Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Менеджеру » Обеспечение управленческой деятельности

Обеспечение управленческой деятельности



Обеспечение управленческой деятельности

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Правовое регулирование управленческой деятельности
  • Материально-техническое обеспечение управления
  • Информационные системы управления

    Правовое регулирование управленческой деятельности

    Следует подчеркнуть, что данному вопросу в отраслях науки, посвященных управлению и праву, уделяется существенное внимание. В работах по государственному, административному, муниципальному и трудовому праву, по функционированию органов государственной власти и органов местного самоуправления, по ведению менеджмента и многим другим направлениям почти везде можно найти разделы, рассматривающие правовое регулирование управленческой деятельности.

    Вместе с тем не только в контексте этой статьи (в соответствии с логикой изложения замысла), но и по соображениям научной достаточности и обоснованности того, что уже написано, необходимо обстоятельное раскрытие специфики правового регулирования управленческой деятельности. Дело в том, что этот вид деятельности (как можно сделать вывод из всего вышесказанного) столь своеобразен, отличается такими свойствами, состоит из таких элементов, приводит к таким результатам, что он не может юридически оформляться так, как другие. Управление всегда связано с властью, а использование власти в любых взаимоотношениях между людьми должно осуществляться в определенных процедурах, обеспечивающих права и свободы человека, безопасность, спокойствие и развитие общества.

    Основные направления и содержание правового регулирования управленческой деятельности проистекают из сущности последней. Как отмечалось в начале статьи, управленческая деятельность не есть само управление; она связана с управлением, обеспечивает формирование и реализацию содержащихся в нем управляющих воздействий, олицетворяет интеллектуальные и физические затраты людей на управление, включает в себя технические средства и многое другое, но отличается от него. Если в управлении на первом месте стоят цели и функции, организация и правовые статусы (компетенция, либо права), рациональность и эффективность управляющих воздействий, то сущность управленческой деятельности составляют формы, методы, стадии, процедуры, операции, нормы (правила), технологии, в рамках и посредством которых осуществляются управленческие решения и действия, несущие в себе “заряд” управления. В управленческую деятельность входят процессуальные (упорядочивающие) элементы, которые, собственно говоря, и выступают предметом рассматриваемого здесь правового регулирования.

    Управленческой деятельности любого субъекта управления в каждом управленческом цикле присущи на “входе", в процессе и на “выходе” определенные правовые явления. Во-первых, осуществляется на основе и в целях исполнения и применения правовых норм (правил); во-вторых, ей приходится пользоваться множеством правовых требований и установлений, с тем, чтобы все действия сохраняли правовой характер; в-третьих, в результате нее возникают управленческие акты, несущие в себе правовой смысл. И все это имеет место как в государственном управлении и местном самоуправлении, так и в менеджменте и общественном управлении. Неоднократно в статье подчеркивалось, что управление принадлежит к категории должного (обязательно осуществляемого), а также имеет как бы непрерывный характер действия, т.е. осуществляется постоянно.




    Следовательно, правовое регулирование управленческой деятельности должно быть таковым, чтобы оно обеспечивало рациональное и законное использование властных ресурсов, заставляло персонал управления действовать в установленном порядке и направлении, поддерживало напряженный и непрерывный режим функционирования субъектов управления.

    Проблема заключается в сочетании юридической значимости различных элементов управленческой деятельности, в которой имеется много тождественного с сугубо юридической деятельностью, с необходимым и достаточным с последним управленческим смыслом. Иными словами, каждому управленческому акту (решению и действию) следует придавать юридический характер, видеть его связь с правом, облекать его в правовую форму и в то же время при совершении чисто юридических действий не забывать о том, что они происходят в сфере управления.

    Исторический опыт и последствия различных видов управления показывают, что данная проблема решается не лучшим образом. С давних времен становления самодержавия и крепостничества в России сложилась традиция, в соответствии с которой утвердился усмотрительный порядок управленческой деятельности. Каждый руководитель (публичный или частный) устанавливает свою технологию подготовки, принятия и исполнения управленческих решений и действий, на основе которой по той же методе управленцы поступают так, как они лично понимают, знают и считают нужным (как Бог на душу положил). От того что при значительном числе управленцев (по удельному весу) и их порой напряженных усилиях результаты управления предельно низки, особенно если соотносить их с наличными ресурсами. Трудно в таких условиях что-либо говорить о правах и свободах человека, ибо они каждый раз зависят от позиции управленца. Но там, где все субъективизировано, определяется взглядами управленца, его точками зрения, желаниями, настроениями и пр., трудно надеяться на какую-либо устойчивость, последовательность, надежность, гарантированность и т.д. Может, повезет, а может быть, и нет.

    Правовое регулирование призвано вносить в управленческую деятельность упорядоченность, логику, дисциплину, законность и тем самым обеспечивать рациональность и эффективность управления. Оно имеет свои предпосылки, свое содержание, свои условия осуществления и их последствия.

    Прежде всего, правовое регулирование управленческой деятельности (иными словами, управленческого процесса) предполагает развитой уровень правового регулирования собственно управления — правовых статусов субъектов управления, целей управления, функциональных и организационных зависимостей в управлении, правового и социально-экономического положения персонала управления, системы законодательства, устанавливающей определенный порядок общественных отношений, государственной политики и многих других явлений, наглядно представляющих перед людьми (обществом) модель того, что и как должно делать управление.

    Это предпосылка для управленческой деятельности, и если она четко не сформулирована, то вряд ли что можно требовать от самой управленческой деятельности. Ведь выбор элементов управленческой деятельности всегда зависит то того, какие цели преследуют субъекты управления, более конкретно — их руководители. В реальной целенаправленности — весь смысл управления. Остальное все подчиняется этому.

    Логично, что правовое регулирование управленческой деятельности может вестись только на основе и в соответствии с правовым регулированием управления. Вместе с тем оно имеет свое содержание, его структуру, формы закрепления и выражения, свое значение для управления. Реализация целей всегда связана со средствами (не путать с ресурсами), через применение которых они достигаются. Средства могут быть адекватными целям, обеспечивать их, а могут с ними не совпадать, им противоречить и тем самым их деформировать. В этом отношении элементы управленческой деятельности служат средствами для целей и функций управления. Но, будучи средствами, они обладают определенной самостоятельностью, вне учета роли которой нельзя что-то понимать в управлении и тем более его совершенствовать.

    Сущность элементов управленческой деятельности заключается в том, что они непосредственно олицетворяют (опредмечивают) интеллектуальные, эмоциональные и физические усилия людей, занятых в управлении и сопричастных к формированию и реализации управленческих решений и действий. Управленец каждый день (а в течение его, может быть, и каждый час) сталкивается с каким-то документом, содержащим информацию, с каким-то человеком, имеющим определенные потребности и интересы, с какой-то ситуацией, событием, фактом, явлением и т.д. И здесь все зависит от его реакции: можно “схватить” информацию, проанализировать и оценить ее, ввести в управление, а можно пройти мимо, не заметить, своекорыстно ее интерпретировать, использовать в личных интересах, забыть о ней и сделать многое другое в ту или иную сторону (позитивную и негативную).

    Вот во избежание произвола в управленческом общении, поведении и деятельности и желательно соответствующее правовое регулирование процессуальных элементов управления, указывающих на то, каким образом необходимо относиться к тому или иному вопросу, имеющему управленческий смысл. Если существует гражданско-правовое, уголовно-правовое производство, то, наверное, должно быть и управленческое производство, в котором порядок совершения тех или иных управленческих дел был бы четко юридически прописан. В таком случае каждый управленец, находящийся в сфере управления, и каждый человек, обращающийся по своим вопросам к субъектам управления, твердо знали бы, в каких процедурах должны вестись управленческие дела с тем, чтобы они соответствовали нормам закона, требованиям справедливости и интересам, личности и общества.

    Практика последних лет после перехода к построению правового государства идет по тому пути, что состав и порядок использования основных элементов управленческой деятельности (правовых и организационных форм или их сочетания, методов, юридических процедур и т.д.) определяются в нормативных правовых актах о статусе тех или иных субъектов либо подсистем управления. Некоторые принципиально важные управленческие процедуры даже указаны в Конституции Российской Федерации. К примеру, о порядке утверждения Председателя Правительства Российской Федерации, о порядке прохождения законодательных актов через палаты Федерального Собрания Российской Федерации, о порядке представления и утверждения некоторых должностных лиц, а также о порядке решения других вопросов. Целый ряд процедур закреплен в федеральных конституционных законах о Конституционном суде РФ, о Правительстве РФ, об Уполномоченном по правам человека и в других, связанных с правовым статусом государственных органов. Подобная схема используется на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

    В целом, однако, такая регуляция весьма ограниченна, сводится лишь к нескольким управленческим процедурам и не создает должного правового порядка функционирования органов государственной власти и органов местного самоуправления. Она открывает обширнейшее поле усмотрения, чем и пользуются руководители и исполнительно-распорядительный аппарат этих структур.

    Подразумевается и предполагается, что на базе общих, принципиальных правовых установок в каждом названном органе будут разработаны и приняты регламенты их деятельности, а также необходимые и достаточные положения о порядке функционирования их подразделений, а внутри последних соответствующие должностные инструкции. С формальной стороны во многих органах существуют регламенты управленческой деятельности, но с практической — они либо не действуют, либо не обладают должной полнотой и силой регламентации. Иначе не понять и не объяснить, почему в системе государственного и муниципального управления столь распространены явления бюрократизма, волокиты, коррупции, злоупотребления властью, нарушений прав и свобод человека. Здесь нет или не соблюдаются элементарные правовые процедуры, обеспечивающие законность и рациональность управленческой деятельности.

    Казалось бы, переход от командно-административной системы управления экономикой к рыночной, где доминируют частная форма собственности в разных ее видах, должен был привести к качественному правовому (нормативному) регулированию менеджерской деятельности. Ведь кто-кто, а собственник, по определению, заинтересован в том, чтобы принадлежащие ему объекты собственности управлялись в правовом режиме и с пользой для него. Зачем ему конфликты с правоохранительными органами, подрыв своего авторитета и происходящие от этого убытки?

    Но в области менеджмента не наблюдается понимания актуальности упорядочивания деятельности соответствующих субъектов управления. В результате часто и сами собственники не могут разобраться в том, что и как делают занятые ими менеджеры. Практически везде проявляется недооценка правового порядка как источника успешного функционирования любых производственных, социальных и экономических систем.

    Во всем сказывается тот стереотип, в соответствии с которым рынок отождествляется с базаром, на котором идет наличный денежный или бартерный обмен. На самом деле в рыночной экономике все отношения приобретают юридическую форму (юридические лица, договоры, право собственности и т.д.) и тем самым подпадают под защиту закона. Значит, и в таких видах управления, как менеджмент и общественное управление, управленческая деятельность всех субъектов управления должна быть четко и исчерпывающе регламентирована.

    Значимое влияние на упорядочивание управленческой деятельности оказывают законодательное и иное нормативно-правовое регулирование условий, процедур, стандартов, параметров и показателей ведения ряда дел (процессов), имеющих важный социально-экономический смысл. Это финансовое производство, бюджетный процесс, налоговое производство, бухгалтерский учет, таможенное производство, страховое дело (в том числе и медицинское страхование), вопросы трудового найма, другие виды дел, которые касаются очень многих субъектов управления, юридических и физических лиц. Устанавливаемый здесь законами (либо кодексами) порядок должен органически войти в управленческую деятельность, задав ей адекватные законодательству содержание и формы. Разумеется, пока существуют лишь модельные пожелания, которые предстоит внедрить в практику. В этом отношении большие перспективы имеет переход на единую (общемировую) систему национальных счетов. Как обоснованно отмечается, “...Россия должна стать пионером в деле перевода своей финансовой системы на новую систему финансовых счетов, всесторонне учитывающую все факторы, участвующие в формировании ее национального богатства”.

    Обществу нужна правда как об управляемых процессах, так и о том, в каких целях и каким образом, со стороны кого они управляются. Двигаться к этому можно лишь путем использования таких критериев и показателей, которые адекватно и достоверно отражают, измеряют и оценивают действительное состояние действительных явлений. Увы, данное условие управления менее всего соблюдается в российской жизни. Если говорить искренне, то в стране практически никто не знает, что же в ней реально происходит. К утверждениям, богаты мы или бедны, углубляемся в кризисе или выходим из него, добились в чем-то успеха или потерпели поражение и пр., лучше всего относиться с равным недоверием. Одни опираются на одни данные, другие  на другие; каждый выбирает то, что ему выгодно.

    Проблема правовой регламентации управленческой деятельности в области фиксации (отражения) явлений экономики, социальной и духовной (особенно научной и технической) жизни остается все еще нерешенной. В результате постоянно воспроизводится одна и та же ситуация: в процессе управленческой деятельности перерабатывается и выдается “нагора” огромная отчетно-статистическая информация, но она мало что отражает и содержит в себе. Она не несет необходимого достоверного знания, и по ней трудно принимать управленческие решения, особенно стратегического уровня.

    Управленческая деятельность по своему высокому смыслу есть деятельность людей среди людей и для людей. Данная посылка уже набила оскомину, ибо в российском обществе чем больше говорят о правах и свободах человека, тем меньше этим реально озабочены субъекты управления. Сегодня даже физический доступ в помещения органов политической, экономической и информационной власти стал намного труднее, чем во времена авторитарной бюрократии. Оправдывают закрытость безопасностью, но тогда, спрашивается, что это за власть, которая породила и поддерживает такой уровень преступности, что сама находится как бы в осадном положении, и отчего она так боится собственного народа. После всех “преобразований” получилось так, что обращения граждан (в виде заявлений, жалоб и предложений) потеряли должную юридическую гарантированность.

    Поскольку возникли частная собственность и наемный труд на собственника, власть разделилась на законодательную, исполнительную и судебную, большую самостоятельность получили органы государственной власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления, то в результате “поле” переброса обращений граждан и их игнорирования в конечном счете стало практически безграничным. В управленческую деятельность, причем почти во всех субъектах управления, не введены четкие процедуры работы с обращениями граждан. Не оформляются хотя бы протокольно приемы граждан, их устные обращения, мало кто вникает в содержание ответов на письменные обращения, не обобщаются и не являются предметом анализа общие объемы и проблемность обращений, весь данный аспект управленческой деятельности вообще не интересует средства массовой информации.

    Права и свободы человека и гражданина, сформулированные в гл. 2 Конституции РФ, в процессуальном отношении оказались слабо обеспеченными. Сразу как-то почти все забыли, что, записав в Конституции РФ правовой статус человека и гражданина, государство тем самым взяло на себя обязанности по практической реализации соответствующих прав и свобод на всей территории страны и в деятельности каждого субъекта управления. И защита конституционных прав и свобод должна вестись не только при обращении в судебные органы, а в повседневной деятельности любого управленца, представляющего любой управленческий орган. Здесь долг государства является универсальным, постоянным и никому не передаваемым. В том числе и тогда, когда гражданин находится в отношениях трудового найма у другого гражданина владельца обширной собственности.

    На основе Конституции РФ, федерального и субъектного законодательства в каждом субъекте управления, которому приходится постоянно взаимодействовать с гражданами, необходимо регламентировать все процедуры работы с устными и письменными обращениями граждан и таким образом, чтобы они были известны обеим сторонам.

    В завершение подчеркну: формой правового регулирования управленческой деятельности является регламент, потому что здесь постоянно сочетаются и переплетаются юридический и целеполагающие (телеологический) моменты. Там, где речь идет об исполнении или применении норм законодательства (иных материальных правовых норм), там в составе управленческой деятельности должны быть представлены все элементы юридического процесса, гарантирующие ее законность. Не может быть рациональной и эффективной любая управленческая деятельность, если в ней не соблюдаются правовые принципы, требования и конкретные нормы материального и процессуального права. Отдельный субъект управления может, конечно, обойти закон и заполучить свою выгоду, но массовое нарушение создает в стране субъективное стихийное бедствие. Закон превращается в фикцию.

    Где стоит вопрос о поиске целей, об инновационных управленческих решениях, о реализации свободы, предоставленной компетенцией органа или правами юридического лица, там, очевидно, должны действовать определенные юридические процедуры, ведущие к тому, что намеченные варианты будут объективно обусловленными, субъективно обоснованными и социально эффективными. Иначе при несоблюдении процедур можно получить ложные, обманчивые цели и мнимо инновационные управленческие решения.

    Правовое регулирование управленческой деятельности объективно необходимо и выгодно всем: руководителям субъектов управления, управленцам и гражданам. Ведь регламентироваться может только то, что уже прошло испытание опытом, выверено жизнью, действительно приносит искомые результаты. Это, как в грамматике или логике, когда правила позволяют понятно и четко выражать мысли, продвигаться по пути познания истины. Процессуальные правила управленческой деятельности ведут к тому, что точнее обрабатывается управленческая информация, она направляется по должным каналам, быстрее и менее затратное формируются управленческие решения, целесообразнее вершатся управленческие действия, смелее и ответственнее исполняют свои функции управленцы и т.д. Наличие четких юридических и технологических процедур облегчает контроль (как внешний, так и внутренний) за всем, что происходит в сфере управления, а значит, создает предпосылки для совершенствования управленческой деятельности.

    Думается, что каждый читатель согласится с тем выводом, что в российских системах управления и в разных конкретных субъектах управления возможности и ресурсы правового регулирования управленческой деятельности используются в самом незначительном объеме. Все еще не созрело понимание того, что управление творят не “гении-одиночки” (великие обещалки светлого будущего, неважно — планового или рыночного), а скоординированная, упорядоченная, продуманная система деятельности миллионов управленцев. А подобное просто неосуществимо, если общество не добьется правового порядка в самой сфере управления.

    Материально-техническое обеспечение управления

    Управленческая деятельность состоит как из человеческих интеллектуальных, эмоциональных и физических усилий, так и из затрат на ее осуществление материальных и технических средств. Традиционно анализ последнего аспекта ограничивается описанием все более новых технических изделий, которые используются при подготовке и реализации управленческих решений и действий. Причем заранее почему-то считается, что чем обильнее арсенал таких изделий, чем разнообразнее их окружение вокруг управленца, тем и управление вроде бы становится рациональнее и эффективнее.

    За XX в. в техническом обеспечении управленческой деятельности произошла подлинная революция. Если он начинался со счетов и арифмометров, телеграфа с “морзянкой” и телефона, показанного в кинофильме “Волга-Волга”, почтовых вагонов и самолетов, то завершился компьютерами, информационными сетями, Internet, электронной почтой, космическими системами разведки, наблюдения, оповещения и связи, действием Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ), множеством других нововведений. Некоторые исследователи отмечают, что управленческое оборудование насчитывает 7580 видов машин, среди которых много вычислительных.

    Сегодняшний управленец (менеджер) высокого уровня, особенно руководитель крупного субъекта управления, оснащен таким количеством и многообразием материально-технических средств управления, что порой трудно представить, как он во всем этом разбирается и со всем этим справляется. В его распоряжении персональные самолеты и лимузины со спутниковой связью; роскошные кабинеты с компьютерами и телефонами нескольких систем коммуникации, с телевизорами и телетайпами, факсами и диктофонами; благоустроенные загородные дома и дачи с практически таким же набором технических изделий. Он всегда находится на связи с большим числом “нужных” людей, в его персональный компьютер непрерывно вводится информация, относящаяся к предметам его интересов, его мысли чуть ли не с ходу фиксируются, тиражируются и рассылаются по всем подведомственным структурам.

    Надо сказать, что подобное материально-техническое “великолепие”, которое часто демонстрируется на телеэкранах, а иногда (правда, очень редко) и в жизни видит тот или иной посетитель, весьма впечатляет. За 10 лет демократических преобразований в России в этом аспекте преуспели почти что все: федеральные и субъектные власти, руководители местного самоуправления, государственные, акционерные и частные корпорации, банки и страховые структуры; другие субъекты власти, у кого был доступ к крупным финансовым ресурсам.

    Не буду говорить о других странах, где совершенно иная ситуация и совсем другой подход ко всему, что охватывается сферой управления. Ограничусь своей “родной стороной”. Огромные капиталовложения, сделанные в материально-техническое обеспечение управления в России, не принесли пока никаких управленческих результатов. Здесь возникло полнейшее несовпадение: чем богаче и оснащеннее становилось “начальство”, тем в худшее положение по всем направлениям попадала страна. Ни в целом, ни по отдельным территориям или отраслям жизнедеятельное™ руководители самых “богатых” (в материально техническом отношении) управляющих структур так и не нашли пока комплекса управляющих воздействий, реально решающих проблемы и что-то развивающих в системе общественных отношений. Управление продолжает функционировать в режиме пожарной команды, у которой все кругом “горит” и не хватает ресурсов на тушение “очагов огня”.

    Необходимо поэтому к данному вопросу подойти несколько по-другому, выявить не только его собственное содержание, которым обычно и исчерпывается внимание, а взаимосвязи, которые его, с одной стороны, обусловливают, а с другой — им самим воспроизводятся. Если этого нового методологического подхода не применить, то мы и дальше будем находиться в странном положении, при котором управление “пожирает” обширные силы и средства общества, а оно слабо ощущает влияние управления на собственное состояние.

    Следует, прежде всего, различать интересы власть предержащих и интересы управления. Власть предержащие в России, продолжая византийскую традицию, всегда старались окружить себя роскошью, помпезностью, всевозможными сооружениями для неги, отдыха, наслаждений, демонстрации своей избранности. Дворцы, загородные виллы, охотничьи домики, дачи в курортных зонах, короче, все то, что когда-то было атрибутом жизни королевских семей и в целом феодальной аристократии, остаются и сегодня после всех революций, войн и реформаций составной частью реального бытия российских властей. На балансе хозяйственных структур, обслуживающих руководителей органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, с учетом их интересов и запросов, сосредоточены огромные ресурсы, являющиеся по своей природе национальным богатством.

    Только Управление делами Президента РФ владеет имуществом (как высказался как-то сам его бывший руководитель) стоимостью в стране 600 млрд., долл., за границей — 50 млрд., долл. Если бы это имущество давало хотя бы 1% дохода в год, то его общая сумма составила бы 25% федерального бюджета на 1999 г. А супер модерные сооружения для управляющих структур “Газпрома”, РАО “ЕЭС России”, Сбербанка РФ, массы нефтяных компаний, финансовых и банковских корпораций и более мелких коммерческих образований? Перечень невероятных для бедного Отечества расходов на благополучие властей предержащих (политических и экономических) является удручающим и чрезвычайно многообразным.

    Однако, что особо хотелось бы подчеркнуть, все эти материально-технические и иные расходы не имеют никакого отношения к управлению и не связаны с обслуживанием его потребностей. Для управления необходимо равно столько и таких материально-технических средств, которые обеспечивают выработку и практическую реализацию актуальных и достаточных для развития общества управленческих решений и действий. Все остальное находится за пределами сферы управления и используется для совершенно иных целей.

    И поэтому, если общество действительно хочет анализировать и оценивать управление, правильно соотносить его с другими сферами человеческой жизнедеятельности, то оно должно всегда соблюдать определенные методологические принципы. Когда началась индустриализация и использование все новых и новых технико-технологических средств, человечество (по крайней мере, его лучшие умы) сразу повело поиск тех внешних (конечных) результатов, которые дает так называемая “вторая”, искусственно (умом и руками людей) создаваемая природа. Не машина ради машины, не технология ради технологии, а все ради удовлетворения жизненных запросов, развития общества и человека, улучшения благосостояния людей. И когда инновации науки, техники, технологии и опыта вошли в управление, они и тут стали рассматриваться не сами по себе, а с точки зрения повышения рациональности и эффективности управления.

    Скажем, один из основателей и исследователей общей теории эффективной (“исправной”) деятельности Т. Котабринский четко указывал, что “праксеологи ставят своей целью исследование наиболее широких обобщений технического характера. Речь здесь идет о технике рациональной деятельности как таковой, об указаниях и предостережениях, важных для всякого действия, эффективность которого необходимо повысить”. В нормальной (а не извращенной) деятельности обычно все делается для того, чтобы она была более совершенной, производительной, полезной. Ну, что толку, если кабинеты с инкрустированными полами, модной мебелью, дорогими картинами и прочей атрибутикой власти заполнены всевозможной техникой, но у работающих там нет интеллекта, способного осмысливать информацию и принимать оптимальные управленческие решения? Понятно, что никакого, независимо от того, кто в этом кабинете сидит и каким “великим” он сам себя представляет.

    “Действовать, притом действовать обдуманно — это значит изменять деятельность более или менее сознательным образом; это значит стремиться к определенной цели в данных условиях при помощи соответствующих средств, с тем, чтобы от существующих условий прийти к условиям, отвечающим поставленной цели; это значит включать в действительность факторы, в результате которых происходит переход от системы подлежащих определению начальных условий к системе определенных конечных условий.

    Действие, которое мы намерены осуществить, требует, следовательно, троякого определения:

    1) определения цели;

    2) определения условий, относящихся к действительности;

    3) определения средств, приспособленных как к намеченной цели, так и к существующей действительности.

    Нет сознательного действия, которое не содержало бы стремления познать нечто действительное и найти средства. Цель, условия и средства — вот три элемента практической деятельности, как, впрочем, и научной деятельности”. Жаль, что у нас в материально-техническом обеспечении управления постоянно упускается из виду два основных момента: цели и условия, в которых эти цели ставятся и достигаются. А без них любые средства превращаются лишь в издержки общества неизвестно на что.

    Уже в 90е годы другой известный польский ученый также полагает и уточняет, что “праксеология занимается сознательной и преднамеренной деятельностью человека с точки зрения ее результативности (подчеркнуто мною. — Г.А.). Результативным мы называем такое действие, которое приводит к намеченной цели. Совершенство — это наш идеал”.

    Любой субъект управления не имеет самодовлеющей цели. Его предназначение — обеспечивать рациональное функционирование (деятельность) управляемых объектов. А раз так, то все, что делается в субъекте управления или с самим субъектом управления, должно выходить на управляемые объекты и отражаться в качестве их организации и деятельности. Объем и характер служебных помещений, их интерьер, оборудование, техническое оснащение — все, что окружает управленца, призвано нести в себе управленческий смысл и обеспечивать его практическое осуществление.

    Вторая половина XX в. принесла глубочайшую научно-техническую революцию практически во все сферы человеческой жизнедеятельности. Логично, что она коренным образом преобразила научно-техническое обеспечение управления. На эту тему написано много, но приходится напоминать как бы ее истоки, поскольку в нашей стране (причем и при партократах, и при демократах) выводов из всего происходящего не было сделано. Говорили и писали о научно-технической революции, а конкретно о том, что сие влечет для управления, каких требует в нем преобразований, так и не продумали. Создали АСУ производством, отраслью, территорией и т.д., но добиться с их помощью рациональности и эффективности управления не сумели. Более того, вследствие бездумной приватизации во многих местах компьютеризированные системы управления просто перестали функционировать.

    Мне не хочется никого ни критиковать, ни обвинять. Дело в другом. В осознании оснований и причин, по которым научно техническое преобразование управления прошло как бы мимо нас. Разумеется, в нашей стране были и есть многочисленные автоматизированные системы управления, обеспечивающие, к примеру, космические полеты, задачи ПРО, самолетовождение, работу электростанций, движение поездов и функционирование многих других производств и объектов. Но нет главного: мы не сумели выйти на уровень производительности труда, сравнимый с европейским. А отсюда все бедствия, страдания, отсталость и перманентный кризис.

    Общим основанием инертности и беспечности управления остается отсутствие комплексного мышления, в результате чего из системного многообразия общественных явлений, отношений и процессов выхватывается что-то одно, какой-то параметр, вектор, ресурс, источник, средство и т.д. и по нему одному пытаются решать системную проблему. Мне приходилось более 25 лет назад при рассмотрении вопроса “Научно-техническая революция и советское государственное управление” писать об этом. Но самое поразительное состоит не в том, что я писал (очень многие писали!), а в том, что, видимо, не было тех, которые читали. Становится страшно, когда перед глазами историческая ситуация нерешаемости тех вопросов управления, которые вполне решаемы и не требуют для этого каких-то сверхъестественных ресурсов, в том числе и каких-то особых знаний.

    Приведу высказанные тогда мысли в кратком изложении:

    1.            Большие возможности ЭВМ, выгода от их применения в управлении техникой и технологическими процессами привели к определенной переоценке их роли в совершенствовании социального, и прежде всего государственного, управления. Ведь “в конечном счете, производительность труда и качество продукции зависят не только от управления (хотя и оно важно), а и от совершенства технологических процессов, производительности оборудования, уровня подготовки рабочих и инженерно-технических кадров... Следовательно, внедрение автоматизированных систем управления, т.е. новых методов и технических средств решения управленческих задач, представляет собой более широкую проблему, чем просто установка ЭВМ в определенных органах управления”. (Замечу, что это противоречие особо проявилось в последние годы, когда экономика страны катилась вниз, а субъекты управления буквально не знали, какие еще можно сделать супер офисы и чем их оснастить, вплоть до саун и комнат отдыха.)

    2.            Сосредоточение внимания лишь на материально-техническом переоснащении субъектов управления приводит к тому, что не учитывается тесная взаимосвязь субъекта и объектов управления и определенная зависимость первого от характера и уровня развития последнего. Мало пользы приносит установка ЭВМ и ВЦ в тех подсистемах управления, в которых на уровне управляемых объектов низкая организация труда, эксплуатирующееся устарелое оборудование, допотопные технологические процессы, слабо подготовленные люди и т.п. Опыт показывает, что “внедрение АСУ эффективно лишь в условиях соответствия степени подготовки и уровня развития субъекта и объекта управления (в организационном, техническом, психологическом, кадровом и т.п. аспектах)”.

    3.            Новые методы и технические средства управления обусловливают формирование специфических социально психологических отношений в коллективах субъектов и объектов управления и между ними. Здесь многое подлежит пересмотру, особенно взаимоотношения руководителей и подчиненных. Ведь информационные, сугубо формальные связи не могут заменять чисто человеческие (уважение, доверие, авторитет и т.д.).

    4.            Опыт показал, что “подгонка” ЭВМ и АСУ под существующие структуры управления не позволяет радикально рационализировать процессы управления. Необходимо соединение новых научных методов и технических средств со всесторонне продуманной модернизацией всех сторон, проявлений и элементов соответствующих подсистем управления. Причем и сами подсистемы управления должны “состыковываться” между собой, создавая целостную и эффективно функционирующую систему общественной жизнедеятельности.

    5.            В управлении все связано с информацией, поэтому используемые в нем научные методы и технические средства тогда приобретают актуальный смысл, когда они реально улучшают информационные взаимодействия субъектов и объектов управления. “Проблема овладения современной информацией, по-видимому, не состоит только во внедрении в работу с ней ЭВМ. В принципе представляется возможным выработать методы превращения больших потоков информации в количественно меньшие, но качественно более полноценные и на этой основе значительно улучшить всю работу с социальной информацией”.

    6.            Научно-техническая революция, внедрение научных методов, ЭВМ и ЦСУ в управление предъявляют новые, повышенные требования к общетеоретической, специальной и психологической подготовке управленческих кадров. “Причем речь идет не об узких специалистах, умеющих обслуживать ЭВМ, а именно о руководящих кадрах, о тех должностных лицах, которые по своему служебному положению обязаны принимать или участвовать в принятии управленческих решений”. Речь идет о создании совсем другой (нетрадиционной) системы выявления, подготовки и стимулирования управленческих кадров.

    Итог игнорирования социальной (общественной) сущности управления, его абсолютной привязанности к человеку известен: система, опирающаяся на огромную технологическую базу современнейших сооружений, космических аппаратов, средств связи и управления и т.д., рухнула почти без выстрела. Не было понято, что в обществе и для общества (а значит, и для человека) важно не техническое средство само по себе, а его реальное действие по удовлетворению общественных и частных потребностей и интересов, по развитию общества и благосостояния человека. Но урок, как говорят, не пошел впрок. Вновь эйфория вокруг Internet и проповеди того, что, если компьютеры с соответствующими сетями появятся на рабочих и домашних столах, то сразу на полях вырастут высокие урожаи, на заводах будут выпускаться чуть ли не автоматически великолепные технические изделия, к человеку сами придут все услуги, все обучение сведется к овладению компьютером, мы все погрузимся в виртуальную реальность и заживем богато и свободно без всяких физических и интеллектуальных усилий. На новом уровне очередной обман.

    В жизни, однако, все обстоит иначе. Существует реальная проблема рационального соединения человека и новейших технических средств и технологических возможностей в системе “человек — машина — технология”. Не замена и подмена одного другим, а именно распределение и сочетание функций и ресурсов одного, другого и третьего, чем и занимается такая наука, как эргономика. Здесь важен принцип, определяющий все в человеческой жизнедеятельности. Какие бы человек ни создавал сложнейшие и умнейшие машины (нейрокомпьютер), он во имя сохранения и воспроизводства самого себя должен оставаться их хозяином и подчинять их своим потребностям и интересам. В противном случае при реализации некоторых фантастических сюжетов, когда машины выходят из под контроля человека, это уже не будет человеческое общество. Наступит господство машин, которое в силу своих материальных (“железных”) преимуществ быстро уничтожит слабую, живую плоть человека. В обозримом будущем подобное исключается и, следовательно, необходимо размышлять о том, как уникальнейший потенциал человека интегрировать с им же сотворенным потенциалом “второй” природы и гармонизировать их совместные взаимоотношения с “естественной” природой. В этом, как мне кажется, и состоит сверхзадача.

    Если оставить за скобками проблемы производства, обслуживания и коммуникации и ограничиться лишь областью субъектов управления, в которых и осуществляется управленческая деятельность, то главным видится формирование и совершенствование эргатических систем. Как полагают кибернетики, это система управления, составным элементом которой является человек-оператор. Системы с одним человеком-оператором называют моно-эргатическими, с несколькими — полиэргатическими. Сложные эргатические системы являются иерархическими системами управления, в которых возможно участие человека в управлении на любом уровне иерархии. Для описания и исследования процессов в эргатических системах используются различные уровни абстракции — от эвристического и информационного до абстрактно-алгебраического. Одной из важных задач при этом является оптимальное распределение функций между человеком-оператором и техническими устройствами. Примерами эргатических систем являются системы управления различными движущимися объектами с участием человека (автомобилями, самолетами, пилотируемыми космическими летательными аппаратами и др.), системы диспетчерского управления заводов, аэропортов и т.д.

    По аналогии можно легко представить, что и подсистема “субъект — объект управления’’, и подсистема самого субъекта (особенно сложноорганизованного) в соединении с используемыми ими техническими средствами являются эргатическими системами. И соответственно в них существуют (с определенными, разумеется, поправками) те же проблемы, что и в любых эргатических системах.

    Поправки в основном сводятся к тому, что в управлении человек-оператор взаимодействует через технические устройства (посредством их использования) с такими же человеками-операторами, тоже владеющими техническими устройствами (в объекте управления — производственными), и это взаимодействие имеет интеллектуально-информационный характер. Надо всегда представлять, что в управлении происходит обмен знаниями, опытом, волей, в которых выражаются потребности, интересы, идеалы, ценности и цели жизнедеятельности людей — управляющих и управляемых.

    Значит, все материально-технические средства управления должны быть такими (в таком составе и структуре, функциях и объеме), чтобы они не отдаляли, не отчуждали людей друг от друга, не противопоставляли их один другому, а объединяли в единую гармоническую систему, рационально разрешающую их общие проблемы. Функционально материально-технические средства управления призваны обеспечивать интеллектуальное взаимодействие всех участников управленческих процессов, ибо только посредством него можно готовить, принимать и исполнять оптимизированные управленческие решения.

    В принципе любой руководитель (да и иной управленец) в зависимости от его функций и правомочий выступает оператором организации и функционирования определенной совокупности людей. Все материально-технические средства управления, находящиеся в его пользовании, с этой точки зрения являются лишь подсобными, вспомогательными орудиями, механизмами, технологиями, опираясь на которые реально организуется и регулируется продуктивная (в объектах управления) и управленческая (в субъектах управления) деятельность людей.

    Отсюда весьма простой и прагматичный подход ко всему, что создает для себя и вокруг себя субъект управления: к его офисам, кабинетам (апартаментам), к используемому оборудованию и средствам коммуникаций, к количеству помощников и обслуги, ко всем иным издержкам, которые идут на его содержание. Все подлежит измерению и оценке по критериям рациональности и эффективности.

    Конечно, управленец-руководитель находится в несколько иной ситуации, чем оператор: у него больше “внештатных импульсов”, на которые он должен реагировать, больше именно интеллектуального, а не “технического” общения. Все это не может не учитываться при материально-техническом оснащении соответствующих служебных мест. Но и здесь опять же нужна мера, которая только и свидетельствует об уровне культуры. Российское общество не столь богато, чтобы и в XXI в. поддерживать барство власть предержащих. Ресурсы должны уходить на развитие управляемых объектов, а не на потребление в субъектах управления. Юридически здесь трудно что-либо урегулировать (ограничивать), поскольку акты о самоограничении могут принимать только те, кто обладает властью. А они, естественно, в этом не заинтересованы. Уповать остается лишь на совесть и давление общественного мнения.

    Любая управленческая должность в любом виде управления должна в материально-техническом отношении обустраиваться, скорее всего, по следующим параметрам:

    - на каждом высоком иерархическом уровне создавать интегральный интеллект из всей совокупности знаний и опыта тех лиц, с кем по должности приходится сотрудничать; чем выше должность, тем более богатым, высоким и многообразным представляется интеллект управляющего;

    - всегда изыскивать условия для свободного, творческого общения, обмена мнениями, поиска вариантов, осуществления иных актуальных управленческих контактов; в ином случае, когда размеры и интерьер кабинета, как в известной имперской канцелярии А. Гитлера, подавляют, в нем вряд ли может состояться что-то человеческое; будет просто односторонний диктат власти;

    - всей обстановкой и внешним видом формировать ощущение (ауру) скромности, деловитости, функциональной направленности, подчиненности интересам управления; у каждого посетившего кабинет руководителя должно оставаться впечатление того свойства, что здесь не наслаждаются, не само любуются, а прилагают усилия для совершенствования управления и соответственно жизнедеятельности управляемых объектов;

    - служебное место как операционный пульт управления должно соответствовать интеллектуальным и физическим возможностям его “хозяина”, достаточным для исполнения управленческих функций и правомочий, способствовать рациональному управлению;

    - материально-техническое обеспечение сложных, иерархических управляющих структур (субъектов управления) должно равномерно (по сложности и объему управленческой деятельности) распространяться на всех управленцев, не создавая “дикого перепада” между руководителем и подчиненными.

    Информационные системы управления

    И правовое регулирование, и материально-техническое обеспечение управленческой деятельности сводится, в конечном счете, к тому, чтобы упорядочить и улучшить движение информации в реально действующих системах и подсистемах разных видов управления. Выше (гл. V) уже приходилось говорить об информационной нагрузке управленческих решений. Сейчас же хочется сказать больше: именно об информационных системах управления.

    Сложилось представление, упорно называемое “информационные технологии”, при котором вся проблема создания информационных систем управления заключается в переводе бумажного способа обработки информации на компьютерный с подключением, естественно, сюда информационных сетей и, конечно, Internet. Последний вообще рассматривается как “панацея от всех зол”, чуть ли не замена действительной жизни и погружение всех в некий новый мир.

    Со всеми этими восторгами по поводу технических информационных средств можно было бы и согласиться, если бы не маленькое “но”. С тех пор как началось использование компьютеров, формирование АСУ и ВЦ и объединение их во все более масштабные системы (порой глобального характера), прошло, по крайней мере, более 40 лет. Но если в сфере производства и обслуживания эти средства в разных странах принесли многое — существенно подняли производительность труда и качество продукции, то в управлении (при его понимании как общественного явления серьезных сдвигов что-то не видно. Тем более в России, где за последнее десятилетие XX в. под влиянием “великих” преобразований валовой объем производства упал более чем в 2 раза. В то же самое время по сравнению с 80-ми годами в управление (как государственное, так и частное) было внедрено огромное количество средств связи и информатики. Значит, дело не только и не столько в технизации и технологизации информационной работы в управлении, а в чем-то еще.

    Должны быть ответы на вопросы: почему же компьютеризация информационных процессов в управлении слабо влияет на рациональность и эффективность управления? чем объясняются многочисленные факты беспомощности управленцев в принятии управленческих решений при их, казалось бы, сверх оснащенности разнообразными техническими средствами?

    Прежде всего, очевидно, должна быть внесена ясность в используемые понятия, поскольку иначе трудно логически выстраивать суждения. Когда речь заходит об информации в управлении, то к ней нельзя относить вообще всю социальную информацию. В такой информации руководящие звенья многих субъектов управления часто просто “тонут” и не могут разобраться в том, что от них требуют и что они должны предпринимать.

    Управлению нужна, как уже отмечалось ранее, управленческая информация, т.е. та часть социальной информации, которая связана именно с процессами управления, отражает состояние управляемых объектов, их управленческие потребности, интересы и цели, фиксирует управленческие ресурсы, средства и механизмы, раскрывает управляющий потенциал персонала управления, характеризует другие управленческие явления и отношения. В практике нередко в программное обеспечение информационных систем управления вносится много информации, которая не имеет никакого отношения к управлению, а лишь усложняет осмысление управленческих реалий. В какой-то мере повторяется вариант Internet, который уже сейчас перегружен бытовой и развлекательной информацией. (Кстати, как раз и привлекающей наибольшее внимание, что свидетельствует о сближении Internet с телерадиовещанием). В результате в информационных системах управления даже при их ограниченности и во многом еще учетно-библиографическом характере уже содержится много “шумов”, затрудняющих поиск информации, действительно нужной для принятия и реализации оптимальных управленческих решений.

    Хотелось бы также подчеркнуть смысл самого понятия “информация”, под которой подразумевается совокупность каких либо сведений, данных, фактов, характеристик о соответствующих предметах, явлениях, процессах, отношениях, событиях и т.д., собранных и систематизированных в пригодную для использования форму. Спору нет, информация имеет субъективный характер, связана с возможностями и работой человеческого сознания, но ее суть состоит в отражении и характеристике объективного. В данном случае объективного, связанного именно с управлением, т.е. с необходимостью познания управляемых объектов, закономерностей общественной жизнедеятельности, выработкой и реализацией актуальных управленческих решений.

    Конечно, в управлении приходится иметь дело с разными суждениями, мнениями, представлениями, комментариями и пр. (от этого никуда не уйдешь), но главное, что следует добиваться и на что тратить усилия, находится в реально сущностной, объективной природе информации. В управление должна вводиться и в нем функционировать управленческая информация, раскрывающая действительное состояние всех тех компонентов (людей, органов), элементов (функций, методов и т.д.) и взаимосвязей, которые действуют и воспроизводятся в системах и подсистемах управления. Чем меньше здесь всяких “досужих сентенций”, выражающих взгляды и позиции бесчисленного количества людей, тем лучше для управления, тем достовернее и адекватнее управленческая информация.

    Важное значение, далее, имеет смысл, вкладываемый в понятие “система”. Я не буду приводить суждения из общей теории систем либо из синергетики, в которых характеризуется состав элементов и их зависимостей, образующих явление “система”. Скажу только, что нельзя информационные системы управления рассматривать помимо человека, вне связи с его сознанием и интересами. Автоматизированные системы управления производством могут в известной мере самостоятельно функционировать по заданным программам, и то под постоянным присмотром человека. В информационных системах управления, при любой емкости их памяти и много вариантности поисков выбор и принятые решения возлагаются на человека. В них так называемая “программа” и “кнопка” находятся в голове человека и определяются его знаниями, идеалами, ценностями, целями и волей.

    Понимание информационной системы управления всего лишь в плане механизации и автоматизации информационной работы очень обедняет проблему и уводит ее в сторону от обеспечения рациональности и эффективности управления. Она приобретает самодовлеющий характер, т.е. облегчение деятельности управленцев, и в итоге мало влияет на качество управления, что, собственно говоря, мы и имеем на практике.

    Сказанное, разумеется, не принижает и не умаляет значение данного аспекта (или данной проблемы) информационных систем управления, но подчеркивает, что в информационных системах управления, как нигде важна социальная составная (человеческая компонента). И дело не в том, что информационные системы управления не могут функционировать без человека, что именно он является в них, скажем, решающим “регулятором” (задающим все и вся), а в том, что исходя из этого к самим информационным системам управления предъявляются совсем иные требования, чем к системам, которые правильнее называть автоматизированного регулирования технических механизмов и технологических процессов.

    Информационные системы управления характеризуют качественный переход средств механизации, автоматизации и информатизации человеческой деятельности из сферы производства (материальной деятельности) в целом в общественную сферу, где производственные, экономические, социальные, духовные, политические и иные процессы получают комплексное взаимодействие и целостное выражение. В связи с этим возникает и проблема, и потенциал замены стихийной саморегуляции (горизонтальные взаимосвязи в рыночной (обменной) экономике) на сознательное, преднамеренное, вертикально организованное, интеллектуально насыщенное управление общественными процессами.

    Понятно, что в такой постановке вопроса много идеального, желаемого, путь к которому и труден, и не скор, но только так можно понять, для чего, почему и какие необходимо создавать информационные системы управления. Научная мысль призвана хотя бы видеть тенденции, оценивать явления и прогнозировать их влияние, перспективы и вариантные последствия. Если на информационные системы управления тратятся большие ресурсы (всех видов), то от этого должна же быть обществу, людям какая-то ощутимая польза. Иначе все это — современное, модное, импозантное — не имеет смысла.

    Сегодня, в общем-то, известны общественные парадигмы, соблюдение которых позволяет обеспечивать нормальную человеческую жизнедеятельность.

    Среди них особо значимыми выступают:

    - правовое, демократическое государство, задающее обществу форму, которая упорядочивает и структурирует в нем разнообразные общественные отношения;

    - свободное гражданское общество, основанное на многообразии форм собственности, рыночной экономике и социальном партнерстве;

    - права и свободы человека и гражданина, выступающие как цель функционирования государства и общества и критерий оценки его результатов.

    Думается, что именно эти парадигмы должны стоять перед заказчиками, конструкторами, технологами, программистами и пользователями информационных систем управления (ИСУ).

    Ведь ИСУ призваны обеспечивать в информационном аспекте как активную жизнедеятельность соответствующей системы или подсистемы управления (взаимосвязанных субъекта и объектов управления), так и их субординационные и координационные отношения с другими системами и подсистемами управления, с обществом и государственными структурами. Следовательно, любая крупная информационная система управления (охватывающая значимые области экономической, социальной, духовной и политической жизни) не может не быть достаточно демократической, открытой и подконтрольной публичным институтам.

    Не все должны знать все и уж тем более вмешиваться в управленческие дела (есть государственная, служебная, коммерческая и частная тайна), но об общественно значимых параметрах деятельности любой системы и подсистемы управления (следовательно, производства и обслуживания) обществу и определенным государственным структурам необходимо знать. В то же время данные системы и подсистемы управления очевидно заинтересованы в том, чтобы тоже знать, как к ним относится “окружающая их среда”, что о них думают люди, что желательно сделать для повышения собственного престижа.

    Целесообразно на “входе” сосредоточивать информацию, которая свидетельствует о происходящем в обществе и о представляющем интерес для обслуживаемых субъектов и объектов управления, а на “выходе” выдавать информацию, как функционируют соответствующие системы и подсистемы управления и что они в состоянии предложить обществу. В каком-то смысле можно говорить, что на “входе” реализуются функции мониторинга, на “выходе” — маркетинга, а одновременно там и там — контроллинга.

    Информационные системы управления — сложные, дорогостоящие материально-интеллектуальные творения людей. С ними во многом связывают становление информационного общества. А если это так, то каждая информационная система управления должна анализироваться и оцениваться с точки зрения того, как она продвигает соответствующие управляемые процессы в направлении к информационному обществу. С одной стороны, ИСУ (по замыслу) учитывает преобразования информационного общества и подстраивается под них, с другой — она своим функционированием и содержанием обрабатываемой информации создает условия и факторы будущего развития общества. Возникает диалектическая взаимозависимость, определяющая подход к формированию и использованию информационных систем управления.

    Скажем о содержании программного обеспечения ИСУ. Управленческая информация преимущественно носит правовой характер: она либо сама есть нормы права (законодательства), либо связана с применением или исполнением норм права, либо характеризует контроль за соблюдением законности управленческой деятельности. Поэтому, как уже отмечалось, очень важно, чтобы каждый субъект управления в рамках своей компетенции или правоспособности (применительно к юридическому лицу) был достаточно обеспечен необходимой правовой информацией. Современные возможности программ позволяют (естественно, при желании) не только создавать условия, чтобы для каждой управленческой должности были все правовые нормы, связанные с функциями соответствующего управленца, но и в целом (в рамках всей информационной системы управления) обеспечивать законность любых управленческих решений, принимаемых право уполномоченными лицами.

    И когда сегодня мы слышим о фактах злоупотреблений, коррупции, воровства и обмана, совершаемых управленцами в государственных органах, органах местного самоуправления, субъектах предпринимательства, то невольно закрадывается подозрение, что кто-то умышленно не использует возможности (уже имеющиеся) информационных систем управления в отслеживании и контроле законности управленческой деятельности и принимаемых управленческих решений.

    Очевидно, руководителям соответствующих структур выгодно управлять в режиме произвола и свободного (усмотрительного) обращения с нормативными правовыми актами. Ведь не составляет большого труда каждую информационную систему управления, а уж тем более их взаимодействие запрограммировать так, что в ней любое противоправное управленческое решение будет блокироваться и тут же (вместе с его автором) выдаваться в контрольные “отсеки” руководителя.

    Управление всегда связано с фиксацией, измерением и оценкой различных явлений, событий, фактов, данных, предметов и иных объектов материальной и духовной природы, которые как включены в системы и подсистемы управления (в каждой конкретно и специфически), так и выступают по отношению к ним “окружающей средой” (являются другими системами и подсистемами управления, с которыми первым приходится взаимодействовать). Сведения, отражающие все вышесказанное, можно условно разделить на два информационных потока, имеющих важное значение для управленческой деятельности.

    Один информационный поток связан, разумеется, с характеристикой состояния, изменения и совершенствования управляемых объектов, находящихся в ведении соответствующих субъектов управления. Здесь важно, чтобы сведения, входящие в информационную систему управления, были достоверными, актуальными (“свежими”) и полными, давали целостное представление об управляемых объектах.

    В принципе информационная система управления всегда должна показывать, что делает субъект управления в области, связанной с управлением управляемыми объектами, как это соответствует их управленческим потребностям, интересам и целям, как под влиянием его управленческих решений преобразовываются управляемые объекты и что получает в результате общество от их функционирования. Это внутренняя информация, свидетельствующая о том, на каком уровне и в каком качестве действует система или подсистема управления.

    Второй, как бы внешний, информационный поток целесообразно насыщать сведениями о том, как и в каких параметрах и стандартах действуют где-либо (в стране и за рубежом) субъекты и объекты управления, занятые аналогичными видами деятельности. Всегда не только необходимо, но и интересно знать, как функционируют другие системы производства и обслуживания, какую они выпускают продукцию или оказывают услугу, в каких экономических показателях осуществляется их деятельность, какой и по каким вопросам они накопили опыт, в чем секрет их конкурентоспособности и многое другое хотя бы в рамках того дела, которое ведут конкретные системы и подсистемы управления.

    Мы уже потерпели не одно поражение из-за того, что изолировались от мира, не хотели замечать развития других стран и народов, сравнивали свой уровень деятельности с предыдущим (510, а то и более лет назад) и были очень довольны своим “продвижением”. Сначала с 1913 г., потом с 1940 г., а потом даже это перестали делать. Так было и по стране в целом, и по отдельным предприятиям, колхозам и совхозам, которые делали вид, будто они действительно заняты научно техническим прогрессом, ростом производительности труда и повышением качества продукции. Сравнений с мировой практикой, причем по конкретным видам деятельности, почти не делалось, в результате чего и значительно отстали. Сегодня в условиях открытого общества, при свободном и конкурентном обмене результатами деятельности так жить нельзя.

    Конечно, речь не идет о буквальном повторении чего-то или равнении на что-то. Но в любом виде деятельности имеется своя “верхняя планка”, на которую стоило бы ориентироваться. Эту “планку” по самым различным элементам управляемой (продуктивной) деятельности надо бы закладывать в информационные системы управления, чтобы по соотношению видеть динамику развития собственных (подведомственных) управляемых объектов. Тогда мы сможем свою деятельность измерять по международным стандартам и, исходя из этого, искать пути ее рационализации и повышения эффективности.

    В реальной жизни каждая система или подсистема управления со своими, разумеется, субъектами управления находится в широких взаимосвязях с самыми разными проявлениями общественной организации жизнедеятельности людей. Здесь и контакты с гражданами, которые пользуются продукцией соответствующих управляемых объектов, и взаимодействие с многочисленными общественными структурами (объединениями) и средствами массовой информации, и сотрудничество с теми государственными и муниципальными органами, которые регулируют их деятельность, и связи с некоторыми (по интересам) зарубежными партнерами. Вся информация по данным взаимосвязям характеризуется кратко как связь с общественностью или известным англоязычным аналогом — “паблик рилейшнз”, трактуемым в свою очередь как наука и искусство достижения взаимопонимания.

    Длительное существование какой-либо системы и подсистемы управления объективно требует, чтобы она органически вписывалась в условия и факторы, традиции и ценности окружающей ее общественной среды. К сожалению, в нашей исторической практике сложилось так, что во взаимоотношениях различных систем и подсистем управления превалируют такие формы, как соперничество, борьба, конфликт, подавление, разгром, ликвидация, другие, отражающие непримиримость одной стороны по отношению к другой. Результат: бесконечное разрушение производительных сил и напрасная растрата ресурсов и времени. Между тем общество, государство и каждый человек намного больше выиграли бы от того, если бы во взаимоотношения между всеми субъектами и объектами управления (всех видов управления) были положены начала сосуществования, согласия, взаимного учета интересов, взаимоуважения, сотрудничества, координации, корпоративности и др., свидетельствующие о движении людей навстречу друг другу.

    Применительно к информационным системам управления это означает, что в них непременно должны быть блоки, фиксирующие обращения граждан (как по их форме, так и по содержанию), выступления средств массовой информации, где их предметом выступают соответствующие системы или подсистемы управления, маркетинговые и мониторинговые действия самих субъектов управления с их последствиями, мнения и реакции общественных структур и другие сведения, характеризующие уровень и результативность взаимодействия систем и подсистем управления с общественной средой. Тогда можно надеяться на актуальность и адекватность информационно обслуживаемой управленческой деятельности.

    Очень важным вопросом для информационных систем управления является их периодическая очистка от устаревшей, ненужной, излишней управленческой информации. Причем дело здесь не в емкости памяти компьютеров, которая может быть и очень огромной, а в самом факте чистоты и полезности управленческой информации. Ведь только поиск актуальной и работающей управленческой информации среди безбрежного поля утратившей всякое значение управленческой информации ведет к потере времени и сил в управленческой деятельности. “Сброс” вообще и в архив должен по идее совершаться ежегодно.

    Таким образом, при качественном программировании и хорошем обеспечении клиентов (пользователей) информационные системы управления способны вносить серьезные и позитивные перемены в управленческую деятельность. Все зависит от людей, осуществляющих данную деятельность, и особенно от руководителей, призванных управлять информационным обеспечением управленческих процессов. Как показывает опыт эксплуатации информационных систем управления, их результативность определяется не столько технико-технологическими возможностями, сколько интеллектом людей, пользующихся современными компьютерами и информационными сетями.

    А здесь, как и по многим другим управленческим явлениям, наблюдается парадокс: потенциал компьютеров растет, а уровень общей и профессиональной подготовки управленцев отстает. И идет подобное чуть ли не со школьной скамьи — уже там считается, что не нужно развивать и тренировать память, заучивать тексты и математические формулы, читать обширную литературу и т.д. Главное, мол, освоить компьютер, а он выдаст нужную информацию.

    Уже выросли поколения, все активнее идущие во власть, которые основную информацию черпают с экранов телевизоров и компьютеров и вследствие этого часто виртуальный мир принимают за реальный. Расширяется разорванность между кажущейся информативностью и действительной образованностью. Люди, сформированные на такой информации, знают вроде многое и разнообразное, но порой не знают глубоко и достаточно ни одного природного или общественного явления, процесса и отношения. Они потребляют в основном вторичную (обработанную), а не первичную информацию.

    В результате благодаря информационным системам управления для очень многих сами процессы управления приобретают некое виртуальное выражение. Сидят руководители в кабинетах, комбинируют на компьютере ситуации, варианты, решения и кажется им, что где-то далеко, в реальной жизни люди будут чувствовать и поступать так, как им предписано виртуальной “игрой”.

    Поскольку демократические преобразования 90-х годов вершились в период обширной компьютеризации управления, мне кажется, что многие ошибки и заблуждения, тем более основанные на зарубежных подсказках, были вызваны прежде тем, что авторы, новаций представляли реальную жизнь россиян виртуально и по виртуальному моделированию просчитывали их миропонимание, ценности, интересы, возможные поступки и действия. И неслучайно последствия преобразований оказались совсем иными, чем предполагались. Оторванность представлений породила неадекватность мыслей, программ и решений.

    Можно прогнозировать, что независимо от нашей подготовленности или желания компьютеризация управления будет проходить, также будут удлиняться и расширяться информационные сети. Это глобальный процесс и глобальная тенденция. Проблема видится в том, чтобы за внешней атрибутикой (компьютеры, телефоны, другие средства коммуникаций) не потерять внутреннего содержания грядущих перемен, сути реальных условий и факторов человеческой жизнедеятельности, а исходя из этого — задач формирования и развития человека.

    Большие возможности информационного обеспечения управления требуют усиления специальной управленческой подготовки управленцев. Не операторов и не технологов но обслуживанию информационных систем управления, а именно тех высококвалифицированных интеллектуалов, которые на базе компьютеров и всех средств коммуникаций и с их использованием способны осмысливать жизненные процессы, вырабатывать и реализовывать адекватные им управленческие решения. Видимо, в каждом субъекте управления наряду с руководителями необходимо иметь хорошо подготовленных аналитиков и программистов, которые совместно у нескольких “командных” пультов улучшали бы функционирование информационных систем управления.

    Но главное состоит (как можно полагать) не в формальном подходе к новым информационным возможностям управления, а в понимании тех действительно технологических сдвигов, которые объективно происходят во всех сферах планетарной жизнедеятельности людей. Ведь информация лишь фиксирует эти сдвиги, в то время как для управления необходимо осмысливать суть сдвигов, их последствия и потенциал этих последствий. Информационные системы управления нуждаются в новом мышлении, более комплексном и системном, улавливающем реалии многогранных перемен. Мир находится в напряженном движении, но это не значит, что нельзя проникать в “нерв” движения и не схватывать его динамику и направления. Можно и нужно!

    Потенциал человеческого разума поистине безграничен. Но это в целом и вообще, а для развития страны нужен свой потенциал национального разума, который в свою очередь предполагает выделение в нем научного и управленческого разума, объединяющего все возможности общества в укреплении его силы и подъеме благосостояния. Формирование такого интегрального и высокопрофессионального разума, способного осваивать и вводить в действие всю имеющуюся информацию, задача общегосударственного масштаба, требующая особого обсуждения. И названа она здесь лишь для того, чтобы в завершение подчеркнуть, что без развитого интеллекта управленцев сами информированные системы управления в их технологической части мало что могут сделать.



    тема

    документ Контроль за деятельностью организаций
    документ Инновационная деятельность организации
    документ Планирование деятельности организаций
    документ Персонал как основа организации
    документ Целеполагание



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты