Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Институциональная экономика

Институциональная экономика

Институциональная экономика

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Институциональная экономика
2. Институциональные теории экономики
3. Развитие институциональной экономики
4. Новая институциональная экономика
5. Институциональная структура экономики
6. Институциональные сектора экономики
7. Основы институциональной экономики
8. Предмет институциональной экономики
9. Институциональная модель экономики
10. Человек в институциональной экономике
11. Функции институциональной экономики
12. Виды институциональной экономики
13. Современная институциональная экономика
14. Институциональный анализ экономики
15. Институциональная среда экономики
16. Издержки институциональной экономике
17. Контракт в институциональной экономике
18. Институциональные изменения в экономике
19. Социальная институциональная экономика
20. Государство в институциональной экономике

Институциональная экономика

Институциональная экономика занимается вопросами изучения механизма индивидуального выбора экономических агентов, способов, при помощи которых можно было бы применить разнообразные наборы институциональных ограничений. Традиции и нормы используются в качестве инструментов для побуждения экономических субъектов действовать согласно определенным правилам поведения в обществе.

Специалисты выделяют следующие направления развития институциональной экономики:

• традиционный институционализм;
• современная институциональная экономика.

В последнем направлении выделяют:

• неоинституционализм;
• новую институциональную экономику.

Традиционный или, другими словами, «старый» институционализм образовался в конце XIX века. Представителями его являются Т. Веблен, Дж. Коммонс. Они подчеркивают в своих исследованиях важность института для экономики, пытаются понять их роль и эволюцию. Именно представители этого направления ввели в экономику понятие «институт». Они утверждали, что на поведение человека существенно влияют такие институциональные образования, как государство, профсоюзы, корпорации, закон, институт семьи, этика.

С 70 годов XX века в развитии институциональной экономики появляется новое направление – неоинституционализм. Его представители - Р. Коуз, ДЖ. Стиглиц, Р. Познер. Неоинституциалисты читают, что социальные институты имеют значение и поддаются анализу при помощи стандартных инструментов экономической теории. Они предполагают, что рынок действует в условиях совершенной конкуренции, отклонение от которой означает «провал рынка».

Неоинституциональная экономика включает в себя следующие теории:

• прав собственности;
• трансакционных издержек;
• оптимального контракта;
• общественного выбора;
• новой экономической истории.

Новая институциональная экономика занимается вопросами изучения различных структур управления государством, составляющими элементами которых являются организации (то есть институты), контрактная и хозяйственная система, институциональная структура общества. Толкование термина «институт» представителями этого направления было немного расширено. Д. Норт выделяет в нем формальные и неформальные правила поведения, которые определяют взаимоотношения экономических агентов, также организаций. Кроме того, исследователь считает, что существуют институты механизмов принуждения, которые обеспечивают соблюдения правил (полиция, суды).

В зависимости от характера определения институциональных норм могут происходить разнокачественные изменения в экономической системе.

Институты рассматриваются представителями новой институциональной экономики двояко:


• как условие рационального поведения организации, экономического агента;
• как средство, при помощи которого предоставляется возможность экономить на рациональности.

Место института в институциональной экономике

Институт является центральной категорией институциональной экономики.

Специалисты по-разному трактуют данное понятие:

• институт – это конкретные правила поведения, которые определяют экономические отношения, а также все социально-экономическое развитие общества;
• институт – это совокупность норм поведения, что структурируют и облегчают взаимодействие между людьми;
• институт – это определенные правила игры, ограничительные рамки, созданные человеком для лучшей организации взаимоотношений в обществе.

В институциональной экономике выделяют два типа институтов:

• общепринятые правила поведения;
• формы коллективного действия.

Выделяют следующие институты форм коллективного действия:

• институты государства;
• институты предприятий;
• институты разных форм предпринимательской деятельности (банковских учреждений, бирж, консалтинговых и инвестиционных фирм, пенсионных фондов, страховых компаний).

Институциональные теории экономики

Институциональная экономическая теория возникла и развивалась как оппозиционное учение - оппозиция, прежде всего, неоклассическому "экономиксу".

Представители институционализма пытались выдвинуть альтернативную основному учению концепцию, они стремились отразить в экономической теории не только формальные модели и строгие логические схемы, но и живую жизнь во всем ее многообразии. Чтобы понять причины и закономерности развития институционализма, а также главные направления его критики основного течения экономической мысли, кратко охарактеризуем методологическую основу - классический либерализм.

Сформировавшись на американской почве, институционализм вобрал в себя многие идеи немецкой исторической школы, английских фабианцев, французской социологической традиции. Нельзя отрицать и влияние марксизма на институционализм. Старый институционализм возник в конце XIX в. и оформился как течение. Он пытался занять "среднюю линию" между неоклассическим "экономиксом" и марксизмом.

Торстейн Веблен выступил с критикой Г. Шмоллера, ведущего представителя немецкой исторической школы, за чрезмерный эмпиризм. Пытаясь ответить на вопрос "Почему экономика не является эволюционной наукой", он вместо узко экономического предлагает междисциплинарный подход, который включал бы социальную философию, антропологию и психологию. Это было попыткой повернуть экономическую теории к социальным проблемам.

Появляется и понятие "институционализм". Его вводит Уилтон Гамильтон. Он определяет институт как "распространенный способ мышления или действия, запечатленный в привычках групп и обычаев народа". С его точки зрения, институты фиксируют устоявшиеся процедуры, отражают общее согласие, сложившуюся в обществе договоренность. Под институтами им понимались обычаи, корпорации, профсоюзы, государство и т.д. Такой подход к пониманию институтов типичен для традиционных ("старых") институционалистов, к которым относят таких известных экономистов как Торстейн Веблен, Уэсли Клэр Митчелл, Джон Ричард Коммонс, Карл-Август Виттфогель, Гуннар Мюрдаль, Джон Кеннет Гэлбрейт, Роберт Хейлбронер. Познакомимся с концепциями некоторых из них немного поближе.

Выходит книга Торстейна Веблена "Теория праздного класса. Экономическое изучение институтов" - первое монографическое исследование, основанное на последовательно институциональной методологии. Вдохновленный идеями социал-дарвинизма, Веблен рассматривал в "Теории праздного класса" естественный отбор институтов. Институт праздного класса - это деятельность господствующей элиты, которая подчеркивает свое привилегированное положение престижным потреблением. Веблен изучал этот институт, как современные ему антропологи изучали обычаи африканских племен. Он считал, что этот институт является частным проявлением "законов хищничества и паразитизма" и задерживает развитие обществ в силу инерции, демонстративного расточительства и системы неравного распределения благосостояния.

В книге "Теории делового предприятия" Т. Веблен анализирует дихотомии индустрии и бизнеса, рациональности и иррациональности. Он противопоставляет поведение, обусловленное действительным знанием, поведению, обусловленному привычками мышления, рассматривая первое как источник изменения прогресса, а второе - как фактор который противодействует ему.

В работах, написанных в годы первой мировой войны и после нее, - "Инстинкт мастерства и состояние промышленных умений", "Место науки в современной цивилизации", "Инженеры и система цен" - Веблен рассматривал важные проблемы научно-технического прогресса, акцентируя внимание на роли "технократов" (инженеров, ученых, менеджеров) в создании рациональной промышленной системы. Именно с ними он связывал будущее капитализма.

Уэсли Клэр Митчелл учился в Чикагском, стажировался в Венском и работал в Колумбийском университете. Он возглавил Национальное бюро экономических исследований. В центре его внимания находились вопросы деловых циклов и исследования экономической коньюнктуры. У.К. Митчел оказался первым институционалистом анализирующим реальные процессы "с цифрами в руках". В своей работе "Деловые циклы" он исследует разрыв между динамикой промышленного производства и динамикой цен.

Большой вклад в развитие старого институционализма внес Джон Ричард Коммонс. В центре его внимания в работе "Распределение богатства" находился поиск инструментов компромисса между организованным трудом и крупным капиталом. В их числе фигурируют восьмичасовой рабочий день и повышение заработной платы, которая ведет к увеличению покупательной способности населения. Он отмечал также благотворность концентрации промышленности для повышения эффективности экономики.

В книгах "Промышленная доброжелательность", "Промышленное управление", "Правовые основания капитализма" последовательно проводится идея социального соглашения рабочих и предпринимателей посредством взаимных уступок, показывается как диффузия капиталистической собственности способствует более равномерному распределению богатства.

Выходит его книга "Институциональная экономическая теория", в которой вводится понятие трансакции (сделки). В ее структуре Коммонс выделяет три основных элемента - переговоры, принятие обязательства и его выполнение - а также характеризует различные виды трансакций (торговые, управленческие и рационирующие). С его точки зрения, трансакционный процесс - это процесс определения "разумной ценности", которая завершается контрактом, реализующим "гарантии ожиданий". В последние годы в центре внимания Дж. Коммонса находились правовые рамки коллективных действий и прежде всего суды. Это нашло отражение в работе, изданной уже после его смерти, - "Экономика коллективных действий".

Очень важную роль в становлении методологии современного институционализма сыграли работы Карла Поланьи и прежде всего его "Великая Трансформация". В работе "Экономика как институционализированный процесс" он выделил три типа отношений обмена: реципроктность или взаимный обмен на натуральной основе, редистрибуцию как развитую систему перераспределения и товарообмен, лежащий в основе рыночной экономики.

В центре внимания современного американского институционалиста Джона Кеннета Гэлбрейта находятся вопросы техноструктуры. Уже в работе "Американский капитализм. Теория уравновешивающей силы" он пишет о менеджерах как носителях прогресса и рассматривает профсоюзы как уравновешивающую силу наряду с большим бизнесом и правительством.

Развитие институциональной экономики

Институциональная экономика появилась на рубеже 20 веков в США, это была попытка дать ответы на решенные проблемы экономической теории, это была попытка дать дальнейшее направление экономическим исследованиям реальной жизни. Институционализм испытывал влияние различных школ экономической жизни, прежде всего исторической школы, марксизма, маржинализма, а так же испытывал влияние идей эволюционного развития английского естествоиспытателя Чарльз Дарвин. Кроме того в этот период становления институционализма оказал влияние американский философ Гербер Спенсер.

К причинам возникновения институционализма относят переход капитализма в монополистическую стадию, который сопровождался значительной централизацией производства и капитала, что и породило социальные противоречия в обществе.

Институционализм (с лат. institutio - «обычай, наставление») - направление экономической мысли, которое сформировалось в 20-30-е годы XX века для исследования совокупности социально-экономических факторов (институтов) во времени, а также для изучения социального контроля общества над экономикой.

Институты - это первичные элементы движущей силы общества, рассматриваемые в историческом развитии.

Среди институтов выделяют:

- общественные институты - семья, государство, правовые нормы, монополия, конкуренция и т. д.;
- понятия общественной психологии - собственность, кредит, доход, налог, обычаи, традиции и т. д.

Характерные черты институционализма:

- основа анализа - метод описания экономических явлений;
- объект анализа - эволюция социальной психологии;
- движущей силой экономики наряду с материальными факторами являются моральные, этические и правовые элементы в историческом развитии;
- трактовка социально-экономических явлений с точки зрения общественной психологии;
- неудовлетворение применением абстракций, присущих неоклассицизму;
- стремление к интеграции экономической науки с общественными науками;
- необходимость детального количественного исследования явлений;
- защита проведения антимонопольной политики государства.

Этапы развития институциональной теории и формирование ее основных школ и направлений.

В развитии институционализма выделяют три этапа:

• Первый этап - 20-30-е годы XX века; он характеризуется формированием основных положений институционализма; родоначальниками этого этапа являются Т.Веблен, Д.Коммонс, У.Митчелл.
• Второй этап - середина XX века; изучались демографические проблемы, социально-экономические противоречия капитализма, была разработана теория профсоюзного движения; типичными представителями являются Дж.М.Кларк, А.Берли, Г.Минз.
• Третий этап - 60-70-е годы XX века; этот этап называют неоинституционализмом, в котором экономические процессы ставятся в зависимость от технократии, а также объясняется значение экономических процессов в социальной жизни общества; видными идеологами этого этапа являются Н.Ноув, Дж.Гэлбрейт, Р.Хайлбронер, Р.Коуз.

В рамках институционализма различают три течения:

1. социально-психологический (технократический). Основоположником этого направления стал Торстейн Веблен. Основные работы: "Теория праздного класса"- это класс который живет за счет других и не желает трудится, "Теория делового предпринимательства".

Веблен выступил против неоклассиков и доказал, что их позиция характеризуется статистикой. он показал, что следует изучать функции субъектов, используя эволюционный подход и его анализ. Веблен считает, что движущими силами экономического развития являются не только материальные, но и идеологические и психологические факторы.

Существующие формы жизни и общественных отношений, укоренившиеся связи и образ мышления являются результатом не только эволюции общества , но и факторами естественного отбора. У Веблена институты это психологические категории, которые по его мнению связаны с мотивацией экономического поведения.

Предметом экономической науки считал действия человека, его поведение относительно материальных средств. Веблен считал, что экономическое поведение человека обусловлено инстинктом мастерства, родительским чувством и праздным любопытством.

Веблен предложил свой подход стадий развития экономического общества:

1) дикость;
2) ремесло;
3) промышленность;
4) дикость.

Такой подход дает возможность человеку противостоять сложным проблемам, таким как стяжательство и природные катаклизмы.

Веблен выступил критиком капитализма: критиковал конкуренцию, которая ведет к неэффективному использованию ресурсов, а стремление к наживе исключает использование полезных благ производимых в обществе. Главным противоречием в обществе Вебленсчитал противоречие между сферой индустрии и сферой бизнеса, отсюда вытекает вывод: субъектами противоречий он называл два класса (прогрессивный класс - это класс промышленников, реакционный класс- класс финансистов).

Он отмечал возрастающую роль финансистов. Вывод: возрастающая роль финансистов может привести к экономическим кризисам, потому что за финансовым капиталом нет реальной собственности. Финансовый капитал порождает праздный класс, для которого свойственное, показное, демонстративное, престижное потребление. Такой образ жизни вызывает у значительной части населения завистливое отношение, завистливое сравнение. Такой процесс истощает силы пролетариата, подрывает трудолюбие и т.д.

дальнейшее развитие индустрии по Веблену требует преобразование общественной системы.

2. конъюнктурно-статическое направление.

Митчелл считал, что не только психологические аспекты, но и денежное хозяйство влияет на экономику. Выделял роль финансово-кредитных учреждений, это значит, что Митчелл положительно оценивал финансовый капитал. В историю институционализма вошел не только как исследователь денежного хозяйства, но в большей мере вошел как исследователей деловых циклов. Его работы "Деловые циклы", "Измерение деловых циклов".

Деловой цикл - это термин, который он заменил понятие кризиса. Деловой цикл он определил как повторяющиеся подъемы и спады, которые проявляются в большинстве экономических процессов, более того циклическое развитие это не случайность, а закономерный процесс капиталистического хозяйства и циклы в экономике это взаимосвязь, взаимозависимость движения денег, инвестиций, цен, курсов акций, сбережений и других параметров. В тоже время Митчелл выделяет различные по времени экономические циклы: малые, большие.

в результате анализа Митчелл пришел к выводу о необходимости государственного регулирования экономики, а это означает, что противоречие капитализма можно разрешить. При Варварском университете был создан комитет экономических исследований, этот комитет изучал взаимодействие различных субъектов и взаимосвязь различных экономических параметров.

методологический подход Митечелла позволил сделать неточные выводы о том, что государственное регулирование поможет избежать экономический кризис. Митчелл остался сторонником государственного контроля экономики. В 1923 году он создал систему государственного страхования безработицы в США. Социальный контроль со стороны государства позволил обществу контролировать предпринимательство.

3. юридический институционализм. Дж. Р. Коммонс.

Юридический подход позволяет выявить следующие особенности институционализма:

1) основой экономического развития общества считаются юридические отношения и правовые нормы. Коммонс предлагает экономические институты и отношения относить к категориям юридического порядка.
2) буду идеологом американского конфедерации труда он отстаивал интересы рабочей аристократии. Главные работы "Правовые основы капитализма", "Институциональная экономическая теория". Объектом исследований были институты к ним он относил семью, производственные корпорации, торговые объединения и государство. Все пороки капиталистов он видел в не совершенстве юридических прав, юридических законов. Он считал, что они ведут к порокам.

Новая институциональная экономика

Понятие новой институциональной экономики или новой институциональной экономической теории появилось примерно 40 лет назад, ее основатель - Нобелевский лауреат Рональд Коуз. Разумеется, это не продукт одного человека, а большое направление, которое теперь отмечено не малым количеством нобелевских премий.

Последние из них были после и в разгар мирового кризиса, премии были вручены двум представителям новой институциональной экономики – Оливеру Уильямсону и Элинор Остром. Это был своего рода знак того, что мир, который находится на переломе, всегда вспоминает о таких неожиданных направлениях разработок, как в частности новая институциональная экономика.

Вообще, институциональная экономика как направление экономических исследований возникла в конце XIX века. Обычно это связывают с книгой Торстейна Веблена «Теория праздного класса», в которой этот интересный экономист и социолог анализировал роль привычек и обычаев в процессе экономического выбора. В ХХ веке была масса интересных представителей этого направления, в основном американцев, таких, как Джон Коммонс или Джон Гэлбрейт, более известный в нашей стране. Но старая институциональная экономика была скорее искусством, чем наукой. Это были люди, которые создавали очень интересные интеллектуальные продукты, но школы за ними не шли, потому что невозможно было их методологию воспроизвести. Новая институциональная экономика, формирование которой связано, в первую очередь, с именами Рональда Коуза, Оливера Уильямсона и Дугласа Норта, оказалась работоспособной и тиражируемой. Поэтому возникли научные школы и разработки в самых разных областях.

Что же нового в новой институциональной экономике? Можно сказать, что всего две предпосылки и одна теорема, но они перевернули мир экономической науки. Первая предпосылка об ограниченной рациональности. Концепцию ограниченной рациональности ввел Герберт Саймон, экономист и психолог, получивший Нобелевскую премию за разработку теории принятий решений в организациях. До этого предполагалось, что все люди необычайно умны и обладают неограниченными когнитивными и вычислительными способностями. Что они получают информацию автоматически, в любых количествах и перерабатывают в любых объемах. Но люди не боги, принятие решений требует издержек, на их стремление достигать наилучших результатов наложены объективные ограничения. Поэтому и процесс принятия решений зачастую отличается от решения оптимизационных задач, а связан с использованием эвристик, позволяющих экономить ограниченный интеллектуальный ресурс (за развитие теории принятия решений с учетом ментальных ограничений Нобелевская премия по экономике была вручена замечательному психологу Дэниэлю Канеману).

Вторая предпосылка связана с тем, что люди не только не всегда умны, но и не всегда честны. То есть они при случае стремятся нарушать обязательства и обходить правила, то есть достигать выгоды с применением хитрости и коварства, как выразился Оливер Уильямсон, основатель концепции оппортунистического поведения. Идеи о том, что люди не очень умны, а также не очень честны, во второй половине двадцатого века очень серьезно изменили ландшафт экономической науки – возникли новые области знаний, с которыми пришел целый класс новых микроэкономических моделей неполной и асимметричной информации. Необходимо отметить, что отцы-основатели новой институциональной экономики математическим моделированием не злоупотребляли, но их идеи стали базой для существенного поворота экономической теории в сторону большего реализма.

Мир всеведущих и честных экономических агентов – так называемых Homo economicus был, так сказать, институционально нейтральным. В нем не имели значения ни способы организации обмена, ни структуры управления фирмами, ни особенности политического режима – то есть огромный пласт экономической реальности либо выпадал из поля зрения экономистов, либо рассматривался ими в виде «черных ящиков». Переход к реалистической модели человека привел к осознанию факта значимости трансакционных издержек, вместе с ними – институтов, то есть правил игры, по которым играет общество, а также к формулировке теоремы, которая лежит в основе всей новой институциональной экономики – так называемой теоремы Коуза.

У теоремы Коуза забавная судьба. Коуз не является ее автором, она была сформулирована другими экономистами на основе знаменитой статьи Коуза «Проблема социальных издержек» (количество ссылок на эту работу сейчас измеряется тысячами). Речь в ней идет о том, что независимо от первоначальной локации ресурсов итогом их перераспределения станет Парето-оптимальный уровень производства. Однако дело в том, что в этой теореме нужно не основной текст, а примечание, о котором забывали, к неудовольствию самого Коуза, многие интерпретаторы – этот результат достигается в отсутствие трансакционных издержек. Но на практике это никогда не выполняется. Это фактически теорема о том, что совершенство никогда не достигается, оптимум не может быть достигнут, потому что трансакционные издержки всегда положительны. Я бы сказал, что теорема Коуза фиксирует наличие силы трения в социальном мире, подобно тому, как физика не могла бы хорошо описывать наш мир, имея в виду, что мы живем в абсолютном вакууме, также и социальные науки долгое время думали, что силы трения в общении между людьми не существует. Существует.

Однако из теоремы Коуза следуют и положительные выводы об этом мире, потому что хотя нет оптимальности, зато есть разные способы достижения субоптимальных состояний, между которыми можно выбирать. Это касается различных способов организации производства, защиты контрактов, распределения прав собственности и т.д. Институты в таком мире имеют значение, и среди них тоже можно выбирать. Если раньше выбор представлялся решением, которое человек должен принять, взвешивая идеальную ситуацию и все остальное, то есть выбрать между хорошим и плохим, что не представляет проблемы, то теперь выяснилось, что человек как правило выбирает между несколькими вариантами, каждый из которых по-своему плох и по-своему хорош. По-моему, очень хорошо смысл теоремы Коуза передает наша великая соотечественница Людмила Михайловна Алексеева которая любит повторять, что «все рано или поздно устроится, более или менее плохо».

Теорема Коуза стала первым кирпичом в здании новой институциональной экономики, над которым стало возможно строительство многих разделов и направлений. Например, Law and Economics, или экономическая теория права, основоположником которой стал федеральный судья США Ричард Познер, объясняет, почему и как суды принимают те или иные решения, при этом видно, что эти решения не всегда оптимальны, не всегда соответствуют жизни, жизненным запросам и так далее. Идеи Коуза об обмене правами собственности реализовались в теории и практике аукционов. Возникли новые подходы к анализу государственного вмешательства в экономику. Поэтому фактически ценность теоремы Коуза в том, что она открыла новые взгляды на экономический мир, я бы сказал даже шире – на социальный мир. После этого стали появляться разнообразные направления, о которых надо разговаривать отдельно.

Институциональная структура экономики

Институциональная структура экономики любой страны - это, прежде всего результат прошлых действий государства, особенностей развития экономики, которые основаны на исторических традициях (принципе исторической логики, или диалектике изменчивости и устойчивости), а также естественного эволюционного отбора наиболее эффективных институтов.

Западные страны со смешанной экономикой обладают развитой институциональной структурой экономики, соответствующей преобладающему способу экономической координации. Такие страны могут себе позволить использование методов прямого и косвенного вмешательства в целях проведения желательной экономической политики без значительного ущерба для всего национального хозяйства. Такие меры хотя и деформируют институциональную структуру экономики, но в незначительной степени.

Иная ситуация наблюдается в странах со слабо развитыми рыночными отношениями или с переходными экономиками. Здесь рыночные институты находятся в стадии формирования либо вообще отсутствуют. Их институциональная структура включает институты, характерные не только для рыночного порядка, но и традиционные формы, свойственные данной экономике в предшествующем трансформациям периоде.

Поэтому модернизационные изменения в данном переходном периоде вызывают конфликт между «старыми» и «новыми» способами организации общественного производства, включающими в себя и элементы экономической координации.

Эффективность таких экономик значительно ниже систем, основанных на развитом рыночном либо централизованно управляемом хозяйстве. И если государством в условиях переходной экономики слабо учитывается специфика модернизационных закономерностей (что проявляется в излишней либерализации или в чрезмерной зарегулированности экономических отношений), то это отрицательно сказывается на темпах и качестве формирования соответствующих институтов.

Возникает парадокс: государственное вмешательство осуществляется, потому что не работают рыночные механизмы, а рыночные механизмы не могут успешно функционировать из-за отсутствия необходимых условий, провозглашаемых в неоклассической экономической теории (свобода выбора, рациональное поведение, индивидуализм, конкуренция и др.).

Данное противоречие, выражающееся в так называемой «институциональной ловушке», подтверждается целым рядом существующих проблем в российском обществе.

С одной стороны, государственный аппарат вынужден идти на неэффективные меры, вмешиваясь в экономические процессы с целью создания стратегических условий для рыночной экономики.

С другой стороны, излишняя либерализация и отсутствие какого-либо контроля из политико-экономического центра порождают могущественные группировки, которые отстаивают свои интересы.

Например, вступление в силу закона о монетизации государственных услуг, который значительно ограничивает финансирование здравоохранения, науки, культуры и образования - при том, что оно и без того одно из самых низких, стремление разделить государственные организации на «казенные», «бюджетные» и «автономные», при котором первые (не более 15%) останутся на государственном финансировании, вторые получат лишь малую часть средств, а третьи останутся без финансирования (это больницы, музеи, вузы и прочие).

Несмотря на противоречивость государственного и рыночного начал в управлении общественным производством, роль первого для российской экономики переходного периода должна превалировать, если руководствоваться институциональными подходами в исследовании, такими как, учет принципа историзма, расширение границ науки за рамки традиционных функциональных зависимостей и неоклассических положений, принятие во внимание тезиса о том, что движущими силами экономики, помимо материальных факторов, являются моральные, этические и правовые.

В методологическом смысле речь идет о том, что инструментарий институционально-социологического направления, получивший интенсивное развитие в западной экономической теории, в последние два десятилетия оказался слабо адаптированным российским переходным периодом.

Вследствие чего сегодня уже являются очевидными те проблемы, которые свойственны экономикам переходного периода вообще и российского в частности.

К их числу относятся:

- отрицание реального наследия (исторической логики) и безоглядное апеллирование к несуществующему рынку;
- приоритет политических целей над экономическими и социальными;
- использование радикальных преобразований как гарантии против реставрации традиционной (плановой) модели управления;
- быстрота и массовость преобразований в условиях институциональной неподготовленности объекта реформирования;
- игнорирование в ходе преобразований вопросов экономической эффективности, социальной справедливости и наполнения финансовыми ресурсами государственного бюджета.

В этой связи следует отметить, что с точки зрения институционального подхода в исследовании проблемы государственного регулирования экономики важным моментом выступает положение о том, что необходимость централизованного вмешательства обусловлена объективными причинами, а не процессом спора по данному вопросу, уподобляемому перетягиванию каната.

К этим причинам относятся отношения, возникающие в общественном секторе экономики, которые чужды рыночным правилам организации и имеют к ним весьма существенный «иммунитет».

Институциональные сектора экономики

Институциональные единицы группируются в институциональные сектора (ИС), в которые сводятся группы институциональных единиц, однородные с точки зрения выполнения ими основных целей деятельности и функций в экономическом процессе, экономического поведения и методов финансирования издержек.

В системе национальных счетов входят следующие институциональные секторы:

• нефинансовых предприятий и организаций (производство товаров и нефинансовых услуг для получения прибыли);
• финансовых организаций (финансовое посредничество или вспомогательная финансовая деятельность);
• домашних хозяйств (физические лица, производители и потребители товаров и услуг);
• некоммерческих организаций, обслуживающих ДХ (общественные, политические, религиозные и т.д., получение привилегий для своих членов);
• государственное управление (обеспечение условий жизнедеятельности населения и предприятий);
• «остального мира» (внешнеэкономические связи).

Сектор нефинансовых предприятий включает единицы, при создании которых преследовалась цель получения прибыли.

Сектор финансовых организаций состоит из корпораций преимущественно занятых финансовым посредничеством или вспомогательной финансовой деятельностью.

Под сектором домашних хозяйств понимаю небольшую группу людей, живущих в одном жилище и ведущих общий бюджет, объединяя свои доходы и имущество для удовлетворения своих потребностей.

В СНС предусмотрены следующие подсекторы домашних хозяйств:

• предприниматели с наемными работниками;
• самозанятые без наемных работников;
• наемные работники;
• получатели доходов от собственности и трансфертов.

В сектор некоммерческих организаций включаются следующие институциональные единицы:

• профессиональные союзы и общества;
• политические партии;
• церкви и религиозные общества;
• благотворительные фонды помощи.

Сектор государственных учреждений включает институциональные единицы, основными функциями которых являются оказание нерыночных услуг обществу и принятие ответственности за распределение доходов и богатства посредством трансфертов.

Сектор "остальной мир" состоит из всех нерезидентных институциональных единиц, вступающих в операции или имеющих иные экономические связи с резидентными единицами.

Основы институциональной экономики

С ростом объема и разнообразия, общественных благ, повышением требований к качеству жизни и усилением тенденции к местному самоуправлению и корпоративности, а также к общественной самостоятельности и инициативе личности, институциональная организация общественной экономики стала более сложной, границы между общественным и рыночным секторами экономики стали более гибкими и подвижными, появились различные организационные формы их взаимодействия. Так, некоторые виды общественных благ обладают свойствами, чертами частных благ и могут быть платными, а также быть предоставлены частным образом. Природе таких общественных благ соответствует особая структура институционального механизма, дающая возможность отделить функцию потребления от функции оплаты и организовать коллективное потребление независимо от организации производства общественных услуг.

Например, если раньше государственные и муниципальные органы власти представляли вертикальную интеграционную структуру, которая включала в себя одновременно производство и коллективное потребление платных смешанных общественных благ, то в последние годы часто можно наблюдать такую ситуацию, когда государственные (муниципальные) службы выступают как коллективный потребитель, выражая запросы граждан подведомственной территории на соответствующие общественные блага. Они могут также заключать контракты как с государственными организациями, так и с частными предприятиями на производство общественных благ. В этих условиях имеется возможность одно из звеньев государственной структуры сделать фондодержателем и поставить в финансовую зависимость от него другие звенья, например, поликлинике или семейному врачу предоставить в соответствии с нормативом определенный объем общественных финансовых ресурсов, чтобы пациенты могли выбрать стационарные медицинские учреждения. Выбор общественных услуг может быть организован с помощью предоставления каждой семье и каждому гражданину социального ваучера — образовательного, жилищного, полиса на социальное страхование, талона на получение продовольствия и т.д. В данном случае речь идет о бюджетно-финансовых взаимоотношениях между внутренними структурами общественного сектора, которые приобретают характер внутренней конкуренции и являются частью квазирыночного механизма.

Однако немало смешанных общественных услуг предоставляются государственным (муниципальным) органам управления как структурам коллективного потребления частным образом, т.е. путем заключения городскими властями контрактов с частными фирмами. Поэтому широко распространенной формой участия частного капитала и частного предпринимательства в общественном секторе является система контрактно-договорных отношений, в том числе концессия и франчайзинг.

В условиях концессии частной фирме передается ответственность не только за управление бизнесом, но и за финансирование. Типичной моделью концессии является подход, основанный на принципе «строительство-эксплуатация построенного объекта и передача прав собственности».

Муниципальные власти передают частной фирме право на строительство, эксплуатацию и управление объектов инфраструктуры на строго установленный в соответствии с договором срок, по истечении которого основные фонды передаются в общественный сектор. Срок концессии определяется с учетом окупаемости и нормы прибыли на вложенный капитал.

Существующий институциональный механизм допускает, с одной стороны, предоставление общественных благ частными фирмами и конкуренцию с государственными поставщиками общественных благ. С другой стороны, государственные органы власти имеют дело только с частной формой предоставления общественных благ. Это предполагает конкуренцию на входе экономического пространства, где будет осуществляться хозяйственная деятельность частного поставщика общественных благ. Для создания такой конкуренции контрактная система, в том числе концессия и франчайзинг, организуется на тендерной основе путем открытой аукционной продажи лицензий и других контрактных прав.

Успех контракта или франчайзинга в общественном секторе зависит во многом оттого, насколько добросовестно и справедливо организованы условия аукциона для продажи контрактных прав и лицензий, насколько ясно проведена спецификация контракта, т.е. насколько четко определены цели и сроки действия договора. Важно, чтобы условия контракта легко поддавались проверке, ясно были видны стимулы и в то же время была возможность эффективно обеспечить рынок продажи лицензионных прав частным фирмам. В последнее время возрастает значение финансирования производства социально значимых благ не за счет налоговых поступлений и государственных бюджетных расходов, а непосредственно за счет собственных средств населения. Переход от полного бюджетного финансирования к финансированию на основе частичной оплаты стоимости услуг потребителями вносит существенные изменения в институциональный механизм общественного сектора. Придание бюджетным учреждениям статуса некоммерческой организации в определенном смысле позволяет разрешить возникающее в настоящее время противоречие между бюджетным финансированием и платностью предоставляемых услуг.

Соотношение коммерческих и некоммерческих начал в общественном секторе определяется структурой и соотношением различного вида общественных благ. На крайних полюсах целого ряда общественных благ находятся чистые общественные блага и общественные блага, имеющие много общего с чистым частным благом. В промежутке между ними имеются различного рода смешанные общественные блага, ближе или дальше стоящие от соответствующего полюса. Так, социально-культурные услуги являются смешанным общественным благом, но по масштабности внешнего эффекта их воздействия на общество и их социальной значимости они ближе всего к чистому общественному благу.

В зависимости от места на шкале ряда общественных благ доля коммерческого и некоммерческого начал в их финансировании может быть равной и при этом неодинаковой будет институциональная модель управления производством и потреблением таких благ. Институциональный механизм в общественном секторе определяется не только шкалой ряда общественных благ, соотношением коммерческих и некоммерческих начал, но и особенностью организации налогообложения и финансирования соответствующих общественных благ.

Отнесение институциональных структур к государственному (общественному) либо частному сектору осуществляется в зависимости от характера собственности и порядка финансирования. Доходы, т.е. ресурсы, находящиеся в распоряжении государственных учреждений и организаций, занятых предоставлением благ населению, образуются в основном за счет обязательных платежей экономических субъектов, т.е. строятся на основе глобального налогообложения. В случае смешанного финансирования институциональная структура, предоставляющая соответствующее благо, может быть отнесена к частному либо к государственному сектору экономики по преобладанию порядка финансирования.

При рассмотрении расходов, осуществляемых через бюджетно-налоговую систему и направленных на финансирование деятельности органов государственной власти по предоставлению населению услуг, которые принято классифицировать как чистые общественные и/или социально значимые блага, необходимо учитывать, что их потребление имеет обязательный для всех характер. Вместе с тем система социальной помощи, которая предполагает предоставление населению общественных и социально значимых благ, действует исходя из принципа заботы общества о своих социально уязвимых членах и предусматривает различные унифицированные подходы к определению малообеспеченных групп населения и бесплатное предоставление им социальной помощи.

При рассмотрении бюджетных расходов также важно учитывать феномен «фискальной иллюзии» граждан. Эта иллюзия выражается в наличии временного лага между налоговыми поступлениями (а также косвенных налогов и государственного долга) и бюджетными расходами, что приводит к иллюзии их бесплатного предоставления.

Так, организация финансирования общественных расходов, имеющих дело с чистыми общественными благами, строится на основе глобального налогообложения. Оно не противоречит современной теории правового государства демократического общества, в основе которой лежит концепция общественного договора, и все больше приобретает черты добровольно-обязательной системы экономических взаимоотношений между личностью и государством как платы государству за реализацию общегосударственных программ. Наряду с глобальным налогообложением в последнее время широкое распространение получает целевое, специализированное налогообложение. Оно применяется для аккумуляции денежных поступлений в специальные фонды, на отдельные счета казначейства и имеет строго целевую направленность.

Особое место среди целевых налогов занимают социальные платежи, т.е. налоги на заработную плату. За счет социальных взносов производится аккумуляция средств на счетах специальных фондов; пенсионного обеспечения, фондов социального страхования и медицинского страхования, фондов страхования по безработице. Как и обычные налоги, социальные взносы производятся регулярно и имеют принудительный характер. Обязательный и регулярный порядок уплаты социальных платежей, как и обычных налогов, закрепляется в законодательной форме. В законодательном порядке государственные органы власти организацию управления и финансовую ответственность должны доверять специальным фондам. Последние становятся трастовскими структурами, осуществляющими владение, распоряжение и использование средств в строгом соответствии с их уставными целями и задачами. Во многих странах на трасты возложена обязанность не только простой аккумуляции финансовых ресурсов, но и их умножения путем размещения определенного процента средств специальных фондов на депозитные счета банков и приобретения акций и других ценных бумаг.

Государственные трастовские специальные структуры имеют свои бюджеты, которые рассматриваются как дополнение к государственному бюджету, как специальный счет казначейства. Законодательные и исполнительные власти не имеют права пополнять государственный бюджет за счет свободных средств пенсионного фонда и других трастовских фондов. Отношения между госбюджетом и трастовскими фондами строятся на финансово-контрактных отношениях, предусматривающих использование их свободных средств как кредитных ресурсов с обязательным возмещением с учетом рыночной учетной ставки.

Еще одной из разновидностей целевого налогообложения являются так называемые парафискальные платежи и взносы. Они занимают промежуточное положение между целевыми налогами и сборами (таксами). Субъекты финансовых отношений в связи с взиманием парафискальных платежей и сборов имеют добровольные отношения. Так, пользование мостами, тоннелями, парками, шлюзами является для граждан добровольным, они могут проезжать по мосту и не пользоваться паромом, шлюзом и, следовательно, не платить пошлину и сбор. Но если они воспользовались соответствующей услугой, то обязаны заплатить за нее определенную пошлину или сбор.

Точно так же гражданин обладает свободой выбора вступать или нет в различного рода объединения и организации. К ним относятся: религиозные, профсоюзные, кооперативные, спортивные организации, молодежные, женские объединения, союзы предпринимателей, партии и общественные движения.

На местном уровне большую роль играют самоуправляющиеся организации типа добровольной ассоциации домовладельцев (кондоминимум), жилищные и садоводческие кооперативы, клубы по интересам. Эти институциональные структуры функционируют на базе совместной коллективной собственности и формируют общественно-добровольный сектор. Парафискальные платежи в отличие от налогов, в том числе целевых, не обязательно устанавливаются высшим законодательным органом. Они обычно регулируются исполнительной властью и местными властями, а также правлением и представительными органами управления самоуправляющейся ассоциации. Как правило, парафискальные платежи не поступают в государственный и местный бюджет. Что же касается сборов и пошлин, то они могут быть обязательными и факультативными, устанавливаться в централизованном порядке и на местном уровне.

Сборы, пошлины относятся к квазиналогам, поскольку, с одной стороны, они в обязательном порядке взимаются с граждан, а с другой — их уплата носит добровольный характер и поэтому их взимание удовлетворяет обе стороны. Поскольку сборы и пошлины выполняют функцию цены, платы за оказание услуги, то взаимосвязь между экономическими субъектами приобретает характер чисто рыночных, коммерческих отношений.

Система целевых налогов, парафискальных платежей и взносов создает экономическую базу суверенности добровольных ассоциаций и общественных организаций. Общественно-добровольным сообществам принадлежит ведущая роль в формировании плюралистической демократии, ориентированной на широкое активное участие граждан в демократических процессах, на самореализацию и самоутверждение личности, на ее всестороннее развитие. Центральным звеном современной демократической системы, гарантирующим свободу личности и реализацию ее интересов, как уже отмечалось в предыдущей теме, должны стать различного рода ассоциации, заинтересованные группы сообщества.

В демократическом обществе институциональный механизм обеспечивает и совместную защиту индивидуальных интересов людей как от притязания государства, так и от деспотизма ассоциаций и общественных организаций. Система разнообразных институциональных структур функционирует на основе и формальных договоренностей, и неформальных взаимоотношений. Один из первых теоретиков роли добровольных ассоциаций в развитии демократии английский профессор Э. Берке писал, что «людей связывают друге другом не документы и не печати. Они заключают союзы, повинуясь сходству, симпатиям и общим убеждениям».

Различные формально и неформально создаваемые добровольные ассоциации и группы интересов создают среду для регулярного получения информации, для дискуссий по возникающим спорным проблемам и их демократического решения. В такой среде люди учатся сосуществовать и сотрудничать с другими членами ассоциации. Успех развития взаимоотношений зависит от взаимного уважения сотрудничающих людей.

Типичным примером формально организуемых ассоциаций может служить добровольное объединение домовладельцев — кондоминиум. Существует устав такого типа ассоциаций, в соответствии с которым осуществляется выбор правления объединения домовладельцев. Последнее представляет их интересы во взаимоотношениях с внешним окружением и имеет право взимать сборы за коллективное потребление услуг. В свою очередь каждый домовладелец обязан вносить соответствующие взносы за получаемую взаимную выгоду. Кондоминиумы могут обеспечить себя услугами полицейской охраны, спортивными и другими рекреационными сооружениями. Они становятся самоуправляемой структурой. «По мере того как мы овладеваем искусством строить конструктивные отношения друг с другом в открытом обществе, участвовать в огромном количестве разнообразных ассоциаций, — подчеркивает В. Остром, — мы обучаемся самоуправлению».

Предмет институциональной экономики

Экономическая деятельность людей имеет общественный характер. Ее осуществляют не в изолированном пространстве, а в определенном общественной среде путем индивидуальных и коллективных действий. При этом большое значение имеет не только общее, но и специфическое реагирования общества на эти действия. Прибыльные сделки в одних процессах социально-экономического развития могут проявляться невыгодными в других процессах, даже при одинаковых условиях хозяйствования. Например, ограничения экономического поведения человека вследствие различных религиозных и культурных привычек.

Достичь согласования множества внешних факторов, влияющих на успех и даже вероятность принятия того или иного решения, в рамках экономического и социального порядков можно с помощью разработки схем или алгоритмов поведения, которые проявляются в конкретных условиях наиболее эффективными. Такие схемы и алгоритмы, или матрицы поведения индивидов, по сути, являются институтами.

Уже на раннем этапе развития концепций институционалисти различают понятия "институт" и "институт". Например, основатель институционального направления в экономической науке американский экономист Т. Веблен (1857-1928) трактовал сущность институтов как устойчивые привычки мышления, характерные для большинства людей, словесный символ для лучшего обозначения группы общественных обычаев. Другие ученые-исследователи определяют понятие институтов как систему ценностей и верований, обычаев, ритуалов, элементов магии и мифологии, которые обусловливают возможность организации человеческой деятельности. Это важнейшие элементы материальной и духовной культур цивилизационного развития. Учитывая самобытность каждой нации можно утверждать, что новым поколением передаются не только знания и ценности материальной культуры, но и накопленный и откорректированный многовековой практикой исторический, трудовой и нравственный опыт, который влияет на стереотипы поведения лица, проживает и творит в определенном обществе.

На основе институтов возникают институты, является основным понятием институциональной экономики. Они находятся в центре исследований представителей институционализма.

Предмет институциональной экономической теории - изучение сущности общественных институтов, причин и условий их становления, развития, функционирования, влияния на распределение ограниченных (редких) экономических ресурсов и доходов, раскрытие поведения человека в условиях определенного институциональной среды во взаимосвязи с технологией и ее изменениями. Систематическое исследование институтов позволяет объяснить разный исторический опыт экономик и ответить на вопрос о причинах современных различий в развитии и функционировании различных экономических систем в условиях постиндустриальных трансформаций и глобализации.

Слово институт латинского происхождения, в переводе означает "устанавливать", "учреждать".

Среди многих определений понятия института, предложенных основателями различных течений институционализма, рассмотрим следующие.

Впервые в экономической теории понятие института включил в анализ американский ученый Т. Веблен. По его мнению, институты - это "устойчивые обычаи мышления, характерные для большого сообщества людей". Наряду с таким толкованием ученый использует также почти десять других.

Например, сущность институтов он рассматривает как:

- Привычные способы реагирования на стимулы;
- Структуру производственного или экономического механизма;
- Систему развития общественной жизни, принятую на современном этапе. Другой основоположник институционализма Дж. Коммонс (1862-1945) определял понятие "институт" как коллективное действие по контролю, освобождению и расширению индивидуального действия. Он рассматривал такие институты, как семья, профсоюз, торговое объединение, производственные корпорации, государство и т.д.

В. Митчелл (1874-1948) объяснял основную категорию таким образом: институты - это преобладающие и наиболее стандартизированы общественные привычки.

Специфика определений родовой категории - институт - влияла на ее конкретные направления, основанные основоположниками институционализма (психобиологического, социально-правовой, эмпирический).

Классическое определение сущности понятия института предложил американский теоретик традиционного институционализма В. Гамильтон: "Институт - это языковой символ для лучшей характеристики группы общественных обычаев. Они означают преобладающий и постоянный способ мышления, стал привычкой для группы или обычаем для народа ... Институты устанавливают границы и формы человеческой деятельности. Мир обычаев и привычек, к которому мы приспосабливаем нашу жизнь, представляет собой переплетение и непрерывной тканью институтов ".

Такое толкование также несовершенно, однако, по сравнению с другими, оно в большей степени позволяет выделить основные институциональные признаки.

Прежде всего институт - это языковой "символ". Многочисленные авторы справедливо обращают внимание на многоплановость этого термина. Как уже отмечалось, в институт относятся и государство, и семья, и обычаи, и организации. И это, безусловно, правильно для большинства случаев, если ставится задача вывести микроявлений и процессы на макроуровень. Инстинкт - привычка - обычай - закон - это лишь некоторые из цепочек приведения частного к общему. По мнению современного английского ученого Дж. Ходжсона, чтобы выяснить роль индивидуумов относительно институтов, следует сосредоточиться на микроуровне. Определение института как социально сконструированного инварианта - или эмерджентные свойства - является основой для изучения макроэкономической динамики и поведения.

Институт - "группа общественных нравов ...". В институционализми термины "институт" и "организация" часто отличаются. При этом под сущностью института понимают определенные привычки и обычаи, ментальный порядок в обществе, то есть неписаные правила, формируются "снизу" от микроуровня, а понятие институт рассматривают как

процесс закрепления обычаев и привычек на макроуровне в форме права и организации. Принципиально важным в предложенном В. Гамильтоном определении института является то, что он устанавливает "грани возможного" в деятельности экономических субъектов. Принадлежность к тому или иному института и ограниченность сфер человеческой деятельности считаются основой стратификации и получения особых форм доходов. Эта особенность в толковании понятия института для политэкономии является наиболее значимой, поскольку смещает акценты с факторного (неоклассического) обоснование получения специфицированных доходов (рента, прибыль, заработная плата, процент, предпринимательский доход) на институциональное.

Доход предпринимательский - доход, полученный от предпринимательской деятельности. Основными его формами являются дивиденд, учредительный прибыль, плата за участие в работе руководящих органов крупных акционерных компаний и др.

В определении понятия института В. Гамильтоном обращается особое внимание на то, что реальность обычаев и привычек является переплетением и непрерывной тканью институтов. Термин "институт" трактуется как органическое единство его форм, то есть объективно данные для индивида условия его существования - не только рядом с ним, но и вне его.

Итак, рассмотрев различные значения понятия "институт", можно выделить его четыре признака. Рассмотрим их подробнее:

1. Процесс использования понятия "институт" косвенно предусматривает логическую процедуру вывода микроявлений и процессов на макроуровень. Институт всегда рассматривается как результат социализации и общественного признания.
2. Термин "институт '' связан с организационным или правовым оформлением обеспеченных легитимностью явлений.
3. В экономическом плане главным является то, что любой институт - это сфера, грани существования и основы получения специфицированных, так называемых уминених форм дохода.
4. В любом институте свойство социальности является доминирующей, но не лишенной природных, психобиологических основ. Несомненно, указанная особенность в институциональном анализе не является прямолинейной. Т. Веблен, выбрав институты (вместо инстинктов) предметом своего анализа, принципиально дистанцировался от влиятельного биологического редукционизма, обращая внимание при этом на возможность адаптации институтов к изменению среды.

В последнее время в рамках новой институциональной экономики, известным представителем которой является А. Уильямсон, сформировался взгляд на экономическую природу института, отличается от позиции, предложенной ранее. Согласно ученым институты рассматриваются как механизмы управления контрактными отношениями. Поэтому главными экономическими институтами являются фирмы, рынки и от-носницька контрактация. Такой подход концентрирует основное внимание на уровне охваченных институтами отдельных трансакций и проблеме их минимизации.

А. Уильямсон считает, что "институциональная среда - правила игры, которые определяют контекст, в котором происходит экономическая деятельность".

Среди современных представителей институционализма достаточно четко выделяются две позиции в понимании и определение основной для них категории "институт". Первую представляют те ученые (Дж. Ходжсон, Б. Остром и др.), Кто предоставляет исключительное значение выяснению категории, ее формулировке, выработке единого подхода в поиске определений и тому подобное. Профессор университета Хертфордшир (Великобритания) Дж. Ходжсон констатирует, что в последние годы в социальных науках (философии, политологии, социологии и др.) Чаще используют понятие «институт», и рассматривает это явление как свидетельство роста престижа институциональной экономической теории. Однако, ученый признает, что даже сегодня нет единства в вопросе о сущности и значения этой категории. Более того, длительные дискуссии вокруг выяснения ключевых терминов "институт", "организация" и т.д. побудили некоторых исследователей даже отказаться от поиска дефиниций в пользу решения практических задач. Но, как отмечает Дж. Ходжсон, нельзя осуществлять любой анализ функционирования институтов, организаций, не имея адекватного представления об их сущность.

Ученый предложил такие абстрактные определения базовых категорий институционализма. Рассмотрим их подробнее. Социальные структуры - множественность социальных институтов, в том числе эпизодических и не подчиненных правилам, а также и собственные социальные институты. Институты - разновидность структур, относящихся к социального пространства, они являются содержанием общественной жизни. Это системы установленных социальных правил, которые структурируют социальные взаимодействия. Например, язык, деньги, законы, системы мер и рычагов, правила поведения за столом, фирмы (и другие организации). Правила в таком контексте - это действующие в обществе и устойчивые нормативные предписания или имманентные нормативные склонности. Конвенции - особый тип институциональных правил. Организации - это институты, имеют определенные особенности. Привыкание - психологический механизм, с помощью которого индивиды приобретают способность вести себя соответственно воспринятых ранее образцов.

Дж. Ходжсон считает справедливой критику так называемых поведенческих дефиниций сущности институтов в современной литературе по институционализма. Он отмечает, что определение сути институтов через поведение вызывает удивление, ведь в таком случае возможно неправильное допущение о несуществовании (брак) институтов, если не учитывать соотносится с ними поведение. В то же время ученый считает, что известное определение понятия института, данное В. Гамильтоном, более приемлемое по сравнению с некоторыми более поздними институциональными определениями, если привычки и обычаи интерпретируются как диспозиции, а не только как манеры поведения.

В рамках неоинституциональнои экономической теории ведут дискуссии о том, нужно ли рассматривать институты как равновесия, нормы или правила. Однако отмечают, что этот конфликт интерпретации возникает внутри той интеллектуальной традиции, в которой индивидуальные предпочтения или цели считаются установленными. Институты имеют качества равновесия, после ее нарушений восстанавливаются и укрепляются. Нормы и правила закрепляются и повторяются в поведении индивида. "Повторяющаяся, условная, подчинена нормам поведение получает нормативный смысл, - считает Дж. Ходжсон - если люди придерживаются обычая как-то морально благотворительного, что способствует стабилизации институциональной равновесия".

Автор ряда работ в области современного институционализма Е. Остром объясняет ключевую категорию следующим образом: "Институты - это совокупности действующих правил, на основе которых устанавливают, кто имеет право принимать решения в соответствующих отраслях, действия разрешены или ограничены, какие общие правила будут использоваться, которых процедур следует придерживаться, какую информацию нужно предоставлять, а какую нет, и выигрыш получают индивиды в зависимости от своих действий ... Все правила содержат предписания, запрещающие, разрешающие или требуют определенных действий или решений. Действующие правила - такие правила, которые действительно применяют, следуя которым осуществляют мониторинг, когда индивиды выбирают те действия, которые они хотят осуществить ".

Вторую, противоположную позицию по вопросу о сущности понятия института представляют те известные современные ученые (К. Арроу, В. Ефимов и др.), Которые довольно скептически относятся к нынешним споров о необходимости точного определения базовых понятий институционализма прежде всего категории «институт». По поводу попыток Дж. Ходжсона отшлифовать сущность основных терминов институционализма В. Ефимов приводит утверждение американского философа Ч. Пирса: "Машина ума может только трансформировать знания, но никоим образом не повлиять на его возникновения, если она не питается определенными наблюдениями .... Анализируя определения , нельзя узнать что-то новое ".

Итак, до сих пор для представителей институционализма характерна рез "ноаспектнисть - по форме и содержанию - определение главной категории« институт »и ее признаков. К тому же между институционалистами произошло размежевание по линии того значения, которое придают этим различным определению.

В рамках современного институционализма распространенным является трактовка Д. Порта, который определяет институты как:

- "Правила игры" в обществе, или созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми;
- Правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют взаимодействия между людьми, повторяющиеся;
- Формальные правила, неформальные ограничения и способы обеспечения действенности ограничений;
- Вымышленные ограничения, которые структурируют взаимодействия людей, их формальные (правила, законы, конституции) и неформальные ограничения (социальные нормы, условности и кодексы поведения), механизмы принуждения их выполнения. Но они определяют структуру стимулов в обществах и их экономиках.

Трактуя сущность института как "стереотип мысли", логично чтобы он принадлежал к феноменам культуры. В отличие от правил, предоставленных извне, институты в интерпретации Т.Веблена считаются результатом "освоения" этих правил индивидами. Введение таких институтов в экономическую теорию обусловлено, по его мнению, необходимости избавиться гедонистических заблуждений экономистов, природу человека считали как нечто заданное и неизменное и потому - для экономического анализа - как фактор промежуточный и "вынесен за скобки". Для Т.Веблена, наоборот, "экономическая сущность индивида - это кумулятивный процесс адаптации средств к целям, что кумулятивная меняются с развитием процесса. И собственно индивид, и среда, в которой он существует, является продуктом такого процесса".

На уровне прикладного экономического анализа на это различие в значительной мере не учитывают. Какой бы ни была природа институтов, в современной жизни они приобретают форму правовых норм, традиций, неформальных правил и культурных стереотипов. При этом традиционные институционалисты (основатели и их последователи) больше опираются на культурные нормы и традиции, подчеркивая, что институты не столько ограничивают, сколько направляют, облегчают человеческую деятельность и поощряют к ней. Хотя институты могут не соответствовать современным требованиям, приобретая, по Т. Вебленом, "архаичного" и "церемониального" характера, в целом они создают такое социокультурное основание, без которого деятельность человека невозможна: институты формируют связи между людьми, устраняют различия в индивидуальном поведении и, главное, делают поведение индивида понятным и предсказуемым для других. В отличие от Т. Веблена и его последователей, неоинституционалисты (Д. Норт и др.) Рассматривают понятие "институты" как преимущественно юридические и неформальные нормы, образуют рамки, ограничения для деятельности человека.

Выполняя координационная функция, институты создают условия для взаимовыгодного обмена. При этом они осуществляют одновременно и функцию ограничения для каждого из экономических субъектов, ведь мир характеризуется ограниченностью (редкостью) ресурсов, предусматривает функционирование правил их рационального использования. Поэтому институты или правила, является способом решения конфликтов, обусловленных ограниченностью ресурсов, не могут не включать механизмы к принуждению их выполнения. Субъектами, которые создают механизмы принуждения к выполнению правил и играют роль гарантов в процедуре взаимодействий, могут быть как непосредственные участники, так и третья сторона, в частности, государство.

Существование механизма принуждения к исполнению правил предусматривает наличие санкций за их нарушение. Дж. Коммонс выделяет следующие виды санкций: экономические, функционирующих в денежной форме; политические - в форме ограничения или расширения свободы; нравственные - в виде морального осуждения.

Когда речь идет о том, что институциональные свойства создают "круг", подразумеваем, что четвертая и частично первая признаки (инстинкты, привычки) указывают на психобиологические положение в методологии институционализма; собственно, первый признак (от привычек к ментальности) - на социологические, вторая (право) - на юридические, третья (вмененные доходы) - на экономические основы.

Французский институционалист В. Шаванс предложил различать три уровня структуры институтов в зависимости от их значения в жизнедеятельности общества:

1) язык, этика, религия, семья, деньги, собственность;
2) социальные условия, обычаи, традиции, правовые нормы, внутренние правила организации, контракты, конституции, общественный строй;
3) иерархия, ассоциации, фирмы, профессиональные союзы, организации предпринимателей, правительства, административные аппараты, международные организации и соглашения.

По мнению М. Дерябина, институты следует рассматривать по их значению в такой последовательности:

- Частная собственность как важнейший институт рыночной экономики;
- Правовые регулирующие институты, обеспечивающие четкое разграничение имущественной ответственности (кодексы, законы);
- Институты, отвечающие за собственность других лиц (нормы бухгалтерского учета, банковское регулирование, регулирование рынка ценных бумаг и инвестиционных посредников);
- Институты, которые структурируют и делают предусмотрительной поведение партнеров в рыночных отношениях (контрактное право).

Учитывая указанные выше позиции, можно утверждать, что экономическая система - это не только совокупность институтов, определенных определенным образом, а соответственно структурирована и субординированный по определенным уровням совокупность социально-экономических институтов, имеют разное значение и играют каждый свою роль.

Рассмотрим правила, которые многие исследователи считают институтами.

Правила - совокупность общепризнанных и защищенных требований, запрещают или разрешают определенные виды действий одного индивида (или группы людей) при их взаимодействии с другими людьми или группами.

Правила, конституирующих институт, имеют смысл только тогда, если применяются более чем до одного человека. С этой точки зрения, любой институт - это совокупность определенных правил, тогда как правила не всегда является институтом. Поэтому целесообразно разграничивать эти понятия.

Правила могут находиться в соотношении подчиненности, поскольку один тип правил изменить проще, чем другой. По ряду решающих признаков (степень охвата, субъекты и др.) Правила классифицируют на глобальные и локальные, конституционные и экономические и тому подобное. Глобальные - правила, которые непосредственно определяют альтернативы для формулировки других правил и меняются с большими затратами; они формируют институциональную среду. В свою очередь, такие правила состоят из конституционных или политических, и экономических. К локальным относятся двух- и многосторонние контракты, заключают отдельные экономические агенты.

Определяющая свойство конституционных правил заключается в том, что они образуют иерархическую структуру государства. Также эти правила определяют порядок принятия решений, существенно влияет на результат голосования. С помощью таких правил фиксируется осуществления контроля за перечнем вопросов, которые обсуждаются и решаются.

Экономические правила определяют возможные формы организации хозяйственной деятельности, в рамках которой отдельные индивиды или группы кооперируются или между ними возникают конкретные отношения. Например, запрещается объединять две компании, принадлежащие к одной отрасли, если в результате таких действий перевищуватиметься значение индекса концентрации предварительно определенной критической отметки. К экономическим правилам также относятся установление предельных цен на продукты и ресурсы, которые определяют в соответствии с границы обмена на конкретном рынке; введение ограничений на импорт и экспорт (путем квотирования, увеличение пошлины, повышение требований к охране экологии и др.); сроки действия патентов на открытия, запрета на использование некоторых видов контрактов и тому подобное.

Правила экономической рыночной игры устанавливаются законом и организациями, которые обеспечивают соблюдение этих правил всеми экономическими субъектами посредством использования стимулов, вознаграждений, льгот и наказаний. В состав этих субъектов входят государственные и негосударственные организации, предприятия государственного и частного секторов, внутренние и внешние агентства, действующие в открытой рыночной экономике, финансовые посредники и брокеры, а также домашние хозяйства.

Понятие "контракты" рассматривают как правила, структурирующие во времени и пространстве отношения между двумя (и более) экономическими агентами на основе спецификации прав и обязанностей, которые обмениваются, в соответствии с достигнутой между ними согласия.

Итак, очевидно, что институты неоднородны. В совокупности - как правила поведения и механизмы, обеспечивающие их выполнение, - институты гарантируют общественный порядок. Они делятся на две большие группы - неформальные и формальные.

Неформальными называют такие правила, которые, хотя и являются достаточно жесткими ограничениями человеческого поведения, однако не зафиксированы в письменной форме (общепринятые условности и кодексы поведения) и защищены другими, негосударственными, механизмами по принуждению их выполнения.

Неформальные институты возникают из информации, передаваемой с помощью социальных механизмов. В большинстве случаев они составляют ту часть наследства, которая называется культурой. Ее можно трактовать как передача путем обучения и имитации от одного поколения к другому знаний, ценностей и других факторов, которые влияют на поведение.

Неформальные правила имели решающее значение на ранних этапах развития общества, когда отношения между людьми не регулировались формальными (писаными) законами. Однако неформальные институты (ограничения) функционируют в современной экономике. Представитель неолиберального направления экономической теории Ф. фон Хайек рассматривает их как неотъемлемую составляющую порядка сотрудничества между людьми, возникает спонтанно. Традиции, которые стали основой расширенного порядка человеческого сотрудничества, он считает "продуктом действия человека", но не продуктом его разума.

Неформальные ограничения возникают как средство координации форм человеческого взаимодействия, устойчиво повторяющиеся и есть:

- Продолжением, развитием и модификацией современных правил;
- Социально санкционированными нормами поведения;
- Внутренними, обязательными для выполнения стандартами поведения. Фактически роль неформальных институтов играет хозяйственная этика или моральные практики, исследованием которых посвящено много научных работ. Хозяйственная этика повышает уровень общественной, следовательно, и экономической координации рынка.

Доказана зависимость между этическими нормами и характером сделок. Если субъекты экономики в действиях опираются больше доверия, чем на возможности осуществления определенных формальным правом санкций, то в обществе соглашения будут более регулярный и сложный характер.

Формальные ограничения, правила и институты возникают на основе уже действующих неформальных правил и механизмов, обеспечивающих их выполнение. Формальные правила - это юридические нормы, особенность которых заключается в наличии групп людей, которые специализируются на обеспечении их соблюдения. Такие правила является неотъемлемым атрибутом государства, с помощью формальных институтов обеспечивает их защиту.

Между неформальными и формальными правилами существует многогранный связь.

По сравнению с формальными неформальные правила являются:

- Источником формирования и изменения формальных правил, когда системы развиваются эволюционно. В этом случае люди, которые создали законы, не выдумывают новую форму, а только изучают и фиксируют ее после того, как она сформировалась на практике;
- Фундаментом расширения, продолжение, дополнение формальных правил, поскольку учитываются обстоятельства той или иной единичной взаимодействия;
- Заменителями формальных правил в случае их несовершенства.

В структуре формальных институтов выделяют:

- Политические институты (определяют иерархическую структуру общества (государства) и важнейшие характеристики контроля над политическими процедурами);
- Экономические (устанавливают возможные формы организации хозяйственной деятельности);
- Системы контрактации (способы и порядок заключения контрактов, регулируемые правовыми нормами и законами).

В научной литературе формальные экономические институты рассматривают чаще всего в одном контексте с правами собственности, ведь они (институты) устанавливают права собственности, то есть права на использование и получение дохода от собственности и отчуждения других лиц от использования имущества или ресурсов.

В экономической науке различают, как правило, два типа институтов:

1) внешние, с помощью которых в хозяйственной системе устанавливают основные правила, определяющие ее характер. Например, базовый институт собственности;
2) внутренние, способствующих заключению соглашений между субъектами, снижают степень неопределенности и риска и уменьшают трансакционные издержки. Например, предприятия, виды договоров, платежные и кредитные средства, средства накопления.

Институты в узком смысле - это правила экономической игры, в этом случае рыночной игры, установленные законом и организациями, обеспечивающими их соблюдение всеми экономическими субъектами, используя материальные и моральные стимулы, вознаграждения и наказания. Среди них различают собственно государственные и негосударственные организации, предприятия государственного и частного секторов, внутренние и внешние агентства, оперирующие в открытой рыночной экономике, финансовые посредники, брокеры, а также домашние хозяйства.

В современной экономической литературе часто употребляют слово институт в значении "организация" или "структура", например, государственные или финансовые институты. По мнению Г. Колодко, к ним относятся те, которые "организуют, контролируют и формируют экономические процессы с целью обеспечения их соответствующего действия с должным учетом интересов всех участников процесса общественного воспроизводства".

Кроме того, среди рыночных институтов выделяют: контракты между предпринимателями и арбитражные или судебные процедуры; цену товара или услуг, согласованную между продавцом и покупателем, и право оспаривать поставки некачественной продукции; объединения потребителей, которые укрепляют рыночные позиции в спорах с производителями и продавцами.

Неоинституционалисты расширили сущность понятия институтов, включив в их состав:

- Процедуры и правила поведения, санкционированные законом или обычаем;
- Законодательные и регулирующие нормы, защищающие интересы рыночных субъектов;
- Организации и административные / политические структуры, которые удовлетворяют потребности различных рыночных субъектов - от правительства и центрального банка в комиссии по рынку ценных бумаг, антимонопольных органов, коммерческих банков и товарных бирж;
- Институты в широком смысле, охватывающих рыночную культуру и менталитет. С этой точки зрения институты в Украине нужно не только создавать или учреждать, но и учиться им. Такой процесс обучения (даже если соответствующее попытки чрезвычайно велико) должен быть постепенным и длительным, ведь с помощью никакого политического или экономического акта невозможно осуществить радикальную трансформацию культуры и менталитета украинского.

Итак, общепризнанными институциональными составляющими социально-экономической системы являются: исторические традиции, духовный состав населения, система ценностных установок, уровень правосознания. Все это соотносится с нормами, обычаями и привычками, которые объясняют оптимальные решения экономических агентов.

Институт - социальный феномен, его ядром являются правовые нормы, обеспечивающие ясность и предсказуемость, структурированность, определенность повседневной жизни. Сущность экономического института заключается в усвоенных системах ценностей, устойчивых социальных нормах, стандартах поведения, схемах мировосприятие, а его свойственны существенные признаки - рациональные установки и аппарат принуждения.

Формальные нормы и правила образуют правовую и регулирующую инфраструктуру, формируют иерархию, которая структурирует институциональная среда. Формальные правила составляют важную, однако незначительную часть совокупности ограничений, формирующих ситуации выбора. В большей степени поведение определяют неписаные кодексы, нормы и условности. Практику повседневной деятельности предпринимателя в рыночных условиях определяют формальные институты и неформальные правила поведения.

Формальные институты по неформальных выполняют следующие функции: ограничение, содержание, стимулирование новообразования, публичное обоснование, камуфляжа неформальной практики.

Неформальные институты - общепринятые привычные стереотипы и нормы поведения, которые являются в индивидуальном и общественном сознании, ядро системы институтов, которое очень медленно меняется.

Д. Норт отмечает, что воспитание консенсусной идеологии (соблюдение определенных правил и норм) происходит при заключении сделки в пределах неформальных рамок, которые делают ее похожей на идеала с нулевыми трансакций. Величина трансакционных издержек - показатель степени несовершенства рынков и количественное выражение тех затрат, которые несут экономические субъекты при отсутствии соответствующих институтов.

Трансакционные издержки формируют спрос на общественные институты: большие трансакционные издержки обусловливают высокий спрос на институциональное регулирование, способное минимизировать расходы, связанные с куплей-продажей, качеством, гарантиями инструмента преодоления неопределенности, риска, асимметрии информации, несовместимости контрагентов.

Однако в современных условиях возникает угроза рейдерства в результате коллективного действия, что формирует проблему безбилетника и вызывает дополнительные расходы. Поэтому обязательно должны действовать системы контроля и ответственности за нарушение правил коллективного действия.

Наиболее прочные и социально целесообразные институты фиксируются в традициях, неформальных нормах, а затем - в писаному праве, т.е. легализуются.

Важными свойствами институтов является их относительная стабильность и длительное воздействие на процессы воспроизводства, тиражирование и распространение форм и способов человеческого взаимодействия. Благодаря действенности институтов в социуме и экономике обеспечивается наследственная (во времени - вертикальная, в пространстве, через заимствования - горизонтальная) передача признаков. Вместе с тем, для институтов характерна и изменчивость, обеспечивает адаптацию социальных и экономических систем к изменениям условий их функционирования и развития. То или иное соотношение между стабильностью и изменчивостью институтов устанавливается в результате взаимодействия циклов негативных и позитивных связей.

Как правило, различают следующие важнейшие функции институтов:

- Согласование и координация действий экономических агентов, минимизация и компенсация потерь в результате столкновения их интересов в процессе взаимодействия;
- Уменьшение затрат времени, усилий и ресурсов, связанных с получением и обработкой информации, обоснованием и принятием решений, заключением сделок и контролем за их выполнением;
- Обеспечение стабильности социальных и экономических систем, сохранение и наследственная передача их существенных признаков;
- Формирование мотивов человеческой деятельности и системы материальных и моральных стимулов.

Итак, в совокупности институты структурируют человеческое взаимодействие, одновременно ограничивая возможность выбора для индивидов. В общем институциональная инфраструктура (сформированные обществом институты, формальные и неформальные правила) определяет также надстройку функционирования хозяйственного механизма, порядок действия экономических агентов и организаций. К этим правилам относятся: правила ценообразования, налогообложения, антимонопольное регулирование, социальное страхование, методы макроэкономического регулирования и др.

Система институциональных правил современного общества оказывает и одновременно ограничивает возможности по максимизации личной выгоды путем осуществления экономических и политических обменов (что в связи с ограниченностью ресурсов неизбежно). В таком случае правила, которые обеспечивают структуризацию отношений между людьми, приобретают форму права, если рассматривать их с позиции отдельного человека, возможности реализации ею желаний.

По мнению Д. Норта, совокупность правил формируется под влиянием политических и экономических интересов. Поэтому большинство правил создается в интересах частного, а не общественного благосостояния. Если речь идет о формальных правилах, то они возникают на основе личных интересов и создаются с целью удовлетворения интересов тех, кто может влиять на формирование новых правил.

Признание этого факта Неоинституционалисты дает основания говорить о двойственной природе институтов: они уменьшают неопределенность выбора и обеспечения предсказуемости результатов совокупности действий, облегчают процесс взаимодействия между людьми (координационный функция); будучи правилам, ограничивающие доступ к ресурсам как экономических, так и политических, для них присущ распределительный эффект. Не случайно в обществе идет борьба за изменение правил, то есть за изменение возможностей доступа к ограниченным ресурсам.

В классификации Д. Норта политические институты, собственно как правила, имеют решающее значение. С помощью политических решений они формируют природно правила (определяют, между прочим, права собственности и индивидуальные контракты). Итак, чтобы изменять правила, в том числе и экономические, нужно иметь власть. Этим определяется значимость при анализе траектории институциональных изменений проблем власти, в том числе над социальным выбором и человеческими ценностями.

Институциональная модель экономики

Модель экономического человека, рациональность, максимизация, ограниченная рациональность, органическая рациональность, оппортунизм, послушание, норма, рефлексивная норма, правовые нормы, условные правила, эффективные нормы, соглашения, рыночное соглашение, индустриальное соглашение, традиционное соглашение, гражданское соглашение, общественное мнение, творческая деятельность, экологическое соглашение, экспансия, касание, компромисс.

Экономическая теория со времени своего возникновения как самостоятельной области знания использовала модель экономического человека. Создание такой модели обусловлено необходимостью исследования проблемы выбора и мотивации в хозяйственной деятельности индивидов. Такая модель предполагает, что человек по поводу извлечения полезности из экономических благ ведет себя полностью рационально.

Это предусматривает следующие условия:

1) информация, необходимая для принятия решения, полностью доступна индивиду;
2) человек в своих поступках в сфере экономики является совершенным эгоистом, т. е. ему безразлично, как изменится благосостояние других людей в результате его действий;
3) не существует никаких внешних ограничений для обмена (при условии, что обмен ведет к максимизации полезности);
4) желание увеличить свое благосостояние реализуется только в форме экономического обмена, а не в форме захвата или кражи.

Рациональность может быть определена следующим образом: субъект никогда не выберет альтернативу X, если в то же самое время ему доступна альтернатива Y, которая, с его точки зрения, предпочтительнее X.

Рациональным поведением можно назвать такой тип поведения, которое «нацелено на получение строго определенных результатов».

Выделяют две основные модели рационального поведения:

1) Рациональность (как таковая);
2) Следование своим интересам.

Существует три основные формы рациональности:

1) Максимизация предполагает выбор лучшего варианта из всех имеющихся альтернатив;
2) Ограниченная рациональность предполагает, что субъекты в экономике стремятся действовать рационально, но в действительности обладают этой способностью лишь в ограниченной степени;
3) Органическая рациональность – слабая рациональность процесса.

Выделяют три формы ориентации на собственный интерес:

1) Оппортунизм – следование своим интересам, в том числе обманным путем, включая сюда такие явные формы обмана, как ложь, воровство, мошенничество, но едва ли ограничиваясь ими;
2) При простом следовании своим интересам стороны вступают в процесс обмена, заранее зная исходные положения противоположной стороны. Не существует никаких препятствий в виде нестандартного или нерационального поведения, а также отклонения от правил;
3) Послушание – крайний случай монолитного коллективизма, где плановые задания в централизованном порядке выполняются функционерами, которые полностью идентифицируют себя с поставленными перед ними глобальными задачами.

Этические нормы являются теми ограничениями, игнорируя которые часто невозможно объяснить некоторые экономические явления. Нормы можно определить как предписания определенного поведения, обязательного для выполнения и имеющего своей функцией поддержание порядка в системе взаимодействий. Норма является главным связующим звеном между микро- и макроуровнями. Рыночная система стабильна и способна к воспроизводству лишь в той мере, в какой индивиды используют в своем повседневном экономическом поведении те нормы, на которых она основывается.

Норма является предпосылкой рационального поведения. Индивиды выполняют требования нормы не потому, что она является абсолютным детерминантом их поведения, а для снижения неопределенности во взаимодействиях и, следовательно, для достижения своих поставленных целей. Эффективные нормы предполагают существование согласия между участниками обмена.

Существует понятие рефлексивной нормы, которая не предполагает, что исполняющий ее человек следует внутренним побуждениям. Такой норме всегда подчиняются как внешнему основанию действия принудительно или добровольно. Рефлексивные нормы бывают двух видов: правовые нормы и условные правила. Правовая норма предполагает принуждение. Согласие человека на ее выполнение не требуется. К таким нормам относят законы и другие акты государственной власти. Условное правило предполагает согласие человека принять его. К условным правилам относят обычаи, традиции, правила этикета. Нормы также делятся на формальные и неформальные.

В институциональной экономике существует понятие «соглашения» – совокупность неформальных норм. Выделяют следующие виды соглашений: рыночное, индустриальное, традиционное, гражданское, общественное мнение, творческое, экологическое. Эти соглашения можно рассмотреть в различных вариантах соотношения. Экспансия – соотношение соглашений, при котором организация взаимодействий происходит на основе норм одного из соглашений в тех сферах, где ранее господствовали нормы других соглашений. Касание – такое соотношение соглашений, когда одно и то же взаимодействие может быть осуществлено на основе взаимоисключающих норм. Компромисс – соотношение соглашений, при котором появляются нормы, снимающие противоречия между требованиями различных соглашений. Индивид может действовать в рамках различных соглашений. Иногда индивиды не в состоянии согласовать взаимоисключающие требования к своему поведению и построить верные предположения относительно действий своих контрагентов.

Человек в институциональной экономике

Экономическая теория со времени своего возникновения как самостоятельной области знания использовала модель экономического человека. Создание такой модели обусловлено необходимостью исследования проблемы выбора и мотивации в хозяйственной деятельности индивидов. Но как справедливо отмечал Саймон усилия экономистов были направлены в основном на исследование результатов выбора экономической сфере, а сам выбор как процесс выпал из поля экономического анализа: «неоклассическая теория исследует, по сути, не процесс выбора, а его результаты».

Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора и условий, опосредующих этот выбор, обусловило пересмотр классической модели экономического человека в рамках институционализма.

Модели поведения человека в институциональной экономике и их роль в экономическом развитии.

Сравнительная характеристика теоретических представлений об индивиде:

Критерий сравнения

Экономический человек

Институциональный человек

1. Подход в экономической теории

Неоклассика

Институционализм

2. Цель

Максимизация полезности

Культурная образованность

3. Знания и вычислительные способности

Неограниченные

Ограниченные

4. Желания

Определяются самостоятельно

Определяются культурой

5. Рациональность

Полная

Культурная

6. Оппортунизм

Нет коварства (обмана) и нет принуждения

Есть коварство (обман) и есть принуждение

Функция модели

Модель – лишь инструмент, служащий для анализа экономических процессов

Модель человека – центральный объект исследования сама по себе.

Детерминант поведения

Стремление к максимизации только своего удовольствия

Привычки, инстинкты и социальные институты

Максимизация полезности

Одна из ключевых предпосылок

Отрицание максимизации



Институционализм рассматривает человека как актора, но пытается исследовать те факторы, которые определяют его выбор в условиях нестабильной среды, неполной информации. Кардинально меняется инструментальная картина экономиста.

Актор — категория, которая пришла в экономику из социологии. Актор — человек, сознательно действующий, принимающий значимые для себя и других решения.

Экономическая теория из царства непрерывных кривых спроса-предложения превращается в дерево возможностей (или, точнее, в пучок возможностей). Институты перестают быть непреодолимыми, раз и на-всегда заданными препятствиями для инвестора или политика: на институты теперь можно целенаправленно воздействовать и оценивать эффективность такой стратегии по сравнению со стратегией следования действующим институтам. Институционализм позволяет выделить «скелет» экономического выбора многих людей: это структуры, внешние по отношению к акторам (институты, сети, контракты), а также экономическая культура, которая существует в виде их ментальных конструкций (знаний и ценностей) и соглашений (таких, например, как язык общения или общее знание, ограничивающее возможности вступления в сделку).

Из неё особенно хорошо заметен компромиссный характер институциональной модели человека. Экономика — наука рациональная, направленная на выявление четких исторических закономерностей человеческого поведения. История показывает, что люди в своем поведении зачастую руководствуются нерациональностью.

Понятие рациональность является настолько сложным для научного анализа, насколько простым это понятие кажется с точки зрения обыденного сознания.

Согласно Хайеку рациональным поведением можно назвать такой тип поведения, которое «нацелено на получение строго определенных результатов». При том отмечается, что теория рационального выбора объясняет, только нормальное поведение людей.

Функции институциональной экономики

Как устойчивые формальные и неформальные нормы, институты непосредственно воздействуют на поведение и результаты деятельности экономических агентов, ограничивая их выбор по величине и структуре ресурсов, направляют их деятельность в прогнозируемое русло. Благодаря каким же механизмам институты приобретают и реализуют свое экономическое значение?

Прежде всего, мы исходим из того, что институты ограничивают доступ к ресурсам и разнообразию вариантов их использования, то есть, являются ограничениями в задачах принятия экономических решений. Ограничивая возможные способы действий и линии поведения, институты координируют поведение экономических агентов оказавшихся в ситуации, описываемой условиями приложения соответствующей нормы.

Действительно, описание института, действующего в некоторой ситуации, дает каждому из экономических агентов, находящихся в ней, информацию о том, как должен или будет вести себя его контрагент. Исходя из этого, агенты могут сформировать собственную линию поведения, учитывая ожидаемые действия другой стороны, что и означает возникновение координации в их взаимодействиях.

Важнейшим условием такой координации, на наш взгляд, является степень информированности агентов о содержании института, который регулирует поведение агента в той или иной ситуации в данный момент времени. Если один из агентов знает, как следует вести себя при определенных обстоятельствах, а другой нет, координация может быть нарушена, вследствие чего участники взаимодействия могут понести дополнительные издержки. Издержки тем выше, чем значительнее асимметрия информации, которая доступна агентам для принятия решений. В условиях асимметричной информации выполнение институтами функции координации действий экономических агентов порождает и обусловливает возникновение координационного эффекта. Суть его заключается в обеспечении экономии для экономических агентов на издержках изучения и прогнозирования поведения других экономических агентов, с которыми они сталкиваются в различных ситуациях.

Действительно, если правила строго выполняются, нет нужды специально затрачивать усилия на то, чтобы предугадать, как поведут себя партнеры: круг их возможных поступков прямо очерчен действующим институтом. Тем самым, координационный эффект институтов реализуется через снижение уровня неопределенности среды, в которой действуют экономические агенты.

Снижение уровня неопределенности внешней среды, обеспечиваемое наличием институтов, позволяет планировать и осуществлять долгосрочные инвестиции, добиваясь создания большей стоимости. Кроме того, средства, сэкономленные на исследовании и предсказании поведения контрагентов, также могут быть использованы в производительных целях, усиливая координационный эффект. Напротив, в условиях неопределенной среды, при отсутствии действующих институтов, экономические агенты не только сталкиваются с низкой ожидаемой выгодой от намечаемых инвестиций (что, очевидно, может привести к отказу от их осуществления), но вынуждены расходовать средства на различные меры предосторожности при осуществлении хозяйственных мероприятий. Например, на страхование сделок, или отдельных их компонентов. В связи с этим, на наш взгляд, правомерно считать, что координационный эффект становится механизмом нивелирования неопределенности рыночной среды и снижения издержек.

На наш взгляд, координационный эффект институтов возникает и проявляет себя как фактор, позитивно влияющий на экономику, лишь в том случае, если институты согласованы между собой по предписываемым направлениям действий экономических агентов. В том случае, если разные нормы (правила), совпадающие по условиям их применения, определяют несовпадающие типы поведения, неопределенность внешней среды для экономических агентов возрастает, если в совокупности институтов отсутствует норма (правило), упорядочивающее действия противоречащих друг другу правил.

Поэтому координационный эффект, присущий любому отдельно взятому институту, при рассмотрении совокупности институтов может и не наблюдаться, если они не согласованы между собой.

Любой институт, ограничивая варианты возможного выбора, влияет на распределение ресурсов экономическими агентами, выполняя распределительную функцию. Распределительные последствия института могут быть для агентов не однозначными. Кроме разнообразных специфических любой институт характеризуется и некоторым общим, «типовым» распределительным эффектом. Ограничивая множество возможных способов действий, институты либо непосредственно переключает ресурсы на их разрешенное подмножество, либо, как минимум увеличивают издержки осуществления запрещенных способов действий, за счет включения в их состав ожидаемого ущерба от применения наказания (санкций) к нарушителю правила. Поэтому, мы считаем допустимым представление о реализации распределительного эффекта через механизм влияния институтов на диверсификацию ресурсов, выгод и издержек.

Таким образом, исследования категории «норма» и «институт», представляет с позиций институционального подхода первостепенная важность. Экономическая роль институтов раскрывается через анализ координирующей и распределительной функций. В условиях асимметрии информации выполнение этих функций предопределяет возникновение координирующего и распределительного эффектов. Первый становится механизмом нивелирования неопределенности рыночной среды, второй - механизмом диверсификации ресурсов и выгод экономических агентов. Взаимодействие названных механизмов ведет к снижению издержек экономических агентов. Причем, степень асимметрии информации, величина издержек и роль институтов в регулировании взаимодействий агентов находятся в прямо пропорциональной зависимости. В результате, правомерен вывод: институты становятся важнейшим инструментом формирования, развития и регулирования модели поведения экономических агентов.

Виды институциональной экономики

Институты это создаваемые людьми рамки поведения, регулирующие политическое, экономическое и социальное взаимодействие.

Их главная роль-уменьшение неопределенности путем установления устойчивой структуры взаимодействия между людьми.

Институты обеспечивают взаимопонимание между людьми путем формирования согласованных ожиданий при минимальном обмене информацией. Институты включают механизмы принуждения - санкции.

Санкции бывают: политические, экономические, моральные.

Институты делятся на формальные и неформальные.

Неформальные - общепринятые условности, кодексы поведения.

Не фиксируются в письменной форме и защищены иными (не государственными) механизмами принуждения.

Формальные - правила которые создаются целенаправленно, легко фиксируются в письменной форме и выступают как ограничитель набора альтернатив.

По классификации Норта правила делятся на: политические, экономические, правила контрактации.

Политические определяют иерархическую структуру общества и наиболее важные характеристики контроля над политическими процедурами.

Экономические устанавливают возможные формы организации хозяйственной деятельности, в рамках которой индивиды конкурируют друг с другом.

Устанавливают права собственности, пучок прав по использованию и получению доходов от собственности, ограничения доступа других индивидов к ресурсам.

Правила контрактации - определяют способ, порядок и условия конкретного соглашения по обмену.

Современная институциональная экономика

Как известно, первой целостной школой экономической теории стала сложившаяся в конце 18 века, в период возникновения капитализма, классическая политическая экономия. Ее основоположник, английский экономист Адам Смит, в своей книге «Богатство народов» (1776) впервые представил в систематизированной форме знания об объективных закономерностях хозяйственной жизни.

Именно А.Смит придумал модель «человека экономического», которая по сей день остается фундаментом экономической теории. В основе всех экономических процессов, по его мнению, лежит человеческий эгоизм. Общее благо стихийно складывается вследствие самостоятельных действий отдельных индивидов, каждый из которых стремится к рациональной максимизации своей выгоды. Отсюда вытекает концепция «невидимой руки рынка», остающаяся знаменем и современных экономистов-неоклассиков.

Согласно этой концепции, стремящийся преумножить лишь свое личное благосостояние индивид более эффективно служит в рыночном хозяйстве интересам общества, чем, если бы он сознательно стремился служить общественному благу.

Поскольку «невидимая рука рынка» обеспечивает оптимальную организацию производства, его сознательное регулирование является не только излишним, но и вредным. Поэтому государству в экономике сторонники классической политэкономии отводили роль «ночного сторожа» - гаранта соблюдения рыночных «правил игры», но не ее участника.

Сам термин «политическая экономия» ввел французский мыслитель А. де Монкретьен, который в 1615 г. опубликовал Трактат политической экономии. Политической экономией стали называть науку о государственном хозяйстве (или о хозяйстве общества), так как «политический» означает здесь «государственный» (от греческого «полития» - государство).

Во 2-ой половине 19 века путь развития экономических идей раздвоился. Последователи марксистской политической экономии занимались анализом социальных проблем экономики (с 20 века - также и институционализма).

Изучением механизма функционирования рыночного хозяйства занимались сторонники неоклассической экономической теории(неоклассики). Оба эти направления вышли из классической политэкономии, но если сторонники первого направления подвергли критическому пересмотру принципы рационального эгоизма и «невидимой руки» рынка, то сторонники второго, напротив, продолжали считать их основой подлинно научного анализа.

Формирование неоклассического направления происходило в ходе маржиналистской научной революции. Завершением этого процесса считают выход в свет книги английского экономиста Альфреда Маршалла «Принципы Яэкономической науки» (1890). Отличительной чертой методологии неоклассиков стало экономико-математическое моделирование, незнакомое представителям классической политэкономии.

Неоклассическая теория господствовала до 1930-х годов, когда, под влиянием «великой депрессии» 1929-1933гг, лидерство в экономической науке перехватили последователи английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса - представители кейнсианской экономической теории. Эту научную революцию называют поэтому кейнсианской революцией. В отличие от неоклассиков, кейнсианцы отвергли идею невмешательства государства в хозяйственную жизнь и разрабатывали теории макроэкономического регулирования.

В течение примерно 40 лет неоклассика оставалась в оппозиции основному течению экономической теории, но затем идеи ограничения государственного вмешательства снова стали завоевывать популярность. Научную революцию 1970-х годов иногда называют «неоклассической контрреволюцией», поскольку она вернула неоклассике лидерство в экономической науке.

Современные неоклассики стремятся доказать, что рыночная система хозяйства является если и не идеальной, то, по крайней мере, наилучшей из всех типов экономических систем. Акцентируя внимание на критике государственного регулирования, они указывают, что оно не столько ликвидирует недостатки рынка (например, безработицу), сколько порождает новые, более опасные отрицательные явления (например, инфляцию и ущемление экономических свобод).

В отличии от неоклассиков начала 20 века, современные неоклассики, как правило, уже не требуют от правительства выполнять функции «ночного сторожа». Так, например американский экономист Джеймс Бьюкенен отводит государству роль верховного арбитра: следить за соблюдением хозяйственного законодательства и активно его совершенствовать.

Хотя и в начале 21 века неоклассическая теория сохраняет статус основного течения современной экономической науки, однако уже в 1990-е годы обозначился ее кризис. Многие экономисты считают, что «второе пришествие» неоклассики тоже приходит к концу, и современная экономическая теория стоит на пороге новой научной революции.

В отличие от экономистов-неоклассиков, экономисты-институционалисты подчеркивают, что в хозяйственной жизни люди действуют вообще не в качестве автономных индивидов, а как представители определенных социальных структур. Многочисленные институты (организации, формальные и неформальные нормы) сильно ограничивают свободу индивидуального выбора и заставляют каждого человека подчиняться неким общепринятым правилам.

Институционализм принято делить на «старый» и «новый». «Старый» институционализм, как экономическое течение, возник на рубеже 19-20 веков. Виднейшими его представителями являются Торстейн Веблен, Джон Коммонс, Уэсли Митчелл, Джон Гэлбрейт. Эти институционалисты отстаивали идеи социального контроля и вмешательства общества, главным образом государства, в экономические процессы. Это было наследием исторической школы, представители которой не только отрицали существование устойчивых связей и законов в экономике, но и являлись сторонниками идеи, что благосостояние общества может быть достигнуто на основе жесткого государственного регулирования экономики националистического толка.

Работы старых американских институционалистов, являясь, по сути, продолжениями социологических, правовых, статистических исследований в их приложении к экономическим проблемам, ни к чему не привели. В них не было теории для организации массы описательного материала.

Предшественниками институционализма являются экономисты Австрийской школы, которые привнесли в экономическую науку эволюционный метод, а также поставили вопрос о синтезе многих наук изучающих общество.

Современный неоинституционализм берет свое начало с пионерских работ Рональда Коуза «Природа фирмы», «Проблема социальных издержек». Неоинституционалисты пытаются не просто критиковать, а модифицировать неоклассическую экономическую теорию. В первую очередь это предпосылка неоклассики о рациональном выборе. Практически все представители этого течения рассматривают институты через их влияние на решения, которые принимают экономические агенты (участники экономических процессов).

В новейшей российской истории на конец 1980-х – первую половину 1990-х годов пришелся пик популярности неоклассики, когда она воспринималась как новая «единственно верная» экономическая теория, призванная заменить «ошибочный» марксизм.

Именно российские поклонники неоклассических идей (прежде всего, Егор Гайдар) возглавили в начале 1990-х годов либеральные экономические реформы. Однако уже к концу 1990-х обозначился заметный спад влиянии неоклассических идей на российских экономистов. С одной стороны, стали очевидными не только успехи, но и провалы «гайдаровских». С другой стороны, преподаватели экономики осознали, что неоклассическая теория не менее абстрактна и не намного более практична, чем «старый» марксизм.

В последние годы отечественные экономисты-либералы, как и зарубежные неоклассики, стали обращать все больше внимания на институциональные факторы экономического развития (национальная культура, политические свободы), которые ранее практически не учитывались.

Сторонником и пропагандистом идей неоинституциональной экономики является Ярослав Иванович Кузьминов – ректор Государственного университета Высшей школы экономики. В настоящее время Кузьминов входит в состав ряда Президентских и Правительственных комиссий, является руководителем одной из экспертных групп по подготовке концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года.

Институциональный анализ экономики

Институциональный анализ оценивает возможность успешного выполнения инвестиционного проекта с учетом организационной, правовой, политической и административной обстановки. Этот раздел инвестиционного проекта является не количественным и не финансовым. Его главная задача — оценить совокупность внутренних и внешних факторов, сопровождающих инвестиционный проект.

Оценка внутренних факторов обычно производится по следующей схеме:

1. Анализ возможностей производственного менеджмента. Хорошо известно, что плохой менеджмент в состоянии завалить любой, даже сверх хороший проект.

Анализируя производственный менеджмент предприятия, необходимо сфокусироваться на следующих вопросах:

- опыт и квалификация менеджеров предприятия;
- их мотивация в рамках проекта (например, в виде доли от прибыли);
- совместимость менеджеров с целями проекта и основными этическими и культурными ценностями проекта.

2. Анализ трудовых ресурсов. Трудовые ресурсы, которые планируется привлечь для реализации проекта, должны соответствовать уровню используемых в проекте технологий. Данный вопрос становится актуальным в случае использования принципиально новой для предприятия зарубежной или отечественной технологии. Может сложиться ситуация, когда культура производства на предприятии попросту не соответствует разрабатываемому проекту, и тогда необходимо либо обучать рабочих, либо нанимать новых.

3. Анализ организационной структуры. Данный раздел инвестиционного проекта является наиболее сложным, учитывая практически полное отсутствие опыта на украинских предприятиях в этом вопросе.

Принятая на предприятии организационная структура не должна тормозить развитие проекта. Необходимо проанализировать, как происходит на предприятии процесс принятия решений и как осуществляется распределение ответственности за их выполнение. Не исключено, что управление реализацией разрабатываемого инвестиционного проекта следует выделить в отдельную управленческую структуру, перейдя от иерархической к матричной структуре управления в целом по предприятию.

Основные приоритеты в плане анализа внешних факторов главным образом обусловлены следующими двумя аспектами:

1. Политика государства, в которой выделяются для детального анализа такие позиции:

- условия импорта и экспорта сырья и товаров;
- возможность для иностранных инвесторов вкладывать средства и экспортировать товары;
- законы о труде;
- основные положения финансового и банковского регулирования.

Данные вопросы наиболее важны для тех проектов, которые предполагают привлечение западного стратегического инвестора.

2. Одобрение государства. Этот фактор следует рассматривать главным образом для крупных инвестиционных проектов, направленных на решение крупной задачи в масштабах экономики страны в целом. Здесь наиболее важным является фактор времени для одобрения. Наиболее опасной выглядит ситуация, когда проект безупречен в техническом, финансовом и экономическом отношении, есть инвесторы, готовые сейчас вложить деньги в проект, но решение государства задерживается или откладывается на 1-2 года. В результате инвестор вкладывает деньги в другой проект.

Институциональная среда экономики

Эффективность экономики определяется институциональной средой ее развития. В экономической науке институциональная среда рассматривается как совокупность основополагающих политических, социальных, юридических и экономических правил, определяющих рамки человеческого поведения и образуют базис для производства, обмена и распределения. Итак, институциональная среда - это четкий, упорядоченный набор институтов, определяющих рамочные условия функционирования и развития экономических субъектов.

Важным для понимания институциональной среды является точное толкование теневых и не теневых институтов" Нелегитимные институты могут не противоречить закону и быть открытыми, то есть вполне легальными. Например, оптимизация налоговых выплат, посредничество при уменьшении задолженности предприятий бюджетам всех уровней являются легальными, выступают как инструменты функционирования института предпринимательства, одна часть которого действует как теневая, а другая - как "прозрачная". Причем теневая может делиться на криминальную и некриминальную, то есть на отношения, пока никак не урегулированы (посредничество при расчетах с бюджетом), и те, которые противоречат нормам, которые регулируют хозяйственные отношения (схемы уклонения от налогов). Несовершенство формальных и неформальных, но легальных институтов влечет возникновение полулегальных или криминальных. Поэтому для обеспечения эффективности институциональной среды развития экономики важно, чтобы эти институты трансформировались в соответствующие легальные неформальные, а затем формальные институты или были совсем отвергнуты как противоречащие общественным интересам.

Институциональная среда экономического развития может быть благоприятным при условии согласования институциональных интересов субъектов и агентов института. Противоречия, возникающие внутри института, является толчком к его усовершенствованию и решаются на следующих уровнях: на первом уровне - в случае выявления расхождения или специфических интересов агентов в рамках общего институционального интереса субъекта, возможным выходом является отстранение особых, непривычных форм и методов осуществления хозяйственных взаимодействий или их выделения в другие группы; на втором уровне, при условии проявления локализации некоторых особых форм взаимодействия, целесообразным является закрепление новых правил или норм в рамках отдельного сообщества участников экономических отношений.

При этом возможны два варианта разрешения противоречия:

1) отвержение правил и норм, которые в процессе апробации продемонстрировали несостоятельность;
2) окончательное закрепление правил и норм, которые обеспечивают эффективные взаимосвязи экономических субъектов, как формальных правил. При этом варианте прослеживается новый, третий уровень - противопоставление сторон и становления нового института.

Подходы и способы разрешения внутренних противоречий и обеспечения взаимодействия институтов образуют основу формирования институционального механизма - неотъемлемой части хозяйственного механизма, обеспечивающей воспроизводство адекватных внешней среде правил. Это способ установления порядка, стабилизирующий экономическую структуру и контролирует соблюдение общих норм хозяйственного поведения. В случае изменения экономических условий хозяйственной деятельности структура и рамки соглашений, контрактов, договоров постоянно пересматриваются, поэтому институциональный механизм является процессом их непрерывного созидания, развития и трансформации. Как функциональная подсистема хозяйственного механизма институциональный механизм создает организационно-нормативные условия стабильной работы субъектов экономики, законодательно закрепляет экономические отношения, способствует эффективной реализации целей и задач, которые ставит хозяйственный механизм.

Развитие институциональной среды определяется количественными и качественными характеристиками институтов. А, следовательно, в процессе формирования институциональной среды развития экономических систем необходимым является поиск ответов на вопрос, с какого количества институтов оптимизируется функционирование экономической системы, анализ совокупности которых институтов обеспечивает адекватное понимание сущности и содержания экономической системы, сколько субъектов должно взаимодействовать, чтобы институт стал полноценным. Норма, которая используется в отношениях субъектов, становится институтом, когда ее придерживается большинство. Каковы количественные пределы "большинства"? Решение этих вопросов лежит в основе выработки алгоритма институционального анализа и объективной интерпретации институциональных изменений.

Важным моментом, учет которого лежит в основе обеспечения оптимальности институциональной среды, является уровень обоснованности институционализации отношений с точки зрения трансакционных издержек, т. е. ценности ресурсов, направляемых на создание и использование институтов. Исследования этих расходов особенно актуален в процессе трансформации экономической системы, когда меняются природа и направления воздействия институциональной среды на поведение экономических субъектов.

Институциональная среда подвергается постоянной трансформации, что связано с институциональными изменениями, обусловленными несоответствием между имеющимися институтами и изменившимися условиями, внешней средой. Трансформация институциональной среды базируется на внедрении институциональных технологий. Институциональные технологии - это технологии, связанные с генерацией (проектированием, выращиванием), а также импортом новых институтов, способных обеспечить снижение трансакционных издержек функционирования экономической системы.

Формирования (проектирования) институтов предполагает их сознательное создание на основе выявления реальной потребности в них. Такая генерация является одной из институциональных функций государства, которое формирует институциональные предпосылки экономического развития, создавая прогрессивную структуру собственности, развитую банковскую систему, привлекательный инвестиционный климат, необходимые условия развития инновационной деятельности.

Вторым направлением становления институциональных технологий является импорт институтов. За удачного импорта института за относительно короткий период происходит его положительная адаптация к новой институциональной среды, и он выполняет те же функции, что и в экономике, с которой был заимствован.

Это достигается на основе тщательного изучения выгод и потерь от внедрения нового института и ликвидации старого в случае замены с использованием инструментария институционального планирования, которое предполагает следующие основные этапы:

1) определение целей и задач нового института;
2) предварительный расчет выгод и потерь разных социальных групп от внедрения нового института;
3) поиск аналогов в других странах или в прошлом этой страны;
4) разработка стратегии внедрения;
5) выстраивание (в случае необходимости) цепи сопутствующих институтов;
6) разработка комплекса мер по адаптации нового института с целью минимизации расходов сопротивления со стороны отдельных групп населения;
7) завершающий подсчет выгод и потерь (в том числе и социальных) от внедрения нового института и их сопоставление с имеющимся финансовым обеспечением. При этом следует учесть, что любые институциональные реформы должны иметь финансовую поддержку, необходимую для компенсации потерь, которые несут отдельные социальные группы от введения нового института.

Зарубежный и отечественный опыт доказывает, что импорт институтов из развитых стран в страны с переходной экономикой происходит очень непросто, сопровождается целым комплексом негативных последствий, обусловленных различиями в структурном среде страны-экспортера и страны-импортера. Такие негативные последствия наблюдались в Украине в начале 90-х годов, когда механическое копирование опыта зарубежных стран в вопросах институционального обеспечения процессов приватизации, управления отдельными сферами и отраслями, формирования рыночных отношений в практике институциональных преобразований привели к осложнению экономической и социальной ситуации в стране.

Поэтому главным критерием оценки норм или институтов является их эффективность. В рыночной системе норма эффективна, когда основывается на индивидуалистских ценностях и способствует взаимовыгодной реализации личных интересов. Неэффективный устойчивый институт называют "институциональной ловушкой". Устойчивость институциональной ловушки означает, что при условии существенного временного внешнего воздействия на систему, она (система) остается в институциональной ловушке. Попав в нее, система выбирает неэффективный путь развития, к тому же со временем переход на эффективную траекторию может оказаться уже нерациональным.

В процессе формирования институциональной среды развития экономики Украины особенно актуальными являются задачи не только создания, проектирования, импорта институтов, но и диагностирование их зрелости и пригодности для сложившегося уровня развития экономических отношений. Поэтому в реалиях украинской экономики на особое внимание заслуживает вопрос формирования механизма мониторинга эффективности институтов, их закрепления в повседневной жизнедеятельности субъектов хозяйствования и своевременной замене согласно изменениям траектории развития экономической системы, обусловленных вызовами глобализационных и интеграционных процессов. Эти моменты важны а, учитывая то, что, как показывает отечественный опыт, внедрение института в экономическую жизнь еще не гарантирует его соблюдения. Свидетельством этого является тот факт, что даже при сложившейся в основном законодательной базы развития предпринимательства в Украине бизнес-структуры очень часто игнорируют формальные правила. С учетом этого совершенствование институциональной среды связано с процессом институционализации, который заключается в единстве следующих составляющих: в краткосрочном периоде - декларирования на законодательном уровне определенных правил и норм поведения экономических субъектов; в долгосрочном периоде - легитимизация, общественное их признание, закрепление этого признания в "негласных" правилах и рамках индивидуального и общественного поведения.

Издержки институциональной экономике

Понимание содержания трансакционных издержек, условий их возникновения, значения с точки зрения эффективности использования ресурсов, экономического развития, соотношения с трансформационными издержками основано на предложенном выше подходе к определению понятия трансакции. Изучение трансакционных издержек предполагает определение трансакционных издержек.

На возможности извлечения выгод от обмена влияет не только общая величина трансакционных издержек, но и распределение их бремени между участниками обмена. Эффективность размещения ресурсов зависит не только от общего уровня трансакционных издержек и распределения между заинтересованными сторонами, но и от структуры, определяемой направлениями потенциальных и реальных соглашений между экономическими агентами.

Трансакционные издержки не единственный компонент издержек производства. Таким образом, необходимо определение соотношения между трансакционными и трансформационными издержками.

Трансакционные издержки: определение, условия возникновения, значение. Первое, наиболее общее определение, которое можно было бы дать, основано на определении трансакции: трансакционные издержки — это ценность ресурсов (денег, времени, труда и т. п.), затрачиваемых на планирование, адаптацию и обеспечение контроля выполнения взятых индивидами обязательств в процессе отчуждения и присвоения прав собственности и свобод, принятых в обществе.

Издержки производства, в соответствии с новой институциональной экономической теорией, состоят из двух частей — трансформационных издержек, связанных с изменением или воспроизводством физических характеристик благ, и трансакционных издержек, отражающих изменение или воспроизводство «правовых», а в более общем плане — институциональных, характеристик.

Если представить экономику как систему жизнеобеспечения, то тогда трансакционные издержки можно рассматривать как издержки эксплуатации экономической системы. Определяя содержание понятия «трансакционные издержки» иногда используют аналогию, предложенную Кеннетом Эрроу: трансакционные издержки в экономической системе подобны феномену трения в мире физических объектов. Данная аналогия позволяет говорить о всеобщем распространении трансакционных издержек.

Понятие трансакционных издержек имеет ключевое значение в новой институциональной теории, поскольку институты объясняются не через призму конфликта классовых интересов, а с точки зрения возможностей экономии на трансакционных издержках.

Для объяснения феномена трансакционных издержек наиболее существенны два момента: несовпадение экономических интересов взаимодействующих друг с другом агентов и феномен неопределенности. Неопределенность определяется не только через фрагментарность (и, как правило, искаженность) располагаемой индивидами информации, но и ограниченные возможности ее переработки, которыми они (агенты) обладают.

Учитывая наличие двух аспектов в объяснении трансакционных издержек, их можно интерпретировать как издержки по координации деятельности экономических агентов и снятию распределительного конфликта между ними. Поскольку координация — это ключевой компонент любой организации, то без учета трансакционных издержек (в явном виде или имплицитно) экономический анализ был бы малопродуктивным.

Значение анализа трансакционных издержек станет более понятным, если предложить историческую иллюстрацию, данную Д. Нортом:

«Торговля, как учит нас теория международной торговли, всегда сулила выгоду, но при этом существовали и препятствия, мешающие эту выгоду реализовать. Причем если бы единственным препятствием на пути развития торговли были транспортные издержки, то существовала бы обратная зависимость между транспортными издержками, с одной стороны, и торговлей, обменом и благосостоянием государств — с другой. Но вспомним, что уже на заре нашей эры, как показывает опыт Римской империи I–II вв., было возможно охватить торговыми связями обширные территории, несмотря на все транспортные издержки того времени, а с закатом Римской империи торговля пришла в упадок, а вместе с ней, по всей вероятности, снизилось и благосостояние общества и отдельных социальных групп. И причина была не в том, что выросли транспортные издержки, а в том, что с расширением региона торговли выросли трансакционные издержки, а целостные политические системы, способные эффективно охранять правопорядок и соблюдение законов, исчезли».

Отсутствие прямой связи между эффективными институтами и их существованием, которое объясняется с помощью трансакционных издержек, является важным направлением исследования эволюции институтов. Становится возможным объяснение эволюции как изменений, зависящих как от траектории предшествующего развития, так и от несовершенства механизма обратной связи и отбора, посредством которых субъекты, принимающие решение, обучаются, а внешняя среда обусловливает выживание, развитие наиболее «удачливых», а точнее, в наибольшей степени адаптировавшихся, которые, в свою очередь, определяют ход дальнейшего развития.

Такая интерпретация трансакционных издержек позволяет выявить взаимосвязь между ними и институтами, а через них — между институтами и благосостоянием. Двойственная основа трансакционных издержек обусловлена, с одной стороны, проблемой координации ввиду существования неопределенности, а, с другой стороны, — проблемой распределительного конфликта ввиду противоречий интересов экономических агентов в мире ограниченных ресурсов. Данное обстоятельство указывает на возможность существования неоднозначной зависимости между ними и институтами, поскольку интересы одной группы могут заключаться, во-первых, в повышении уровня неопределенности для других, во-вторых, в получении преимущества в силе за счет других, Последнее позволяет повысить благосостояние данной группы без увеличения размеров выпуска продукта.

Если бы трансакционные издержки были равны нулю, то, следуя предпосылкам новой институциональной (и неоклассической) теории, ресурсы распределялись.

и использовались бы там, где они обладают наибольшей ценностью (если не принимать во внимание эффект дохода) вне зависимости от первоначального распределения прав собственности между экономическими агентами. В соответствии с предпосылкой о нулевых трансакционных издержках интерпретаторами Р. Коуза была сформулирована теорема, носящая его имя. Сокращенный вариант ее можно представить в следующем виде: при нулевых трансакционных издержках и эффекте дохода, а также экзогенности цен по отношению к действиям экономических агентов первоначальное распределение прав собственности не влияет на эффективность их окончательного размещения.

Вот почему в неоклассической экономической теории институты не имеют значения с точки зрения эффективности (Парето-оптимальности) окончательного распределения ресурсов. В качестве комментария к данному определению необходимо подчеркнуть, что сам Р. Коуз никогда не говорил о модели мира с нулевыми трансакционными издержками в позитивном плане. Понятие «мир Коуза» вводит в заблуждение, поскольку под этим подразумевается модель с нулевыми трансакционными издержками.

Первая работа Р. Коуза, получившая всемирное признание несколькими десятилетиями позже, — «Природа фирмы» (1937) основана именно на предпосылке о ненулевых трансакционных издержках. Сформулированная теорема имеет значение в том плане, что косвенным образом показывает: положительные трансакционные издержки имеют значение при различных вариантах первоначального распределения прав собственности с точки зрения эффективности конечного размещения ресурсов.

Учитывая это обстоятельство, во-первых, мы получаем, возможность объяснить существование различных режимов прав собственности (частная, государственная, коммунальная, свободный доступ) с функциональной точки зрения, а не только с морально-этической, которая имеет как самостоятельное, так и производное от функционального основания значение. Во-вторых, учет трансакционных издержек позволяет объяснить сравнительную эффективность различных способов интернализации внешних эффектов как способа полного учета в процессе принятия решений издержек и выгод, возникающих в результате их (решений) выполнения. В-третьих, появляется возможность объяснить возникновение и пределы распространения различных форм институциональных соглашений, или институциональных устройств. В-четвертых, анализ трансакционных издержек имеет значение и в интерпретации институциональной трансформации, выражающейся, в частности, в реструктуризации режимов прав собственности, например, в переходе от свободного доступа к частной, государственной или коммунальной собственности, изменении правил, образующих институциональную среду. Кроме того, с помощью данного понятия можно определить условия возникновения и соотношение между различными институциональными соглашениями в экономической истории.

Трансакционные и трансформационные издержки. Трансакционные издержки — элемент издержек производства наряду с трансформационными издержками, которые являются объектом анализа в традиционной неоклассической теории.

Существует не только взаимодополняемость трансакционных и трансформационных издержек, но и их заменяемость. Предлагаемый подход дает возможность объяснить существование форм хозяйственной деятельности или взаимодействия между экономическими агентами, которые не обеспечивают минимизации средних трансформационных издержек в долгосрочном аспекте (если речь идет о конкурентном режиме функционирования экономической системы), и наоборот.

Рассмотрим данный вопрос более подробно. Известно, что ограниченные блага обладают комплексом характеристик, которые можно разделить на две группы: физические и правовые. Первая группа включает такие свойства, как размер, форма, вкус, цвет, запах, химический состав, вес, расположение в пространстве и во времени. Ко второй группе относят правомочия, составляющие права собственности.

Двум типам характеристик благ соответствуют две функции: трансформационная и трансакционная, которые позволяют создавать их и изменять. Трансформационной называется функция, если ее осуществление направлено на изменение физических свойств вещи. Трансакционной считается функция, если изменяются характеристики вещи, относящиеся к правам собственности. Таким образом, ресурсы, связанные с реализацией трансформационной функции, образуют элементы трансформационных издержек, а те ресурсы, использование которых обусловливает изменение правовых характеристик вещи, формируют трансакционную составляющую издержек производства.

Фирма, производящая программные продукты или компьютеры, повышает трансформационные издержки, обеспечивая совместимость своих продуктов с продуктами конкурентов. Однако это существенным образом снижает трансакционные издержки, поскольку делает излишним осуществление покупателями специфических инвестиций с соответствующей им классической проблемой размывания квазиренты вследствие оппортунистического поведения производителей ex post. В результате снижения трансакционных издержек расширяется емкость рынка, что позволяет фирме компенсировать рост трансформационных издержек.

Другой пример основан на сравнении двух видов обмена: персонализированного и безличного. В рамках персонализированного обмена в силу высокой степени повторяемости сделок с одними и теми же участниками обман, мошенничество, воровство, нарушение взятых на себя обязательств либо вообще отсутствуют, либо представлены слабо. Таким образом, прямые, явные трансакционные издержки в таком обмене низки. Вместе с тем персонализированный обмен возможен в очень узких пределах, что оказывается препятствием для разделения труда и специализации. В свою очередь, специализация — условие снижения трансформационных издержек. Следовательно, в условиях персонализированного обмена общие издержки оказываются высокими за счет трансформационных издержек. В то же время безличный обмен позволяет экономическим агентам производить с низкими трансформационными издержками за счет кардинального расширения масштабов специализации. Однако, как показывает одно-ходовая игра «дилемма заключенных», условия которой вполне соответствуют условиям деперсонализированного обмена, равновесный набор стратегий будет предполагать взаимный обман, мошенничество, фальсификацию товаров, беспринципность, что в некоторых случаях требует вмешательства третьей стороны.

Именно структура и динамика трансакционных издержек (вкупе с трансформационными издержками и технологией) определяют формы организации хозяйственной деятельности, содержание и характер реальных трансакций. Данное обстоятельство дает возможность сформулировать гипотезу, в соответствии с которой не только технология, но и институты являются источником экономического роста.

Свойства существующих институтов ощутимо влияют на характеристики экономических результатов, что подтверждается исследованиями, в соответствии с которыми страны с высоким качеством институтов оказывались в более выгодном положении, чем страны с более высоким качеством макроэкономической политики и большим запасом человеческого капитала, но низким качеством институтов.

Нередко предполагается, что изменения в технологии влияют на уровень трансформационных издержек, тогда как институциональные изменения приводят к росту или снижению трансакционных издержек. Однако существуют как минимум еще две формы зависимости, которые оказались за пределами внимания исследователей проблемы трансакционных издержек. Во-первых, влияние изменения в технологии на уровень трансакционных издержек и, во-вторых, влияние институциональных изменений на трансформационные издержки. Включение в анализ этих зависимостей позволяет преодолеть ограниченность наивной версии теории, в соответствии с которой при данном состоянии техники выбирают такие институты, которые обеспечивают минимизацию трансакционных издержек. Параллельно данный подход позволяет ответить на вопрос: действительно ли технологические изменения, обусловливающие снижение трансформационных издержек, приводят к росту трансакционных издержек и адаптирующимся к институциональным изменениям?

По мнению К. Эрроу, в ценовой системе трансакционные издержки вбивают клин между ценами продавцов и ценами покупателей и тем самым приводят к потерям, нанося с точки зрения традиционной экономической теории ущерб общественному благосостоянию. И с этой позиции трансакционные издержки действуют как налог. Однако распределение бремени трансакционных издержек во многом зависит от результативности стратегического поведения соперничающих сторон. Вместе с тем налоги иногда включают как один из элементов в трансакционные издержки. В частности, это возможно, если предположить, что налоги — плата за оказываемые государством трансакционные услуги по спецификации и защите прав собственности.

Итак, трансакционные издержки являются препятствием для взаимовыгодного обмена. В связи с этим возникает вопрос о средствах, которые позволяют снизить уровень трансакционных издержек и обеспечить их распределение таким образом, чтобы добровольный обмен стал возможным. Разнообразие трансакционных издержек обусловливает и многообразие средств, позволяющих снизить данные издержки.

Возможности взаимовыгодного обмена в условиях положительных трансакционных издержек. В предыдущем параграфе трансакционные издержки рассматривались как препятствие для взаимовыгодного обмена, реализации сравнительных преимуществ посредством специализации. В данном параграфе предстоит показать, что для осуществления добровольного взаимовыгодного обмена и объяснения его масштабов значение имеет не только абсолютная величина трансакционных издержек, но и распределение их между заинтересованными сторонами. Анализ данного вопроса будет проводиться исходя из определения условий и результатов взаимовыгодного обмена.

Контракт в институциональной экономике

В микроэкономике соглашения между индивидами рассматривается с точки зрения определения цен и количества блага, выступающего объектом купли-продажи, при условии стремления сторон соглашения к максимизации своей полезности (прибыли). В институциональной экономике основное внимание уделяется таким вопросам, как: какие отношения складываются между сторонами в процессе заключения и реализации соглашения? что влияет на форму, в которой заключается сделка? как участники сделки могут предотвратить обман со стороны своего партнера? И т.п.

Контракт можно определить как свободную и согласованную договоренность (сделку) сторон.

Не любая договоренность может считаться контрактом. Для того чтобы договоренность была контрактом должны быть выполнены: принцип свободы договора и принцип согласования интересов. Иными словами, не должно быть принуждения по отношению какой-либо из сторон договора, и все стороны должны быть согласны с его условиями.

В юридическом смысле, контракт предполагает обмен гражданскими правами и обязанностями. Т.е. он предполагает имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на независимости, имущественной самостоятельности и юридическом равенстве сторон.

В институциональной экономике контрактные отношения рассматриваются шире. Их предметом могут быть не только гражданские отношения, но и, в частности, отношения между государством и обществом: например, государство обязуется поддерживать правопорядок и обеспечивать военную защиту, а граждане обязуются платить налоги. Контракт в юридическом смысле при этом не возникает.

Также в институциональной экономике к контрактам относятся не только соглашения, исполнение которых обеспечивается законом, но и соглашения, обеспечение которых обеспечивается неформальными нормами, действующими в той или иной среде.

Кроме того, к контрактам в институциональной экономике относится широкий круг неявных соглашений, которые считаются заключенными «по умолчанию», и которые не требуют явного закрепления в той или иной форме. В этом смысле любые отношения, которые стороны стремятся поддерживать, могут трактоваться как контракт.

Контракт обладает тремя элементами: субъекты контракта, предмет контракта и содержание. Субъекты контракта – стороны, заключившие его. Предмет контракта – благо, по поводу которого заключен контракт. Содержание контракта – права и обязанности, возникающие у сторон контракта в результате его заключения.

В результате заключения контракта происходит перераспределение прав собственности на благо, выступающее предметом контракта. Некоторые из этих прав могут носить характер требований к лицу, взявшему на себя обязанности по контракту. Такие права принято характеризовать, как относительные права собственности, поскольку их исполнение зависит от добросовестности контрагента по сделке. Нарушение относительных прав собственности будет трактоваться как проявление оппортунизма, а не как посягательство на собственность (например, кража).

На поведение сторон контракта будут влиять «правила игры», задаваемые институциональным окружением. Например, какие-то виды контрактов могут быть защищены законодательно, а какие-то нет. Важно, что выбирая те или иные предмет и содержание контрактных отношений, стороны определяют те нормы, которые будут распространяться на их соглашение.

Виды контрактов. Самовыполняющиеся контракты

Существуют различные классификации контрактов. Две из них имеют в институциональной экономике принципиальное значение.

С точки зрения наличия неопределенности в отношениях сторон контракты можно разделить на:

- полные контракты;
- неполные контракты.

С точки зрения включенности в сеть формальных и неформальных отношений контракты могут быть:

- классическими;
- неоклассическими;
- отношенческими.

Полными называются такие контракты, которые однозначно определяют права и обязанности сторон при всех возможных изменениях внешней среды в будущем. Полный контракт не содержит пробелов и двусмысленностей. Неполными контрактами называются те контракты, которые определяют права и обязанности сторон не для всех возможных будущих состояний внешней среды.

Причинами контрактной неполноты могут быть:

- невозможность предусмотреть все обстоятельства, которые возникнут при исполнении контракта;
- издержки осуществления расчетов и переговоров при заключении контрактов;
- неточность и сложность языка;
- невозможность проверки в суде определенных аспектов связанной с контрактом деятельности сторон.

Любой контракт заключается индивидами в условиях, задаваемых институциональной средой в целом. Отношения между сторонами регулируются сетью формальных и неформальных норм, большая часть которых не отражается в контракте в явном виде. Например, обычная покупка товара в магазине на деле подразумевает более широкий круг отношений, чем просто сделка купли-продажи: публичный контракт (т.е. обязанность продавца обслуживать всех покупателей на одинаковых условиях), обязанность продавца давать сдачу, нормы, регулирующие качество товара, права, вытекающие из закона «О защите прав потребителей», и т.д.

В приведенном примере нормы, которые регулируют отношения покупателя и продавца, но не оформляются в явном виде в совершаемой ими сделке, достаточно очевидны (во всяком случае, интуитивно понятны) как для сторон, так и для третьих лиц, например, суда. Но это верно не для всех контрактов. По мере того, как между сторонами договора развиваются специфические отношения, система регулирующих их неявных соглашений становится все менее прозрачной.

Институциональные изменения в экономике

Институциональные изменения – изменения институциональной структуры как набора взаимосвязанных формальных правил и неформальных ограничений, определяющих систему стимулов для экономических агентов.

Виды институциональных изменений:

1. Дискретные и инкрементные.

Дискретные изменения – радикальные изменения в формальных правилах, которые происходят в результате завоеваний или революции.

Инкрементные изменения – постепенные изменения институциональной среды. Институциональные изменения имеют почти исключительно инкрементный характер.

2. Спонтанные, целенаправленные и смешанные.

Спонтанными называются такие институциональные изменения, которые осуществляются, возникают и распространяются, без чьего-либо предварительного замысла и плана.

Целенаправленные институциональные изменения возникают и распространяются в большем или меньшем соответствии с некоторым осознанно разработанным планом.

Смешанный тип предусматривает ситуацию, когда само новое правило появляется незапланированно, а его распространение осуществляется вполне сознательно целенаправленно.

Траектория развития институционального изменения (институционального развития) – последовательность изменений, которые претерпевает некоторый рассматриваемый (базовый) институт.

Траекторий изменения институтов бывают двух типов:

1) траектории, формируемые инкрементными изменениями;
2) траектории, содержащие определенные «разрывы», скачки или «институциональные шоки», означающие, что существование исходного института фактически заканчивается, а его функции в экономике начинает выполнять иной институт (или целая их группа).

Основные режимы функционирования институтов:

1. Бездействие. При функционировании нормы в этом режиме индивиды знают о правиле, им известно, как требуется поступать в некоторой ситуации, однако они действуют иначе; в данном режиме могут существовать преимущественно формальные институты: «бездействующий закон» — вполне типичное явление для отечественной практики, хотя в принципе возможен и «бездействующий обычай» — например, если он представляет собой ритуал, воспроизводимый жителями какой-то местности исключительно для туристов, т.е. как информационный товар;
2. Спорадическое действие. Данный режим соответствует такой практике, когда при возникновении некоторой ситуации рассматриваемое правило может применяться, а может и не применяться; в последнем случае индивиды либо ведут себя, исходя из другого или других правил, либо же поступают по своему усмотрению, не опираясь ни на какое из правил, известных им и в принципе применимых в этой ситуации;
3. Систематическое действие. Правило оказывается применяемым всегда (или почти всегда), когда в деятельности индивидов возникают ситуации, совпадающие с условиями использования соответствующей нормы.

Механизмы институциональных изменений:

1) зависимость от траектории предшествующего развития – в каждый данный момент времени в экономике могут произойти не любые (произвольные)институциональные изменения, а лишь те, которые оказываются осуществимыми в сложившихся ранее условиях, которые, в свою очередь, возникли как следствия более ранних аналогичных ситуаций. На это влияют идеология, особенности институтов как общественных благ, а также распространенность института как препятствие к его изменению.

2) механизм малых случайных событий – малые улучшения до тех пор, пока не возникнет новая базовая инновация, т. е. такие события, которые не могли быть заранее предвидены обладающим ограниченным знанием сторонним наблюдателем. Экономические факторы, способные влиять на принятие или отвержение инноваций, имеют «фоновый» характер: это общие требования обеспечения максимальной (или приемлемой) экономической эффективности для любого инвестиционного решения.

В соответствии с ней технологические изменения включают творческое разрушение и рекомбинацию существующих знаний в новых формах. Смена технологической траектории возможна в данной постановке под воздействием появления нового «ядра» кластера, т.е. принципиально отличных от имевшихся изобретений или открытий новых законов природы.

3) эффект блокировки – это создание препятствий изменению правил организациями, получающими распределительные выгоды от использования действующих правил. К способам блокировки потенциально эффективных институциональных изменений относятся: 1) идеологические обоснования недопустимости этих изменений; 2) традиции, национальный менталитет и т.п.; 3) прямой подкуп законодателей или руководителей исполнительной власти, в чьей компетенции находится осуществление соответствующего институционального изменения и т.д.

4) импорт институтов – перенос формальных институтов, т.е. изменение формальных правил, опираясь на доказавшие свою эффективность образцы с целью отклонения от тупиковой траектории развития. Этот вариант ориентируется на достижение определенного результата, но остается проблемой учет неформальных институтов. Важную роль здесь играет государство, осуществляющее «мягкую революцию», а неформальные правила могут изменяться как реакция на новые формальные институты.

5) трансплантация институтов – процесс заимствования институтов, развившихся в иной институциональной среде. При удачной трансплантации происходит позитивная адаптация института к новой институциональной и культурной среде: институт выполняет ту же роль в стране-реципиенте, что и в экономике-доноре. В случае несовместимости трансплантата с культурными традициями и институциональной структурой реципиента возможно возникновение определенных дисфункций трансплантируемых институтов.

Отбор вариантов институциональных изменений по критерию эффективности, оцениваемой экономическими агентами, может рассматриваться как разновидность рыночного отбора. Конкуренция между институтами может происходить в разных формах и описываться различными теоретическими моделями. Одной из них является концепция рынка институтов.

Рынок институтов – это механизм, который позволяет индивидам выбирать правила игры в их сообществе. Посредством своих добровольных взаимодействий индивиды оценивают уже существующие правила, определяют и проверяют пригодность новых.

Институциональное равновесие – это такая ситуация, в которой при данном соотношении сил игроков и данном наборе контрактных отношений, образующих экономический обмен, ни один из игроков не считает для себя выгодным тратить ресурсы на реструктуризацию соглашений. Иначе говоря, институциональное равновесие представляет собой отправную точку всякого институционального изменения, т. е. то исходное состояние, по отношению к которому рассматриваются институциональные изменения.

В целом, эффективность сложившейся новой институциональной структуры оценивают по интегральному показателю – наличию устойчивого экономического роста в стране. Определять же эффективность отдельного института достаточно сложно. Критерием эффективности института может служить и степень его приспособленности к данным условиям.

Социальная институциональная экономика

Разновидностью современного институционализма стал социально-институциональное направление (новая институциональная экономика), самыми заметными составляющими которого стали:

- теории системной трансформации капитализма;
- социально-индустриальные технократические концепции.

Основателем же социально-институционального направления справедливо считают выдающегося американского экономиста Дж. Гэлбрейта, экономические концепции которого представляют все составляющие социально-индустриального направления.

Социально-институциональные концепции Дж. Гэлбрейта

Американский исследователь канадского происхождения Джон Кеннет Гэлбрейт (род. 1909) учился в университетах Торонто (Канада), Беркли (США) и Кембриджа (Великобритания), степень доктора экономики получил в Калифорнийском университете, а большая часть его жизни связана с Гарвардским университетом (США), где он работал более 60 лет, занимая должности от стажера до почетного профессора. Гэлбрейт был также экономическим советником нескольких президентов США, активным политиком, деятелем Демократической партии, послом США в Индии (1961-1963), в течение пяти лет редактировал журнал большого бизнеса "Форчун". Он избирался президентом Американской экономической ассоциации, был председателем Совета Американской академии наук и искусств. Гэлбрейт - почетный профессор трех десятков ведущих университетов мира. Он принимал активное участие в общественной жизни, выступая за ядерное разоружение.

Выдающийся экономист стал автором многих трудов: "Компенсирующие органы власти и американский капитализм" (1952), "Эра благосостояния" (1958), "Американский капитализм: концепция силы" (1952), "Великий крах" (1955), "Новое индустриальное общество" (1967), "Эпоха неопределенности"(1976), "Теория массовой бедности" (1978), "Культура удовлетворенности" (1992), "Справедливое общество"(1996) и еще более 40 других книг. Популярности его трудов и идей способствуют незаурядный писательский талант, "легкость пера и стиля", блестящая эрудиция.

Выдающийся американский экономист написал также три художественных романа, книгу "Записки посла" (1969), автобиографическое эссе "Жизнь в наше время" (1981), несколько разделов коллективной монографии "Индийский живопись" (1969).

Гэлбрейт является автором не только целого ряда теорий, но и основателем социально-институционального направления в экономической теории. Его неоинституционализм отличается от институционализма как социально-экономическими условиями формирования, так и постановкой проблемы. Неоинституционализм - это экономическая теория индустриальной экономики, которая не только развилась, но и превратилась в общество массового потребления. Поэтому разница между старым Веблена и неоинституционализмом Гэлбрейт - это как разница между 20-ми и 70-ми годами.

Стоит также отметить, что институционализм Веблена носил критический характер, а неоинституционализм Гэлбрейта - апологетическая, поскольку капитализм представлен как "общество изобилия", "общество массового потребления", "общество всеобщего благоденствия" и тому подобное.

Главными теориями знаменитого американского исследователя являются концепции силы, "индустриального общества", "общественного благосостояния", "социального партнерства" и другие.

Концепция силы

Концепция силы стала развитием теорий монополистической конкуренции и олигополии. Исходным пунктом этой теории является утверждение о потере рыночной экономикой способности саморегулироваться через механизм конкуренции вследствие концентрации экономической мощи в руках небольшого количества крупных корпораций. Функцию совершенной конкуренции в этих условиях начинает выполнять сила двух монополий - монополии продавцов и монополии покупателей. Они противостоят друг другу и имеют противоположные интересы: монополия-продавец старается продать товар как можно дороже, а монополия-покупатель купить его как можно дешевле. Сила сторон уравновешивается путем правовых сделок, что становится регулятором рыночной экономики.

По мнению Гэлбрейта, государство не может ограничивать деятельность таких монополий, ведь это уже не чистая монополия, а олигополия. Именно олигополия и становится силой современной рыночной экономики, которая препятствует образованию монополий. И чем большее влияние олигополистический рынков, тем меньше необходимость государственного экономического регулирования. Рост силы усиливает способность экономики к автоматическому саморегулированию и этим уменьшает необходимость во всеобъемлющем контроле или планировании.

Государство, по мнению Гэлбрейта, может вмешиваться в экономику лишь тогда, когда силы олигополий будет недостаточно.

Эта сила ослабевает, или исчезает вообще в трех случаях:

- когда спрос превышает предложение (растет конкуренция покупателей и цены повышаются);
- когда предложение превышает спрос (растет конкуренция продавцов и цены падают);
- когда создается абсолютная монополия покупателя или продавца. Сила Ґелбрейта является одним из вариантов концепции рыночного равновесия, который построен на соотношении конкуренции и монополии, в основе которого есть спрос и предложение. Причем он относит к не только олигополии, но и государство, различного рода кооперативные организации, фермерские объединения, профсоюзы, различные объединения в области торговли.

Таким образом, Гэлбрейт считал, что изобрел новую силу, благодаря которой капитализм освобождается и от господства монополий, и от разрушительной силы конкуренции. Тем самым в обществе будто появляется возможность использовать большое производство и нейтрализовать его негативные черты - образование монополий.

Концепция нового индустриального общества

Эта концепция была изложена ее автором в работе "Новое индустриальное общество" (1967), которая стала бестселлером на американском книжном рынке. Автора книги журнал "Форчун" назвал современным Кейнсом. Теории нового индустриального общества ее автор сделал попытку разработать, по его собственным словам, "синтетическое" теорию, которая бы охватывала все важнейшие закономерности современного капитализма. Основу всех изменений, произошедших в экономике середины XX века он связывает с техническим прогрессом, который представлен им как сущность, саморазвивающейся и порождает сама себя. Именно технический прогресс и организация производства определяют экономическую форму общества.

Гэлбрейт доказывал, что применение современных технологий ведет к перерождению "индустриального общества", а в экономике возникают две различных системы: плановая и рыночная. "Плановая" экономика представлена крупными корпорациями, которые ученый называет "индустриальной системой", которая стала основой "нового индустриального общества". "...Индустриальная система,- писал он,- это определяющая черта "нового индустриального общества". Второй, "рыночной" системы, Гэлбрейт относит мелкие частные фирмы, ремесло, сферу услуг, лишены всякой экономической власти.

Важной чертой "индустриальной системы" Ґелбрейт называет планирование, которое порождается развитием науки и техники. Крупная корпорация с ее сложной техникой, значительными капиталовложениями не может эффективно функционировать в условиях рыночной стихии. Рынок перестал быть надежным регулятором производства и ему на смену приходит планирования развития корпорации, которое должно обеспечить предусмотренные результаты и "заменить цены и рынок как механизм, определяющий то, какая продукция будет производиться, авторитетным решением, которое устанавливает, что будет производиться и потребляться и по каким ценам". Если раньше он предлагал нейтрализовать монополию и конкуренцию с помощью силы, то теперь он пытается сделать это с помощью крупных корпораций и планирования.

Однако "плановую систему" исследователь осуждает за проявления экспансии и презрение общественных интересов, что становится основой нестабильности рыночной экономики в целом, ведет к обострению ее противоречий. Поэтому он предлагает реформы, которые бы ограничили господство "плановой системы" и поставили над ней государство. Реформы должны поставить государство на службу "рыночной системе", а не "плановой", обеспечить рост конкуренции и покупательной способности населения.

Исследователь выделяет два уровня развития корпораций: "предпринимательский" и "зрелый". В "предпринимательской корпорации" (20-30-е годы XX ст.) хозяином и руководителем был отдельный капиталист, владелец капитала. Его основной целью была максимизация прибыли. Контроль над корпорацией обуславливался капиталом предпринимателя, а не его компетентностью. Такая корпорация не требовала планирования и государственного вмешательства. ей на смену под воздействием мощного технического прогресса приходит "зрелая корпорация" - коллективная организация с общественной капиталистической собственностью. При этих условиях и возникает "новое индустриальное общество", которое обеспечивает высокий уровень потребления товаров и услуг, стирает социальные конфликты, "социализирует" рыночное общество. В корпорациях "нового индустриального общества" власть будут не собственники, а техноструктура, утверждал Ґелбрейт. Это стало основой разработки теории техноструктуры Ґелбрейта.

Теория техноструктуры

Теория техноструктуры занимает одно из центральных мест в системе институциональных взглядов выдающегося американца. В ней он делает попытку доказать, что экономическая власть в корпорациях переместилась от собственников к персоналу, который обладает необходимыми знаниями и способностями. К нему Ґелбрейт относит инженерно-технических работников и творческую профессиональную рабочую силу, которых ресниц называет техноструктурой, которую определяет как "союз знаний и квалификации".

На многочисленных примерах исследователь показывает, что власть является экономическим ресурсом, который труднее всего найти или заменить. В зрелых корпорациях произошла, по выражению ученого, передача "власти от капитала до организованного ума". Современное предприятие отдает предпочтение форме акционерного общества, чтобы адаптироваться к потребностям техноструктуры. "Техноструктура" на первый план ставит экономический рост, который обеспечивает эффективное функционирование корпорации, что отвечает как интересам общества, так и ее собственным интересам.

Проанализировав развитие общественной системы во второй половине XX века, Ґелбрейт пришел к следующим выводам:

- корпорации вступили в стадию "зрелой корпорации", что связано с развертыванием НТР и значительным усложнением технологического процесса;
- "управленческая революция" поменялась "революцией техноструктуры" - научно-технической интеллигенции, которая стала головным и спинным мозгом современного производства;
- техноструктура имеет реальную власть в обществе;
- прибыль перестал быть главной миссией производства, поскольку техноструктуру интересуют должностные оклады и стабильность положения;
- техноструктура побуждает у граждан "потребительский психоз", что приводит к гипертрофированному росту индивидуальных потребностей;
- техноструктура стремится престижа и поддерживает его с помощью НТП;
- техноструктура по своей природе не агрессивна и ведет согласительную политику в отношении других слоев общества (постоянный рост заработной платы наемных работников, пенсий и тому подобное).

В "индустриальном обществе" формируется, по мнению исследователя, новая структура общества. В условиях "зрелой корпорации" и господство "техноструктуры" конфликт между богатыми и бедными меняется на новый конфликт, порожденный научно-техническим прогрессом, между "классом образованных" и "невежественных и малообразованных". Решающую силу "индустриального общества" составляет именно "класс образованных".

С другой стороны, господство техноструктуры масс и негативные последствия. Не будучи владельцем корпораций, техноструктура не заботится об экономии, так разбазаривает ресурсы, что побуждает инфляцию, Милитаризацию, снижение роли рынка, чрезмерном планировании деятельности как на уровне корпорации так и на уровне всего общества. Поэтому Ґелбрейт делает важный вывод, что новое индустриальное общество больное, и его нужно лечить путем отсечения вредных и поощрения полезных сторон технократии.

Программа "лечения":

- государственное поощрение и регулирование общественных потребностей;
- государственное планирование основных пропорций производства;
- социализацию мелкого бизнеса;
- национализацию военно-промышленного и энергетического комплексов. В то же время, Ґелбрейт рисует довольно пессимистичную картину, поскольку считает, что реализовывать эту программу никому. Техноструктура не заинтересована, политики - купленные, рабочие - ограничены в возможностях, акционеры - реакционные. Эту программу могла бы воплотить в жизнь профессорско-преподавательская элита, однако нужно чтобы она получила реальную власть, то есть превратилась в, к примеру, меритократию. А это возможно только тогда, когда фундаментальные научные знания станут самым дефицитным ресурсом общества, что дает власть.

Теория "общества изобилия"

Ґелбрейт был и автором теории "общества изобилия", которую изложил в одноименной книге. По его мнению, современное рыночное общество достигло такого уровня, когда может полностью обеспечить повседневные потребности людей. Однако удовлетворяются все возможные потребности, особенно разительными являются недостатки в утолении важных социальных потребностей - в отраслях образования, здравоохранения, социального обеспечения и тому подобное. Технический прогресс, в свою очередь, порождает новые проблемы потребления. В этих условиях только государство может обеспечить равновесие между частным потреблением и удовлетворением социальных нужд.

Анализируя состояние "общества изобилия", Ґелбрейт считает, что оно уже решило проблему производства благ, однако проблема их распределения решена не полностью, устранения недостатков в распределении даст возможность обеспечить расширение социальных услуг и роста общего благосостояния. Он предлагает усовершенствовать финансирование систем образования и здравоохранения за счет государственных и негосударственных средств, направлять имеющиеся ресурсы на борьбу с бедностью, безработицей, голодом и болезнями. При этом социальная помощь должна по своим размерам приближаться к заработной плате. Достичь этого можно за счет усиления социального контроля над производством и распределением.

Государство в институциональной экономике

Согласно иерархической классификации институтов-правил Д. Норта на верхнем уровне находятся общественные правила, которые определяют социальную структуру общества, порядок принятия решений и наиболее важные характеристики контроля за политическими процедурами.

Совокупность общественных правил определяет тип государства, а последний, в свою очередь, влияет на эффективность функционирования экономики.

Государство – основной институт политической системы общества, организующий, направляющий и контролирующий совместную деятельность людей, общественных групп, классов и ассоциаций. Государство представляет собой центральный институт власти в обществе и концентрированное осуществление этой властью политики.

Чтобы полнее выявить своеобразие институционального подхода к анализу экономической роли государства, следует указать, какая роль ему приписывается сторонниками разных научных школ. В этом отношении можно выделить неоклассический и кейнсианский подходы.

С позиций неоклассической теории причины, по которым государство может играть какую-то экономическую роль, усматриваются в провалах рынка - в несовершенной конкуренции, во внешних эффектах, в производстве общественных благ и асимметричности информации. В случае каждого из четырех указанных провалов рынка возникает неэффективность в размещении ресурсов, которую и призвано преодолеть государство. Указанные проблемы государство решает путем регулирования монополий, специального налогообложения в отношении внешних эффектов (налог Питу), принятия на себя производства общественных благ и создания различных структур, призванных частично преодолевать проблему асимметричности информации.

Согласно кейнсианскому подходу проблема заключается в систематически возникающем неравенстве совокупного спроса и совокупного предложения, в результате которого возникает вынужденная безработица. Государство преодолевает этот разрыв совокупного спроса и предложения посредством фискальной и денежно-кредитной политики.

В институциональной экономике в настоящее время существуют два принципиально различных подхода к рассмотрению феномена государства.

1. Государство рассматривается как фирма либо с коллективным собственником (в этом случае считается, что она принадлежит всей совокупности своих граждан), либо с одним собственником (в этом случае ею владеет, например, царь).

Аналогия «государство — очень большая фирма» напрашивается в любом случае, но особенна с учетом институциональной экономики. Легко заметить, что агентские издержки, информационные издержки, издержки внутренней координации у государства и большой фирмы очень похожи, да и вообще государство по целому ряду параметров очень похоже на фирму, и причем более похоже на нее, чем на рынок. Но государство - сложная фирма, в которой лица, принимающие решения, имеют расходящиеся цели и ограниченные вычислительные способности. Государство - фирма, которой присущи эффективность или неэффективность, торможение развития при неких неоптимальных уровнях распределения ресурсов, при неравновесных ситуациях с ресурсами, когда теряется масса возможностей, что обусловлено теми же, что и у крупной фирмы, причинами отказывается: огромными информационными издержками, нести которые собственник; оппортунизмом агентов, с которыми взаимодействует собственник, и т. д. Это простой подход, на основе которого государство располагается в сетке координат как организация.

Подобно фирме государство может быть рассмотрено как совокупность устойчивых формальных и неформальных контрактов, социальных отношений, в которые граждане инвестируют свои деньги, энергию, связи, материальные активы. Однако в отличие от фирмы здесь нет срочных контрактов, все контракты долгосрочные. Периодически во-зобновляющейся «игре с определенным концом» свойственен целый ряд проблем. Для государства такая логика не подходит из-за отсутствия установленной даты «окончания игры», из-за отсутствия срока, в, течение которого мы, скажем, являемся гражданами РФ. Здесь некорпоративное (оппортунистическое) поведение по отношению к своим со-гражданам будет иметь совершенно другие корни, нежели некооперативное поведение в игре с конечным числом раундов.

2. Государство - это не фирма, так как оно не имеет заранее зашитых внешним образом «правил игры», которыми связана любая фирма, т. е. концепция соблюдения внешним образом поддерживаемых правил к государству, в отличие от фирмы, не применима.

В модели Laissez-faire economy Демсеца государство присутствует имплицитно - оно гарантирует соблюдение законов, но ни во что не вмешивается. Это как бы Бог за сценой. Но реально государство играет более важную роль.

При рассмотрении государства предполагается отсутствие над ним «надгосударства», которое его покарает за те или иные действия, предложит ему правила организации, правила поведения. Это предположение не совсем верно, ибо последние 100 лет крупные страны пытаются установить такой надгосударственный порядок в разных формах - в форме Лиги Наций, ВТО, или ООН.

К государству фактически может быть применена наивная форма происхождения отношений собственности, когда собственность и ее институты возникают эндогенно, из самих отношений внутри государства, а не навязываются извне, когда государство представляет собой высшую власть и устанавливает законы. С этой точки зрения теория государства, или новая экономика организаций (обособленный раздел институциональной экономики), рассматривает абсолютно эндогенные процессы.

Возникновение государства как феномена связано с тремя основными особенностями:

1. Государство возникает в результате конкуренции «без правил». В условиях первичной конкуренции «без правил» сильные постепенно подавляют слабых, а слабые отдаются под защиту сильных. В результате вырабатываются некие правила. Именно так описывает процесс возникновения государства корпоративная теория.

Напомним, что корпорация - это форма общественной организации, при которой люди добровольно или по принуждению делегируют свои интересы в некую организацию, которая выступает их представителем и ограничивает собственные интересы членов корпорации. Люди отдают ей свои предпочтения и соглашаются действовать в установлен-ных ею рамках ради своего дальнейшего существования. Корпорацией является, например, монашеский орден, самурайская организация (предельный тип корпорации), коммунистическая партия. На самом деле любой эффективной организации свойственны в той или иной степени черты корпорации. Иными словами, любая организация присваивает определенную часть воли своих членов. В противном случае она просто не сможет существовать.

2. Государство возникает в результате общественного договора. В реальности государство как форма общественного договора возникает не в результате становления цивилизации (цивилизация возникала только в корпоративной форме), а в результате того, что современные люди пытаются организовать свои отношения по-рыночному, т. е. возникает некий политический рынок, процедура торговли. Таким образом процесс возникновения государства описывает кооперативная теория, или теория общественного договора (Ж.Ж. Руссо), в отличие от корпоративной теории. Самый большой вклад в развитие этой теории внес М. Олсон, норвежец по происхождению, работавший в Мерилендском университете (США).

3. Применительно к проблеме возникновения государства стоит упомянуть еще одну теорию - теорию имплицитного контракта, или самоподдерживающихся соглашений. Она разработана, скорее, применительно к фирме, чем к государству, в 1970-х годах. К Азариадисом. Вопрос самоподдерживающихся соглашений рассматривал и Дж. Акерлоф в статье «Трудовые контракты как частичный обмен подарками» (1982).

Имплицитный контракт (о чем писал еще О. Уильямсон) - это контракт, приведение которого в действие гарантировано исключительно правом другой стороны прервать данные отношения. Но в таком контракте нет никаких предустановленных правил игры.

Поскольку в имплицитном контракте нет внешних сил, к которым можно было бы апеллировать, устойчивость отношений базируется только на долгосрочной взаимной выгоде от соблюдения данной договоренности. Акерлоф считает: любые сколько-нибудь устойчивые отношения основаны на том, что стороны сознательно не стремятся достичь оптимального распределения своих ресурсов в каждый данный момент, а останавливаются на некотором более приемлемом для партнера варианте (пример тому - компромисс по величине заработной платы между работодателем и работником при оформлении последнего по найму). При этом возникает некая зона устойчивости данных отношений. Она устойчива благодаря тому, что и наниматель, и нанимаемый может от некой точки недотягивания до оптимума в случае нужды дотянуть до этого оптимума. Они могут даже пойти дальше, если их доброжелательность друг по отношению к другу действительно определяется как отношения взаимной помощи. В этом случае первый в какой-то момент сможет принять во внимание, что у второго возникла необходимость чуть больше получить, а второй пойдет навстречу первому и поработает чуть дольше, когда у первого появится в этом необходимость. На самом деле это - нормальные трудовые отношения. Здесь накладываются два процесса: стремление к достижению оптимального распределения ресурсов, который, в конечном счете, не нарушается, ибо сходится в точке оптимального распределения с другим процессом - процессом страхования взаимоотношений. И нанимателю, и нанимаемому трудно расставаться друг с другом; они заинтересованы, помимо того, чтобы получить оговоренное вознаграждение, еще и в сохранении своих отношений, и у них возникает круг отношений взаимной помощи вокруг точки равновесия, что страхует их от флуктуации.

При недружественном отношении (в ситуации, когда один прервет отношения) фирма окажется неустойчивой, а фактор дополнительной устойчивости будет страховать данные отношения как продолженные, когда люди ценят сами эти отношения. Классический случай продолженного имплицитного отношения - контракт, который образует государство, потому что пребывание в нем людей не конечно.

тема

документ Командная экономика
документ Мировая экономика
документ Национальная экономика
документ Переходная экономика
документ Рыночная экономика



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты