Управление финансами

документы

1. Путинские выплаты с 2020 года
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году
11. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года
12. Компенсация за летний отдых ребенка в 2020 году

Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Региональный характер евросредиземноморского процесса

Региональный характер евросредиземноморского процесса

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Региональный характер евросредиземноморского процесса

Регионализм — это не только компонент международной жизни, но и процесс, находящийся в непрерывном движении поступательного характера. Европейский регионализм эволюционирует под воздействием объективных факторов, связанных в основном с потребностями экономического развития, геополитической ситуацией, а также целого ряда причин субъективного свойства. В их числе политические и экономические интересы отдельных государств и межгосударственных сообществ, соответствующие планы развития, социальные явления, краткосрочные и среднесрочные нужды народных масс, нарушения экологического равновесия и другие тождественные причины.

Одним из крупнейших регионов, структурное (институциональное) формирование, которого началось относительно недавно и продолжается быстрыми темпами на рубеже столетий, стало Средиземноморье, где создается система сотрудничества стран ЕС, Северной Африки, Ближнего Востока.

Вместе с тем это сотрудничество сопровождается противоборством как между основными группами региональных сил и стран региона, так и внутри этих групп. В основе отношений между ними лежат политические, экономические и другие категории интересов, которые переплетаются и определяют развитие обстановки в регионе.

Наиболее мощный силовой фактор региона — это страны Западной Европы и США. При всех расхождениях, которые существуют между ними и которые иногда переходят в открытое соперничество, можно, тем не менее, выделить то общее, что их всех сближает, обусловливая их относительную сплоченность в подходе к средиземноморским проблемам.



Не забываем поделиться:



Такая сплоченность проистекает из того, что все страны Запада в той или иной степени относятся к группе экономически развитых стран, объединены в соответствующие блоки и организации — НАТО, ЕС, ЗЕС и т.д. Определенную роль играет признание актуальности проблемы Север — Юг. При этом Средиземноморье, являясь рубежом между Севером и Югом, приобретает для Запада особое значение, так как от того, как здесь будет проявляться взаимодействие между ними, во многом будет зависеть решение этого вопроса в глобальном масштабе. К тому же на интересы Запада в средиземноморском регионе все большее влияние оказывает сращивание собственно средиземноморских проблем с проблемами Черного моря и Кавказа при расширении традиционных рамок понятия «Юг».

Не исключено обострение отношений в биполярной системе Север-Юг под влиянием того, что Юг может начать поиск новых методов и приемов противоборства с Севером после того, как он утратил абсолютную поддержку со стороны Востока после прекращения существования Советского Союза и Организации Варшавского Договора.

Таким образом, представляется, что страны Запада заинтересованы, прежде всего, в укреплении своего военно-политического влияния в Средиземноморье. Видимо, не случайно в политическом документе (8 ноября 1991 г., Рим) главы государств и правительств 16 стран — членов НАТО назвали Северную Африку и Ближний Восток в качестве потенциальной угрозы миру. В дальнейшем к ним были добавлены Югославия и кавказская конфликтная зона.

Запад выражает тревогу по поводу того, что, по сути, ни один из более или менее крупных конфликтов в средиземноморском регионе так и не смог быть урегулирован за последние десятилетия в полной степени. Зато появились новые, прежде всего на Балканах, Можно считать, что у западных держав порождают настороженность происходящие здесь изменения в расстановке сил, провал их попыток взять ситуацию под свой полный контроль, как это происходит, например, в Югославии.

Кроме того, Средиземное море — кратчайший путь из Атлантического океана в Индийский, важнейшее стратегическое военно-морское пространство, потенциальный ТВД, которому отводится большое место военно-морскими силами государств-членов и командованием НАТО, заинтересованным в обеспечении военно-стратегической роли Средиземного моря в своих планах, особенно после принятия новой концепции НАТО в апреле 1999 г.

Средиземноморье — это также выход к Черному морю, Кавказу, Каспию и Центральной Азии, которые Запад активно стремится превратить в зону своего доминирующего влияния.

Другая группа интересов Запада в Средиземноморье неразрывно связана с экономическими проблемами. Для западных стран Средиземное море — это важнейшая водная артерия, по которой идет транспортировка нефти со Среднего и Ближнего Востока, полезных ископаемых из Северной Африки, осуществляются оживленные перевозки стратегических товаров.

Для стран ЕС Средиземноморье представляет собой часть инфраструктуры, влияющей в определенной степени на экономическую ситуацию на европейском континенте. Страны Западной Европы удовлетворяют часть своих потребностей в газе, нефти, других природных ресурсах за счет поставок из Северной Африки. От нормальных отношений со странами Магриба зависит судьба и рыболовного флота ряда западноевропейских держав. Кроме того, отсюда в Западную Европу ввозятся некоторые виды сельскохозяйственной продукции (например, цитрусовые).

Однако существует и обратная связь, о чем свидетельствуют инвестиционные программы Запада, предназначенные для южного Средиземноморья и предполагающие создание здесь совместных предприятий, развитие частнособственнической деятельности, предоставление займов и субсидий, учреждение системы долгосрочного воздействия на развитие местной экономики, а также страхование внешней торговли, финансирование региональных экономических организаций. Представляется, что Запад делает основной упор на развитие здесь в основном добывающей и перерабатывающей промышленности, а также сельскохозяйственного, в том числе перерабатывающего, производства на основе инвестиций частного капитала.

Реализация этой экономической политики, как представляется, могла бы содействовать ликвидации разрыва в уровне экономического, а также технологического развития северной и южной частей Средиземноморья и, безусловно, в целом позитивно отразиться на дальнейших преобразованиях в рамках ЕС.

Если суммировать сказанное выше, то можно считать, что включение южного Средиземноморья в зону преференциального экономического влияния Запада, закрепление здесь хозяйственных позиций отвечает его интересам.



Следующую группу интересов Запада в Средиземноморье составляют проблемы социального развития. При этом на передний план стоит, прежде всего, выдвинуть проблему этнических меньшинств и связанные с этим явления сепаратизма (Корсика, Страна Басков, Северная Италия). Тем самым обозначился качественно новый вызов безопасности региона.

У стран Запада не могут не вызывать опасений последствия обострения демографической ситуации в регионе, когда рост населения в Северной Африке ведет к увеличению здесь безработицы, к усилению миграционных потоков на европейский континент в поисках работы. Нарушение демографического баланса вызывает социальную нестабильность обе стороны Средиземного моря. В странах Западной Европы оно питает расистские настроения, порождает конкуренцию в среде обитания, на рынке труда, создает условия для роста влияния правых экстремистских сил типа Национального фронта во Франции.

К миграционным проблемам по линии Север-Юг добавились в последние годы трудности на горизонтальном уровне, а именно усиление миграции в Западную Европу из балканских стран — Албании и Югославии.

Через регион мигрируют в Западную Европу массы беженцев со всего африканского континента.

О том, что демографический вызов носит долговременный характер, свидетельствуют темпы прироста населения в североафриканских странах. Так, если в 1980 г. население Северной Африки составляло примерно 90 млн. человек, то в 1990 г. оно возросло уже до 153 млн., а, по прогнозам, к 2025 г. достигнет 241 млн. человек. Если учесть также, что население Северной Африки значительно моложе, чем в странах Южной Европы, то можно представить всю сложность решения в перспективе демографической проблемы и возможные в этой связи социальные потрясения.

Непростая демографическая обстановка стала одной из причин усиления фундаменталистский тенденций в исламской среде. Поддержка экстремистских сил молодежью, попытки фундаменталистский группировок прийти к власти, в том числе парламентским путем, использование насилия и терроризма, создание политических партий на основе фундаменталистской идеологии, их антизападная ориентация — все это создает общий социальный фон, который при определенных условиях может оказаться серьезной опасностью для позиций Запада в южной части Средиземноморья.

Запад был бы заинтересован в том, чтобы процесс демократизации общественной жизни на южном побережье пошел по западному образцу, включая сферу гуманитарного измерения, прав человека. Что касается западного влияния в области культуры, то оно, как представляется, в настоящее время осуществляется в основном усилиями Франции, Италии, Испании, имеющих здесь традиционные связи в этой области и опирающихся на знание частью населения соответствующих западных языков. Нельзя не добавить, что, несмотря на противодействие ислама, здесь становится весьма ощутимым воздействие массовой американской культуры.

Интересы стран южного Средиземноморья проистекают из их непосредственного геостратегического положения в регионе, из осознания того, что они представляют собой «Юг» на передовой линии соприкосновения его с «Севером» в системе международных отношений. Южное Средиземноморье нуждается в создании условий для утверждения стабильности в этом регионе. Именно в этом контексте расположенные здесь страны рассматривают урегулирование ближневосточного конфликта, установление прочного мира на Балканах и в Персидском заливе, ликвидацию других горячих точек. Стабильная ситуация в регионе оценивается как важная предпосылка для укрепления межарабского сотрудничества, снятия напряженности в отношениях между отдельными странами региона. Стабильность нужна этой группе стран и потому, что некоторые из них полагают неблагоприятным для себя существенное изменение в расстановке сил в регионе в результате свертывания присутствия здесь бывшего Советского Союза и приобретения тем самым односторонних преимуществ Соединенными Штатами в качестве державы, располагающей самым мощным военным потенциалом в Средиземноморье.

Южное Средиземноморье нуждается в успешном решении проблем экономического характера, в частности, в проведении соответствующих реформ, урегулировании внешней задолженности, реализации планов регионального экономического развития, создании системы самообеспечения продовольствием и энергией, проведении широкомасштабной программы подготовки квалифицированных кадров для промышленности и сельского хозяйства, реализации таможенной реформы.

Другая группа вопросов связана со стремлением поднять на новый уровень экономическое сотрудничество с другими странами, получить новые объемы соответствующей помощи, привлечь дополнительные инвестиции из США и Западной Европы.

Североафриканские страны стремятся к выработке единой экономической политики, с тем, чтобы выстоять перед лицом укрепления экономического могущества ЕС и США. Определенную роль в этом контексте, видимо, сыграет дальнейшее укрепление Союза арабского Магриба, развитие системы двусторонних договоренностей между странами южного Средиземноморья, преодоление противоречий между ними.

Наконец, очевидно, что для средиземноморских стран Северной Африки решение многих насущных социальных проблем, в том числе повышения уровня здравоохранения, борьбы с голодом, развития системы образования, непосредственно связано с тем, насколько успешно будет развиваться средиземноморский процесс. Урегулирование вопросов занятости и миграции могло бы остановить вытеснение значительной части населения в маргинальные области общественной жизни. Добавим к этому, что умеренные политические силы субрегиона хотели бы не допустить взрывов социальной напряженности, всплесков экстремизма, эксплуатирующего приверженность населения к исламу. Это повышает заинтересованность в успешном продвижении средиземноморского процесса.

В целом же, анализируя интересы различных групп стран, причастных ко всему происходящему в средиземноморском регионе, можно прийти к выводу, что на макроуровне геополитический императив состоит здесь в создании условий для стабильности и сотрудничества. Расхождения и различия, конечно, существуют, но на других, более низких уровнях. Объективно же все государства, как бы они ни были различны, нуждаются во взаимодействии, совместном решении трудных региональных проблем, словом, в реализации того, что можно условно назвать развитием средиземноморского процесса.

Стремление создать различного рода региональные системы в Средиземноморье получило развитие в последние десятилетия, являясь реакцией на совершающиеся в мире глобальные перемены.

Инициатором этой политики выступила Франция, которая издавна претендовала на лидирующую роль в регионе. В феврале 1983 г. французский президент выступил с предложением создать в западной части Средиземноморья группировку по формуле «5+5», в которую входили бы от Европы Франция, Испания, Италия, Мальта, Португалия, а от Северной Африки — Алжир, Ливия, Марокко, Мавритания, Тунис, т. е. все члены Союза арабского Магриба, крупнейшей субрегиональной организации этой части арабского мира.

Однако из-за возникших разногласий этот проект был вскоре сведен до формулы «3+3» — Франция, Испания, Италия, с одной стороны, — Алжир, Марокко, Тунис — с другой.

В последующие годы было совершено еще несколько попыток наладить сотрудничество в западном Средиземноморье, но оно не получило существенного развития.

Тем временем постепенно вызревала идея наладить сотрудничество в региональном масштабе с участием всех прибрежных государств. Однако на пути к осуществлению ей предстояло пройти ряд промежуточных этапов.

Одним из таких этапов было учреждение Средиземноморского клуба (Средиземноморского форума) в Александрии в 1994 г. В число его учредителей вошли Египет, Франция, Италия, Испания, Тунис, Турция. Лидерство в этой организации оспаривали Франция и Египет, президент которого Мубарак впервые высказался за создание такого форума еще в 1991 г. О том, что замыслы учредителей форума были достаточно обширны, свидетельствовали их решения по поводу политических, экономических и культурных аспектов средиземноморского сотрудничества и создание соответствующих рабочих групп.

В 1995 г. состоялась вторая встреча участников этого форума, которая прошла во французском городе Сен-Максим и подтвердила намерение продолжить обсуждение проблем сотрудничества в средиземноморском регионе.

Одновременно налаживанию сотрудничества между различными частями Средиземноморья, прежде всего между его Севером и Югом, содействовали крупнейшие международные организации. Среди них — Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Позиция ОБСЕ по поводу взаимоотношений стран европейского континента и стран южного и восточного Средиземноморья впервые была изложена в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.)5, который явился итогом почти двадцатилетней трудной работы.

Документ вводил понятие «не участвующие средиземноморские государства», под которыми понимались государства южного и восточного Средиземноморья, а также Албания, которая тогда не участвовала в СБСЕ. Отмечалось, что во взаимоотношениях с ними учитываются географические, исторические, культурные, экономические и политические факторы. Государства — участники СБСЕ заявили о намерении способствовать развитию добрососедских отношений с «не участвующими средиземноморскими государствами» в соответствии с целями и принципами Устава ООН, Декларации ООН, принципами международного права и Декларации принципов, включенной в Хельсинкский Заключительный акт.

Определялось несколько сфер взаимодействия с этими государствами.

На первом месте стояли проблемы безопасности. При этом отмечалось, что безопасность в Европе тесно связана с безопасностью в районе Средиземноморья в целом и что, следовательно, процесс укрепления безопасности, не ограничиваясь Европой, должен распространяться на другие районы мира, в частности на Средиземноморье. При этом подчеркивалось, что укрепление безопасности и развитие сотрудничества в Европе будет стимулировать позитивные процессы в Средиземноморье, являясь вкладом в дело мира, безопасности и справедливости в этом районе в общих интересах государств-участников и средиземноморских государств. В этой связи государства, подписавшие Хельсинкский Заключительный акт, заявляли о намерении стремиться путем дальнейшего улучшения отношений со средиземноморскими государствами укреплять взаимное доверие, с тем, чтобы способствовать безопасности и стабильности в районе Средиземноморья в целом. В документе выдвигались такие цели, как сокращение вооруженных сил в регионе, ослабление здесь напряженности.

Другой сферой евросредиземноморского взаимодействия была провозглашена экономика, признавалась важность экономических взаимоотношений, общая заинтересованность в дальнейшем развитии сотрудничества. В этой связи выражалось намерение содействовать развитию такого сотрудничества в различных областях экономической деятельности, особенно путем расширения торговли, на основе общего понимания необходимости стабильности и прогресса в торговых отношениях, их взаимных экономических интересов и различий в уровнях экономического развития. Государства-участники заявляли о готовности содействовать всестороннему развитию экономики «не участвующих средиземноморских стран» с учетом целей их национального развития и сотрудничать с ними, особенно в области промышленности, науки и техники, в их усилиях с целью лучшего использования ресурсов, содействуя тем самым более гармоничному развитию экономических отношений.

Наконец, третьей сферой взаимодействия, на которую было обращено внимание в Хельсинкском Заключительном акте, была окружающая среда. В документе говорилось о намерении активизировать усилия и сотрудничество в этой области на двусторонней и многосторонней основе с целью улучшения окружающей среды в Средиземноморье, особенно для сохранения биоресурсов и экологического баланса моря с помощью соответствующих мер, включая предупреждение загрязнения и борьбу с ним. Предусматривалось также сотрудничество в рамках соответствующих международных организаций, в частности Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

В качестве метода продвижения по пути сотрудничества в этих сферах и их расширения, определения дальнейших совместных задач предлагался диалог.

В последующие годы эти положения уточнялись, конкретизировались, переносились в практическую плоскость.

Доклад совещания экспертов СБСЕ (Мальта, 1979 г.) содержал рекомендации практического характера, которые включали обмен статистическими данными, поддержку программы ЮНЕП по развитию аквакультуры в Средиземноморье, проведение исследований в области техники связи, усиление контактов по проблемам миграции рабочей силы, проведение в рамках компетентных международных организаций симпозиумов и совещаний по наиболее актуальным научно-техническим проблемам Средиземноморья, профилактику и ликвидацию наиболее распространенных заболеваний в странах Средиземноморья, ряд мер в области средиземное-морского культурного наследия.

Рекомендации экспертов были поддержаны в итоговом документе Мадридской встречи представителей государств — участников СБСЕ (1980 г.). Особое внимание уделялось развитию транспортных инфраструктур в Средиземноморье. Однако акцент в документе был сделан применительно к Средиземноморью на проблемах безопасности. Важное значение имели заявления всех участников СБСЕ о своей воле предпринимать позитивные шаги, направленные на уменьшение напряженности и укрепление стабильности, безопасности и мира в Средиземноморье, наращивать усилия по поиску решений мирными средствами существующих проблем, по развитию доверия, укреплению добрососедских отношений. Принципиально новым было выражение воли изучить возможность проведения совещаний adhoc средиземноморских государств с целью усиления безопасности и сотрудничества в Средиземноморье.

Идея проведения таких совещаний прозвучала в полный голос на следующем мероприятии СБСЕ по средиземноморским проблемам — на семинаре СБСЕ по экономическому, научному и культурному сотрудничеству в Средиземноморье в 1984 г. в Венеции, где министр иностранных дел Италии предложил созвать конференцию по безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье (СБСС).

Это предложение, выдвинутое впервые Альдо Моро в 1972 г. и поддержанное тогда правительством Джулио Андреотти, на семинаре в Венеции поддержки не получило, но стало отправной точкой для соответствующих инициатив средиземноморских держав. Вместе с тем семинар в Венеции расширил перечень проектов сотрудничества в области окружающей среды, экономики (координация инфраструктур в связи с проектом Трансъевропейской автомагистрали, включая порты и перевалочные пункты, исследования и эксперименты в области морского судоходства и др.), науки и культуры (участие в национальных программах теоретических и прикладных научных исследований средиземноморских проблем, двустороннее и многостороннее научное сотрудничество, поощрение деятельности Сообщества университетов Средиземноморья, содействие мерам по углублению культурного сотрудничества в Средиземноморье и сохранения его культурного наследия и др.).

Мысль о том, что сотрудничество со странами южного и восточного Средиземноморья нуждается в дальнейшем расширении, а, следовательно, и в проведении широкомасштабного форума, продолжала утверждаться в СБСЕ. Не было ни одного крупного мероприятия, на котором не говорили бы о взаимозависимости Европы и Средиземноморья и не затрагивали бы соответствующие вопросы. Так, они вновь были подняты на Венской встрече представителей государств — участников СБСЕ (1986 г.), на которой договорились созвать совещание по Средиземноморью и рассмотреть на нем пути и средства дальнейшего усиления различных аспектов сотрудничества, расширения его рамок, содействия укреплению доверия и безопасности в регионе.

Такое совещание состоялось в 1990 г. (Пальмаде-Майорка), где был принят развернутый Итоговый доклад, содержавший принципиальные оценки евросредиземноморского сотрудничества и конкретные предложения по его диверсификации.

В условиях, когда в Центральной и Восточной Европе происходили кардинальные политические перемены, а Советский Союз приближался к моменту распада, участники совещания подтвердили свою приверженность положениям СБСЕ, относящимся к безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье. В докладе подчеркивалось значение торгово-экономического сотрудничества, отмечалась необходимость либерализации внутри-средиземноморской торговли, ее интенсификации, проведения далеко идущих экономических реформ на основе рыночных отношений, создания соответствующих налоговых, правовых и социальных инфраструктур. Было заявлено о важности продолжения всестороннего обсуждения вопросов социального и экономического развития стран региона.

Значительное внимание совещание уделило проблемам защиты окружающей среды и вопросам сохранения и восстановления исторических центров, сохранения культурного наследия.

В связи с тем, что на форуме министры иностранных дел Италии и Испании выступили с предложением созвать Совещание по безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье (СБСС) в доклад была включена гибкая формула, заключавшаяся в том, что «когда позволят обстоятельства, то можно было бы провести вне рамок СБСЕ совещание, на котором исходя из опыта процесса СБСЕ можно было бы обсудить ряд общепринятых правил и принципов в области стабильности, сотрудничества и человеческого измерения в Средиземноморье».

Однако этому предложению так и не суждено было реализоваться. Дело в том, что после смены политических режимов в Центральной и Восточной Европе, роспуска ОВД, распада Советского Союза страны Запада начали пересмотр своего отношения к СБСЕ, которое с 1994 г. стало именоваться Организацией безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ), и к его средиземноморской политике. Одновременно был взят курс на вытеснение из Средиземноморья преемницы СССР — России. Результатом стала переориентация западных держав с СБСЕ/ОБСЕ на другие международные объединения. Западная Европа сделала ставку на использование Европейского союза и двусторонние связи со средиземноморскими странами.

Тем не менее, в Хартии европейской безопасности, принятой на саммите ОБСЕ в Стамбуле (ноябрь 1999 г.), упоминание о Средиземноморье все же содержится. Участники саммита подтвердили, что безопасность в Средиземноморье, а также в ряде других районов имеет для ОБСЕ все возрастающее значение («мы признаем, что нестабильность в этих регионах порождает вызовы, которые прямо затрагивают безопасность и процветание государств ОБСЕ»).

В этой связи можно отметить, что в области практического евросредиземноморского сотрудничества наиболее далеко продвинулся Европейский союз, объединивший 15 государств Западной Европы и сумевший привлечь к такому сотрудничеству 12 других стран средиземноморского региона.

Основы нынешней средиземноморской политики ЕС заложил Римский договор. Однако он был детищем своего времени, отражая неразвитость связей Западной Европы, ограниченный характер интеграционных процессов. Лишь 23 средиземноморские страны привлекли к себе тогда внимание ЕЭС, а набор сфер, в которых должны были развиваться с ними ассоциативные отношения, был заужен.

Однако средиземноморская политика ЕЭС становилась все более активной по мере того, как молодые средиземноморские государства, покончив с колониальной зависимостью, энергично проявляли себя как субъекты международной жизни, в которых экономически и политически нуждалась Западная Европа. В результате в 1969 г. были подписаны торговые и экономические соглашения с Марокко и Тунисом, в 1970 г. — с Мальтой, в 1972 г. — с Кипром, в 1975 г. — с Израилем. В течение 1976 — 1977 гг. заключается ряд соглашений с Марокко, Алжиром, Тунисом, Египтом, Иорданией, Ливаном, Сирией.

Новые акценты в средиземноморской политике ЕЭС возникают в 80-е гг., когда членами Сообщества становятся Греция (1981 г.), Испания и Португалия (1986 г.).

В эти же годы Западная Европа все больше ощущает на себе вызовы, порожденные усилением проникновения Соединенных Штатов в средиземноморский регион, где обострялось военно-политическое противоборство между США и Советским Союзом. В области экономики США энергично теснили западноевропейских конкурентов, выдавливая их из средиземноморского экономического пространства. Они активно препятствовали развитию евросредиземноморского сотрудничества.

Все это требовало от Западной Европы пересмотра своих отношений со средиземноморскими странами, придания им нового качества с учетом меняющейся обстановки. Высказывания за такой пересмотр все громче звучали в различных органах ЕЭС с середины 80-х гг. Экономический и социальный комитет ЕЭС, которому были даны соответствующие поручения, подготовил в 1989 г. доклад о мерах по реорганизации средиземноморской политики в области внешних сношений, торговой политики и развития и по разработке концепции глобального развития средиземноморского бассейна в целом. В декабре 1990 г. Совет ЕЭС принял рамочное решение о проведении так называемой «новой средиземноморской политики», основным элементом которой был провозглашен упор не только на сотрудничество, но и на партнерство с «третьими средиземноморскими странами», т. е, отношения ЕС с этими странами выводились на более высокий уровень.

Крупнейшей акцией в рамках «новой средиземноморской политики» стала Евро-средиземноморская конференция в Барселоне (1995 г.), на которой были представлены министрами иностранных дел 15 государств — членов ЕС и 12 «третьих средиземноморских государств» (Кипр, Мальта, Турция, Палестина, Израиль, Иордания, Сирия, Ливан, Египет, Марокко, Тунис, Алжир).

Это был первый столь представительный региональный форум почти всех прибрежных средиземноморских стран, на котором его участники учредили систему евросредиземноморского сотрудничества, политического диалога на постоянной основе, развития экономического и финансового сотрудничества, усиления внимания к социальным, культурным и гуманитарным измерениям. В числе важнейших итогов конференции — программа конкретных крупномасштабных акций в области безопасности и военного сотрудничества, решение о создании к 2010 г. зоны свободной торговли, единой евро-средиземноморской энергетической системы, о реализации других значительных региональных проектов.

В последующие годы осуществлялись реализация барселонских решений, их уточнение, поиск преодоления трудностей на этом пути. Значительное внимание стало уделяться конкретным мерам по укреплению региональной безопасности, которые стали частью планов западноевропейцев по ослаблению их зависимости в этой области от США в Средиземноморье. В экономике определились контуры энергетической политики. Евро-средиземноморская конференция по энергетике (1996 г.) приняла решение об учреждении Евросредиземноморского форума и разработке соответствующего пятилетнего плана. Впереди — создание Евросредиземноморского энергетического комплекса объединенной газовой и электросети, строительство газопровода Магриб-Европа. Ожидаемый конечный результат — создание единого Евросредиземноморского энергетического рынка.

Аналогичные меры предпринимаются по налаживанию сотрудничества в промышленности, сельском хозяйстве, мореходстве, в других отраслях экономики, а также в сфере культуры, экологии, в социальной области.

Однако бурный старт евросредиземноморского сотрудничества вскоре потерял темп. Продвижение вперед регионального сотрудничества наталкивается на серьезные трудности, прежде всего политического характера. Дело в том, что ЕС и арабские страны по разному оценивают политику израильского правительства на Ближнем Востоке, а ряд арабских стран выступает против участия Израиля в мероприятиях по линии евросредиземиоморского процесса.

В области экономики разногласия возникают в связи с тем, что, по мнению многих средиземноморских стран, Европейский союз осуществляет эгоистическую политику ограничения импорта в свои государства-члены и одновременно внедряется во внутренний рынок южного и восточного Средиземноморья за счет местных производителей.

Одной из попыток вывести средиземноморское сотрудничество из кризисного состояния стала конференция министров иностранных дел 27 стран — участниц средиземноморского процесса в Штутгарте в апреле 1999 г. В руководстве ЕС ее рассматривают как успех, так как удалось посадить за один стол представителей Израиля и арабских государств, возобновить переговоры по проблемам безопасности и экономики региона.

Таким образом, евро-средиземноморское сотрудничество проходит период трудных испытаний, сходных частично с теми, через которые прошли европейские сообщества. Тем не менее, к настоящему времени Европейский союз накопил опыт разрешения такого рода трудностей и, вероятно, сможет найти пути их урегулирования в относительно короткий срок. Поэтому планы создания к 2010 г. евросредиземноморской зоны свободной торговли выглядят вполне осуществимыми. Постепенное преодоление трудностей в системе евросредиземиоморского сотрудничества предусматривается прогнозом на 2010 г., подготовленным исследовательским подразделением Европейской комиссии.

К тому же постепенно складывается механизм такого сотрудничества. Входят в практику регулярные конференции и другие совещания на различных уровнях и по различным конкретным проблемам, упорядочивается система проектов, налаживается их финансирование.

Обе стороны вынуждены идти на компромиссы, так как объективно они заинтересованы в развитии такого сотрудничества.

Характерной чертой политики ЕС по созданию системы евро-средиземноморского сотрудничества является то, что, по существу, она направлена на превращение Средиземноморья в зону преимущественного влияния ЕС, закрытую или полузакрытую для США и России. Если США преодолевают воздвигаемые препоны через свои монополии, через НАТО, приводят в движение другие механизмы, то для России решить  эту задачу оказывается значительно сложнее. В результате Россия постепенно вытесняется из региона и в нынешнем столетии может столкнуться здесь с крайне неблагоприятной обстановкой. 



тема

документ Анализ результатов работы европейского экономического валютного союза
документ Европейский валютный союз и интеграционные процессы в СНГ
документ Единая европейская валюта и Россия
документ История создания валютного союза в Европе
документ Опыт трансформации в странах СНГ и восточной Европы

Не забываем поделиться:




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Процент за перевод с карты на карту с 1 мая 2020 года
Поправки к Конституции РФ в 2020 г.
Дефолт в России в 2020 году
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Девальвация рубля в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2020 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Обязательная маркировка товаров в 2020 году
Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Новости
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру

©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.