Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Преюдиция

Преюдиция

Преюдиция

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Преюдиция
2. Административная преюдиция
3. Преюдиция в гражданском процессе
4. Преюдиция в уголовном процессе
5. Преюдиция суда
6. Преюдиция в уголовном праве
7. Преюдиция в административном праве
8. Арбитражная преюдиция
9. Правовая преюдиция
10. Преюдиции в доказывании

Преюдиция

Преюдиция — требование в судебном разбирательстве принимать данные как факт, без проверки их доказательств. Применяется это требование, если используются данные из решения, вступившего в законную силу по другому, ранее рассмотренному делу. Это принятие обязательно для судов в ситуации, когда новое дело рассматривается с фигурированием тех же лиц. В отношении лиц, не участвовавших в уже рассмотренном деле, приговор либо решение по ныне рассматриваемому делу виновность не предрешает.

Понятие преюдиции в законодательстве Российской Федерации установлено ГПК РФ (ст. 61), УПК РФ (ст. 90) и АПК РФ (ст. 69). В нынешнее время дознаватель, следователь, прокурор и судья не могут проверять дополнительно обстоятельства, установленные законным, уже вступившим в силу решением суда. Требование распространяется на приговоры уголовных судов и решения как судов арбитражных, так и общей юрисдикции. Все суды — уголовный, общей практики и арбитражный в преюдициальности считаются равноправными и их решения имеют одинаковую силу.

Целью преюдиции является стремление освободить участников дела от повторного доказывания, равно как и избавить суд от повторного (дублирующего) исследования уже доказанных фактов.

На практике достаточно часты случаи, когда в процесс, при рассмотрении нового дела, дополнительно вступает лицо, не принимавшее ранее участия. Пленум Верховного Суда РФ №23 «О судебном решении» указывает, что такие лица могут оспаривать обстоятельства, установленные предыдущими судебными актами. В подобной ситуации в отношение этих лиц суд выносит приговор либо решение на основе ныне исследованных доказательств.

Присутствует мнение, что создавшаяся ситуация порождает неравные возможности участников процесса и нарушает принцип равных прав всех сторон. Участвующие в рассмотрении предыдущего дела лица связаны преюдициальностью установленных ранее правоотношений и фактов. Новые участники могут выдвигать доводы и представлять доказательства в опровержение либо подтверждение тех же правоотношений и фактов. Эту коллизию можно разрешить, если признать недопустимой преюдициальность судебного акта в ситуации, когда дело рассматривается с участием новых лиц.

Сторонники противоположной точки зрения убеждены, что запрет на повторное (дублирующее) доказывание или оспаривание уже установленных обстоятельств справедлив, так как его разрешение противоречит общему характеру допустимости обстоятельств. Для всех дел обязательно соблюдение порядка собирания, представления, а также исследования предъявленных доказательств. Несоблюдение этих требований непременно поспособствует тому, что суд признает такие доказательства недопустимыми. Кроме того, нужно учитывать, что лицо, фигурирующее в обоих процессах, не отстраняется от возможности участия в исследовании проводимых по обоим делам доказательств и может приводить свои соображения.

Таким образом, появление нового участника изменит качество преюдициальной связи судебных актов. Оно будет отличаться от тех случаев, когда в обоих процессах участвует один круг лиц. Кроме того, исход такого дела будет не столь предопределенным.

Приведенные ниже некоторые примеры помогут понять, как работает преюдициальность в рамках различных процессов:

• гражданский процесс. Первый процесс рассматривает дело о месте проживания несовершеннолетнего после развода родителей и принимается решение о проживании ребенка вместе с матерью. Второй процесс — вынесение решения о взыскании алиментов с отца;
• арбитражный процесс: в течение первого процесса рассматривается дело о взыскании долга. Второй процесс взыскивает неустойку за просроченный долг;
• уголовный процесс: первый процесс рассматривает дело о растрате денежных средств организации. В течение второго процесса выносится решение о неправомерных действиях во время процедуры банкротства.

Злостное уклонение от уплаты алиментов — уголовное преступление и рассматривается в суде соответствующей юрисдикции. Доказанный факт уклонения принимается без дополнительных доказательств в гражданском суде, где выносится решение о лишении прав родителя, отказывающегося платить алименты.

Таким образом, на практике преюдиция экономит силы и время суда, а также участников судопроизводства, избавляя их от дополнительного состязательного процесса. Это дает возможность уделить больше времени оценке и исследованию иных доказательств, что должно позитивно повлиять на эффективность судопроизводства.

Административная преюдиция



Преюдиция - это сложное и малоисследованное правовое явление, определение которого не имеет однозначного понимания в науке современного права и не содержится в нормах практически ни одной из его отраслей.

Преюдиция как правовое понятие возникла в римском праве. "Латинский язык - это язык римского права. Те нормы и принципы, которые выработали и сформулировали iuris prudentes (мудрецы права, юристы) почти два тысячелетия назад стали основой современного мышления". Римское право, вместе со своими правовыми понятиями, категориями и нормами, легло в основу формирования права иных государств. Латинский язык стал средством, а также источником образования новых понятий в европейских странах и в России.

Термин "преюдиция" произошел от латинского praejudicium - предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях.

Praejudicium включает в себя два элемента:

1) praecedo, в переводе на русский язык - идти вперед, предшествовать;
2) praeiudico - судить вперед предварительно, в которых приставка ргае имеет грамматические значения: "пред" и "впереди", a judicium эквивалентно правовому решению, имеющему юридическую силу закона. В результате синтеза указанных слов получаем: "предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях".

Уголовная ответственность, являясь фундаментальным правовым институтом, служит необходимым средством обеспечения нормальной жизни общества и представляет собой инструмент охраны и поддержания порядка в законодательно очерченном круге важнейших общественных отношений.

Единственным источником уголовной ответственности является уголовный закон, который предусматривает исчерпывающий перечень деяний, признаваемый преступлениями, и. таким образом, возлагает на граждан в рамках регулятивных правоотношений строго определенный круг обязанностей, исполнение которых подкрепляется возможностью применения государственного принуждения. В случае совершения преступления включается механизм охранительного уголовно-правового отношения, основным итогом развития которого является реализация санкции.

Законодатель при конструировании некоторых преступлений в УК определил в качестве обязательного условия совершение второго правонарушения после наложения административного взыскания за первое аналогичное правонарушение, например повторное мелкое хищение (ст.213 УК), незаконное открытие счетов (ст.224 УК) и т.д.

Указанное правовое явление носит название административная преюдиция и вызывает споры среди ученых о её необходимости в уголовном законе. Так, в литературе высказывается мнение о том, что "ни одно административное правонарушение не обладает специфическим криминальным свойством деяния - общественной опасностью. Поэтому количество правонарушений не способно перерасти механически в новое качество – преступление.

Смысл административной преюдиции в уголовном праве, по мнению некоторых авторов, заключается в том, что деяние становится преступлением, если оно совершено в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение. "Объяснение этому шагу законодателя можно найти в стремлении эффективно ограничить число деяний, не достигающих степени общественной опасности, характерной для преступлений, но широко распространенных и потому мешающих нормальной работе органов государственного управления. Однако анализ юридических норм показывает полное отсутствие правового основания для включения административной преюдиции в уголовный закон. Можно ли утверждать, что административный проступок, совершенный повторно, после наложения взыскания за такое же нарушение, действительно становится преступлением? На этот вопрос, безусловно, следует ответить отрицательно. Повторное административное правонарушение не может образовывать новое качество, т.е. менять характер и степень общественной опасности. Это прямо следует и из текста закона, где сказано, что повторный проступок должен быть идентичен по своей природе тому, за который ранее применялись меры административного взыскания.

Аналогичного мнения придерживается и А.М. Медведев, который указывает, что преступление - не есть сумма проступков. Повторность совершения административного проступка в соответствии с законодательством об административных правонарушениях относится лишь к обстоятельствам, отягчающим административную ответственность.

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности. Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а "скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия. Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм.

Однако высказывается в литературе и иная точка зрения. Так, например, по мнению С. Ф, Милюкова, укрепление союза между административным и уголовным законодательством видится в разумном возрождении административной преюдиции, которая, "с одной стороны, позволит пресечь на достаточно раннем этапе развитие общественно опасной "карьеры" правонарушителя, а, с другой, без ущерба для интересов законопослушного населения даст возможность сэкономить уголовную репрессию". Такую преюдицию целесообразно устанавливать в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, противодействия браконьерству и другим экологическим правонарушениям, а также обеспечения безопасности дорожного движения.

Необходимо возвратиться к использованию конструкций составов с административно-правовой преюдицией. Решение законодателя об отказе использования административно-правовой преюдиции в нормах уголовного законодательства, по нашему мнению, неоправданно. Не существует препятствий ни нормативного, ни теоретического характера, которые бы исключали применение этого приема юридической техники, при условии должным образом разработанных сопутствующих административно-правовых норм.

Следует отметить, что термин "административная преюдиция" был впервые применен в УК в ч.2 ст.30 "Штраф" без определения этого понятия и обозначения признаков, его характеризующих. С введением нового УК впервые в отечественном уголовном законодательстве в ст.32 УК раскрывается сущность административной (дисциплинарной) преюдиции: в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, уголовная ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

Таким образом, в этой статье впервые в Общей части Уголовного кодекса определяются принципы установления и применения уголовной ответственности за некоторые преступления, не представляющие большой общественной опасности, среди признаков которых законодатель выделяет административную или дисциплинарную преюдицию.

В соответствии с уголовным законом признак административной или дисциплинарной преюдиции может быть использован законодателем только при установлении уголовной ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности (см. ч.2 ст.12 УК). При привлечении лица к уголовной ответственности этот признак имеет уголовно-правовое значение только в течение года после наложения на это лицо административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

Следует отметить, что в ст.188, 189, 247, 256, 257, 260, 269, 271, 272, 274, 275, 278, 281, 282, 304, 337, 371, 435, 436 УК при формулировании квалифицированного состава законодателем использована следующая конструкция: в диспозиции сначала описывается преступление либо его признаки без указаний на преюдицию, затем - закрепляются квалифицирующие обстоятельства. Например, ч.2 ст.257 УК гласит: "Обман потребителей, совершенный группой лиц по предварительному сговору, либо лицом, ранее судимым за обман потребителей, либо в крупном размере". Как видим, для наличия квалифицированного состава признак преюдиции не требуется.

Статьи 201 и 411 УК сформулированы иначе. Так, ч.3 ст. 201 УК начинается словами: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи". При такой конструкции применительно к деяниям, предусмотренным ч.2 ст. 201 УК, обязательно необходимо установить признак преюдиции либо получение дохода в крупном размере, поскольку они предусмотрены во второй части статьи.

Преюдиция в гражданском процессе

Обязанность по доказыванию всецело связана с предметом доказывания. Исключениями из обязанности по доказыванию является наличие фактов, входящих в предмет доказывания по делу, но не подлежащих доказыванию в силу прямого указания закона. К таким исключениям относятся и преюдициальные факты.

Термин «преюдиция» в переводе с латинского языка означает относящийся к предыдущему судебному решению. В юридической науке под преюдицией понимаются обстоятельства, не нуждающиеся в доказывании по причине того, что они были установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Целью преюдиции является освобождение участвующих в деле лиц от повторного доказывания, а суд — от повторного исследования фактов, которые уже доказаны.

Практическое значение преюдиции заключается в процессуальной экономии сил и времени суда и участников судопроизводства, а также экономии процессуальных средств в состязательном процессе, что соответственно позволяет уделить больше времени исследованию и оценке других доказательств, также в целом оказывает положительное влияние на эффективность гражданского судопроизводства.

Однако в теории и на практике возникают проблемы, требующие изучения, анализа и разрешения.

В действующем гражданском процессуальном законодательстве отсутствует определение понятия «преюдиция» (или «преюдициальный»).

Несмотря на то, что преюдициальность является одним из свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий.

Зачастую в судебных постановлениях упоминается о преюдициальности, но в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого термина нет, в отличие от Уголовно-процессуального кодекса РФ. Например, в апелляционном определении Усть-Куломский районный суд Республики Коми по делу № 11–5 указал, что «апелляционным определением, имеющим преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела, на основании части 2 статьи 61 ГПК Российской Федерации, установлено, что Д. в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>, не проживает и соответственно не является потребителем коммунальных услуг в виде электроэнергии». Таким образом, считаем нужным привести законодательство в соответствие и в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ указать на то, что преюдициальными считаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

На практике нередки случаи, когда при рассмотрении нового дела, в процесс вступает лицо, которое ранее не принимало участие. Возникает проблема преюдициальности судебного постановления в связи с участием нового лица. Пленум Верховного Суда РФ № 23 «О судебном решении» по этому вопросу разъяснил: лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

С. Ф. Афанасьев и М. С. Борисов считают, что данное положение порождает противоречие. Если следовать буквальному смыслу закона, то в случае вовлечения в процесс лиц, участвовавших и не участвовавших в ранее рассмотренном деле, первые остаются связанными преюдициальным характером установленных ранее фактов и правоотношений, а вторые могут представлять новые доказательства, выдвигать доводы в подтверждение или опровержение тех же фактов и правоотношений. Налицо существенное отклонение от принципа равноправия сторон. Такая процессуальная коллизия, по их мнению, может быть разрешена путем указания на недопустимость применения преюдициальности судебного акта при рассмотрении дела с участием новых лиц.

Е. Ильина, наоборот, считает справедливым для участников предыдущего процесса запрет на оспаривание и вторичное доказывание установленных обстоятельств, который выражается в запрете на предоставление доказательств, причем не важно, представлялись они суду ранее или нет. Представление доказательств в обоснование наличия или отсутствия обстоятельств, установленных судом ранее, будет противоречить общему характеру допустимости доказательств, поскольку по всем делам должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств. Нарушение данных требований приведет к недопустимости доказательств.

Однако следует учитывать, что лицо, которое участвовало в обоих процессах и не имеет возможности оспаривать ранее установленные обстоятельства, не лишается права участвовать в исследовании доказательств и приводить на этот счет свои соображения (ч.1 ст.35 ГПК РФ).

Обобщая вышесказанное, считаем, что с появлением нового участника характер преюдициальной связи судебных актов будет иным, не столь предопределяющим, как в случаях с одинаковым кругом лиц.

Судебная практика показывает, что преюдициальность судебных актов на лиц, не участвующих в предыдущем деле не распространяется. Так, в определении Верховного Суда РФ по делу № 4-КГ13–9 по кассационной жалобе К. сказано, что Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, оставляя апелляционную жалобу К. без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения, также сослалась на то, что указанные выше обстоятельства установлены решениями арбитражного суда, однако из содержания имеющихся в деле копий судебных постановлений арбитражных судов следует, что К. не участвовал в делах, по которым вынесены эти судебные постановления. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила существенное нарушение положений ч. 3 ст. 61 ГПК РФ и отменила состоявшиеся судебные решения в части, с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Итак, считаем в законе, а именно ст. 61 ГПК РФ, необходимо урегулировать данный вопрос в следующем порядке:1.Указать, что лица, не участвовавшие ранее, могут заявить о признании обстоятельств, установленных судебным постановлением суда общей юрисдикции либо судебным актом арбитражного суда по данному делу.

Пояснить, что в иных случаях преюдициальность на лиц, ранее не участвовавших в деле, не распространяется.

Интересную, на наш взгляд, проблему поднимает С. Курочкин. Он отмечает, что действующее процессуальное законодательство не упоминает о решениях иностранных судов в качестве оснований освобождения от доказывания. Обращается внимание на то, что РФ, признавая действие решения иностранного суда, не может ограничивать пределы действия его свойств, одним из которых является преюдициальность. Развитие экономических, личных и иных связей между гражданами и юридическими лицами из различных государств влечет необходимость трансграничного признания правовых последствий совершаемых ими действий и правоотношений. Их установление компетентными правоприменительными органами не должно подвергаться проверке вновь при соблюдении таких условий как, признание и приведение в исполнение при рассмотрении новых дел между теми же лицами. Более того, повторное доказывание фактов и правоотношений приведет только к увеличению издержек (к примеру, за счет выполнения судебных поручений о допросе свидетелей), также есть риск вынесения решения, противоречащего ранее вынесенному в части установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Таким образом, можно говорить о наличии оснований для распространения свойства преюдициальности на решения иностранных судов, но в этом случае законодателю нужно определить пределы ее действия. Это касается прецедентов, решений по групповым искам и других судебных актов, обладающих серьезной спецификой по сравнению с национальными судебными решениями. Действительно, полагаем, что этот вопрос является дискуссионным и при этом актуальным. Считаем, законодателю, необходимо обратить внимание на данный вопрос. Предлагаем в ст. 61ГПК РФ внести пояснения от том, что по усмотрению суда считать преюдициальным вступившее в законную силу решение иностранного суда, в котором участвовали те же лица, по гражданскому и арбитражному делу, а также приговор по уголовному делу для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом, за исключением случаев, указанных в статье 412 ГПК РФ.

Рассмотрим еще один проблемный вопрос. Так, например, в случаях, когда практика применения той или иной нормы в связи с принятием постановления Конституционного Суда, изменилась и сложилась ситуация, когда преюдиция может противоречить позиции Конституционного Суда (если какая-то норма закона признана не соответствующей Конституции), а значит — и норме материального права. Также на практике встречаются дела, когда изменилось не применение нормы, а сама норма, которая регулировала отношения, входящие в предмет рассмотрения суда. Действующее законодательство не дает пояснений как в данном случае нужно поступить суду, чтобы, во-первых, не нарушить правило о преюдиции, а во-вторых, чтобы решение было принято в соответствии с нормами материального права, действующего на момент рассмотрения данного дела.

Становится очевидным, что есть необходимость ограничить преюдицию судебным усмотрением. Важно отметить, что подобное ограничение не должно умалять значение преюдиции, исключать из законодательства нормы о преюдиции. Решения, в которых содержится переоценка установленных судом фактов, должны носить, подчеркнем, исключительный характер, быть обусловленными, например, изменением законодательства. В таком случае противоречий между изначальным и последующим решениями не будет поскольку, в новом деле, исходя из объективно сложившейся ситуации суд использует установленные обстоятельства, а не их связь с нормой права, которая изменена или которой не существует. Предлагаем дополнить ст. 61 ГПК РФ следующим образом: «В исключительных случаях, по усмотрению суда, допускается ограничение преюдиции».

Таким образом, можно сделать вывод, что в институте преюдиции много проблемных и дискуссионных вопросов, которые нуждаются в разрешении, а также есть необходимость в изменении и дополнении гражданского процессуального законодательства.

Преюдиция в уголовном процессе

Преюдиция в уголовном процессе – это некая тонкость юридической сферы, попадающая в поле зрения лишь некоторых представителей данной профессии. Судьи, следователи, дознаватели, прокуроры - все, кто участвует в судебном разбирательстве, должны понимать и применять подобный институт на практике, так как он значительно упрощает процесс принятия решения.

Однозначного определения данному институту в законодательстве нет. Однако принято считать, что некоторая обязанность суда принять факты без их исследования, если они были установлены решением, ранее вступившим в законную силу, это и есть преюдиция в уголовном процессе. Пример - доказательства, которые ранее были признаны общеизвестными и соответственно не требуют установления их истинности.

Этот институт всегда имеет отношение исключительно к судебным решениям и действует только в определенной системе права, а именно в той, где прецедент является источником права. Важно помнить, что преюдиция имеет тесную связь с ним, что поясняет ее сущность. Данный институт - это обязанность учитывать или применять тот самый прецедент, то есть событие, ранее уже случавшееся и имеющее значение.

Классификаций данного института довольно много. Особое внимание этому уделяет теория, однако наиболее распространенными считаются два важных деления, выделяемых чаще всего. Первое из них - это применение преюдиции в уголовном процессе в полном виде или же в усеченном. Принцип классификации прост - неограниченная и ограниченная какими-то действиями соответственно.

Еще одно деление осуществляется по принципу опровержимости, а именно на строгую и нестрогую. Во втором случае необходимо проверять факты, несмотря на установление их законным решением, в первом же этого не требуется. Закон при этом не говорит ничего касательно данных видов, однако на практике они широко применяются.

Важность именно этих классификаций очень велика, несмотря на то, что их существует множество. Смысл в том, что таким образом определяются пределы, в которых преюдиция в уголовном процессе может действовать, а может и вовсе не применяться, а это уже влечет за собой правовые последствия.

Преюдиция приговора в уголовном процессе подразумевает обязанность суда принимать факты, которые были ранее установлены другим председательствующим. Это следует из понятия. Данный институт содержит в себе определенные аспекты, относящиеся к делу, которые ранее уже были доказаны или, более того, признаны как общеизвестные.

Решения и приговоры судов, которые содержат в себе установленные факты, не всегда имеют обязательную силу. Некоторые из них требуют проверки, которая осуществляется председательствующим, однако подобное встречается редко. Главное - всегда необходимо помнить, что истина должна быть установлена. Если те или иные события требуют уточнений и доработок, то считаться преюдиций употребление того или иного приговора не будет.

Функции этого института не отличаются ничем особенным. Выделяют две основные, объединенные в группу реализующих. Первая из них - регулятивная функция, типичная для любой отрасли и подотрасли. Она подразумевает, что данный институт фиксирует в себе ряд норм, которые упорядочивают общественные отношения и устанавливают определенные правила поведения.

Вторая группа - охранительная функция. Она направлена на защиту общепризнанных отношений и на устранение ненужных отношений. Примером подобного проявления может быть приговор, который содержит в себе установленный факт виновности и определяет подсудимого как особо опасного рецидивиста.

Если обратить особое внимание, то можно понять, что деление функций преюдиции совпадает с делением норм права. Они таким же образом представляют собой две группы, которые как регулируют общественные отношения, так и охраняют их.

Содержание и действие преюдиции в уголовном процессе совершенно ясно. Данный институт направлен на ускорение процедуры рассмотрения дела в суде и достижение истины наиболее кратким путем. Однако если говорить о роли, то она очень велика и имеет несколько проявлений, о которых все время спорят теоретики.

Некоторые считают, что упрощение процедуры рассмотрения дела, а именно применение преюдиции в уголовном процессе, это не позволительные действия, которые влекут за собой потери истинности того или иного факта. По мнению многих теоретиков, данный институт нельзя распространять на все возможные дела, так как каждая конкретная ситуация имеет свои специфические черты.

Вторая группа лиц придерживается того, что преюдиция является отличной экономией времени. Они поддерживают идеи данного института и считают, что доказывать одни и те же факты несколько раз, затрачивая время и силы, просто не имеет смысла, так как предмет доказывания в разных делах совпадает довольно часто.

Если верить исследованиям, то определение четких границ действия данного института практически невозможно. Единственным ограничением в действии преюдиции является судебное решение, на основании которого тот или иной факт признается общеизвестным или доказанным ранее. Выходить за его пределы нельзя, тогда потеряется весь смысл института.

То есть если говорить об ограничениях, то их можно обозначить рамками конкретных правоотношений и фактов, возникающих по их поводу и подлежащих доказыванию. Также важно помнить о круге лиц, которые используют данный институт и в отношении которых это осуществляется. Каждая граница фиксируется необходимым судебным решением, именно поэтому преюдиция тесно связана с данным актом и даже зависит от него.

Данный вопрос имеет три аспекта. Они демонстрируют, какой именно результат дает преюдиция в уголовном процессе. Итак, первое - это целеполагание. Оно подразумевает установление целей, результатов, к которым стремится данный институт. Они должны быть выстроены правильно и максимально конкретно.

Второе, что важно, - это достижение цели. Смысл в том, что учитываются действия соответствующих государственных органов, направленные на достижение установленного результата. От правильности применения и принятия различных актов, осуществления определенных функций зависит конечный результат. Именно поэтому целедостижение - важный аспект эффективности преюдиции.

И последнее, что имеет значение, - полезность. Необходимо четко определять, насколько важна для общественных отношений преюдиция. Учитывать нужно каждое конкретное судебное решение, анализируя его и предполагая, насколько оно повлияет на получение того результата, который был запланирован.

Преюдиция и ее роль в доказывании - очень важные моменты, определяющие данный институт. Как было сказано ранее, предполагается, что суд может не исследовать те или иные факты, если их истинность была установлена ранее иным решением. Безусловно, существует немало исключений, однако по общим правилам председательствующий всегда попросту экономит время и применяет ранее установленную информацию.

Связь между преюдиций и процессом доказывания очень тесная только потому, что институт в большинстве случаев устраняет необходимость осуществлять данную деятельность. Однако при этом важно помнить, что любой преюдициальный приговор может быть обжалован, опротестован и, более того, может просто не применяться судьей, если тот имеет ряд сомнения.

Уголовный процесс и данный институт связаны тем, что ранее установленные факты должны без проверки применяться и следователем, и дознавателем, и прокурором. Понятие и значение преюдиции в уголовном процессе довольно широки, что распространяется и на судебное разбирательство. Принципиального отличия судебного и уголовного процесса во взаимосвязи с преюдицией нет.

Судья, так же как и иные участники со стороны обвинения, должен принимать факт без исследования, если это допускается решением суда. Однако в судебном процессе председательствующий имеет право на сомнения. Смысл в том, что судья вполне способен подвергнуть проверке любое доказательство, если у него оно вызывает неуверенность, у прокурора или следователя такого права нет. В этом и заключается особенность применения данного института в суде.

Преюдиция суда

Термин «преюдиция» прямо не поименован в гражданском процессуальном законодательстве или арбитражном процессе, однако имеет место в уголовном процессе. В Постановлении Конституционного Суда РФ N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» суд указал, что преюдиция представляет собой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Данные обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. То есть в уголовном процессе четко сформулировано понятие преюдиции.

При этом совсем недавно Конституционный суд подтвердил, что преюдиция не нарушает конституционные права граждан. Указанные нормы уголовно-процессуального закона сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку применение данной нормы по конкретному делу не подтверждено (Определение Конституционного Суда РФ N 1014-О).

Отсутствие в других процессуальных кодексах понятия преюдиции не означает, что она не применяется, например, в арбитражном или гражданском процессе. Но в данных видах процесса преюдиция поименована как «основания освобождения от доказывания». Те обстоятельства, которые являются общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Также не требуют доказывания те обстоятельства, которые уже были рассмотрены в гражданском деле и имеет место вступившее в силу решение суда общей юрисдикции по рассмотренному гражданскому делу.

В гражданском процессе в п.2 ст. 61 ГК РФ указано, что основаниями для освобождения от доказывания являются обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу судебным постановлением.

Обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (п.13 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4» (утв. Президиумом Верховного Суда).

А вот в отношении лиц, которые не участвовали в деле, такой принцип не действует. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском. Такой вывод сделали судьи в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» применительно к правам на имущество. Но при этом судьи допускают возможность принятия судом иного решения, но в этом случае суд должен указать мотивы решения.

Если состав участников дела различен в гражданском и арбитражном процессах, то решение суда не может быть принято в порядке преюдиции (Определение Верховного Суда РФ N 33-КГ16-14).

В этом случае подлежат доказыванию вновь те обстоятельства, которые имеют важное значение для дела. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Преюдициальность приговора представляет собой обязательность выводов суда об установленных лицах и фактах, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре по делу, то есть суд не может игнорировать выводы, сделанные другими судами (Определение Верховного Суда РФ N 4-КГ16-12). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 8 Постановления N 23 «О судебном решении» разъяснил, что значение вступившего в законную силу постановления или решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение), определяется по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ. Преюдициальное значение признается вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу.

Рассмотрим, каким образом на практике суды применяют преюдицию:

• Во-первых, преюдиция используется как механизм возмещения ущерба государству виновными лицами. В Апелляционном определении Омского областного суда по делу N 33-3766 суд по иску о взыскании ущерба, возложении обязанности разработать проект рекультивации и провести рекультивацию земельного участка, признал претензии Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Омской области обоснованными. Постановлением N 25-77 ООО «Лузинское зерно» привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В результате порчи (уничтожения) земель из оборота земель сельскохозяйственного назначения ООО «Лузинское зерно» выведен земельный участок общей площадью 13 кв. м. Согласно произведенному расчету сумма ущерба составляет 81 120 рублей. И поскольку было доказано административное правонарушение, то суд признал доказанным и ущерб государству.
• Во-вторых, преюдиция применяется в отношении возмещения ущерба, связанного с преступлением, по которым осуждено виновное лицо. В Апелляционном определении Красноярского краевого суда по делу N 33-4345 суд удовлетворил требования о возмещении ущерба, причиненного преступлением. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.
• В-третьих, в порядке преюдиции возможно возместить вред, который возник в результате халатности.

В Апелляционном определении Верховного суда Республики Дагестан N 33-2676 суд взыскал с воспитателя детского сада размер ущерба, который возник в результате халатности работника. Согласно п. 1 ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Исходя из этого, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. Требованиям разумности и справедливости соответствует компенсация морального вреда в размере 150 000 рублей.

В целом, возможности преюдиции по гражданским искам не ограничены. Вместе с тем, важно помнить, что должен быть подтвержден факт вины лица, привлекаемого к ответственности и лица в административном, уголовном и соответственно гражданском судебном спорах должны совпадать.

В арбитражном процессе также отсутствует понятие преюдиции. Однако в п.3 ст. 69 АПК РФ сказано, что вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции.

Аналогичные нормы действуют в отношении уголовных дел. Согласно п. 4 ст. 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях (Постановление N 30-П, определения N 1785-О, N 2200-О и др.), признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Определение Конституционного Суда РФ N 2060-О).

В отличие от гражданских судов арбитражные суды трактуют преюдицию более широко. Кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю, либо только к должнику или только к поручителю. При этом в последнем случае суд вправе по своей инициативе привлекать к участию в деле в качестве третьего лица соответственно поручителя или должника (ст. 51 АПК РФ, Постановление Пленума ВАС РФ N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Если есть решение суда, то ответчик не должен представлять доказательств того, что распространенные сведения соответствуют действительности, если оспариваемые факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п.5 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 46)

Чаще всего преюдиция в арбитраже используется в следующих случаях:

• Во-первых, преюдиция используется как механизм взыскания кредитором задолженности.
• Во-вторых, преюдиция часто применяется в делах о банкротстве, например, если конкурсный управляющий совершил неправомерные действия.
• В-третьих, преюдиция используется как механизм взыскания задолженности.
• В-четвертых, преюдиция используется для признания договора незаключенным.

Многие правовые механизмы в нашей стране не совершенны. Так, и преюдиция имеет свои недостатки:

1. Преюдицию достаточно трудно применять к корпоративным правоотношениям. В корпоративных спорах механизм преюдиции применялся редко, поскольку критерий участия тех же лиц можно было легко обойти путем введения в процесс фигуры нового акционера.
2. Также преюдицию достаточно сложно применять, если параллельно идут два дела. Например, в части уголовного дела и в части взыскания задолженности, как правило, подобные дела рассматриваются судами параллельно. И бывает ситуация, когда по уголовному делу найдены виновные, а по гражданскому отказано во взыскании задолженности.
3. Еще одним спорным моментом является ситуация привлечения к субсидиарной ответственности виновных лиц. Например, если виновным лицом признан работник организации, банка, а вот договор заключен с юридическим лицом. В этом случае воспользоваться преюдицией невозможно.

Таким образом, привлечь к ответственности в порядке преюдиции на практике не всегда легко.

В заключение необходимо отметить, что значение преюдиции, безусловно, велико, однако на практике приходится в двух разных судах фактически подавать иски по одним и тем же основаниям. Например, если у вас украли телефон, то сначала нужно найти преступника, а потом взыскать убытки в рамках гражданского процесса. К сожалению, на практике, даже простые дела могут занять значительное время.

Преюдиция в уголовном праве

Praejuditium в переводе — «предрешение вопроса». Это означает отсутствие необходимости вновь изучать обстоятельства, которые ранее изучены и доказаны, установлены судом и отражены в судебном акте. Значение преюдиции состоит в экономии усилий сторон и суда, сокращении срока разбирательства, поддержании непротиворечивости судебных актов. В качестве примера преюдиции в правоприменении можно привести дело № А07-14877, в котором судами были учтены факты, касающиеся движения реестра акционеров, установленные судебными актами арбитражных судов по другим делам.

Принцип преюдиции нашел закрепление во всех процессуальных кодексах: Арбитражном процессуальном кодексе (АПК РФ), Гражданском процессуальном кодексе (ГПК РФ), Кодексе административного судопроизводства (КАС РФ), Уголовно-процессуальном кодексе (УПК РФ), но применяется с некоторыми нюансами, о которых будет сказано ниже.

В сопоставлении с другими правовыми явлениями судебной преюдиции присущи отличительные признаки:

• она рассматривается как проявление презумпции истинности судебного решения, однако обладает более высоким уровнем достоверности, т. к. не является предположением;
• в отличие от версии, представляет собой не способ проверки знания, а принятие сведений об уже проверенных фактах;
• по сравнению с прецедентом, применяется только более узко — только в сфере доказывания.

Преюдициальностью обладает не только резолютивная часть решения, но и его мотивировочная часть, в которой суд обосновывает свои выводы.

В науке предлагается множество классификаций преюдиций, приведем наиболее практически значимые:

1. По принявшему органу — судебные и административные. Во втором случае источниками являются постановления уполномоченных органов по делам об административных правонарушениях.
2. В зависимости от сферы действия — общеправовые, межотраслевые, отраслевые. Общеправовой преюдицией обладают выводы, сформулированные в резолютивной части судебного решения в силу его общеобязательности (ст. 16 АПК РФ, ст. 13 ГПК РФ, ст. 16 КАС РФ). Межотраслевая преюдиция подразумевает действие в другой ветви процесса. Примером здесь может служить ст. 90 УПК РФ, которая закрепляет преюдициальность цивилистических решений по некоторым вопросам. Отраслевая преюдиция действует в процессе одного вида.
3. По эффекту — разрешающие и запрещающие. Первые устанавливают возможность разрешения ситуации в другом деле (например, взыскать неустойку на основании установления факта просрочки исполнения), вторые пресекают возможность решения юридически значимого вопроса (установление подложности документов влечет невозможность взыскания по ним).
4. По признаку опровержимости — неопровержимые (строгие) и опровержимые (нестрогие). Если законом установлена обязанность суда применять преюдицию, она считается строгой (см. ст. 90 УПК РФ, ст. 61 ГПК РФ). Если преюдиция предусмотрена как освобождение сторон от доказывания, но при этом остается возможность ее опровержения другими доказательствами, она является нестрогой (см. ст. 69 АПК РФ).

Нормы об обстоятельствах, установленных вступившим в законную силу судебным актом, в цивилистических процессуальных кодексах сформулированы по-разному.

В ГПК РФ имеется также уточняющая норма: участники дела и их правопреемники не вправе оспаривать установленные судом в решении факты и правоотношения (ч. 2 ст. 209 ГПК РФ). В данном случае имеется в виду процессуальное правопреемство.

Под теми же лицами понимаются участники процесса, ранее привлеченные в качестве истца, ответчика или третьей стороны. Если лицо не участвовало в процессе в этом качестве, судебный акт по нему не создает для него преюдиции (см. определение ВС РФ № 4-КГ17-76).

В ст. 64 КАС предусматривается более широкий круг лиц, на которых распространяется преюдиция. Практика применения этой нормы, отличающаяся от применения норм ГПК и АПК, пока не сформировалась.

Исходя из разного регулирования, в правоприменительной практике коллегий ВС РФ отмечается 2 направления:

• коллегия полагает, что преюдиция - это обстоятельства, относящиеся к фактам, она не включает правовую квалификацию фактов (см., например, определение ВС РФ по делу № А45-19100);
• коллегия по гражданским делам включает в преюдицию и то и другое (см. определение ВС РФ по делу № 81-КГ17).

Однако при рассмотрении нового дела могут появиться другие доказательства, что может повлечь необходимость изменения правовой квалификации (например, признание недействительной сделки, которая раньше была применена судом). В связи с этим установление широкой и неопровержимой преюдиции в ГПК и КАС многие считают чрезмерным.

Толкуя ч. 2 ст. 69 АПК РФ, КС РФ в определении № 2528-О указал, что не исключается различная правовая оценка фактов, которая зависит от характера конкретного спора. Этот вывод в равной степени может относиться к гражданским делам всех категорий.

Сведения о фактах имеют предрешающее значение в случае, если входят в предмет доказывания по разрешенному судом делу (см. определение ВС РФ по делу № А04-7891) и в этом качестве исследованы судом. Простое упоминание обстоятельств в судебном акте преюдиции не создает (см. определение ВС РФ по делу № А40-41852).

В постановлении КС РФ № 30-П (далее — постановление № 30-П) содержатся важные положения, касающиеся логики применения преюдиции, ее пределов и преодоления:

• Баланс между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений с одной стороны и независимостью суда и состязательностью судопроизводства с другой обеспечивается установлением пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.
• КС РФ назвал критерий пределов преюдиции: ранее признанные факты в их правовой сущности могут иметь другое значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают (п. 3.2 постановления № 30-П). Таким образом, КС РФ не поддерживает преюдицию в отношении правовой квалификации отношений сторон.
• Поскольку опровержение преюдиции возможно только под судебным контролем, по мнению КС РФ, в качестве единственного варианта может признаваться только пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам (п. 4.1 постановления № 30-П).

СК по уголовным делам ВС РФ также придерживается представления, что преодоление преюдиции возможно исключительно путем пересмотра судебного акта в установленном порядке. Так, по его мнению, невозможно возбуждение уголовного дела по сделке, которая признана гражданским судом законной, до отмены соответствующего судебного решения (см. определение ВС РФ по делу № 81-АПУ17-21).

Во многих случаях в число доказательств по гражданскому делу входит постановление по делу об административном правонарушении. Большой объем такой практики составляют дела о возмещении ущерба, причиненного правонарушением. При этом возникает вопрос об оценке в числе прочих доказательств этого документа: обладает ли он преюдициальным значением?

Судам общей юрисдикции дано указание учитывать административную преюдицию на основании аналогии процессуального закона, допускаемой согласно ч. 4 ст. 1 ГПК РФ (п. 8 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении» № 23). Учет проводится на равных началах с преюдицией приговора: в части факта деяния и его совершения конкретным лицом. Доказательства, касающиеся размера ущерба и размера возмещения, исследуются отдельно. Если по уголовному или административному делу не вынесен окончательный судебный акт, то проведенная в рамках него экспертиза не обладает качеством преюдициальности и оценивается наравне с другими доказательствами (см. определение ВС РФ по делу № 53-КГ17-25).

Несмотря на отсутствие соответствующих разъяснений для арбитражной системы, необходимо учитывать, что ч. 5 ст. 3 АПК РФ также допускает аналогию процессуального закона.

Межотраслевая преюдиция, установленная ст. 90 УПК РФ, сформулирована следующим образом:

• обстоятельства, установленные судебным актом, признаются без дополнительной проверки;
• при этом они не предрешают виновность, которая доказывается в общем порядке.

В постановлении № 30-П также указано, что правовая квалификация суда другой ветви процесса в уголовном деле однозначно не принимается, она происходит только в рамках уголовного судопроизводства.

В практике ВС РФ отношение к преюдициальности судебных актов, включая приговоры, трактуется ограничительно. В ряде определений ВС РФ встречается формулировка о том, что преюдиция применяется только при отсутствии сомнений у суда, при этом суд не обязан принимать установленные факты без дополнительной проверки.

Итак, преюдиция по-разному применяется в разных видах процесса, с ограничениями как по перечню обстоятельств, так и по кругу лиц, в отношении которых она действует.

Преюдиция в административном праве

Как выяснилось, под преюдицией следует понимать юридический нюанс законодательства неформального характера. Как правило, в него посвящаются лишь некоторые специалисты. Так, преюдиция в административном процессе рассматривается юристами, судьями, адвокатами и так далее. Важно отметить, что любому лицу, которому предстоит принимать участие в судебном процессе, необходимо знать основную информацию о ней.

Преюдиция – не что иное, как малоисследованное, но в то же время сложное явление правовой направленности. Его определение, как правило, не наделено однозначным пониманием в отношении современного права и не представлено в нормативах большего числа его отраслей.

Преюдиция по административному делу как понятие правовой природы появилось в римском праве. Как известно, последнее, совместно со своими юридическими категориями, нормами и терминами сформировало правовую основу других государств. В свою очередь, латинский язык превратился в инструмент, а также источник появления принципиально новых направлений и понятий как в России, так и в европейских странах.

Термин «административная преюдиция» произошел непосредственно от латинского слова praejudicium. Оно переводится как предварительное решение вопроса или же обстоятельство, которое в полной мере позволяет судить по поводу ожидаемых последствий. Praejudicium состоит из двух элементов: praecedo - предшествовать, идти впереди; praeiudico – судить наперед предварительно. Так, в результате синтеза данных составляющих выявляется смысл современного термина «административная преюдиция».

Необходимо отметить, что уголовная ответственность, будучи основополагающим институтом права, является необходимым инструментом организации нормальной общественной жизни. Она служит специфическим средством поддержания и охраны порядка в кругу наиболее важных отношений общественного характера, который очерчен непосредственно законодательными нормами.

Единственным и основным источником рассматриваемой категории служит уголовный закон. Он же подразумевает исчерпывающий список действий, признаваемых преступлениями. Таким образом, уголовный закон способен возлагать на граждан в пределах правоотношений регулятивного характера четко выявленный круг обязанностей. Исполнение последних, так или иначе, подкрепляется посредством возможности использования государственного принуждения. Необходимо дополнить, что при совершении преступления начинает работать механизм отношения уголовно-правовой направленности, главным итогом чего служит осуществление санкции.

В процессе конструирования определенных преступлений в УК РФ законодатель определил обязательным условием реализацию второго правонарушения непосредственно после наложения взыскания административной природы за первое правонарушение аналогичного характера. Сюда можно отнести незаконное открытие банковских счетов за пределами страны или же мелкое хищение, совершаемое повторным образом.

Представленное выше явление правовой природы определяется названием "административная преюдиция в уголовном праве". Совершенно неудивительно, что оно на протяжении многих лет провоцирует споры в кругу ученых, которые касаются в первую очередь необходимости рассматриваемой ситуации в уголовном праве. Таким образом, в профессиональной литературе существует такая точка зрения, что никакое правонарушение административного характера нельзя наделить общественной опасностью, которая является специфической криминальной характеристикой определенного деяния. Именно данный факт служит причиной тому, что некоторое количество правонарушений просто-напросто не может механическим образом перерасти в принципиально новое качество – преступление.

Административная преюдиция в уголовном праве РФ, в соответствии с мнением многих отечественных авторов, состоит в том, что действие превращается в преступление исключительно тогда, когда оно может быть осуществлено на протяжении годового периода времени непосредственно после назначения административного взыскания за аналогичное нарушение. Объяснение столь интересному шагу законодателя возможно отыскать в стремлении эффективным образом установить рамки числу деяний, которые не достигают уровня общественной опасности, описываемой актуальные преступления, но широко распространены, и поэтому мешающие адекватной деятельности государственных управленческих органов. С другой стороны, административная преюдиция криминализации из-за полного отсутствия правового основания вследствие проведения анализа юридических нормативов в уголовный закон не включается.

Целесообразно ли придерживаться того мнения, что проступок административного характера, совершенный повторным образом непосредственно после направления взыскания за подобное нарушение, на самом деле превращается в преступление? На данный вопрос непременно стоит дать отрицательный ответ. Административная преюдиция в административном праве предполагает то, что рассмотренное выше правонарушение не способно формировать принципиально новое качество. Иными словами, оно не может менять степень и направленность общественной опасности. Аналогичное положение напрямую исходит и из содержания закона, где указано, что повторное действие противозаконного характера должно быть идентично в плане своей природы тому, за которое ранее использовались определенные меры в отношении административного взыскания.

В соответствии с мнениями отечественных авторов, правонарушение административной направленности, даже реализованное во второй раз, по собственной сущности не влечет за собой уголовной ответственности. Так, административная преюдиция в административном праве, безусловно, сохраняется. Однако данное сохранение говорит не о конкретных принципах в точке зрения законодателя. Скорее всего, вопрос касается инерции в отношении его мыслительных процессов и актуальности уже традиционных стереотипов, которые сформировались в уголовном праве лишь в последние годы. Административные правонарушения повторного характера, так или иначе, должны вести к более серьезным мерам воздействия, конечно же, в пределах соответствующей правовой отрасли. Именно поэтому административная преюдиция в уголовном праве РБ и РФ должна быть последовательным и полным образом исключена из актуальных нормативов.

Важно отметить, что в современной литературе нередко можно встретить и противоположную представленной в предыдущей главе точку зрения. Так, в соответствии с мнением Милюкова С. Ф., административная преюдиция в уголовном праве в совокупности с административным позволяет укрепить данный союз. С одной стороны, она позволяет предупредить правонарушителя на весьма раннем этапе развития свойственной ему «карьеры». Последняя, так или иначе, опасна для общества. А с другой, преступления с административной преюдицией дают возможность определенным образом обеспечить экономию уголовной репрессии. Последнюю из представленных процедуру целесообразно производить за исключением ущерба в отношении интересов законопослушных граждан. Какие же сферы актуальны в плане данного вопроса?

Административная преюдиция в УК РФ устанавливается в области оборота психотропных веществ, а также их аналогов; наркотических средств; противодействия разнообразным правонарушениям экологической сущности (к примеру, браконьерству); обеспечения абсолютной безопасности на дорогах и так далее.

У некоторых российских авторов ранее существовало собственное мнение по поводу рассматриваемого в статье вопроса. Так, они считали, что административная преюдиция в любом случае должна использоваться в виде соответствующих конструкций юридической направленности. Авторы были твердо уверены в том, что не существует значимых препятствий ни теоретической, ни нормативной природы, которые были бы способны исключить использование данного приема правовой техники. Однако актуальным условием, так или иначе, должны были служить четко разработанные сопутствующие административно-правовые нормы. Тогда административная преюдиция декриминализации могла бы в полной мере использоваться в нормативах уголовного законодательства.

Интересно отметить, что рассматриваемый в статье термин впервые упоминался в Уголовном кодексе части второй статьи тридцатой «Штраф». Необходимо дополнить, что в первом упоминании не давалось определения данному понятию и не обозначались соответствующие признаки, его характеризующие.

Административная преюдиция (другое ее название – дисциплинарная) в плане своей сущности была раскрыта непосредственно с момента введения нового Уголовного кодекса в статье тридцать второй. Там отмечалось, что в случаях, которые предусмотрены посредством Особенной части УК, уголовная ответственность за проступки, не являющиеся общественно опасными в крупных масштабах, наступает тогда, когда деяние реализовано в течение годового периода непосредственно после наложения дисциплинарного или административного взыскания за подобное нарушение.

В приведенной выше Общей части УК формируются принципы применения и предшествующего данному использованию установления уголовной ответственности за определенные преступления, которые не представляют масштабной опасности непосредственно для общества. Среди данных признаков такого рода преступлений особенно выделяется административная (иными словами, дисциплинарная) преюдиция.

По уголовному законодательству, представленный признак, так или иначе, может применяться законодателем в случае установления уголовной ответственности за определенные противозаконные деяния, не являющиеся особо опасными для населения (в соответствии с частью второй статьи двенадцатой УК Российской Федерации). Тогда, когда лицо привлекается к уголовной ответственности, данный признак наделяется уголовно-правовым значением лишь в течение годового периода непосредственно после направления на это лицо дисциплинарного или административного взыскания за подобное правонарушение.

Для начала необходимо отметить, что теоретический аспект уголовного права, по мнению исследователей, говорит об исключении широких санкций способствования в отношении единообразия судебной практики. Почему? Дело в том, что они позволяют допускать различного рода наказания за аналогичные проступки при условии аналогичной информации о личности непосредственно виновного лица.

Кроме того, исследователи доказывают, что наиболее серьезные затруднения испытывают именно судьи. Почему? Дело в том, что процесс определения конкретной наказательной меры в отношении подсудимого при условии отсутствия в некотором смысле четких ориентиров, которые даны непосредственно законодателем, достаточно сложен.

Как было указано, в УК РФ содержится тридцать шесть составов в отношении проступков, в конструкции которых законодатель предусмотрел административную преюдицию.

Санкции данных составов подразумевают следующие разновидности наказаний:

• Назначение лицу общественных работ – в двенадцати составах.
• Назначение штрафа – в тридцати трех составах.
• Назначение исправительных работ – в двадцати составах.
• Назначение ареста – в двадцати восьми составах.
• Ограничение свободы незаконопослушного лица – в девятнадцати составах.
• Лишение лица права занимать конкретные должности (или же продвигать определенные виды деятельности) – в десяти составах.
• Лишение свободы – в двенадцати составах.

Необходимо дополнить, что в пяти санкциях законодательным образом разрешается к основному виду наказания назначать дополнительное. Как правило, это лишение права (шестой пункт перечня, представленного выше). Из списка видно, что в процессе конструирования санкций в первую очередь законодатель выдвинул на передний план такие наказания, как арест и штраф.

Важно отметить, что абсолютно все санкции, которые указаны в составах проступков, носят альтернативный относительно определенных характер:

• Четыре случая предусматривают два основных последствия.
• Семь случаев предусматривают три основных наказания.
• Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
• Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
• Два случая предусматривают шесть наказаний.

Исключение из вышеперечисленных пунктов составляет статья 411 Уголовного кодекса. Ее санкция, так или иначе, предусматривает лишь единственную разновидность наказания, а именно лишение свободы. Более того, абсолютно все виды последствий наделены определенным диапазоном непосредственно между их нижними и верхними границами.

Возможность выбрать альтернативные лишению свободы наказания за те или иные проступки, которые не представляют особой опасности для общества, предоставленная со стороны закона, в соответствии с точкой зрения осуществления целей уголовного типа ответственности в случае назначения конкретного наказания, так или иначе, должна давать ориентир судебной практике не на подобные наказания за аналогичные проступки, а на максимальный уровень его индивидуализации в процессе назначения. В соответствии с точкой зрения исследователей, основная проблема заключается не в широте непосредственно санкции, а в соблюдении приведенного выше принципа, состоящего в индивидуализации наказания.

Таким образом, в юридической практике на сегодняшний день актуально следующее правило: рамки санкций в отношении уголовного закона нужно относить к оптимальным тогда, когда определенный ими диапазон выбора размера и вида наказательной меры позволяет судье максимальным образом индивидуализировать наказание в процессе его назначения.

Арбитражная преюдиция

Преюдиция - это просто как для суда, так и для участников процесса. Суть преюдиции в следующем: суд не проверяет и освобождает от доказывания фактов, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом. Таким судебным актом может быть решение арбитражного суда, решение суда общей юрисдикции и даже приговор суда.

В случае, когда вы с процессуальными оппонентами встречаетесь неоднократно в различных судебных процессах, то скорее рано, чем поздно, но вы будете вынуждены оперировать ч.2 ст.69 АПК РФ.

Ранее установленные обстоятельства не будут доказываться вновь.

Порой это крайне удобно, особо, если удастся сразу закрепить нужные факты в ранних судебных актах. А для некоторых – наоборот.

Поэтому и возникает вопросы о пределах подобной преюдиции в арбитражном процессе, способах ухода от нее.

В этой публикации мы собрали только некоторые из наиболее понравившихся нам судебных актов, дающих толкование норм о преюдиции и дающие косвенные ответы на наши вопросы.

По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Доказательства того, что спорные обстоятельства не входили в предмет исследования и доказывания суда общей юрисдикции и арбитражных судов в материалы надзорного производства не представлены (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ N ВАС-1592/12 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", номер дела в первой инстанции: А29-315).

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 2013).

При принятии судебных актов по делам N А76-30841/04-24-650/75 и N А76-22467/05-24-773 суды установили наличие у Томского В.И. прав акционера общества на момент проведения других, ранее состоявшихся общих собраний акционеров общества. Это обстоятельство не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, поскольку состав участников акционерного общества не является неизменным (статичным), следовательно, истец должен был доказать наличие у него статуса акционера общества на день проведения общего собрания акционеров, состоявшегося позднее (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 1115).

Иная оценка судами доказательств по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица, противоречит части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 225).

Исходя из пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу; такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Свойством преюдиции обладают лишь те обстоятельства, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Поскольку при рассмотрении дела N А40-60266/07-136-431 суд констатировал ничтожность договора N 205, а требование о возврате исполненного по этому договору в рамках указанного дела не было заявлено, в предмет доказывания не входило установление обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по договору (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ N ВАС-12605 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", номер дела в первой инстанции: А40-13211).

Опровергая довод ответчика о необходимости квалификации действий истца по названной норме, суд первой инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Амурской области по делу N А04-4523 по иску фирмы к обществу о взыскании задолженности по оплате указанных услуг по договору, однако в рамках этого дела вопрос о соответствии действий истца Закону о защите конкуренции не исследовался, УФАС Амурской области к участию в деле не привлекалось, в силу чего оснований для применения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела не имелось (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 2123).

Поскольку в рассматриваемом случае недобросовестные действия истца повлекли за собой возникновение юридического факта, правомерность которого, впоследствии, была им же и оспорена, судебные инстанции верно квалифицировали предъявление О.Н.С. требования о признании за ней права на 100% долей в уставном капитале ООО "УК "К" вследствие недействительности договора купли-продажи доли как злоупотребление правом. Данная позиция судов согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которой признаются злоупотреблением правом случаи, когда в результате недобросовестных действий самого истца возникает юридический факт, правомерность которого впоследствии оспаривается им же в судебном порядке (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа по делу N А35-7361/08-С5).

При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств").

Правовая преюдиция

Преюдиция рассматривается как обязательность для всех судов, рассматривающих дело, фактов, ранее установленных вступившим в законную силу решением (приговором) по какому-либо другому делу.

Из приведенного определения следует, что основой преюдициальности судебных актов является их законная сила.

Законная сила судебного акта — такая его характеристика, которая позволяет говорить о нем как об акте правосудия. Сущность судебного решения (приговора) заключается в следующем: судебное решение (приговор) — общеобязательный процессуальный акт, выносимый судом в результате окончательного рассмотрения и разрешения конкретного юридического дела, инициируемого сторонами, которые стремятся тем самым защитить свои оспоренные (нарушенные) права, свободы или охраняемые законом интересы. При этом деятельность суда, являющаяся по своей сути правоприменительной, должна быть облечена в процессуальную форму. До вступления в законную силу решение (приговор) суда не может рассматриваться как окончательный акт правосудия, а является лишь промежуточным этапом, обязательной, но не финальной стадией последнего.

Достаточно широкое распространение получила точка зрения, согласно которой действие законной силы судебного акта ограничено объективными и субъективными пределами. Господствующей является точка зрения, в соответствии с которой объективные пределы законной силы судебного акта определяются предметом судебного разбирательства, субъективные пределы — кругом лиц, участвующих в рассмотрении дела. Не ограничена субъективными пределами лишь обязательность судебного решения (приговора) как акта государственной власти.

В настоящее время в юридической литературе общепризнанными признаются следующие последствия вступления судебного акта в законную силу: исполнимость, обязательность, исключительность, неопровержимость, преюдициальность.

Преюдициальность заключается в недопустимости оспаривания лицами, участвующими в деле, их правопреемниками в другом процессе фактов и правоотношений, установленных решением (приговором) суда, которое вступило в законную силу.

О преюдиции можно говорить лишь тогда, когда есть как минимум два судебных акта, одним из которых, судебным актом — «донором», вступившим в законную силу, устанавливаются определенные обстоятельства, другим — «реципиентом» — эти обстоятельства воспринимаются без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения.

Таким образом, преюдициальность — такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем во времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему судебного акта. Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвующих в деле при вынесении первоначального судебного акта — «донора», в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом.

Преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обуславливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.

Преюдициальность судебного акта имеет двойную природу в зависимости от того, кому она адресована. Преюдициальность судебного акта для лиц, участвующих в деле, означает освобождение от необходимости доказывания, а также запрет на вторичное доказывание либо опровержение в другом процессе ранее установленных этим судебным актом обстоятельств. Преюдициальность судебного акта для суда означает обязанность реципировать установленные этим судебным актом обстоятельства во вновь выносимый судебный акт. При этом преюдициальность как на суд, так и на лиц, участвующих в деле, может распространяться в различных пределах.

Преюдициальная связь судебных актов всегда является по своей сути односторонней и прямой (перспективной), поскольку вновь выносимый судебный акт не может каким-либо образом повлиять на достоверность обстоятельств, установленных уже вступившим в законную силу преюдициальным судебным актом (до тех пор, пока данный акт не будет пересмотрен, например, по вновь открывшимся обстоятельствам в самостоятельном процессе в установленном законом порядке).

Обратной (ретроспективной) преюдициальной связи судебных актов в данном контексте существовать не может, поскольку приоритет в установлении обстоятельств всегда будет иметь преюдициальный судебный акт — «донор», вступивший в законную силу первым. Даже в случае непризнания за отдельными частями данного судебного акта свойства преюдициальности изменить его содержание вновь выносимый по другому делу судебный акт не сможет.

Как уже отмечалось выше, преюдициальность судебного акта — это последствие его вступления в законную силу. Однако данное последствие непосредственно в момент вступления судебного акта в законную силу является лишь потенциальной возможностью, которая будет реализована в другом процессе, причем этого другого процесса может и не быть. Это означает, что преюдициальность судебного акта является фактором, влияющим на последующую доказательственную деятельность, ограничивая ее кругом обстоятельств, которые не были ранее установлены какими-либо вступившими в законную силу судебными актами с участием тех же лиц.

Возникновение преюдиции как правового явления обусловлено самой сущностью законной силы судебного акта. Окончательность судебного акта, вынесенного в строгом соответствии с нормами процессуального и материального права, предполагает, что процесс доказывания в ходе рассмотрения дела происходил без существенных нарушений, которые могли бы повлиять на законность или обоснованность вынесенного решения. Следовательно, лица, участвующие в деле, воспользовавшись правами, предоставленными им законом, реализовали свое право на судебную защиту в той мере, в какой посчитали это возможным и необходимым. Собирание, представление и исследование доказательств осуществлялось участниками процесса в том объеме, в каком им это было нужно для достижения своих процессуальных целей. В данном случае принцип состязательности предполагает не только наделение правами, но и возложение ответственности за совершаемые действия. И если лица, участвующие в деле, не воспользовались теми возможностями в сфере доказывания, которые предоставляет закон, то это не должно влиять на окончательность вынесенного судебного акта и незыблемость установленных им юридических фактов и правоотношений.

Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Они также способствуют соблюдению процессуальной экономии в новом процессе. В случае преюдициального установления каких-либо обстоятельств лицам, участвующим в деле (при условии, что они участвовали в деле при вынесении преюдициального судебного акта), не приходится тратить время на собирание, истребование и представление доказательств, а суду — на их исследование и оценку. Все эти действия уже совершались в предыдущем процессе, и их повторение являлось бы не только нецелесообразным, но и недопустимым с точки зрения процессуальной экономии.

Преюдициальная связь возможна только между судебными актами, преюдициальных отношений за рамками судебной деятельности быть не может.

Таким образом, преюдициальная связь судебных актов — это обусловленность содержания судебного акта, не вступившего в законную силу, в части установления юридических фактов и правоотношений содержанием судебного акта, вынесенного по другому делу, вступившего в законную силу, в части этих же юридических фактов и правоотношений при условии, что субъектный состав обоих споров совпадает полностью или частично.

Преюдициальность судебного акта — понятие более узкое, чем преюдициальная связь судебных актов, поскольку первое подразумевает лишь потенциальную возможность (неизвестно, возникнет ли необходимость устанавливать те же обстоятельства в другом процессе), а второе — еще и степень реализации этой возможности (в каком объеме обстоятельства будут реципированы в другой судебный акт).

Преюдиции в доказывании

Преюдиция — обязательность вступившего в законную силу приговора при определенных обстоятельствах для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство по другому уголовному делу.

Согласно ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Возникающие на практике возможные противоречия между преюдициальным значением установленных обстоятельств по одному делу и внутренним убеждением прокуроров, следователей, дознавателей относительно этих же обстоятельств при производстве по другим уголовным делам должны решаться в пользу преюдиции, если они не касаются виновности лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Если обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, вызывают сомнения у суда, в производстве которого находится уголовное дело, он вправе сделать по ним иные выводы, полученные в результате оценки совокупности собранных и проверенных им доказательств.

Преюдициальное значение предыдущего приговора суда может утратить силу и при пересмотре вступившего в законную силу приговора суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

В Постановлении Конституционного Суда РФ N 30-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко" указано, что пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу.

Поскольку:

1. предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают,
2. суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства.

Поэтому в уголовном судопроизводстве результатом межотраслевой преюдиции может быть принятие судом данных только о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского судопроизводства, но не его квалификация как противоправного, которая с точки зрения уголовного закона имеет место только в судопроизводстве по уголовному делу.

Так, решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния и в этом смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения. Иное являлось бы нарушением конституционных прав гражданина на признание его виновным только по обвинительному приговору суда, а также на рассмотрение его дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом.

Соответственно, по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации в системе норм процессуального законодательства, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

Положения ст.90 УПК Российской Федерации означают, что:

1. имеющими преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя, дознавателя по уголовному делу являются фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом;
2. фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;
3. признание преюдициального значения фактических обстоятельств не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;
4. фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

темы

документ Преступления против личности
документ Преступления, связанные с самоубийством, в современном уголовном праве
документ Преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетних
документ Претензионный порядок
документ Прецедент



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Цены на топливо в 2019 году
Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
Индивидуальный инвестиционный счет в 2019-2020 годах
Новые льготы и выплаты с 2020 года
Как получить квартиру от государства в 2019 году
Компенсация покупок государством в 2019 году
Получить деньги на бизнес от государства в 2019 году
Вещи, которые можно получить бесплатно в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году
Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Возврат налога в 2019 году
Отчетность ИП в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Бухгалтерская отчетность в 2019 году
Изменения в 2019 году
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты