Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Юристу » Жертва преступления

Жертва преступления

Жертва преступления

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Жертва преступления
2. Наука о жертвах преступлений
3. Понятие жертвы преступления
4. Личность жертвы преступления
5. Классификация жертв преступлений
6. Виды жертв преступлений
7. Особенности жертвы преступления
8. Защита жертв преступлений

Жертва преступления

В предмет криминологии входит и проблема жертвы преступления. Для более глубокого понимания причин преступного поведения криминология изучает не только лиц, совершивших преступления, но и потерпевших от них. В науке это направление получило название виктимология (от лат. victima– жертва). Виктимологическое понятие “жертва преступления” нетождественно уголовно-процессуальному понятию “потерпевший”. Оно шире по объему (включает не только потерпевших, но и потенциальных жертв) и применяется в других целях (для выявления причин преступлений и их предупреждения).

Как свидетельствует судебная практика, нередко поведение преступника обусловлено как поведением его жертвы, так и ее особыми качествами, а также взаимоотношениями преступника с потерпевшими, которые сложились ранее либо в процессе возникшего конфликта. Довольно часто преступное поведение провоцируется отрицательным, а то и противоправным поведением потерпевшего.

Одним из понятий виктимологии является виктимизация – процесс превращения в жертву преступления конкретного лица, а также определенной общности людей.

Виктимологические исследования оказали огромное влияние на общественное мнение, уголовную политику государств и уголовно-процессуальное законодательство. Ведь почти во всех правовых государствах традиционно основное внимание уделялось преступнику, а жертва оставалась на втором плане. Да и сейчас, когда правозащитники говорят о правах человека, то в первую очередь имеют в виду права преступника – обвиняемого, осужденного, а не потерпевшего.

Б. Мендельсон отмечал недостаточность внимания долгое время в специальной литературе к фигуре потерпевшего в связи с тем, что она не представляла для общества, которой характеризовался преступник.

В теоретическом осмыслении понятия жертвы наметилось две тенденции к объяснению природы жертвы преступления и оценке ее роли в генезисе противоправного поведения.

Так, немецкий ученый Ф. Экснер считал, что во многих преступлениях жертва, черты ее характера, ее действия, отношения с преступником играют исключительно важную роль в преступной ситуации, он выделял личную предрасположенность отдельных граждан становиться жертвами определенных видов преступлений. Ганс фон Гентиг утверждал, что если люди могут быть прирожденными преступниками, то они также могут быть и прирожденными жертвами. А. Фаттах говорил, о привлекательности или притягательности людей для посягательств преступника.

Отечественные криминологи исходя из социальных причин преступности, поведение потерпевшего считают лишь одним из обстоятельств, влияющих – и порой весьма существенно – на возникновение и осуществление преступного замысла. Поведение это отнюдь не связано с биологической наследственностью индивида.

Слова “жертва”, ”потерпевший”, ”пострадавший” рассматриваются в русском языке как синонимы. Тем не менее понятие “жертва преступления” шире по содержанию, чем ”потерпевший от преступления” в уголовно-процессуальном смысле.

Виктимологам необходимо использовать понятие потерпевший в виктимологическом смысле, в данном случае речь будет идти о лице, которому вред причинен непосредственно преступлением, независимо от признания его таковым в уголовно-процессуальном смысле. Поэтому виктимологическое понятие потерпевшего шире, чем понятие потерпевшего в уголовно-процессуальном смысле, так как для признания лица по уголовному делу потерпевшим необходимо соблюсти процедуру предусмотренную уголовно-процессуальным законом.

В зарубежной виктимологии жертва трактуется в широком смысле, под ней понимаются не только реально потерпевшие, но и их родственники и близкие.

Потерпевшие по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству (ст.53 УПК) является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Причем по российскому процессуальному законодательству потерпевшим может быть признано только физическое лицо, в установленном законом порядке.

В проекте УПК РФ (принятом во втором течении ГД РФ), в ст. 42 дается более широкое понятие потерпевшего. Так, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо - в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, что оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В «Толковом словаре русского языка» В. Даля - вред определен как «последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или собственности».

Моральный вред – нарушение субъективных прав гражданина, оскорбляющее его честь, роняющее достоинство в глазах других людей, причиняющее нравственные страдания.

Физический вред – причинение телесных повреждений, побои, истязания, расстройство здоровья, физические страдания.

Имущественный вред – выражается в посягательстве на имущественные права и интересы, в результате чего лицо понесло убытки или лишилось материальных благ.

В виктимологическом смысле понятие потерпевшего, отражает реальное событие – наличие вреда, ущерба, причиненного преступлением.

В уголовно-правовом смысле потерпевший представлен с двух позиций: во-первых, с позиции “вины потерпевшего” в механизме преступного поведения, во-вторых, в зависимости от принадлежности его к объекту либо предмету преступления.

Необходимо определиться, что же понимать под жертвой преступления в виктимологическом смысле?

Так, украинский криминолог О.Н. Мойсюк определяет жертву преступления как человека, которому в результате субъективного желания преступника или из объективно складывающихся обстоятельств причиняется физический, моральный или имущественный ущерб.

М. Бариль канадский исследователь определяет жертву без выделения субъективно-объективного критерия, который прослеживается у О.Н. Мойсюка, как лицо (или группу лиц), перенесшие непосредственное посягательство на свои основные права со стороны другого лица (или группы лиц), действующего сознательно.

Эмилио Виано, в свою очередь, определяет жертвой преступления лицо в любой интегративной форме (социальные группы, институт, общность), которому причинен вред или повреждения другим лицом, которое ощущает себя потерпевшим, сообщает об этом публично, и закрепляется в этом статусе, в порядке предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, тем сильнее приобретая право на получение помощи от государственных, общественных или частных служб реабилитационного характера.

Обратимся к законодательному регламентированию жертвы преступления.

Так, в ст.1 Декларации ООН “Об основных принципах отправления правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью” под жертвой понимаются лица, к которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие злоупотребление властью.

Согласно Декларации лицо может считаться «жертвой» независимо от того, был ли установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой.

Виктимологическое понятие жертвы преступления включает в себя две группы лиц. В первую группу входят лица, которых закон признал потерпевшими, а во вторую – те, кто не признаны таковыми в установленном законом порядке.

Не каждая жертва преступления становится потерпевшим в уголовно-процессуальном смысле (пр. жертвы латентных преступлений, по тем или иным причинам не обращающиеся в правоохранительные органы).

Конституция РФ закрепила в ст.2: “Что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства”. Таким образом, защита прав жертв является обязанностью государства, особенно, надо отметить, в отношении тех жертв, которые были нарушены и требуют незамедлительного восстановления. В этой связи нужно отметить, что в принятой Декларации прав и свобод человека и гражданина в ст. 33 закреплено: “Права жертв преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает доступ к правосудию и скорейшую компенсацию причиненного ущерба”. Одновременно это положение (аналогично тому, которое имеется в декларации ООН) было воспроизведено в ст. 62 Конституции РСФСР. Между тем это положение претерпело изменения содержательного характера в Конституции в ст. 52 “Права потерпевших (вместо жертв) от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает им доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба”.

Наука о жертвах преступлений

Виктимология (лат. victima — жертва, лат. logos — учение) - раздел криминологии, учение о жертве преступления, наука о потерпевших, обладающих индивидуальной или групповой способностью стать жертвами преступного деяния.

На кого чаще бросаются собаки и насильники? Этот вопрос многих, наверное, удивит. Разве можно сравнивать рефлекторное поведение животных, не ведающих добра и зла, и психологию преступника, который намеренно причиняет страдания другим людям? Конечно, различие очень велико. Хотя не следует переоценивать интеллектуальный потенциал преступника. Благородные, тонко чувствующие бандиты нередко встречаются в книгах и кинофильмах, в жизни - почти никогда. Подавляющее большинство насильников и убийц — люди довольно неразвитые, в чем-то обделенные, страдающие множеством комплексов, крайне неуравновешенные, злобные и безнравственные. А потому сравнение их с псами, сорвавшимися с цепи, — не слишком большое преувеличение. Впрочем, речь не о них, а об их жертвах.

Замечено, что часто, даже слишком часто, как от злых собак, так и от недобрых людей страдают дети. Почему? Во многом — потому, что сами неправильно себя ведут. Привыкнув к родительской любви и довольно ровным отношениям со сверстниками (конфликты между малышами протекают «мягко» и в буквальном смысле почти безболезненно), маленький ребенок не способен правильно реагировать на потенциальную опасность. Обращаться с собаками многие дети не умеют: они допускают жесты, которые зверь считает провокационными, сами порой причиняют собаке боль и неудобство, а то и просто дразнят. Когда разозлившаяся собака бросается на ребенка, тот чаще всего пытается убежать, тем самым подстегивая у зверя древний инстинкт преследования. В общении с незнакомым «добрым дядей» ребенок тоже по наивности не усматривает никакой опасности и поэтому рискует попасться на какую-то приманку и стать жертвой извращенца. Воспитание, в частности, и состоит в привитии ребенку разумной осторожности, страхующей от бед. Отчего же эта страховка порой не срабатывает даже у взрослых и опытных людей? Ведь несчастья случаются не только с детьми. Многие из нас знают, что, обобщенно говоря, опасно дразнить собак, но тем не менее невольно продолжают это делать, тем самым обрекая себя на роль жертвы. Поэтому так важно разобраться в особенностях своего поведения и сорвать ярмо обреченности, если оно почему-то омрачает вашу жизнь.

Криминалисты и психологи давно обратили внимание на то, что многих людей, пострадавших от насилия, объединяют некоторые общие особенности характера и поведения. Изучение этих особенностей привело к созданию виктимологии - науки о психологии потенциальной жертвы. Было установлено, что существует категория людей, особенно уязвимых для насильственных посягательств. Вероятность пострадать от рук преступников для таких людей намного выше, чем для всех прочих. Рассуждения про злой рок здесь совершенно неуместны. Как правило, тяжкий приговор человек подписывает себе сам, и только он сам волен этот приговор обжаловать и отменить.

Внутри общей и довольно неоднородной категории потенциальных жертв можно выделить два основных типа.

К первому относятся люди душевно слабые, робкие, склонные к преувеличенным опасениям и тревоге. Недаром говорят: когда ждешь беду - она обязательно приходит. Столкнувшись с опасностью, эти люди воспринимают ее как роковую неизбежность. Их охватывает ужас от того, что сбываются их худшие предчувствия. Это своего рода психологическая готовность к насилию, которая, однако, порождает не отпор или попытки как-то выпутаться из ситуации, а панику или шок, что делает жертву абсолютно беззащитной. Основы такого мироощущения закладываются еще в детские годы, и главную роль тут играет семейная атмосфера. Потенциальные жертвы - это, как правило, дети властных и строгих родителей исповедующих принципы авторитарного воспитания. С малых лет человек привыкает к тому, что его судьба всецело зависит от кого-то более сильного, кто волен приласкать или, наоборот, причинить страдание. Свыкнувшись с мыслью о том, что от него самого ничего не зависит, человек всю жизнь продолжает ждать, как другие распорядятся его судьбой. С радостным волнением он ждет благодеяний и ласки, с ужасом - унижений и боли.

Поэтому так важно с юных лет воспитывать у человека уверенность в себе, чувство собственного достоинства. Одно из главных педагогических правил: по мере взросления ребенка необходимо доверять ему самостоятельно нести такой груз, какой он способен поднять. Человек должен знать, что решение большинства его жизненных проблем в первую очередь зависит от него самого, а не от чьего-то произвола.

Провокационное поведение жертвы чаще всего является следствием незнания элементарных психологических закономерностей. Человек наивно полагает, что в его действия другие вкладывают тот же смысл, что и он сам. Например, известно, что женщины более, чем мужчины, склонны к контакту глаз. При этом их взгляд означает, как правило, лишь весьма умеренный интерес, однако извращенный ум насильника может оценить такой взгляд как сексуальный призыв.

Вообще, очень важно не встречаться взглядом с подозрительным, выказывающим агрессивные намерения субъектом. Эту нехитрую рекомендацию дал большой знаток психологии животных Конрад Лоренц. В своей книге «Кольцо царя Соломона» он писал, что при встрече с незнакомой собакой ни в коем случае нельзя пристально смотреть ей в глаза. Животное воспринимает такой взгляд как вызов и часто спешит отреагировать агрессивно. Преступник, обуреваемый примитивными инстинктами, в чем-то подобен животному. Так что ни четвероногого, ни двуногого зверя лучше таким способом не дразнить.

Наконец, самым провоцирующим шагом выступает появление жертвы в месте, подходящем для совершения преступления. Всякий преступник - по натуре трус и не станет творить насилие прилюдно. Он выбирает возможность напасть на свою жертву там и тогда, где никто не сможет ее защитить или даже засвидетельствовать преступление. Еще Зигмунд Фрейд обратил внимание на странную привычку одной своей пациентки гулять по пустырям. Выяснилось, что дама одновременно страшилась интимной близости и стремилась к ней. Поэтому ее бессознательно влекло туда, где эта близость могла принять форму совершенно не зависящего от нее события — изнасилования. Остается только пожелать всем милым дамам не уподобляться вздорной пациентке доктора Фрейда.

Понятие жертвы преступления

Жертва - это человек, понесший физический, моральный или имущественный ущерб от преступления, независимо от того, признан ли он потерпевшим в установленном законом порядке или же оценивает себя таковым субъективно.

Если с реальной жертвой все понятно, то исходя из чего мы будем прогнозировать возможность того или иного лица стать жертвой преступления и какого рода будет это преступление? В виктимологии используются такие термины, как «виктимность» и «виктимизация».

Под виктимностью понимается повышенная степень предрасположенности лица в силу присущих ему свойств, качеств либо выполняемых функций к тому, чтобы в определенной жизненной ситуации оказаться жертвой преступления.

Виктимность бывает:

- Индивидуальная - определяемая социальными и психофизическими, личностными и внеличностными факторами повышенная способность индивида стать в определенной жизненной ситуации жертвой того или иного преступления.
- Групповая - общая для отдельных категорий людей предрасположенность становиться в определенных условиях жертвами посягательств, обусловленная сходной совокупностью социальных и психофизических свойств и качеств.
- Виктимизация - это процесс превращения лица в реальную жертву преступления, а равно результат такого процесса.

Виктимизация обуславливается результатом социализации жертвы (выбор профессии), личными качествами (пол, возраст), но большую роль в этом процессе играет поведение жертвы. В связи с этим выделяют ряд классификаций жертвы по ее поведению до и в процессе совершения преступления.

Одним из оснований классификации жертв по поведению выступает социальная оценка ее поведения, предшествовавшего преступлению:

- жертва с социально отрицательным поведением которое является способствующим условием для совершения преступления. Например кто-то, находясь в состоянии алкогольного опьянения, будучи не способным совершить какое-либо сопротивление, становится жертвой грабежа;
- жертва с социально нейтрально-положительным поведением, которое само по себе не способствует совершению в отношении данного лица преступления. Зачастую лица с таким поведением оказались просто не в то время не в том месте;
- жертва с социально активно-положительным поведением, выражающимся в препятствии совершению правонарушения преступника, в результате чего им причиняется материальный, физический или моральный ущерб.

Следующим основанием является направленность поведения жертвы:

- агрессивные жертвы - лица, намеренно создающие конфликтные ситуации путем совершения явно противоправных или аморальных, насильственных и других недостойных деяний (физическое насилие, оскорбление и т.п.) в отношении будущих ответчиков;
- корыстные жертвы - лица, прибегающие к предосудительным способам удовлетворения некоторых своих материальных потребностей;
- неосторожные жертвы - лица, явно пренебрегающие элементарными правилами личной и имущественной безопасности.

Поведенческая классификация может также исходить из роли поведения жертвы в механизме совершения преступления:

- нейтральная — жертва, образ жизни и поведение которой соответствует нормам права, морали и нравственности. Их поведение не влияет на зарождение криминального умысла, а противоправное посягательство на них совершается потому, что они занимают определенное место в системе семейно-бытовых служебных и иных связей преступника и мешают его антиобщественному поведению;
- сочувствующая - жертва, которая сама принимает участие в противоправных деяниях, хотя терпит при этом физический, материальный или моральный ущерб. Без соучастия потерпевших данной категории само преступление было бы невозможно (например, лицо, не достигшее 18 лет, вовлекается взрослым в совершение преступления);
- провоцирующая - жертва, которая своими действиями толкает преступника на совершение противоправного деяния или создают благоприятную обстановку для этого.

Жертва преступления - понятие более широкое, чем "потерпевший". Жертва преступления - человек, понесший физический, моральный или имущественный вред от противоправного деяния, независимо от того, признан ли он в установленном законом порядке потерпевшим от данного преступления или нет. Другими словами, жертва - это понятие виктимологическое, а потерпевший - уголовно-процессуальное (или гражданско-процессуальное, в зависимости от правовых последствий вреда). Эти понятия могут и не совпадать, что бы быть «потерпевшим» пострадавший должен быть им признан в установленном законом порядке.

Личность жертвы преступления

Фигура жертвы преступления постоянно привлекала внимание к себе внимание именно с позиций ее “вклада” в противоправное деяние. Ибо жизнь неоспоримо доказывала, что в ряде случаев деяния преступника зависят не только от его личных или антиобщественных побуждений, но и от личностных качеств и поведения самой жертвы преступления.

В основу понятия жертвы можно и нужно положить определение потерпевшего, данное в уголовно-процессуальном кодексе: “Потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации”. А далее нужно раскрыть понятие жертвы в виктимологическом смысле, что, в свою очередь, облегчит переход к классификации и типизации самих жертв в качестве реальных личностей - субъектов не только юридических, но и других социальных отношений. Это необходимо, в связи с тем, что вопрос о виктимологическом понятии жертвы уже давно и непрестанно дискутируется как в отечественной, так и зарубежной литературе.

Жертвой следует считать человека, который несет физический, морально-психологический или имущественный вред (ущерб) от действий других лиц, собственного поведения, событий или несчастных случаев.

По социальным последствиям, наносимого человеку вреда, все жертвы можно подразделить на две, обособленные, но взаимосвязанные, группы: жертвы правонарушения и жертвы несчастного случая. В свою очередь, в зависимости, так сказать, от “механизма” причинения вреда потерпевшему, каждую из групп жертв можно подразделить на ряд подгрупп.

Так, в группе жертв несчастного случая четко выделяются потерпевшие:

а) от производственного травматизма;
б) транспортного травматизма;
в) бытового травматизма;
г) иных несчастных случаев.

В группе жертв правонарушений можно выделить: жертвы преступлений, а также иных правонарушений (гражданских, дисциплинарных, административных).

Нас, в данном случае, интересуют не вообще все люди, в силу тех или иных причин и условий, понесшие физический, моральный либо имущественный ущерб, а лишь жертвы преступлений.

Несмотря на то, что интерес к жертве преступления специалисты стали проявлять давно, научная разработка проблем, связанных с количественными и качественными характеристиками жертвы, ее ролью в генезисе преступления, получила развитие лишь после Второй мировой войны в конце 40-х годов.

Потерпевшим гражданин признается постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Данное положение регламентировано уголовно-процессуальным законодательством, в отличие от понятия “жертва”, которым законодатель не пользуется. Понятие “жертва” существует лишь на бытовом уровне, а также используется специалистами-криминологами в определении теоретических позиций виктимологии.

“Жертва преступления” – понятие более широкое, чем понятие “потерпевший от преступления”. Жертвой является всякий человек, понесший моральный, физический или имущественный вред от противоправного посягательства, независимо от того, признан он, в установленном законом порядке, потерпевшим или нет. В сферу действия права, в частности уголовно-процессуального закона, попадает далеко не каждая жертва преступления, а лишь та, которая официально признается участником уголовного процесса. А ведь существует и латентная преступность. Следовательно, жертвы данного вида преступности по своей природе никак не являются потерпевшими в уголовно-процессуальном смысле. Таким образом, можно сказать, что потерпевший - это та же жертва, но на определенном этапе процесса ее становления. Другими словами, жертва может стать потерпевшим только после обращения в правоохранительные органы, возбуждения уголовного дела и признания потерпевшим в соответствии со ст. 42 УПК РФ. Но от того, что человек по каким-либо причинам не обращается в органы внутренних дел за помощью, он не перестает быть пострадавшим (жертвой) от правонарушения. И поэтому, изучению и анализу должны подлежать понятия и “жертва”, и “потерпевший”. Так как очевидно, что для различных отраслей знаний (уголовное право, уголовно-процессуальное право, криминалистика, социология, педагогика, судебная статистика, психология, судебная медицина и психиатрия, криминология) они интересны в различных отношениях, то, понятно, что и сама степень этого интереса значительно различается в названных отраслях науки.

Если мы обратимся к криминологии в ее сегодняшнем состоянии, то увидим, что она проявляет свой интерес к потерпевшему (или жертве) лишь как к элементам криминологической ситуации, не вдаваясь в далекую предысторию их формирования в этом качестве.

Необходимо разрабатывать систему мер защиты жертвы преступных посягательств и в правовом, и в психологическом отношениях, так как жертва получает, определенную законом правовую защиту от причинения ей вреда, только с получением уголовно-процессуального статуса потерпевшего. Тогда как раньше ни о какой психологической помощи жертвам преступлений говорить не приходилось, сейчас положение иное - недавно была создана Российская ассоциация поддержки жертв преступлений.

Изучение жертвы на правовом уровне, то есть исследование проблемы потерпевшего от преступления в уголовно-процессуальном и уголовно-правовом плане, имеет важное значение для криминальной виктимологии. И не только потому, что в проблеме потерпевшего находят внешнее проявление различные аспекты виктимности, но и в связи с тем, что “правовые нормы, содержащие упоминание о потерпевшем, указывают направление многим виктимологическим исследованиям”.

При анализе статей Особенной части Уголовного кодекса РФ, можно заметить, что составы преступлений, в которых человек, так или иначе, выступает в качестве жертвы противоправного деяния, занимают меньше половины всех ее норм. Особенную часть Уголовного кодекса составляют в основном нормы, в которых объектом преступных посягательств становятся непосредственная и физическая неприкосновенность или имущественная заинтересованность человека. Из этого следует, что в некоторых, сугубо определенных случаях жертвой преступных посягательств могут быть общество, предприятия, организации, учреждения, общественные объединения, так как преступлений без жертв не бывает, как не бывает их и без преступника (с точки зрения криминальной виктимологии). В этом случае причиненный вред как бы “делится“ на всех людей, составляющих данную социальную совокупность, ибо непосредственный ущерб никто не несет.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что жертва преступления может быть как непосредственная - физическое лицо, так и опосредованная - разнообразные социальные объединения. Проблема косвенных жертв, на наш взгляд, выходит за рамки криминальной виктимологии, а вот свойства и качества личности жертвы, как физического лица, ее взаимоотношения с преступником, влияние поведения самой жертвы на зарождение и развитие противоправного деяния, являются конкретной “материей” криминальной виктимологии; они представляют собой такие явления, воздействуя на которые можно влиять на структуру и динамику преступности. Ведь часто случается так, что преступление есть результат совместных действий преступника и потерпевшего. В этой связи необходимо отметить, что для предупреждения преступности важно учитывать индивидуальные особенности личности потерпевшего и конкретную ситуацию, в которой происходит преступление, а также, безусловно, - антиобщественные установки личности виновного.

В виктимологии изучению подлежат не только потерпевшие в уголовно-процессуальном смысле, но и другие категории потерпевших, например, латентные жертвы, если есть, конечно, критерии для их идентификации.

В качестве таковых типология или классификация жертв может быть следующей:

1. Потенциальная жертва - это лицо, становящееся "мишенью" при определенных обстоятельств и в силу своих личностных качеств, статуса, позиции, поведения; индивид может начать “играть” жертву задолго до начала преступления.
2. Эвентуальная, или случайная, жертва (от латинского - случай) - также есть потенциальная жертва, но более детерминированная определенной ситуацией и выбором самого преступника. Иногда только случайность решает, кто станет жертвой преступного посягательства.
3. Латентная жертва – это лицо, которое реально, фактически пострадало от преступления, но по каким-либо причинам этот факт остался не выявленным, скрытым от официального учета преступлений в условиях, когда такой учет обязателен (в большинстве случаев) или желателен в интересах общества и государства.

Таким образом, “жертва преступления” - понятие более широкое, чем понятие “потерпевший от преступления”. Жертва преступления - это человек, понесший физический, моральный или имущественный вред от противоправного деяния, независимо от того, признан он в установленном законом порядке потерпевшим или нет. Можно сказать, что “жертва” – это понятие виктимологическое, “потерпевший” - уголовно-процессуальное, либо гражданско-процессуальное (в зависимости от правовых последствий вреда). Данные понятия могут не совпадать между собой.

Интересно отметить, что разработкой вопросов, связанных с особенностями личности жертвы, ее взаимоотношения с преступником и рядом других аспектов криминальной виктимологии, одновременно, без каких-либо контактов и взаимной информации, начали заниматься ученые разных стран.

Так, например, Г. Гентиг в качестве жертвы характеризовал такое лицо, которое объективно потерпело нарушение каких-либо прав, защищенных правопорядком, и которое (лицо) воспринимает такое нарушение с неудовольствием или страданием. П. Пааш, автор одной из первых зарубежных диссертаций по виктимологии, писал, что жертвой является такое физическое или юридическое лицо, у которого нарушено какое-либо право, пользующееся защитой правовой системы. Х. Нагель определяет данное понятие так: жертвой является некто, который подвергается такому незаконному нанесению вреда со стороны сограждан, что правовая система против нарушителя, выступающего в качестве ”виктимизатора”. У Г. Шнайдера - различные подходы. То он трактует жертву лишь как физическое лицо, то подчеркивает нормативный признак, то психологический момент и т.д. Он же пишет, что могут быть также и количественные, и абстрактные жертвы: социальные группы, общество, его порядок, государство, правовая система и даже простое осуществление демократического процесса.

Последнее понятие жертвы Г. Шнайдера близко к определению объекта преступления в современном Российском уголовном законодательстве. На наш взгляд, данное понятие жертвы слишком широко. Необходимо приблизить определение жертвы к понятию субъекта преступления, то есть жертва - это, прежде всего, физическое лицо. Или же приблизить определение жертвы к сути социального понятия “потерпевший”, но никак не уголовно-процессуального.

Так как речь идет о криминальной виктимологии, а не о виктимологии вообще, то, следовательно, по содержанию понятие жертвы может совпадать (или почти совпадать) с понятием потерпевшего в уголовном процессе, но все же понятие “жертва”, на наш взгляд, шире понятия “потерпевшего” в уголовном процессе. В.Я. Рыбальская же предлагает следующее виктимологическое понятие потерпевшего: потерпевший является физическим лицом, которому в результате преступного посягательства причинен физический вред (моральный, имущественный), признанное таковым вступившим в законную силу обвинительными приговором. Но в данном случае не охватываются жертвы убийств (т.к. мертвые не признаются субъектами уголовно-процессуальной деятельности).

Помощь в раскрытии виктимологического понятия жертвы может оказать также изучение личности потерпевшего на социально-психологическом уровне.

Одной из важнейших задач криминальной виктимологии является познание личности потерпевшего, раскрытие механизма мотивов поведения жертвы преступления и выявление наиболее типичных форм взаимодействия жертвы и преступника. Ибо содержательная сторона поведения конкретного человека, в том числе и поведение жертвы преступления, как подчеркивает В.И. Полубинский, в решающей степени определяется его личностной структурой.

Психологическая наука доказала, что личность формируется в результате качественного взаимодействия двух групп факторов - социального и биологического. Однако взаимосвязь личных качеств человека и его поведения гораздо более сложна и не сводится лишь к непроизвольному проявлению во вне факторов психологической структуры индивида.

Дело в том, что поведение человека не является только совокупностью реакции на внешний раздражитель, а включает в себя и систему более или менее сознательных действий и поступков. В силу этого, причина и следствие в поведении человека способствуют неблагоприятному формированию его личности, обрекая его, в ряде жизненных ситуаций, на роль жертвы.

Между личностью потенциальной жертвы и ее поведением находится такая объективная категория, как “конкретная жизненная ситуация”. Она-то, в строгом соответствии с личностными качествами человека, и порождает определенный вариант его поведения. А говоря точнее, личные качества (интерес, склонность, темперамент, установки и другие индивидуальные черты личности), во взаимодействии с конкретной жизненной ситуацией, в которой оказывается потенциальная жертва, определяют содержание и направление ее поведения.

Условия формирования личности не всегда однозначно сказываются на поведении человека. Здесь многое зависит от психологических черт личности, уровня ее общей культуры. Положительные свойства личности позитивно влияют на поведение человека. Личность с положительными свойствами может сознательно снизить вероятность развития событий в неблагоприятном для себя (с точки зрения виктимологии) направлении, уменьшить, или даже свести на нет, возможность оказаться в роли жертвы в той или иной ситуации. Но в то же время, личность с положительными свойствами, не терпящая произвола, хулиганские поступки, может спровоцировать драку, в которой будет жертвой.

Отрицательные же свойства личности, наоборот, способствуют развитию негативных взглядов и привычек, что, в свою очередь, усугубляет неблагоприятные, плохие манеры поведения человека, снижает его самокритичность. Носитель отрицательных личных свойств и качеств, может вероятнее других людей допустить неосторожные, а подчас и провокационные действия, способствующие в определенных условиях вызывать ответную, далеко не всегда положительную, реакцию окружающих. Вместе с тем, в другом случае отрицательные свойства личности могут остановить противоправные действия хулиганов, которые могут среагировать на грубый выкрик или на обращение к ним на жаргоне. Все это далеко не однозначно.

Прежде чем проявиться в каких-то конкретных волевых действиях, поведение пострадавшего как бы проигрывается, моделируется в его сознании. Смоделированные в сознании потенциальной жертвы действия, затем становятся фундаментом для реального отрицательного или положительного поведения. Действия потенциальной жертвы выступают в качестве повода той или иной реакции возможного поведения.

Поведение жертвы, его конкретные действия могут вызвать у преступника состояние ярости, ненависти, аффекта и, на такой основе, спровоцировать правонарушителя на совершение преступления.

Взаимоотношения, которые складываются между потенциальным преступником и возможной жертвой, и на основе которых зарождается и развивается преступление, мы называем специфическими. Они возникают на основе любой из возможных связей и любого отношения. Однако, следует иметь в виду, что не сам характер социальных связей и отношений между людьми с неизбежностью создает тот или иной конфликт, порождающий преступление. Только субъективные личные качества, в первую очередь преступника, а затем, в значительной степени и жертвы, “наложенные” на связи и отношения между ними, в определенной ситуации могут привести к преступлению. Ибо характерной особенностью любой конфликтной ситуации является то, что она непременно требует от человека принятия определенного решения, волевого выбора варианта своего поведения.

Преступник и его жертва оказывают друг на друга взаимовлияние. Его формы и степень многообразны, и осуществляется оно (взаимовлияние) не только в момент совершения преступления, но и в предпреступной ситуации. Однако подобное взаимовлияние прослеживается не во всех преступлениях, о чем свидетельствует судебная практика.

Факторы, находящиеся на стороне возможной жертвы, можно подразделить на три группы. Первая - факторы, которые связаны с личностью пострадавшего; вторая - факторы, касающиеся его социального положения; и третья - факторы, относящиеся к его поведению. Для правонарушителя, принявшего решение совершить то или иное преступление, побудительным стимулом к противоправному деянию, в ряде случаев, выступают имущественное положение и качества возможной жертвы. Например, шантажист ищет тех, кому есть, что скрывать от других, вор (в частности и квартирный) - богатых, скупых людей и т.д.

В ряде случаев выбор жертвы определяется преступником с учетом ее положения. Квартирный вор предварительно и подробно выясняет, кем является тот ли иной человек, в интересующем его доме. И “наносит визит” не во все квартиры подряд, а лишь в те, в которых живут знаменитые или хорошо обеспеченные граждане.

Весьма важным фактором, для выбора преступником возможной жертвы, выступает поведение человека. Люди, ведущие себя неосмотрительно, безрассудно, высокомерно, надменно, самонадеянно чаще других попадают в поле зрения правонарушителей, замышляющих то или иное преступление.

Системой выбора преступником своей жертвы управляют не только различные факторы, но и определенные предпосылки взаимоотношений между преступником и жертвой. В определенной мере именно наличие виктимологических предпосылок объясняет повышенную предрасположенность одного человека становиться жертвой, быть более “привлекательным” для преступника, чем другой человек, не находящийся под воздействием таких предпосылок.

Предварительные условия, т.е. предпосылки зарождения, развития и конечных результатов взаимоотношений между преступником и жертвой, в соответствии с их ролью в генезисе противоправного деяния, можно подразделить на две группы, К первой относятся предпосылки, способствующие зарождению преступного замысла и, на этой основе, выбору возможной жертвы. Ко второй группе относятся предпосылки, облегчающие реализацию преступного замысла правонарушителя.

Таким образом, положение возможной жертвы преступного замысла, образ ее жизни, особенности поведения, в совокупности с факторами и предпосылками взаимоотношений с потенциальным правонарушителем, могут способствовать зарождению в сознании преступника преступного замысла, стимулировать его антиобщественную установку, подсказать способ, средства совершения преступления. Но вместе с тем, поведение возможной жертвы способно подчас и ослабить преступную реакцию потенциального правонарушителя, вызвать его симпатию, вселить в него страх и т.д.

Все зависит в каждом конкретном случае от условий, места, времени, других обстоятельств становления и развития взаимоотношений между преступником и его жертвой, а также от личных качеств потенциальной жертвы, оказывающих существенное влияние, как на характер его отдельных действий, так и на поведение в целом.

Говоря об обстоятельствах, способствующих зарождению и развитию противоправного деяния, следует иметь в виду, что в генезисе преступления существенную роль играет характер отношений потерпевшего не только с правонарушителем, но и другими людьми, так или иначе связанными с ним до или в момент совершения преступления. Указанные отношения могут оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на поведение потенциальной жертвы. Последствия подобных взаимоотношений нельзя сбрасывать со счета при организации профилактической работы с возможной жертвой преступления.

Классификация жертв преступлений

Жертва преступления - это человек, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред.

Классификация жертв преступлений:

- по содержанию субъективной стороны - жертва умышленной или неосторожной преступности;
- по направленности преступного посягательства - жертвы преступлений однородного объекта (против жизни и здоровья, общественной безопасности, государственной власти) и определенных видов преступлений (убийств, краж, мошенничества);
- по характеру причиненного вреда - материальный, моральный и физический;
- по видам взаимоотношений с преступником: случайные, заранее определенные, заранее не определенные;
- по роли жертвы:
- активная жертва;
- агрессивная жертва;
- провоцирующая жертва;
- инициативные жертвы;
- добровольная жертва;
- пассивная жертва;
- легкомысленная жертва или некритичная;
- нейтральная жертва;
- по психологическим критериям - лица с выраженными нравственно-психологическими особенностями; лица с отклонениями в психике; жертвы-симулянты;
- биофизические характеристики - пол, возраст, состояние в момент совершения преступления;
- по уровню виктимизации: потенциальные (в отношении которых реального причинения вреда еще не произошло); реальные (уже понесшие ущерб); латентные (реальные, но по тем или иным причинам оставшиеся вне официального учета).

Прогноз (от греческого предвидение) - основанное на познании закономерностей развития какого либо явления, оценка его будущего состояния.

Криминологическое прогнозирование представляет собой научное предсказание основных изменений развития преступности или вероятности совершении преступления конкретными лицами в обозримом будущем на основании предшествующих им тенденций и закономерностей.

Криминологическое прогнозирование всегда вторично по отношению к прогнозированию социально-экономических, демографических, социально-психологических и иных явлений, с которыми причинно связано преступное поведение.

Поэтому криминологический прогноз всегда является вероятностным и многовариантным.

В частности он может быть:

1. Пессимистическим;
2. Усредненным (реалистичным или инерционный);
3. Оптимистический.

Объектами криминологического прогнозирования могут быть:

1. Преступность и ее отдельные виды и группы в конкретной исторической ситуации.
2. Наиболее вероятные сценарии развития криминогенной ситуации в мире, в стране, в регионе в контексте ожидаемого влияния детерминирующих факторов.
3. Наиболее ожидаемый социальный образ преступника.
4. Социальный портрет жертвы преступления. Установление наиболее виктимной категории граждан.
5. Сама наука криминология с точки зрения выделения наиболее перспективной исследовательской проблематики.

Виды прогнозирования:

1. Обыденное (опирается на поведенный опыт сотрудника правоохранительных органов и иных лиц, связанных с контролем над преступностью);
2. Научное (осуществляется на основе систематизированных знаний о предмете исследования и с использованием научных методов познания):
- На уровне преступности в целом;
- На уровне регионов и населенных пунктов;
- На уровне отдельных видов преступности;
- На уровне конкретных индивидуумов.

По срокам:

- краткосрочный до 1 года;
- среднесрочный до 5 лет;
- долгосрочный свыше 5 лет до 10 лет как правило.

Виды жертв преступлений

Центральное, стержневое понятие виктимологии — жертва (лат. — victima, англ. — viktim, франц. — viktime, откуда и название самой науки). Однако, несмотря на то, что виктимология естественно представляет собой учение о жертве преступления, основным элементом ее предмета является виктимность.

Как уже говорилось в предыдущем параграфе, виктимность или виктимогенность — приобретенные человеком физические, психические и социальные черты и признаки, которые могут сделать его предрасположенным к превращению в жертву (преступления, несчастного случая, деструктивного культа и т. д.). Виктимизация — процесс приобретения виктимности, или, другими словами, это процесс и результат превращения лица в жертву. Виктимизация, таким образом, объединяет в себе и динамику (реализацию виктимности), и статику (реализованную виктимность) (Ривман, Устинов).

Л. В. Франк предложил рассматривать четыре уровня виктимизации:

1. непосредственные жертвы, т. е. физические лица;
2. семьи;
3. коллективы, организации;
4. население районов, регионов (Франк; Ривман, Устинов).

В настоящем справочнике, жертва — это преимущественно физическое лицо, которому непосредственно причинен вред.

Как это ни удивительно, до настоящего времени нет четкой формулировки понятия «жертва». Толкования, которые приводятся в словарях, затрагивают ту сторону понятия «жертва», которая отражает различные ритуалы жертвоприношения (Христенко).

Имеется ряд определений этого понятия в юриспруденции, выделяют жертвы автомобильной катастрофы, мести, преступления, инвентуальную, латентную, потенциальную и др. Существуют также понятия жертвы религиозной, политической, идеологической борьбы, экономической, жертвы обмана, шантажа и т. д. И это далеко не полный список конкретных частных определений понятия «жертва».

В работе (Христенко) предлагается следующее определение: жертва — это человек (сторона взаимодействия), который утратил значимые для него ценности в результате воздействия на него другим человеком (стороной взаимодействия), группой людей, определенными событиями и обстоятельствами. В отечественной виктимологии наряду с термином «жертва» изначально используется термин «потерпевший», что в первую очередь относится к жертвам криминальных преступлений.

С начала возникновения виктимологии исследователи пытались классифицировать жертвы преступлений (Христенко).

В литературе часто используется термин «виктимное поведение», что, строго говоря, означает «поведение жертвы». Однако это понятие обычно используется для обозначения неправильного, неосторожного, аморального, провоцирующего и т. д. поведения. Виктимной нередко именуют и саму личность, имея в виду, что в силу своих психологических и социальных характеристик она может стать жертвой преступления.

Типичное поведение людей в определенных ситуациях есть выражение их внутренней сущности. Каждый человек живет и действует в условиях определенной социальной системы, выполняя множество различных социальных ролей, представляющих динамическое выражение его социальных позиций, статусов.

Специфика потерпевшего от преступления (жертвы) как социально-психологического типа заключается в том, что он является носителем внутренних психологических причин виктимного поведения, которые при определенных внешних обстоятельствах могут реализоваться в таком поведении на основе как негативных, так и положительных мотивов (Яковлев).

В настоящее время существует несколько разработанных отечественными исследователями классификаций жертв преступлений. Однако до сих пор не разработано единой классификации.

Так, например, B. C. Минская, классифицируя формы поведения жертвы, отмечает, что в большинстве случаев насильственных преступлений поведение потерпевшего являлось по существу провокацией этих преступлений. В проведенных автором исследованиях убийств и причинения телесных повреждений вследствие отрицательного поведения потерпевших установлено, что непосредственно перед совершением преступления между потерпевшим и преступником в подавляющем большинстве случаев (95 %) происходила ссора.

B. C. Минская приводит классификацию поведения жертв преступлений в зависимости от степени его общественной опасности.

Она выделяет следующие виды поведения потерпевших:

- преступные действия потерпевшего — общественно опасное посягательство на интересы общества или отдельной личности, поставившие ее в состояние необходимой обороны или вызвавшее состояние сильного душевного волнения;
- менее общественно опасные, а значит, способные оказать меньшее влияние на общественную опасность ответного преступного деяния действия потерпевшего, нарушившие нормы административного или гражданского права или дисциплинарного устава;
- еще менее опасные для общества (при прочих равных условиях) как причиняющие обществу меньший вред представляют нарушения норм нравственности.

B. C. Минская приводит также классификацию, основанную на поведении потерпевших непосредственно перед преступлением или в момент его совершения: физическое насилие; оскорбление; попытка применения физического насилия; психическое насилие — угроза физическим насилием, уничтожением или повреждением имущества виновному; необоснованный отказ оплатить бытовые услуги, освободить жилище; насильственное изгнание субъекта из его жилища; необоснованные имущественные притязания потерпевшего; кража.

Особенности жертвы преступления

Жертва преступления является одной из центральных категорий виктимологии. Следует еще раз подчеркнуть, что понятие жертвы преступления шире понятия "потерпевший" в уголовно-процессуальном значении этого понятия, поскольку включает в себя лиц, которые не признаны потерпевшими в установленном законом порядке (после вынесения дознавателем, следователем, судьей постановления о признании потерпевшим либо аналогичного определения суда). Отсутствие формального повода для признания лица в качестве потерпевшего может быть связано как с отсутствием возбужденного уголовного дела, так и отсутствие фактических данных, указывающих на то, что лицу был причинен вред. Например, органы предварительного расследования не смогли доказать факт причинения владельцу части похищенного имущества материального ущерба.

Признание лица потерпевшим в рамках уголовного судопроизводства способствует реализации жертвой преступлении ряда прав — на возмещение причиненного преступлением вреда, на обеспечение безопасности, на ознакомление с материалами уголовного дела и т.д. Отсутствие статуса потерпевшего не дает возможность жертве реализовать свои права.

В ряде случаев жертва преступления сознательно не обращается в правоохранительные органы с сообщением о совершенном в отношении нее преступлении, тем самым добровольно отказываясь от возможности реализации своих нрав, например, стыдясь своих поступков, повлекших совершение в отношении нее преступления. Но нередко лицо не может обратиться в правоохранительные органы, обосновано опасаясь, например, расправы со стороны преступника, либо вообще не понимая, что стало жертвой преступления, например, проиграв в карты шулеру. В любом случае наличие подобных "латентных жертв" негативно сказывается на понимании процессов виктимизации, влияния виктимных факторов и в целом на виктимологической профилактике.

Изучая жертв преступлений, следует еще раз подчеркнуть, что ими выступают конкретные лица, которым причинен материальный, физический и моральный вред. Как и любое другое лицо, жертва обладает рядом признаков, характеризующих ее личность.

При этом, так же как и в структуре личности преступника, можно выделить ряд элементов, таких как:

1) социально-демографический элемент;
2) нравственно-психологический элемент;
3) биологический элемент.

Однако в отличие от структуры личности преступника в структуре личности жертвы нецелесообразно специально выделять правовой и криминологический элементы, признаки, относящиеся к ним, следует распределить между социальными и нравственными характеристиками.

Социально-демографический элемент включает в себя данные о поле, возрасте, национальности, социальной роли и статусе лица.

Рассматривая гендерные характеристики жертвы, следует отметить, что мужчины гораздо чаще становятся жертвами преступных посягательств, нежели женщины, доля мужчин-потерпевших доходит до 70%.

Высокий уровень виктимности мужчин объясняется большей их вовлеченностью в общественные отношения при меньшей занятости мужчин в решении бытовых проблем. Так, исследователями установлено, что трудовая неделя женщины составляет 80 ч, а мужчины — 50. При этом следует отметить наличие тенденций роста женской виктимности, объясняющееся процессами урбанизации и феминизации общества.

Следует отметить, что большая виктимность у мужчин вовсе не означает, что принадлежность к мужскому полу создает опасность стать жертвой преступления. Нередко именно этот фактор удерживает преступника от совершения посягательства под страхом получить отпор. И наоборот, зачастую, грабители выбирают себе в качестве жертв женщин, не способных оказать достойного сопротивления.

Рассматривая возраст жертв преступления, следует отметить, что наиболее часто жертвами преступления становятся лица в возрасте от 25 до 40 лет. В связи с более глубоким вовлечением в общественные отношения, а также с устоявшимися нравственно-психологическими качествами данная категория лиц в одинаковой степени подвержена риску как виктимизации, так и криминализации.

Также высокий уровень виктимности характерен для возрастной группы от 19 до 25 лет, для которой характерно провокационное поведение и стремление проникнуть в различные общественные отношения.

Особенности возраста представляют особый интерес, так как на каждом этапе своего развития социальное содержание и физическое состояние личности неодинаково. Наиболее виктимоопасным является возраст 25—29 лет (38,4%), а также возраст 29—39 лет (28,7%). Далее по степени уменьшения показателей виктимности следуют возрастные категории с 18 до 24 лет (18%), с 40 лет и старше (14,9%).

Возрастная виктимность по видам пенитенциарной виктимизации имеет некоторые различия. Так, по результатам проведенного И. Н. Сердюченко исследования, при виктимизации от насильственных действий сексуального характера, наиболее виктимным является возраст с 18 до 24 лет (34,7%). Осужденные от 18—24 лет составляют особо опасную возрастную группу, представители которой в большинстве случаев впервые осуждены к лишению свободы, не имеют достаточного жизненного опыта, осторожности и физической силы, и в то же время весьма активны, поэтому чаще других становятся жертвами различных преступлений, направленных против личности. При совершении тяжких и особо тяжких насильственных преступлений (убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и др.) наиболее виктимоопасным является возраст 29—39 лет (28,8%), а возраст 50 лет и старше имеет наиболее низкий показатель — 9,2%. Возрастные особенности жертв преступлений против собственности также имеют особенности. Так, наиболее виктимоопасный возраст у лиц, достигших 30—39 лет (40,6%). Наименьшая возрастная виктимность при совершении данной категории преступлений у лиц в возрасте 18—24 лет (8,5%). Низкий процент жертв данной возрастной категории объясняется тем, что они обладают меньшим количеством материальных благ, чем иные возрастные категории осужденных.

Проведенный анализ возрастных характеристик потерпевших от преступлений в местах лишения свободы, показал, что чаще виктимизации подвержены люди молодого и среднего возраста, что соответствует возрасту максимальной активности человека.

Следует отметить, что в силу низкой социальной адаптированности весьма высока вероятность стать жертвой преступлений (особенно против жизни и здоровья) у малолетних и несовершеннолетних лиц.

Рассматривая такой демографический признак, как национальность следует отметить, что в России ему долгое время не уделяли внимания.

Современная криминологическая ситуация, миграционные процессы, особенно в крупных городах, рост ксенофобии, распространение экстремистской идеологии, межнациональной и межконфессиональной вражды заставили криминологов вновь обратиться к национальному вопросу. Большей степенью виктимизации обладают лица, не являющиеся представителями преобладающей национальности в регионе, а также лица, чья национальная принадлежность представлена в общественном сознании как стереотип угрозы общественным и государственным интересам.

Переходя к социологическим характеристикам жертвы преступления, необходимо отметить, что для жертв преступления, равно как и для лиц, совершающих преступления, характерен средний образовательный уровень.

При этом наиболее подвержены риску стать жертвой преступления лица, которые нигде не работают и не учатся, либо занимаются случайными заработками и неквалифицированным трудом. Интересно, что такие же показатели занятости жертв также очень схожи с показателями, характеризующими личность преступника. Это связано со стремлением жертвы реализовать свой потенциал в разнообразных сферах общественных отношений, либо с ведением антисоциального образа жизни.

Причем отсутствие социально полезных связей и ведение аморального, паразитического либо антисоциального образа жизни также отличаются высоким уровнем виктимности. Например, широкую известность получили жестокие избиения лиц без постоянного места жительства, совершаемые ради забавы или из экстремистских побуждений.

Высокий уровень виктимности и у лиц, занимающихся некоторыми видами противоправной деятельности: проституток, лиц, вовлеченных в теневую экономику, участников организованных групп, которые могут либо стать жертвами криминальных разборок, либо вынуждены платить дань криминальным структурам, "обеспечивающим их безопасность".

При этом следует отметить, что высока вероятность стать жертвой преступлений и у лиц, обладающих высоким уровнем дохода. Особенно это проявляется в преступлениях против собственности: кражах, грабежах, мошенничествах, угонах и т.п.

Также характерен высокий уровень виктимности и у представителей ряда профессий, таких как таксисты, дальнобойщики, полицейские, продавцы, кассиры, сотрудники уголовно-исполнительной системы, инкассаторы.

Рассматривая семейное положение, следует отмстить, что семья является важным элементом в формировании личности человека, развивает у него чувство ответственности, поэтому отсутствие семьи (как в рамках законно зарегистрированного брака, так и сожительствования) виктимизирует лицо. Особенно характерно отсутствие семьи для жертв насильственной преступности.

Защита жертв преступлений

В российском обществе сложилась довольно странная традиция: как только возникает проблема защиты нрав человека, сразу же внимание обращается на тех, кто лишен свободы за совершенные преступления. При этом, как правило, не принимается во внимание то, что это преступники, многие из которых неоднократно преступили уголовный закон, что они представляют значительную опасность для общества. Такова особенность человеческой души — помогать, сочувствовать тем, ком) плохо сейчас, в данную минуту, хотя предмет заботы может быть и отъявленным злодеем и душегубом.

К сожалению, жертвы преступлений такого внимания удостаиваются значительно реже, они намного чаще лишены заботы, в том числе и такой наиболее значимой помощи, как помощь со стороны государства и общества. Общественных организаций, которые могли бы оказать жертвам преступлений реальную материальную, а не только психологическую поддержку, практически нет или их помощь ничтожна и носит сугубо эпизодический характер. Иногда это полностью зависит от доброй воли и денежных возможностей конкретных людей.

Отношение российского государства, претендующего на звание демократического, к потерпевшим просто недопустимое: сотрудники полиции и прокуратуры под любыми, часто издевательскими или смехотворными предлогами, отказывают потерпевшим от регистрации преступлений, не выезжают на место происшествия, не предпринимают необходимых действий по "горячим" следам, не обеспечивают безопасность пострадавших и свидетелей. Чувствуя свою полную неуязвимость, многие представители правоохранительных органов иногда откровенно издеваются над ними, хамят, грубят, оскорбляют их. Поэтому граждане предпочитают обращаться в прокуратуру и полицию только в крайне острых ситуациях. По названной причине многие преступники не несут никакой ответственности за свои действия.

Между тем важная задача правоохранительных органов и всех тех, кто участвует в предупреждении преступности, — это принимать все меры к тому, чтобы снизить виктимность отдельных людей и вообще защитить население от преступных посягательств. Поэтому в первую очередь надо выявить тех лиц, которые по своим качествам отличаются рядом изъянов социального, этического или психологического характера, а в определенных жизненных обстоятельствах даже способствуют тому, что могут стать жертвой преступления. В отношении конкретных лиц такую работу осуществляют их близкие или сотрудники полиции. В этих случаях сущность профилактического воздействия на потенциальную жертву преступления заключается во всемерном развитии у нее положительных качеств либо блокировании отрицательных, например излишней доверчивости, неосторожности, неосмотрительности.

Если возможность стать жертвой преступления связана с профессиональной деятельностью конкретного человека, его безопасность должна обеспечиваться профессиональными методами и средствами.

Совершенно очевидно, что бороться с преступностью следует не только путем воздействия на лиц, их совершающих, но и принимая необходимые профилактические меры к тем, кто может стать их жертвой. Данные о последних в первую очередь должны учитываться сотрудниками органов внутренних дел, которые среди всех правоохранительных систем стоят ближе всего к населению.

Защите населения от преступлений существенно препятствует то обстоятельство, что укрывательство преступлений достигло неимоверных масштабов. Сейчас, по сравнению с советскими временами, укрываются любые преступления, в том числе самые опасные, связанные с лишением жизни. Нередки случаи, когда уголовные дела даже об убийствах возбуждаются только после настоятельных требований и просьб родственников и близких погибших, их обращений в вышестоящие инстанции или к знакомым в правоохранительных органах. О корыстных преступлениях в отношении граждан и говорить не приходится; страницы официальной отчетности отражают лишь их ничтожную часть, что означает полное игнорирование интересов потерпевших, отсутствие государственного механизма хоть какого-то возмещения понесенных ими убытков. Впрочем, если уголовное дело возбуждено, преступник обнаружен и несет наказание, то и тогда действительная компенсация убытков обычно не происходит. Осужденные преступники изыскивают самые разные возможности, для того чтобы скрыть принадлежащее им имущество и денежные средства для уклонения от выплаты компенсации пострадавшим. Во многом это объясняется тем, что преступники не имеют в своей собственности никаких ценностей, а также тем, что в России абсолютно непопулярно покаяние в совершенных проступках. Не раскаиваются даже те, у которых, как говорится, руки по локоть в крови. По нашим данным, из тысячи убийц лишь несколько человек действительно осознали свою вину и меру своей ответственности и хотели бы возместить нанесенный ущерб.

Механизмы и основные принципы возмещения убытков жертвам преступлений не продуманы, их, собственно говоря, нет. Отсутствуют организации, которые этим бы занимались, фонды, которые бы им помогали, деньги, которые были бы потрачены на такие цели; нет и правил, которые регулировали бы оказание подобной помощи.

Не создан нравственно-психологический "зонтик" для потерпевших от преступлений, для защиты личности от преступных посягательств, который имел бы весомое профилактическое значение. Именно по этой причине россияне не чувствуют себя в безопасности и прибегают к тем мерам защиты, которые лежат в пределах их скромных субъективных возможностей.

Сложилась порочная и безнравственная практика назначения лицам, которые совершают тяжкие и особо тяжкие преступления, чрезмерно мягких наказаний. Это не вызывает особого удивления, поскольку в России сформировалась сословная юстиция, при которой человек со связями и деньгами может избежать уголовной ответственности даже в случае совершения самого опасного преступления. В последние годы неоднократно даже террористы и похитители людей приговаривались судом к наказаниям, которые никак нельзя назвать длительными. Вспомним процесс над Радуевым и его сообщниками, ведь только он один был приговорен к пожизненному сроку лишения свободы. К таким же мерам наказания часто приговариваются лица, совершившие корыстные убийства двух и более людей. Примеров этому много.

Речь идет о бесчисленных случаях назначения чрезмерно мягких наказаний самым опасным преступникам. Видно, что государство не собирается обезопасить своих граждан от насилия и похищения их имущества, в том числе путем адекватного наказания. В наказании должен явственно прослеживаться элемент возмездия за причиненный вред, порой невозместимый. Иными словами, в планах государства пока не прослеживается цель создания механизма защиты потенциальных жертв путем сурового наказания наиболее опасных преступников, склонных к рецидиву.

Понятно, что наказание, в том числе строгое, не самый лучший путь обезопасить людей, но оно всегда было, есть и останется в арсенале профилактики преступлений. Как убедилось человечество на протяжении всей своей истории, без наказания и без устрашения наказанием никак не обойтись, поскольку страх принадлежит к числу тех факторов, которые могут удержать от противоправного поведения. Конечно, лучше всего, чтобы все люди автоматически выполняли правовые и моральные нормы, но, к сожалению, это больше мечта, чем реальность. Автоматическое исполнение всех предписаний общества можно достичь только путем соответствующего воспитания всех его членов, что представляется пока абсолютно недостижимым. Но практика убеждает в том, что всегда страх наказания может остановить насильника, вора или убийцу, не всех, разумеется, но некоторых, даже очень многих. Если с помощью страха наказания можно спасти только одну человеческую жизнь, то наличие такого страха следует признать более чем оправданным. Иными словами, составной частью защитного "зонтика" для возможных потерпевших от преступлений должен являться страх быть пойманным и страх понести за это заслуженное наказание.

Неверно, что преступника не остановит страх наказания, но наказания не со смехотворным сроком лишения свободы. В таком случае преступник чувствуют себя вольготно, его "согревает" мысль, что он сумел так ловко избежать справедливого наказания.

Из всего сказанного выше вытекают как минимум две задачи:

1) сурово наказывать тех сотрудников правоохранительных органов, которые скрывают преступления от учета: о подобного рода фактах широко оповещать общественность и особенно всех сотрудников названных органон;
2) вышестоящие судебные инстанции обязаны отменять необоснованно мягкие приговоры. Об этом также необходимо незамедлительно информировать общественность и все судебные учреждения, а отмену таких приговоров надо расценивать в качестве судебного прецедента, некоего ориентира для судебного корпуса.

Тому, что люди считают себя незащищенными от насилия, способствует наличие запрета на применение смертной казни. Российский менталитет, взгляды и убеждения населения, наконец, история страны не создают никакой почвы для того, чтобы в России отменить это самое суровое наказание. Однако Россия как член Совета Европы взяла на себя обязательство не применять смертную казнь и этот запрет не может быть отменен.

Если же в будущем возникнет вопрос о возобновлении применения этого вида наказания, нужно иметь в виду следующие соображения.

Представляются необоснованными взгляды на то, что право на жизнь является неотъемлемым: по крайней мере в трех случаях российский уголовный кодекс предусматривает возможность причинения смерти — в случаях крайней необходимости, превышения пределов необходимой обороны и нанесения вреда при задержании преступника.

Конечно, при назначении наказания в виде смертной казни возможна судебная ошибка. Но, во-первых, такие ошибки чрезвычайно редки; как правило, доказательств вины именно этого обвиняемого более чем достаточно. Можно предусмотреть с помощью закона некоторые процедуры перепроверки доказательств даже после вынесения смертного приговора, если эти доказательства вызывают хоть какое-либо сомнение. Во-вторых, любые приговоры выносят люди и вполне естественно, что они могут ошибаться, так же как и хирурги, и терапевты, ошибки которых могут привести к смерти пациента, однако это не является основанием для призыва упразднить медицину.

Самым веским доводом в пользу смертной казни являются не криминологические соображения, не нравственные, а тем более религиозные воззрения, а в первую очередь и главным образом отношением конкретных лиц к содеянному. Отдельные из них именно своим поведением как бы вычеркивают себя из списка живых, подвергают сомнению свое право на жизнь.

При решении вопроса о смертной казни необходимо исходить из того, что существуют некрофильские личности, для которых смерть является чем-то психологически близким, понятным, разумным. Они как бы живут в двух сферах: в жизни и в смерти; не боятся смерти, но и не стремятся к ней. Это амбивалентное, двойственное отношение к смерти определяет их поступки. Причинение смерти в их глазах выступает в качестве способа решения очень сложных жизненных проблем, они просто не видят иного выхода из создавшейся жизненной ситуации в силу своих психических отклонений. Самое страшное, когда такие люди захватывают государственную власть и устанавливают кровавую деспотию. Тогда террор и массовые убийства становятся повседневной практикой.

Защита жертв преступлений не может ограничиваться лишь созданием психологического защитного "зонтика". Она должна включать в себя и оказание действенной материальной помощи жертвам преступлений, причем не только террористических, но и тех, в результате которых человек понес ущерб и нуждается в материальной поддержке. Размер помощи пострадавшим необходимо определять в соответствии с тяжестью и характером совершенного преступления, конкретными действиями виновного, сто имущественным положением, социальным статусом жертвы, возрастом, состоянием здоровья, наличием детей, условиями жизни и другими важными обстоятельствами. Существенным является и вопрос о том, из каких источников будут формироваться соответствующие фонды.

На наш взгляд, их должно быть несколько:

— государственная помощь;
— средства, конфискованные у преступников, в том числе у тех, в результате действия которых жертве требуется оказание материальной поддержки;
— средства общественных организаций, в частности правозащитных и таких, которые специализируются на оказании помощи потерпевшим от преступлений;
— пожертвования частных лиц;
— пожертвования церковных учреждений.

Итак, в предупреждении преступности необходимо наличие самостоятельного направления — защиты жертв преступлений, состоявшихся и возможных, т.е. виктимологическая профилактика.

Виктимологическая профилактика — одно из наиболее важных направлений борьбы с преступностью, когда предупредительные усилия реализуются, образно говоря, не со стороны преступника, а со стороны жертвы. Это деятельность правоохранительных органов, общественных организаций, социальных институтов по выявлению и устранению обстоятельств, формирующих "виновное" поведение жертвы, установление людей, составляющих группу криминального риска, и применение к ним профилактических мер. Виктимологическая профилактика может осуществляться как в отношении общества в целом или отдельных социальных групп (например, с помощью средств массовой информации), так и конкретных лиц, т.е. профилактические усилия здесь различны по своим масштабам. При этом названная профилактика должна реализовываться одновременно с выявлением лиц, способных стать на преступный путь, и воздействием на них. Данное обстоятельство тем более важно подчеркнуть, что нередко будущие жертвы вращаются в том же порочном криминальном круге, что и будущие преступники. Вот почему необходимо изучение уголовной и околоуголовной субкультуры, социально-психологических и иных процессов, протекающих в ее рамках.

Необходимо отметить, что речь идет не только о том, чтобы вовремя пресечь аморальное, неосторожное или противоправное поведение людей, которое может дать повод к совершению преступления, создать для него условия. Разумеется, соответствующая деятельность очень важна и она должна быть самостоятельным направлением в борьбе с преступностью. Вместе с тем виктимологические усилия должны быть сосредоточены и на потерпевших, которым грозит опасность со стороны подозреваемых (обвиняемых, осужденных) и их сообщников, а также и на свидетелях по уголовным делам и сотрудниках правоохранительных органов. По этому пути идет мировая практика, имеется законодательная система защиты жертв преступлений, создаются фонды для оказания им материальной помощи, центры психологической поддержки, потерпевшим предоставляется жилье, в котором они могли бы скрываться от преступников, и т.д. К сожалению, такая работа в России еще только начинается.

По справедливому мнению А. И. Алексеева, мероприятия виктимологической профилактики могут быть сведены в две основные группы. К первой относятся меры, направленные на устранение ситуаций, чреватых возможностью причинения вреда (распространение специальных памяток, извещение граждан о типичных действиях преступников, о необходимых мерах личной безопасности, помощь в защите жилища и имущества, проведение разъяснительных бесед, обеспечение порядка в общественных местах и т.д.). Вторую группу составляют меры воздействия на потенциальную жертву с тем, чтобы восстановить или активизировать в ней внутренние защитные возможности (беседы, обучение приемам самообороны, оповещение о предстоящих ситуациях, контроль за поведением потенциальной жертвы, ориентирование на поддержание постоянной связи с правоохранительными органами и др.).

К этим мерам можно добавить технические, организационные и любые другие, которые применяются в сфере борьбы с преступностью.

Характер мер виктимологической профилактики зависит от того, каковы особенности тех, кому адресованы соответствующие меры, предполагаемые время, место, способы совершения преступлений, действия преступника и т.д.

Виктимизация, т.е. способность стать жертвой того или иного преступления, у разных категорий потерпевших проявляется далеко не одинаково. Она во многих случаях опосредована своеобразием личности потерпевшего, в частности ее демографическими, нравственными, ролевыми, психологическими свойствами и особенностями их формирования. В целом вероятность стать жертвой преступления нередко обусловливается совокупностью личностных качеств потерпевшего, взаимодействующих с криминальной ситуацией. При этом главное заключается в направленности поведения, ориентации, установках, целях, намерениях, потребностях этой категории лиц. Если виктимное поведение жертвы вызывающе, агрессивно, противоправно, то это может скорее побудить преступника (преступников) совершить преступные действия.

Виктимологическая профилактика — это специфическая деятельность социальных институтов и правоохранительных органов, направленная на выявление, устранение или нейтрализацию обстоятельств и ситуаций, формирующих виктимное поведение и обусловливающих совершение преступлений, выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности и воздействие на них в целях восстановления или активизации их защитных свойств, а также разработка либо совершенствование уже имеющихся специальных средств защиты граждан от преступлений и виктимизации.

В виктимологической профилактике необходимо различать ее общий и индивидуальный уровни.

Общая виктимологическая профилактика заключается в выявлении виктимогенных факторов и принятии мер по их устранению или нейтрализации, т.е. в выявлении причин и условий становления жертвой, связанных с защитой интересов потенциальных потерпевших в целом, а также в устранении причин их виктимизации. Это меры глобального характера.

Среди них в первую очередь необходимо выделить воздействие на неблагоприятные экономические факторы, социальную и политическую стабилизацию в обществе, реализацию мер по укреплению нравственно-психологических отношений в социуме. В этой связи важными направлениями общей виктимологической профилактики могут считаться совершенствование законодательства (например, в сфере экономической деятельности с тем, чтобы дать возможность многим средним и мелким предпринимателям "выйти из тени", регулярно и полно платить налоги и т.п.), правовая пропаганда, принятие энергичных и действенных мер реагирования на выявленные виктимогенные факторы. Задачи общей профилактики на виктимологической основе решаются прежде всего через широкий комплекс экономического, социально-культурного, воспитательного, правового характера, обеспечивающих формирование такой личности, которая сможет противостоять преступным посягательствам, обеспечить безопасность себе и своего имущества. Общая виктимологическая профилактика должна дополнять общую криминологическую профилактику.

По существу, это две тесно взаимосвязанные стороны единого предупредительного процесса, взаимодополняющие друг друга. И если подобная гармония будет достигнута, то они способны активно противостоять основным видам современной преступности.

К сожалению, широко известен тот факт, что в комплексных и иных планах профилактики не уделяется должного внимания воспитательной, профилактической работе с потенциальными жертвами преступлений. Работники правоохранительных органов, даже располагая достаточной виктимологической информацией, не всегда используют свои возможности комплексного решения проблем защиты жертв преступлений. Между тем это как раз тот индивидуальный уровень виктимологической профилактики преступлений, который должен логично и эффективно дополнять и обогащать общий.

Среди наиболее типичных мер специальной виктимологической профилактики следует назвать проведение разъяснительной работы в среде потенциальных жертв о соблюдении ими необходимых мер безопасности. Как показывает практика, именно пренебрежение даже элементарными нормами безопасности со стороны граждан (болтливость, неразборчивость в связях, излишняя доверчивость, беспечность и т.д.) резко увеличивают вероятность посягательства на них. Важным резервом усиления психической устойчивости, уверенности в себе многих граждан является кардинальное улучшение правовой осведомленности, грамотности широких слоев населения. В связи с этим организация правового обучения населения, знание жертвами своих прав и обязанностей, способов наиболее эффективной правовой защиты своих интересов являются действенным средством виктимологической профилактики. Может стать эффективным привлечение общественных объединений, средств массовой информации к проблемам противодействия разнообразным угрозам, другим негативным явлениям, способствующим преступным посягательствам. Населению в популярной форме необходимо разъяснять причины совершения преступлений и методы противодействия им.

В виктимологической профилактике на бытовом, каждодневном уровне можно выделить следующие основные направления:

— проверка состояния обеспечения безопасности объектов, наличие надежных современных дверных замков, охранной сигнализации, домофонов;
— проведение сотрудниками органов внутренних дел совместно с общественностью рейдов, засад и заслонов в местах возможного нахождения преступников;
— изготовление и распространение специальных памяток — предостережений о том, как не стать жертвой преступников;
— извещение граждан через средства массовой информации об имеющихся на данной территории фактах совершения преступлений, типичных действиях преступников и о том, как следует поступить жертве в конкретной криминальной ситуации;
— проведение профилактических бесед с людьми, чье социальное, имущественное положение или профессиональная деятельность вызывают повышенный интерес со стороны преступников;
— инструктаж потенциальных жертв вымогателей по правилам личной безопасности, особенно в случаях повышенной опасности для них;
— обучение в необходимых случаях возможных жертв приемам самообороны, предоставление средств индивидуальной защиты (аэрозольные защитные средства, бронежилеты и др.);
— определение способов немедленной экстренной связи потерпевшего с правоохранительными органами в случае преступного посягательства на него;
— контроль за поведением и безопасностью потенциальной жертвы (регулярное посещение места жительства работниками полиции, внештатными сотрудниками, представителями общественности);
— установление шефства над возможными жертвами вымогателей, в том числе с помощью родственников, соседей, знакомых и, конечно, сотрудников правоохранительных органов;
— использование тех или иных конкретных мер виктимологической профилактики зависит от особенностей места, времени, способа возможного преступления, способность именно этой потенциальной жертвы оказать противодействие преступнику, наличие у соответствующих органов и должностных лиц достаточных сил и средств для оказания помощи жертвам и т.д.

Самостоятельная и неоднозначно решаемая в разных странах проблема — защита потерпевших (и свидетелей) уже после возбуждения уголовного дела. Нередко на жертву оказывается массированное давление не только со стороны родственников и близких обвиняемого (подозреваемого), но и его сообщников. Особенно опасно, если такое давление имеет место со стороны организованной группы или преступного сообщества. Потерпевшего убеждают в нецелесообразности подачи заявления в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела, бесперспективности дачи показаний против определенных лиц и т.д. В некоторых случаях жертве предлагается не только вознаграждение за ее молчание, но и юридические услуги для выхода из ситуации в связи с расследованием уголовного дела. В других — грозят смертью самой жертве и ее близким. Очень часто вес это достигает цели, особенно если при этом "подкупают" следователей, которым, кстати, тоже нередко угрожают и приводят угрозы в действие.

В этих случаях должна вступать в силу программа защиты жертв преступлений, что почти всегда требует немалых усилий со стороны правоохранительных органов и материальных затрат. Однако, как представляется, дело не только в этом. Защита жертв (и свидетелей) по уголовному делу может быть обеспечена путем изменения традиционных уголовно-процессуальных норм, даже таких демократических институтов, как гласность или состязательность. Например, если возникнут сомнения в правдивости показаний потерпевшего, которому угрожают расправой, эти сомнения должны "сниматься" не вопросами адвоката в открытом судебном заседании, а каким-то иным способом. Полагаю, что в целях обеспечения безопасности жертвы, все данные о ней и все ее показания должны быть засекречены со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами.

темы

документ Апелляция и преступение
документ Ответственность за преступление
документ Преступление
документ Состав преступления
документ Экономические преступления




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты