Управление финансами

документы

1. Путинские выплаты с 2020 года
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году
11. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года
12. Компенсация за летний отдых ребенка в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Демографическая основа глобализации и взаимодействия цивилизаций

Демографическая основа глобализации и взаимодействия цивилизаций

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Демографическая основа глобализации и взаимодействия цивилизаций

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Демографический фактор цикличной динамики и взаимодействия цивилизаций
  • Перспективы демографической динамики цивилизаций
  • Феномен депопуляции
  • Демографические тенденции в России и СНГ
  • Основы и механизмы партнерства цивилизаций в глобальном демографическом пространстве

    Демографический фактор цикличной динамики и взаимодействия цивилизаций

    Определяющим фактором формирования и развития локальных цивилизаций как социально-культурной общности этносов, наций и народов, их места и роли в мировом, демографическом пространстве является население: его численность, темпы роста, структура, активность во взаимодействии со смежными цивилизациями. С этого главного фактора и начнем исследование тенденций и перспектив цивилизационных взаимодействий в условиях нарастающей глобализации.

    Человечество представляет собой единую популяцию вида homo sapiens. Как показывает современная антропология, он выделился из животного мира в результате длительной эволюции около 3,5 млн. лет назад, вероятно, в Центральной Африке (некоторые ученые связывают это с повышенной радиацией на разломе земной коры, что ускорило количество мутаций и интенсивность естественного отбора) и затем распространился по всем континентам Старого Света и двумя волнами (35-40 тыс. лет назад и 1012 тыс. лет тому назад) проник в Новый Свет и освоил Северную, а затем и Южную Америку.

    По оценкам С.П. Капицы, если бы человек не выделился из животного мира, его численность в занимаемой им природной нише вряд ли превышала бы к настоящему времени 100 тыс. особей. “Такие прото-люди жили бы в ограниченном ареале, и их эволюция определялась бы медленными процессами, происходящими в результате популяционно-генетических изменений, характерных для видообразования”. За миллион лет нижнего палеолита, когда началось отделение человека от природы, численность предков современных людей выросла всего на 150 тыс. Однако затем темпы прироста многократно увеличились, и к началу неолита их численность возросла до 15 млн. человек. Однако по сравнению с нынешней эпохой темпы прироста населения были весьма низкими: по расчетам Фрица Бааде, удвоение численности населения Земли в эпоху неолита происходило за 7500 лет, в первом тысячелетии до нашей эры — за 900 лет, а в индустриальную эпоху за 37 лет после 1950 г.

    При общем ускорении темпов роста численности населения Земли его распределение по континентам и локальным цивилизациям менялось неравномерно, В I тысячелетии н. э, опережающими темпами увеличивалось население Латинской Америки, Африки и России, тогда как численность населения Западной Европы после распада Римской империи резко сократилась, а в Северной Америке в доколумбовую эпоху численность населения, по оценкам демографов, практические не росла, наблюдался демографический застой. Более двух третей населения мира было сконцентрировано в Зарубежной Азии; темпы роста населения там были чуть выше мировых.

    В следующие полтысячелетия в лидеры демографического роста вырвалась Европа (вместе с Россией). Темпы роста населения в Азии и Африке заметно замедлились, в Латинской Америке были чуть выше мировых (там в это время процветали самобытные цивилизации, изолированные от Старого Света).

    В последовавшие за этим 250 лет ранне-индустриальной цивилизации лидерство в темпах роста численности населения принадлежало России (несмотря на сокращение численности населения в Смутное время) и Северной Америке, которая быстро заселялась иммигрантами из Западной Европы; однако ее доля в населении мира оставалась ничтожной (0,3%). Ускорила темпы роста населения зарубежная Азия.

    Первые полтора столетия индустриальной цивилизации характеризовались скачкообразным развитием Северной Америки (численность населения в ней увеличилась в 40,5 раз, ее доля в мировом промышленном продукте — в 236 раз, производство промышленной продукции на душу населения — в 17,3 раза), опережающим ростом населения в Латинской Америке, России, Австралии и Океании, зарубежной Европе. Замедленными темпами росла численность населения Африки (сказались колониальное господство, работорговля) и зарубежной Азии.

    Тенденции изменились после второй мировой войны, когда реальностью стал демографический взрыв за счет опережающего роста населения Латинской Америки, Африки, Азии, Океании — при резком замедлении темпов его роста в Западной Европе и СССР. Ожидается, что размеры ежегодного прироста численности населения мира (которые пошли вверх с 50-х годов и достигли пика в 90-е годы XX в.), в первой половине XXI столетия станут заметно снижаться, а в последнем десятилетии будут ниже уровня 1950-х годов (меньше 40 млн. человек в год). Если эта тенденция сохранится, то к концу XXI в. можно ожидать стабилизации общей численности населения Земли. Наиболее яркой (и опасной) тенденцией станет существенное увеличение доли самого бедного континента — Африки при значительном уменьшении доли Европы — с 21,7% в 1950 до 12,8 в 1995 г. и 6,8% в 2050 г.

    Предполагается дальнейшее изменение пропорций распределения населения по материкам и цивилизациям. Ожидается, что доля Латинской и Северной Америки, Индии и Океании стабилизируется; Европы — уменьшится в 2,6 раза; Китая — сократится в 1,6 раза; в то же время доля Африки (с наиболее низким уровнем жизни) вырастет вдвое — с 12 до 24%. Доля Северной Америки, Европы и Океании составит вместе 101%. Доля Азии и Африки в населении Земли вырастет с 71% в 2000 г. до 81% в 2150 г.; эти два континента станут определяющими в численности человечества, в судьбах глобальной цивилизации. Такие тенденции еще более обострят глобальные демографические, экологические и экономические противоречия.



    Доля трудовых ресурсов наиболее низка в странах мусульманской цивилизации — в Северной Африке и на Ближнем Востоке (33%), Пакистане (37%), Узбекистане (39,1%), а также в Индии (44%). Наиболее высокие показатели в Китае (60%), Японии (54%), России (52%) и Северной Америке (51%). Соответственно различается и демографическая нагрузка на каждого трудоспособного и каждого работающего.

    Наиболее значителен уровень неграмотности взрослого населения (от 15 лет и старше) в Южной Азии (51%, в том числе в Пакистане и Бангладеш — по 62%, в Индии — 48%), Африке — 43%, рекордный уровень в Нигере — 86%) и на Ближнем Востоке и в Северной Африке (39%, в том числе в Египте — 49%, Марокко — 56%, Алжире — 38%, Саудовской Аравии — 37%, Тунисе — 33%). Говорить при таком уровне грамотности о массовом овладении высокими технологиями трудно. Существенно ниже уровень неграмотности в странах Восточной Азии и Тихоокеанского региона (17%, в том числе в Китае — 19%, Индонезии — 16%, на Филиппинах — всего 5%) и Латинской Америке и странах Карибского бассейна (13%, однако в Гватемале — 44%, Никарагуа — 34%, Гондурасе — 27%). В развитых странах, в государствах на территории бывшего СССР и в Восточной Европе доля неграмотных составляет всего несколько процентов.

    Уровень здоровья населения находит выражение в средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Она колеблется для мужчин: от 49 лет по Африке южнее Сахары (рекордно низкий уровень в Руанде — 40 лег) до 75 лет в странах с высоким уровнем дохода (рекордно высокий уровень в Японии — 77 лет), а в 1999 г. — 81 год.

    Обобщенным показателем качественного состава населения, трудовых ресурсов является производство валового национального продукта на душу населения. Здесь наблюдается наибольший разрыв: от 440 долл., в Южной Азии (в Индии — 450 долл.) и 500 долл., в Африке (в Эфиопии — 100 долл.) до 30600 долл., в США, 25310 долл., в Германии, 32230 долл. — в Японии и 38350 долл. — в Швейцарии.

    Какую роль играет демографический фактор в динамике и взаимодействии локальных цивилизаций? Можно отметить несколько направлений влияния этого фактора.

    Во-первых, численность населения цивилизации в значительной мере определяет ее воздействие на глобальные тенденции. Существенное повышение доли цивилизации в населении мира активизирует ее поведение, вынуждает искать новые жизненные пространства. Однако в фазе упадка той или иной цивилизации доля и численность населения сокращается, она вообще может сойти с исторической сцены, раствориться в других макро-группах (как это не раз наблюдалось в истории).

    Во-вторых, масса населения оказывает влияние на окружающую среду, глобальное экологическое пространство. Плотность населения мира быстро растет: за полвека она увеличилась в 2,2 раза — с 19 до 47 человек на квадратный километр. Однако она существенно различается по цивилизациям в 1995 г.: от 3 в Океании, 9 в России и 14 в Северной Америке до 163 в Западной Европе, 332 в Японии и 284 в Индии — разрыв 11 раз. Соответственно и демографическое давление на природу различно — по вовлеченным в производство природным ресурсам и их потреблению, по загрязнению окружающей среды вредными выбросами, отходами производства и продуктами жизнедеятельности людей.

    В-третьих, объем потребностей населения, в конечном счете, определяет масштабы потребления и экономики локальной цивилизации, ее место в мировом экономическом пространстве. Однако здесь сказывается еще один важнейший фактор — уровень технологического развития, определяющий эффективность труда, уровень и качество жизни населения. Обобщающее выражение это находит в производстве ВВП на душу населения, а также в среднедушевом объеме личного потребления; эти показатели меняются по фазам циклов и многократно различаются по локальным цивилизациям.

    В-четвертых, демографический фактор в той или иной степени отражается на социокультурной динамике, воздействии культуры данной цивилизации на мировую культуру, вкладе в развитие мировой науки, образования (хотя здесь трудно выявить корреляционную зависимость от численности населения).

    Наконец, в-пятых, быстрый рост численности населения активизирует социально-политическую жизнь, порождает экспансионистские устремления, становится источником меж-цивилизационных конфликтов, столкновений, а зачастую и войн в борьбе за передел уже поделенного мира.

    Все эти направления воздействия демографического фактора отчетливо проявляются в исторической ретроспективе и будут ощущаться в дальнейшем.

    Перспективы демографической динамики цивилизаций

    Служба населения ООН подготовила прогноз динамики численности населения по культурно-религиозным макро-регионам (локальным цивилизациям). Было выделено восемь макрорегионов, из них пять сформированы по принадлежности большинства населения к той или иной мировой религии, а три — по культурно-территориальной общности.

    Если принять этот прогноз ООН за основу, какие выводы можно сделать о перспективах влияния демографического фактора на взаимоотношения локальных цивилизаций в первой половине XXI в.?



    1.         Наиболее острой глобальной проблемой станет увеличение численности населения африканской цивилизации (Африка южнее Сахары — без мусульманских стран) в 2,7 раза и повышение ее доли в населении мира с 9,2 до 16,6% — в 1,8 раза. Нужно отметить, что это наиболее бедная и ограниченная по ресурсам развития цивилизация. Рекордный прирост — в Эфиопии (в 2,8 раза), которая замыкает таблицу международных сопоставлений стран по уровню ВВП на душу населения и отстает по этому показателю от США в 1999 г. в 390 раз. Как избавить от нарастающего голода, обеспечить сносные условия развития и занятость для полутора миллиардов населения черного континента? Это — самое жесткое испытание для формирующейся постиндустриальной цивилизации, самое тяжелое наследие, которое она получила от индустриального общества. Если эту проблему не решить, огромная волна обездоленных людей, обозленных и овладевших современным оружием может обрушиться на другие континенты, и прежде всего на западноевропейскую и североамериканскую цивилизации. Растет поток мигрантов из развивающихся стран в развитые. Если в 1960-1964 гг. среднегодовой приток переселенцев из развивающихся стран в Северную Америку и Западную Европу составлял 243 тыс. в год, то в 1985-1989 гг. — 1066 млн., т.е. — в 4,4 раза больше. К 1990 г. в США насчитывалось 19,6 млн. мигрантов, в Западной Европе — 21,4 млн. Это порождает меж-цивилизационные противоречия внутри развитых стран. Сейчас эта угроза ощущается немногими, но через пару десятилетий, если не будет предприняты радикальные меры по решению данной проблемы, она может стать неумолимой реальностью.

    Нужно признать, что Черная Африка почти не имеет собственных ресурсов для цивилизационного скачка. Запасы минеральных и лесных ресурсов ускоренно разрабатываются ТНК и служат их обогащению. Уровень образованности и профессиональной квалификации кадров наиболее низкий. Технологическая база (кроме ЮАР и анклавов в других странах) отсталая. Число рабочих мест увеличивается медленно и не в состоянии поглотить ускоряющийся приток рабочих рук. Эффективность производства весьма низкая и не может обеспечить прожиточный минимум большинства населения, не говоря уже о накоплении, а в то же время крупные финансовые потоки уплывают через ТНК в страны Запада. Усиливающиеся внутри-цивилизационные конфликты в Центральной Африке уносят сотни тысяч, а то и миллионы жизней.

    Решить главную гео-демографическую проблему XXI в. можно только объединенными, целенаправленными усилиями всего мирового сообщества, своеобразным “планом Маршалла” для африканской цивилизации, но гораздо более масштабным и иным по характеру и структуре. Дело не просто в финансовых потоках: предоставляемые африканскими странами и время от времени списываемые кредиты не меняют картины, тем более что обычно они используются правящей верхушкой в непроизводительных целях. Нужны крупные вложения в человеческий капитал, чтобы научить большинство населения обеспечить себя необходимым заработком в производительной, оснащенной необходимым оборудованием реальной экономике, ускорить развитие малого и среднего бизнеса. Такая программа для Африки разработана ООН.

    2.         Вторая крупная гео-демографическая проблема, которая в большей мере ощутима в мире, это быстрый рост численности населения (на полмиллиарда за полвека или более чем в полтора раза) мусульманской цивилизации. В отличие от других цивилизаций, она расположена не компактно, а разбросана по нескольким материкам к северу от экватора, вступая в непосредственные контакты с другими цивилизациями. Это сравнительно молодая цивилизация (ислам возник и начал распространяться в VII в. н.э.), отличающаяся высоким уровнем агрессивности и нарастающим фундаментализмом. Она достаточно пестра по темпам роста населения, уровню экономического развития, качеству и уровню жизни, некоторые страны владеют крупными капиталами и современным оружием, включая атомное (Пакистан). Большая часть меж-цивилизационных конфликтов последних десятилетий приходится на эту цивилизацию (Ливан, Югославия, страны Персидского залива, Закавказье, Чечня, Афганистан, Кашмир и др.).

    В принципе мусульманская цивилизация имеет достаточно ресурсов для того, чтобы обеспечить достойный уровень жизни быстро растущего населения. Но для этого необходимо изменить направление использования ресурсов: сейчас значительная его доля идет на приобретение оружия и обогащение правящей верхушки. Необходима и долгосрочная программа сближения уровней социально-экономического развития мусульманских стран, подобная той, которая фактически осуществляется в Западной Европе. Однако политические условия для такой программы в мусульманском мире еще не созрели.

    3.         Третьей проблемой, острота которой со временем будет усиливаться, — быстрое увеличение численности населения индийской цивилизации. К 2050 г. Индия станет первой по численности населения страной мира, обогнав Китай. По среднему варианту численность населения Индии увеличится за 50 лет на 526 млн. человек, по максимальному варианту — вдвое. Плотность населения по среднему варианту прогноза возрастает со 109 человек на один кв. км в 1950 г. и 283 в 1995 г. до 466 в 2050 г. — в 4,3 раза за 100 лет. А по уровню ВВП на душу населения Индия находится на одном из последних мест: в 1999 г. 950 долл., против 4890 долл., по миру и 30 600 долл. США — соответственно 9,2 и 1,5%.

    А рядом расположены мусульманские страны с еще более высокими темпами роста населения и низким уровнем жизни: Афганистан — увеличение за 55 лет по среднему варианту в 3,1  раза и по максимальному — в 3,7 раза; Пакистан — соответственно 2,6 и в 3 раза; при этом плотность населения, например по Пакистану, увеличится за столетие с 50 до 449 человек на один кв. км (по среднему варианту) — в 9 раз, при увеличении средней плотности населения по миру за тот же период с 19 до 69 человек — в 3,6 раза. Здесь уже имеется опасный очаг столкновения с индийской цивилизацией, причем обе стороны овладели ядерным оружием. Потребуются глобальные усилия для повышения уровня жизни. Сделать это легче, чем для африканской цивилизации: Индия расположена компактно и сделала немало для развития промышленности и самообеспечения сельского населения (“зеленая революция”), в ней наблюдается тенденция ускорения темпов экономического роста. Однако демографическое давление будет нарастать, что может активизировать неудовлетворенное молодое поколение.

    4.         Японская и китайская цивилизации показывают пример, как можно решать демографические проблемы собственными силами. Япония в послевоенный период совершила “экономическое чудо”, сумев после поражения во второй мировой войне приблизиться по экономической мощи и ВВП на душу населения  непосредственно к США. Однако здесь рост населения был сравнительно умеренным: за 45 лет оно увеличилось в 1,5 раза, а годовой прирост уменьшился с 1238 тыс. человек в 19501955 гг. до 30 тыс. в 19901995 гг., т.е. в 4 раза.

    Еще более поучителен пример Китая, который сумел уменьшить рождаемость с 43,6 на 1000 человек населения в 1950— 1955 г. до 18,3 в 19901995 гг., сократил годовой прирост населения с 203 млн. в 19651970 до 130 млн. в 19901995 гг., и одновременно сумев, начиная с реформ 1978 г., в течение 19 лет обеспечить среднегодовой прирост ВВП на душу населения в 9,7%, а уровня жизни — на 6%. Доля Китая в мировом ВНГ повысилась с 2,71% в 1971 г. до 10,85% в 2000 г., а по прогнозу на 2015 г. достигнет до 14,19%. Пример успешного решения демографических проблем, повышения уровня и качества жизни растущего населения показали и новые индустриальные страны, например, Сингапур, который при увеличении населения за 45 лет в 3,3 раза, а плотности населения с 1654 до 5384 человек на один кв. км достиг такого уровня экономического развития, что обогнал многие европейские страны и официально переведен в группу развитых стран.

    При таком соотношении демографических и экономических показателей, как внутренняя социальная напряженность, так и давление на соседние цивилизации ослабевают. Этот опыт решения демографических проблем должны изучать и использовать другие цивилизации и страны с высокими темпами прироста населения и низким уровнем жизни.

    5.         Латиноамериканская цивилизация также характеризуется высокими темпами роста населения. За 45 лет оно увеличилось со 166,3 млн. человек до 480 млн. — в 2,9 раза; на перспективу до 2050 г. по среднему варианту оно вырастет до 809 млн. — в 1,7 раза. Однако демографические проблемы здесь не стоят так остро, как в африканской или индуистской цивилизациях. Во-первых, плотность населения здесь значительно ниже среднемировой: хотя она увеличится, по умеренному варианту, с 23 человек на один кв. км в 1995 г. до 39 человек в 2050 г., ее отношение к мировому уровню практически не изменится — 55% и 59% соответственно. Во-вторых, темпы роста населения в перспективе существенно замедлятся — с 7928 тыс. человек ежегодного прироста в 19851990 гг. до 3536 тыс. в 20402050 г., а рождаемость на 1000 человек населения — с 42 в 19501955 гг. и 25,1 в 19851990 гг. до 13,9 в 2040-2050.

    В-третьих, южноамериканский материк богат природными ресурсами, удален от других материков (кроме североамериканского), имеет значительный экономический потенциал и возможности развития. Здесь вряд ли может возникнуть очаг меж-цивилизационной напряженности, угроза столкновения локальных цивилизаций.

    6.         В сравнительно молодой североамериканской цивилизации по среднему варианту прогноза ООН численность населения увеличится с 297 млн. человек в 1995 г. до 392 млн. в 2050 г. — на 95 млн. человек, или на 32%. Плотность населения здесь значительно ниже мировой — 14 человек на один кв. км в 1995 г., а ожидаемая на 2050 г. по среднему варианту плотность населения 18 человек на один кв. км, что составляет соответственно 33 и 26% к мировому уровню. Серьезную демографическую проблему здесь составляет растущий приток мигрантов из развивающихся стран, так что белое население в перспективе окажется в меньшинстве.

    7.         Существенно ухудшатся демографические показатели западноевропейской цивилизации. В западной Европе ожидается уменьшение численности населения с 181 млн. человек в 1995 г. до 171 млн. в 2050 г. — на 10 млн. человек (на 6%) за 55 лет, а по нижнему варианту — на 31 млн. человек, или 19%. Еще более резкое падение численности населения ожидается в Южной Европе — со 143,3 млн. в 1995 г. до 114,5 млн. в 2050 г. — на 20%, а по нижнему варианту — до 102 млн., или на 29%. В Северной Европе возможно уменьшение численности населения за 55 лет с 93,7 до 90,7 млн. человек (на 3%) по среднему варианту и до 78,4 млн. (на 16%) по нижнему варианту. Эта цивилизация обречена на падение своей доли в мировом демографическом пространстве под давлением, с одной стороны, преуспевающей североамериканской, а с другой — быстро растущих конфуцианско-буддийской, мусульманской, индийской и латиноамериканской цивилизаций. Значительный приток мигрантов усиливает опасность внутренних цивилизационных конфликтов. Пример Косово и Македонии показывает, насколько опасны эти тенденции для коренного населения.

    8.         Наиболее тревожная демографическая ситуация складывается в перспективе XXI в. для евразийской цивилизации, которая с конца XX в. оказалась в стадии распада. За 52 года численность населения здесь сократится с 267 до 216 млн. человек, или на 19%, а доля в населении мира — с 4,5 до 2,4% — почти вдвое. Перспективы демографической динамики России и СНГ в XXI в. заслуживают отдельного рассмотрения.

    Феномен депопуляции

    Новым гео-демографическим феноменом является тенденция к депопуляции, отчетливо проявляющаяся в XXI в. в трех цивилизациях: западноевропейской, евразийской (в ее славянской части: России, Украине, Белоруссии) и в японской. По некоторым прогнозам, депопуляция может стать к концу XXI в. преобладающей тенденцией, а к середине XXII в. привести к значительному сокращению общей численности человечества. Необходимо осмыслить характер, причины и последствия этого демографического феномена.

    Речь идет, вероятно, не о случайных колебаниях демографической динамики, которые и прежде нередко случались в основном под влиянием внешних факторов (войн, эпидемий и т.п.), а об изменении характера проявления закономерностей демографической динамики под воздействием факторов, и прежде всего — снижения уровня фертильности.

    Уровень фертильности (количество рожденных детей на одну женщину в детородном возрасте) определяет темпы воспроизводства населения. Если этот показатель падает ниже 2,1 — не может быть обеспечено простое воспроизводство населения, со временем оно неизбежно начнет сокращаться. В приведенных здесь примерах этот уровень к концу XX в. опустился значительно ниже — до 1,31 в Южной Европе, 1,14 — в Японии и 1,38 — в России. При среднем варианте прогноза уровень фертильности несколько повышается, но остается ниже критической отметки. При нижнем варианте она еще более снижается, и впоследствии это станет основой для более высоких темпов сокращения численности и постарения населения, породит серьезные проблемы, связанные с уменьшением доли новых поколений в активном инновационном возрасте и увеличит долю населения в консервативном возрасте и демографическую нагрузку на каждого трудоспособного. Эти негативные процессы будут нарастать, затрудняя адаптацию общества к сложным условиям развития общества при значительном сокращении притока первичных природных ресурсов. Чрезмерно затянувшийся процесс депопуляции может привести к выморочности, исчезновению отдельных этносов и частей человечества как целостной популяции.

    Среди причин депопуляции нужно назвать уменьшение зависимости богатства и будущего нации от числа детей в семье, рост достатка семей и вовлечение женщин в экономическую и общественную деятельность, увеличение сексуальной свободы и желания молодежи получать удовольствия, не неся ответственности и других тягот, связанных с воспитанием ребенка, возможность для пожилых получать помощь и поддержку не от своих взрослых детей, а от государства, вытеснение деревенской жизни и сельскохозяйственного труда, скопление людей в мегаполисах и занятие индивидуальным трудом в сфере услуг. В странах, осуществлявших рыночные реформы (начиная с 1980-х годов — в Венгрии, Болгарии, а затем в России и Украине), к этому добавился скачкообразный рост цеп на товары и услуги и издержек содержания и воспитания ребенка при сворачивании государственной помощи многодетным семьям, бесплатного здравоохранения и образования. Если подсчитать современную стоимость воспроизводства нового члена общества — от рождения до завершения образования и начала самостоятельной жизни, — то она окажется абсолютно и относительно (по отношению к заработку взрослых членов семьи) во всех развитых странах и в России многократно выше, чем несколько десятилетий тому назад или чем в странах с многодетными семьями.

    С точки зрения долгосрочного демографического прогноза депо-пуляционных процессов существенны два вопроса. Во-первых, поскольку устойчива и необратима тенденция к депопуляции в странах и цивилизациях, где она уже стала фактом, сработают ли популяционные законы перед лицом угрозы вымирания, исчезновения целых этносов, народов, цивилизаций с исторической сцены? Окончательно ли здесь потерян приоритет важнейшего инстинкта любого живого существа — сохранение и продолжение рода, или же верх возьмет тенденция к обеспечению хотя бы простого воспроизводства населения? Второй вопрос — не станет ли депопуляция эпидемией конца XXI — и всего XXII вв., охватывая все новые народы и цивилизации и реализуя, в конечном счете, прогноз возврата через столетие демографического взрыва к численности населения середины XX в., а затем и ниже? Тем самым в более отдаленной перспективе XXIII в. реализуется заветная мечта сторонников концепции “золотого миллиарда”, но в карикатурном виде: престарелое, неспособное к здоровой естественной жизни, вымирающее человечество превратится в жалкий остаток некогда энергичного, процветавшего, жадно осваивавшего богатства Земли вида homo sapiens. Новые эффективные лекарства и средства продления жизни, замена естественных органов искусственными уже не помогут, ибо сама естественная основа воспроизводства населения будет подорвана.

    Следовательно, в прогнозировании демографического будущего человечества нужно выходить на более отдаленные, вековые горизонты, рассматривая возможные сценарии и их последствия. Для этого вовсе не обязательно напрягать фантазию, а надо лишь тщательно исследовать реально существующие в разных цивилизациях демографические тенденции, сохраняя их на будущее. Четко вырисовывается три возможные и реально существующие сценарии на XXI в. Один из них — сценарий депопуляции, который представлен сейчас в Южной Европе, России, Украине и Японии и будет, вероятно, охватывать во второй половине XXI в. и иные страны. Доля этих стран и цивилизаций в населении Земли будет неумолимо падать, сопровождаясь процессами старения и, в конечном счете, демографическим крахом — вырождением, выморочностью. Другой сценарий реализуется в китайской и североамериканской цивилизациях — умеренный рост численности населения при сохранении демографического потенциала и возможности повышения качества жизни. Третий сценарий характерен для африканской, мусульманской, индийской, латиноамериканской цивилизаций с сохраняющимся высоким уровнем и быстрым темпом роста населения, что порождает серьезные проблемы обеспечения жизненного пространства и условий жизни для новых поколений, становится источником их агрессивности.

    Гео-демографическая модель (как функциональный блок многомерной гео-цивилизационной модели) должна дать качественную и количественную оценку этим сценариям и помочь выработать дифференцированную глобальную демографическую политику, ориентированную на отдаленную перспективу.

    Демографические тенденции в России и СНГ

    Демографические перспективы России согласно прогнозу ООН выглядят довольно мрачно.

    С начала 1990-х годов наблюдается перелом демографической тенденции: численность населения стала сокращаться, рождаемость резко упала, снизилась ожидаемая продолжительность жизни, особенно мужчин. Эксперты ООН прогнозируют сохранение негативных тенденций на первую половину XXI в.: уменьшение численности населения к 2050 г. до 121,3 млн. человек по среднему варианту и 102,5 млн. — по низкому (или сокращение по отношению к 1990 г. на 27 млн. (18%) и 45,8 млн. (31%) соответственно). В более благоприятном высшем варианте население России увеличится до 151,8 млн. в 2050 г.: на 2,5% по отношению к 1995 г.

    Значительно ухудшится возрастная структура населения. Средний возраст увеличится с 33,3 лет в 1990 г. до 46,1 лет по среднему и 52,4 лет по низкому вариантам; доля детей в возрасте до 15 лет уменьшится с 21,6 до 14,3%, доля поколения в возрасте 1524 лет наиболее склонного к переменам — с 17,7 до 10,6%, тогда как доля старшего, более консервативного поколения — с 13,5 до 33,4%. Общество будет менее склонно к переменам, к освоению принципиально нового, к инновациям, тогда как потребность в этом возрастает в условиях становления постиндустриального общества и под угрозой распада цивилизации.

    Однако прогнозные оценки демографической динамики России экспертами ООН отнюдь не бесспорны. Демографические тенденции могут измениться в лучшую сторону под воздействием благоприятных факторов; не все из них поддаются количественной оценке, но влияют на такую деликатную сферу, как число браков, рождаемость и фертильность. Перелом в демографических тенденциях в 1992-1994 гг. произошел в значительной мере под воздействием шока, вызванного неудачными реформами и падением (примерно вдвое) жизненного уровня населения, потерей перспективы и уверенности в будущем. В 1995-1998 гг. демографические показатели начали несколько улучшаться: естественная убыль на 1000 человек населения сократилась с 6,1 человек в 1994 г. до 4,8 человек в 1998 г., детская смертность на тысячу родившихся — с 19,9 человек в 1993 до 16,5 человек в 1998 г., ожидаемая продолжительность жизни при рождении увеличилась с 64 лет в 1994 г. до 67,0 в 1998 г. Однако под влиянием дефолта 1998 г. и углубления кризиса демографические показатели вновь стали ухудшаться: естественная убыль с 4,8            человек на 1000 человек населения в 1998 г. выросла до 6,5 человек в 2001 г., ожидаемая продолжительность жизни снизилась с 67 до 64,8 лет, число разводов возросло за тот же период с 3,4 до 5,3 на 1000 человек населения. Если Россия в ближайшие годы сумеет закрепить тенденцию оживления экономики и повышения уровня жизни, повысится уверенность семей в будущем для себя, для своих детей и внуков, демографическая ситуация может измениться в лучшую сторону. Однако возврат к прежним высоким темпам прироста населения в 1,73% в 1950-1955 гг. или даже 0,650,68% в 19751990 гг. вряд ли возможен. Демографические тенденции окажут неблагоприятные воздействие на структуру трудового потенциала, будут сдерживающим фактором в экономическом и социальном развитии.

    Следует также учитывать значительную дифференциацию демографических показателей по регионам России. В 2001 г. при средней естественной убыли населения 6,5 человека на 1 тыс. человек населения дифференциация составила от 15 человек прироста населения по Ингушетии до 15 человек убыли по Псковской области.

    Противоречивая ситуация складывается с демографическими тенденциями по странам СНГ. Доля стран СНГ в мировом населении незначительна и быстро уменьшается: с 6,9% — в 1950 г. до 5,3% — в 2000 г. и 3,1% — в 2050 г. Если за 1951-1990 гг. численность населения стран СНГ увеличилась на 107,1 млн. (на 61%), то в последующие шесть десятилетий она изменится незначительно и в 2050 г. ожидается на 2,8 млн. человек ниже уровня 1990 г.

    Однако внутри СНГ демографическая динамика неодинакова. Можно выделить две группы стран — относящихся в большей степени к православно-христианской цивилизации (Россия, Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, Молдавия) и преимущественно к мусульманской (Азербайджан, Узбекистан, Киргизия, Туркмения, Таджикистан; сюда можно отнести и Казахстан, хотя там велика доля русскоязычного населения).

    В этих двух группах стран СНГ наблюдаются и ожидаются в перспективе противоположные тенденции по динамике численности населения. В первой группе стран за 40 лет с 1950 г. численность населения выросла на 69,5 млн. человек (на 45%), однако их доля в общей численности по СНГ снизилась с 88,3 до 79,4%. К 2050 г. численность населения сократится, по среднему прогнозу ООН, на 41 млн. человек, или на 18%, а доля в СНГ снизится с 79,4 до 65,6%. Еще более резко это падение в трех славянских странах (Россия, Украина и Белоруссия): сокращение численности на 19,7%, в том числе в России на 20,3% и в Украине на 24,3%. В Грузии численность населения уменьшится на 5%, в Молдавии в 2050 г, увеличится па 3% за 60 лет. Лишь в Армении рост народонаселения намечается более значительный — на 13% за тот же период, а доля в СНГ вырастет с 1,3 до 1,4%.

    Иная картина во второй группе стран. За 40 лет с 1950 г. здесь численность населения выросла на 37,4 млн. человек — в 2,8        раза, а доля в СНГ — в 1,9 раза. Высокие темпы прироста населения сохранятся и в перспективе: к середине XXI в. численность населения увеличится на 38 млн. человек, или на 65%, а доля в СНГ вырастет с 20,6 до 34,4%. Однако темпы прироста населения в перспективе снижаются. Наиболее высокий рост ожидается в Таджикистане (213% за 60 лет), Узбекистане (198%) и Туркмении (209%). Это ставит серьезные проблемы с обеспечением занятости, уровня жизни, здоровья населения, станет серьезным источником противоречий внутри СНГ, порождает угрозу меж-цивилизационных конфликтов, особенно в связи с усилением миграционных потоков между странами СНГ, преимущественно в Россию.

    Перспективная демографическая политика в странах СНГ не может быть одинаковой. Там, где наблюдается сокращение численности и быстрое постарение населения (в России средний возраст вырастет с 33 лет в 1990 г. до 46 лет в 2050 г., в Украине — с 35 до 48 лет, в Белоруссии — с 33 до 46 лет), политика должна быть направлена на поощрение рождаемости, поддержку матерей-одиночек и многодетных детей. В странах с высоким уровнем и быстрыми темпами роста численности населения возникают серьезнейшие проблемы с обеспечением обучения и занятости подрастающих поколений, поддержанием уровня жизни, ростом нагрузки на окружающую природную среду. В этих странах нарастает угроза конфликтов, принимающих подчас ожесточенные формы. Молодые люди, не находящие применения на рынке груда, становятся боевиками в противостоящих группах, пополняют криминальную прослойку, занимаются торговлей наркотиками.

    Настоятельно необходима выработка согласованной перспективной демографической и миграционной политики в рамках СНГ — иначе центробежные силы, раскалывающие содружество на две цивилизации и обостряющие противоречия между ними, в ближайшие десятилетия будут усиливаться. Селективная демографическая политика, учитывающая долгосрочные тенденции и особенности динамики численности и структуры населения, необходима в каждой стране, каждом регионе; эта политика является основой стратегии в области экономики, социокультурной сферы, экологии, политических отношений.

    Основы и механизмы партнерства цивилизаций в глобальном демографическом пространстве

    Процессы глобализации, пожалуй, раньше всего и наиболее ощутимо проявились в демографической сфере. Хотя человечество разъединено этническими, национальными, государственными, цивилизационными перегородками, они условны и легко преодолимы. Вид homo sapiens освоил практически все территории планеты, доступные и пригодные для жизни и своего воспроизводства, сообща потребляет ее ресурсы; наносимый природе ущерб носит глобальный характер. Главное противоречие, ставящее под угрозу продление жизни данного вида на будущие столетия, — это противоречие между объективно сложившимися общемировыми процессами роста численности, потребностей и потребления населения Земли — с одной стороны, и ограниченными возможностями и ресурсами геосферы для удовлетворения этих потребностей и обеспечения воспроизводства населения — с другой. Необходимо осознать глобальный характер и последствия действий, предпринимаемых странами и ТНК, учитывающими только свои корыстные интересы. Могущество человеческого разума и труда вступает в непримиримое противоречие с такой близорукостью и алчностью, которые делают вполне реальной — и даже неизбежной при сохранении нынешних тенденций — перспективу нанесения непоправимого вреда биосфере. Это станет логическим концом негативного варианта ноосферы, которому нужно противопоставить позитивный вариант. Хотелось бы напомнить ранее сделанный вывод: “Формирование ноосферы — процесс всепланетарный: его невозможно завершить в масштабах отдельной страны, провинции или города (хотя именно в таких масштабах складываются “кирпичики” будущей глобальной экологической гармонии — либо, напротив, экологического ада на пораженных загрязнениями или войнами территориях). Нам суждено вместе выжить — или вместе погибнуть: вопрос лишь в длительности и мучитель пост агонии при пессимистическом варианте эко-будущего. Борьба за спасение жизни на планете против разрушительных сил (в любом их проявлении) становится великой интегрирующей силой, стержнем формирования общепланетарного экологического, а затем технологического, политического, экономического, культурного сознания и пространства”. Стоило бы добавить сюда и глобальное демографическое пространство.

    Каковы же перспективы и возможности разрешения этого острейшего глобального противоречия, нормализации и рационализации демографической динамики на планете Земля?

    Сразу отбросим как утопический — по крайней мере, на ближайшие столетия — вариант массового переселения землян на другие планеты, в космическое пространство (искусственно созданные космо-города). Отправка каждого человека в космическое путешествие и обеспечение там искусственной среды для его жизни и деятельности обойдутся настолько дорого, что для массового переселения просто не будет возможностей, да и необходимости. Вряд ли нужно переселяться в космос, если на Земле еще достаточно необжитых территорий: например (при средней плотности населения в мире 45 человек на 1 кв. км) в Монголии — всего 2 человека, Австралии и Новой Зеландии — 3, Северной Америке — 14, Восточной Европе — 16 (в том числе в России — 9), в Южной Америке — 19 человек; как показывает опыт, можно поддерживать высокий уровень жизни и при плотности 335 (Япония) и 5805 (Сингапур) человек на 1 кв. км.

    Наиболее жесткий вариант перспективной демографической политики получил название концепции “золотого миллиарда” (или “экогеизма”, по В.А. Зубакову). Чтобы избежать экологического коллапса существующей цивилизации, В.А. Зубаков считает необходимым сократить в течение жизни двух поколений численность населения планеты до одного — полутора миллиардов человек, что позволит обеспечить бесконфликтную коэволюцию человека и биосферы, гомеостаз общества с природой. Но численность кого именно подлежит сокращению, каких слоев населения, в каких странах и локальных цивилизациях? Кто при этом будет судьей. Выносящим приговор, а кто — судебным исполнителем? И воспримут ли этот приговор осужденные на уничтожение? Очевидно, что любая попытка осуществить эту антиутопию может лишь разжечь ненависть и конфликты, стать причиной губительного  столкновения цивилизаций. Человечество будет принесено в жертву фантому сохранения биосферы.

    Другой, более “мягкий вариант” принудительного контроля над численностью населения мира предлагает М.М. Голанский, который, исходя из того, что рост численности населения и исчерпание ресурсов биосферы приведут к снижению объема мирового ВВП после 2015 г., приходит к выводу о том, что «снижение уровня среднедушевого потребления вызовет необходимость введения строгого контроля над численностью мирового населения. Весьма вероятно, что сверху будет установлено “планирование семьи” и введено жесткое лицензирование деторождения». Это обусловит необходимость создания сильной централизованной власти с широкими полномочиями. “Тоталитарная, всесущая централизованная власть потребует регламентации всей деятельности общества в качестве необходимого условия. Навязанный сверху нормативный характер функционирования будущей системы, видимо, станет ее неотъемлемым признаком”. Поскольку меры регулирования и ограничения численности населения потребуются, прежде всего, для менее развитых стран, в которых прирост населения за первую половину XXI в., по среднему варианту прогноза ООН, составит 2,9     млрд., человек (а по максимальному варианту — 4,4 млрд.), тогда как в более развитых странах уменьшится на 33 млн. человек, то очевидно, что централизованный принудительный контроль будут осуществлять мировые правительства, представляющие интересы развитых стран, хотя их доля в населении мира составит в 2050 г. всего 13%; это и будет диктатура меньшинства над большинством. Ни одно суверенное государство не допустит такого тоталитарного внешнего контроля над динамикой численности своего населения ни сейчас, ни в будущем.

    Очевидно, что нельзя сохранять нынешние тенденции демографической динамики, отказавшись от государственного воздействия на нее. Однако при этом нужно, во-первых, исходить из того, что существует ряд социальных факторов, которые способствуют сокращению рождаемости и роста численности населения; во-вторых, отказаться от идеи насильственного вторжения в такую деликатную область, как семейное воспроизводство населения; это ограничило бы права и возможности граждан воспроизводить будущие поколения, что может привести к непредвидимым негативным последствиям; следует ориентироваться на сознательное саморегулирование численности семьи и  деторождения, мягкие формы воздействия на воспроизводство семьи.

    Если взять долгосрочные тенденции, то нужно отметить, что после “демографического взрыва” в 50-60-е годы XX в. темпы прироста населения, как в развитых, так и в развивающихся странах имеют общую тенденцию к снижению; которая сохранится и в первой половине XXI в., в результате чего среднегодовые темпы прироста населения Земли уменьшатся, по прогнозу ООН, с 2,04 в 1965-1970 гг. до 0,38 в 2040-2050 гг., т.е. в 5,4 раза.

    Наиболее высоки темпы прироста населения в Африке; но и здесь они начинают снижаться с конца XX в., а к середине XXI в. уменьшатся в 2,7 раза против 1975-1980 гг. Еще более значительно падение темпов прироста в Азии: с 2,44 в 1965-1970 гг. до 0,29 в 2040-2050 гг., т.е. в 8,4 раза. В Северной Америке темпы прироста населения за это же столетие уменьшатся в 8 раз, в Латинской Америке — в 5,9 раза. Причем эта тенденция реализуется без особых мер государственного принудительного регулирования, несмотря на противодействующие факторы — сокращение смертности с 19,7 на 1 тыс. человек в 1950-1955 гг. до 9,8 в 2050 г.; уменьшение детской смертности с 15 на 1 тыс. человек в 1950-1955 гг. до 19 в 2040-2050 гг.; увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни с 46,5 до 76 лет соответственно.

    Снижению темпов прироста населения способствует ряд факторов как объективного, так и субъективного характера, в том числе:

    • индустриализация, урбанизация, переход от большой патриархальной семьи, занятой сельским хозяйством и ремеслом и нуждавшейся в большом числе работников, и нуклеарной семье, где кормилец занят наемным трудом и не стремится увеличивать число своих иждивенцев;
    • изменение положения женщины, превращение ее из “машины для производства детей” в самостоятельного члена общества, имеющего собственные интересы и желающего располагать свободным временем для своей общественной деятельности, отдыха, развлечений;
    • повышение издержек воспроизводства рабочей силы, затрат на образование и воспитание, на содержание городского жилья, питание и одежду, что не дает возможности средней семье иметь много детей; жилищная проблема в городах;
    • ослабление религиозных запретов на предупреждение беременности и аборты, распространение контрацептивов, увеличение возможностей для молодых семей планировать количество детей;
    • сокращение доли населения в репродуктивном возрасте по мере старения населения, повышения среднего возраста.

    Вероятно, существуют и другие факторы, которые породили общую тенденцию сокращения фертильности — количества детей, рождаемых женщинами в детородном возрасте (15-49 лет), при всем различии этого уровня по материкам и локальным цивилизациям.

    Наблюдается в конце XX в. и ожидается в перспективе значительное снижение уровня фертильности в менее развитых регионах — в 2,6 раза за данное столетие, их сближение с более развитыми странами: если в 1950-1955 гг. разрыв между ними составил 2,2 раза, то к 1990-1995 гг. он сократился до 1,9 раза, а к 20402050 гг. прогнозируется его сокращение до 2%. Однако этот прогноз вряд ли реален. Эксперты ООН определили для большинства материков прогнозируемый уровень фертильности в 22,1; но в течение срока активной жизни двух поколений вряд ли настолько изменится уклад жизни, например, мусульманской, африканской или латиноамериканской цивилизаций. К тому же прогнозируется повышение уровня фертильности в более развитых регионах с 1,56 в 20002005 гг. до 2,03 в 20402050 гг., что также сомнительно при нынешних тенденциях к сексуальной свободе, однополым связям и созданию их “виртуальных” семей, отказу многих представителей молодежи  обзаводиться своими детьми и брать на себя груз их содержания и воспитания. Поэтому в прогнозируемый уровень фертильности — а, следовательно, и динамики численности населения — жизнь может внести существенные поправки.

    Пересмотр прогнозных оценок может потребоваться и в силу других неучтенных факторов: распространение эпидемий типа СПИДа и других трудно излечимых болезней; крупные экологические и техногенные катастрофы; наконец, военные столкновения — как меж-цивилизационные, так и внутри-цивилизационные.

    Все эти тенденции порождают принципиально новую тенденцию демографической динамики — тенденцию к депопуляции все большего числа стран и цивилизаций. Этот феномен может принять глобальный характер в XXII в., его нужно тщательно изучать и выработать действенную систему мер по предотвращению этой глобальной эпидемии.

    Но дело не только в ограничении темпов количественного роста населения планеты в XXI в. Не менее важная проблема — изменение его качественного состава. Сотрудничество цивилизаций и его высшая форма — партнерство должны быть нацелены на преодоление чрезмерного разрыва в уровне грамотности и образования взрослого населения (без чего невозможно овладеть постиндустриальным технологическим способом производства и образом жизни, реализовать на планете интегральный социокультурный строй), в уровне здравоохранения и медицинского обслуживания, в средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении; наконец, в обобщающем показателе качества трудовых ресурсов и качества жизни — в уровне валового национального добра (ВНД) на душу населения. При оценке по паритету покупательной способности (ППС) этот уровень в % к США в 2000 г. в Эфиопии составил 1,9%, в Индии — 7%, Пакистане — 5,7%, Китае — 10,2% в России — 23,4%. Но для преодоления такого разрыва потребуется перестраивать на новых принципах весь механизм взаимодействия локальных цивилизаций.

    Одна из крупных глобальных проблем, которую предстоит решить в XXI в., связана с расселением людей, с разрастанием мегаполисов; на этой проблеме концентрировал внимание Н.Н. Моисеев.

    Возникновение городов (“городская революция”) в конце неолита было важным этапом в развитии человека, в становлении общества. Города создали условия для ускорения процесса  разделения груда и повышения его производительности, формирования духовного мира человека, стали предпосылкой для возникновения государств. Однако если (на первых порах) городов было немного и в них концентрировалась небольшая часть населения, то в индустриальном обществе произошел скачкообразный рост их числа и увеличения массы населения в них. Возникло такое явление, как мегаполисы: “Идет не только рост населения планеты, но и концентрация людей в отдельных крупных городских агломерациях — мегаполисах. Крупные города не просто стремительно растут, поглощая окрестные селения, они сливаются друг с другом, образуя мегаполисы с населением в многие десятки миллионов человек... На крошечном пятачке, расположенном между Токио и Осака, проживает едва ли не половина всего населения Японии и производится значительно больше половины ее валового национального продукта”.

    Концентрация миллионов людей на небольших территориях порождает крупные экологические, социальные, экономические проблемы, становится очагом кризисных ситуаций. “Мегаполисы в том виде, как они сегодня существуют, это одно из проявлений того глобального кризиса, которой надвигается на человечество и сигнализирует об исчерпании потенциала цивилизаций, зародившихся на заре голоцена”, отмечает Н.Н. Моисеев. Но не следует надеяться на ликвидацию мегаполисов: их существование диктуется потребностями экономического и социального развития. Этот же ученый предлагал приступить к реорганизации жизни в мегаполисах, соблюдая принцип природной рациональности, на основе которого должна 5ыть разработана перспективная схема развития мегаполисов, грамотной и некоррелированной частью, а также осуществляться программа воспитания и образования, прежде всего экологического. Проблема мегаполисов — общая для всех цивилизаций, как богатых, так I бедных, и необходимо их взаимодействие в решении этой проблемы.

    Как же государства, межгосударственные сообщества и все организации типа ООН, ЮНЕСКО могут влиять на глобальные демографические процессы?

    Во-первых, это возможно путем разработки и пропаганды (с ведением до каждой семьи) детально разработанных демографических прогнозов с показом возможных последствий различных сценариев как по миру в целом, так и по континентам,

    локальным цивилизациям, странам, регионам. Правительства, неправительственные организации и активное население должны ясно понимать возможные угрозы негативных тенденций — как перенаселения, так и депопуляции, чувствовать ответственность за их предотвращение и быть готовыми осуществлять и поддерживать необходимые меры.

    Во-вторых, на основе прогнозов необходимо выработать долгосрочную (на одно-два поколения) перспективную демографическую политику, как глобальную, так и дифференцированную по локальным цивилизациям, странам и регионам с учетом особенностей динамики и структуры населения. Глобальную программу после тщательной проработки и публичных дискуссий (в том числе с использованием средств массовой информации и Интернета) следует обсудить на всемирной конференции глав государств и правительств. Решение демографических проблем невозможно без преодоления нынешнего глобального демографического кризиса в разных его проявлениях — перенаселения и депопуляции. Экологический императив следует дополнить не менее (если не более) насущным демографическим императивом. Это станет стержнем сознательного участия людей в становлении гуманитарного постиндустриального общества, интегрального социокультурного строя.

    В-третьих, необходимо разработать и последовательно использовать разностороннюю систему способов косвенного воздействия на демографические процессы в желательном направлении (без административного принуждения и насилия над личностью): от системы демографического образования на всех его ступенях (школы, вузы, образование взрослых, дополнительное дистанционное обучение) до мер по стимулированию увеличения или сокращения рождаемости, обеспечению средствами контрацепции по доступным ценам, поддержке одиноких матерей и многодетных семей и т.п.

    В-четвертых, религиозные деятели всех мировых и иных религий, освящающих браки и деторождения и оказывающие сильное влияние на демографический процессы, должны совместными усилиями выработать меры духовного воздействия на демографические процессы, отказаться от устаревших догм, угрожающих будущему человечества.

    В-пятых, необходимо развивать национальные, локальные, международные демографические службы, способные профессионально воспринимать и эффективно осуществлять выработанную дифференцированную демографическую политику,  умело преодолевать периодически возникающие демографические кризисы и конфликты.

    В-шестых, немалая ответственность за демографическое будущее человечества лежит на духовных лидерах, и прежде всего на ученых, литераторах, журналистах. Демографическая теория должна получить новый импульс для исследования сложных и противоречивых процессов, выработки научно обоснованной стратегии решения острейших противоречий, угрожающих глобальной катастрофой, столкновением цивилизаций. Деятелям сферы художественного творчества и журналистам следует облечь эти достоверные научные выводы, глобальную, национальные и локальные демографические программы в доходчивую, увлекательную форму, чтобы они стали частью мировоззрения и мотивов действия политических и общественных сил, каждой семьи, каждого сознательного члена общества. Только общими усилиями можно радикально изменить, опираясь на саморегулирование при государственной поддержке, опасные для будущего демографические тенденции, обеспечить достойную жизнь будущих поколений на планете Земля.



    тема

    документ Глобализация
    документ Глобализация валютной системы
    документ Глобализация и глобалистика - некоторые дискуссионные вопросы
    документ Глобализация экономики
    документ Глобализация экономики: содержание и основные формы проявления



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения в законодательстве с апреля 2020 года
    Поправки к Конституции РФ в 2020 году
    Влияние коронавируса на российскую экономику
    Скачок цен на продукты в 2020 году
    Как получить квартиру от государства в 2020 году
    Цены на топливо в 2020 году
    Как жить после отмены ЕНВД в 2021
    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году
    Недвижимость
    Брокеру


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.