обеспечивается таможенными службами.

Нормы-правомочия предоставляют их адресатам определенные субъективные права. Так, по Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах каждый, чьи права, перечисленные в данном Пакте, нарушены, имеет право обратиться с петицией в Комитет по правам человека.

Нормы-обязанности устанавливают меры должного поведения субъектов международных правоотношений. На основании ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах государства обязались гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Нормы-запреты фиксируют запрет указанного в них поведения: «никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 8 Пакта о гражданских и политических правах).

По своей роли в механизме международно-правового регулирования различают регулятивные и охранительные нормы.

Регулятивные нормы предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных в них положительных действий.

Охранительные нормы выполняют функцию защиты международного правопорядка от нарушений, устанавливают меры ответственности и санкции по отношению к нарушителям.

По содержанию правил поведения международные нормы делятся на материальные и процессуальные.

Материальные нормы фиксируют права и обязанности субъектов, их правовой статус и т.д. Так, ст. 6 Соглашения о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения устанавливает, что назначение пенсий гражданам государств — участников Соглашения производится по месту жительства.

Процессуальные нормы регламентируют порядок реализации материальных норм. Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (ст. 4) определяет, что получившее уведомление государство представляет в течение шести месяцев Комитету по правам человека соответствующие письменные объяснения.

По сфере действия различают универсальные, региональные и локальные нормы международного права.

Универсальные нормы охватывает своим участием большинство государств мира. Таковы, например, Устав ООН, нормы о нераспространении ядерного оружия и др. Региональные нормы действуют в пределах стран одного региона (право Европейского Союза, соглашения в рамках СНГ). Локальные нормы регулируют взаимоотношения двух или нескольких субъектов международного права (например, договор между РФ и КНР о выдаче преступников).

Конституция нормы международного права

Конституция Российской Федерации, 20-летие была сконструирована таким образом, чтобы обеспечить максимально активное участие России в делах мирового сообщества, содействовать проведению в стране демократических реформ. В этом смысле особого внимания заслуживает положение, согласно которому многонациональный российский народ принимает Конституцию, «сознавая себя частью мирового сообщества», как записано в преамбуле российской Конституции. Более того, принципиальная позиция по вопросам международного права выражена в ч. 4 ст. 15 Конституции, которая определила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Эта статья впервые в отечественной истории определила новый характер взаимосвязи международного и российского права с учетом верховенства международного права как необходимого условия построения правового государства в России, что справедливо причисляет российскую Конституцию к разряду самых современных.

В течение последних двух десятилетий российское государство неоднократно демонстрировало уважительное отношение к международному праву.

Наряду с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» № 605, «О военной доктрине Российской Федерации» № 146 и «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации» № 537, общепризнанные принципы и нормы международного права составляют нормативную основу российского законодательства.

В подтверждение выбранного в стране курса была принята новая Концепция внешней политики Российской Федерации как фактор повышения роли общепризнанных международных норм и принципов, усиления поиска цивилизационной идентичности страны, развития тенденции деидеологизации международных отношений, обеспечения подлинного партнерского взаимодействия России, Европейского Союза и США, а в перспективе и создания единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. В документе определяется, что Россия проводит самостоятельный и независимый внешнеполитический курс, продиктованный ее национальными интересами и опирающийся на безусловное уважение международного права. Этой же идеей пронизан включенный в ч. 3 Концепции специальный подраздел «Верховенство права в международных отношениях». Таким образом, можно говорить об особом значении принципа уважения государственного суверенитета, который положен в основу всей системы правового регулирования международной безопасности и поддержания международного правопорядка.

Отметим, что в отечественном праве под «общепризнанными принципами и нормами международного права» понимаются обычные и императивные нормы, признанные большинством государств, действующие во всех без исключения сферах международно-правового регулирования, «принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо». К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Так, в практике Верховного Суда Российской Федерации под «общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного». При этом ни о какой особой правовой нагрузке на национальное законодательство в этом случае говорить не приходится, поскольку общепризнанные нормы и принципы международного права являются базовыми для любой правовой системы, в том числе и для российской.

Часть 4 ст. 15 Конституции включает общепризнанные нормы и договоры в «правовую систему страны». Термин «правовая система» использован для того, чтобы избежать приравнивания всех международных норм к национальному законодательству, поскольку в отличие от законодательства в правовой системе страны международные нормы могут занимать различное положение. Так, единство судебной системы Российской Федерации, установленное в ст. 3 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» № 1-ФКЗ, обеспечивается путем «применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации».

Конституция включила в правовую систему страны и общепризнанные нормы международного права, и международные договоры, однако приоритетное применение в отношении противоречий российского закона оговорено лишь относительно правил международного договора. Согласно п. «а» ст. 2 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» №101-ФЗ под международным договором Российской Федерации надлежит понимать международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т. п.).

Общепризнанные нормы международного права устанавливают общие для обеих правовых систем (международного и национального права) правила, которые изначально не могут порождать каких-либо коллизий в национальных правовых системах. Иное дело международные договоры, способные вносить конкретные и далеко идущие изменения в национальном законодательстве, затрагивать самые деликатные вопросы внутригосударственной политики. Необходимо иметь в виду, что международный договор подлежит применению, если Российская Федерация в лице компетентных органов государственной власти выразила согласие на обязательность для нее международного договора посредством одного из действий, перечисленных в ст. 6 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», а именно путем подписания договора, обмена документами, его образующими, ратификации, утверждения, принятия договора или присоединения к нему, а также любым иным способом, о котором условились договаривающиеся стороны, а также при условии, что указанный договор вступил в силу для Российской Федерации. Так, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. была ратифицирована Российской Федерацией (Федеральный закон № 54-ФЗ) и вступила в силу в день передачи ратификационной грамоты на хранение Генеральному секретарю Совета Европы, как предусмотрено в ст. 59 этой Конвенции.

Именно поэтому для включения в национальное право особо важных международных договоров в России устанавливается особая процедура — ратификация, проводимая, как правило, законодательным органом государства. В Российской Федерации международные договоры с участием России ратифицируются Государственной Думой и одобряются Советом Федерации. Следовательно, содержащееся в Конституции положение о приоритетном применении положений международного договора в случае его расхождения с законом нельзя понимать как некий полный примат договора в отношении закона. Смысл этого положения в том, что если невозможно путем толкования согласовать содержание правил договора с правилами закона, то в данном конкретном случае подлежат применению правила международного договора. В целом, такой подход не отменяет в полном объеме норму закона, но она подлежит применению только в тех случаях, когда нет противоречия с международным договором. Речь идет как бы об исключении тех правил закона, специально оговоренных и установленных международным договором государства-участника.

При этом отметим, что даже это правило неприменимо в отношении самой Конституции. В статье 22 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» предусмотрено, что если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции Российской Федерации, решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно в форме федерального закона и только после внесения соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации, а это означает, что в российском праве четко зафиксировано, что Конституция Российской Федерации в рамках правовой системы России обладает высшей юридической силой по отношению ко всем внутригосударственным нормативным актам, а также положениям, предусмотренным нормами международного права.

Согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.

Решая вопрос о возможности применения договорных норм международного права, российские суды должны исходить из того, что международный договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами. При отсутствии такого положения или договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участвовавших в переговорах государств на обязательность для них договора, согласно нормам международного права. Исходя из смысла чч. 3 и 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» судами непосредственно могут применяться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации, в Бюллетене международных договоров или размещены на официальном интернет-портале правовой информации. Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера опубликовываются по решению федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях только этих органов. Вместе с тем согласно ст. 46 Венской конвенции о праве международных договоров международное право не знает свойственного российскому законодательству деления международных договоров на межгосударственные и межведомственные, поскольку в любом случае стороной в договоре является государство в целом и именно оно, т. е. государство, несет международно-правовую ответственность за его исполнение. В научной литературе российские юристы-между-народники неоднократно выступали за признание необходимости соблюдения международных договоров любого уровня, да и правоприменитель не отказывается от этого, тем не менее существование самой коллизии в российском праве нежелательно, поскольку политически это может привести к «потере лица» как партнера при решении любых важных для России международных вопросов.

Международные договоры Российской Федерации являются источником российского права и одновременно должны рассматриваться как часть российского законодательства. Международный договор, ратифицированный Россией, становится во внутренней сфере страны таким же федеральным законом, как и обычный закон, принятый Федеральным Собранием и утвержденный Президентом, при этом он может называться и законом, и кодексом, и положением, и т. д. Вопрос же о том, какой закон имеет приоритет при его применении, относится к усмотрению законодателя в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

В Конституции Российской Федерации не определен механизм контроля за соответствием национального права международным обязательствам государства. В какой-то мере остроту этой проблемы снимает Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая вопросы соответствия Конституции России «не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации». Однако эта формулировка весьма неточная. Договор может являться «не вступившим в силу» несмотря на то, что Россия выразила окончательное согласие на его обязательность. В таких случаях отказ от договора возможен лишь в соответствии с международным правом, а не на основе национального закона.

В определенной степени отмеченная неточность нивелируется Федеральном конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» № 1-ФКЗ, в котором также используется формулировка «не вступившие в законную силу договоры», однако речь в Законе идет о договорах, которые еще только подлежат ратификации Государственной Думой или утверждению Правительством Российской Федерации.

Таким образом, при осуществлении правосудия, как указывается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, суды должны иметь в виду, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 369, 379, ч. 5 ст. 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 330 и ст.ст. 362—364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение императивной нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права.

Отметим особый статус международных норм о правах и свободах человека. Из положений ст. 17 и ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации следует, что Конституция не может ограничивать общепризнанные права и свободы, главным источником которых является международное право. Расширение комплекса общепризнанных прав и свобод на международном уровне влечет за собой соответствующие изменения в национальном праве. Национальное (внутригосударственное) право в таких условиях «обречено» соответствовать стандартам международного права, «догонять» тот уровень прав и свобод человека, который будет достигнут мировым сообществом на тот или иной момент времени.

Подобное положение говорит о новом, совершенно ином уровне взаимодействия международного и конституционного права Российской Федерации. Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции России каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Исходя из этого, а также из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются национальным правосудием.

Кроме указанных и другие статьи российской Конституции предписывают руководствоваться общепризнанными принципами и нормами международного права, например при предоставлении политического убежища (ч. 1 ст. 63), при осуществлении юрисдикции на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне (ч. 2 ст. 67), при обеспечении гарантий прав коренных малочисленных народов (ст. 69.) Вместе с тем в других случаях, когда было бы уместно вспомнить о международном праве, оно обойдено молчанием. Так, это касается положений, определяющих совместное ведение Федерации и ее субъектов (ст. 72), равенство всех перед законом (ст. 19), основные направления внешней политики, определяемые Президентом (ст. 80), и др.

Конституционная норма ст. 17 в наиболее общем виде гарантирует права и свободы человека не просто в соответствии с Конституцией Российской Федерации, но и согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Такое конституционное взаимодействие правовых гарантий в национальной правовой системе с правовыми гарантиями, провозглашенными в международных договорах, а также подключение с помощью Конвенции о защите прав человека и основных свобод механизма судебной защиты Европейским Судом по правам человека, в который граждане вправе обращаться на основании ст. 46 Конституции Российской Федерации, усиливает степень правовой защищенности индивида. В результате такого взаимодействия реально заработал конституционный механизм, обеспечивающий защиту человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности, как это провозглашено в ст. 2 Конституции Российской Федерации.

Более того, в конституционном праве в вопросе правового статуса личности наблюдается процесс унификации. Он особенно усилился в последние десятилетия, в том числе благодаря международным соглашениям о правах человека, принятым в рамках ООН, ОБСЕ и Совета Европы, в соответствие с которыми участники этих соглашений, да и не только участники, приводят свое национальное законодательство. С учетом действия этого механизма законодательное регулирование и судебная практика любого государства эволюционируют. Иными словами, и в отечественную правовую систему вводятся новые принципы и нормы, которые принято называть «международными (европейскими) правовыми стандартами».

Россия, приверженная универсальным демократическим ценностям, включая обеспечение прав и свобод человека, видит свои задачи в том, чтобы добиваться уважения прав и свобод человека путем конструктивного равноправного международного диалога с учетом национальных, культурных и исторических особенностей каждого государства, содействуя широкому участию российских институтов гражданского общества и неправительственных организаций в деятельности мировых экспертно-политологических форумов, в международном гуманитарном сотрудничестве, способствовать гуманизации социальных отношений в целях обеспечения прав и основных свобод человека.

Наиболее ярким показателем выполнения поставленных задач для России является принятие и постепенное повышение роли позиций Европейского Суда по правам человека для развития законодательства Российской Федерации о правосудии. Поскольку при этом, с одной стороны, Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Совета Европы. С другой стороны, все основные права и свободы, признанные и гарантированные Европейской конвенцией, провозглашены и гарантируются Конституцией Российской Федерации.

Вместе с тем выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, представляет определенные юридические сложности и предполагает, в случае необходимости, обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений со стороны государства. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение международных обязательств, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Обязательность для России решений Европейского Суда не означает, что этот Суд является для национальных судов вышестоящей инстанцией, которая вправе давать указания российскому законодателю или российским судам, как следует поступать в том или ином случае подтвержденного факта нарушения права индивида, гарантированного Конвенцией. Данные отношения следует рассматривать как партнерские, имеющие своей целью совместную работу в деле защиты прав и свобод граждан.

Суды должны принимать во внимание, что в силу п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. При исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства.

В связи с актуальностью проблемы соблюдения сроков рассмотрения дел в судах и сроков исполнения судебных решений был принят и вступил в силу Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» № 68-ФЗ. Необходимость принятия данного Закона объясняется тем, что согласно европейской статистике вопросы о нарушенных сроках рассмотрения дел национальными судами и несоблюдение сроков исполнения судебных решений выделены Европейским Судом в разряд проблемных, требующих разрешения внутри российской правовой системы.

Все это свидетельствует о весьма существенном значении российской Конституции для регулирования взаимодействия международного и национального права, но этот вопрос является частью более сложной проблемы взаимосвязи политической системы государства с международно-правовой системой в целом.

Пример международной нормы

Как уже было сказано выше, к основным источникам международного права относят международный договор и обычай, которые, в су их значимости, распространённости и интенсивного применения, выступают в качестве универсальных источников международного права.

Венская конвенция о праве международных договоров в статье 1 определяет договор как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В настоящее время нормы международных договоров занимают основное место в международном праве в силу определенных причин, среди которых можно назвать следующие:

1) создание обычных норм является длительным процессом. Иногда возникают затруднения в установлении точного содержания обычной нормы. Процесс создания договорной нормы не такой длительный, а воли субъектов международного права имеют более выраженный характер;
2) процедура заключения и исполнения договоров детально разработана и определена (Конвенции о праве международных договоров);
3) договорная форма предоставляет больше возможностей для согласования воль субъектов, нежели какая-либо другая.

Эти и другие причины обусловливают все более широкое использование договорного процесса создания международно-правовых норм. Субъекты международного права учитывают важнейшую роль договоров в международных отношениях и признают возрастающее значение договоров как источника международного права и средства развития мирного сотрудничества между государствами.

Международный обычай – то правило поведения, которое в результате неоднократного повторения в течение длительного времени приобрело молчаливое признание субъектов международного права.

Международный обычай в ст. 38 Статута Международного суда ООН определен как «доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». Венская конвенция подтверждает, что нормы международного обычного права по-прежнему регулируют важнейшие вопросы международных отношений. В преамбуле Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» подчеркивается, что Российская Федерация, выступая за неукоснительное соблюдение как договорных, так и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

На протяжении длительного времени обычай играл весьма важную роль в развитии международного права и был его главным источником.

Итак, обычная норма международного права представляет собой общеобязательное правило поведения, выражающееся в однородных действиях, за которыми субъекты международного права признают юридическую обязательность международно-правовой нормы.

Обычай складывается в течение достаточно длительного времени из повторяющихся действий (актов) субъектов международных правоотношений. В качестве хрестоматийных примеров обычных норм обычно приводят: определение высотной границы государственного суверенитета и, соответственно, границ государственной территории на высоте 100 км от поверхности земли; право беспрепятственного пролета космических кораблей при взлете и посадке через воздушное пространство иностранного государства и др. Большое число обычных норм содержат институты признания и правопреемства государств и правительств, международное экономическое право, а гуманитарное право в период вооруженных конфликтов часто именуют "законами и обычаями войны".

Подобно договорным международно-правовым нормам, обычные нормы международного права образуются в два этапа:

1) согласование правила поведения;
2) придание согласованному правилу поведения юридической силы международно-правовой нормы.

Как уже отмечалось, обычай складывается в течение длительного отрезка времени, хотя это требование не нашло закрепления в судебной практике Международного суда ООН. Само по себе длительное повторение одних и тех же действий не создает еще международного обычая, поэтому такой признак, как продолжительность существования правила поведения, не может служить главным доказательством существования обычая.

Не зависит наличие обычая и от количества признающих его государств: юридически воли государств равнозначны. Поэтому в теории проводят различие между универсальными (признаваемыми большинством субъектов международного права) и локальными (признаваемыми двумя или несколькими субъектами) обычаями.

Принятие того или иного правила в качестве обычной нормы зависит от субъектов международного права и может выражаться в различных формах (юридически значимые действия органов государства, официальные заявления). При этом признание правила поведения обычной нормой может производиться как путем активных действий, так и путем воздержания от действий. Отсутствие возражений государств против каких-либо действий субъектов международного права также может свидетельствовать о признании их правомерности и признании в некоторых случаях за ними силы международно-правовой нормы.

От международно-правового обычая следует отличать обыкновение. Оно представляет собой правило поведения субъектов международных правоотношений, не обладающее качеством юридической обязательности. Иными словами, обыкновение не признается мировым сообществом в качестве нормы международного права. Поэтому нарушение обычая рассматривается субъектами международного права как правонарушение, нарушение же обыкновения рассматривается как недружественный акт, следовательно, санкцией за нарушение обыкновения может выступить реторсия.

Каково же соотношение международного договора и обычая.

Договор и обычай имеют ряд общих черт, характеризующих их как источники одной правовой системы:

- договор и обычай образуются в результате взаимных действий государств или иных субъектов международного права и имеют общую юридическую основу – соглашение создающих их субъектов;
- договор и обычай содержат правила поведения, носящие обязательный характер, то есть связывают воли создавших их субъектов. Это означает, что ни одно государство или иной субъект международного правоотношения не может произвольно отказаться от выполнения взятых на себя обязательств;
- несоблюдение или нарушение как договора, так и обычая ведёт к одинаковым правовым последствиям: к прекращению их действия, возникновению каких-либо требований об удовлетворении претензий, вытекающих из невыполнения договора или обычая;
- оба источника подчинены действию общих принципов права, на базе которых решается вопрос об их правомерности и, соответственно, праве на существование;
- общность договора и обычая выражается в наличии в международном праве смешанных, обычно-договорных норм. Международной практике государств известны многочисленные случаи, когда одни и те же правила поведения для одних государств существуют в договорной форме, а для других – в форме международных обычаев.

Вместе с тем договор и обычай имеют весьма существенные различия:

- договор всегда возникает из активных действий государств (или иных субъектов), направленных на достижение именного такого результата, как писанная норма. Обычай же может возникнуть не только из активных, но и из «молчаливых» акций, при отсутствии действий, например отсутствия возражений против практики государства или ряда государств;
- договор имеет чётко выраженный во времени процесс создания. Момент вступления договорной нормы в силу также определён во времени. В то же время, как правило, процесс становления обычая прослеживается с трудом, время его формирования может быть указано лишь приблизительно. Это обстоятельство, в свою очередь, весьма существенно затрудняет применение обычая при разрешении споров и разногласий, возникающих между субъектами международного права;
- факт существования конкретного договора, то есть писанной нормы, может быть подтверждён ссылкой на текст документа. Доказательством же существования обычной нормы служит исключительно практика государств или, в крайнем случае, наличие каких-либо косвенных признаков, например, использование преимуществ, вытекающих из существования обычая; включение обычая во внутреннее законодательство какого-либо государства или ряда государств; определённые акции, свидетельствующие о том, что государство требует от других субъектов выполнения и соблюдения данного обычая, а также такая своеобразная форма доказательства, как отсутствие протеста против определённый действий государств, применяющих обычай;
- договор всегда носит письменный характер, что обусловливает наличие согласованного текста, чётких логических связей, формулировок, определённой компактности, что даёт возможность его промульгации. Эти качества договоров обеспечивают быстрое их отыскание и применение, в отличие от обычая, не обладающего данными преимуществами;
- писаная норма подлежит толкованию в случае возникновения неясностей или осложнений при её применении; в случае несогласия с какими-то отдельными положениями такой нормы государство имеет возможность выразить свою особую позицию путём заявления оговорки по поводу содержания всей нормы или какой-то её части;
- обычай всегда идёт вслед за практикой, закрепляя сложившиеся нормы поведения, а писаная норма, напротив, в ряде случаев сама создаёт практику, устанавливая правила обязательного поведения государства в новых областях сотрудничества или внося изменения в предыдущие нормы;
- только с писаной нормой связано развитие международного современного права как кодификация. В настоящее время работы по кодификации охватили практически все отрасли и институты международного права.

Перечисленные различия свидетельствую в пользу договора как источника международного права, наиболее отвечающего потребностям государств, их интересам, целям дальнейшего развития самого международного права в настоящий период. В то же время нельзя не учитывать значение обычных норм, так как значительное число действующих сегодня договорных норм представляет собой проверенные временем кодифицированные обычаи.

Нормы международных организаций

Одной из главнейших организационно-правовых форм межгосударственного сотрудничества является такой субъект международного права, как международные организации.

Международные организации возникли в конце XIX - начале XX вв.

Был создан Всемирный почтовый союз, Международная организация труда и т.д. Первой международной политической организацией была Лига Наций, учрежденная в соответствии с положениями Версальской системы.

После Второй мировой войны были учреждены сотни международных организаций, в числе которых ООН, ЮНЕСКО, ЛАГ, НАТО, ОВД и др., что позволяет сделать вывод о существовании самостоятельной отрасли международного права - права международных организаций.

Право международных организаций состоит из двух групп международных норм, образующих: во-первых, "внутреннее право" организации (нормы, регулирующие структуру организации, компетенцию ее органов и порядок работы, статус персонала, другие правоотношения) и, во-вторых, "внешнее право" организации (нормы договоров организации с государствами и другими международными организациями).

Нормы права международных организаций преимущественно являются договорными нормами, а само право организаций - одна из наиболее кодифицированных отраслей международного права. Источниками этой отрасли являются учредительные документы международных организаций, Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера, Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, соглашения о привилегиях и иммунитетах международных организаций и др.

Таким образом, право международных организаций образует совокупность норм, регулирующих правовое положение, деятельность организации, взаимодействие с другими субъектами международного права, участие в международных отношениях.

Международные организации как вторичные, производные субъекты международного права создаются (учреждаются) государствами. Процесс создания новой международной организации проходит в три этапа: принятие учредительного документа; создание материальной структуры организации; созыв главных органов, свидетельствующий о начале функционирования организации.

Согласованное волеизъявление государств на создание международной организации может быть зафиксировано двумя способами:

1) в международном договоре;
2) в решении уже существующей международной организации.

Первый способ является самым распространенным в международной практике. Заключение международного договора предполагает созыв международной конференции для выработки и принятия текста договора, который и будет учредительным актом организации. Наименования такого акта могут быть различными: статут, устав, конвенция. Дата его вступления в силу считается датой создания организации.

Международные организации могут быть созданы и в упрощенном порядке, в форме принятия решения другой международной организацией. В данном случае согласованное волеизъявление государств на создание международной организации проявляется путем голосования за учредительную резолюцию, вступающую в силу с момента ее принятия.

Прекращение существования организации также происходит путем согласованного волеизъявления государств-членов. Чаще всего ликвидация организации осуществляется путем подписания протокола о роспуске.

В основе правовой природы международных организаций лежит наличие общих целей и интересов государств-членов. Для правовой природы международной организации существенным является то, что ее цели и принципы, компетенция, структура и т.п. имеют согласованную договорную основу.

Государства, создавая международные организации, наделяют их определенной право- и дееспособностью, признавая за ними способность: иметь права и обязанности; участвовать в создании и применении норм международного права; стоять на страже соблюдения норм международного права. Тем самым государства создают новый субъект международного права, который наряду с ними осуществляет правотворческие, правоприменительные и правоохранительные функции в сфере международного сотрудничества.

Международные организации наделяются договорной правоспособностью, т.е. вправе заключать самые разнообразные соглашения в рамках своей компетенции. Как устанавливает ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, "правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации".

Пункт 1 ст. 2 Конвенции гласит, что "правила организации" означают, в частности, учредительные акты, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику организации.

Международные организации обладают способностью участвовать в дипломатических сношениях. При них аккредитуются представительства государств, они сами имеют представительства в государствах (например, информационные центры ООН) и обмениваются представителями между собой. Международные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН, Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН, Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, и др.).

Как субъекты международного права международные организации несут ответственность за правонарушения и нанесение ущерба своей деятельностью и могут выступать с претензиями об ответственности.

Каждая международная организация располагает финансовыми средствами, которые хотя и складываются в большей части из взносов государств-членов, но расходуются исключительно в общих интересах организации. Международные организации действуют также со всеми правами юридического лица по внутреннему праву государств.

Для классификации международных организаций могут быть применены различные критерии. По характеру членства они делятся на межгосударственные и неправительственные международные организации. Последние, хотя и играют значительную роль на международной арене, не рассматриваются в качестве субъектов международного права, поскольку создаются не государствами, а юридическими лицами различных государств.

По кругу участников международные межгосударственные организации подразделяются на универсальные, открытые для участия всех государств мира (ООН, ее специализированные учреждения), и региональные, членами которых могут быть государства одного региона (Организация африканского единства, Организация американских государств).

Межгосударственные организации подразделяются также на организации общей и специальной компетенции. Деятельность организаций общей компетенции затрагивает все сферы отношений между государствами-членами: политическую, экономическую, социальную, культурную и др. (например, ООН, ОАЕ, ОАГ).

Организации специальной компетенции ограничиваются сотрудничеством в одной специальной области (например, Всемирный почтовый союз, Международная организация труда и др.) и могут подразделяться на политические, экономические, социальные, культурные, научные, религиозные и т.д.

По характеру полномочий можно выделить межгосударственные и наднациональные или, точнее, надгосударственные организации. К первой группе относится подавляющее большинство международных организаций, целью которых является организация межгосударственного сотрудничества и решения которых адресуются государствам-членам. Целью надгосударственных организаций является интеграция. Их решения распространяются непосредственно на граждан и юридические лица государств-членов. Некоторые элементы над государственности в таком понимании присущи Европейскому союзу (ЕС).

С точки зрения порядка вступления в них организации подразделяются на открытые (любое государство может стать членом по своему усмотрению) и закрытые (прием в члены производится с согласия первоначальных учредителей).

Под органом международной организации понимается составная часть международной организации, ее структурное звено, созданное на основании учредительного или иных актов международной организации, наделенное определенной компетенцией, полномочиями и функциями, обладающее внутренней структурой и имеющее определенный состав.

Органы международных организаций можно классифицировать по различным критериям. Исходя из характера членства, можно выделить органы межправительственные, межпарламентские, административные, состоящие из лиц в личном качестве, с участием представителей различных социальных групп (например, представители от профсоюзов и предпринимателей в органах Международной организации труда).

Наиболее важными органами являются межправительственные, в которые государства-члены направляют своих представителей, имеющих соответствующие полномочия и действующих от имени правительств.

Исходя из числа членов, можно выделить два типа органов: пленарные, состоящие из всех государств-членов, и органы ограниченного состава. В организациях с наиболее демократической структурой пленарный орган, как правило, определяет политику организации.

темы

документ Конституционные нормы
документ Международное право
документ Международные правовые документы
документ Административные нормы
документ Императивные нормы



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Цены на топливо в 2019 году
Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
Новые льготы и выплаты с 2020 года
Бухгалтерские изменения в 2019 году
Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Возврат налога в 2019 году
Бизнес-планы в 2019 году
Отчетность ИП в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность в 2019 году
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс в 2019 году
Декретный отпуск в 2019 году
Потребительская корзина в 2019 году
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты