Управление финансами

документы

1. Выплата 10 000 рублей семьям с детьми к новому году
2. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2021 году
3. Упрощенный порядок получения пособия на детей от 3 до 7 лет в 2021 году
4. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
5. Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
6. Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
7. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
8. Банкротство пенсионной системы неизбежно
9. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Полезные статьи » О научном знании

О научном знании

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором

О научном знании

Сегодня мы поговорим про научное знание, дадим определение, разберем виды, признаки, причины и все что ним связано. Я постаралась раскрыть тему полностью, поэтому статья получилась большая. Для удобства навигации по статье я разбила её на темы:

Не забываем поделиться:

1. Научное знание
2. Развитие научного знания
3. Система научного знания
4. Формы научного знания
5. Области научного знания
6. Наука и научное знание
7. Методы научного знания
8. Результаты научного знания
9. Уровни научного знания
10. Знание и научная деятельность
11. Виды научного знания
12. Теория научного знания
13. Научно-социальные знания
14. Объект научного знания
15. Критерии научного знания
16. Черты научного знания
17. Истина в научном знании
18. Предмет научного знания
19. Формирование научных знаний
20. Отрасли научного знания

Научное знание

Научное знание есть целостная развивающаяся система, имеющая довольно сложную структуру. Важнейшей характеристикой н. знания является его динамика, т.е. рост, изменение, развитие и т. п. Эта идея, не такая уж новая, была высказана уже в античной философии, а Гегель сформулировал ее в положении о том, что «истина есть процесс», а не «готовый результат».

Развитие знания – сложный диалектический процесс, имеющий определенные качественно различные этапы.

Так, этот процесс можно рассматривать как движение:

1) миф - «преднаука» - классическая наука - неклассическая - посттнеклассическая;
2) незнание - неглубокое неполное знание - более глубокое и совершенное знанию и т.д.

Существует 2 взгляда на динамику развития науки:

1) кумулятивизм(«увеличение»): развитие н. знаний идёт путём постепенного добавления новых знаний к накопленной сумме знаний. Развитие непрерывно, качественных скачков нет;
2) антикумулятивизм: в ходе познания нет устойчивых компонентов: смена этапов развития н. знания – полный пересмотр подходов без содержательной преемственности.

I. Наука как таковая, как целостное развивающееся формообразование, включает в себя ряд частных наук, которые в свою очередь подразделяются на множество научных дисциплин. Выявление структуры науки в этом ее аспекте ставит проблему классификации наук.
II. По предмету и методам познания выделяют науки о природе — естествознание (механика, физика, химия, геология, биология), об обществе — обществознание (социальные, гума-нитарные науки) и о самом познании, мышлении (логика, гносеология, эпистемология, когнитология и др.). Отдельную группу составляют технические науки. Очень своеобразной наукой является современная математика. По мнению некоторых ученых, она не относится к естественным наукам, но является важнейшим элементом их мышления. В свою очередь каждая группа наук может быть подвергнута более подробному членению.
III. Структура научного знания может быть представлена как единство двух его основных уровней — эмпирического и теоретического. Эти уровни тесно взаимосвязаны и в процессе развития взаимно переходят друг в друга. Однако недопустимо абсолютизировать один из этих уровней в ущерб другому, что характерно для эмпиризма и схоластического теоретизирования.
IV. С точки зрения взаимодействия объекта и субъекта научного познания оно включает в себя четыре необходимых компонента в их единстве:
а) Субъект науки — ключевой ее элемент: отдельный исследователь, научное сообщество, научный коллектив и т.п., в конечном счете — общество в целом.
б) Объект (предмет, предметная область), т.е. то, что именно изучает данная наука или научная дисциплина. Иначе говоря, это все то, на что направлена мысль исследователя, все, что может быть описано, воспринято, названо, выражено в мышлении и т.п.
в) Система методов и приемов, характерных для данной науки или научной дисциплины и обусловленных своеобразием их предметов.
г) Свой специфический язык — как естественный, так и особенно искусственный (знаки, символы, математические уравнения, химические формулы и т.п.).

Научные знания - сложная развивающаяся система, в которой по мере эволюции возникают все новые уровни организации. Они оказывают обратное воздействие на ранее сложившиеся уровни знания и трансформируют их.

Научные дисциплины возникают и развиваются неравномерно. В них формируются различные типы знаний. Специфика предмета каждой науки может привести к тому, что определенные типы знаний, доминирующие в одной науке, могут играть подчиненную роль в другой.

В системе любого научного знания можно выделить два основных уровня: Эмпирическое и Теоретическое. Соответственно существует 2 типа познавательных процедур.

Различение эмпирического и теоретического уровней осуществляется с учетом специфики познавательной деятельности на каждом из этих уровней.

Основные критерии различия:

1) Характер предмета исследования. Эмпирическое исследование ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними, сущностные связи не выделяются еще в чистом виде. На уровне теории происходит выделение сущностных связей в чистом виде. Сущность объекта - взаимодействие ряда законов, которым подчиняется данный объект. Задача теории – воссоздать все эти отношения между законами и таким образом раскрыть сущность объекта. Следует различать Эмпирическую зависимость (вероятностно-истинные знания) и Теоретический закон (знания достоверные). Теория и эмпирика имеют дело с разными срезами одной и той же действительности. Эмпирика изучает явления и их корреляции, улавливая в отношениях между явлениями проявление закона. В чистом виде он дается в результате теоретического исследования.
2) Тип применяемых средств исследования. Теория не строится путем индуктивного обобщения опыта. Эмпирическое исследование базируется на практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. В теоретическом исследовании отсутствует практическое взаимодействие с объектами, на этом уровне объект может изучаться только опосредованно, в мысленном эксперименте, но не в реальном.
3) Особенности метода. В эмпирическом познании: наблюдение, использование приборов и других средств реального наблюдения и эксперимента, эмпирическое описание. В теоретических исследованиях: метод построения идеализированного объекта (идеализация); мысленный эксперимент с идеализированными объектами; методы построения теории (восхождение от абстрактного к конкретному, аксиоматический и гипотетико-дедуктивный методы); методы логического и исторического исследования и др.

Эмпирика и теория отличаются по предмету, средствам и методам исследования. В реальной действительности эти два слоя знания всегда Взаимодействуют. Выделение же конкретной категории в качестве средств методологического анализа позволяет выяснить, как устроено и развивается научное знание.

Эти уровни знания имеют сложную организацию. Выделяют подуровни, характеризующиеся специфическими познавательными процедурами и особыми типами получаемого знания. На эмпирическом уровне выделяются два подуровня: Наблюдение и Эмпирические факты, которые не являются достоверным знанием и на них не может опираться теория. Базисом теории - эмпирические факты, где нет субъективности.

Переход от данных наблюдения к эмпирическому факту предполагает:

1) рациональную обработку данных наблюдения и поиск в них устойчивого, инвариантного содержания;
2) истолкование выявляемого в наблюдениях инвариантного содержания с использованием ранее полученных теоретических знаний.

При установлении эмпирического факта требуется применение ряда теоретических положений (из области механики, электродинамики), но возникает проблема теоретической нагруженности – для установления факта нужны теории, а они должны проверяться фактами. Т. о. в формировании факта участвуют знания, которые проверены независимо от теории, а факты дают стимул для образования новых теоретических знаний, которые, в свою очередь, если они достоверны, могут снова участвовать в формировании новейших фактов и т. п.

В организации теоретического уровня знания выделяют два подуровня: Частные теоретические модели и Законы, развитая теория. Частные теоретические модели и законы выступают как теории, относящиеся к достаточно ограниченной области явлений. Теоретическое знание включает теоретическую модель, которая объясняет явление, и закон, который формулируется относительно модели. Модель включает идеализированные объекты и связи между ними. Закон характеризует отношения идеальных объектов теоретической модели, а опосредованно он применяется к описанию эмпирической реальности.

В развитой теории все частные теоретические модели и законы обобщаются таким образом, что они выступают как следствие фундаментальных принципов и законов теории. Т. е. строится некоторая обобщающая теоретическая модель, которая охватывает все частные случаи, и применительно к ней формулируется некоторый набор законов, которые выступают как обобщающее по отношению ко всем частным теоретическим законам. Два типа организации научного знания – частные теории и обобщающие развитые теории – взаимодействуют как между собой, так и с эмпирическим уровнем знания.
Самое читаемое за неделю

документ Продление новогодних каникул до 25 января 2021 года
документ Выплата 10 000 рублей семьям с детьми к новому году
документ Доллар по 100 рублей в 2021 году
документ Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
документ Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
документ 35 банков обанкротятся в 2021 году
документ Новый акциз на газировку, чипсы, пельмени и консервы с 2021 года
документ Рост процентов по вкладам в 2021 году

Научное знание в любой области науки представляет собой огромную массу взаимодействующих между собой различных типов знаний. Теория принимает участие в формировании фактов; в свою очередь, факты требуют построения новых теоретических моделей, которые сначала строятся как гипотезы, а потом обосновываются и превращаются в теории. Бывает и так, что сразу строится развитая теория, которая дает объяснение известным, но не нашедшим ранее объяснения фактам, либо заставляет по-новому интерпретировать известные факты. В общем, существуют разнообразные и сложные процедуры взаимодействия различных слоев научного знания.

Научное знание, как и все формы духовного производства, необходимы для того, чтобы направлять и регулировать практику. Различные виды познавательной деятельности по-разному выполняют эту роль, и анализ этого различия является первым и необходимым условием для выявления особенностей научного познания.

Особенностями объектов научного исследования объясняются и основные особенности научных знаний как продукта научной деятельности. Наука формирует специфические способы обоснования истинности знания: экспериментальный контроль над получаемым знанием, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана. Системность и обоснованность научного знания один из существенных признаков, отличающих его от продуктов обыденной познавательной деятельности людей.

При характеристике природы научного познания можно выделить систему отличительных признаков науки, среди которых главными являются:

1) предметность и объективность научного знания;
2) выход науки за рамки обыденного опыта (научные знания всегда относятся к широкому классу практических ситуаций настоящего и будущего, который никогда заранее не задан).

Все остальные необходимые признаки, отличающие науку от других форм познавательной деятельности, являются производными главных характеристик и обусловлены ими.

Развитие научного знания

Интерес к феномену науки, законам ее развития столь же стар, как и сама наука. С незапамятных времен науку исследовали и теоретически, и эмпирически. В каждой науке формулируются не только высказывания о познаниях в той или иной предметной области, но и общие правила и предписания, относящиеся к построению, методике и терминологии.

К концу XX века философская теория развития науки считается в значительной степени сформированной. Концепции Т.Куна, К.Поппера и И.Лакатоса, Ст.Тулмина, П.Фейерабенда и М.Полани занимают достойное место в сокровищнице мировой философской мысли. Однако, в силу своей многогранности и актуальности вопросы философии науки продолжают приковывать к себе внимание философов и ученых различных специальностей.

Развитие научного знания, согласно Попперу, - это непрерывный процесс ниспровержения одних научных теорий и замены их другими, более удовлетворительными.

В целом теорию этого процесса можно представить в виде следующей структуры:

1) выдвижение гипотезы,
2) оценка степени фальсифицируемости гипотезы,
3) выбор предпочтительной гипотезы, то есть такой, которая имеет большее число потенциальных фальсификаторов (предпочтительнее те гипотезы, которые рискованнее),
4) выведение эмпирически проверяемых следствий и проведение экспериментов,
5) отбор следствий, имеющих принципиально новый характер,
6) отбрасывание гипотезы в случае ее фальсификации, если же теория не фальсифицируется, она временно поддерживается,
7) принятие конвенционального или волевого решения о прекращении проверок и объявлении определенных фактов и теорий условно принятыми. Другими словами, наука, согласно Попперу, развивается благодаря выдвижению смелых предположений и их последующей беспощадной критике путем нахождения контрпримеров.

При всех тех модификациях, которым подвергалась на протяжении полувека концепция этого философа, неизменной в ней оставалась идея о том, что потребность, возможность и необходимость критики и постоянного пересмотра своих положений становятся основными и определяющими признаками науки, существом научной рациональности. Каждая теория уязвима для критики, в противном случае она не может рассматриваться в качестве научной. Если теория противоречит фактам, она должна быть отвергнута. Можно спорить о том, отбрасывается ли в реальной науке опровергнутая опытом теория или гипотеза немедленно или же этот процесс происходит сложнее, но для К.Поппера несомненно одно - если ученый, поставленный перед фактом крушения своей теории (например, в случае "решающего эксперимента", заставляющего отвергнуть одну из конкурирующих гипотез), тем не менее остается ее приверженцем, то он поступает нерационально и нарушает правила "научной игры". Таким образом, смена научных теорий дело не только обычное, но и существенно необходимое. Вся история научного познания и состоит, согласно Попперу, из выдвижения смелых предположений и их опровержений и может быть представлена как история "перманентных революций". Поэтому понятие научной революции для К.Поппера выступает как некий усиливающий оборот, подчеркивающий особую остроту описаний ситуации или необычную резкую противоположность (несовместимость) между сменяющими друг друга теориями, особенно когда речь идет о фундаментальных, а не "локальных" теориях.

Онтологическим основанием модели служит его концепция "Третьего мира", которая становится частью общей теории объективности научного знания. В своей работе "Объективное знание" автор выдвигает тезис о том, что можно различить следующие три мира: "во-первых, мир физических объектов или физических состояний, во-вторых, мир состояний сознания, мыслительных (ментальных) состояний и, возможно, диспозиций к действию, в-третьих, мир объективного содержания мышления, прежде всего содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства". Третий мир возникает как результат взаимодействия физического мира и сознания, как естественный продукт человеческой деятельности. Необходимым условием его возникновения является появление языка. Именно закрепляясь в языке, знание превращается в "объективный дух", приобретает объективный характер.

Поппер подчеркивает, что "третий мир" в значительной степени автономен, хотя мы постоянно воздействуем на него и подвергаемся воздействию с его стороны.

Обитателями третьего мира являются теоретические системы, проблемы и критические рассуждения, сюда же относятся и содержание журналов, книг и библиотек. Процесс развития научных теорий происходит в "третьем мире" и имеет собственную логику развития. "Моя логика исследования содержала теорию развития знания через попытки и ошибки, точнее, через устранение ошибок. А это значит - через дарвиновскую селекцию, через отбор, а вовсе не через ламарковскую инструкцию, то есть обучение".

Эту аналогию Поппер в конце жизни разработал, создав схему четырех фаз динамики теорий:

1) Проблема (не наблюдение);
2) Попытки решения - гипотезы;
3) Устранений ошибок - фальсификация гипотез или теорий;
4) Новая и более точная постановка проблемы в результате критической дискуссии".

Таким образом, попперовские "научные революции" целиком относятся к миру идей, не затрагивая мир ученых. Оставаясь рациональным, поведение последних не может быть иным, кроме немедленного согласия с рационально оправданной заменой теоретических построений. В "открытом обществе" ученых немыслима какая-либо иная, кроме интеллектуальной, борьба, соперничают идеи, но не люди, единственный и определяющий интерес которых состоит в бескорыстном служении науке. Поэтому мы не находим у Поппера сколько-нибудь разработанной "структуры научных революций".

Концепция социологической и психологической реконструкции и развития научного знания связана с именем и идеями Т.Куна, изложенными в его широко известной работе по истории науки "Структура научных революций". В этой работе исследуются социокультурные и психологические факторы в деятельности как отдельных ученых, так и исследовательских коллективов.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов - "нормальной науки" и "научных революций". Причем последние гораздо более редки в истории развития науки по сравнению с первыми. Социально-психологический характер концепции Куна определяется его пониманием научного сообщества, члены которого разделяют определенную парадигму, приверженность к которой обуславливается положением его в данной социальной организации науки, принципами, воспринятыми при его обучении и становлении как ученого, симпатиями, эстетическими мотивами и вкусами. Именно эти факторы, по Куну, и становятся основой научного сообщества.

Центральное место в концепции Куна занимает понятие парадигмы, или совокупности наиболее общих идей и методологических установок в науке, признаваемых данным научным сообществом.

Парадигма обладает двумя свойствами:

1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы;
2) она содержит переменные вопросы, т.е. открывает простор для исследователей.

Парадигма - это начало всякой науки, она обеспечивает возможность целенаправленного отбора фактов и их интерпретации.

Парадигма, по Куну, или "дисциплинарная матрица", как он ее предложил называть в дальнейшем, включает в свой состав четыре типа наиболее важных компонентов:

1) "символические обобщения" - те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму,
2) "метафизические части парадигм" типа: "теплота представляет собой кинетическую энергию частей, составляющих тело",
3) ценности, например, касающиеся предсказаний, количественные предсказания должны быть предпочтительнее качественных,
4) общепризнанные образцы.

Все эти компоненты парадигмы воспринимаются членами научного сообщества в процессе их обучения, роль которого в формировании научного сообщества подчеркивается Куном, и становятся основой их деятельности в периоды "нормальной науки".

В период "нормальной науки" ученые имеют дело с накоплением фактов, которые Кун делит на три типа:

1) клан фактов, которые особенно показательны для вскрытия сути вещей. Исследования в этом случае состоят в уточнении фактов и распознании их в более широком кругу ситуаций,
2) факты, которые хотя и не представляют большого интереса сами по себе, но могут непосредственно сопоставляться с предсказаниями парадигмальной теории,
3) эмпирическая работа, которая предпринимается для разработки парадигмальной теории.

Однако научная деятельность в целом этим не исчерпывается. Развитие "нормальной науки" в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы. На одном из этапов развития "нормальной науки" непременно возникает несоответствие наблюдений и предсказаний парадигмы, возникают аномалии. Когда таких аномалий накапливается достаточно много, прекращается нормальное течение науки и наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой научной теории - парадигмы.

Кун считает, что выбор теории на роль новой парадигмы не является логической проблемой: "Ни с помощью логики, ни с помощью теории вероятности невозможно переубедить тех, кто отказывается войти в круг. Логические посылки и ценности, общие для двух лагерей при спорах о парадигмах, недостаточно широки для этого. Как в политических революциях, так и в выборе парадигмы нет инстанции более высокой, чем согласие соответствующего сообщества". На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает "нормальное" функционирование науки. Смена основополагающих теорий выглядит для ученого как вступление в новый мир, в котором находятся совсем иные объекты, понятийные системы, обнаруживаются иные проблемы и задачи: "Парадигмы вообще не могут быть исправлены в рамках нормальной науки. Вместо этого... нормальная наука в конце концов приводит только к осознанию аномалий и к кризисам. А последние разрешаются не в результате размышления и интерпретации, а благодаря в какой-то степени неожиданному и неструктурному событию, подобно переключению гештальта. После этого события ученые часто говорят о "пелене, спавшей с глаз", или об "озарении", которое освещает ранее запутанную головоломку, тем самым приспосабливая ее компоненты к тому, чтобы увидеть их в новом ракурсе, впервые позволяющем достигнуть ее решения". Таким образом, научная революция как смена парадигм не подлежит рационально-логическому объяснению, потому что суть дела в профессиональном самочувствии научного сообщества: либо сообщество обладает средствами решения головоломки, либо нет - тогда сообщество их создает.

Мнение о том, что новая парадигма включает старую как частный случай, Кун считает ошибочным. Кун выдвигает тезис о несоизмеримости парадигм. При изменении парадигмы меняется весь мир ученого, так как не существует объективного языка научного наблюдения. Восприятие ученого всегда будет подвержено влиянию парадигмы. По-видимому, наибольшая заслуга Т.Куна состоит в том, что он нашел новый подход к раскрытию природы науки и ее прогресса. В отличие от К.Поппера, который считает, что развитие науки можно объяснить исходя только из логических правил, Кун вносит в эту проблему "человеческий" фактор, привлекая к ее решению новые, социальные и психологические мотивы.

Книга Т.Куна породила множество дискуссий, как в советской, так и западной литературе. Одна из них подробно анализируется в статье, которая будет использована для дальнейшего обсуждения. По мнению авторов статьи, острой критике подверглись как выдвинутое Куном понятие "нормальной науки", так и его интерпретация научных революций.

В критике понимания Куном "нормальной науки" выделяются три направления. Во-первых, это полное отрицание существования такого явления как "нормальная наука" в научной деятельности. Этой точки зрения придерживается Дж.Уоткинс. Он полагает, что наука не сдвинулась бы с места, если бы основной формой деятельности ученых была "нормальная наука". По его мнению, такой скучной и негероической деятельности, как "нормальная наука", не существует вообще, из "нормальной науки" Куна не может вырасти революции.

Второе направление в критике "нормальной науки" представлено Карлом Поппером. Он, в отличие от Уоткинса, не отрицает существования в науке периода "нормального исследования", но полагает, что между "нормальной наукой" и научной революцией нет такой существенной разницы, на которую указывает Кун. По его мнению, "нормальная наука" Куна не только не является нормальной, но и представляет опасность для самого существования науки. "Нормальный" ученый в представлении Куна вызывает у Поппера чувство жалости: его плохо обучали, он не привык к критическому мышлению, из него сделали догматика, он жертва доктринерства. Поппер полагает, что хотя ученый и работает обычно в рамках какой-то теории, при желании он может выйти из этих рамок. Правда при этом он окажется в других рамках, но они будут лучше и шире.

Третье направление критики нормальной науки Куна предполагает, что нормальное исследование существует, что оно не является основным для науки в целом, оно так же не представляет такого зла как считает Поппер. Вообще не следует приписывать нормальной науке слишком большого значения, ни положительного, ни отрицательного.

Стивен Тулмин, например, полагает, что научные революции случаются в науке не так уж редко, и наука вообще не развивается лишь путем накопления знаний. Научные революции совсем не являются "драматическими" перерывами в "нормальном" непрерывном функционировании науки. Вместо этого она становится "единицей измерения" внутри самого процесса научного развития. Для Тулмина революция менее революционна, а "нормальная наука" - менее кумулятивна, чем для Куна.

Не меньшее возражение вызвало понимание Куном научных революций. Критика в этом направлении сводится прежде всего к обвинениям в иррационализме. Наиболее активным оппонентом Куна в этом направлении выступает последователь Карла Поппера И.Лакатос. Он утверждает, например, что Кун "исключает всякую возможность рациональной реконструкции знания", что с точки зрения Куна существует психология открытия, но не логика, что Кун нарисовал "в высшей степени оригинальную картину иррациональной замены одного рационального авторитета другим".

Как видно из изложенного обсуждения, критики Куна основное внимание уделили его пониманию "нормальной науки" и проблемы рационального, логического объяснения перехода от старых представлений к новым.

В результате обсуждения концепции Куна большинство его оппонентов сформировали свои модели научного развития и свое понимание научных революций. Концепции И.Лакатоса и Ст. Тулмина будут рассмотрены в следующих разделах данной работы.

Решительную попытку спасти логическую традицию при анализе исторических изменений в науке предпринял ученик Поппера Имре Лакатос.

Вслед за К.Поппером И.Лакатос полагает, что основой теории научной рациональности (или методологической концепции) должен стать принцип критицизма. Этот принцип является универсальным принципом всякой научной деятельности; однако, при обращении к реальной истории науки становится ясно, что "рациональный критицизм" не должен сводиться к фанатическому требованию беспощадной фальсификации. Непредвзятое рассмотрение исторических перипетий научных идей и теорий сразу же сталкивается с тем фактом, что "догматический фальсификационизм" есть такая же утопия, как формалистические мечты о "евклидовой" рациональной науке. "Контрпримеры" и "аномалии" отнюдь не всегда побуждают ученых расправляться со своими теориями; рациональное поведение исследователя заключает в себе целый ряд стратегий, общий смысл которых - идти вперед, не цепенея от отдельных неудач, если это движение обещает все новые эмпирические успехи и обещания сбываются. И.Лакатос очень остро ощутил существующий разрыв между "теоретической рациональностью", как ее понимает "критический рационализм" и практической рациональностью развивающейся науки и признал необходимость реформирования "критического рационализма". Результатом усилий по решению этой задачи стала выработанная И.Лакатосом методологическая концепция "утонченного фальсификационизма" или методология научно-исследовательских программ. Эта теория получила выражение в его работе "Фальсификация и методология научных исследовательских программ".

Согласно Лакатосу, в науке образуются не просто цепочки сменяющих одна другую теорий, о которых пишет Поппер, но научные исследовательские программы, т.е. совокупности теоретических построений определенной структуры. "У всех исследовательских программ есть "твердое ядро". Отрицательная эвристика запрещает использовать modus tollens, когда речь идет об утверждениях, включенных в "твердое ядро". Вместо этого мы должны напрягать нашу изобретательность, чтобы прояснять, развивать уже имеющиеся или выдвигать новые "вспомогательные гипотезы", которые образуют "защитный пояс" вокруг этого ядра, modus tollens своим острием направляется именно на эти гипотезы. Защитный пояс должен выдержать главный удар со стороны проверок; защищая таким образом окостеневшее ядро, он должен приспосабливаться, переделываться или даже полностью заменяться, если этого требуют интересы обороны". К.Поппер рассматривает только борьбу между теориями, Лакатос же учитывает не только борьбу опровержимых и конкурирующих теорий, составляющих "защитный пояс", но и борьбу между исследовательскими программами. Поэтому развитие науки Лакатос представляет не как чередование отдельных научных теорий, а как "историю рождения, жизни и гибели исследовательских программ".

Однако и методология исследовательских программ Лакатоса не может объяснить, почему происходит смена программ. Лакатос признает, что объяснения логики и методологии здесь бессильны, но, в отличие от Куна, он верит, что логически можно "соизмерить" содержание программ, сравнивать их между собой и поэтому можно дать ученому вполне рациональный ориентир для того, чтобы выбрать - отказываться или нет от одной программы в пользу другой. По мнению Лакатоса смена и падение устоявшихся взглядов, то есть научные революции, должны объясняться не "психологией толпы", как считает Кун. Для описания того, как соизмерить или сравнить две конкурирующие программы, Лакатос вводит представление о сдвиге проблем.

"Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, то есть когда она с некоторым успехом может предсказывать новые факты ("прогрессивный сдвиг проблемы"). Программа регрессирует, если ее теоретический рост отстает от ее эмпирического роста, то есть когда она дает только запоздалые объяснения либо случайных открытий, либо фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей программой ("регрессивный сдвиг проблемы"). Если исследовательская программа прогрессивно объясняет больше, нежели конкурирующая, то она "вытесняет" ее и эта конкурирующая программа может быть устранена (или, если угодно "отложена"). Лакатос считает, что, безусловно, следует сохранять "жесткое ядро" научно-исследовательской программы, пока происходит "прогрессивный сдвиг" проблем. Но даже в случае "регрессивного сдвига" не следует торопиться с отказом от программы. Дело в том, что в принципе существует возможность найти внутренние источники развития для стагнирующей программы, благодаря которым она начнет неожиданно развиваться даже опережая ту программу, которая до недавних пор одерживала над нею верх. "Нет ничего такого, что можно было бы назвать решающими экспериментами, по крайней мере, если понимать под ними такие эксперименты, которые способны немедленно опрокидывать исследовательскую программу. Сгоряча ученый может утверждать, что его эксперимент разгромил программу... Но если ученый из "побежденного" лагеря несколько лет спустя предлагает научное объяснение якобы "решающего эксперимента" в рамках якобы разгромленной программы (или в соответствие с ней), почетный титул может быть снят и "решающий эксперимент" может превратиться из поражения программы в ее новую победу".

Таким образом из рассмотрения вышеизложенной концепции "исследовательских программ" Лакатоса видно, что научные революции, как он их понимает, не играют слишком уж существенной роли еще и потому, что в науке почти никогда не бывает периодов безраздельного господства какой-либо одной "программы", а сосуществуют и соперничают различные программы, теории и идеи. Одни их них на некоторое время становятся доминирующими, другие оттесняются на задний план, третьи - перерабатываются и реконструируются. Поэтому если революции и происходят, то это не слишком уж "сотрясает основы" науки: многие ученые продолжают заниматься своим делом, даже не обратив особого внимания на совершившийся переворот. Великое и малое, эпохальный сдвиг или незначительное изменение - все эти оценки совершаются лишь ретроспективно при методологической, "метанаучной" рефлексии. По мнению Лакатоса, история науки является "пробным камнем" любой логико-методологической концепции, ее решительным и бескомпромиссным судьей.

Одним из вариантов постпозитивизма, завоевавшим на Западе признание и популярность, стала концепция Стивена Тулмина. В этой концепции изложенной в работах "Рациональность и научное открытие" и "Человеческое понимание", прогресс науки и рост знаний усматривается во все более глубоком понимании окружающего мира, а не в выдвижении и формулировании более истинных утверждений как предлагает Поппер ("более полное знание через более истинные суждения" Тулмин заменяет на более глубокое понимание через более адекватные понятия").

Свое понимание рациональности Тулмин противопоставляет как точке зрения абсолютистов, которые признают систему авторитетной при ее соответствии некоторым вневременным, универсальным стандартам, например, платоновским "идеям" или стандартам Евклидовой геометрии, так и релятивистов, которые считают вопрос об авторитетности какой-либо системы уместным только в пределах определенной исторической эпохи, приходя к выводу о невозможности универсальной оценки. Для Тулмина "...рациональность - это атрибут ... человеческих действий или инициатив...в особенности тех процедур, благодаря которым понятия, суждения и формальные системы, широко распространенные в этих инициативах критикуются и сменяются". Говоря другими словами, рациональность - это соответствие исторически обусловленным нормативам научного исследования, в частности, нормативам оценки и выбора теорий. Отсюда следует, что нет и не может быть единых стандартов рациональности - они меняются вместе с изменением "идеалов естественного порядка".

Новое понимание рациональности обуславливает позицию Тулмина и по другим вопросам. Прежде всего, это относится к решению проблемы научных революций.

Именно отождествлением рационального и логического, по мнению Тулмина, связаны такие крайности как униформистское и революционное объяснения. Действительно, униформистская, или кумулятивная, модель основана на представлении о познании как постоянном и непрерывном приближении к универсальному абстрактному идеалу, который понимается как логически взаимосвязанная система. Революционное же, или релятивистское, объяснение предполагает смену норм рациональности как полную смену систем знаний. Действительно, если все понятия старой дисциплинарной системы логически взаимосвязаны, дискредитация одного неизбежно ведет к разрушению всей системы в целом. Таким образом, именно "культ систематики" привел Куна к выводам о "неизмеримости парадигм" и о научных революциях как о переключениях гештальтов. "Нам необходимо учесть, - пишет Тулмин, - что переключение парадигмы никогда не бывает таким полным, как это подразумевает строгое определение; что в действительности соперничающие парадигмы никогда не равносильны альтернативным мировоззрениям в их полном объеме и что за интеллектуальным перерывом постепенности на теоретическом уровне науки скрывается основополагающая непрерывность на более глубоком, методологическом уровне" . По мнению Тулмина, ни дискретность, ни кумулятивизм не адекватны реальной истории, поэтому необходимо отказаться от взглядов на науку как согласованную "пропозициональную систему" и заменить ее понятием "концептуальной популяции". Понятия внутри популяции обладают большей автономностью: они появляются в популяции в различное время и в связи с различными задачами и могут относительно независимо выходить из нее.

Как можно заметить, именно здесь проходит линия конфронтации между философскими системами Куна и Тулмина "... Вместо революционного объяснения интеллектуальных изменений, - пишет Тулмин, - которое задается целью показать, как целые концептуальные системы сменяют друг друга, нам нужно создать эволюционное объяснение, которое объясняет, как постепенно трансформируются концептуальные популяции".

Эволюционная модель строится по аналогии с теорией Дарвина и объясняет развитие науки через взаимодействие процессов "инноваций" и "отбора".

Тулмин выделяет следующие основные черты эволюции науки:

1) Интеллектуальное содержание дисциплины, с одной стороны, подвержено изменениям, а с другой - обнаруживает явную преемственность.
2) В интеллектуальной дисциплине постоянно появляются пробные идеи или методы, однако только немногие из них завоевывают прочное место в системе дисциплинарного знания. Таким образом, непрерывное возникновение интеллектуальных новаций уравновешивается процессом критического отбора.
3) Этот двухсторонний процесс производит заметные концептуальные изменения только при наличии некоторых дополнительных условий. Необходимо существование, во-первых, достаточного количества людей, способных поддерживать поток интеллектуальных нововведений; во-вторых, "форумов конкуренции", к которых пробные интеллектуальные нововведения могут существовать в течение длительного времени, чтобы обнаружить свои достоинства и недостатки.
4) "Интеллектуальная экология" любой исторической и культурной ситуации определяется набором взаимосвязанных понятий. "В любой проблемной ситуации дисциплинарный отбор "признает" те из "конкурирующих" нововведений, которые лучше всего отвечают "требованиям" местной "интеллектуальной среды". Эти "требования" охватывают как те проблемы, которые каждый концептуальный вариант непосредственно предназначен решать, так и другие упрочившиеся понятия, с которыми он должен сосуществовать".

Таким образом, вопрос о закономерностях развития науки сводится к двум группам вопросов: во-первых, какие факторы определяют появление теоретических новаций (аналог проблемы происхождения мутантных форм в биологии) и, во-вторых, какие факторы определяют признание и закрепление того или иного концептуального варианта (аналог проблемы биологического отбора).

Далее в своей книге Тулмин рассматривает эти вопросы. При этом необходимым конечным источником концептуальных изменений он считает "любопытство и способность к размышлению отдельных людей", причем этот фактор действует при выполнении определенного ряда условий. А укрепиться в дисциплинарной традиции, возникающие концептуальные новации могут, пройдя фильтр "отбора". Решающим условием в этом случае для выживания инновации становится ее вклад в установление соответствия между объяснениями данного феномена и принятым "объяснительным идеалом".

Система научного знания

В своем гносеологическом измерении современная наука представляет собой огромную как по размеру, так и по информационному наполнению, сверхсложную систему знаний, которая состоит из качественно различных областей знания, видов и уровней научного знания, научных дисциплин. Тем не менее, несмотря на то, насколько качественно разнообразие научного знания, оно все же является единым, т.к. все его элементы соответствуют определенным одинаковым критериям научности.

Под научным знанием понимают такой объектный вид знания, который удовлетворяет конкретным требованиям: доказанность, определенность, системность, полезность, проверяемость, рефлексивность, открытость к критике, методологичность, способность к улучшению и изменению.

Знание, которое не удовлетворяет этим критериям не может находиться в системе научных знаний и называется ненаучным. По своему совокупному объему и адаптивному значению для существования отдельных людей и человечества в общем система ненаучного знания превосходит систему научного знания. Кроме того, данные системы постоянно взаимодействуют и обмениваются своими когнитивными ресурсами, обладая подвижными и условными границами между ними. Разграничительные линии внутри системы научного знания обладают таким же характером.

Основные области современной системы научного знания: логика, математика, естествознание, технологические и технические науки, гуманитарные науки, социальные науки, междисциплинарные и комплексные исследования. Качественные различия касательно предметов и методов для данных областей научного знания очевидны.

Среди видов научного знания выделяют эмпирическое, чувственное, метатеоретическое и теоретическое; синтетическое и аналитическое знание; выводное и предпосылочное; ценностное и атрибутивное; нормативно-методологическое и объектно-описательное; номотетическое и идеографическое; интуитивное и дискурсное; неявное и явное; общезначимое и личностное и др.

Ученые определяют следующие уровни научного знания:

• Чувственное знание, к которому относятся данные экспериментов и наблюдений;
• Теоретическое;
• Метатеоретическое (философское и общенаучное);
• Эмпирическое.

К единицам научного знания относят графики, протоколы наблюдений, классификации, законы, факты, модели, теории, выводы (доказательства), научно-исследовательские программы, дисциплины, принципы, парадигмы и т.д.

В рамках философии и методологии науки необходимо постоянно учитывать на практике все качественное разнообразие областей, видов, единиц и уровней научного знания. Это делается, в первую очередь, потому что для них существуют не только общие требования рациональности науки, но и специфические требования, которые обусловлены особенностями их содержания и методов проверки и конструирования.

Любое научное знание должно удовлетворять требованиям общей научной рациональности вне зависимости от его особенностей.

К требованиям обычно относят такие, как:

• Объектная предметность;
• Логическая или эмпирическая доказательность;
• Однозначная определенность;
• Эмпирическая или аналитическая проверяемость;
• Возможность улучшения;
• Открытость к критике.

Тем не менее, все данные требования нуждаются в конкретизации по отношению к различным областям научного знания с учетом особенностей их содержания. Так же, как и любая научная истина, истина в методологии обязана быть конкретной, т.к. лишь в этом случае она принесет максимальную пользу на практике.

К примеру, знание в сфере логики и математики должно соответствовать следующим требованиям:

• Конструктивная однозначность;
• Идеальная объектность;
• Формальная доказательность;
• Открытость к критике и опровержению;
• Аналитическая верифицируемость;
• Возможность улучшения.

Единство этих требований может образовать такой методологический конструкт как логико-математическая рациональность. Требования, которым должно соответствовать естественно-научное знание – иные. К ним относят эмпирическую объектность, наблюдательно-экспериментальную определенность, частичную логическую доказательность, опытную верифицируемость (фальсифицируемость и подтверждаемость), так же возможность для уточнений и открытость критике. Всю эту совокупность требований называют естественнонаучной рациональностью.

Социально-гуманитарной рациональностью принято называть совокупность требований, которым обязательно должно соответствовать социально-гуманитарное научное знание. Оно должно обладать социально-ценностной объектностью, рефлексивностью, системностью, культурологической обоснованностью, адаптивной полезностью, открытостью к критике, возможностью изменения.

Технико-технологической рациональностью называют совокупность требований, которым обязано соответствовать технико-технологическое научное знание. Оно должно обладать «вещной» объектностью, конструктивной системностью, эмпирической проверяемостью, системной надежностью, практической эффективностью, социальной полезностью, точностью, открытостью к критике, возможностью оптимизации или отказа от прежней модели.

Данным требованиям обычно соответствуют комплексные и междисциплинарные научные исследования.

Все вышеперечисленные стандарты научной рациональности не только показывают методологические особенности основных областей научного знания, обобщают и фиксируют их, но и занимаются активным определением направления, характера познавательной деятельности, предмета и содержания знания в данных научных областях.

Математикой называют совокупность научных дисциплин, связанных с возможными количественными отношениями объектов (геометрия, арифметика, математический анализ, алгебра, теория структур, математическая статистика, теория вероятности, теория графов, информатика, вычислительная математика и т.д.).

Логика – это совокупность научных дисциплин, связанных с возможными логическими отношениями между высказываниями и понятиями, а также с правилами вывода одних высказываний из других (исчисление высказываний, силлогистика, исчисление предикатов, вероятностная логика, модальная логика, многозначная логика и т.д.).

Естествознанием называют совокупность научных дисциплин, посвященных различным объектам и аспектам живой и неживой природы (химия, физика, биология, география, физхимия, геология, молекулярная биология, астрономия, генетика, астрономия, почвоведение, космология т.д.).

К технонаукам относят совокупность научных дисциплин, в которых изучаются разные виды техники, измерительных инструментов, приборов, технологических процессов, строительных конструкций (сопротивление материалов, теория машин и механизмов, детали машин, строительство, металлургия, космонавтика, навигация, военное дело, фармацевтика, теория связи, военное дело и т.д.).

Социальными науками называют совокупность научных дисциплин на тему общества, его различных сфер, разнообразных социальных систем (история, социология, политические теории, экономика, демография, юриспруденция, социальная экология, футурология, геополитика и т.д.).

К гуманитарным наукам относится совокупность научных дисциплин, рассказывающих о человеке, его разных аспектах и проявлениях (психология, философия, филология, теория искусства, эстетика, литературоведение, этика и т.д.).

Формы научного знания

Научное знание существует в виде устойчивых и логически связанных между собой форм. К их числу чаще всего относят:

• проблему,
• идею,
• принцип,
• закон,
• гипотезу,
• теорию.

Весь процесс научного исследования подразумевает проблемную ситуацию, ее разрешение и проверку. Считается, что постановка проблемы одновременно является и началом ее решения, а решение той или иной проблемы ставит перед исследователем целую серию новых проблем. Не случайно Луи де Броль писал: “каждый успех нашего познания ставит больше проблем, чем решает”. В этой связи правомерен вопрос – как возможно определить понятие “проблема”?

В самом общем виде проблема – это форма развития знания, форма перехода от старого знания к новому. Проблема появляется когда старое знание обнаружило свою ограниченность, а новое еще не приобрело своей развитой формы.

В более конкретном виде проблему можно интерпретировать как глубокий вопрос, на который у научного сообщества в настоящее время нет готовых обоснованных ответов, отсутствует единство мнений в определении путей и способов ее разрешения. Научная проблема возникает там и тогда, где и когда исследователь в своей деятельности наталкивается на противоречие. Речь идет не столько о тех противоречиях, которые возникают в результате невольного нарушений законов логики и прочих познавательных огрехов, сколько о реально существующих, жизненных – “онтологических” противоречиях.

Одной из функций проблемы как формы научного познания является мотивирующий, стимулирующий дальнейший научный поиск фактор. Иными словами, проблема должна озадачивать ученого своей аномальностью, концентрируя его внимание и интеллектуальный потенциал на ее преодоление.

От удачной постановки и формализации проблемы, ее выражения на языке современной науки во многом зависит конструкция будущей теории.

Первоначальной формой разрешения противоречия является идея. Идея (от греч. начало, основа, первообраз) – форма охвата действительности в мысли, которая включает осознание цели и способа дальнейшего познания и преобразования мира.

По своей логической структуре идея есть разновидность понятия. Отличие идеи от обычного понятия состоит в том, что она объединяет в себе объективное знание действительности и субъективную цель, направленную на изменение действительности.

Научная идея есть предварительный исходный синтез тех противоположностей, которые обнаружились уже в системе накопленных знаний. Научная идея – это еще не ставшее, а становящееся научное знание.

Формой научного знания, однопорядковой с идеей, является принцип. Принцип – это форма научного знания, выражающая какую-то фундаментальную закономерность или даже синтез ряда закономерностей. Существенной разницы между идеями и принципами нет, поэтому наряду с “принципом” развития нередко говорят об “идее” развития.

Более широкое понимание принципа связано с его толкованием в качестве Первоначала, то есть того, что лежит в основе определенных совокупностей фактов, теорий, науки. Античные философы стремились отыскать принципы существования всех вещей и обычно связывали его с субстанцией. В XVI – XVII веках в европейской философии принципы стали толковать как категорию теоретико-познавательную на основе различения того, что лежит в основе действительности – принципа бытия и того, что лежит в основе познания этой действительности – принципа познания. В последующем принцип перемещается в сферу логического выражения знания, становится центральным понятием, основополагающей идеей, пронизывающей определенную систему знаний, и упорядочивает ее в соответствии с субординацией. В пределах теоретического знания принцип означает приведение этого знания в систему, где теоретические положения тесно связаны между собой и одно вытекает из другого.

Еще одно значение понятия «принцип» - внутреннее убеждение человека, те теоретические, моральные и практические основания, средства, которыми он руководствуется в жизни, в разнообразных сферах деятельности.

Следующей важной формой научного познания является гипотеза. Гипотеза – научное предположение, которое основывается на незначительном количестве фактов, установленных в данной области знания. С накоплением фактического материала гипотеза либо подтверждается, приобретая форму закона науки или научной теории, либо опровергается, если новые научные данные вступают в противоречие со сделанным предположением. Классическим примером превращения гипотезы в теорию может служить открытие немецким астрономом Галле планеты Нептун (по возмущениям в орбите Урана). Оно подтвердило правильность математических вычислений англичанина Адамса и француза Леверье. Вместе с тем, получила новое подтверждение вся гипотеза Н.Коперника о гелиоцентрическом строении Солнечной системы, поскольку вычисления Леверье проводилось на основе системы Коперника. Позднее, тем же путем, по возмущениям в орбите Нептуна американец Лоуэлл предсказал, а другой американец Томбоу обнаружил новую планенту – Плутон.

Наиболее развернутой и аутентичной формой научного познания является теория.

Теория есть система знаний, объясняющих совокупность явлений той или иной области действительности и сводящая известные в ней законы и эмпирические обобщения к единому объясняющему началу. Теория – форма достоверного научного знания о некоторой совокупности объектов, представляющая собой целостную систему взаимосвязанных утверждений и доказательств и содержащая методы объяснения и предсказания явлений данной предметной области.

В структуре теории выделяют следующие основные компоненты: исходное основание (фундаментальные понятия, принципы, законы, аксиомы, философские установки, ценностные факторы); идеализированный объект данной теории; логика и методология, применяемые для ее построения; совокупность законов и утверждений, выведенных из основоположения данной теории. Ключевой элемент теории – закон, поэтому ее можно рассматривать как систему законов.

Всякая теория опирается на факты, установленные на эмпирическом уровне познания, но она не ограничивается их констатацией и суммированием. Теория дает новое, более глубокое знание, вскрывает сущность, лежащую в основе добытых фактов.

Любая, вновь создаваемая теория должна удовлетворять ряду требований:

- адекватность объясняемому объекту;
- полнота отражения этого объекта исходя из центральной идеи теории;
- объяснение взаимосвязи между различными компонентами теории;
- внутренняя непротиворечивость всех положений теории;
- их соответствие экспериментальным данным.

Теория, как правило, первоначально высказывается в виде гипотезы.

Наиболее распространены:

- Теории описательные (эволюционная теория Ч.Дарвина, физиологическая теория И.П.Павлова), которые непосредственно описывают определенную группу объектов; ее теоретический базис обширен, а сама теория решает задачу упорядочивания относящихся к ней фактов. Эти теории формулируются на обычных естественных языках.
- Теории математизированные (релятивистская теория Эйнштейна, неэвклидова геометрия и т.д.), использующие аппарат и модели математики. Говоря о взаимодействии философских теорий и математики, проф. В.В.Пак указывает на их противоположность: они реализуют качественный и количественный подходы. Взаимодействия и взаимообгащение этих подходов наблюдаются во всей истории науки. “Вначале вся единая наука была сплошь философской. Затем от нее отделилась математика и, окрепнув, стала проникать в другие отрасли, отторгая их от философии... Победное шествие математики вроде бы сужает поле деятельности философии, отделяя от нее все новые и новые направления. Но это на первый взгляд, поскольку с увеличением фронта поиска истины (на границе знания и незнания), когда еще математические модели не сформированы, работает философский подход, т.е. область ее применения увеличивается. Уменьшается в одном и увеличивается в другом, с одной стороны – спорит, с другой – сотрудничает! Одним словом, единство и борьба противоположностей, обеспечивающие динамическое развитие науки”.

Подводя итог рассмотрению различных форм научного познания, необходимо отметить, что различные теории синтезируются на метанаучном уровне в целостную научную картину мира как интегративную систему представлений о мире, вырабатываемую внутри науки путем обобщения и синтеза важнейших теоретических знаний о мире, полученную на конкретно-историческом этапе развития науки.

Области научного знания

Область научных знаний, ставящая целью предвидение будущего развития человечества и отдельных сфер жизни общества.

Эта область научного знания ориентирована на разработку теоретических основ для создания средств, условий и методов высокопроизводительного, безопасного и безаварийного труда.

Среди областей научного знания, в которых особенно остро и напряженно обсуждаются вопросы социальной ответственности ученого и нравственно-этической оценки его деятельности, особое место занимают генная инженерия, биотехнология, биомедицинские и генетические исследования человека; все они довольно близко соприкасаются между собой.

Именно развитие генной инженерии привело к уникальному в истории науки событию, когда ведущие ученые мира добровольно заключили мораторий, временно приостановив ряд исследований, потенциально опасных не только для человека, но и для других форм жизни на нашей планете.

Химия — это область научных знаний и практической деятельности, которая развивается за счет синтеза новых соединений и создания материалов на их основе. Главной задачей химика-исследователя после синтеза соединения или комбинации известных соединений (материалов) является установление строения молекул или молекулярных ассоциатов.

Безопасность жизнедеятельности представляет собой область научных знаний, охватывающих теорию и практику защиты человека от опасных и вредных факторов во всех сферах человеческой деятельности, сохранение безопасности и здоровья в среде обитания.

Перед теорией и практикой всех областей научных знаний (подчеркнем — и областью высшего образования) возникают новые и оригинальные проблемы, которые требуют неотложного решения, причем не столько описательными, качественными методами и средствами, сколько точными доказательными средствами.

Перед теорией и практикой всех областей научных знаний (подчеркнем — и областью обучения) возникают новые и оригинальные проблемы, которые требуют неотложного решения и которые в наше время нельзя решать только описательными, качественными методами и средствами.

Для их решения оказываются необходимыми точные математические методы и средства.

За последние 10-15 лет эта область научных знаний значительно расширилась и продвинулась вперед.

Термин анализ широко используется практически во всех областях научного знания.

Важнейшей перспективной задачей науки является внедрение системных исследований в те области специального научного знания, где методы точного количественного анализа должны уступить ведущую роль методам конкретного качественного анализа сложных динамических систем.

Колоссальный арсенал добытых науками фактов и обобщений, которыми овладели Маркс и Энгельс, дал возможность вскрыть взаимозависимость между целыми областями научного знания — между математикой, механикой, физикой, химией, биологией, обществ, науками и наукой о мышлении и представить природу и общество как единый универсальный процесс, подчиненный всеобщим закономерностям развития, а мышление — как отражение этого процесса на основе практики.

Футурология ( от лат futurum — будущее и греч logos — учение):

1) общая концепция будущего Земли и человечества;
2) область научных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов, синоним прогнозирования.

Надежность этого способа зависит от того, в какой степени он опирается на общефилософские методы, принципы, законы и категории, применяемые во всех областях научного знания, а также на общенаучные и частнонаучные приемы и процедуры, разработанные в ходе теоретического и эмпирического анализа коммуникативных явлений в природе и обществе.

Наука и научное знание

Под термином «наука» обычно понимается сфера деятельности людей, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. В настоящее время наука превратилась в непосредственную производительную силу и в важнейший социальный институт, оказывающий влияние на все сферы жизнедеятельности общества. Сейчас насчитывается более 15 тыс. дисциплин, в научной сфере задействовано свыше 5 млн. профессиональных ученых, количество научных журналов исчисляется несколькими сотнями тысяч. Основным субъектом науки, т.е. носителем сознательной целенаправленной деятельности в этой области, являются научные работники, коллективы ученых и вспомогательный персонал.

Объектами науки принято считать все состояния бытия, которые становятся сферой приложения активности субъекта. Заметим, что объектом науки нередко становятся теоретические конструкции, которым нет непосредственного аналога в природном окружении. Например, в природе нет идеального газа, однако этой конструкцией широко пользуются ученые в конкретных областях естественно-научных исследований. Это существенно отличает науку от обыденного чувственного восприятия действительности. Упомянем одну особенность науки. Если в искусстве и литературе то или иное произведение настолько тесно связано с автором, его создавшим, что не будь этого автора произведение просто не существовало бы, то в науке положение принципиально иное. Теории И. Ньютона, Ч. Дарвина, А. Эйнштейна и т.д. отражают черты индивидуальности своих создателей, которые сделали гениальные открытия в области естествознания. Однако эти теории рано или поздно все равно появились бы, поскольку они составляют необходимый этап развития науки. Об этом свидетельствуют факты из истории науки, когда к одним и тем же идеям приходят разные ученые независимо друг от друга. Основная цель научной деятельности — получение знаний о реальности.

Под знанием понимают форму существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека, который в своей деятельности отражает (идеально воспроизводит) объективные закономерные связи реального мира.

Термин «знание» употребляется в трех основных смыслах:

1. способности, умения, навыки, которые базируются на осведомленности, как что-либо сделать, осуществить;
2. любая познавательно значимая информация;
3. особая познавательная единица, существующая во взаимосвязи с практикой. Следует заметить, что понятия «истинное знание» и «знание» не совпадают, поскольку последнее может быть недоказанным, непроверенным (гипотезы) или неистинным знанием (заблуждение).

Продуктом научной деятельности выступают не только знания. Для их получения необходимы методы наблюдения и экспериментирования, а также средства, при помощи которых они осуществляются. К продуктам науки следует отнести и научный стиль рациональности, который распространяется на все сферы человеческой деятельности. Наконец, наука представляет собой источник нравственных ценностей, ибо профессия ученого предполагает честность и объективность как элементы профессиональной этики. Достижения современной техники базируются на фундаментальных научных открытиях и научных исследованиях. Взаимосвязь техники и науки - один из главных факторов научно-технической революции, важнейшее условие научно-технического и социального прогресса. Техника в своих новейших формах (лазерные установки, компьютеры, интернет и т.п.) оказывает сильное влияние на культуру человечества, на психологию и сознание людей, их жизненные и ценностные ориентации, бытовые, профессиональные и многие другие условия их повседневного существования. Научное знание строится и организуется по определенным законам.

Отличительные качества научного знания — систематизированность и обоснованность. Для научной систематизации знания (классификации) характерны стремление к полноте, ясное представление об основаниях систематизации и их непротиворечивости. Здесь многое определяет специфический научный метод - процедура получения знания, позволяющая впоследствии его воспроизвести, проверить и передать другому.

Элементами научного знания являются факты, закономерности, теории, научные картины мира. Обоснованность, доказательность получаемого знания - характерные признаки научности. Важнейшими способами обоснования эмпирического знания являются проверка наблюдениями и экспериментами, обращение к первоисточникам, статистическим данным. При обосновании теоретических концепций обязательными требованиями, предъявляемыми к ним, выступают их непротиворечивость, соответствие эмпирическим данным, возможность описывать известные явления и предсказывать новые. Обоснование научного знания, приведение его в стройную, единую систему всегда было одним из важнейших факторов развития науки.

Методы научного знания

В основе методов научного познания лежит единство его эмпирической и теоретической сторон. Они взаимосвязаны и обусловливают друг друга. Их разрыв, или преимущественное развитие одной за счет другой, закрывает путь к правильному познанию природы - теория становится беспредметной, опыт - слепым.

К методам научного познания относят:

• Общие методы, касающиеся любого предмета, любой науки. Это различные формы метода, дающего возможность связывать воедино все стороны процесса познания, все его ступени, например, метод восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического. Это, скорее, общефилософские методы познания.
• Особенные методы касаются лишь одной стороны изучаемого предмета или же определенного приема исследования: анализ, синтез, индукция, дедукция. К числу особенных методов также относятся наблюдение, измерение, сравнение и эксперимент. В естествознании особенным методам науки придается чрезвычайно важное значение.

Наблюдение - это целенаправленный строгий процесс восприятия предметов действительности, которые не должны быть изменены. Исторически метод наблюдения развивается как составная часть трудовой операции, включающей в себя установление соответствия продукта труда его запланированному образцу.

Эксперимент - метод познания, при помощи которого явления действительности исследуются в контролируемых и управляемых условиях. Он отличается от наблюдения вмешательством в исследуемый объект, то есть активностью по отношению к нему. Проводя эксперимент, исследователь не ограничивается пассивным наблюдением явлений, а сознательно вмешивается в естественный ход их протекания путем непосредственного воздействия на изучаемый процесс или изменения условий, в которых проходит этот процесс.

Аналогия - метод познания, при котором происходит перенос знания, полученного в ходе рассмотрения какого-либо одного объекта, на другой, менее изученный и в данный момент изучаемый. Метод аналогии основывается на сходстве предметов по ряду каких-либо признаков, что позволяет получить вполне достоверные знания об изучаемом предмете.

Моделирование - метод научного познания, основанный на изучении каких-либо объектов посредством их моделей. Появление этого метода вызвано тем, что иногда изучаемый объект или явление оказываются недоступными для прямого вмешательства познающего субъекта или такое вмешательство по ряду причин является нецелесообразным. Моделирование предполагает перенос исследовательской деятельности на другой объект, выступающий в роли заместителя интересующего нас объекта или явления. Объект-заместитель называют моделью, а объект исследования - оригиналом, или прототипом. При этом модель выступает как такой заместитель прототипа, который позволяет получить о последнем определенное знание.

Современной науке известно несколько типов моделирования:

- предметное моделирование, при котором исследование ведется на модели, воспроизводящей определенные геометрические, физические, динамические или функциональные характеристики объекта-оригинала;
- знаковое моделирование, при котором в качестве моделей выступают схемы, чертежи, формулы. Важнейшим видом такого моделирования является математическое моделирование, производимое средствами математики и логики;
- мысленное моделирование, при котором вместо знаковых моделей используются мысленно-наглядные представления этих знаков и операций с ними.

Анализ - метод научного познания, в основу которого положена процедура мысленного или реального расчленения предмета на составляющие его части. Расчленение имеет целью переход от изучения целого к изучению его частей и осуществляется путем абстрагирования от связи частей друг с другом.

Синтез - это метод научного познания, в основу которого положена процедура соединения различных элементов предмета в единое целое, систему, без чего невозможно действительно научное познание этого предмета. Синтез выступает не как метод конструирования целого, а как метод представления целого в форме единства знаний, полученных с помощью анализа. В синтезе происходит не просто объединение, а обобщение аналитически выделенных и изученных особенностей объекта. Положения, получаемые в результате синтеза, включаются в теорию объекта, которая, обогащаясь и уточняясь, определяет пути нового научного поиска.

Индукция - метод научного познания, представляющий собой формулирование логического умозаключения путем обобщения данных наблюдения и эксперимента.

Дедукция - метод научного познания, который заключается в переходе от некоторых общих посылок к частным результатам-следствиям.

Гипотеза представляет собой всякое предположение, догадку или предсказание, выдвигаемое для устранения ситуации неопределенности в научном исследовании. Поэтому гипотеза есть не достоверное знание, а вероятное, истинность или ложность которого еще не установлены.

Фальсификация - процедура, устанавливающая ложность гипотезы в результате экспериментальной или теоретической проверки. Верификация - процесс установления истинности гипотезы или теории в результате их эмпирической проверки. Возможна также косвенная верифицируемость, основанная на логических выводах из прямо верифицированных фактов.

Частные методы - это специальные методы, действующие либо только в пределах отдельной отрасли науки, либо за пределами той отрасли, где они возникли. Такой метод, например, используется при кольцевании птиц, применяемый в зоологии. А методы физики, использованные в других отраслях естествознания, привели к созданию астрофизики, геофизики, кристаллофизики и др. Нередко применяется комплекс взаимосвязанных частных методов к изучению одного предмета. Например, молекулярная биология одновременно пользуется методами физики, математики, химии, кибернетики.

Этика – философская дисциплина, изучающая мораль, нравственность. Как обозначение особой области исследования термин «этика» впервые был употреблен древнегреческим философом Аристотелем (384–322 гг. дон.э.). В сфере современной научной деятельности этика изучает специфику моральных взаимоотношений как внутри самого научного сообщества, так и между наукой и обществом в целом, определяя свод ценностей, норм и правил в данных областях.

Занятия наукой — специфический род человеческой деятельности, суть которого — систематический процесс исследований, направленный на получение знаний, основанных на проверяемых результатах. Этика науки — дисциплина, изучающая специфику моральной регуляции в научной сфере, а также свод ценностей, норм и правил в этой области. Она охватывает два круга проблем: первый связан с регуляцией взаимоотношений внутри самого научного сообщества, а второй — между обществом в целом и наукой.

Основные этические принципы научной деятельности, которые признаются большинством ученых, следующие:

1. самоценность истины;
2. ориентированность на новизну научного знания;
3. свобода научного творчества;
4. открытость научных результатов;
5. организованный скептицизм.

Принцип самоценности истины или универсализм подразумевает ориентацию исследователя и научной деятельности на поиск объективного знания, а не на личные, групповые, корпоративные или национальные интересы. Истина и только истина — основная ценность деятельности в сфере науки. Только одна дихотомия имеет значение: «истинно — ложно», все остальное — за пределами науки. Какой бы новой или тривиальной, «ожидаемой» или «неудобной» не оказалась обнаруженная в процессе исследования истина, она должна быть обнародована. По выражению академика Е.Б. Александрова, «истина должна выявляться в ходе многих независимо воспроизводимых исследований, экспериментов или наблюдений и быть совместима с теми, что достоверно установлены ранее. А на вопрос о том, кто судьи, естественно ответить, что верховным судьей является мировое научное сообщество, опирающееся на непрерывно растущий свод фактов и объективных законов природы — на накопленное коллективное научное знание. И суд этот достаточно безапелляционный. В науке (по крайней мере, в области точных наук) не применим принцип свободы совести, позволяющий каждому верить по-своему: наука живет знанием, а не верой».

Из данного принципа следует одно из обязательных условий научной деятельности: условие точного соблюдения правил получения, отбора, обработки и публикации данных, действующих в конкретной научной дисциплине.

Новизна научного знания. Наука существует, только развиваясь, а развивается она непрерывным приращением и обновлением знания. Необходимость получения новых фактов и создания новых гипотез обуславливает обязательную информированность исследователя о ранее полученных в этой области науки знаниях.

Свобода научного творчества — идеальный, но не всегда реализуемый принцип научной деятельности. Для науки нет и не должно быть запретных тем, и определение предмета исследований есть выбор самого ученого.

Всеобщность или открытость научных достижений. На результаты фундаментальных научных исследований (не путать с изобретениями) не существует права интеллектуальной собственности, ибо они принадлежат всему человечеству. Автор и никто другой не может запретить использовать научные результаты или требовать какой-либо компенсации за их использование, кроме ссылки на авторство. Соответственно, любой ученый, получивший новые результаты, должен их опубликовать, поскольку новое знание только тогда становится составным элементом научной картины мира, когда оно проверено и признано научным сообществом.

Организованный скептицизм или исходный критицизм. Принцип, который подразумевает открытость для сомнений по поводу любых результатов научной деятельности, как своих собственных, так и публикуемых другими учеными.

Научное познание это особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку новых, систематизированных, объективных знаний, процесс перехода логики бытия (сущности, законов) в логику мышления, в ходе которого приобретаются новые знания. Познавательная деятельность – это процесс активного отражения социальным субъектом действительности, а не ее механическое, зеркальное копирование. Научное познание опирается на принципы научной рациональности, осуществляется профессионально подготовленными людьми (см. научное сообщество), опирается на строго определенные для конкретной области правила, нормы, методы (см. методы научного познания, парадигма, исследовательская программа). Результаты Н. п., в отличие от познания обыденного, универсальны, они раскрывают сущность изучаемого предмета, законы его функционирования и развития. В отличие от эзотерического познания, Н. п. имеет общезначимый характер, лишено догматизма (см. уровни научного познания, формы научного познания).

Научное познание осуществляется по законам объективной реальности. Всеобщие (диалектические) законы развития бытия и научного познания (мышления) – это два ряда законов, тождественных по сути и различных по своему выражению. Человек как субъект научного познания применяет эти законы сознательно, между тем как в природе они реализуются бессознательно. Сторонники эмпиризма, к которым примыкают также логические позитивисты, считают, что гипотезы и теоретические системы эмпирических наук должны проверяться с помощью критерия подтверждения. Чем больше и разнообразнее будут факты, подтверждающие гипотезу, тем более правдоподобной, или вероятной, она может считаться. Нетрудно понять, однако, что будущие опыты и вновь открытые факты могут опровергнуть не только отдельную гипотезу, но и теоретическую систему, которая раньше представлялась достоверно истинной. Почти три столетия никто не сомневался в истинности законов и принципов классической механики Галилея - Ньютона, но в XX столетии появилась теория относительности Эйнштейна, которая указала на новые факты, исправившие прежние представления о пространстве, времени и гравитации.

Несколько позднее возникшая квантовая механика открыла совершенно новые законы движения в мире мельчайших частиц материи. Этот исторический опыт развития науки учит, что не только к гипотезам, но и к теориям науки не следует подходить как к непреложным, абсолютно достоверным истинам. Поэтому и критерий подтверждения не следует рассматривать как абсолютный, так как рост и развитие научного познания происходит диалектически - от менее достоверных и неполных истин к истинам более достоверным и полным. Проверку гипотезы на истинность посредством подтверждения ее фактами принято называть верификацией. Логические позитивисты, выдвинувшие верификацию в качестве единственного критерия научного знания, считают, что с его помощью можно разграничить не только суждения эмпирических наук от неэмпирических, но и осмысленные суждения от суждений бессмысленных.

К таким бессмысленным суждениям они относят прежде всего утверждения философии, которую в западной литературе именуют метафизикой. Хотя непосредственно верифицировать фактами можно действительно лишь суждения эмпирических наук, но совершенно необоснованно считать все другие, неверифицируемые суждения, бессмысленными. Если придерживаться такого подхода, тогда придется объявить бессмысленными и все суждения чистой математики. Более того, поскольку общие законы и теории естественных наук также нельзя непосредственно верифицировать с помощью эмпирических фактов, то и они оказываются бессмысленными. Впоследствии логические позитивисты попытались избежать таких крайних выводов, тем не менее поставленная ими цель не была достигнута. Все эти и другие недостатки, вызванные абсолютизацией критерия верификации, в конечном счете обусловлены эмпирической и антидиалектической позицией логических позитивистов. Как и их ранние предшественники в лице О. Конта, Дж.С. Милля и других, они считают надежным только эмпирическое знание и поэтому стремятся свести к нему теоретическое знание, которое некоторые их сторонники считают результатом чисто спекулятивного мышления. Сами логические позитивисты ясно сознавали, что они продолжают концепцию эмпиризма, дополнив ее логическим анализом структуры науки. Не случайно поэтому они называли себя как эмпирическими, так и логическими позитивистами. Пожалуй, одним из первых резко выступил против критерия верификации К. Поппер, когда он жил еще в Вене и присутствовал на заседаниях Венского кружка, положившего начало формированию логического позитивизма. Указывая на логически некорректный характер верификации, Поппер выдвинул в качестве критерия научности эмпирических систем возможность их опровержения, или фальсификации, опытом. Этот критерий с логической точки зрения является безупречным, так как опирается на правило опровержения основания гипотезы в случае ложности ее следствия, известного в логике как modus tollens. В то время как подтверждение гипотезы ее следствиями обеспечивает лишь вероятность ее истинности, ложность следствия опровергает, или фальсифицирует, саму гипотезу.

Результаты научного знания

Результатом познания является приобретаемое знание. В явном виде экспликация понятия «научное знание» в литературе не дается. Рассматривается понятие «знание», в неявной, либо в явной форме; говорится о знании, относящемся к науке. Так, например, утверждается, что «высшая форма организации знания – теория или системы теорий, объединяемые в научные дисциплины. Процессы развития знания характеризуются движением от незнания к знанию, переходом от донаучного к научному знанию, сменой научных теорий».

Копнин П. В. дает более развернутую картину понятия «знание»: «знание – необходимый элемент и предпосылка практической деятельности человека. Знание – это совокупность идей человека, в которых он выражает свое теоретическое освоение предметом. Знание – форма деятельности субъекта, в которой целесообразно, практически – направленно отражены вещи, процессы объективной реальности. Знание как необходимый элемент и предпосылка практического отношения человека к миру является процессом создания идей, целенаправленно, идеально отражающих объективную реальность в формах его деятельности и существующих в виде определенной языковой системы».

«Новейшем философском словаре» понятие «знание» подразделяется на два типа по уровню его функционирования: обыденное знание повседневной жизни и специализированное знание (научное, религиозное, философское и т.д.). Общеизвестно разделение знания на донаучное, научное и вненаучное. «Знание – отражение объективных характеристик действительности в сознании человека».

Иная трактовка дана С. А. Лебедевым: «знание – кодифицируемая и благодаря этому идентифицируемая информация любого рода. В зависимости от средств кодификации сознанием информации различают перцептивное и понятийное знание, дискурсное и интуитивное, явное и не-явное (латентное), эмпирическое и теоретическое, научное и вненаучное и др.». Иногда, выясняя какое знание является первичным, базисным, к основным относят перцептивное знание (чувственно данное), повседневное знание (здравый смысл) и научное знание.

«Можно сформулировать следующие тезисы об этих видах знания:

- чувственные данные первичны в смысле данности, очевидности. Они выражают исходный контакт человека с реальностью. В этом отношении ничего более первичного нет;
- знание здравого смысла первично в концептуальном отношении. Именно в среде объектов обычного практического опыта сложился наш язык, сформировались наши основные понятия, в том числе и широко используемые в науке;
- знание об объектах науки, особенно о микрочастицах (электронах, атомах и т.п.) первично в онтологическом отношении. Мы полагаем, что законы поведения этих объектов дают наиболее достоверное и согласованное объяснение того, почему в мире существуют камни, деревья, столы … люди – с их органами чувств и чувственными данными».

Согласно научному реализму, подлинным онтологическим статусом обладают только такие объекты – предметы, процессы, свойства, взаимосвязи, которые полагаются и описываются научными теориями.

С. А. Лебедев трактует понятие «научное знание» как «объектный вид знания, удовлетворяющий следующим требованиям: определенность, доказательность, системность, проверяемость, полезность, рефлексивность, методологичность, открытость к критике, способность к изменению и улучшению».

Будем считать, что научное знание есть знание, относимое к науке и основанное на рациональности. Рассмотрим строение научного знания. Прежде всего, следует понимать, что научное знание представляет собой сложную иерархически разветвленную структуру и имеющую определенные уровни. Наиболее просто в структуре научного знания можно выделить следующие уровни: знания всей науки, знания определенной научной области (например, одной из фундаментальных наук) и локальное знание, соотносящееся с конкретной теорией.

Первый уровень научных знаний состоит из знаний, включающих математику, логику, естествознание, технические и технологические науки, социальные и гуманитарные науки, комплексные и междисциплинарные знания. Второй уровень вычленяет определенную научную область, детерминированную определенными объектами исследования и объединенными общей парадигмой или теорией. К ним можно отнести знания в физике, химии, биологии, геологии, технике и т.п. Локальное знание конкретизирует второй уровень, детализируя объекты познания. Например, в физике имеем знания в таких областях как механика, электромагнетизм, оптика, ядерная физика, термодинамика, физика плазмы и т. п.

Дальнейший процесс уточнения объектов исследований соответствует дифференциации науки. Кроме того, каждый из этих уровней может расслоиться на: эмпирический, теоретический и философский уровни.

Следует обратить внимание и на тот факт, что имеются разные виды научного знания, такие как: «чувственное, эмпирическое, теоретическое, метатеоретическое, аналитическое и синтетическое, предпосылочное и выводное, атрибутивное и ценностное, объектно-описательное и нормативно-методологическое, идеографическое и номотетическое, дискурсное и интуитивное, явное и неявное, личностное и общезначимое и др.».

В.И. Вернадский, рассматривая основную структуру научного знания, писал, что «основной, неоспоримый, вечный остов науки (ее твердое ядро) включает в себя следующие главные элементы:

1) математические науки во всем их объеме.
2) логические науки почти всецело.
3) научные факты в их системе, классификации и сделанные из них эмпирические обобщения – научный аппарат, взятый в целом. Все эти стороны научного знания – единой науки - находятся в бурном развитии, и область, ими охватываемая, все увеличивается».

Наука, как система знания, имеет свою структуру, выполняющую определенные логические функции.

Элементами логической структуры науки являются:

1) основания,
2) законы,
3) основные понятия,
4) теории,
5) идеи.

В зависимости от особенностей научной области структура знаний может быть различной. Так, например, в естественных науках выделяют чувственное, эмпирическое, теоретическое, метатеоретическое, интерпретативное и математическое знания, а в технонауках – онтологическое, метрологическое, модельно-проективное, эмпирическое, теоретическое, обыденное, метатеоретическое знание. В историческом аспекте понятия «эмпирическое» и «теоретическое» знание рассмотрено в работе.

Историческая ретроспектива развития науки показывает наличие попыток проведения классификации имеющихся на определенный момент времени знаний. Коротко ознакомимся с некоторыми из них.

Считается, что первым предпринял попытку классификации наук Аристотель. Все знания, совпадавшие в тот период с философией, он расчленил на три части: теоретическая, практическая и творческая. Теоретическое знание было также разделено на первую философию (учение о предельных основаниях бытия), математику и физику, изучающую состояние тел в природе. В свою классификацию он не включил созданную им логику, считая ее общим методом познания наук.

Следующую попытку предпринял Ф. Бэкон. За основу классификации он принял познавательные способности человека: па-мять, рассудок и воображение. Соответственно этому он разделил науки на историю, теоретические науки и искусство. Теоретические науки он определял как философию в широком смысле слова, которые состоит из «первой философии», включающую в себя естественную теологию, антропологию и философию природы. Антропология состоит из гражданской философии (т.е. политики) и философии человека, состоящую в свою очередь из психологии, логики, теории познания и этики. Кроме того, он в качестве инструментов выделил науки, изучающие мышление – логику, диалектику, теорию познания и риторику.

Рене Декарт в основу своей классификации положил метафорический образ дерева, где корень это философия как учение о первопричинах, ствол это физика, а крона дерева состоит из механики, медицины и этики.

По Гегелю, который в базис квалификации наук положил диалектический метод на идеалистической основе, развитие науки происходит по принципу триад. Первый уровень – это логика, философия природы и философия духа. На втором уровне: логика состоит из учения о бытии, учения о сущности и учения о понятии; философия природы – из учения о механических явлениях, учения о химических явлениях и учения об органических явлениях; философия духа – субъективный дух (антропология, феноменология, психология), объективный дух (социально-историческая жизнь человека) и абсолютный дух (искусство, религия и философия).

В основе классификации наук О. Конта лежит математика, а все науки расположены по порядку усложнения: астрономия, физика, химия, биология, социология. Философия не включена в этот ряд, но он отводит ей методологическую функцию.

Диалектический метод, но уже на материалистической основе, использовал Ф. Энгельс, применив такие методологические принципы как принцип субординации и принцип перехода от простого к сложному. В основу классификации наук он положил классификацию форм движения материи. Формы движения материи расположены в ряд следующим образом: механическая, физическая, химическая, биологическая. Таким же образом располагаются науки, изучающие эти формы движения материи, от более простых к более сложным.

Классификации наук В. Дильтея, В. Виндельбанда и Г. Риккерта больше относится к уточнению социально-гуманитарного знания, чем к классификации наук в целом, и нами не рассматриваются.

Оригинальную классификацию предложил В. И. Вернадский. В зависимости от характера изучаемых объектов он выделил два типа наук: науки, объекты и законы которых охватывают всю реальность (физика, астрономия, химия, математика), и науки, объекты и законы которых характерны только для нашей Земли (биологические, геологические и гуманитарные науки).

Классификация наук Б. Кедрова основана на взаимосвязи трех основных разделах научного знания: естествознания, общественных наук и философии, каждый из которых состоит из ряда наук. Философия включает в себя диалектику и логику; математика – математическую логику и собственно математику (включая кибернетику); естественные и технические науки – механику, астрономию, физику, химию, геологию, географию, биологию, физиологию человека, антропологию и их совместные вариации. Социальные науки включают в себя историю, археологию, этнографию, экономическую географию, психологию и др.

Современная классификация наук проводится по различным критериям: по предмету и методу познания, по «удаленности» от практики и др. Выделяют, в основном, науки о природе, науки об обществе и науки о самом познании. Отдельно стоят технические науки, математика и философия. Каждая из них может быть подвергнута более подробному делению.

Уровни научного знания

Существует два уровня научного познания - эмпирический и теоретический. Эти уровни также называют эмпирическим и теоретическим исследованием.

В эмпирический уровень научного познания входит эксперимент. Группировка, наблюдение, классификация и описание результатов наблюдения и эксперимента, моделирование.

Теоретический уровень научного познания предполагает включение в себя построения, выдвижения и разработку научных гипотез и теорий.

Также на этом уровне формулируются законы, выводятся логические следствия из законов, сопоставляются различные гипотезы и теории, осуществляется теоретическое моделирование, процедуры объяснения, предсказания и обобщения.

Почти общепринятым стало утверждение о роли и значении эмпирического познания. Их определяет связь с чувственной ступенью познания. Но эмпирическое познание не может быть только чувственным.

При фиксации показаний прибора, можно утверждать, что стрелка находиться на делении шкалы 744. Данное утверждение еще не является научным знанием. Такое утверждение может стать научным знанием или фактом только в том случае, когда оно соотносимо с соответствующими понятиями, например, с давлением, силой или массой (и соответствующими единицами измерения: мм ртутного столба, кг массы).

О теоретическом уровне научного познания также невозможно сказать, как о знании, которое он доставляет, что оно является "чистой рациональностью". Для того, чтобы выдвинуть гипотезу, разработать теорию, сформировать закон и сопоставить теории друг с другом, могут быть использованы наглядные ("модельные") представления, принадлежащие чувственной ступени познания.

Формы чувственного познания превалируют на низших уровнях эмпирического исследования, на высших уровнях теоретического исследования - формы рационального познания.

Эмпирический и теоретический уровни различаются по предмету. Один и тот же объект может исследоваться на обоих уровнях, при этом "видение" этого объекта, как и его репрезентация в знаниях одного или другого уровня будут различаться.

В целом, эмпирическое исследование изучает явления и эмпирические зависимости между ними. На этом уровне сущностные, глубокие связи не выделены в чистом виде: их представляют связи между явлениями, которые регистрируются в эмпирическом акте познания.

На теоретическом уровне знаний выделяются сущностные связи, определяющие основные черты и тенденции развития предмета. Сущность изучаемого объекта представляется нами как взаимодействие некой совокупности открытых и законов, которые сформулированы нами.

Теория служит для того, чтобы расчленить сначала эту совокупность законов, а после их изучения по отдельности, помогает воссоздать с помощью синтеза их взаимодействие и раскрыть тем самым (предполагаемую) сущность изучаемого предмета.

Основанием эмпирического исследования является непосредственное взаимодействие исследователя с изучаемым объектом. Такое непосредственное взаимодействие исследователя с объектом не характерно для теоретического исследования. Объект в таком случае изучается в той или иной мере опосредованно, а если и говорится об эксперименте, то это "мысленный эксперимент", т.е. идеальное моделирование.

Уровни научного познания имеют различия в понятийных средствах и языке. Содержание эмпирических терминов, как особый род абстракции, состоит из "эмпирических объектов". Они не относятся к объектам изучаемой реальности (или "данности"): реальные объекты представляются как идеальные, они наделены фиксированным и ограниченным набором свойств (признаков).

Каждый признак, представленный в содержании термина, который обозначает эмпирический объект, есть и в содержании термина. Этот термин обозначает реальный объект, хотя и не наоборот.

Предложения языка эмпирического описания называются эмпирическими высказываниями. Они проходят конкретную, непосредственную проверку в следующем смысле. Высказывание вроде "стрелка динамометра установилась около деления шкалы 100" будет истинным, если показание этого прибора является таковым на самом деле.

Теоретические же высказывания или иначе говоря предложения, использующиеся в теоретических выкладках, не проверяются с помощью вышеописанного способа.

Сопоставление теоретических высказываний с результатами наблюдений и экспериментов осуществляется не по раздельности, а совместно - в рамках определенной теории. В языке теоретического исследования используются термины. В их содержание входят признаки "теоретических идеальных объектов".

Например, "абсолютно твердое тело", "идеализированная популяция" (в биологии), "точечный заряд" (в физике), "материальная точка", "идеальный газ", "идеальный товар" (в экономической теории в формуле товар-деньги - товар).

Эти идеализированные теоретические объекты наделены не только реально обнаруженными свойствами в опыте, но также и свойствами, которыми не обладает ни один реальный объект.

Методы эмпирического познания направлены на объективную характеристику изучаемого объекта. Эта характеристика должна быть свободна от субъективных напластований.

Методы теоретического исследования направлены на фантазии и воображение субъекта, его особые способности и "профиль" его личностного познания. Предоставляется свобода, пусть вполне конкретная, т.е. ограниченная.

Эмпирический и теоретический уровни познания имеют определенную связь. Без теории для исследователя не предоставлялась бы возможность его понимания того, что он наблюдает и для чего необходимо провести эксперимент, т.е. что он ищет и что изучает.

Например, чтобы сформулировать эмпирическое высказывание: "Тело движется равномерно по прямой линии", - используется определенная схема описания, предполагающая определенную теорию - теорию равномерного и прямолинейного движения.

Из этого можно заключить, что эмпирические данные любой науки являются результатами, которые воспринимаются нами в опыте, они могут быть истолкованы теоретически.

Разумеется, в процессе истолкования мы говорим одно, но видим другое", хотя заметна связь между первым и вторым. Есть очевидные обоснования того, что мы не видим электрический ток, идущий по проводнику, но видим отклонение стрелки прибора - амперметра.

Несопоставимость результатов наблюдений и экспериментов для различных теорий может иногда пониматься как зависимость опытных данных от теоретических положений. В действительности это не так. "Языки наблюдения" различных теорий могут сопоставляться: ведь они используют, в конце концов, одни и те же числовые шкалы для измерений и т.п.

Слишком преувеличенная роль теории без должного уважительного отношения к результатам эмпирического исследования несостоятельна с точки зрения плодотворности исследования.

Собственным самостоятельным научным значением обладает эмпирический уровень научного познания. Французский физик А. Беккерель обнаружил естественную радиоактивность урановой соли.

В сфере биологии начались большие изменения после того, как естествоиспытатель Антони Ван Левенгук из Нидерландов начал свои исследования многих природных объектов. В своей работе он использовал микроскоп. После этого последовали такие фундаментальные открытия, как открытие сперматозоидов и красных кровяных телец.

Для антропологов большое значение имел опыт голландского ученого Э. Дюбуа. Прибывая на острове Ява, он обнаружил останки челюсти питекантропа.

Самостоятельность значения эмпирического уровня научного познания состоит в результатах всякого опыта. Опыт зависим в его истолковании и понимании от определенной теории, по отношению к некоторой другой теории (разумеется, релевантной, которая относится к той же самой предметной области) вполне могут выступать как основа ее анализа и критики.

Знание и научная деятельность

Человек, вступающий на путь исследования, обращается к той обширной сфере человеческой деятельности, которая называется наукой. Прежде чем мы перейдем к разговору о педагогической науке и научной работе по педагогике, посмотрим, что собой представляет наука вообще.

Есть много определений науки, но не следует утверждать, что только одно из них является правильным. Нужно выбирать, а выбор подходящего определения опирается на специфику задачи, которая решается с помощью данного определения.

Например, в одной из работ, в которой рассматривались различия между религией и наукой, последняя определялась как «область институционализации сомнения». Институционализация означает перевод из области личного в сферу общественного. Защита диссертации, например, есть не что иное, как способ преодоления сомнений научного сообщества относительно компетентности соискателя. И сам соискатель подвергает сомнению некоторые устоявшиеся в науке представления. В этом случае сомнение перестает быть личным достоянием каждого и становится обобщенной характеристикой научного познания. Религия же сомнение исключает. Верующий именно верит, а не сомневается. Автор, таким образом, подчеркнул различие между двумя сферами духовного освоения мира — наукой и верой, выделив главную черту науки: в отличие от религии. Наука ничего не принимает на веру и при этом является одним из социальных институтов.

Мы ставим перед собой другую задачу. Она связана с анализом структуры, методов и логики научного познания в одной из сфер человеческой деятельности — в образовании, а для этого приведенное выше, правильное, но слишком узкое, определение не подходит.

Наиболее общим образом наука определяется как сфера человеческой деятельности, в которой происходит выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Важно то, что наука не сводится к знаниям. Это — не просто система знаний, как иногда утверждают, а именно деятельность, работа, имеющая целью получение знаний. Деятельность в сфере науки — научное исследование, т.е. особая форма процесса познания, такое систематическое и целенаправленное изучение объектов, в котором используются средства и методы науки и которое завершается формированием знаний об изучаемых объектах.

Наука — это не только сумма знаний и тем более не только готовое знание, но и деятельность, направленная на достижение знания. Знание представляет собой запечатленный срез безостановочного познавательного процесса, идеальный сгусток познавательных усилий людей. Научная деятельность генерирует знание, точнее — его особый тип — научное знание. Благодаря этому наука представляет собой динамично функционирующий организм, существующий для порождения созидания, производства знания. Иначе говоря, в науке следует видеть особую отрасль духовного производства — производство научного знания.

Существует единство духовной и материальной деятельности, результата и процесса, знания и способов его получения. Главной частью самосознания науки стало представление о характере деятельности, направленной на формирование и развитие научного знания, а научное знание всегда есть результат деятельности познающего человека.

Объект и предмет науки. Принято различать объект и предмет науки. Объект — это область действительности, которую исследует данная наука, предмет — способ видения объекта с позиций этой науки. Э.Г.Юдин выделяет следующие компоненты содержания понятия «предмет науки»: объект исследования как область действительности, на которую направлена деятельность исследователя; эмпирическая область, т. е. совокупность различных эмпирических описаний свойств и характеристик объекта, накопленных наукой к данному времени; задача исследования; познавательные средства.

Ни один из этих компонентов сам по себе не создает предмета. Как научная реальность, он создается только целостностью всех компонентов и характеризует специфику данной научной дисциплины. Взятый в целом предмет выступает как посредник между субъектом и объектом исследования: именно в рамках предмета субъект имеет дело с объектом.

Можно сказать проще: предмет науки — это как бы очки, сквозь которые мы смотрим на действительность, выделяя в ней определенные стороны в свете задачи, которую мы ставим, используя понятия, свойственные науке для описания области действительности, избранной в качестве объекта изучения.

В некоторых трудах по гносеологии и методологии науки различаются три понятия: объект действительности, объект науки и предмет науки. Покажем это различие на примерах.

Рентгеновские лучи как объект действительности существовали не только до рождения ученого, чьим именем они были названы, но и задолго до появления на Земле человека. Рентген сделал их достоянием науки, объектом научного изучения. Но по мере того как они попадали в поле зрения разных наук, возникла необходимость выделить специфические для каждой из них стороны этого объекта в соответствии с определенными задачами. Так, медицина и физика смотрят на рентгеновские лучи по-разному, каждый из них выделяет свой предмет. Для медицины они — средство диагностики заболеваний, для физики — один из многих видов излучения. Ясно, что и понятийный состав, и средства изучения и применения этого объекта в разных науках не совпадают.

На урок к учителю физики могут прийти представители многих научных дисциплин. Но каждый из них увидит разное и опишет происходящее иначе, чем его коллега — специалист из другой отрасли знания. Методист будет думать о том, насколько соответствуют содержание и методы, применяемые учителем, целям преподавания данного учебного предмета в школе, физик — о правильности изложения материала своей науки, специалист по дидактике — о соответствии общего хода урока принципам обучения. Психолог преимущественно заинтересуется особенностями усвоения материала учащимися. Для специалиста по кибернетике обучение — это система управления с прямой и обратной связью.

При всем уважении к науке нельзя считать, что она может все. Опрометчиво было бы утверждать, что научная или какая-либо другая форма отражения лучше или «выше» другой. Требовать, чтобы Шекспир выражался формулами, а Эйнштейн сочинял драмы и сонеты, одинаково нелепо. Существуют различия в характере использования места и роли опыта: в науке, с одной стороны, и в художественном творчестве — с другой. Ученый исходит из информации, уже накопленной в данной науке, из общечеловеческого опыта.

Стихийно-эмпирическое познание, как мы уже отмечали, также является формой духовного освоения действительности. Нередко в исследованиях познания — научное и стихийно-эмпирическое (обыденное) — не различают достаточно четко, считают, что педагог-практик, не ставя перед собой специальных научных целей и не используя средств научного познания, может находиться в положении исследователя. Высказывают или подразумевают мысль, что научное знание можно получить в процессе практической деятельности, не утруждая себя научными размышлениями, что педагогическая теория чуть ли не «вырастает» сама собой из практики. Это далеко не так. Научное познание — процесс особый. Он включает в себя познавательную деятельность людей, средства познания, его объекты и знания. Обыденное познание существенно от него отличается. Главные отличия следующие.

Научное познание осуществляют специальные группы людей, а стихийно-эмпирическое познание — все занятые практической деятельностью. Источником знания в этом случае являются разнообразные практические действия. Это как бы побочно, не специально полученные знания. В науке же ставятся познавательные цели, и научное исследование носит систематический и целенаправленный характер, оно направлено на решение научных проблем. Его результаты заполняют определенный пробел в научном знании. В ходе исследования применяются специальные средства познания: моделирование, создание гипотез, экспериментирование и т.д.

Виды научного знания


Особенности научного познания:

1) основная его задача — обнаружение и объяснение объективных законов действительности — природных, социальных и мышления. Отсюда ориентация исследования на общие, существенные свойства объекта и их выражение в системе абстракции.
2) непосредственная цель и высшая ценность научного познания — это объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами.
3) в большей мере, чем другие виды познания оно ориентировано на то, чтобы быть воплощенным на практике.
4) наука выработала специальный язык, характеризующийся точностью использования терминов, символов, схем.
5) научное познание есть сложный процесс воспроизводства знаний, образующих целостную, развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов.
6) научному познанию присущи как строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов, так и наличие гипотез, догадок, предположений.
7) научное познание нуждается и прибегает к специальным орудиям (средствам) познания: научной аппаратуре, измерительным инструментам, приборам.
8) научное познание характеризуется процессуальностью. В своем развитии оно проходит два основных этапа: эмпирический и теоретический, которые тесно связаны между собой.
9) область научного знания составляют проверяемые и систематизированные сведения о различных явлениях бытия.

Эмпирический уровень познания — это непосредственное опытное, в основном индуктивное, изучение объекта. Он включает в себя получение необходимых исходных фактов — данных об отдельных сторонах и связях объекта, осмысление и описание на языке науки полученных данных, их первичною систематизацию. Познание на этом этапе остается еще на уровне явления, но предпосылки для проникновения сущность объекта уже созданы. Теоретический уровень характеризуется глубоким проникновением в сущность изучаемого объекта, не только выявлением, но и объяснением закономерностей его развития и функционирования, построением теоретической модели объекта и ее углубленным анализом.

Формы научного познания: научный факт, научная проблема, научная гипотеза, доказательство, научная теория, парадигма, единая научная картина мира.

Научный факт — это исходная форма научного познания, в которой фиксируется первичное знание об объекте; он есть отражение в сознании субъекта факта действительности. При этом научным фактом является лишь тот, который поддается проверке и описан в научных терминах.

Научная проблема — это противоречие между новыми фактами и существующими теоретическими знаниями. Научная проблема также может быть определена как своего рода знание о незнании, поскольку она возникает тогда, когда познающий субъект осознает неполноту того или иного знания об объекте и ставит цель ликвидировать этот пробел. Проблема включает в себя проблемный вопрос, проект решения проблемы и ее содержание.

Научная гипотеза — это научно обоснованное предположение, объясняющее те или иные параметры изучаемого объекта и не противоречащее известным научным фактам. Она должна удовлетворительно объяснять изучаемый объект, быть принципиально проверяемой и отвечать на вопросы, поставленные научной проблемой.

Метод— это способ деятельности в любой ее форме. В метод входят приемы, обеспечивающие достижение цели, регулирующие деятельность человека и общие принципы, из которых вытекают эти приемы. Научный метод — это совокупность правил, приемов и принципов, обеспечивающих закономерное познание объекта и получение достоверного знания.

Классификация методов научного познания может осуществляться по различным основаниям:

- Первое основание. По характеру и роли в познании выделяют методы — приемы, которые состоят из конкретных правил, приемов и алгоритмов действий (наблюдение, эксперимент и т. п.) и методы - подходы, которые указывают направление и общий способ исследования (системный анализ, функциональный анализ, диахронный метод и т. д.).
- Второе основание. По функциональному назначению выделяют:
а) общечеловеческие приемы мышления (анализ, синтез, сравнение, обобщение, индукция, дедукция и т. д.);
б) методы эмпирического уровня (наблюдение, эксперимент, опрос, измерение);
в) методы теоретического уровня (моделирование, мысленный эксперимент, аналогия, математические методы, философские методы, индукция и дедукция).
- Третье основание — это степень общности. Здесь методы подразделяются на:
а) философские методы (диалектический, формально — логический, интуитивный, феноменологический, герменевтический);
б) общенаучные методы, то есть методы, направляющие ход познания во многих науках, но в отличие от философских методов, каждый общенаучный метод (наблюдение, эксперимент, анализ, синтез, моделирование и т. д.) решает свою, характерную лишь для него задачу;
в) специальные методы.

Некоторые методы научного познания:

• Наблюдение — это целенаправленное, организованное восприятие предметов и явлений для сбора фактов.
• Эксперимент — это искусственное воссоздание познаваемого объекта в контролируемых и управляемых условиях.
• Формализация — это отображение получаемого знания в однозначном формализованном языке.
• Аксиоматический метод — это способ построения научной теории, когда в ее основу кладутся некие аксиомы, из которых логически выводятся все остальные положения.
• Гипотетико-дедуктивный метод — создание системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых, в конечном счете, выводятся объяснения научных фактов.

Теория научного знания

Научная теория – логически взаимосвязанная система понятий и утверждений о свойствах, отношениях и законах некоторого множества идеализированных объектов. Цель научной теории – введение таких базовых идеальных объектов и утверждений об их свойствах и отношениях (законов, принципов), чтобы затем чисто логически вывести (построить) из них максимально большое количество следствий, которые при подборе определенной эмпирической интерпретации максимально адекватно соответствовали бы наблюдаемым данным о некоторой реальной области объектов.

Научная теория – наиболее развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существующих связях изучаемой области действительности. Примеры теорий: геометрия Евклида, классическая механика Ньютона, корпускулярно-волновая теория света, теория биологической эволюции Ч. Дарвина, электромагнитная теория Максвелла, специальная теория относительности, хромосомная теория наследования и т.д.

К числу основных функций теории можно отнести следующие:

1. Синтетическая функция — объединение отдельных достоверных знаний в единую, целостную систему.
2. Объяснительная функция — выявление причинных и иных зависимостей, многообразия связей данного явления, его существенных характеристик, законов его происхождения и развития, и т.п.
3. Методологическая функция — на базе теории формулируются многообразные методы, способы и приемы исследовательской деятельности.
4. Предсказательная — функция предвидения. На основании теоретических представлений о «наличном» состоянии известных явлений делаются выводы о существовании неизвестных ранее фактов, объектов или их свойств, связей между явлениями и т.д.
5. Практическая функция. Конечное предназначение любой теории — быть воплощенной в практику, быть «руководством к действию» по изменению реальной действительности.

Обоснование актуальности выбранной темы - начальный этап любого исследования. В актуальности дается краткая характеристика предметной области исследования. В сжатой форме объясняются теоретическая значимость и практическая ценность выбранной темы для настоящего момента.

Освещение актуальности должно быть немногословным. Достаточно в пределах одной страницы показать главное - важность изучения темы для решения задач и проблемных вопросов в сфере управления персоналом, из чего и будет видна актуальность темы.

Выделяют несколько способов обоснования актуальности исследования:

— выясняется по отдельным фактам состояние вопроса на практике и определяется тема;
— анализируются данные специального обследования, выполненного самим автором или другими учеными: имеем факты — из них следует то и то;
— выявляются причины, порождающие какой-либо результат. Например, как скажется внедрение компьютерного обучения на развитие интеллектуальной сферы школьников? Отсюда следует актуальность темы;
— анализируются тенденции развития практики, ее нужды;
— обоснование идет по линии выявления потребностей развития как практики, так и теории.

Каждый из подходов односторонен или ограничен. Например, если исходить только из потребностей практики, то можно не заметить, что данный вопрос уже решен в теории.

Актуальность лучше доказывать по следующим четырем направлениям:

• во-первых, выясняется, существует ли потребность в данном исследовании у большинства людей;
• во-вторых, есть ли такая потребность у общества;
• в-третьих, рассматривается состояние практики: если есть потребность в чем-то, что необходимо выяснить, насколько удовлетворительно решается массовой практикой данный вопрос;
• в-четвертых, выясняется разработанность предполагаемого вопроса в теории.

Научная проблема представляет собой результат осознания возникшей в науке проблемной ситуации, связанной с трудностью развития дальнейшего познания. Об этом свидетельствует этимология древнегреческого слова problema, означающего преграду, трудность или задачу. Обычно под задачей подразумевают либо частную, конкретную проблему, которая возникает при решении сложной, разветвленной проблемы, либо вопрос, на который существует готовый ответ. Именно в последнем смысле вопросы рассматриваются в практике обучения, когда они используются для проверки усвоения учебного материала. Понятие о задаче как части общей проблемы, для которой существует единая парадигма, близко по смыслу решению головоломок в понятии нормальной науки Т. Куна.

Анализ проблемной ситуации, в конечном счете, и приводит к постановке новых проблем, что в свою очередь требует необходимость их выбора. Именно выбор определяет не только последовательность решения проблем, но и направление дальнейшего научного поиска в целом. Действительно, любое исследование оптимально призвано решить определенную проблему, которая в свою очередь влечет множество других проблем. Как справедливо замечает Луи де Бройль: «Каждый успех нашего познания ставит больше проблем, чем решает».

Под пробной теорией следует понимать гипотезу (в крайнем случае, гипотетико-дедуктивную систему), устранение ошибок которой приводит к новой проблеме, а разрешение последней — к другой проблеме. Этот процесс в принципе нельзя считать завершенным даже тогда, когда в результате многократных проверок найдена достаточно обоснованная и общепризнанная теория, которую зачастую рассматривают как окончательно истинную и не нуждающуюся в дальнейшем развитии. Такой теорией считалась, например, классическая механика Ньютона, признававшаяся почти полтора столетия парадигмой исследования в классической физике. Однако рано или поздно в любой естественнонаучной или фактуальной теории обнаруживаются определенные дефекты, связанные, прежде всего с неадекватностью некоторых ее выводов при сопоставлении с действительностью. Отчетливее всего эта неадекватность выявляется при попытках распространения теории за прежние границы ее применимости. Так, например, принципы классической механики оказались несостоятельными при исследовании термодинамических и электромагнитных процессов классической физики, не говоря уже о явлениях, изучаемых в квантовой физике и в теории относительности.

Неадекватность теории действительности, наличие аномальных фактов, противоречащих теории, сначала может быть обнаружено в прежней области ее применения. Это также ставит проблемы перед учеными. Однако от старых теорий, хорошо обоснованных и проверенных с помощью соответствующих наблюдений и экспериментов, никогда полностью не отказываются в науке. Как отмечалось выше, их стараются вначале модифицировать так, чтобы они оказались способными объяснить вновь обнаруженные аномальные факты. Когда же это не удается, возникает проблема поиска новой теории, которая в результате оказывается более глубокой и общей, чем прежняя. Так, например, общая теория относительности явилась дальнейшим развитием и обобщением классической теории тяготения, а квантовая механика — классической механики Ньютона. Хотя такое обобщение отнюдь не сводится к формально логической операции расширения объемов понятий классических теорий, тем не менее их понятия и принципы оказываются предельными или частными случаями понятий и принципов неклассических теорий. С этой точки зрения, выдвижение и постановка новых проблем в наиболее развитых науках вено связана с обобщением прежних теорий. Поэтому устранение дефектов прежних теорий в приведенной выше схеме Поппера в конечном итоге сводится либо к модификации старых теорий, либо к поиску новых, более общих теорий.

Научно-социальные знания

Познание – совокупность процессов, процедур и методов приобретения знаний о явлениях и закономерностях объективного мира. Познание является основным предметом науки гносеологии (теории познания).

Первая ступень познания представляет собой чувственное познание. Чувственное познание основано на опыте человека, который он приобретает, воздействуя на познаваемые объекты с помощью органов чувств (вкус, обоняние, осязание, зрение, слух). Оно всегда субъективно, осуществляет связь человека с внешним миром.

Формы чувственного познания:

- Ощущение – отражение отдельных признаков и свойств предметов (температура, цвет, вкус).
- Восприятие – целостный образ предмета или явления.
- Представление – сохранение образов предметов в памяти.

Вторая ступень познания – рациональное познание. Рациональное познание позволяет человеку постигнуть внутреннее в вещах – их структуру, сущность, законы.

Формы рационального познания:

- Понятие – отражение общих принципов и свойств предметов (в словах, символах, знаках).
- Суждение – связь понятий, с помощью которой отражаются зависимости между вещами (в предложениях, формулах).
- Умозаключение – связь между несколькими суждениями (в более сложных предложениях, формулах, где присутствуют причинно-следственные связи).

Процессу познания присущи некоторые противоречия:

1. Противоречие между субъектом и объектом. Оно представляет собой несоответствие между потребностями человека в практическом преобразовании мира и недостатком знаний о нем.
2. Иногда познанию присуще противоречие между данными органов чувств и мысленным отражением внешнего мира.
3. Противоречие между сложившейся теорией и сложившимися новыми научными фактами.
4. Противоречия между течениями в науке, между теориями.

В процессе познания большую роль играют такие внерациональные формы познания как воображение, фантазия, эмоции, вера, интуиция. Интуиция – способность прямого (непосредственного) постижения истины, то есть без опоры на рассуждения и доказательства.

Целью любого познания является истина. Истина – соответствие знания предмету познания.

Для истины характерны объективность (соответствие знания об объекте самому объекту), процессуальность (истина может измениться в процессе познания, т.к. познаваемый мир неисчерпаем), конкретность (истина определяется конкретными условиями места, времени, ситуации).

Абсолютная истина – полное, исчерпывающее знание об объекте. Например, все люди смертны.

Относительная истина – неполное, неточное, недостаточное знание об объекте. В основе относительности истины лежит понимание, что познаваемый мир безграничен, а человеческие познавательные возможности ограничены.

Знание, не соответствующее познаваемому объекту, называется заблуждением.

Заблуждения можно разделить на три вида:

- Ошибка – заблуждение, возникающее в результате невнимательности или глупости.
- Ложь – преднамеренное заблуждение, возникающее в случае, когда выгодно выдать за истину то, что ею не является.
- Иллюзия – заблуждение, не зависящее от личных качеств субъекта.

Познавательное отношение человека к миру осуществляется в различных формах – в форме обыденного познания, мифологического, художественного, религиозного, философского, наконец, в форме научного познания. Первые три области познания рассматриваются как вненаучные формы.

Мифологическое знание – исторически первая форма познания, направленная на постижение природы и общества, опыт поколений через смысловое родство с познаваемой действительностью.

Обыденно-практическое (житейское) знание – форма познания, в основе которой является здравый смысл, жизненный опыт, повседневная практическая жизнь.

Художественно-образное знание – форма познания, проявляющаяся в искусстве через создаваемые образы.

Религиозное знание – форма познания, основанная на вере в сверхъестественное.

Философское знание – форма познания, особенностью которой является универсализм (общий характер) и критицизм (проверка результатов доводами разума).

Особое место в познавательной деятельности занимает самопознание (рефлексия) – осмысление человеком своей мыслительной деятельности, слов и поступков, с целью выявления собственной сущности.

Научное познание – познание, целью которого является открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов и их взаимосвязи.

Черты научного познания:

- исследование существенных, типичных, устойчивых связей, свойств и отношений;
- объективность;
- строгая доказательность, опытная проверка, воспроизведение, повторение результатов;
- систематичность знания, формирование целостной системы понятий, символов, формул, теорий;
- использование полученных знаний в реальной жизни.

В структуре научного познания выделяются два уровня – эмпирический и теоретический.

Эмпирическое познание ориентировано на явления, в нем преобладает чувственный опыт, рациональное познание подчинено чувственному. Главные методы эмпирического познания – наблюдение, сравнение, эксперимент.

Теоретическое познание ориентировано на сущность явлений, оно основано на рациональном познании. Главные методы теоретического познания – абстрагирование, формализация, моделирование, мысленный эксперимент, системный подход, идеализация.

Основные формы научного познания:

- Научный факт – предложение, фиксирующее эмпирическое (опытное) знание.
- Научная проблема – затруднение, преодоление которого возможно только с помощью научного исследования.
- Научная идея – интуитивное объяснение явления.
- Гипотеза – допущение или предположение, нуждающееся в доказательстве.
- Закон – отображение существенной, необходимой или повторяющейся связи между объектами или явлениями.
- Теория – наиболее развитая форма научного познания, дающая целостное представление о закономерностях определенной области действительности.

Социальное познание – познание общества, социальных отношений. В данном виде познания субъект и объект познавательной деятельности совпадают. Социальное познание ориентировано на исследование качества (значимость явлений), а не количества (типичность, повторяемость). Социальное познание направлено на исследование единичного, уникального на основе общего, закономерного. Социальное познание изучает не только общественные связи, но и человека, поэтому его часто называют социально-гуманитарным.

Основными социальными науками считаются история, социология, политология, юриспруденция. Социально-гуманитарные науки – психология, культурология, филология, лингвистика, религиоведение.

Объект научного знания

Объект познания — это фрагмент действительности, оказавшийся в фокусе внимания исследователя. Это та часть (или фрагмент) мира, с которой в той или другой форме взаимодействует субъект, или до чего он может и хочет «дотянуться». Говоря просто, объек-том познания является то, что исследуется ученым: электрон, клетка, семья. Им могут быть как явления и процессы объективного мира, так и субъективный мир человека: образ мышления, психическое состояние, общественное мнение. Объектом научного анализа могут стать как бы «вторичные продукты» самой интеллектуальной деятельности. Например, можно изучать художественные особенности литературного произведения, закономерности развития мифологии, религии и т.д.

Но в любом случае объект познания существует в самостоятельном виде, как нечто дистанцированное и не зависящее от субъекта. Это значит, что ученый, даже если он изучает субъективный мир личности, всегда отдает себе отчет в том, что он должен выявить нечто присущее самому объекту, но не может произвольно навязывать этому объекту свои собственные мнения. В этом плане объект объективен в отличие от собственных представлений о нем исследователя.

Иногда в гносеологии вводится еще дополнительный термин «предмет познания», чтобы подчеркнуть нетривиальный характер формирования объекта науки. Предмет познания представляет собой определенный срез или аспект объекта, вовлеченного в сферу научного анализа. Объект познания входит в науку через предмет познания. Можно сказать и так, что предмет познания — это проекция выбранного объекта на конкретные исследовательские задачи. Объект опосредуется предметом познания, который представляет его с определенной точки зрения, в определенном теоретико-познавательном ракурсе. Если об объекте науки можно сказать, что он существует независимо от познавательных целей и сознания ученого, то о предмете познания этого сказать уже нельзя. Предмет познания – это определенное видение и понимание объекта исследования.

Соединение объективного мира и мира человека в современных науках — как естественных, так и гуманитарных — неизбежно ведет к трансформации идеала «ценностно-нейтрального исследования». Объективно-истинное объяснение и описание применительно к «человекораз-мерным» объектам не только не допускает, но и предлагает включение аксиологических (ценностных) факторов в состав объясняющих положений.

Характерной особенностью познавательного процесса конца XX в. является изменение характера объекта и усиление роли междисциплинарных комплексных подходов в его изучении.

В современной методологической литературе все более склоняются к выводу о том, что если объектом классической науки были простые системы, а объектом неклассической науки — сложные системы, то в настоящее время внимание ученых все больше привлекают исторически развивающиеся системы, которые с течением времени формируют все новые уровни своей организации. Причем возникновение каждого нового уровня оказывает воздей-ствие на ранее сформировавшиеся, меняя связи и композицию их элементов.

Объектом современной науки (и естествознания в том числе) становятся — и чем дальше, тем чаще — так называемые «человекоразмерные» системы: медико-биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), системы «человек—машина» и т. д.

Изменение характера объекта исследования в постнеклассической науке ведет к изменению подходов и методов исследования. Если на предшествующих этапах наука была ориентирована преимущественно на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступавшего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то специфику современной науки все более определяют комплексные исследовательские программы (в которых принимают участие специалисты различных областей знания), междисциплинарные исследования.

Выделение объекта и субъекта познания помогает лучше понять особенности различных философских концепций, рассматривающих возможность достоверного познания мира. Познаваем ли мир? Как относятся наши знания о мире к самому миру? Насколько они способны давать достоверные сведения о предметах и их сущности? Как относиться к мнению, что человеческое познание безгранично, что возможно познание всей бесконечной Вселенной? Вот здесь и приходят на помощь категории объекта и субъекта познания.

Предмет исследования выступает как своего рода модификация познаваемого объекта, представляющая его проекцию, которая в рамках данного исследования носит относительно самостоятельный характер. Подобно тому как вещь, освещаемая с разных сторон, отбрасывает различные тени, остающиеся тем не менее отображениями все той же вещи, предметы исследования, формируемые в свете различных субъективных целей, представляют собой отображения одного и того же объекта, который выступает в данном случае как инвариант преобразований предмета исследования. Все познавательные операции осуществляются именно с такими идеализированными предметами, которые в процессе познания изменяются, приближаясь к адекватному отображению реального объекта. При этом промежуточные конструкции, которые на определенном этапе развития научного знания предполагались как отображения реально существующих объектов (флогистон, эфир и др.), в дальнейшем могут быть признаны полностью фиктивными, однако это нисколько не повлияет на реальность самих объектов.

Знание - селективная, упорядоченная, определенным способом (методом) полученная, в соответствии с какими-либо критериями (нормами) оформленная информация, имеющая социальное значение и признаваемая в качестве именно определенными социальными субъектами и обществом в целом.

Рассуждая об объектах, мы всегда рассуждаем не о чем-то существующем вне нашего рассуждения, но именно об объектах данной теории, данного языка. Перевод наших рассуждений на иной язык всегда связан с переходом к новой объектной структуре (потому-то он и иной) и никогда не может быть совершенно адекватным, поскольку всегда влечет за собой изменение онтологии. При этом мы никогда не можем указать, какая из этих онтологии ближе к реальности, прежде всего потому, что реальность никогда не дана нам непосредственно. Мир объектов всегда задан через ту или иную концептуальную систему, совокупность языковых значений. Когда мы пытаемся сопоставить наше теоретическое знание с тем, что мы называем объективной реальностью, мы сопоставляем лишь две различным образом «концептуально заданные» онтологии. Поэтому на вопрос о том, чем на самом деле являются объекты данной теории или, еще шире, данного языка, нельзя дать ответа, имеющего абсолютное значение.

Каждому языку присущ свой способ объектного расчленения мира.

Вследствие этого непрерывность познавательного опыта может реально существовать лишь внутри субъектных групп — носителей данного языка, да и то не без некоторых оговорок:

- с одной стороны, с течением времени в самом языке происходят изменения; «дрейф» референтных отношений рано или поздно приводит к разрывам в опыте субъектной группы;
- с другой стороны, даже внутри такой группы не существует абсолютной идентичности между референтными системами отдельных индивидов. Когда мы общаемся с человеком, говорящим на одном с нами языке, наша убежденность в том, что оба мы имеем в виду один и тот же объектный мир, основана на том, что, воспринимая выражения его речи, мы относим их к объектам, которые выступают референтами этих выражений в нашем понимании.

Критерии научного знания

Вопрос о критериях научности знания - по каким признакам выделяются научные знания из всей сферы знаний, включающей и ненаучные формы знания - является существенным для любой науки, любого научного исследования.

Выделяют следующие виды критериев научного знания:

а) логические («непротиворечивость», «полнота», «независимость») критерии. Критерий непротиворечивости характеризует требование недопустимости одновременного утверждения взаимоисключающих посылок. Критерий полноты отвечает требованиям исчерпывающего, всеобъемлющего знания. Критерий независимости - показатель адекватности, достоверности знания, степени проникновения в сущность и причинные основания реальности, независимости от субъекта содержания знаний о мире, его принципов и законов;
б) эмпирические («верификация», «фальсификация») критерии связаны с опытом, практикой. В философии неопозитивизма проверяемость и подтверждаемость (верифицируемость) отождествляется с неопровержимостью. Постпозитивист К. Поппер считает, что критерием научности теории является её опровержимость и проверяемость – фальсификация. Неопровержимость, опровержимость, верифицируемость, фальсифицируемость служат показателем динамики абсолютных и относительных моментов знания на определенных этапах его развития;
в) экстралогические («простота», «красота», «эвристичность», «когерентность»). Критерий простоты указывает на выбор оптимальных и минимально необходимых средств и способов решения исследовательских задач и организации научного знания, позволяющих избегать сложных конструкций. Этому критерию соответствуют критерии ясности, строгости, точности.

Суть принципа красоты в том, что хорошая теория отличается особой эстетической гармонией, элегантностью, ясностью и стройностью. Критерий когерентности требует согласованности, взаимосвязанности полученных исследовательских результатов с теми знаниями, которые уже были оценены как фундаментальные. Тем самым когерентность обеспечивает сохранность науки от проникновения в нее претенциозных, не имеющих достаточных оснований суждений и положений. Критерий эвристичности характеризует потенцию знания к росту. Более эвристична та теория, которая помогает предсказывать новые факты, обеспечивает прирост знания, а не просто систематизирует уже известные факты Наука в большей мере, чем другие формы познания, ориентирована на то, чтобы быть воплощенной в практике, быть «руководством к действию» по изменению окружающей действительности и управлению реальными процессами. Жизненный смысл научного изыскания может быть выражен формулой: «Знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы практически действовать», и не только в настоящем, но и в будущем.

Черты научного знания

Особенности научного познания. В отличие от всех многообразных форм знания научное познание — это процесс получения нового объективного, истинного знания, направленного на отражение закономерностей действительности. Наука – это творческая деятельность, результат этой деятельности: совокупность знаний, приведенных в целостную систему на основе определенных принципов. Как и другие формы познания, наука есть социально историческая деятельность, а не только “чистое знание“. Она выполняет определенные функции как своеобразная форма общественного сознания.

Основные особенности научного знания, отличия его от ненаучного:

1. Основная задача - обнаружение объективных законов действительности и их систематизация.
2. Целью научного познания является – объективная истина.
3. Объектами научного знания являются не предметы сами по себе, а их идеализированные аналоги.
4. Логическая выводимость одних знаний из других.
5. Для научного знания характерна строгая доказательность, обоснованность и достоверность.
6. Использование научного метода исследования и строгие требования к методу познания.
7) Возможность контроля над самой процедурой получения знания и возможность ее повторения.
8) Однозначность языка описания исследовательских процедур.
9) Опытная проверяемость (верифицируемость).
10) Непротиворечивость элементов системы научного знания. Одной из важнейших целей научного познания является предвидение, предсказание изменений действительности.

Структура научного знания:

1) Субъект научного знания (индивид, группа, коллектив, научное сообщество, все человечество в целом).
2) Объект и предмет научного знания.
3) Методы познания, которые объясняются спецификой самой науки и предмета познания.
4) Средства познания (микроскопы и т.д.).
5) Специфический язык. Общая модель развития научного знания.

Всякая наука проходит некоторые этапы в своем развитии:

1) Достоверно установленные факты, взятые из эмпирических наблюдений.
2) Первоначальное обобщение совокупности фактов и создание гипотез.
3) Формирование научной теории, включающей ряд или систему закономерностей, описывающих или объясняющих определенные явления реальности.
4) Создание научной картины мира, т.е. обобщенного образа всей реальности, в котором сведены воедино основные теории на данный исторический период. Различают общенаучную картину мира, которая включает в себя природу, общество, человеческое сознание и естественнонаучную картину мира.

Стремление изучать объекты реального мира и на этой основе предвидеть результаты его практического преобразования свойственно не только науке, но и обыденному познанию, которое вплетено в практику и развивается на его основе.

Способность стихийно-эмпирического познания порождать предметное и объективное знание о мире ставит вопрос о различии между ним и научным исследованием. Признаки, отличающие науку от обыденного познания, удобно классифицировать сообразно той категориальной схеме, в которой характеризуется структура деятельности (прослеживая различие науки и обыденного познания по предмету, средствам, продукту, методам и субъекту деятельности).

Тот факт, что наука обеспечивает сверхдальнее прогнозирование практики, выходя за рамки существующих стереотипов производства и обыденного опыта, означает, что она имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта. Если обыденное познание отражает только те объекты, которые в принципе могут быть преобразованы в наличных исторически сложившихся способах и видах практического действия, то наука способна изучать и такие фрагменты реальности, которые могут стать предметом освоения только в практике далекого будущего. Она постоянно выходит за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира и открывает человечеству новые предметные миры его возможной будущей деятельности. Эти особенности объектов науки делают недостаточными для их освоения те средства, которые применяются в обыденном познании. Хотя наука и пользуется естественным языком, она не может только на его основе описывать и изучать свои объекты. Во-первых, обыденный язык приспособлен для описания и предвидения объектов, вплетенных в наличную практику человека (наука же выходит за ее рамки); во-вторых, понятия обыденного языка нечетки и многозначны, их точный смысл чаще всего обнаруживается лишь в контексте языкового общения, контролируемого повседневным опытом. Наука же не может положиться на такой контроль, поскольку она преимущественно имеет дело с объектами, не освоенными в обыденной практической деятельности. Чтобы описать изучаемые явления, она стремится как можно более четко фиксировать свои понятия и определения. Наряду с искусственным, специализированным языком научное исследование нуждается в особой системе средств практической деятельности, которые, воздействуя на изучаемый объект, позволяют выявить возможные его состояния в условиях, контролируемых субъектом.

Средства, применяемые в производстве и в быту, как правило, непригодны для этой цели, поскольку объекты, изучаемые наукой, и объекты, преобразуемые в производстве и повседневной практике, чаще всего отличаются по своему характеру. Отсюда необходимость специальной научной аппаратуры (измерительных инструментов, приборных установок), которые позволяют науке экспериментально изучать новые типы объектов. Спецификой объектов научного исследования можно объяснить и основные отличия научных знаний как продукта научной деятельности от знаний, получаемых в сфере обыденного, стихийно-эмпирического познания. Последние чаще всего не систематизированы; это, скорее, конгломерат сведений, предписаний, рецептур деятельности и поведения, накопленных на протяжении исторического развития обыденного опыта. Их достоверность устанавливается благодаря непосредственному применению в наличных ситуациях производственной и повседневной практики. Что же касается научных знаний, то их достоверность уже не может быть обоснована только таким способом, поскольку в науке преимущественно исследуются объекты, еще не освоенные в производстве. Поэтому нужны специфические способы обоснования истинности знания. Ими являются экспериментальный контроль за получаемым знанием и выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана. В свою очередь, процедуры выводимости обеспечивают перенос истинности с одних фрагментов знания на другие, благодаря чему они становятся связанными между собой, организованными в систему. Таким образом, мы получаем характеристики системности и обоснованности научного знания, отличающие его от продуктов обыденной познавательной деятельности людей. Из главной характеристики научного исследования можно вывести также и такой отличительный признак науки при ее сравнении с обыденным познанием, как особенность метода познавательной деятельности. Объекты, на которые направлено обыденное познание, формируются в повседневной практике. Приемы, посредством которых каждый такой объект выделяется и фиксируется в качестве предмета познания, вплетены в обыденный опыт. Совокупность таких приемов, как правило, не осознается субъектом в качестве метода познания. Иначе обстоит дело в научном исследовании. Наконец, стремление науки к исследованию объектов относительно независимо от их освоения в наличных формах производства и обыденного опыта предполагает специфические характеристики субъекта научной деятельности. Занятия наукой требуют особой подготовки познающего субъекта, в ходе которой он осваивает исторически сложившиеся средства научного исследования, обучается приемам и методам оперирования с этими средствами. Для обыденного познания такой подготовки не нужно, вернее, она осуществляется автоматически, в процессе социализации индивида, когда у него формируется и развивается мышление в процессе общения с культурой и включения индивида в различные сферы деятельности. Занятия наукой предполагают наряду с овладением средствами и методами также и усвоение определенной системы ценностных ориентаций и целевых установок, специфичных для научного познания. Эти ориентации должны стимулировать научный поиск, нацеленный на изучение все новых и новых объектов независимо от сегодняшнего практического эффекта от получаемых знаний. Иначе наука не будет осуществлять своей главной функции — выходить за рамки предметных структур практики своей эпохи, раздвигая горизонты возможностей освоения человеком предметного мира. Две основные установки науки обеспечивают стремление к такому поиску: самоценность истины и ценность новизны.

Не менее важную роль в научном исследовании играет установка на постоянный рост знания и особую ценность новизны в науке. Эта установка выражена в системе идеалов и нормативных принципов научного творчества (например, запрете на плагиат, допустимости критического пересмотра оснований научного поиска как условия освоения все новых типов объектов и т.д.). Ценностные ориентации науки образуют фундамент ее этоса, который должен усвоить ученый, чтобы успешно заниматься исследованиями. Великие ученые оставили значительный след в культуре не только благодаря совершенным ими открытиям, но и благодаря тому, что их деятельность была образцом новаторства и служения истине для многих поколений людей. Всякое отступление от истины в угоду личностным, своекорыстным целям, любое проявление беспринципности в науке встречало у них беспрекословный отпор.

Показательно, что для обыденного сознания соблюдение основных установок научного этоса совсем не обязательно, а подчас даже и нежелательно. Человеку, рассказавшему политический анекдот в незнакомой компании, не обязательно ссылаться на источник информации, особенно если он живет в тоталитарном обществе. В обыденной жизни люди обмениваются самыми различными знаниями, делятся житейским опытом, но ссылки на автора этого опыта в большинстве ситуаций просто невозможны, ибо этот опыт анонимен и часто транслируется в культуре столетиями. Наличие специфических для науки норм и целей познавательной деятельности, а также специфических средств и методов, обеспечивающих постижение все новых объектов, требует целенаправленного формирования ученых специалистов. Эта потребность приводит к появлению “академической составляющей науки” — особых организаций и учреждений, обеспечивающих подготовку научных кадров. В процессе такой подготовки будущие исследователи должны усвоить не только специальные знания, приемы и методы научной работы, но и основные ценностные ориентиры науки, ее этические нормы и принципы.

Итак, при выяснении природы научного познания можно выделить систему отличительных признаков науки, среди которых главными являются:

а) установка на исследование законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научного знания;
б) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучение ею объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения (научные знания всегда относятся к широкому классу практических ситуаций настоящего и будущего, который никогда заранее не задан).

Истина в научном знании

Вопрос о том, что такое истина и существует ли она - один из вечных вопросов гносеологии. Его решение зависит от общих мировоззренческих позиций.

Вопрос о научной истине - это вопрос о качестве знаний. Науку интересует лишь истинное знание. Проблема истины связана с вопросом о существовании объективной истины, то есть истины, которая не зависит от вкусов и желаний, от человеческого сознания вообще. Истина достигается во взаимодействии субъекта и объекта: без объекта знание теряет свою содержательность, а без субъекта нет самого знания. Поэтому в трактовке истины можно выделить объективизм и субъективизм.

Субъективизм - наиболее распространённая точка зрения. Её сторонники отмечают, что истина не существует вне человека. Из этого они делают вывод, что объективной истины не существует. Истина существует в понятиях и суждениях, следовательно, не может быть знания, не зависящего от человека и человечества. Субъективисты понимают, что отрицание объективной истины ставит под сомнение существование любой истины. Если истина субъективна, то получается: сколько людей, столько и истин.

Объективисты абсолютизируют объективную истину. Для них истина существует вне человека и человечества. Истина и есть сама действительность, не зависящая от субъекта. Но истина и действительность - разные понятия. Действительность существует независимо от познающего субъекта. В самой реальности истин нет, а есть лишь предметы со своими свойствами.

Истина объективна. Объект существует независимо от человека, и любая теория отражает именно это свойство. Под объективной истиной понимают знание, продиктованное объектом. Истина не существует без человека и человечества. Поэтому истина есть человеческое знание, но не сама реальность. Истина никогда не даётся сразу и целиком. Существуют понятия абсолютной и относительной истины.

Абсолютная истина - это знание, совпадающее с отображающим объектом. Достижение абсолютной истины - это идеал, а не реальный результат. Относительная истина - это знание, характеризующееся относительным соответствием своему объекту. Относительная истина представляет собой более или менее истинное знание. Относительная истина может уточняться и дополняться в процессе познания, поэтому она выступает как знание, подлежащее изменению. Абсолютная истина — знание неизменное. В ней нечего менять, так как её элементы соответствуют самому объекту.

Наука развивается путём постановки проблем, и всякая проблема ограничивает поле исследования. Непознаваемость означает недоступность познания, а ограниченность научного познания, - что объект высвечивается в определённом ракурсе. Смысл понятия "абсолютная истина" раскрывается только в процессе развития научного знания. Он состоит в том, что при переходе научного знания от ступени к ступени, например от одной теории к другой, старое знание не отбрасывается полностью, а в той или иной форме включается в систему нового знания. Именно это включение, преемственность, характеризующая истину как процесс, и составляет, пожалуй, содержание понятия абсолютной истины.

Научная истина. Научная истина - это знание, которое отвечает двойному требованию: во-первых, оно соответствует действительности; во-вторых, оно удовлетворяет ряду критериев научности. К этим критериям относится: логическая стройность; эмпирическая проверяемость, в том числе проверка временем; возможность предсказывать на основе этих знаний новые факты; непротиворечивость тем знаниям, чья истинность уже достоверно установлена и прочее. Эти критерии, разумеется, не следует рассматривать как нечто неизменное и раз навсегда данное. Они являются продуктом исторического развития науки и в будущем могут пополняться. Такое понимание истины вообще необыкновенно важно для развития науки, так как, если данные, полученные с помощью конкретной науки, соответствуют всем вышеперечисленным критериям, можно сделать вывод о полезности таких данных. То есть появляется стимул для дальнейшего развития науки.

Предмет научного знания

Объект — это процесс или явление, порождающее проблемную ситуацию и взятое исследователем для изучения. Предмет — это то, что находится в рамках, в границах объекта. Объект — это та часть научного знания, с которой исследователь имеет дело. Предмет исследования — это тот аспект проблемы, исследуя который, мы познаем целостный объект, выделяя его главные, наиболее существенные признаки. Предмет диссертационного исследования чаще всего совпадает с определением его темы или очень близок к нему. Объект и предмет исследования как научные категории соотносятся как общее и частное.

Необходимо подчеркнуть, что объект и предмет исследования, так же как и его цели и задачи, зависят не только от выбранной темы, но и от замысла исследователя.

По нашему мнению, первичным является объект исследования (более широкое понятие), вторичным — предмет исследования, в котором выделяется определенное свойство объекта исследования. Некоторые исследователи не видят разницы в этих понятиях и отождествляют предмет и объект исследования.

Порой объект и предмет исследования определяются практически одинаково. В автореферате диссертации по экономике «Пути повышения социально-экономической эффективности занятости молодежи» объектом исследования названы «социально-трудовые отношения, реализуемые в процессе обеспечения занятости молодежи»; а предметом исследования – «организационно-управленческие отношения, возникающие в процессе повышения социально-экономической эффективности занятости молодежи».

Немало диссертаций, в которых объект и предмет исследования вообще не указываются.

Определив предмет и объект исследования, автор диссертации должен дать им всестороннюю характеристику и в процессе научной работы постоянно иметь их в виду.

Формирование научных знаний

Первые формы продуцирования знаний имели, как известно, синкретичный характер. Они представляли собой недифференцированную совместную деятельность чувств и мышления, воображения и первых обобщений. Подобная исходная практика мышления была названа мифологическим мышлением, в котором человек не вычленял свое «я» и не противопоставлял его объективному (от него не зависящему). Вернее, все остальное понималось именно через «я», по своей душевной матрице.

Все последующее развитие человеческого мышления есть процесс постепенной дифференциации опыта, расчленение его на субъективное и объективное, их обособление и все более точное расчленение и определение. Большую роль в этом сыграло появление первых зачатков позитивных знаний, связанных с обслуживанием повседневной практики людей: астрономических, математических, географических, биологических и медицинских знаний.

В истории формирования и развития науки можно выделить две стадии: преднауку и собственно науку. Они отличаются друг от друга различными методами построения знаний и прогнозирования результатов деятельности.

Мышление, которое можно назвать зарождающейся наукой, обслуживало преимущественно практические ситуации. Оно порождало образы или идеальные объекты, замещающие реальные объекты, училось оперировать ими в воображении для того, чтобы предвидеть будущее развитие. Можно сказать, что первые знания имели вид рецептов или схем деятельности: что, в какой последовательности, в каких условиях надо что-то делать, чтобы достичь известных целей. К примеру, известны древнеегипетские таблицы, где объяснялось, как осуществлялись операции сложения и вычитания целых чисел в то время. Каждый из реальных объектов замещался идеальным объектом единица, который фиксировался вертикальной чертой I (для десятков, сотен, тысяч были свои знаки). Прибавление, допустим, к пяти единицам трех единиц осуществлялось следующим образом: изображался знак III (число «три»), затем под ним писалось еще пять вертикальных черточек IIIII (число «пять»), затем все эти черточки переносились в одну строку, расположенную под двумя первыми. В итоге получалось восемь черточек, обозначающих соответствующее число. Эти процедуры воспроизводили процедуры образования совокупностей предметов в реальной жизни.

Такую же связь с практикой можно обнаружить в первых знаниях, относящихся к геометрии, появившейся в связи потребностями измерения земельных участков у древних египтян и вавилонян. Это были потребности поддержания межевания земель, когда межи время от времени заносились речным илом, и вычисления их площадей. Данные потребности породили новый класс задач, решение которых потребовало оперирования с чертежами. В этом процессе были выделены такие основные геометрические фигуры, как треугольник, прямоугольник, трапеция, круг, через комбинации которых можно было изображать площади земельных участков сложной конфигурации. В древнеегипетской математике безымянными гениями были найдены способы вычисления основных геометрических фигур, которые стали использоваться и для измерения, и для строительства великих пирамид. Операции с геометрическими фигурами на чертежах, связанные с построением и преобразованиями этих фигур, осуществлялись с помощью двух основных инструментов — циркуля и линейки. Этот способ до сих пор является основополагающим в геометрии. Показательно, что сам этот способ выступает в качестве схемы реальных практических операций. Измерение земельных участков, а также сторон и плоскостей, создаваемых сооружений в строительстве, осуществлялись с помощью туго натянутой мерной веревки с узлами, обозначающими единицу длины (линейка), и мерной веревки, один конец которой прикреплялся колышком, а колышек на другом конце прочерчивал дуги (циркуль). Перенесенные на действия с чертежами, эти операции предстали как построения геометрических фигур с помощью линейки и циркуля.

Итак, в преднаучном способе построения знания главное — это вывод первичных обобщений (абстрагирование) непосредственно из практики и затем подобные обобщения закреплялись как знаки и как смыслы уже внутри имевшихся систем языка.

Новый способ построения знаний, означавший появление науки в нашем современном понимании, формируется при достижении человеческим знанием определенной полноты и устойчивости. Тогда появляется метод построения новых идеальных объектов не из практики, а из уже имеющихся в знании — путем их комбинирования и воображаемом помещении в разные мыслимые и немыслимые контексты. Затем это новое знание соотносится с реальностью и тем самым определяется его достоверность.

Насколько нам известно, первой формой знания, ставшей собственно теоретической наукой, была математика. Так, в ней, параллельно с аналогичными операциями в философии, числа начали рассматривать не только как отражение реальных количественных отношений, но и как относительно самостоятельные объекты, свойства которых можно изучать сами по себе, вне связи с практическими потребностями. Это дает старт собственно математическому исследованию, которое из полученного ранее из практики натурального ряда чисел начинает строить новые идеальные объекты. Так, применяя операцию вычитания из меньших чисел больших, получают отрицательные числа. На этот вновь открытый новый класс чисел распространяются все те операции, которые ранее были получены при анализе положительных, что создает новое знание, которое характеризует ранее неизвестные стороны действительности. Применив операцию извлечения корня к отрицательным числам, математика получает новый класс абстракций — мнимые числа, к которым опять применяют все операции, обслужившие натуральные числа.

Разумеется, данный способ построения характерен не только для математики, а утверждается и в естественных науках и известен там как метод выдвижения гипотетических моделей с последующей практической апробацией. Благодаря новому методу построения знаний наука получает возможность изучать не только те предметные связи, которые могут встретиться в уже сложившихся стереотипах практик, но и предвосхитить те изменения, которые в принципе может освоить развивающаяся цивилизация. Так начинается собственно наука, т. к. наряду с эмпирическими правилами и зависимостями формируется особый тип знания — теория. Сама теория, как известно, позволяет получать эмпирические зависимости как следствие из теоретических постулатов.

Научные знания в отличие от преднаучных строятся не только в категориях существующей практики, но и могут соотноситься с качественно иной, будущей, а потому здесь уже применяются категории возможного и необходимого. Они уже не формулируются только как предписания для существующей практики, а претендуют на выражение сущностных структур, причин действительности «самой по себе». Такие притязания на обнаружение знания об объективной действительности в целом порождают потребность в особой практике, выходящей за пределы повседневного опыта. Так возникает впоследствии научный эксперимент.

Научный способ исследования появился как итог длительного предшествующего цивилизационного развития, складывания определенных установок мышления. Культуры традиционных обществ Востока не создавали подобных условий. Несомненно, они дали миру много конкретных знаний и рецептов решения конкретных проблемных ситуаций, однако все оставались в рамках простого, отражательного знания. Здесь доминировали канонизированные стили мышления и традиции, ориентированные на воспроизведение существующих форм и способов деятельности.

Переход к науке в нашем смысле слова связан с двумя переломными состояниями развития культуры и цивилизации: становлением классической философии, которая способствовала появлению первой формы теоретического исследования — математики, радикальными мировоззренческими сдвигами в эпоху Возрождения и переходе к Новому времени, породившими становление научного эксперимента в его соединении с математическим методом.

Первая фаза становления научного способа порождения знаний связана с феноменом древнегреческой цивилизации. Его необычность часто называется мутацией, что подчеркивает неожиданность его появления и беспрецедентность. Существует много объяснений причин древнегреческого чуда.

Наиболее интересные из них следующие:

— Греческая цивилизация могла возникнуть только как плодотворный синтез великих восточных культур. Сама Греция лежала на «перекрестке» информационных потоков (Древний Египет, Древняя Индия, Междуречье, Передняя Азия, «варварский» мир). На духовное влияние Востока указывает и Гегель в «Лекциях по истории философии», говоря об исторической предпосылке древнегреческой мысли — восточной субстанциальности — понятии органичного единства духовного и природного как основы мироздания.
— Все же, однако, многие исследователи склонны отдавать предпочтение, скорее, социально-политическим причинам — децентрализации Древней Греции, полисной системе политической организации. Это препятствовало развитию деспотических централизованных форм государственного устройства (производное на Востоке от крупномасштабного ирригационного земледелия) и привело к появлению первых демократических форм общественной жизни. Последние породили свободную индивидуальность, — и не как прецедент, а как достаточно широкий слой свободных граждан полиса. Организация их жизни была основана на равенстве и регулировании жизни посредством состязательного судопроизводства. Конкуренция же между полисами приводила к тому, что каждый из них стремился иметь в своем городе лучшее искусство, лучших ораторов, философов и т. п. Это породило невиданную доселе плюрализацию творческой деятельности. Нечто подобное мы можем наблюдать спустя более двух тысячелетий в децентрализованной, мелкокняжеской Германии второй пол. XVIII — первой пол. XIX вв.

Так появилась первая индивидуалистская цивилизация (Греция после Сократа), давшая миру нормативы индивидуалистской организации социальной жизни и одновременно заплатившая за это весьма большую историческую цену — пассионарное перенапряжение саморазрушило Древнюю Грецию и надолго удалило греческий этнос со сцены глобальной истории. Греческий феномен также можно интерпретировать как яркий пример явления ретроспективной переоценки начала. Действительное начало потому и велико, что в нем содержатся в потенции все дальнейшие развитые формы, которые затем с удивлением, восхищением и с явной переоценкой обнаруживают себя в этом начале.

Социальная жизнь Древней Греции была наполнена динамизмом и отличалась высокой степенью конкуренции, которого не знали цивилизации Востока с их застойно-патриархальным круговоротом жизни. Нормы жизни и соответствующие им представления вырабатывались через борьбу мнений в народном собрании, состязаниях на спортивных аренах и в судах. На этой основе складывались представления о вариативности мира и человеческой жизни, возможностях их оптимизации. Такая социальная практика порождала различные концепции мироздания и социального устройства, которые развивались античной философией. Возникали теоретические предпосылки становления науки, заключавшиеся в том, что мышление стало способным рассуждать о невидимых аспектах мира, о связях и отношениях, которые не даны в повседневности.

Это специфическая характеристика именно античной философии. В традиционных обществах Востока такая теоретизирующая роль философии была ограничена. Конечно, и здесь возникали метафизические системы, однако они выполняли в основном охранительные, религиозно-идеологические функции. Только в античной философии впервые наиболее полно реализовались новые формы организации знания как поиск единого основания (первоначал и причин) и выведение из него следствий. Сама доказательность и обоснованность суждения, которые стали основным условием приемлемости знаний, могли утвердиться лишь в социальной практике равных граждан, решающих свои проблемы путем состязания в политике или судах. Это, в отличие от ссылок на авторитет, основное условие приемлемости знаний на Древнем Востоке.

Соединение новых форм организации знания или теоретических рассуждений, полученных философами с накопленными на этапе преднауки математическими знаниями, породили первую научную форму знания в истории людей — математику. Основные вехи этого пути можно представить следующим образом.

Уже раннегреческая философия в лице Фалеса и Анаксимандра начала систематизировать математические знания, полученные в древних цивилизациях, и применять к ним процедуру доказательства. Но все же решающим образом на развитие математики повлияло мировоззрение пифагорейцев, в основе которого лежала экстраполяция на интерпретацию вселенной практического математического знания. Началом всего является число, а числовые отношения и есть фундаментальные пропорции мироздания. Такая онтологизация практики исчисления сыграла особую положительную роль в возникновении теоретического уровня математики: числа стали изучаться не как модели конкретно-практических ситуаций, а сами по себе, безотносительно к практическому применению. Познание свойств и отношений чисел стало восприниматься как познание начал и гармонии космоса.

Другая теоретическая новация пифагорейцев — попытки соединения теоретического исследования свойств геометрических фигур со свойствами чисел или установление связи между геометрией и арифметикой. Пифагорейцы не ограничивались только применением чисел для характеристики геометрических фигур, но и, напротив, пытались применять к исследованию совокупности чисел геометрические образы. Число 10 — совершенное число, завершающее десятки натурального ряда, соотносилось с треугольником, основной фигурой, к которой при доказательстве теорем стремились свести другие геометрические фигуры (фигурные числа).

После пифагорейцев математика разрабатывалась всеми крупными философами античности. Так, Платон и Аристотель придали идеям пифагорейцев более строгую рациональную форму. Они полагали, что мир построен на математических принципах и что в основе мироздания лежит математический план: «Демиург постоянно геометризует», — утверждал Платон. Из этого понимания следовало, что язык математики наиболее уместен для описания мира.

Развитие теоретических знаний в античности было завершено созданием первого образца научной теории — Евклидовой геометрии, что означало выделение из философии особой, самостоятельной науки математики. В дальнейшем в античности были получены многочисленные приложения математических знаний к описанию природных объектов: в астрономии (вычисление размеров и особенностей движения планет и Солнца, гелиоцентрическая концепция Аристарха Самосского и геоцентрическая концепция Гиппарха и Птолемея) и механике (разработки Архимедом начал статики и гидростатики, первые теоретические модели и законы механики Герона, Паппа).

Вместе с тем главное, чего не могла сделать античная наука — это открыть и использовать экспериментальный метод. Большинство исследователей истории науки считают, что причиной этого были своеобразные представления древних ученых о соотношении теории и практики (техники, технологии). Высоко ценилось абстрактное, умозрительное знание, а практически-утилитарное, инженерное знание и деятельность рассматривались, равно как и физический труд, в качестве «дела низкого и неблагородного», удела несвободных и рабов.

Отрасли научного знания

Современное научное знание представляет собой чрезвычайно разветвленную систему теорий и дисциплин. Чтобы познать это целое, необходимо иметь четкое представление о его частях. Строение теорий и дисциплин рассмотрено выше. При этом было выяснено, что как раз ими исчерпывается вся область знания.

Между тем исследователи, пытающиеся представить область научного знания в систематическом виде, различают:

1) типы наук;
2) отрасли науки (англ. fields of science);
3) группу специальностей;
4) отдельную специальность.

Термины группа специальностей и специальность приняты в современной России. Англоязычные авторы группу специальностей называют ветвью отрасли науки, а названия «отдельная специальность» они вообще избегают. Немецкоязычные авторы часто называют группу специальностей областью отрасли науки, а отдельную специальность — основополагающей, элементарной областью (Kemgebiet) науки. В действительности же элементарными составляющими отрасли науки, например физики, являются отдельные теории и дисциплины. Специальность не является элементарной составляющей: в нее объединяется совокупность конгруэнтных дисциплин. Проиллюстрируем сказанное на примере математики.

Математика принадлежит к типу формальных наук. Она является отраслью науки. В ее состав входят группы специальностей. Таковы, например, алгебра и геометрия. Группа специальностей состоит из отдельных специальностей. Так, геометрия включает евклидову и риманову геометрию. Обе эти геометрические системы состоят из многих теорий и рядов теорий, т.е. дисциплин. Каждая специальность образуется дисциплинами, в концептуальном отношении близкими друг к другу. К сожалению, анализ специальностей редко доводят до дисциплин и, тем более, теорий. В результате происходит отрыв от той питательной почвы всех отраслей наук, каковыми являются теории и дисциплины.

Итак, современная наука состоит из ее отраслей, каковых насчитывается около двух десятков. Выражаясь более точно, можно сказать, что с достаточной степенью уверенности идентифицированы 19 отраслей науки. Вполне возможно, что их значительно больше — будущие исследования позволят уточнить число отраслей наук. Ближайшая задача состоит в том, чтобы классифицировать отрасли науки, объединяя их в типы отраслей наук.

Итак, в двух иностранных классификациях указано шесть типов отраслей наук, которые, впрочем, отличаются по содержанию. В российской классификации указаны два типа отраслей наук, которые объединяют всего шесть отраслей наук, а 16 отраслей наук не включены в какие-либо типы наук. Таким образом, к сожалению, приходится констатировать, что типологический анализ отраслей наук в российском документе не доведен до конца. Чтобы составить критическое мнение о рассматриваемых классификациях, проведем собственное исследование.

Часто и вполне правомерно различают отрасли наук, во-первых, о природе, во-вторых, о людях, или, выражаясь несколько иначе, о человеке и обществе. Отрасли наук о природе, т.е. физику, химию, науки о Земле и биологию, часто называют естественными. Имеется в виду, что их принципы, законы и переменные сложились независимо от людей, которые не в состоянии их отменить. Люди описывают эти концепты, поэтому принципы и законы, равно как и переменные, которые они содержат, являются описаниями, дескрипциями (от англ, description — описание). Иначе обстоят дела в отраслях науки о человеке и обществе. Люди сами вырабатывают и осуществляют проекты своего бытия, т.е. изобретают, а затем отменяют как принципы, так и законы вместе с теми переменными, которые они содержат. Любое понятие, изобретаемое людьми, имеет для них определенное значение. Подчеркивая это обстоятельство, говорят, что принципы, законы и переменные являются ценностями. Ценностями являются и стоимость товара, и безопасность атомной электростанции, и понятие справедливости, и идеалы героев литературных произведений. Все отрасли науки о людях - техникология, агрология, медицина, педагогика, психология, социология, экономика, политология, юриспруденция, история, лингвистика, искусствоведение — имеют аксиологический характер (от др. - греч. axia — ценность). Таким образом, в наше распоряжение попали два типа отраслей науки, а именно естественные (дескриптивные) и аксиологические отрасли.

Читатель, возможно, недоумевает: почему в трех рассматривавшихся выше классификациях изначально не было аксиологического типа отраслей науки? Дело в том, что многие ученые неуверенно владеют понятием «ценность». В результате они не замечают широкую распространенность этого феномена.

Пора обратить внимание также на те отрасли науки, которые не являются ни описательными, ни аксиологическими. Это прежде всего логика и математика, т.е. две формальные отрасли науки. Чтобы понять их природу, сравним физику и экономику. Найдется много логических и математических формул, которые актуальны как для физики, так и для экономики. Это означает, что формальные отрасли науки выражают конгруэнтность отраслей наук, их известную схожесть при условии, что принципы, законы и переменные формально эквивалентных наук по содержанию различны. Концепты формальных отраслей науки являются не дескрипциями или ценностями, а формами. Итак, существуют три типа отраслей наук: естественные, аксиологические и формальные. Авторы документа UNESCO вполне правомерно различают формальные и естественные отрасли науки. Вопреки мнению авторов классификации OECD формальные отрасли науки не должны включаться в естественных отраслей науки, поскольку они соотносимы не только с естественными, но и с аксиологическими отраслями науки. Из изложенного выше следует также, что неправы и наши соотечественники, объединяющие математику с астрономией и физикой. Физика и математика относятся к различным типам отраслей наук.

После всего сказанного необходимо определиться со статусом философии. Он довольно необычен. История развития любой отрасли науки свидетельствует о том, что по мере ее развития она нуждается в специальной отрасли науки, в которой изучались бы ее собственные затруднения. В этой связи математик Д. Гильберт настаивал на развитии философии математики, физик А. Эйнштейн — философии физики, химик В. Оствальд — философии химии. Часто слово «философия» опускается, но тогда к названию отрасли науки добавляется древнегреческая приставка meta. Метаматематика = философия математики, метаэкопомика = философия экономики, метабиология = философия биологии. Философия в ее научной значимости выступает в качестве не особой отрасли науки, а второго уровня любой отрасли науки. Это обстоятельство обычно недопонимается. В таком случае философию считают отраслью науки, которая соседствует с другими отраслям науки. Указанная ошибка характерна для всех трех классификаций, а именно UNESCO, OECD, Минобрнауки России.

Подведем итоги. Всего существуют три типа отраслей науки, а именно естественные, аксиологические и формальные. Каждый тип науки имеет не только базовый, но и метауровень.

В свете изложенного выше нетрудно увидеть, что в классификациях UNESCO и OECD проводится выделение подтипов отраслей наук применительно к аксиологическим отраслям наук. Аксиологические отрасли науки, смежные естествознанию, социальные и гуманитарные отрасли наук являются не типами, а подтипами. Их выделение имеет смысл постольку, поскольку производится классификация не науки в целом, а исключительно ее аксиологического региона. Итак, какие подтипы характерны для аксиологических отраслей науки?

Во-первых, это аксиологические отрасли науки, смежные с естественными отраслями науки. Эта их особенность, проявляющаяся, в частности, в ориентации техникологии на физику, агрологии — на ботанику и зоологию, медицины — на биологию человека, выделяет их из общего контекста аксиологических отраслей науки. Авторам классификации UNESCO следует поставить в заслугу выделение подтипа аксиологических отраслей науки, смежных с естественными науками.

Авторы классификаций UNESCO и OECD выделяют, во-вторых, социальные и, в-третьих, гуманитарные отрасли науки. Во всех отраслях социальных наук первостепенное внимание уделяется судьбе сообществ людей. На наш взгляд, социальными отраслями науки являются социология, экономика, политология, юриспруденция и история. Часто к социальным отраслям наук относят также психологию и педагогику, однако, на наш взгляд, в них господствует акцент на судьбе отдельных личностей. Надо полагать, далеко не случайно между педагогикой и психологией существуют теснейшие интердисциплинарные отношения, которые их отграничивают от других аксиологических отраслей наук. Психология и педагогика относятся к аксиологическим отраслям наук личностной ориентации.

К гуманитарным отраслям наук наиболее часто относят лингвистику и искусствоведение, а также философию и культурологию (если она признается отраслью науки). При нынешнем их состоянии гуманитарные отрасли науки в основном тяготеют к искусствоведению. На первый план выходят вопросы вымысла, творчества, фантазии.

Известно, например, что биология стоит в области естественных отраслей науки как-то особняком. В отличие от, например, физики и химии принцип наименьшего действия не характеризует ее специфику. В ней часто доминирует принцип максимизации репродуктивной способности. Тесное родство физики и химии, возможно, свидетельствует об их принадлежности к одному и тому же подтипу естественных отраслей науки.

В области формальных отраслей науки также присутствуют различные краски. Часто к ним наряду с логикой и математикой относят кибернетику, информатику, теорию систем. Чем больше формальных отраслей науки, тем вероятнее образование соответствующих подтипов отраслей науки.

тема

документ Научная гипотеза
документ Научная деятельность
документ Научная проблема
документ Научная теория
документ Научное знание

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное


Продление новогодних каникул до 25 января 2021 года
Новый акциз на газировку, чипсы, пельмени и консервы с 2021 года
Новые налоги с 2021 года
Доллар по 100 рублей в 2021 году
Рост процентов по вкладам в 2021 году
Прогноз курса доллара на 2021 год
35 банков обанкротятся в 2021 году
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Прогноз курса евро на 2021 год
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.