Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Внешнеэкономические связи Европы на пороге XX в.

Внешнеэкономические связи Европы на пороге XX в.

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Внешнеэкономические связи Европы на пороге XX в.

Внешнеэкономические связи играют возрастающую роль в хозяйственном развитии европейских стран и Старого Света в целом. Интеграция связывает воедино рынки этих стран, размывая былую относительную обособленность их национальных экономик. Этот процесс идет в Европе быстрее, чем в других регионах современного мира. Одновременно динамично развивающаяся глобализация и транснационализации дают мощный импульс расширению экономических отношений с внешней средой. От способности успешно адаптироваться к меняющейся мирохозяйственной ситуации, последствиям научно-технической революции во многом будут зависеть общее состояние и структурные сдвиги в европейской экономике, интенсивность интеграционных процессов в регионе, его положение в мировой экономике и системе международных отношений в XX в.

Оценивая перспективы развития внешнеэкономических связей Западной Европы, следует, прежде всего, иметь в виду, что ее вовлеченность в мировую торговлю выше, чем двух других центров силы. Правда, доля экспорта в ВВП Европы, за вычетом внутри-регионального оборота (около 10%), хотя и больше, чем у Японии, мало отличается от США. Однако следует учитывать, что, несмотря на ускоряющийся процесс формирования общего хозяйственного комплекса (создание таможенного союза, единого внутреннего рынка, валютной еврозоны), Западная Европа до сих пор не является гомогенным образованием. Поэтому при сопоставлении уровней включения трех центров в международную торговлю важно учитывать и внутри-региональный оборот в Западной Европе и ЕС. Доля внешней торговли в ВВП западноевропейских стран в целом и стран — членов Евросоюза в 23 раза превышает, соответствую Хесии Ефим Самуилович, ИМЭМО РАН, главный научный сотрудник, профессорши показатели США и Японии. Не случайно, имея ВВП, примерно равный Соединенным Штатам, Евросоюз по объему экспорта товаров и услуг в 1998 г. превосходил США в 2,9 раза.

Приведенные выше данные не раскрывают полностью значения внешнеторговой сферы в экономике Европы. Как известно, удельный вес сферы обращения и услуг в ВВП европейских стран достигает и даже превышает 2/з, поэтому товарный экспорт следует сравнивать с международным производством. Для ФРГ и Великобритании такой показатель превосходит 70%, для Франции и Италии — 60%. В США и Японии он в 1,52 раза ниже.



Не забываем поделиться:

Уровень открытости европейской экономики определяется масштабами ее включенности в процессы международной интеграции инвестиций и транснационального капитала. Европа — крупнейший экспортер и импортер прямых инвестиций. В 1999 г. на страны ЕС приходилось 2/з их мирового экспорта. В 19961997 гг. отток прямых инвестиций из западноевропейских стран в 1,7 раза превышал экспорт прямых капиталовложений из США и Канады; приток иностранных инвестиций был в 1,2 раза больше. В 1996 г. соотношение общего объема накопленных в Западной Европе иностранных прямых инвестиций и ВВП региона составляло 13,9%; аналогичный показатель в мире в целом равнялся 10,6%, для развитых стран — 9,6%. Подобным же образом отношение общего объема накопленных прямых инвестиций Западной Европы за ее пределами к ВВП региона достигало 16,2%, в то время как во всем мире — 10,4%, в группе развитых стран в целом — 12%.

В том же году объем продукции 62 тыс. филиалов иностранных ТНК в Западной Европе составил 800 млрд. долл. Эта величина превысила 9% ВВП региона. Продажа этих филиалов в регионе в 1,3 раза превосходит импорт товаров и услуг в Западную Европу. В то же время зарубежные филиалы 26 тыс. ТНК Западной Европы3 осуществили продажи, в 1,5 раза превысившие экспорт из этого региона.

В 1996 г. ТНК Западной Европы заключили 2,4 тыс. трансграничных международных соглашений — более 40% их общего числа в мире. В 1999 г. на европейские компании приходилось 73% стоимости сделок по слияниям и поглощениям фирм и 45% объема привлеченных инвестиций. В 1996 г. они получили от патентно-лицензионной деятельности доходы на 14 млрд. долл. (30% мировой величины), а выплатили 20 млрд. долл. (40% общей суммы).

Растет зависимость воспроизводственного процесса в Европе от внешнеэкономических связей. Об этом, прежде всего, свидетельствует состояние динамики роста внешней торговли и производства в целом. На протяжении последних двух десятилетий внешняя торговля Европы и стран Евросоюза развивалась значительно быстрее, чем ВВП региона. Причем в 90-е гг. превышение темпов роста экспорта и импорта товаров и услуг над ВВП было больше, чем в предыдущее десятилетие. В 80-х гг. по экспорту оно составляло 1,9 раза, в 90-е гг. — 2,7 раза; по импорту — соответственно 1,6 и 2,6 раза’. Важно подчеркнуть, что в 90-е гг. в большинстве случаев увеличение экспорта лежало в основе циклических подъемов в экономике западноевропейских стран.

При этом если в 80-е гг. физический объем экспорта товаров и услуг ЕС увеличивался теми же темпами, что и импорт, то в 90-е гг. экспорт возрастал быстрее импорта в 1,2 раза. Одновременно улучшились условия торговли. Среднегодовой темп роста индекса соотношения экспортных и импортных цен в торговле стран ЕС возрос с 0,2 до 0,3% (в целом по группе развитых стран этот индекс снизился с 0,3 до 0,2%)6. В результате начиная с 1992 г. Евросоюз имеет активное сальдо во внешней торговле товарами и услугами, а с 1993 г. — и по текущим операциям платежного баланса.

Возрастающую роль в воспроизводстве и структурных сдвигах в хозяйстве Европы играет также усиливающаяся международная миграция капиталов. Если в 80-е годы приток иностранных прямых инвестиций по отношению к валовым внутренним капиталовложениям в экономику западноевропейских стран в среднем составлял 4%, то к 1996 г. он достиг 7,2%. Для сравнения укажем, что аналогичный показатель в целом по миру равнялся 5,7%, а по группе развитых стран — 4,9%. В том же году соотношение между оттоком инвестиций из стран Западной Европы и их внутренними капиталовложениями достигало 10% (в мире — 6,1%, в развитых странах — 6,8%). В этой связи следует отметить, что и в 80-е и 90-е гг. уровень сбережений, прежде всего частных, в экономике стран ЕС превышал инвестиции. Этим ЕС отличался от США, где наблюдалась нехватка сбережений. Данное обстоятельство определило положение Европы на мировом рынке капиталов.

Наряду с возрастанием вовлеченности Европы в мирохозяйственные связи и их роли в экономическом развитии региона происходят качественные изменения в самих этих связях. Они вызваны, прежде всего, сдвигами в мировом и европейском производстве, порожденными научно-технической революцией. Меняется товарная структура внешней торговли Европы, в частности ЕС. В целом перемены соответствуют сдвигам в двух других центрах силы. Наиболее стремительно развивающимся сектором в 80-90-е гг., повсюду являлся обмен продукцией обрабатывающей промышленности. В то же время в экспорте и импорте снизилось значение изделий сельского хозяйства и энергоносителей.

Сравнение роли различных отраслей в формировании товарной структуры внешней торговли европейских стран, США и Японии позволяет сделать вывод об особенностях их участия в международном разделении труда. Нетрудно заметить, что они отражают особенности отраслевой структуры хозяйства трех центров. ЕС превосходит США по доле в экспорте изделий обрабатывающей промышленности главным образом за счет более низкого удельного веса сельскохозяйственной продукции, но уступает по этому показателю Японии. В экспорте ЕС большую, чем у США и Японии, долю занимают топливно-энергетические ресурсы. Напротив, в импорте ЕС доля изделий обрабатывающей промышленности ниже, чем в США, но выше, чем в Японии, в основном вследствие ее гораздо большей зависимости от поставок сельскохозяйственных товаров и энергоносителей. Одновременно ЕС ввозит относительно больше, чем США, аграрной продукции; выше, чем в США, и доля энергоносителей.



За последние два десятилетия в результате роста внутриотраслевой специализации в европейском экспорте продукции обрабатывающей промышленности значительно повысилась роль машин и оборудования. Тот же процесс наблюдается и в импорте. Однако ориентация на увеличение доли этой продукции в экспорте более очевидна, чем в импорте. В то же время в экспорте изделий обрабатывающей промышленности снизился удельный вес промежуточных продуктов, вывоз потребительских товаров оставался примерно на одном уровне. Аналогичные тенденции отмечаются и в США, в Японии сократилась доля потребительских товаров. В целом в экспорте ЕС ниже, чем в двух других центрах, доля машин и оборудования, выше — потребительских товаров.

В 80-90-е гг. наиболее динамично возрастал экспорт из европейских стран химических товаров, электротехнического, электронного, телекоммуникационного, конторского оборудования, транспортных средств (исключая автомобили). Сохранился прежний удельный вес машинного оборудования, автомобилей, энергосилового оборудования, продукции текстильной и обувной промышленности. Темпами ниже средних увеличивался вывоз изделий пищевой и табачной продукции, черных и цветных металлов, топлива. Заметные перемены произошли и в структуре импорта. Возросло значение электротехнического оборудования, химических товаров, конторского оборудования, автомобилей и других транспортных средств, телекоммуникационного и энергосилового оборудования, продукции швейной и обувной промышленности. Практически осталась прежней доля продукции черной и цветной металлургии, текстильной промышленности. Снизился удельный вес сырья, в том числе минерального топлива, изделий пищевой и табачной промышленности.

На изменения в специализации ЕС в международной торговле указывает различная динамика экспорта и импорта отдельных товаров за пределы объединения. Темпами существенно более высокими, чем экспорт ЕС в целом, возрастали (в порядке убывания) поставки на рынки третьих стран газа, телекоммуникационного оборудования, целлюлозно-бумажных изделий, фармацевтической продукции, машинного и конторского оборудования, ЭВМ, парфюмерных и косметических изделий, пластмасс, кофе, чая, какао, лесоматериалов, табачных изделий. Подобным же образом наиболее динамично увеличивался импорт в ЕС извне электротехнического, конторского оборудования, ЭВМ, медикаментов, телекоммуникационного, энергосилового оборудования, мебели, газа, парфюмерных и косметических изделий, продукции органической химии, научной аппаратуры. Нетрудно заметить, что в экспорте и импорте ЕС из третьих стран наиболее интенсивно расширялась торговля примерно одними и теми же товарами. Это указывает на возрастающую вовлеченность Европы во внутриотраслевую специализацию в системе международного разделения труда.

Динамика внешнеэкономических связей Европы зависит от конкурентоспособности продукции европейских стран. По оценкам Всемирного экономического форума (Кельн) и Международного института управления развитием (Лозанна), в 90-е гг. в мировом рейтинге конкурентоспособности европейские страны уступали США и Японии. В 1999 г. по показателям глобальной конкурентоспособности среди 59 стран мира США занимали 2-е место, Япония 14е, Франция — 23-е, Германия — 25-е, Италия — 35-е. Среди европейских стран в списке наиболее конкурентоспособных находились Великобритания — 8-е место, Норвегия — 15е, Швеция 19-е.

Главными факторами высокой конкурентоспособности США в 1999 г. были высокий уровень либерализации экономики, развитая инфраструктура, высокая технология, превосходство в уровне управления.

Отставание европейских стран определяется большим числом самых разнообразных факторов научно-технического, социально экономического, организационного характера. Чаще всего называют отсутствие гибкости на рынке рабочей силы, высокие социальные расходы и издержки на рабочую силу, более низкие затраты на НИОКР. Как было показано выше, европейские фирмы расходуют на покупку патентов и лицензий существенно больше получаемых ими вознаграждений от патентно-лицензионной деятельности. В 1991-1995 гг. число запатентованных хотя бы в двух зарубежных странах изобретений на 1000 научных сотрудников в государственных университетах в США составило 48, в ЕС — 4, в других государственных научно-исследовательских учреждениях — соответственно 42 и 317. Сказывается также и то, что в 90-е гг. общие условия воспроизводства в Европе были менее благоприятны, чем в США.

Вместе с тем картина сравнительной конкурентоспособности ЕС и двух других центров выглядит не так однозначно при сопоставлении продукции, в наибольшей мере, обращающейся в мировой торговле. Речь идет об изделиях обрабатывающей промышленности.



В 1980-1989 гг. производительность труда в этой отрасли промышленности стран ЕС повышалась темпами 3,7% в год, в США и Японии — соответственно 0,4 и 3%. В то же время среднегодовой темп роста почасовой заработной платы в странах ЕС составлял 9%, в США и Японии — 2,8 и 4%. В результате рост издержек на единицу рабочей силы в ЕС заметно превысил их увеличение в двух других центрах: среднегодовой темп роста этого показателя в ЕС равнялся 5,2%, в США и Японии — 2,3 и 1,0%. В этих условиях ценовая конкурентоспособность европейских товаров по отношению к товарам США и Японии существенно снизилась. В 90-е гг. ситуация для европейской продукции обрабатывающей промышленности улучшилась. Производительность труда повышалась темпами, примерно равными темпам США, — 3,5 против 3,3% и более высокими, чем в Японии, — 1,2%. Темп роста почасовой заработной платы по сравнению с 80ми гг. в ЕС существенно снизился (4,8%), в США — значительно возрос (3,6%), в Японии — уменьшился (3,1%). Соответственно издержки на единицу рабочей силы в ЕС увеличивались ежегодно в среднем на 1,5%, в США  на 0,2%, в Японии — на 2%. О различиях в динамике конкурентоспособности можно судить по средневзвешенному курсу валют основных европейских стран, США и Японии. В 1990-1997 гг. по сравнению с 1980-1989 гг. данный показатель с поправкой на темпы роста цен, определяемый как отношение издержек на рабочую силу в обрабатывающей промышленности к средневзвешенным издержкам в развитых странах — торговых партнерах, в Германии возрос на 25, во Франции, Великобритании и Италии снизился соответственно на 5,9, 9,0 и 6,4%; в то же время в США этот показатель упал на 24,5%, в Японии — увеличился на 32,2%. Иными словами, в 90-е гг. ценовая конкурентоспособность продукции обрабатывающей промышленности больше всего повысилась в США, в наибольшей мере снизилась в Японии. Таким образом, если исходить из указанного выше показателя, конкурентоспособность этих изделий основных европейских государств по отношению к США упала, а по сравнению с Японией — возросла.

Особый интерес представляет оценка динамики конкурентоспособности наукоемких товаров. Европа занимает видное место в мировой торговле высокотехнологичной продукцией. В 1995 г. экспорт наукоемких товаров ЕС, включая внутри региональный оборот, превысил экспорт США в 1,6 раза, Японии — в 2,1, импорт — соответственно в 1,6 и 5,3 раза. Однако доля этих товаров в общем экспорте ЕС (9,5%) ниже удельного веса их импорта в общем импорте ЕС (10,5%). В экспорте изделий наукоемких производств за пределы региона ЕС уступал США и Японии соответственно в 1,5 и 1,2 раза. Зато импорт ЕС превышает аналогичный показатель США и Японии соответственно в 1,4 и 4,5 раза. Дефицит ЕС в торговле высокотехнологичной продукцией с этими странами превышает актив по операциям с другими странами и регионами. К этому следует добавить, что доля внутрифирменного оборота наукоемких товаров ниже, чем в торговле ЕС в целом. Это указывает на слабость позиций западноевропейских производителей этих изделий: на внутреннем рынке Евросоюза они испытывают гораздо более острую конкуренцию со стороны иностранных фирм, чем компании, действующие в других отраслях. Данное обстоятельство побуждает европейских производителей высокотехнологичной продукции в большей мере опираться на экспорт за пределы ЕС.

Вместе с тем динамика конкурентоспособности продукции высоких технологий ЕС в торговле с различными регионами выглядит неоднозначно. Так, дефицит в торговле этими изделиями с Северной Америкой по отношению к общему экспорту продукции обрабатывающей промышленности ЕС уменьшился с 1,69% в 1980 г. до 1,12% в 1990 г. и 0,36% в 1995 г. Эти данные указывают на повышение конкурентоспособности наукоемких товаров ЕС в торговле с США и Канадой. Аналогичный показатель в торговле ЕС с Японией возрос с 4,14% в 1980 г. до 5,54% в 1990 г., что свидетельствует о снижении конкурентоспособности европейских товаров в торговле с этой страной. Однако к 1995 г. дефицит снизился до 2,74%. Иными словами, в первой половине 90-х гг. конкурентные позиции ЕС по отношению к Японии усилились. Что касается третьего крупного конкурента ЕС на рынке продукции высоких технологий — азиатских новых индустриальных стран, то хотя в торговле с ними ЕС имеет относительное преимущество (актив ЕС на этом направлении внешнеторговых связей с 1980 по 1995 г. возрос в 2,5 раза), его конкурентоспособность в торговле наукоемкими изделиями с азиатскими НИС в 80-е — первой половине 90-х гг. снижалась — положительное сальдо ЕС в этой торговле по отношению к общему экспорту продукции обрабатывающей промышленности ЕС сократилось с 3,26 до 1,48%.

Во внутри-региональном экспорте этой продукции доля европейских производителей особенно велика в продаже изделий электроники, ЭВМ, конторского оборудования, химических товаров. Дефицит ЕС в отношениях с третьими странами наблюдается, прежде всего, в торговле ЭВМ и конторским оборудованием, актив — в   торговле продукцией аэрокосмической промышленности. Ведущими экспортерами наукоемких товаров в Европе являются Франция, Германия и Великобритания, импортерами — Германия, Великобритания, Франция и Нидерланды. Среди европейских стран наибольшее превышение экспорта наукоемких товаров над импортом имеет Франция, ведущими их нетто-импортерами являются Великобритания, Нидерланды и Германия. Крайне слабо представлены в торговле высокотехнологичными изделиями Италия и Испания.

Иными словами, хотя в целом по уровню конкурентоспособности европейские страны отстают от США и Японии, в Европе имеется целый ряд отраслей промышленности, в том числе высокотехнологичных производств, которые динамично поставляют свою продукцию на мировой рынок. Создание единого рынка Евросоюза, Экономического и валютного союза ЕС способствует формированию условий для повышения эффективности производства в странах Европы, объединению фирм региона. Увеличение числа участников ЕС расширяет рынки для продукции европейских ТНК. Все это создает реальные предпосылки для усиления позиций Европы в международной торговле в предстоящие десятилетия.

В 80-90-е гг. произошли сдвиги в географическом распределении внешнеторгового оборота Европы. Они отражают соотношение глобальных и региональных процессов в мировой экономике, динамику интеграции, движение цен сырьевых товаров, прежде всего на нефть, дифференциацию в группе развивающихся стран, состояние хозяйства в странах с переходной экономикой, укрепление экономических позиций КНР.

Если в предыдущие десятилетия в общем внешнеторговом обороте Западной Европы возрастало значение внутри-европейской торговли, то в 90-е гг. ситуация изменилась. В результате растущей глобализации внешнеэкономических связей региона стала повышаться доля товарного экспорта, идущего за пределы Европы. В 1990 г. на внутри-региональный экспорт приходилось 71,3% всего экспорта региона, в 1997 г. — 65,5%. Возрастал удельный вес импорта из третьих стран — в 1990 г. он равнялся 27,9%, в 1997 г. — 30,7%. Аналогичная картина наблюдалась и в ЕС, где в 1990 г. Внутри-региональный экспорт составлял 71,4%, а в 1997 г. — 65,3%. Соответственно доля импорта извне в общем импорте ЕС поднялась с 37,4 до 39,2%.

В 90-е гг. выявилась другая тенденция — падение доли развитых стран в общем объеме внешней торговли ЕС и повышение удельного веса развивающихся государств.

В начале 90-х гг. в экспорте ЕС за пределами объединения удельный вес развивающихся стран впервые превысил долю развитых государств. В 90-е гг. в экспорте ЕС возрастало значение стран АСЕАН, азиатских новых индустриальных стран, государств Латинской Америки и Средиземноморья. Снизилась роль стран ОПЕК и государств Африки, Карибского бассейна и Тихого океана, связанных с ЕС Ломейской конвенцией. В импорте ЕС также наблюдалось увеличение доли развивающихся стран. Наиболее динамично возрастали поставки товаров на рынок ЕС из государств АСЕАН и стран Средиземноморья. Во внешней торговле ЕС значение стран с переходной экономикой в начале 90-х гг. снизилось, а затем заметно возросло.

Изменения претерпел состав ведущих торговых партнеров Евросоюза. В 1980 г. среди крупнейших экспортеров в ЕС, наряду с США, Швейцарией, Японией, СССР, Норвегией и Канадой, были ведущие страны ОПЕК — Саудовская Аравия, Ирак, Нигерия, Ливия. В 1996 г. в их число (в порядке убывания доли) входили США, Япония, Швейцария, Норвегия, КНР, Россия, Чехия, Тайвань, Польша, Канада, Южная Корея, Сингапур, Бразилия.

Аналогичные процессы происходили и в ЕС. В 1980 г. среди импортеров продукции ЕС видное место занимали страны ЕАСТ, которые позднее вошли в ЕС, а также ряд государств — членов ОПЕК. Крупнейшими экспортными рынками ЕС являлись США, Швейцария, Австрия, Швеция, Саудовская Аравия, СССР, Нигерия, Алжир, Норвегия, ЮАР.

В 1996 г. в число ведущих импортеров продукции ЕС входили США, Швейцария, Япония, Польша, Норвегия, Россия, Турция, Гонконг, КНР, Южная Корея, Чехия, Сингапур. В 19971998 гг. в торговле Европы снизилось значение ряда азиатских стран, в наибольшей мере пораженных финансовым кризисом, — Южной Кореи, Малайзии, Таиланда, Гонконга (ныне — часть КНР), Тайваня, Филиппин.

Сравнение географического распределения экспорта продукции обрабатывающей промышленности трех центров силы показывает, что в вывозе ЕС по сравнению с США и Японией значительно большее место занимают страны ЕАСТ, Центральной и Восточной Европы и государства бывшего Советского Союза, включая Россию, страны Африки. ЕС уступает двум другим центрам по удельному весу экспорта изделий обрабатывающей промышленности в восточноазиатские НИС, США — в страны Латинской Америки.

На пороге XX в. условия взаимодействия Старого Света с другими развитыми странами, прежде всего, США и Японией, существенно изменились. В первую очередь на характер их взаимоотношений большое влияние оказали различия в динамике производства. С 1992 г. в США наблюдается устойчивый экономический рост. В Европе он начался позже, и интенсивность его в 90-е гг. была ниже. Японская экономика оказалась в глубокой рецессии. Экономические отношения между тремя центрами силы находятся под возрастающим воздействием двух взаимодополняющих и вместе с тем противостоящих друг другу процессов — регионализации и глобализации. Если в предыдущие десятилетия ЕС был единственным региональным интеграционным объединением, то в конце 80-х90-е гг. вокруг США и Японии возникли две группировки — Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА) и Организация азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС). Поэтому экономические отношения в «триаде» обрели характер сотрудничества и конкуренции между региональными объединениями. Однако если экономика США в 80-е гг. развивалась динамичнее европейской, то интеграционные процессы в НАФТА не достигли глубины ЕС; что же касается АТЭС, то она по-прежнему представляет собой весьма аморфное объединение развитых и развивающихся государств.

Глобализация наиболее интенсивно проявляется в развитой части мира. Таким образом, хотя европейская направленность приоритетов ЕС сохраняется, увеличивается и активность Евросоюза на атлантическом и азиатско-тихоокеанском направлениях. Происходящий в ходе глобализации рост либерализации развития сферы мирохозяйственных связей и внешнеэкономической политики усиливает экономическую взаимозависимость трех центров. Глобализация заставляет ЕС во все большей степени учитывать во внешнеэкономической деятельности интересы своих партнеров, в частности согласовывать с ними внешнеторговую политику (прежде всего в рамках действующей с 1995 г. Всемирной торговой организации).

Отношения в треугольнике ведущих экономических сил отражают процессы нарастающей транснационализации мировой экономики. Создание единого рынка ЕС, формирование валютного союза стимулировали приток иностранных прямых инвестиций в Европу. В конце 90-х гг. значительные масштабы приобрели объединения (слияния и поглощения) европейских фирм с компаниями США и в меньшей мере Японии. Крупнейшими сделками стали приобретение британской нефтяной компанией «Бритиш петролеум» американской «Амоко», немецким автомобильным концерном «Даймлер-Бенц» американской компании «Крайслер» и образование одного из ведущих автомобильных гигантов в мире «Даймлер-Крайслер», покупка немецким «Дойче банком» крупного американского банка «Бэнкерс траст» и др. Наряду с объединениями компаний активно развиваются другие формы взаимного сотрудничества ТНК ЕС, США и Японии. Особенно распространено создание совместных предприятий и стратегических альянсов.

В 90-е гг. заметные изменения претерпели экономические отношения между Европой и США. С одной стороны, баланс сил, если  оценивать его с точки зрения последствий различий в темпах роста производства, изменился в пользу США. В результате в этой стране возросло стремление разговаривать с европейскими партнерами с позиции силы. С другой, в прошедшем десятилетии в Европе активно развивались интеграционные процессы; отрицательное сальдо в торговле ЕС с США сменилось положительным. Экспорт капитала из ЕС в США превысил импорт. В этих условиях правящие и деловые круги США стали пересматривать свое отношение к ЕС.

Еще в ноябре 1990 г. была подписана Декларация об отношениях между ЕС и США, получившая название «Трансатлантическая хартия». В этом документе подчеркивалась необходимость тесного сотрудничества по всем важным вопросам, представляющим взаимный интерес. Пять лет спустя идея трансатлантического сотрудничества получила дальнейшее развитие. В декабре 1995 г. руководство ЕС и президент США подписали декларацию «Новая трансатлантическая повестка дня», а также план действий, включавший свыше 150 предложений. В них были определены основные сферы сотрудничества. В экономических разделах этих документов основное внимание уделялось созданию условий для расширения взаимной и международной торговли. В июне 1997 г. ЕС заключил с США и Канадой соглашения по техническим стандартам, которые предусматривали взаимное признание процедур инспекции, сертификации продукции информационных технологий и средств связи, фармацевтических товаров, медицинской аппаратуры. В декабре того же года было подписано Соглашение о научно-техническом сотрудничестве. Оно предполагало проведение совместных исследований в области экологии, биомедицины и здравоохранения, сельского хозяйства, энергетики, информационных технологий и коммуникаций, транспорта, организации НИОКР, подготовки кадров.

В начале 1998 г. ЕС выступил с инициативой по созданию Нового трансатлантического рынка (НТАР). Предлагалось снять к 2010 г. все пошлины в торговле промышленной продукцией, создать зону свободной торговли услугами; речь шла также о либерализации рынка государственных заказов, сфер интеллектуальной собственности и инвестиций. Однако идея формирования такого рынка была отвергнута Францией.

В мае 1998 г. в Лондоне на саммите ЕС — США стороны пришли к соглашению о необходимости разработки проекта Трансатлантического экономического партнерства (ТЭП), который заменил бы проект НТАР, и подписали соответствующую декларацию. ТЭП содержал два элемента. Первый — ослабление торговых противоречий, осложняющих двусторонние отношения; второй — призыв к сотрудничеству в решении широкого спектра международных торговых проблем (прежде всего в рамках ВТО). В развитие декларации о ТЭП в сентябре 1998 г. Комиссия ЕС обсудила план действий, который в общих чертах определил сферы совместных действий по либерализации мировой торговли и оформлению адекватной нормативной базы.

Необходимость трансатлантического сотрудничества диктуется как возросшей в 90-е гг. экономической взаимозависимостью Старого и Нового Света и той ролью, которую два экономических гиганта играют в мировом хозяйстве и системе международных экономических отношений, так и усилением глобальной конкуренции. Кроме того, она вызывается значительными различиями в подходах ЕС и США к целому ряду международных политических и экономических проблем. В прошедшем десятилетии эти два центра время от времени находились на грани торговой войны.

Острые конфликты между Евросоюзом и США возникали вокруг экстерриториальных норм американского законодательства. Речь идет, прежде всего, о принятых в 1996 г. в США законах Д’Амато и Хелмса-Бертонна. В соответствии с законом Д’Амато США получили право вводить санкции против компаний из других стран, вкладывающих средства в нефтегазовый комплекс Ирана или Ливии на сумму свыше 40 млн. долл. Согласно закону Хелмса-Бертона любые иностранная компания или банк, вступающие в деловые отношения с предприятиями на Кубе, подвергаются преследованиям со стороны американских властей, а их руководителям запрещается въезд на территорию США.

В этих условиях ЕС одобрил ряд мер по защите европейских производителей. Среди них: обращения в ВТО с жалобами на экстерриториальные действия США, введение визового режима для представителей американских компаний, которые хотят посетить страны ЕС, принятие законов, позволяющих нейтрализовать негативные последствия анти-европейских санкций США, и т.д. В результате США были вынуждены отменить ряд наиболее жестких мер, в частности из-под действия американских санкций были выведены фирмы, уже заключившие контракты с бойкотируемыми США странами.

Напряженность в отношениях между ЕС и США возникала и по многим другим вопросам, например по использованию в США гормонов при откорме животных. Вашингтон потребовал от ВТО отменить эмбарго, объявленное ЕС на ввоз животных из США, выращенных с помощью гормонов. Особенно острым и продолжительным оказался конфликт вокруг торговли бананами. США настаивали на ликвидации Евросоюзом системы квот и льготных тарифов для производителей бананов в странах Африки, Азии и Латинской Америки, которая, по мнению Вашингтона, наносит большой ущерб американским фирмам, владеющим банановыми плантациями в Центральной и Южной Америке. Конфликт неоднократно являлся предметом обсуждения в ВТО. Важно отметить, что доля торговли бананами во взаимном товарообороте двух центров незначительна. Однако разногласия по этому вопросу приобрели очевидную политическую окраску. Это была своего рода проба сил между ЕС и США и одновременно проверка способности ВТО решать споры, когда в них оказались вовлеченными крупнейшие члены этой организации.

В июле 2000 г. Комиссия ЕС опубликовала доклад о нормах и законодательства США, осложняющих трансатлантическую торговлю. Сюда входили тарифные и нетарифные барьеры, различные непрямой помощи и субсидирования американских фирм со стороны правительства США (системы поддержки аэрокосмической отрасли, система Foregn Sales Corporaton), ограничение до лупа на американский рынок телекоммуникационных услуг.

Значение Японии во внешнеэкономических связях Европы намного меньше, чем США. Однако от характера этих отношений во многом зависит положение европейского центра в мировой экономике. Европа, в том числе ЕС, имеет в торговле с Японией отрицательное сальдо. Сокращение дефицита — одна из важнейших задач неэкономической политики ЕС на азиатском направлении.

Причины, вызывающие торговый дисбаланс, по-разному оцениваются в Японии и ЕС. В Японии считают, что он сложился в результате высокой конкурентоспособности товаров этой страны. В вою очередь, ЕС настаивает, что в основе дефицита Европы лежит протекционистская торгово-экономическая политика Японии — преграды, которые она воздвигает на пути проникновения европейских товаров на свой внутренний рынок. Руководство ЕС не раз предпринимало меры по сдерживанию японского экспорта в Евро у, в частности прибегало к политике его «добровольного ограничения».

Чтобы преодолеть торговые барьеры Евросоюза, японские фирмы замещают экспорт своих товаров их производством непосредственно в Европе. Они стремятся использовать единый рынок ЕС, создавая опорные пункты в одной из стран ЕС, чтобы иметь возможность беспрепятственно действовать в других. Для деятельности японского капитала все более характерна региональная стратегия в масштабах всего ЕС. В то же время в 90-е гг. капиталовложения европейских фирм в японскую экономику практически не росли. В результате существенно возрос дисбаланс между инвестициями из Японии в Европу и инвестициями из Европы в Японию.

Широкое проникновение японских товаров и капитала в ЕС вызывает в Европе двоякую реакцию. С одной стороны, это беспокойство, заставляющее европейцев объединять свои усилия. С другой, в Европе приветствуют создание японским капиталом новых рабочих мест; с его приходом многие связывают перспективы успешной конкуренции с США. В свою очередь, Япония ищет экономический противовес США, а в евро видит вызов доминированию доллара в международной валютной системе.

Таков экономический фон, на котором развиваются отношения между ЕС и Японией.

Важным этапом в развитии этих отношений стало подписание в июле 1991 г. в Гааге совместной декларации об укреплении сотрудничества в различных сферах политики. Были разработаны принципы и цели совместного диалога и кооперации. На 6й встрече в Гааге на высшем уровне ЕС и Японии в 1997 г. основное внимание было уделено проблемам внутреннего экономического развития и структурным сдвигам в экономике ЕС и Японии, с тем, чтобы усилить позиции партнеров в мировом хозяйстве. Седьмая встреча, состоявшаяся в январе 1998 г. в Токио, была посвящена анализу последствий финансового кризиса в Азии, отразившегося на экономике ЕС и Японии, а также роли, которую МВФ и Всемирный банк могут играть в урегулировании валютных проблем. На встрече в верхах в Токио в июле 2000 г. стороны объявили о запуске новой программы партнерства, рассчитанной на десятилетний период.

В последние годы между ЕС и Японией развивается сотрудничество в таких областях, как промышленная политика, НИОКР, помощь развитию, охрана окружающей среды. Широко обсуждаются вопросы, связанные с глобальными вызовами: безопасность, ядерная энергетика, гуманитарная помощь, борьба с наркотиками, терроризмом и др. Проводятся «круглые столы» европейских и японских промышленников; учрежден совместный форум по науке и технологии; создан японо-европейский Центр по промышленному сотрудничеству. ЕС и Япония имеют много общих интересов в области развития многосторонней торговли. Они неоднократно выступали за принятие России и КНР в члены ВТО для придания этой организации универсального характера.

Новым в связях ЕС с Японией является сотрудничество в рамках форума «Европа-Азия». В 90-е гг. начала формироваться третья сторона институциональных отношений в треугольнике основных сил экономического притяжения в мире. Наряду с развитием трансатлантического (между ЕС и США) и транс тихоокеанского направлений (АТЭС, куда входят США и Япония) стали проводиться азиатско-европейские встречи (АСЕМ, в которых вместе с Японией участвуют страны АСЕАН, Южная Корея и Китай). Состоялись две встречи на высшем уровне — в 1996 г. (Бангкок) и 1998 г. (Лондон). В ходе второй была принята декларация о солидарности Европы и Азии, намерениях активизировать экономическое взаимодействие. Бесспорно, что в перспективе значение таких встреч возрастет.

В 80-е и особенно 90-е гг., и во внешнеэкономических связях Европы, в том числе ЕС, возросло значение развивающихся стран. Наряду с повышением их доли во внешнеторговом обороте европейского региона меняется товарная структура внешней торговли. Внедрение ресурсосберегающих технологий позволило западноевропейским странам уменьшить потребность в сырье, импортируемом из развивающихся государств. В то же время увеличивается ввоз продукции обрабатывающей промышленности, что связано с различиями в уровне заработной платы. Быстро растет поток трудоемкой продукции. В импорте повышается доля машин и оборудования из новых индустриальных стран. Эти процессы усиливают соперничество на европейских рынках, оказывают негативное воздействие на уровень занятости в регионе и в то же время побуждают фирмы европейских стран перестраивать свое производство, приспосабливая его к новым условиям конкурентной борьбы. В свою очередь, в экспорте Европы в освободившиеся государства преобладает машинно-техническая продукция. В последние годы западноевропейские страны сталкиваются с растущей конкуренцией готовых изделий из США и Японии, рискуя лишиться роли крупнейшего поставщика товаров в развивающиеся страны.

Перспективы сохранения и, возможно, укрепления позиций Европы на периферии мирового хозяйства связаны с экспортом западноевропейского капитала. Корпорации европейских стран все больше сосредоточивают свое внимание на наиболее развитых регионах развивающегося мира. Традиционное направление экспансии на Африку уступает место новой ориентации — на азиатские и латиноамериканские страны. Особенно энергично в этом отношении действуют ТНК Германии.

В середине 80-х гг. стала формироваться новая модель отношений стран Старого Света, в том числе ЕС, и развивающихся государств. Она сочетает исторически сложившиеся патерналистские черты и практическое воплощение в жизнь нео-консервативных концепций. В экспансии западноевропейского капитала в эти государства снижается роль государственных средств, в частности «помощи», оказываемой на двусторонней и многосторонней основе. Возрастает значение частных инвестиций. В 80-90-е гг. существенные изменения претерпели институциональные аспекты отношений, которые все более строятся на коллективной основе: ЕС и различные группы развивающихся стран. Усиливается координация деятельности в этих странах ЕС с другими развитыми государствами, прежде всего с США и Японией, в том числе в рамках международных организаций (МВФ, МБРР, ВТО).

Крупные перемены происходят в отношениях между ЕС и 71 государством Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (АКТ). В ЕС полагают, что система его отношений с развивающимися странами, оформленная Ломейской конвенцией, изжила себя. Как известно, она исходит из предоставления Евросоюзом странам АКТ особо льготного по сравнению с другими развивающимися государствами таможенного режима без соблюдения принципа взаимности, что противоречит правилам ВТО. Снижение таможенных пошлин на многосторонней основе в рамках Уругвайского раунда ГАТТ подорвало значение преференций странам АКТ. Финансовая помощь, оказываемая ЕС этим странам, направлялась их правительствам, которые лишь в небольшой мере использовали ее для поддержки частного сектора экономики. Сами страны АКТ по уровню своего развития заметно отличаются друг от друга, и единообразное применение принципов, заложенных в Ломейской конвенции, снижает эффективность ее механизмов.

В этих условиях в июне 2000 г. был подписан новый договор о партнерстве между ЕС и странами АКТ, определяющий принципы сотрудничества сторон на ближайшие 20 лет. Одной из основных целей этого договора является постепенная интеграция стран АКТ в мировую экономику на базе консолидации процессов региональной интеграции внутри самой группы АКТ. Договор предусматривает переход к новому торговому режиму, который не будет более  базироваться на односторонних преференциях, а будет постепенно формировать систему, основанную на принципах взаимности. Этапами этого процесса должны стать региональные соглашения об экономическом сотрудничестве, которые, вступив в силу в 2008 г., подготовят создание свободных экономических зон в 2020 г. ЕС выделяет на осуществление предусмотренных договором проектов в течение ближайших 5 лет 13,5 млрд. евро.

Предложения ЕС о реформировании отношений со странами АКТ вызывают критику ряда западных экономистов. Отмечается, в частности, что в результате перехода на новую систему эти страны потеряют доходы от использования таможенных пошлин при импорте товаров из ЕС; выигрыши в конечном итоге получат не потребители в странах АКТ, а европейские экспортеры; еще больше усилится зависимость этих стран от ЕС; будут затруднены условия доступа для их продукции на рынки государств за пределами ЕС. Существует мнение, что страны АКТ получили бы гораздо больший выигрыш в рамках многосторонней либерализации, осуществляемой ВТО.

Современный этап политики ЕС в Средиземноморском регионе начался на рубеже 90-х гг. В апреле 1990 г. Комиссия ЕС сформулировала «новую средиземноморскую политику». Предусматривалось, что постепенно отношения ЕС со средиземноморскими странами будут становиться партнерскими, многосторонними, отраслевыми, децентрализованными, причем их координация будет осуществляться структурами ЕС.

Важными шагами в реализации этой политики стали конференции в Барселоне (ноябрь 1995 г.), Лиссабоне (октябрь 1998 г.) и Санта-Марияда-Фейра (июнь 2000 г.), в которых приняли участие 15 государств — членов ЕС и 12 стран средиземноморского бассейна, а также подписание в середине 90-х гг. новых соглашений — об ассоциации между ЕС и рядом стран Южного Средиземноморья, которые заменили заключенные в 70-е гг. соглашения о сотрудничестве. Конечная цель соглашений — создание к 2010 г. зоны свободной торговли между ЕС и странами Южного Средиземноморья. На конференции в Барселоне была принята программа сотрудничества в области энергетики, промышленности, телекоммуникаций, транспорта, науки и туризма. В Лиссабоне и Санта-Марияда Фейра большое внимание было уделено совершенствованию инфраструктуры экономического и социального сотрудничества, а также развитию таких направлений, как новые источники энергии, строительство гидросооружений. К числу приоритетных проектов отнесены обеспечение социального диалога, широкое вовлечение гражданского общества в развитие экономического и социального развития, мониторинг рынка труда, содействие сотрудничеству на местном уровне, либерализация движения капиталов.

Возрастает значение сотрудничества в области энергетики. В 1996 г. было принято решение о создании Евро-средиземноморского энергетического форума и составлении его пятилетнего плана. В перспективе предполагается формирование энергетического рынка ЕС и стран Средиземноморья; создание объединенной газовой и электросети. Вступила в действие программа МЕД, предусматривающая выделение на 1995-1999 гг. 3,4 млрд. ЭКЮ на финансирование — наряду с политическими программами — сотрудничества в экономической и социальной областях.

В 90-х гг. развивалась институциональная основа отношений ЕС со странами Персидского залива (Саудовской Аравией, Бахрейном, Кувейтом, ОАЭ, Оманом). Конечная цель — создание зоны свободной торговли.

В июне 1999 г. в Рио-де-Жанейро проведен саммит ЕС — Латинская Америка, на котором обсуждался «новый тип партнерства» Евросоюза с латиноамериканскими странами. Представители 48 стран подписали декларацию о расширении экономического сотрудничества между ЕС, странами Латинской Америки и Карибского бассейна. Предполагается создать не позднее 2005 г. зону свободной торговли в отношениях между ЕС и торговым блоком МЕРКОСУР, который включает Аргентину, Бразилию, Парагвай и Уругвай 1,5. В июле 2000 г. вступило в силу соглашение между ЕС и Мексикой о либерализации торговли и согласовании внешнеэкономической политики. ЕС принял решение о содействии рыночным преобразованиям в странах, входящих в Андскую группу.

В конце 90-х гг. ЕС большое внимание уделял стабилизации экономической ситуации в азиатских странах, охваченных финансовым кризисом (в 1998 г., в частности, было решено создать Трастовый фонд АСЕМ под эгидой Всемирного банка).

Учитывая растущую роль КНР в мировой экономике, Евросоюз придает особое значение развитию своих экономических связей с этой страной. Новая политика ЕС в отношении КНР, разработанная в 1998 г. в развитие стратегии, сформулированной в 1995 г., предполагает наряду с интенсификацией политического диалога содействие Евросоюза Китаю в ускорении его интеграции в мировую экономику и вступления в ВТО, расширение инвестиционной активности ЕС в этой стране, а также оказание технической помощи в модернизации финансовой системы. Условием поддержки ЕС членства КНР в ВТО является согласие этой страны снизить общий уровень импортных тарифов. В свою очередь, ЕС готов реформировать свою антидемпинговую политику.

В предстоящие 10-15 лет вовлеченность Европы в мировую торговлю, в процессы транснационализации капитала и международного научно-технического сотрудничества возрастет. Увеличится открытость экономик западноевропейских стран и региона в целом. Повысится зависимость воспроизводства от внешних условий, в том числе в гораздо большей мере, чем прежде, от ситуации на валютных, кредитных и фондовых рынках других стран и регионов.

Положение Европы в мировой экономике будет во многом определяться уровнем конкурентоспособности ее продукции на внешних рынках. Есть основания утверждать, что в результате интеграции Европе удастся в целом укрепить свои конкурентные позиции (правда, по общей совокупности факторов, определяющих этот показатель, она будет уступать США). В результате создания единого рынка ЕС и введения евро уменьшаются разобщенность регионального рынка, многочисленные дублирования производств и, следовательно, недогрузка предприятий. Объединения фирм, масштабы которых в последнее время резко возросли, усилят мощь европейских ТНК. Принятие единой валюты сделает более привлекательными вложения иностранных фирм в экономику стран евро зоны. Увеличится, хотя и незначительно, наукоемкость ВВП. Осуществление разработанной в ЕС стратегии технологического развития может повысить коммерческую ориентацию НИОКР. По всей видимости, более гибким станет рынок рабочей силы; представляется вероятным, что в результате целенаправленных действий правительств европейских стран снизятся издержки производства, связанные с высокими расходами на заработную плату и социальные выплаты.

Исходя из складывающихся в 90-е гг. тенденций, можно полагать, что Европа сохранит свою «нишу» в области фундаментальных исследований, фармацевтики, биохимии, освоения космоса, энергетики, транспорта. Возрастет специализация региона на экспорте телекоммуникационного оборудования, ЭВМ, продукции общего машиностроения, конторского оборудования, фармацевтической продукции, парфюмерных и косметических изделий, пластмасс.

Европа не уступит лидирующего положения в экспорте и импорте прямых инвестиций. На смену таким формам прямого инвестирования, как создание зарубежных филиалов и новых производств, организация СП, придут сделки по слиянию и приобретению компаний. В отраслевом разрезе наибольшее их количество будет осуществлено в банковском секторе, страховании, химической промышленности, фармацевтике, телекоммуникационном секторе и средствах массовой информации. Европа удержит важные позиции в экспорте портфельных инвестиций. Сохранится тенденция опережающего роста международного кредитования в форме облигационных займов по сравнению с банковским кредитом.

С появлением единой европейской валюты возрастает взаимозависимость Европы и других регионов мира. В конечном итоге усилятся позиции Европы в валютной системе. Однако в ближайшие 10-15 лет евро вряд ли серьезно потеснит доллар в качестве основной мировой резервной валюты. Сильный евро может подорвать конкурентоспособность европейской продукции, вызвать снижение темпов роста экономики и увеличить безработицу в регионе.

Продолжается начавшаяся в 90-х гг. географическая переориентация внешнеэкономических связей. Новые тенденции — возрастающее значение в общем товарообороте Европы торговли с внешним миром, повышение доли развивающихся стран. В число крупнейших партнеров ЕС войдет КНР.

С одной стороны, в отношениях Европы с США получит дальнейшее развитие трансатлантическое сотрудничество; вполне возможно выдвижение предложения о создании зоны свободной торговли, которая включала бы ЕС и США. С другой, выравнивание сил двух центров повлечет за собой возникновение между ними новых конфликтных ситуаций, прежде всего в области внешней торговли. Европа будет стремиться сократить дефицит в торговле с Японией, уменьшить дисбаланс в потоках капитала; используемые с этой целью меры могут вызвать напряженность в отношениях между ЕС и Японией. В то же время нельзя исключить, что они будут время от времени действовать сообща, в частности, чтобы противостоять экономическому наступлению США. Возрастет значение сотрудничества по линии встреч «Европа-Азия».

Европейский союз по-прежнему будет центром притяжения стран, расположенных преимущественно в Центральной, Восточной Европе и Средиземноморье, а также Африке и Юго-Западной. Продолжится формирование новой модели отношений ЕС различными группами развивающихся стран.

Западная Европа, несомненно, останется важнейшим торговым партнером европейских стран СНГ, в том числе России. На этот регион придется также и основная часть их научно-технического и производственного сотрудничества с Западом.



тема

документ Анализ результатов работы европейского экономического валютного союза
документ Европейский валютный союз и интеграционные процессы в СНГ
документ Единая европейская валюта и Россия
документ История создания валютного союза в Европе
документ Опыт трансформации в странах СНГ и восточной Европы

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Новые налоги с 2021 года
Прогноз курса доллара на 2021 год
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Прогноз курса евро на 2021 год
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.