Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Социальное развитие Европы и новое наполнение социальной политики

Социальное развитие Европы и новое наполнение социальной политики

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Социальное развитие Европы и новое наполнение социальной политики

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

  • Социально-ориентированный капитализм на пороге XX в.
  • Социальное измерение в контексте инновационных вызовов
  • Смена ориентиров социальной политики
  • Социальный аспект европейской безопасности

    Социально-ориентированный капитализм на пороге XX в.

    Начало XX в. воспринимается многими как рубеж, влекущий за собой качественные изменения основных параметров жизни общества. Потребность в таких изменениях и нововведениях  и превратилась в своего рода инновационный вызов. Серьезные технологические предпосылки, солидная экономическая база, наглядные результаты интеграционных процессов в Европе, расширяющаяся сеть многостороннего сотрудничества, соединяющая континент по оси как Север — Юг, так и Запад — Восток, — все это говорит о возможности перехода общества к более интенсивному и обновленному развитию. Результативность процесса напрямую зависит от уровня инновационной культуры, т.е. от готовности общества к инновациям по всем направлениям: в экономике, науке, управлении, законодательстве, социальной области.

    XX в. с достаточной наглядностью показал возрастающую роль социального измерения для поступательного развития европейского общества. Большинство государств континента на практике убедилось, что экономическое и политическое развитие неотделимы от социального.

    Европейский опыт, наполненный острыми социальными конфликтами, революциями, войнами, кризисами, выявил значение социальной стабильности и преимущество эволюционных преобразований как метода решения социальных противоречий над революционными. Наиболее дальновидная часть флагманов экономики и правящей политической элиты поняла, что можно регулировать проблемы социального развития, используя потенциальные возможности капитализма. Так, в Западной Европе начала формироваться упреждающая стратегия, позволяющая путем компромиссов и социального партнерства избегать наиболее острых и опасных для экономического роста и сохранения конкурентоспособности коллизий.

    Политика социального партнерства складывалась на основе договорных отношений, которые получили широкое распространение в контексте послевоенной обстановки и подъема борьбы рабочего движения за решение социальных проблем трудящихся. Дилемма — революция или эволюция как метод решения социальных конфликтов — вызревала постепенно. На фоне необходимости восстановления экономики и наступательных действий профсоюзов для правительств западноевропейских государств и наиболее предусмотрительных предпринимателей стала очевидной потребность в новых программах решений социальных проблем, по иному построенных общественных отношениях. Они исходили из того, что давлением, репрессиями, силой не обеспечить поступательное развитие экономики, а соответствующую стратегию выгоднее строить с учетом общественных потребностей, даже если они не всегда совпадали с их собственными интересами. В основу социально-экономической стратегии правящих верхов Запада легли идеи Д.М. Кейнса, Р. Дарендорфа, Л. Эрхарда, Ю. Хабермаса.

    Доктрина социального рыночного хозяйства стала базой интеграционных процессов в Европе. Нагляднее всего плоды интеграции проявились на экономическом поле, приведя к учреждению европейских сообществ (ЕОУС, ЕЭС, Евратом), которые, в свою очередь, пройдя ряд ступеней, выступают сейчас в виде Европейского союза. ЕС, включающий 15 ведущих европейских государств, превратился в мощное наднациональное объединение, представляющее собой новый тип экономически и политически регулируемой региональной структуры, в рамках которой в основном удается избегать крупных социальных потрясений. В активе Европейского союза: единый внутренний рынок, создание Экономического и валютного союза, введение единой валюты — евро, широкое пространство без национальных границ, тенденция к расширению в восточном и южном направлениях.

    По мере углубления интеграционных процессов в Европе все явственнее проступает значение социального развития, результатом которого является стабилизация общества и создание социального фона, благоприятного для экономической интеграции и политического сплочения. Наиболее активные силы стремятся работать именно в этом направлении. Так, Европейским союзом в 1989 г. принята Хартия основных социальных прав трудящихся Сообщества, закрепившая гарантии 12 прав каждому гражданину Союза.

    При принятии Амстердамского договора о Европейском союзе весь пакет документов по социальным вопросам стал частью договора, а социальная политика была названа одним из его приоритетов. Три обобщающих документа, содержащих анализ ситуации и теоретическую разработку вопроса, послужили основой для создания концепции общей социальной политики ЕС — Белая книга о росте, конкурентоспособности и занятости: вызовы и пути для вступления в XX век, Зеленая книга «Европейская социальная политика: размышления для Союза», Белая книга «Европейская социальная политика: путь для Союза» (1995 г.).

    Развитие социального измерения, в котором пересекаются и взаимодействуют социальные последствия любых процессов, происходящих в обществе, во многом зависит от действий субъектов, участвующих в нем. Политика социального партнерства, получившая особенно интенсивное развитие во второй половине XX в., когда за партнерами, представляющими мир труда, были законодательно закреплены определенные права для защиты интересов трудящихся, и упреждающая стратегия постепенно ложились в основу национальных социальных политик, открывали новые перспективы социального развития.

    Социальная карта Европы сегодня отражает все разнообразие входящих в нее стран и регионов. Высокоразвитые государства, объединившиеся в Европейский союз, соседствуют со странами Центральной и Восточной Европы, недавно вставшими на путь демократии и развития рыночной экономики. Процессы их социального развития различаются степенью интенсивности, спецификой местных условий, силами, которые его осуществляют.



    Однако существует целый ряд проблем, общих для всего обширного пространства континента и связанных традиционно с жизнеобеспечением различных социальных групп и категорий общества. Их решение не снято с повестки дня, как крупнейшего регионального объединения — ЕС, так и малых стран, находящихся на флангах европейского пространства. Среди важных, не только не потерявших актуальность, но приобретающих новую окраску в современных условиях проблем: не нашедшая пока соответствующего решения проблема занятости и ее наиболее болезненный аспект — массовая безработица, феномен социального отторжения целых категорий населения; проблема эффективной поддержки наиболее обездоленных групп молодежи, женщин, престарелых, семей с низкими доходами; корректировка и развитие систем образования и профессиональной подготовки; гарантия социальных прав и защиты всего населения в целом. 92% европейцев, по данным Евро-барометра, отдает приоритет борьбе с безработицей, 89% полагает, что особых усилий требует также преодоление бедности и социального отторжения".

    В борьбу с этими «болезнями» общества включаются не только государства и социальные структуры, но и профсоюзы, неправительственные организации (НПО), церковь. Под эгидой Европарламента в феврале 1999 г. была организована широкая встреча (более 600 участников), которая приняла заявление под названием «Европейский призыв к полной занятости», где предлагалось исходить из того, что путь к полной занятости не только зависит от экономической стратегии, но и требует более широкого видения ситуации и должен учитывать также социальные, экономические и конституционные моменты. Объединение усилий в общеевропейских масштабах через коллективные переговоры, совещания социальных партнеров, заключение «Пактов доверия за занятость» и другие меры помогли руководству ЕС разработать общую стратегию в области занятости и начать ее реализацию. Начиная с 1998 г. национальные планы действий (НПД) строятся в соответствии с общей стратегией, регулируются ею и подлежат контролю со стороны институтов ЕС. Причем такая стратегия была одобрена всеми государствами — членами ЕС, несмотря на то, что ситуация с занятостью и уровень безработицы в них неодинаковы. Если в Люксембурге этот уровень составляет 2,8%, в Нидерландах — 3,6, в Дании — 4,2, то в Испании — 17,8, в Италии — 12,3, во Франции — 11,8%. Применение общей стратегии и принятие программы «Основные направления политики занятости на 1999 г.» уже начали приносить свои плоды.

    Планы Европейского союза и отдельных государств Европы по решению проблем занятости и экономического роста в большинстве случаев подкрепляются более или менее разработанной стратегией. Однако на практике деятельность в области, как решения проблемы занятости, так и всего социального развития далеко не так эффективна, как хотелось бы национальным властям и коммунитарных институтам. Сегодняшняя Европа, несмотря на ощутимые достижения в социальной сфере и стабильно работающие системы социальной защиты ряда государств, еще не в состоянии полностью справиться с этими проблемами, и в XX в. предстоит их решение в новых условиях.

    Более того, нормы, диктуемые все ускоряющимся процессом глобализации, и то, что называется вызовами XX в., существенно меняют детерминанты социального измерения, заставляют расширять сферу действий социальной политики, учитывать изменение промышленных отношений и социальной структуры общества, воздействие международных интеграционных процессов и саму международную обстановку, бросающую новые вызовы внутренней стабильности в европейских государствах.

    С учетом всего этого, видимо, правомерно говорить о новой постановке социального вопроса вообще и роли социальной политики в частности. Это касается и социального партнерства — ведущего инструмента европейской социальной политики.

    Следует признать, что в Европе возникновение и развитие политики социального партнерства с самого начала происходило по инициативе и усилиями предпринимателей. Капитал первым осознал преимущества компромиссов над социальными конфронтацией и противостояниями, на чем изначально была построена стратегия рабочего движения, и уяснил пользу объединения усилий ради развития производства, согласившись при этом поступиться частью прибылей. Естественно, что предприниматели стремились уменьшить эту часть, а наемные работники и их представительные организации — соответственно увеличить. Постепенно складывались система и шкала ценностей, баланс взаимных уступок. Процедуры достижения договоренностей закреплялись в трудовом законодательстве. Это позволяло организовать полноценный социальный диалог и находить решения конкретных социальных проблем.

    С переходом социального партнерства на новый уровень появились и новые его формы. Европейские советы по труду (ЕСТ), создаваемые по инициативе профсоюзов на предприятиях общеевропейского масштаба, стали действенным инструментом участия наемных работников в управлении производством. Директива, юридически закрепившая их существование, появилась в 1994 г. Однако уже с середины 80-х гг. на основе коллективных соглашений они создавались на фирмах «Томпсон» (1985 г.), «Бюлл» (1988 г.), «Фольксваген» (1990 г.). Далее процесс пошел более быстрыми темпами: «Сольвей» (1995 г.), «Ферреро», «Хартман», «Филип Морис Юроп» (1996 г.) и т.д., всего 500 компаний. Рожденная в рамках ЕС инициатива перешагнула его границы и распространяется на все части европейского континента. Показателен пример швейцарско-датской группы «АББ Бовари» (электро-инжиниринг), где в результате соглашения был создан, ЕСТ, представляющий интересы грудящихся и бизнеса третьих стран: Чехии, Польши и Швейцарии.



    Дополнительные возможности открывают регулярно проводимые Европейские форумы по социальной политике (первый состоялся в 1996 г.), которые сумели объединить более 100 ассоциаций и объединений, работающих в социальной сфере.

    Все это свидетельствовало о том, что к чисто материальным интересам и вопросам социальной защиты добавилось стремление социальных партнеров к развитию экономической демократии, к активному участию в управлении производством и принятию решений. Но именно это иногда вызывает недовольство руководителей экономики и держателей капитала. На этой почве до сих пор возникают трения и борьба между представителями труда и менеджмента.

    Камнем преткновения становится намерение профсоюзов и НПО получить доступ к информации относительно деятельности и планов предприятий и активнее участвовать в процессе принятия решений. Предприниматели же всячески стремятся ограничить информацию, предоставляемую наемным работникам, усматривая в этом покушение на свои прерогативы.

    Со стороны предпринимателей, проявивших дальновидность и понимание ситуации, в рамках упреждающей стратегии просчитывались возможные результаты и велись поиски вариантов решения, вырабатывались превентивные меры сглаживания конфликтов. Со своей стороны, социальные партнеры в лице профсоюзов, замедлив наступательные действия, в определенных границах шли на компромиссы и учились здраво оценивать ситуацию.

    Политика социального партнерства на новом витке уже предлагает новые подходы к содержанию своей деятельности, расширение ее сферы. Внимательнее стали оцениваться, например, степень готовности партнеров к достижению компромиссов, их способность внести вклад в создание стабильного социального фона. Стал делаться акцент на социальную ответственность в первую очередь бизнеса. На практике политика социального партнерства выливалась в расширение сотрудничества между государственными институтами, предпринимателями и организациями трудящихся.

    В наиболее продвинутых интеграционных структурах вплотную подошли к необходимости объединения социального диалога с гражданским, который включает не только партнеров, представляющих труд и капитал, но и политические силы, церковь, а также неправительственные организации разного типа. Постоянный форум за гражданское общество обратился в Европейский союз с предложением принять единую Хартию основных прав, которая отражала бы интересы всех европейцев и опиралась на Европейскую конвенцию прав человека (Рим, 1950 г.), Социальную хартию Совета Европы (Страсбург, 1996 г.) и Хартию основных социальных прав трудящихся Сообщества (Париж, 1989 г.), и включить ее в текст договоров о Европейском союзе. Это позволило бы регулировать общественные отношения в масштабах всей Европы. Речь идет не только о западноевропейских государствах — членах ЕС, но и о Восточной Европе. Правомерно отметить, что социальная политика становится частью международных отношений. Не случайно в Программе социальных действий ЕС на 19982000 гг. впервые обозначено внешнее измерение социальной политики, связанное, в частности, с проблемой расширения15. Это объясняется тем, что при сбалансировании макроэкономической стратегии встает вопрос о пересмотре политики ассоциированных стран в области занятости, гармонизации социального законодательства, о развитии адекватных систем социальной защиты. Ориентиром для них являются достижения развитых европейских стран, принятые там минимальные социальные стандарты и другие критерии, которым должны соответствовать стремящиеся к общеевропейской интеграции страны. Специально сформулированные так называемые копенгагенские критерии четко обозначили допустимые рамки экономического и социального развития

    Социальные партнеры поставлены перед необходимостью защитить интересы представляемых ими сил, когда речь идет о распределении благ и выгод, привносимых такими явлениями, как глобализация и внедрение инноваций.

    Социальное измерение в контексте инновационных вызовов

    Глобализация нарушает сложившийся баланс сил между наемными работниками и работодателями. Даже угроза переноса филиалов крупных компаний в регионы с дешевой рабочей силой может нарушить систему отношений между социальными партнерами, ослабить позиции профсоюзов. Практика показывает, что правительства вынуждены ассигновать значительные средства на социальные нужды, в том числе и для того, чтобы смягчить последствия глобализации для населения. Однако желание смягчить с помощью бюджета возможные социальные коллизии ведет, в свою очередь, к увеличению налогового бремени и также вызывает недовольство части общества.

    Не случайно известный американский экономист Г. Беккер называет социальную защиту «европейской болезнью». По данным Евростата, затраты Европейского союза на социальную защиту населения в 1996 г. составили 28,7% валового национального продукта (для сравнения: в 1990 г. они были 25,4%)18. Признавая, что эффективная социальная политика требует значительных финансовых вложений, Европейский парламент одобрил текст новой Социальной повестки дня (Agenda 2000), отметив, что при ее отсутствии затраты будут еще больше.

    Процесс глобализации тесно связан с введением инноваций. И хотя последние, прежде всего, связываются с производственными технологиями, работать в полном объеме и использоваться они могут в зависимости от умения и готовности общества к их использованию. Поэтому равноценными являются технологии производственные, управленческие, информационные и социальные. Только от их комплексного использования можно получить инновационный продукт, необходимый обществу для поступательного развития в будущем. Необходимым условием инновационного развития является существование организованного и обустроенного пространства, которое имеет должным образом разработанную инновационную структуру, а все субъекты действуют в комфортных условиях. Имеются в виду инвесторы, создатели ноу-хау, производители, менеджеры, продавцы. Все они должны осознавать свою причастность и значимость в процессе обновления общества, а также получить возможность пользоваться его плодами. В этой связи становится очевидным, что полноценное инновационное пространство не удастся оформить, не соединив его естественным образом с экономическим и социальным.

    Создание такого комплекса — один из вызовов XX в. Однако нужно иметь в виду, что общество развивается далеко не всегда синхронно. В разных странах наличествуют неодинаковые исходные условия, особенности социального климата. Так, разрыв в уровнях покупательной способности на душу населения в ЕС составляет 3,3 раза. Если на жителя Люксембурга приходится 8297 евро, то Португалии — 253-320. Общественные отношения не везде сбалансированы. Это выражается не только во внутренней политической борьбе и социальных коллизиях, но и в межгосударственных отношениях. Недавно мы могли наблюдать это в виде балканских событий. Казалось бы, отлаженные механизмы развития наталкиваются на бюрократические препоны, национальный изоляционизм, распространение международной преступности. Иными словами, социальный фон для инновационных изменений в настоящее время нельзя назвать благоприятным по всем параметрам.

    В социальном измерении фокусируются последствия любого направления деятельности общества, а социальное развитие зависит от степени решения проблем, с которыми сталкивается население. Многое обусловлено достижением баланса между глобальными и интеграционными процессами, с одной стороны, и центробежными процессами, создающими трудности на пути эволюции Европы как единого целого, с другой.

    В долгосрочном плане социальное развитие нуждается в тщательно проработанной перспективной стратегии, учитывающей как потребности в социальной сфере, так и суть формулируемых накануне XX в. современных теорий развития общества, а также предполагает соответствие складывающейся на континенте европейской социальной модели.

    Анализ развития социального измерения Европы и процесса социальной интеграции, к необходимости которой пришел, в частности, Европейский союз, позволяет сделать вывод о правомерности отхода от ограниченного взгляда на социальную политику как на рефлекс общества, его реакцию на определенные исторические обстоятельства и экономические трансформации, связанные с защитой уровня жизни и права граждан на труд.

    С этим современная Европа в основном справилась, особенно ее ведущие высокоразвитые страны, такие, как Франция или Германия. Комплекс европейского социального законодательства закрепил минимальные социальные стандарты и трудовые нормы, обеспечив тем самым приемлемые условия жизни для большинства граждан. Социальная помощь поддерживает уровень жизни наименее обеспеченных. Так, не получая социальной помощи, 40% населения ЕС, по данным Комиссии ЕС, считались бы живущими за чертой бедности, в то время как в настоящее время таковых 15-21. Правда, следует иметь в виду, что уровень бедности определяется исходя из средних, весьма высоких показателей по ЕС. При этом руководством Евросоюза всячески поощряется превышение общеевропейских стандартов за счет внутренних резервов государств. Многочисленные директивы и регламенты регулируют трудовые и общественные отношения, а Европейский суд вправе применять санкции к государствам, не соблюдающим принятые нормы социальной защиты. В 1994 г. появилась специальная директива, оговаривающая ответственность национальных властей за применение на их территории европейского законодательства. Однако нарушения не так уж редки. В последние годы в Европейском суде неоднократно возбуждались дела или выносились частные определения в адрес Франции, Греции, Бельгии, Италии, Португалии, Люксембурга. Предметом претензий было несоблюдение директив о рабочем времени (93/97/ЕС), о Европейских советах, но труду (94/45/ЕС), о равном обращении с мужчинами и женщинами в системах социального обеспечения (96/97/ЕС) и др. В общем же процесс гармонизации социальных законодательств идет весьма успешно, и 94,3% европейских директив уже включены в национальные законодательства всех стран ЕС, а четыре государства (Дания, Испания, Финляндия и Швеция) адаптировали 100% юридических документов ЕС.

    Смена ориентиров социальной политики

    Обеспечение социальной базы для любых трансформаций и регулирование общественных и промышленных отношений происходит в значительной мере через социальную политику государств.

    Сегодня социальная политика рассматривается гораздо шире, чем это было принято ранее, когда она сводилась в основном к решению вопросов условий и оплаты труда, профессиональной подготовки, пенсионного обеспечения и системы пособий. Ныне такие понятия, как социальное пространство, социальная база, людские ресурсы, социальные технологии, отражают возросшую роль социальной политики.

    Развитие новых аспектов социальной политики связано с концепцией устойчивого развития, суть которой состоит в эволюционном переходе от индустриального к социально-ориентированному постиндустриальному обществу, призванному обеспечить продвижение человечества в социальной и экономической области и гармонично интегрировать его в окружающую среду.

    Разработка концепции устойчивого развития была начата под эгидой Всемирного совета предпринимателей по устойчивому развитию с середины 90-х гг. Сейчас еще рано утверждать, что идея овладела всем финансово-промышленным сообществом, но она нашла понимание у флагманов современной экономики. Серьезность проблемы заключается в том, что устойчивое развитие требует инвестиций, которые не принесут быстрой отдачи, в частности вложений в человеческий капитал. Европе предстоит, если она встанет на этот путь, решить вопрос: как преодолеть противоречие между общественными интересами, нацеленными на будущее, и интересами бизнеса, стремящегося к текущим прибылям, сделать бизнес социально ответственным. Потребует пересмотра и стратегия развития некоторых государств в плане сбалансирования интересов экономического роста и уровня сохранения суверенитета. Теория устойчивого развития привлекательна тем, что устанавливает четкие связи между экономической, социальной и экологической политикой, поднимает вопрос о рациональном и бережном использовании природных и людских ресурсов, развивает понятие социальной экологии, т.е. нацеленной на создание благоприятной социальной среды для всех групп и слоев общества.

    Концепция устойчивого развития, получившая поддержку влиятельных финансовых и деловых кругов Запада, направлена на поддержку социально ответственного цивилизованного бизнеса, людских ресурсов и окружающей среды. И хотя концепция еще не сформировалась окончательно, ее элементы уже используются при составлении долгосрочных планов крупных компаний и приобретают все большее число сторонников в научных кругах. Благодаря ей появилось, например, такое понятие, как «эко-эффективность», ведется разработка социальной экологии, а акцент на социальной ответственности бизнеса заостряет внимание на защите здоровья и безопасности людей.

    Правительствами, структурами гражданского общества, лидерами деловых кругов обсуждается и другая концепция — Комплексная основа развития (КОР), предложенная Всемирным банком. На основе анализа уроков финансового кризиса 1997 г. КОР предлагает сообществу осуществить разработку стратегий, которые сочетали бы макроэкономическую политику с базовыми принципами социальной и структурной политики, необходимыми для обеспечения долгосрочного устойчивого экономического роста. Объясняя суть КОР, лауреат Нобелевской премии 1998 г. в области экономики А. Сен писал: «Развитие — это процесс, в конечном счете, обеспечивающий свобода/ от бедности и других социальных и экономических лишений».

    В экономике развития обозначились два направления. Одно предполагает весьма жесткий подход, планирующий необходимость жертв во имя будущего. Элементы его использовались ведущими европейскими странами в 70-80-е гг. в виде «политики доходов» или политики «жесткой экономии», что вело к сокращению или замораживанию расходов на социальные нужды. Для лечения экономики применялись «горькие макроэкономические лекарства», однако при этом игнорировались острые социальные проблемы, внимание к ним рассматривалось как слабость, а системы социальной защиты населения, социальные услуги, даже права человека — как «дорогостоящие капризы». Альтернативный подход в противовес рассматривает процесс развития как «дружественный процесс», основанный на взаимовыгодном обмене. Однако функционирование систем социальной защиты, реализация свобод, действие законов, пользующихся доверием граждан, должны дополняться здравой макроэкономической политикой, которая генерирует ресурсы для экономического и социального развития. Оптимальным является, конечно, сочетание обоих направлений, поскольку чрезмерная жесткость макроэкономической политики может привести к нежелательным социальным последствиям.

    Основными средствами и одновременно целями развития являются наличие свобод, не только уже упоминавшейся свободы от бедности, но и свободы участия в экономической деятельности, подразумевающей доступ к кредитным и другим ресурсам, свободы коллективного самовыражения и участия в политической жизни, открытого взаимодействия с другими членами общества; социальные возможности, включая право на образование и медицинское обслуживание; гарантии транспарентности. Причем для эффективного развития все права и возможности должны быть обеспечены четкими правовыми и социальными системами, а масштаб программ социальной поддержки, борьбы с безработицей, бедностью, социальным отторжением, планирования семьи, введения экологических стандартов должны отвечать потребностям общества.

    Все современные теории развития общества, где заметное место отводится социальному аспекту, могут воплотиться в жизнь лишь объединенными усилиями государства, политических партий, неправительственных организаций при использовании возможностей и интенсификации социального партнерства. Безусловно, любые концепции прорабатываются и реализуются в первую очередь на национальном уровне, с учетом национальных особенностей и резервов. Однако глобальность современных проблем неразрывно связана с системой взаимодействия государств, взаимной помощью — тем, что называется международной солидарностью и социальным сплочением. Это острее всего ощущают страны Южной, Центральной и Восточной Европы, когда идет речь об их присоединении к сообществу западноевропейских государств.

    Стратегия развития целого ряда европейских государств требует пересмотра в плане сбалансирования вопросов экономического роста и уровня суверенитета, осознания того, что со многими проблемами уже не справиться поодиночке.

    Европейское строительство, ранее осуществлявшееся силами государств и наднациональных институтов Сообщества, выйдя из кулуаров политиков, становится делом всего общества и коллективного обсуждения. Национальные государства, находящиеся вне рамок Европейского союза, получают возможность принять разные модели участия в объединяющейся Европе. Им предлагается пройти путь интеграции постепенно. Не случайно ведущие государства Западной Европы связаны практически со всеми соседними странами разного типа соглашениями и договорами, а те, что поставили своей целью вступление в ЕС, подписали соглашения об ассоциации (их 11 на сегодняшний день). Но при этом задача облегчается за счет применения общих стратегий развития в той или иной области, возможности получения помощи со стороны стран, превысивших средние показатели. Концепция новой Европы XX в. опирается на доверие и поддержку общественного мнения, как бы произрастает снизу с учетом экономических, социальных, экологических и политических факторов. Смешение национальностей, свойственное континенту, в то же время может послужить источником нестабильности. Резкое обострение национализма и его конфликт с интеграционными силами содержат в себе опасность на рубеже веков. Однако приверженность мирному развитию способна найти возможности примирения.

    Исторические ценности европейской цивилизации, природа, ресурсы являются общими для всех европейцев, и представляется, что будущее Европы не в равновесии держав, не просто в выравнивании экономических показателей и уровня социальной защиты, а в установлении социально стабильного наднационального порядка. Конкретными шагами к нему стали укрепление европейской идентичности, введение общеевропейского гражданства, управление процессом экономического и социального сближения, переход к новому уровню политической культуры, увеличение роли государственного и наднационального регулирования.

    Оказалось, что социальная политика призвана не просто решать возникающие социальные проблемы и исправлять неблагоприятную ситуацию, но прогнозировать ее и регулировать. В ее арсенале для этого наряду с материальными средствами и планами гуманитарной помощи должны быть программы упреждающего отражения социальных конфликтов, набор превентивных мер, обеспечивающих социальную экологию (новое понятие, которое приобретет еще большую значимость в наступающем веке, включая системы отношений человека и общества, стратегию бизнеса, уровень его цивилизованности).

    Потребность в новых формах социальной защиты и видоизменившийся рынок труда ставят вопрос об интеграции личности в общество, о соответствии человека требованиям трансформирующегося общества, развитии людских ресурсов, равенстве возможностей, совершенствовании промышленных отношений. В результате все более приходится считаться с возросшей ролью человеческого фактора, интеллектуального капитала. Социальная политика обеспечивает условия для расширенного воспроизводства и эффективного функционирования этой составляющей общественного богатства.

    Если оценивать национальное богатство в расчете на душу населения, то, по данным экспертов Всемирного банка (1994 г.), в Западной Европе человеческий капитал оценивается в 177 тыс. долл. США, воспроизводимый — в 55 тыс., природный — в 6 тыс. долл., (при общей сумме 238 тыс. долл.). В процентном отношении: человеческий капитал составляет 74%, воспроизводимый — 24, природный — 2%. Это объясняет усиленное внимание к проблеме людских ресурсов.

    Важным моментом в социальном развитии Европы является то, что современная концепция социальной политики исходит из признания несводимое™ социального прогресса к увеличению денежного дохода людей и накоплению материального богатства. Суть ее в том, что традиционные экономические показатели (ВВП, среднедушевой доход и пр.) не могут считаться адекватными характеристиками развития людских ресурсов и даже экономического роста. Неслучайным является введение Программой развития ООН (ПРООН) индекса человеческого развития (ИЧР), куда входит целый комплекс показателей, связанных практически со всеми аспектами общественного развития, включая новое качество жизни, образование, урбанизацию, экономическую и социальную активность, безопасность и пр.

    Отсюда увеличение роли политического и психологического аспектов социальной политики, в ходе реализации которой формируется социальная база, способная поддержать или, наоборот, препятствовать политике правящих кругов. Все более очевидно проявляющаяся прямая связь социальной политики с властью — новая характеристика социальной сферы.

    Удовлетворение большей части общества социальной и экономической политикой ЕС привела к увеличению политической активности его граждан. 7 из 10 европейцев выразили готовность принять участие в выборах в Европейский парламент. 84% граждан ЕС положительно оценивают роль ЕС в их жизни, причем 52% из них считают, что она увеличится в XX в.

    Социальный аспект европейской безопасности

    Целью социального развития Европы является создание широкой зоны безопасности со стабильным социальным климатом.

    Внешнее измерение социальной политики предполагает более активное вовлечение стран, в первую очередь Центральной и Восточной Европы, в социальную политику ЕС и дает возможность, особенно через стратегию и области занятости и социальной защиты, используя социальный и гражданский диалог как основную ось европейской социальной модели, помогать этим странам полностью адаптировать достижения ЕС и создать собственные социальные инфраструктуры при организационном и финансовом содействии. Это происходит благодаря помощи экспертов и использованию программ технического содействия ФАРЕ (для стран Центральной и Восточной Европы и Балтии) и ТАСИС (для стран СНГ и Монголии; 40% ТАСИС зарезервировано за Россией). Третьи страны, такие, как Польша, Болгария, Чехия, Швейцария, страны Балтии привлекаются в инициативные программы ЕС, в частности ИНТЕРРЕГ, нацеленную на региональное взаимодействие. Программа социальных действий ЕС 1998-2000 гг. также предусматривает вовлечение в орбиту своей деятельности ассоциированных стран ЦВЕ. Инициативную программу Daphne (2000 2004 гг.) против насилия в отношении женщин и детей (общий бюджет 3,8 млн. евро) планируется распространить не только на 15 стран ЕС, но и на 7 партнеров из стран ЦВЕ. 23 марта 1999 г. в Варшаве состоялась специальная встреча социальных партнеров из ЕС и стран — партнеров по вопросу их включения в европейский социальный диалог. Расширение ЕС — это пример добровольного объединения народов в процессе построения новой Европы.

    В то же время необходимо ответить на принципиальный вопрос: как определить границы европейского строительства, не поставив под угрозу имеющиеся достижения ряда западноевропейских стран? Сумеет ли тяготеющая к интеграции восточная часть континента справиться с многочисленными трудностями экономического роста, создать зоны социальной стабильности, обеспечить политическому курсу, избранному их правительствами, общественную поддержку, необходимую социальную базу развития?

    В основу европейской социальной модели положен принцип совмещения эффективности и социальной солидарности, а также учет вызовов времени. В сущности, такая модель — это некий социальный идеал будущего, образец, к которому стремится Европа, опираясь на социальную идею, воплотившую традиционные ценности европейской цивилизации и совокупность конечных целей социального развития. При этом европейская социальная модель — это не застывшая раз и навсегда категория, построенная изначально на идеях социальной справедливости и обеспечения, основных прав человека. Она непрерывно совершенствуется и дополняется, отражая изменения, происходящие в обществе. Например, введение единой валюты — евро заставило руководящие органы ЕС анализировать социальные последствия этого и выявило необходимость срочно решать проблемы, возникающие между государствами, вошедшими в зону евро и оставшимися пока вне ее рамок. 25% европейцев настроены против единой валюты, 11% еще не определили к ней своего отношения.

    Совершенствование европейской модели и самого процесса социального развития зависит в определяющей степени от проблемы безопасности во всех ее аспектах. И важнейшим представляется построение европейской системы безопасности, в которой человек чувствовал бы себя социально защищенным в любой части Европы. Людские ресурсы могут оптимально использовать свой потенциал лишь в условиях безопасности. Хотя высокий уровень социальной защищенности населения Европы общепризнан и внутренняя стабильность в основном поддается регулированию, сегодня она не ограждена от внешних влияний и ощущает воздействие процессов, происходящих в современном мире. Одновременно перед ней стоит задача сохранять традиционные ценности, служащие основой европейской идентичности, и отражать новые общественные потребности. Безопасности людей угрожают не только локальные военные конфликты, но целый ряд факторов, представляющих угрозу как для жизни и здоровья людей, так и для общества в целом: наркотики, преступность, терроризм, национализм, экологические опасности, неконтролируемая миграция и пр. Непосредственно с социальной сферой и жизнью человека связаны такие аспекты безопасности, как информационная, технологическая, продовольственная и пр. В любую минуту при стечении неблагоприятных обстоятельств и недостатке должного регулирования и контроля они могут превратиться в острую социальную проблему. Например, скандал с бельгийскими продуктами, содержащими, не только обострил ситуацию внутри ЕС, но и осложнил отношения с многими зарубежными партнерами.

    В этой связи особое значение приобретают предлагаемые новыми теориями развития проблемы социальной ответственности бизнеса и государства для строительства новой Европы.

    Идея общеевропейского дома не потеряла своей актуальности, и к этому есть объективные предпосылки. Однако с изменением исторического контекста потребовались коррективы, в первую очередь в социальной сфере, которой определяется готовность общества следовать курсу, избираемому политическими лидерами. Намерение активно участвовать в общеевропейском строительстве демонстрируют различные составляющие общества, более того, они заявляют о готовности брать на себя необходимую ответственность в деле принятия решений и способствовать их реализации. На этом фоне меняется социальная функция государства, которая превращается в важный двигатель социального развития общества. От роли государства-благодетеля, распределяющего блага и поддерживающего обездоленных, латающего наиболее заметные прорехи в социальной сфере, современное европейское государство, на которое все больше ложатся функции координирующие, регулирующие и контролирующие, переходит к стимулирующей роли. Главной задачей его становится вовлечение граждан в общественное строительство, используя их потенциал, создавая условия для проявления активности и делая ставку на сочетание ответственности государства с ответственностью граждан. Все эти идеи в определенной степени нашли отражение на Всемирном саммите ООН по вопросам социального развития (Женева, 2630 июня 2000 г.).

    Представляется, что именно такой поворот в ориентации государств и менталитете граждан способен содействовать созданию прочной социальной базы, без которой немыслимо построение новой Европы, где найдут себе место большие и малые страны. Неоспоримо привлекательным моментом является то, что Западная Европа уже является регионом наибольшей по сравнению с остальными частями континента социальной стабильности, демонстрирует апробированные на практике функционирование правового демократического государства и взаимоотношения власти и гражданского общества, которые должны строиться на основе принципов социального равенства и международной солидарности. К сожалению, этот процесс идет медленно, не без проблем, зачастую сводясь к декларациям. Для выравнивания и сбалансирования диспропорций, темпов экономического роста и социального развития предстоит сделать еще немало, однако вполне заслуживают внимания и могут быть использованы наработки таких наднациональных объединений, как Европейский союз, опыт многолетнего и разностороннего сотрудничества европейских стран, включая страны Восточной Европы и новые независимые государства, в первую очередь Россию, составляющие неотъемлемую часть Европы.



    тема

    документ Анализ результатов работы европейского экономического валютного союза
    документ Европейский валютный союз и интеграционные процессы в СНГ
    документ Единая европейская валюта и Россия
    документ История создания валютного союза в Европе
    документ Опыт трансформации в странах СНГ и восточной Европы

    Не забываем поделиться:



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • важное

    Новые налоги с 2021 года
    Прогноз курса доллара на 2021 год
    Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
    Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
    Предоставление кредитных каникул в 2020 году
    Как получить квартиру от государства в 2021 году
    Как жить после отмены ЕНВД в 2021
    Изменения ПДД с 2021 года
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2021 году


    ©2009-2020 Центр управления финансами.