Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Проблемы использования иностранных инвестиций на уровне предприятий

Проблемы использования иностранных инвестиций на уровне предприятий



Проблемы использования иностранных инвестиций на уровне предприятий

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

  • Организационно-правовые формы предприятий с иностранными инвестициями и процедуры взаимодействия с нерезидентами
  • Характер рисков во взаимоотношениях с иностранными инвесторами и способы их минимизации
  • Проблемы оценки и защиты интеллектуальной собственности при взаимодействии российских предприятий с иностранными инвесторами
  • Соглашения о разделе продукции как особая форма иностранных инвестиций в России
  • Взаимоотношения российских предприятий с иностранными инвесторами в условиях глобализации, в том числе в условиях полной конвертируемости российского рубля

    Организационно-правовые формы предприятий с иностранными инвестициями и процедуры взаимодействия с нерезидентами

    Инвестиционное взаимодействие с нерезидентами всегда оказывает определенное влияние на организационно-правовые формы российских предприятий. Даже если это элементарный заем или кредит под осуществление некоторой производственной задачи, это сказывается на организации внутреннего учета, может привести к появлению новых, достаточно самостоятельных структур, развивающихся до уровня дочерних предприятий, финансовым источником деятельности которых является иностранный капитал, может повлечь и ряд других изменений. Тем более существенными они будут в случаях ПИИ. Характер этих изменений напрямую зависит от того, в какой форме и на каких условиях осуществляются инвестиции.

    Одной из самых юридически прозрачных их форм является принятие программ совместной деятельности российских и зарубежных предприятий в какой-либо области. В этом случае первоначальные структуры тех и других предприятий обычно не изменяются. Но для управления совместной программой, выделенными для нее материальными и финансовыми ресурсами может быть создана отдельная структура, в том числе и на правах юридического лица. Таким именно образом осуществляется совместная деятельность консорциума «Тюменская национальная компания — Бритиш Петролеум».

    При большем уровне интеграции совместной деятельности, охватывающей не только участки выполнения каких-либо специальных программ, но и часть текущей деятельности партнеров, статус такой вновь создаваемой структуры может быть поднят до уровня руководящего органа холдинга, образуемого партнерами.

    В случаях прямых инвестиций непосредственно в российское предприятие, когда нерезидент выступает по отношению к нему как стратегический инвестор, выбор организационно-правовой формы последующей деятельности во многом принадлежит самим партнерам, Но есть и ряд юридических норм, которые в определенной степени сужают поле их выбора. При прямых инвестициях, если речь идет об организации предприятия с чисто иностранными инвестициями, т.е., когда собственником такого предприятия является один резидент или группа нерезидентов, вопрос решается достаточно просто. В этом случае создается самостоятельное предприятие в какой-либо форме, предусмотренной Гражданским кодексом РФ, являющееся в соответствии с Законом № 160ФЗ субъектом российского права. Если при этом иностранные инвесторы заинтересованы в расширении такого предприятия и в привлечении в его развитие средств российских резидентов, ими может быть выбрана форма ОАО, при меньшем их интересе к этим средствам — форма ЗАО или даже ООО. Следует отметить, что модель общества с ограниченной ответственностью (Limited) вообще широко распространена в западной практике, и нет ничего удивительного, что в условиях России иностранные инвесторы будут ее охотно использовать.

    При вливании прямых инвестиций в действующее российское предприятие возможны два варианта развития событий. В каждом из них возникает совместное предприятие. Доли в его увеличивающемся в результате иностранных инвестиций уставном капитале распределяются между российскими собственниками и нерезидентами, которые также становятся сособственниками этого предприятия. Но российское законодательство сейчас не рассматривает совместное предприятие как особый объект права. Гражданский кодекс РФ (ч. 1 главы 4) предусматривает ряд экономико-правовых форм предприятий, имеющих одинаковую правоспособность независимо от числа собственников. Одной из этих форм и должно отвечать предприятие с иностранными инвестициями.

    Но как уже говорилось, возможны два варианта его организации. В первом из них нерезидент становится совладельцем действующего предприятия, которое меняет свой уставной капитал и вносит изменения в реестр собственников, но не меняет организационно-правовой формы. Особое значение в данном случае имеет урегулирование вопросов контроля за деятельностью предприятия, который может остаться за российской стороной, а может и перейти, как это произошло с компанией «Новомосковскбытхим», к нерезиденту — Prokter fend Gamble.

    Во втором варианте российская и зарубежная стороны могут создать отдельное предприятие, соответствующее какой-либо из предусмотренных Гражданским кодексом РФ организационно-правовых форм. Вопросы регулирования прав собственности, контроля и управления таким предприятием будут решаться аналогично первому варианту.

    В перечисленных российских законодательных актах имеется ряд несовпадений с нормами Оттавской конвенции, считается, что полностью отрегулирован вопрос только о финансовом лизинге, который, собственно, и является практически единственной формой лизинга между нерезидентами как лизингодателями и российскими предпринимательскими структурами как лизингополучателями. Под финансовым лизингом понимается предоставление лизингополучателю имущества на согласованный договором лизинга срок, в течение которого выплачиваемые последним платежи за пользование Этим имуществом покрывают полную стоимость имущества, дополнительные издержки и прибыль лизингодателя. В течение срока действия договора финансового лизинга право собственности на имущество остается за лизингодателем, но по завершении этого договора переходит к лизингополучателю.

    В процессе формирования и действия международных лизинговых взаимоотношений участвует ряд экономических структур, являющихся, как резидентами, так и нерезидентами Российской Федерации.

    Первоначально экономические и правовые отношения устанавливаются между производителем оборудования и лизинговой компанией, являющимися нерезидентами Российской Федерации.

    Они включают следующее:



    «1» — заключение лизинговой компанией с производителем договора купли-продажи произведенного оборудования;

    «2» — оплату 100% стоимости этого оборудования производителю;

    «3» — передачу права собственности на это оборудование лизинговой компании.

    Особенностью регламента финансового лизинга, предусмотренного Оттавской конвенцией, является то, что выбор производителя (продавца) предмета лизинга должен делаться лизинговой компанией в соответствии с указанием лизингополучателя, которым в этом случае является российская компания.

    На втором этапе отношения начинают формироваться между лизинговой компанией и получателем лизинга.

    В этот момент осуществляется следующее:

    «4» — заключение между ними лизингового контракта;

    «5» — передача права пользования и владения имуществом;

    «6» — регулирование лизинговых платежей.

    Третье направление формирования лизинговых отношений — организация взаимодействия между производителем и получателем лизинга. Здесь предусматривается следующее:

    «7» — поставка оборудования от производителя получателю лизинга;

    «8» — предоставление гарантий производителя по обслуживанию оборудования;

    «9» — получение им платы за услуги по установке, освоению и техническому обслуживанию оборудования.

    При недостатке собственных средств лизинговая компания использует банковский кредит (связь «10»), который, естественно, под

    лежит возврату (связь «11»). В свою очередь получатель лизинга в целях обеспечения надежности исполнения контракта должен обычно привлечь организацию гаранта в лице страховой компании, банка или иной финансовой структуры (связи «12» и «13»).

    Таким образом, экономические и правовые отношения, возникающие в процессе лизинга, сочетают элементы аренды, финансирования и долгосрочного кредитования.

    Мы намеренно не указываем национальную принадлежность банка, кредитующего лизинговую компанию, и гаранта лизинговой сделки. В каждом конкретном случае она может совпадать соответственно с национальной принадлежностью сторон в лизинговой сделке, а может быть и отличной от нее. Практически же в подавляющем большинстве случаев для лизинговой компании-нерезидента кредитором является банк её страны, а для российского лизингополучателя гарантом соблюдения обязательств по лизинговому договору может быть любая финансовая и даже нефинансовая структура, имеющая достаточный уровень рейтинга, по мнению лизингодателя.

    Экономическая роль международного лизинга в современных условиях заключается в том, что он создает максимально выгодные условия для приобретателей и пользователей современными дорогостоящими сложными основными фондами, ускоряет их обновление и тем самым способствует научно-техническому прогрессу, усиливает инновационный характер экономики. Приобретение нового оборудования при всех его достоинствах связано, как правило, с весьма существенными затратами, которые являются значительно большими, чем те, которые были ранее связаны с уже действующим оборудованием. Затраты эти либо существенно превышают финансовые возможности предприятия, либо требуют от него вывода из оборота, иммобилизации больших объемов текущих средств. Кроме того, приобретение нового оборудования требует от его покупателя значительно больших усилий по монтажу, наладке и освоению. Именно в этих условиях возникла и стала быстро развиваться особая форма обеспечения нужд предприятий сложным дорогостоящим оборудованием на началах специфического вида аренды в форме лизинга. По данным некоторых исследователей, общий ежегодный объем лизинговых операций к началу XX в. составил на западных рынках более 500 млрд. дол., а доля лизинга в инвестициях в основные фонды достигла 17—18% их общего объема. Следовательно, лизинг становится постепенно одной из главных форм обновления основного капитала предприятий.

    Лизинг становится также своеобразной формой международной конкурентной борьбы и завоевания российских рынков зарубежными фирмами, вытесняющими российских производителей. Это наиболее наглядно видно на примере российского рынка гражданских авиалайнеров. Фирма «Боинг» широко практикует предоставление самолетов российским авиакомпаниям в лизинг, тогда как российские производители самолетов при отсутствии у них необходимого объема финансовых ресурсов отказываются от предоставления самолетов российским авиакомпаниям на началах лизинга. В результате «Боинг» имеет все расширяющийся рынок сбыта своей продукции, а российские авиазаводы вынуждены ограничивать свое производство. В этих условиях стратегические решения Российского государства должны быть направлены к тому, чтобы, не сдерживая международного лизинга, всячески. Способствовать деятельности национальных лизинговых компаний, создающих возможности для развития производства импортозамещающей продукции именно российских производителей.

    Но следует отметить, что международный лизинг в российской практике еще не получил должного развития. Связанные с ним финансовые операции квалифицируются как прямые инвестиции. Госкомстат России отмечает, что объем лизинговых сделок, осуществленных нерезидентами с российскими структурами, составил только 82 млн. дол., что, вообще говоря, ничтожно мало и по российским, и тем более по международным критериям. Лизинг с участием нерезидентов в действительно значимых объемах российской экономике еще придется осваивать.

    В случаях международного лизинга организационно-правовая форма российского предприятия-лизингополучателя не изменяется. Но в течение срока действия договора лизинга лизингодатель-нерезидент остается собственником переданного по договору имущества. Его целевое использование определяется договором и является обязательным для лизингополучателя. Кроме того, принятие в лизинг данного имущества обусловлено в договоре получением дополнительных услуг от производителя по установке, наладке, различным видам сервиса, техническим консультациям относительно способов использования имущества и т.д. Поэтому можно сказать, что международный лизинг, являясь по общему правилу экономически выгодным для российского лизингополучателя, в определенной степени ограничивает его свободу как хозяйствующего субъекта и создает возможности для компаний-нерезидентов определенного контроля за его деятельностью. Степень интенсивности этого контроля зависит от того, какая доля производственных фондов российского предприятия формируется за счет лизинга. Продолжительность же этого контроля определяется сроком лизингового договора. Поэтому в момент преддоговорной кампании российская сторона должна оценивать все потери и выгоды, которые возникают при максимально возможном сокращении срока лизингового договора.

    Рано или поздно, но России предстоит вступление в ВТО. Насколько этот факт может отразиться на организационно-правовых формах коммерческих структур, возникающих в результате иностранных инвестиций? Во всем предшествующем изложении мы пытались показать, как по мере становления рыночной экономики и затухания кризисных явлений, по мере повышения открытости российской экономики и углубления ее интеграции в мировой экономический процесс происходило постепенное снятие ограничений в статусе и организации управления этими структурами. Определенный предел либерализма в этой сфере уже достигнут. Не следует ожидать, что в рамках ВТО может начаться обратный процесс. Наоборот, иностранному капиталу постепенно будут становиться доступными и другие, остающиеся пока для него закрытыми сферы российской экономики. Но, конечно, при любых условиях контроль за стратегически важными отраслями и производствами и при членстве России в ВТО будет сохранен.

    Организация взаимодействия с иностранными инвесторами представляет собой достаточно сложный процесс, который может быть длительным по времени и включать ряд последовательных этапов. Состав этих этапов в зависимости от вида иностранных инвестиций будет разным.

    Наибольшую сложность представляет формирование и ввод в действие инвестиционной программы в случаях прямых иностранных инвестиций.

    Как известно, результатом ПИИ может быть следующее:

    —           создание на экономической территории Российской Федерации коммерческой структуры с чисто иностранным капиталом;

    —           создание на долевых началах с российской стороной полностью самостоятельной или дочерней коммерческой структуры;

    —           установление контроля, участие в руководстве российской коммерческой организации без изменения ее организационно-экономического статуса;

    —           реинвестирование части дохода и прибыли в уже действующую коммерческую структуру с иностранными инвестициями;

    —           пополнение капитала уже действующей коммерческой структуры в результате кредитов от ее собственников-нерезидентов.

    В последних двух случаях планирование и фактическое осуществление ПИИ следует отнести к внутрифирменным процедурам, требующим лишь взаимного согласия собственников коммерческой структуры с двух сторон, а иногда и не требующих этого, если эта структура целиком с иностранным капиталом. Во всех остальных случаях это планирование и фактическое осуществление ПИИ представляется более сложным.

    Процесс вливания ПИИ в российскую экономику начинается с возникновения идеи и оформления этой идей в виде коммерческого предложения. Это предложение может в инициативном порядке исходить как от российской стороны, так и от нерезидента. Российская сторона при этом, если она представлена какой-либо коммерческой структурой, всегда согласовывает свое предложение с соответствующим органом власти. Это согласование тем более необходимо, когда для осуществления ПИИ требуется выделение земельного участка и подготовка требуемой инфраструктуры. С российской стороны коммерческое предложение может иметь характер открытой оферты с последующим проведением аукциона или конкурса с участием многих потенциальных иностранных инвесторов. Следует отметить, что открытая оферта используется лишь тогда, когда решается проблема привлечь средства нерезидентов к созданию каких-либо новых производств и крупной реконструкции и модернизации на действующих российских предприятиях. Но если ставится вопрос о привлечении средств нерезидента путем продажи ему достаточно крупного пакета акций действующего российского предприятия, он обсуждается и решается всегда в закрытом режиме.

    После того как коммерческое предложение принято, для первых вышеупомянутых двух форм ПИИ начинается этап технико-экономического обоснования (ТЭО) для будущего производства и составления бизнес-плана. На этом этапе участники инвестиционной программы уже определены, и они сосредоточивают свои усилия уже на технической, организационной и финансовой стороне этой программы.

    Завершенные ТЭО и бизнес-план согласовываются и дают основание для заключения контракта либо непосредственно между сторонами, либо с участием соответствующего органа управления, который принимает участие в сделке или как сторона, или как гарант, или как источник инфраструктурного обеспечения будущего производства. Контрактом завершается предынвестиционная стадия и начинается сам процесс инвестирования, а по его окончании — производство и распределение доходов.

    В случае если ПИИ осуществляются в форме приобретения пакета акций российской коммерческой структуры, дающего право контроля и участия в управлении, в заключаемом контракте фиксируется размер и цена этого пакета, переходящего в собственность иностранного инвестора, и порядок выплаты его стоимости. Получив право управления, иностранный инвестор совместно с российской стороной определяет пути дальнейшего развития российской коммерческой структуры, которая в результате ПИИ становится «коммерческой организацией с иностранным инвестициями» — субъектом правоотношений, регулируемых Законом № 160ФЗ.

    При портфельных инвестициях операции по приобретению акций российских предприятий обычно осуществляются на открытом биржевом рынке, хотя есть немало случаев, когда продажа этих акций является результатом предварительного соглашения российской коммерческой структуры и иностранного инвестора. Особо следует отметить порядок формирования портфельных инвестиций при осуществлении российскими крупными компаниями ИПО. В этом случае на биржевой рынок выносится пакет вновь эмитированных акций с целью повышения капитализации компании и получения средств, которые будут использоваться для инвестирования в ее развитие, но при сохранении прежнего уровня контроля над ее деятельностью. Акции нового выпуска в соответствии с порядком обращения ценных бумаг должны пройти операцию листинга, т.е. проверки, подтверждения их надежности и допуска к торгам. В результате этих торгов расширяется круг акционеров владельцев компании, но, как уже говорилось выше, желательно, чтобы акции не концентрировались в руках отдельных покупателей в пределах, дающих им право на участие в управлении компанией. В противном случае приобретение такого пакета акций в процессе проведения ИПО будет означать уже ПИИ, что по смыслу не соответствует целям ИПО.

    Достаточно четко регламентированные процедуры можно увидеть и в процессе осуществления прочих инвестиций. Здесь, в отличие от ранее рассмотренных ситуаций, с публичной офертой выступает зарубежный инвестор, предлагающий с помощью различных видов рекламы свои услуги по предоставлению кредитов. В то же время для российской коммерческой структуры возникает необходимость оценить потребности в заемных средствах и эффективность их использования. Это обеспечивается в процессе составления бизнес-плана, на основе которого и принимается решение о получении кредита. Неотъемлемым элементом бизнес-плана в данной случае является представление материалов, которые содержат доказательства платежеспособности, деловой, порядочности, солидного положения на рынке будущего заемщика.

    Основанием для получения кредита служит кредитный договор, подготовка и заключение которого происходит по завершении первой преддоговорной стадии формирования деловых контактов нерезидентов, с российской стороной. При определении условий предоставления кредита: его размеров, сроков получения, величины процентов, порядка погашения и т.д. — обязательно должна быть согласована валюта, в которой кредит предоставляется. На основании кредитного договора российская сторона получает кредит, который должен быть действительно использован для обеспечения инвестиций путем закупки необходимых материалов, оборудования, технической документации, оплаты услуг и т.д. В большинстве случаев так и происходит, и именно поэтому кредиты, полученные от нерезидентов, рассматриваются как инвестиции в российскую экономику, хотя и «прочие».

    Взаимоотношения сторон в сфере прочих инвестиций строятся на чисто рыночных принципах, и участие управленческих государственных структур здесь было до сих пор минимально. Но, как уже отмечалось выше, задолженность российских коммерческих структур, в том числе с государственным участием, перед нерезидентами растет. При отсутствии регулирующих воздействий на этот процесс со стороны государства он может привести к неблагоприятным для России последствиям. В случае ухудшения экономической ситуации и несостоятельности некоторых из этих структур задолженность перед нерезидентами может привести к потерям для бюджета страны. Проблема, следовательно, заключается в том, чтобы до минимума сократить потребность российских компаний в иностранных кредитах. Но это возможно только при развитии российского финансового рынка, создании условий для получения на нем длинных и дешевых кредитов на более выгодных условиях, чем кредиты, предоставляемые иностранными финансовыми структурами.

    Одним из обязательных элементов процесса формирования коммерческих взаимоотношений с нерезидентами в сфере инвестиционной деятельности, как мы видели, является бизнес-план. Практика выработала определенную, общепризнанную структуру этого документа, содержащего всю необходимую информацию как для иностранных инвесторов, так и для всех тех структур (строительных организаций, банков, поставщиков материальных ресурсов, страховых фирм и т.д.), которые вместе с ними будут участвовать в осуществлении инвестиционных проектов. Формы бизнес-плана в настоящее время четко регламентированы на международном уровне. Типовые методики его составления используются ЮНИДО, МБРР, ЕБРР. В России широко используется методика компьютерной обработки данных в процессе составления бизнес-плана PROJECT EXPERT и ряд других методик.

    Использование методологии бизнес-планирования позволяет осуществить выработку инвестиционной стратегии российской стороны по определенным этапам, выделив отдельные проблемы, которые при этом должны быть решены, строго отграничив их при этом от других проблем. Процесс формирования инвестиционных взаимоотношений с нерезидентами, таким образом, формализуется и обеспечивает необходимую полноту информации и однозначное понимание обеими сторонами возникающих при этом проблем.

    Бизнес-план должен предоставлять положительную информацию для многочисленных участников инвестиционного процесса, в частности:

    —           для иностранных инвесторов из него должен быть ясен механизм того, как они вкладывают соответствующие (свои или привлеченные) капиталы в инвестиционную программу, как обеспечивается возврат самих капиталов и получение дохода на них;

    —           для владельца объекта, где будут осуществляться инвестиции, он содержит всю информацию об инвестиционной программе: о ее целях, способах осуществления, затратах, с которыми она связана, и доходах, которые она должна обеспечить;

    —           для исполнителей бизнес-план содержит все данные о том, как, в какие сроки и в каком порядке (очередности), с применением каких технических, трудовых и финансовых средств должна выполняться и когда должна закончиться инвестиционная программа;

    —           для банковских структур на основании соответствующих разделов бизнес-плана становится ясно, является ли кредитоспособным и платежеспособным объект инвестиций и существует ли возможность предоставить ему соответствующие гарантии;

    —           для страховых компаний на основе бизнес-плана становится ясно, целесообразно ли вступить выданный инвестиционный процесс в качестве страховщика или, наоборот, отказаться от этого;

    —           для государственных органов и представителей муниципальных структур бизнес-план конкретного объекта, в особенности крупного, имеющего важное значение, определяет возможные меры его поддержки, налоговые льготы, различные формы участия в инвестиционных программах, осуществляемых нерезидентами. Он также может определять необходимость нейтрализации тех негативных последствий инвестиционных программ, которые могут быть связаны с высвобождением персонала на объектах, необходимостью его профессиональной переориентации, трудоустройства и т.д.

    Типовая структура бизнес-плана включает следующие разделы:

    1.            Краткое описание (резюме).

    2.            Бизнес и его стратегия.

    3.            Рынок и маркетинговая стратегия.

    4.            Производство и эксплуатация.

    5.            Управление и процесс принятия решений.

    6.            Юридический план.

    7.          Финансы.

    8.            Факторы риска.

    9.            Эффективность.

    В различных работах, посвященных этой проблеме, можно встретить несколько отличающиеся друг от друга структуры рассматриваемого нами документа. Но в целом все они сводятся, пусть и под другими названиями, к той типовой структуре, которая представлена выше.

    Специфическими свойствами бизнес-планов в сфере иностранных инвестиций можно считать два:

    1) все содержащиеся в них расчеты должны выполняться в двух валютах: в рублях и валюте, выбранной нерезидентом;

    2) в каждом из разделов должны учитываться не только условия, в которых действует российская сторона, но и условия, создающие преимущества и ограничения для нерезидентов. Именно благодаря этим особенностям бизнес-план становится средством сближения и согласования позиций сторон, без чего успешное осуществление иностранных инвестиций невозможно.

    Характер рисков во взаимоотношениях с иностранными инвесторами и способы их минимизации

    Изложенные выше способы оценки нормы дисконта и учета инфляции в инвестиционных программах на основе ПИЙ пока еще создают возможность анализа только безрисковых инвестиций. Но фактически это не так. Поэтому необходимо включить в анализ и факторы риска, вновь сосредоточив внимание прежде всего на особенностях их учета в сфере ПИИ.

    Любая инвестиционная деятельность связана с различными рисками. Этой проблеме посвящено значительное число работ, в которых дается классификация рисков и способы их определения, пути их минимизации, страхования и т.д. Практически все сформулированные в них теоретические положения, вычислительные приемы и конкретные рекомендации применимы и к инвестиционной деятельности с участием нерезидентов. Остается верным для этого случая и классическое правило, согласно которому меньшая доходность, предусматриваемая выбираемым для исполнения инвестиционным проектом делает его менее рискованным, и наоборот. Но выше мы говорили, что целесообразность привлечения инвестиционных средств нерезидентов определяется тем, что они должны обеспечивать сравнительно более высокий доход, чем осуществление аналогичных инвестиционных программ другими средствами, без участия нерезидентов. Поэтому и уровень риска в этом случае оценивается как более высокий.

    Если понимать под риском вероятность отрицательного отклонения величины фактического полученного инвестиционного дохода от ожидаемой его величины, то с этой вероятностью необходимо считаться и в процессе осуществления иностранных инвестиций. Но при этом мера значимости отдельных рисков является иной по сравнению с теми рисками, которые характерны для процесса внутренних инвестиций.

    Иностранные инвестиции подвержены в значительно большей степени влиянию различных не контролируемых сторонами политических и экономических изменений, которые могут происходить как в стране инвестора, так и в России. В результате таких изменений могут возникнуть разного рода ограничения, с одной стороны, в выборе форм, размера, предметного содержания инвестиций, которые желали бы предложить нерезиденты, а с другой — в возможностях воспользоваться этими инвестициями в стране-реципиенте. Как пример здесь можно привести различные запреты, вводимые Правительством США на экономические контакты с российскими фирмами, сотрудничающими с Ираном. В качестве другого примера можно привести отказ Правительства РФ от участия зарубежных фирм в освоении Ковыктинского газового месторождения. Подобного рода рискам подвержены все виды иностранных инвестиций, поэтому сами эти риски следует отнести к числу общих, системных.

    Прежде всего с этими рисками должен считаться иностранный инвестор. Определяющими факторами для него на стадии принятия решения об инвестициях является совокупность таких фундаментальных показателей экономики той страны, куда он собирается направить свой капитал, как величина и устойчивость темпов роста ВВП, размер валютных резервов, уровень государственного долга, состояние бюджета, степень предсказуемости динамики валютных курсов, уровень сложности и эффективности структур государственного аппарата на всех линиях управления, степень коррупционности государственного аппарата, уровень защиты прав собственности, характер правоприменительной практики.

    Именно эти показатели определяют значения инвестиционного рейтинга страны, присваиваемого ей ведущими консалтинговыми агентствами мира. При их положительной величине и позитивной динамике этот рейтинг будет высоким, а инвестиции — более доходными и надежными. Наоборот, при отсутствии экономического роста, истощении валютных резервов, высоком государственном долге и дефиците бюджета инвестиции в такую страну становятся значительно более рискованными, и солидные инвесторы уступают место чисто спекулятивному капиталу.

    Иностранный инвестор сталкивается и с рядом специфических рисков, проистекающих из природы тех объектов, в которые предполагается вложить инвестиции. К числу этих рисков следует отнести наличие необходимой инфраструктуры, состояние техники и технологии на объекте инвестиций, уровень маркетинга, степень предсказуемости динамики спроса, платежеспособность объекта стратегического инвестирования, уровень менеджмента и квалификация менеджеров на объекте, рентабельность производственных затрат, степень прозрачности учета деятельности объекта, уровень корпоративной культуры и защиты прав собственности, уровень социальных отношений в коллективе. Очевидно, от того, какова может быть оценка всех этих факторов и насколько эта оценка будет объективной и стабильной, зависит конечный результат инвестиционной деятельности нерезидента при его первом контакте с российской стороной и готовность продолжать инвестиционную деятельность в России на последующих этапах.

    Для российского участника инвестиционной программы совместно с нерезидентами особо значимым является валютный риск. Его учет тем более важен, что сами эти инвестиции носят, как правило, долгосрочный характер и осуществляются на протяжении ряда периодов. Изменения в курсах валют, происходящие в эти периоды; оказывают непосредственное влияние на уровень взаимных обязательств, формирование долей каждой из сторон в создаваемых совместных структурах й на ту часть доходов и прибыли, которую каждая из них должна получить. Представим себе, что иностранный инвестор в начале осуществления инвестиционной программы вносит в создание совместного предприятия 1 млн. евро, что эквивалентно 35 млн. руб. Российская сторона также вносит 351 млн. руб., и обоим участникам, таким образом, принадлежит по 50% в уставном капитале создаваемого предприятия. Но оно должно развиваться, и в течение трех лет участники продолжают наращивать его уставной капитал.

    При эквивалентном взносе сторон по курсу на начало программы, в результате роста курса евро в течение срока ее осуществления происходит постепенное изменение долей сторон в уставном капитале совместной структуры со сдвигом в сторону иностранного инвестора.

    Выше мы отмечали, что укрепление реального курса рубля имеет долгосрочную тенденцию, но в краткосрочном периоде возможны и обратные движения курса, а также такое увеличение номинальной стоимости иностранной валюты, которое отстает от темпов инфляции в российской экономике. Именно эти краткосрочные изменения и представляют источник риска для российского предприятия — участника инвестиционной программы. На этом уровне имеет значение только изменение номинального курса рубля.

    Риск не исключается и при девальвации иностранной валюты, хотя, казалось бы, это выгодно российской стороне. В этом случае нерезидент может даже лишиться возможности осуществлять инвестиции, и программа оказывается под угрозой срыва. Если же этого не происходит, при эквивалентном пополнении сторонами уставного капитала в валюте и рублях рост его замедляется, капитализация предприятия может оказаться недостаточной.

    Как сторонам избежать валютного риска? Если зафиксировать в контракте соотношения валют на начало совместной деятельности, то такая оговорка может быть выгодна российскому участнику при понижении номинального курса рубля и соответственно невыгодна иностранному партнеру. И наоборот, если номинальный курс рубля будет повышаться (как это происходило по отношению к доллару), экономические результаты для каждой из сторон оказываются диаметрально противоположны таковым в первом случае. Но от оценки взаимных затрат зависит и распределение результатов от них, т.е. доходов от инвестиций. Осуществлять сопоставление поэтапных инвестиционных затрат на основе существующего на соответствующий момент, когда происходят эти затраты, официального валютного курса также может оказаться невыгодным то для одной, то для другой стороны. В этих условиях наиболее целесообразным было бы для обеих сторон оговаривать прежде всего стоимость используемых в совместной инвестиционной программе имущества, работ, услуг с учетом инфляционных процессов, происходящих как в России, так и в стране иностранного инвестора, а затем только сопоставлять затраты и на этой основе определять доли каждой из сторон по существующему на тот момент валютному курсу.

    Уровень рисков, с которыми сталкивается в России нерезидент, уже начавший осуществление инвестиционной программы, напрямую зависит от составляющих инвестиционного климата, существующего в стране. Так, например, вероятность соблюдения сроков осуществления такой программы концерна «Фольксваген» по созданию автомобильного производства под Калугой и, в конечном счете, эффективность этой программы будут зависеть от того, насколько оперативно руководство Калужского региона будет решать вопросы выделения производственных площадей, создания на них соответствующей инфраструктуры, обеспечения стройки, а затем и производства трудовыми ресурсами и т.д. То есть чем более благоприятным по отношению к иностранному инвестору будет инвестиционный климат, тем меньше будет вероятность отрицательных отклонений от ожидаемых показателей эффективности его инвестиций в России.

    Но и для российской стороны контакты с иностранными инвесторами на стадии осуществления инвестиционной программы нельзя назвать безрисковыми. Выше уже было сказано о валютном риске, который существует для российской стороны. Кроме этого не исключается вероятность нарушения сроков, характера отдельных обязательств иностранными инвесторами, что также существенно влияет на конечные результаты конкретных инвестиционных программ. Одним из ярких примеров последнего времени, хотя он, и не касается России непосредственно, является недооценка французским концерном «Аэробус» сложностей создания суперлайнера «А380», в результате чего были сорваны сроки выполнения многих международных контрактов на поставку этого самолета, их приобретатели вынуждены были отказываться от этих контрактов, потерпели определенные убытки и т.д.

    Одним из средств минимизации своих рисков, которым пользуются солидные иностранные инвесторы, является определение силами авторитетных международных консалтинговых фирм для соответствующих стран-реципиентов, отдельных регионов в этих странах и конкретных предпринимательских структур инвестиционных рейтингов. Решение о целесообразности выходить с инвестициями принимается в зависимости от величины этих рейтингов. Это не исключает в процессе формирования самой инвестиционной программы проведения необходимых экспертиз, обоснования проектных решений и т.д., т.е. осуществления мероприятий по минимизации частных, специфических рисков, но в целом уже изначально делает инвестиционный замысел более обоснованным.

    Российской стороне также следовало бы взять на вооружение такие методики рейтинговой оценки зарубежных партнеров. Выше уже отмечалось, что первые годы российской экономической реформы отличались широким проникновением на российский рынок спекулятивных фирм-однодневок, чему немало способствовало широко распространенное мнение о порядочности зарубежных партнеров. Сейчас положение изменилось. К российскому рынку проявляют интерес крупные зарубежные предпринимательские структуры, занимающие первые строчки в списках лидеров мировой экономики. Но это не исключает необходимости основательной проверки российскими предприятиями своих потенциальных партнеров. За глухими стенами солидной транснациональной компании подчас могут скрываться трудноразрешимые экономические и финансовые проблемы. Подтверждением тому служит внезапный крах фирмы «Энрон» в США, итальянской компании «АЛ Италия» и ряда других крупных и, казалось бы, непотопляемых фирм. Но в отличие от западных инвесторов рейтинговый анализ российские корпорации вынуждены проводить своими силами или обращаться к авторитетным консалтинговым фирмам за рубежом. Их заключения, к сожалению, не всегда бывают объективными.

    Кроме того, во многих странах фирмы, стремящиеся инвестировать за рубеж, пользуются услугами государственных структур, которые систематически ведут сбор и анализ конъюнктурной информации и курируют крупные инвестиционные программы. Ни одна такая программа не осуществляется фактически без ведома й одобрения государства. Российские органы государственной власти также выступают в качестве кураторов подобных программ. Но как уже отмечалось, работа эта недостаточно систематизирована, поскольку требование ст. 24 Закона № 160ФЗ о создании «федерального органа исполнительной власти, ответственного за координацию привлечения прямых иностранных инвестиций в экономику Российской Федерации», до сих пор не выполнено.

    Минимизация рисков российских предпринимательских структур достигается также с помощью ряда экономико-правовых процедур, которые сопровождают процесс заключения и исполнения инвестиционных контрактов с нерезидентами, в том числе:

    -              страхование инвестиционных контрактов через заслуживающие доверия и дееспособные страховые компании;

    -              привлечение государственных гарантий частично или в полном объеме этих инвестиционных контрактов;

    -              участие в качестве гарантов этих контрактов других организаций, в том числе банковских структур, которым такое право прямо предоставлено Гражданским кодексом РФ.

    Защита от валютных рисков требует обязательного включения в инвестиционный контракт специальной оговорки, каким будет курс соответствия используемых сторонами валют на протяжении всей инвестиционной программы в случаях, когда их официальные курсы будут меняться.

    Каждый из этих способов делает инвестиционный контракт более устойчивым с российской стороны и повышает вероятность его строгого и безусловного выполнения. Но следует еще раз повторить, что наибольшую устойчивость любому контракту придает, во-первых, доскональное знание и объективная оценка возможностей своих деловых зарубежных партнеров, а во-вторых, трезвая и не менее объективная оценка своих возможностей строгого выполнения обязательств, взятых по контракту.

    Формальные аспекты проблемы рисков связаны с необходимое, иметь некоторый аппарат их количественной оценки и на этой основе предупреждения и минимизации вредных последствий.

    В теории предпринималось и сейчас предпринимается немало попыток вычислить значение различных рисков, поскольку значение их количественных характеристик позволяет более обоснованно подойти и к выработке мер по их минимизации. Из множества подходов к решению этой проблемы нам представляется целесообразным выделить три главных, которые наиболее широко используются на практике.

    Первый из них — это метод постадийной оценки рисков экспертным путем, когда группе экспертов предлагается оценить возможные трудности и противодействующие факторы, которые могут возникнуть на каждом из этапов реализации инвестиционной программы совместно с нерезидентами: предпроектном, проектном, строительном и т.д. Опыт такой оценки достаточно детально изложен в литературе, и поэтому мы останавливаться на нем не будем. Привлечение опытных в своем деле экспертов для оценки возникающей по ходу исполнения инвестиционной программы ситуации, безусловно, полезно. Но вот то обстоятельство, что каждому из факторов, с которыми экспертам приходится иметь дело, присваивается определенный балл и вся процедура в конечном счете сводится к получению сводных балльных оценок рисков, придает ей достаточно субъективный характер и, конечно, не может гарантировать получение стопроцентно правильного результата.

    Второй, широко применяемый метод — это внесение конъюнктурных ограничений в ожидаемые экономические показатели совместного предприятия либо предприятия с полностью иностранным капиталом с учетом вероятностных оценок наступления той или иной конъюнктуры. Этот метод используется прежде всего для прогнозирования доходности инвестиционной программы на стадии ее обоснования.

    Доходность инвестиционного проекта в этом случае рассматривается как вероятностная величина, поэтому для ее оценки с учетом риска могут быть использованы математико-статистические методы.

    На основе прогнозирования различной степени конъюнктуры определяется нижний и верхний предел ожидаемой доходности инвестиционной программы. Если при этом нижний предел ожидаемой доходности обеспечивает все-таки положительное значение NPV, значит, инвестиционный проект достаточно надежен и его следует осуществить. Дополнительной характеристикой конкурирующих при этом проектов является коэффициент вариации. Меньшее его значение означает, что проект более стабилен и устойчив по отношению к внешней конъюнктуре, и наоборот. В нашем примере верхний предел ожидаемой доходности несколько выше для второго проекта, но характеристики его устойчивости уступают первому проекту.

    Принцип выбора из нескольких вариантов инвестиционной программы основывается на оценке среднеквадратичного отклонения и коэффициента вариации (Кв). Чем меньше среднеквадратичное отклонение, тем проектные показатели доходности более надежны. Это же правило действует и для коэффициента вариации: чем он ниже, тем более надежными могут считаться показатели доходности проекта.

    Описанный метод вполне применим и для случая ПИИ. Иностранный инвестор, как уже говорилось, приходит в Россию с расчетом на обширный российский рынок и на получение на свой вложенный капитал большей прибыли, чем в своей стране. Но при этом его инвестиции подвержены влиянию всех закономерностей развития рынка, колебаниям спроса, как и все другие инвестиции. Кроме того, органы управления российской экономикой заинтересованы в том, чтобы на рынке России существовала конкуренция и нерезидент не выступал бы в роли монополиста. Поэтому в те же сферы экономики, где он осуществляет ПИИ, могут привлекаться и другие инвесторы. А это может привести для него к существенному изменению рыночной конъюнктуры. Все эти обстоятельства требуют продемонстрированной выше вероятностной оценки доходности ПИИ.

    К третьему, наиболее часто используемому и популярному способу учета рисков в инвестиционных программах следует отнести способ корректировки на риск рассчитанного соответствующим методом коэффициента дисконтирования. В этом случае к величине коэффициента дисконтирования, рассчитанного, например, на основе WACC и откорректированного с учетом уровня инфляции, добавляется некоторая величина представляющая собой, как это принято говорить, премию за риск для данного проекта.

    Но корректен ли такой подход? Эта «премия за риск», определяемая, как правило, экспертным путем, опять-таки, во-первых, не лишена субъективизма и, во-вторых, не может быть постоянной на протяжении всей долгосрочной программы с ПИИ. Уровень риска с течением времени может как возрастать, так и снижаться. Поэтому правильнее будет рассматривать как переменную величину.

    А это значит, что в процессе практического осуществления ПИИ должен быть налажен непрерывный мониторинг, анализ меняющихся внутренних и внешних условий, в которых выполняется инвестиционная программа, прогноз и оценка возможных рисков, с которыми она может столкнуться. Здесь мы имеем ситуацию, аналогичную той, при которой требуется учет инфляционных процессор на протяжении инвестиционной программы.

    Но это сходство имеет место лишь на стадиях технико-экономического обоснования планируемых инвестиций и в процессе их осуществления для прогноза результатов еще не наступивших периодов инвестиционной программы. Когда же речь идет о подведении итогов после ее завершения, необходимость учитывать риск, по существу, отпадает. Сам факт завершения программы говорит о том, что предполагаемые в ее начальный период риски либо не возникли, либо были успешно преодолены. В связи с этим, поскольку необходимость дисконтирования и в ретроспективном анализе эффективности остается, коэффициент дисконтирования номинальных значений доходов и инвестиций должен по каждому из прошедших в процессе осуществления программы лет формироваться на основе учета стоимости использованного капитала и имевшей место в этих годах инфляции.

    Проблемы оценки и защиты интеллектуальной собственности при взаимодействии российских предприятий с иностранными инвесторами

    Существует еще одна важная проблема, приобретающая в современных условиях особо важное значение, — это использование передового иностранного опыта, который становится доступным российским предприятиям путем приобретения ими патентов, лицензий; Одной из разновидностей такого взаимодействия с нерезидентами является франчайзинг, при котором российская сторона приобретает на коммерческой основе право использования торговой марки зарубежного производителя и связанных с этим дополнительных прав. Поскольку при этом владелец торговой марки кровно заинтересован в том, чтобы право изготовления товара было передано российскому производителю, установление отношений франчайзинга всегда сопровождается анализом возможностей этого производителя, оказанием ему технической помощи и т.д.

    Во всех этих случаях правоотношения возникают из факта возмездного предоставления нерезидентами российским предприятиям права на использование в производстве зарубежных научно-технических достижений. Принятие решения о приобретении патентов и лицензий на международном рынке так же, как и на внутреннем рынке, должно исходить из сопоставления затрат, связанных с разработкой конструкции и технологии производства соответствующих изделий собственными силами, и затрат на приобретение и использование лицензии на их производство, т.е. в данном случае должен иметь место чисто экономический подход.

    Если же научно-техническая документация представляет собой вклад нерезидента либо в создание совместного предприятия, либо в действующее российское предприятие с переходом в его собственность определенной доли в уставном капитале этого действующего предприятия, то это обычная прямая иностранная инвестиция. И здесь часто возникает ситуация, типичная для российских предприятий, — крайне заниженная стоимость своих интеллектуальных активов. В результате и общая стоимость отечественных предприятий оказывается низкой, несопоставимой с такими же по масштабам, оснащенности, объемам выпуска и производительности труда зарубежными предприятиями. Иностранцы же, наоборот, ценят свои интеллектуальные активы очень высоко и, инвестируя их в российскую экономику, отнюдь не отказываются от такой оценки. Эта ситуация приводит к тому, что вклад российского партнера может не найти адекватного отражения в уставном капитале создаваемого совместного предприятия и тем более непропорционально уменьшается, если иностранный партнер вступает в долю в уже действующем предприятии. Например, в качестве реальных инвестиций российский резидент вносит в создание совместного предприятия материалы и инфраструктуру, оцениваемые в 50% стоимости основного капитала, а нерезидент — оборудование оцениваемое в 25% его стоимости. Кроме этого нерезидент вносит лицензию и технологию производства продукции, которые также оцениваются в 25% уставного капитала. В результате доли обоих участников СП составляют 50% уставного капитала. Но если бы, допустим, при оценке стоимости инфраструктуры были учтены технологические новшества, инновации, которые в ней осуществлены, ее стоимость могла быть выше, чем та, которая была принята в расчет при определении долей партнеров. Общая доля российского участника совместной программы в уставном капитале СП в этом случае также была бы выше, а доля резидента — соответственно ниже.

    Тем более такая ситуация характерна в случае вклада нерезидента в действующее российское предприятие. До привлечения иностранных инвестиций все 100% уставного капитала действующего предприятия принадлежат российскому участнику.

    Допустим, что иностранный инвестор вносит в это предприятие прямые инвестиции в виде оборудования, по стоимости равного 50% бухгалтерской оценки капитала этого предприятия, и лицензию, а также технологическую документацию, также оцениваемые в 50%. В этом случае нерезидент становится сособственником предприятия с долей в 50% в его новом уставном капитале. Но если бы при оценке капиталоемкости действующего предприятия получили бы должную оценку интеллектуальные активы в виде исследований и разработок, которыми оно располагает, сама эта капиталоемкость была бы значительно выше и распределение долей в уставном капитале было бы в результате иным, с большей долей российской стороны.

    Вот почему настоятельной становится необходимость правильной оценки капитала действующих российских предприятий, привлекающих иностранные инвестиций. При их заниженной оценке, имеющей, как это понятно, исторические корни, сотрудничество с иностранцами чревато опасностью непаритетного обмена экономическими активами. Вхождение в мировую экономику и тесное сотрудничество с ее представителями требуют от российских предприятий оценки своего капитала по международным стандартам, в том числе относительно интеллектуальной собственности, которой они располагают. В то же время эта проблема не может быть решена только силами предприятий, а требует четко выраженной государственной политики в сфере защиты интеллектуальной собственности, ее правильной оценки, неуклонной борьбы с проявлениями пиратства и т.д.

    Соглашения о разделе продукции как особая форма иностранных инвестиций в России

    Соглашения о разделе продукции являются одной из разновидностей иностранных инвестиций, которая, возможно, в перспективе будет иметь достаточно широкое применение. Сферой действия таких соглашений является освоение и разработка крупных месторождений полезных ископаемых, прежде всего нефти и газа.

    Соглашения о разделе продукции (СРП) предусматривают прямые иностранные инвестиции, при которых иностранный инвестор или единолично, или совместно с российскими предприятиями осуществляет разведку, освоение месторождений, добычу и реализацию полезных ископаемых.

    Организация разведки, освоения и эксплуатации месторождений осуществляются обязательно с участием государства, которое выступает в качестве одной из сторон в соглашении. Сами соглашения после их подготовки утверждаются соответствующим федеральным законом и только тогда вступают в законную силу. Перечни участков недр, освоение и разработка которых осуществляется на началах раздела продукции, устанавливаются федеральными законами: При этом разрешается предоставление на этих началах не более чем 30% разведанных и учтенных государственным балансом запасов полезных ископаемых. В сам же этот перечень участки недр включаются при отсутствии возможности геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых на иных условиях пользования недрами, отличных от условий раздела продукции.

    Правовое регулирование взаимоотношений, которые при этом возникают между иностранным инвестором, российскими предприятиями, также участвующими в работе по освоению месторождений, и Российским государством, регламентируются действующим Федеральным законом № 225ФЗ «О соглашениях о разделе продукции». С тех пор Государственная Дума РФ 5 раз вносила изменения в первоначальный текст Закона, уточняя отдельные его положения и вводя новые, часть которых носит достаточно принципиальный характер и направлена на защиту экономических интересов России. В частности, к числу таких поправок относится уже приведенное выше положение об ограничении сферы применения Закона только 30% балансовых запасов полезных ископаемых. Принципиально важными являются требования Закона о предоставлении «российским юридическим лицам преимущественного права на участие в работах по соглашению в качестве подрядчиков, поставщиков, перевозчиков или в ином качестве на основании договоров (контрактов) с инвесторами»; о комплектовании персонала работников, выполняющих работы по соглашению, не менее чем на 80% российскими гражданами; об использовании в качестве технологического оборудования для разведки, освоения месторождений, добычи и транспортировки полезных ископаемых не менее чем на 70% по стоимости оборудования российского происхождения. Столь же важное значение имеет введенное в Закон требование о соблюдении инвесторами мер по защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, проживающих в местах разработки месторождений, и о выплате в связи с этим соответствующих компенсаций.

    Соглашение является одной из особых форм организации ПИИ. В отличие от обычных их форм, когда иностранный инвестор осуществляет первоначальные капиталовложения, а затем компенсирует их и получает дополнительный доход за счет прибыли от реализации продукций и услуг, в соответствии с Законом о СРП возмещение как капитальных (разведка, освоение), так и текущих затрат (добыча), производимых иностранным инвестором при эксплуатации месторождения, осуществляется за счет определенной доли добытых полезных ископаемых в натуральном выражении. Сама эта доля носит название «компенсационная». Прибыль иностранный инвестор получает при реализации на рынке его доли в той части продукции, которая является прибыльной, и представляет натуральное выражение этой его прибыли в процессе добычи полезных ископаемых.

    Участвующие в процессе выполнения соглашений российские предприятия совместно с иностранным инвестором как соисполнители возмещают свои затраты и обеспечивают эффективность своей Деятельности на тех же основаниях. Если же они участвуют в соглашении как подрядчики, режим соглашения на них не распространяется и они компенсируют свои затраты и формируют прибыль на обычных рыночных основаниях, т.е. без использования натурального распределения продукции.

    Соглашение представляет собой достаточно сложную форму правовых и экономических отношений между Российским государством и иностранным инвестором. Оно предусматривает предоставление инвестору на возмездной основе и на определенный срок исключительных прав на поиски, разведку, добычу минерального сырья на указанном в СРП месторождении, а инвестор обязуется осуществить все эти действия за свой счет и на свой риск. Предоставление инвестору этих исключительных прав осуществляется, как правило, в результате аукционов. Решающим для выбора победителя аукциона должны быть наилучшие показатели инвестиционной эффективности программы поиска, освоения и разработки месторождения.

    Важнейшими из этих показателей являются следующие:

    —           уровень затрат, связанных с разведкой, освоением и добычей полезных ископаемых;

    —           сроки осуществления этих работ;

    —           уровень цен, в которых будет осуществляться стоимостная оценка натуральных объемов добытой продукции;

    —           величина различных налогов и сборов, которые должны уплачиваться инвестором;

    —           предельные доли раздела добытых ископаемых на компенсационную и прибыльную части продукции.

    Доля государства в СРП определяется при оценке налоговой нагрузки на иностранные инвестиции и той доли, которую государство получает при разделе остающейся после покрытия издержек и вычета налогов продукции.

    Иностранный инвестор по соглашению получает право беспрепятственного вывоза своей доли за пределы Российской Федерации и реализации ее в условиях складывающейся конъюнктуры на мировом рынке. Немаловажным моментом подготовки и заключения СРП в связи с этим является прогноз этой конъюнктуры на достаточно продолжительный период, поскольку освоение и разработка месторождений занимают довольно длительный срок.

    Порядок раздела продукции на стадии добычи полезных ископаемых предусматривает, что иностранный инвестор имеет право на получение части произведенной продукции для компенсации затрат не только при добыче, но и при разведке и освоении месторождения. Вместе с тем Законом ограничивается эта часть продукции 75%, а при добыче на континентальном шельфе — 90% общего ее объема. Это значит, что компенсация затрат инвестора должна производиться не сразу, а в несколько этапов. Наоборот, российская сторона должна сразу получать свою долю из прибыльной продукции, оставшейся после выделения компенсационной части. При этом, однако, ст. 17 Закона № 225ФЗ гарантирует инвестору стабильность условий заключенного соглашения в случаях, если в период срока его действия будут на всех уровнях управления законодательно устанавливаться нормы, «ухудшающие коммерческие результаты деятельности инвестора в рамках соглашения». Но инвестор обязан принять к исполнению эти новые нормы, если законодательством Российской Федерации вносятся изменения в стандарты (нормы, правила) по безопасному ведению работ, охране недр, окружающей природной среды и здоровья населения, в том числе в целях приведения их в соответствие с аналогичными стандартами (нормами, правилами), принятыми и общепризнанными в международной практике.

    Таким образом, иностранный инвестор Должен изначально ориентироваться на общепринятые на международном уровне правила осуществления производственной и коммерческой деятельности в процессе разработки месторождений полезных ископаемых. Вообще ст. 24 Закона № 225ФЗ определяет, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены этим Законом, то применяются правила международного договора, т.е. в отношении СРП действует общее правило приоритетности в сфере иностранных инвестиций международных норм перед нормами российского законодательства.

    Соглашения должны были играть важную роль как средство финансирования капиталоемких и длительных по срокам реализации инвестиционных проектов. Однако в последнее время усиливается скептицизм по отношению к этим соглашениям со стороны ответственных федеральных ведомств. Натурализация хозяйственных отношений с иностранным инвестором считается теперь неэффективной нерыночной формой организации взаимоотношений с иностранным инвестором. Кроме того, как показал сравнительно недавний конфликт с иностранными инвесторами, осуществлявшими на основе СРП разработку и освоение месторождений нефти и газа «Сахалин2», интересы государства оказываются недостаточно защищенными соглашением, а ущерб, носимый инвестором природе, слишком велик. Вместе с тем ставить крест на СРП нецелесообразно. При более обоснованном определении долей сторон, защиты интересов российских участников СРП, упорядочении процессов разведки месторождений и вовлечении их в промышленную разработку эти соглашения и в будущем станут играть важную роль.

    Взаимоотношения российских предприятий с иностранными инвесторами в условиях глобализации, в том числе в условиях полной конвертируемости российского рубля

    Оценивая влияние глобализации на развитие инвестиционных процессов с участием нерезидентов, следует прежде всего учитывать экономическое положение и динамику развития страны, относительно которой производится анализ.

    Россию, как нам представляется, можно сейчас отнести к числу стран с пятым типом экономики, которая в основном является уже рыночной. Вместе с тем в ней наряду с развитыми высококонкурентоспособными отраслями имеется немало депрессивных производств, налицо общее технологическое отставание, особенно в сфере инфраструктуры. По многим признакам эта экономика еще не соответствует постиндустриальному уровню развития и нуждается в техническом обновлении. В то же время ряд российских корпоративных структур по масштабам производства уже вышел на транснациональный уровень и постепенно приближается к нему по величине капитализации. Создаются мощные совместные производства с крупнейшими западными ТНК. Началось уже отмеченное выше проникновение российского капитала не только в слаборазвитые страны, но и в страны с высоким уровнем развития экономики, в том числе и в страны — члены «восьмерки». Бесспорным проявлением глобализации является экспансия ценных бумаг российских предприятий на западных фондовых биржах, чему примером служит недавно состоявшаяся эмиссия акций «ВТБ24» и «Газпрома» и реализация их на Лондонской фондовой бирже. В результате эти структуры получили несколько миллиардов долларов, что резко повысило их капитализацию.

    В свое время Советский Союз инвестировал во многих странах, осуществляя там строительство энергетических, металлургических, машиностроительных и других предприятий. Это явление также можно было рассматривать как элемент глобализации в развитии мировой экономики, хотя выбор СССР во многом диктовался не экономическими, а политическими решениями. Хотя и в существенно меньших масштабах, вложения государственных средств в других странах в строительство различных объектов были продолжены и Россией, несмотря на то что в этот момент ее экономика находилась в кризисном состоянии. Но при этом сами вложения определялись уже не политическими, а чисто экономическими соображениями. В процессе их осуществления, естественно, государственные внешнеэкономические органы привлекали в качестве исполнителей-субподрядчиков российские предприятия. Но самим предприятием тогда было не под силу самостоятельно вкладывать средства за границей, и, кроме того, сам этот процесс был строго регламентирован, а, по сути дела, запрещен российским валютным законодательством.

    В последнее время, как уже говорилось, положение изменилось. Именно российские крупные корпоративные структуры стали главным субъектом вложения капиталов за рубежом в форме приобретения там производственных активов: газораспределительных сетей для обеспечения большей надежности поставки российского газа европейским потребителям; предприятий по добыче сырья для отечественных производств первичной обработки сырья, в частности, для цветной металлургии; в форме создания крупных логистических и сервисных структур при поставках и обслуживании сложной военной и гражданской техники и в ряде других форм.

    Развитие глобализации получает мощный импульс тогда, когда экспорт капитала становится функцией не только государств, а прежде всего частных или смешанных коммерческих структур, которые таким образом превращаются в транснациональные компании. Следует при этом отметить, что, как показывает мировой, да и российский опыт, участие прежде всего национальных корпораций в мировом экономическом процессе как экспортеров капитала является стимулом для развития обратных процессов: притока иностранных инвестиций в страну, резидентами которой являются эти корпорации. Для сферы иностранных инвестиций характерно, таким образом, двустороннее движение и рост интенсивности в целом по мере того, как растет интенсивность движения в каждом из направлений.

    Есть, однако, одна сфера, где внешняя активность российского капитала не прерывалась ни на минуту. Это постсоветское пространство. Традиционная производственная кооперация, происходящие одновременно или с незначительной задержкой по фазе процессы приватизации, давние традиции взаимодействия, наконец, стремление Российского государства к сохранению своего политического и экономического влияния на этом пространстве способствовали тому, что российский капитал вкладывался здесь в приобретение различных предприятий, а также и в их строительство достаточно активно.

    В то же время сопоставление итогов инвестиционного процесса показывает, что его объемы существенно сократились, в особенности за счет Украины и Молдавии в результате очевидного разворота их политики в сторону от России и отсутствия гарантий сохранения собственности российского бизнеса в этих странах. Спад инвестиционной активности на этом направлении был настолько сильным, что он превысил рост инвестиций в другие страны СНГ. В связи с этим и государственной власти, и российскому бизнесу следует иметь в виду, что СНГ представляет собой совокупность стран с переходной экономикой и неустоявшейся политической структурой. В этих условиях возникают значительные риски, в частности, в связи с попытками реприватизации собственности, в основном за счет российского капитала (как, например, на Украине). Следовательно, требуется активная государственная поддержка интересов российского капитала по всем возможным каналам. Нельзя забывать и об установленном Гражданским кодексом РФ принципе реторсии, который должен применяться по отношению к странам, где будут нарушаться законные интересы российского бизнеса.

    Какие изменения в практике инвестиционного взаимодействия России с нерезидентами может повлечь за собой переход к полной конвертируемости рубля. Истекший с этого момента период показал, что рубль пока еще не стал полноправным средством платежа во внешнеторговых операциях, ни тем более мировой резервной валютой. Все финансовые расчеты, связанные с внешними торговыми и инвестиционными контрактами, осуществляются либо в какой-нибудь одной из традиционных резервных валют, либо в двух валютах: страны инвестора и страны, принимающей инвестиции на основе официальных курсов этих валют, т.е. положение существенно не изменилось.

    Вообще говоря, любая валюта, претендующая на то, чтобы стать резервной на мировом уровне, должна пройти несколько стадий. На первой из них она становится средством платежа в текущих внешнеторговых экспортно-импортных операциях. На второй стадии в этой валюте начинается движение капиталов между странами при осуществлении операций инвестиционного характера. И только на третьей стадии она становится на международном уровне средством накопления, т.е. резервной валютой. В действительности все эти стадии отчасти взаимопереплетаются. Чтобы оплатить товары в какой-либо валюте, покупатель должен сначала накопить средства в этой валюте. Но здесь начинают играть роль уже количественные характеристики этого процесса. Чтобы стать настоящей резервной валютой, рубль должен накапливаться не только на счетах отдельных бизнес-структур, но и в золотовалютных резервах государств. По появляющимся в последнее время сообщениям торговля рублями на зарубежных валютных биржах постепенно набирает обороты. Но чтобы стать именно резервной валютой, доля рубля в общей сумме резервов, по мнению специалистов в области международных финансов, должна стать не менее 20%, что, конечно, если и достижимо, то только в весьма отдаленной перспективе. В настоящий момент главной резервной валютой, несмотря на свое существенное ослабление, остается доллар, доля которого в этих резервах составляет 65%. Если его ослабление будет продолжаться, усилится стремление различных стран диверсифицировать свои резервы и «уйти» от доллара. Но и при этих условиях в ближайшем будущем вряд ли его доля в них понизится менее чем до 50%. Следовательно, рублю предстоит выдержать довольно жесткую конкуренцию с долларом, чтобы достичь требуемой доли в золотовалютных резервах.

    Кроме того, чтобы обоснованно претендовать на то, чтобы стать полноценной резервной валютой, рублю, на наш взгляд, требуется выполнить еще ряд условий. Первое из них — сближение официального курса национальной валюты, в данном случае рубля, и паритета его покупательной способности. Экономически высокоразвитые страны  имеют валютный курс, практически совпадающий с паритетом или даже ниже паритета. Валюта этих стран, имеющих высокоразвитую эффективную экономику, оказывается переоцененной. Это обстоятельство осложняет их экспортную политику, но при высоком уровне качества товаров и услуг не снижет их конкурентоспособности.

    Для европейских стран, переходивших в свое время на единую валюту — евро, соотношения валютных курсов и ППС, хотя и имели некоторые различия, но все же были близки друг к другу. В настоящий момент евро также можно считать переоцененной валютой.

    Совсем иную картину можно наблюдать в странах с переходной экономикой. Во всех этих странах валютный курс существенно превосходит ППС, что является одним из стимулов привлечения иностранного капитала. В России в настоящий момент курс рубля также превышает ППС более чем в 2 раза. В этих условиях, очевидно, использование рубля как резервной валюты должно сопровождаться мерами государственного контроля за условиями инвестиционных контрактов с целью избежать нежелательных последствий диспаритетного обмена.

    Вторым условием возведения рубля в ранг резервной валюты следует считать организацию в широких масштабах биржевой торговли товарами на российских биржевых площадках. Только в этом случае у нерезидентов возникнет действительная потребность в значительной рублевой массе как средствах платежа, что и послужит пропуском рубля в мировой клуб резервных валют. Пока же, поскольку вся торговля традиционными товарами российского экспорта осуществляется на зарубежных биржах (Лондонской бирже цветных металлов, Чикагской бирже и т.д.), такой потребности у нерезидентов возникнуть не может.

    Третьим условием можно считать стабильность национальной валюты, прямо зависящую от уровня инфляции в данной стране. Мировой опыт показывает, что инфляция имеет место во всех государствах, в том числе и тех, валюты которых используются как резервные. Но уровни этой инфляции всегда сопоставимы с темпами роста экономики этих стран и в общем являются допустимыми. Десятипроцентная инфляция, в зоне которой продолжает оставаться российская экономика, становится уже серьезной преградой для превращения рубля в резервную валюту.

    Наконец, еще одним условием для входа в клуб резервных валют является использование национальной валюты как средства накопления и сбережений населением данной страны. Именно населением, поскольку использование различных валют коммерческими структурами и накопление этих валют на их счетах диктуется прежде всего оперативными соображениями. Доверие населения к своей валюте является своего рода ее визитной карточкой. В этом смысле Россия, как известно  пережила период «долларизации экономики» и «бегства» от рубля, когда население формировало свои сбережения как на депозитных счетах в банках, так и в иммобильной форме, «под матрацем», отнюдь не в рублях, а именно в долларах. С выходом экономики из кризиса, при сокращении инфляции и усилении стабильности рубля начался постепенный отход от долларов как средства накопления, который ю концу первого десятилетия XXI в. приобрел ускоренный, обвальный характер. Но доллар в значительной степени еще заменяет евро, хотя все большую долю в накоплениях населения уже занимает рубль, доверие к которому резко возросло.

    Таким образом, необходимо учитывать достаточно много факторов, в зависимости от которых будет определяться как сама перспектива превращения рубля в резервную валюту, так и скорость достижения поставленной цели. Российское законодательство запрещает обращение на экономической территории страны при осуществлении хозяйственных операций как текущего, так и капитального характера 

    иностранной валюты. В статье б Закона № 160-ФЗ говорится, что оценка вложений капитала иностранными инвесторами в российскую экономику «осуществляется в валюте Российской Федерации». В условиях укрепления рубля это требование также можно считать фактором, способствующим становлению рубля как привлекательной мировой, валюты.

    Все, что сказано выше по этой проблеме, можно рассматривать как общие условия становления некоторой национальной валюты как резервной, независимо от того, в каком направлении развивается мировой экономический процесс. Однако наступивший кризисный принес много нового в ситуацию с мировыми резервными валютами. Несмотря на временный резкий рост курса, доллар, очевидно, теряет свои позиции в мировой экономике. Теперь уже многие страны начинают продвигать свои валюты в сферу международных расчетов, связанных, по крайней мере, с движением товаров. Следовательно, открываются обнадеживающие перспективы и для российского рубля стать поначалу региональной резервной валютой. Руководство страны уже не перестает ставить перед своими деловыми партнерами вопрос о переходе к расчетам, например, с Белоруссией на рубли, с Китаем на рубли и юани, и т.д. Растет интерес к рублю и среди западных финансовых структур. Таким образом, задача оказывается достижимой в обозримые сроки.



    тема

    документ Безналичный денежный оборот и организация безналичных расчетов в российской федерации
    документ Бюджет и управление бюджетной системой Российской Федерации
    документ Бюджетная система Российской Федерации
    документ Бюджеты Российской Федерации
    документ Валютный рынок в России
    документ Внешняя торговля России




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара
    Курс евро
    Цифровые валюты
    Алименты

    Аттестация рабочих мест
    Банкротство
    Бухгалтерская отчетность
    Бухгалтерские изменения
    Бюджетный учет
    Взыскание задолженности
    Выходное пособие

    График отпусков
    Декретный отпуск
    ЕНВД
    Изменения для юристов
    Кассовые операции
    Командировочные расходы
    МСФО
    Налоги ИП
    Налоговые изменения
    Начисление заработной платы
    ОСНО
    Эффективный контракт
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты