Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Налоги » Дискуссии по вопросам теории и практики налогообложения в годы НЭПА

Дискуссии по вопросам теории и практики налогообложения в годы НЭПА



Дискуссии по вопросам теории и практики налогообложения в годы НЭПА

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Проблема тяжести налогообложения
  • Финансовые и налоговые аспекты проекта первого пятилетнего плана
  • Теоретические аспекты дальнейшего развития налоговой системы

    Проблема тяжести налогообложения

    Ученых финансистов продолжала привлекать проблема тяжести обложения, т.к. ее анализ позволял:

    1) установить эффективность налоговой системы как регулятора накопления;

    2) выяснить размеры частного накопления в различных сферах народного хозяйства;

    3) скорректировать классовый характер налоговой системы. В статье «Проблемы тяжести обложения» К.Ф. Шмелев определил понятие «общее бремя обложения»: его образуют «все налоги, которые за данное время упали на население со стороны всех органов власти и во всех формах: налоги в чистой форме, излишки доходов от монопольных предприятий над чистой прибылью; ...установленный государственной властью чистый доход по сборам пошлинного характера; налоговые элементы в разного рода налого образных платежах».

    Налоговое бремя оказывало свое влияние на общество в разных аспектах: на жизненный уровень населения, на состояние отдельных хозяйств, на развитие всего народного хозяйства и экономического строя страны. Для частных производителей последствия пере обложения выражались в росте недоимок и в закрытии предприятий, когда они становились убыточными.

    В1928 г. Институт экономических исследований выпустил книгу «Налоговое бремя в СССР и иностранных государствах. Очерки по теории и методологии вопроса» под ред. П.П. Гензеля, в которой были рассмотрены теоретические проблемы тяжести обложения, представлены результаты обследований по отдельным видам налогов и в их совокупности, проведено сравнение налогового бремени в СССР и зарубежных странах. Были скрупулезно подсчитаны налоговые и налого-образные платежи земледельческого населения, общая сумма которых в расчете надушу, составила в 1925/26 г. 7 руб. 91,4 коп. (сюда вошли прямые общегосударственные и местные налоги, косвенные налоги, самообложение, платежи по обязательному страхованию). По сравнению с предыдущим хозяйственным годом их рост составил 21,7%.

    Проанализирована тяжесть обложения неземледельческого населения. Эта часть трудящихся уплачивала 14,2% всех поступавших налогов. «Нетрудовое» население уплачивало налогов значительно больший процент, нежели лица наемного труда: первые, получая менее 1/2 всего дохода городских жителей, уплачивали свыше  всех налоговых платежей, падающих на указанную часть населения. Рабочие со средним доходом 284 руб. на душу в год уплачивали налогов и сборов 12,07% своего дохода; служащие с доходом 305 руб. — 12,85%, нетрудовые элементы с доходом 395 руб. — 20,18%. Интересные цифры приводятся в другой статье — «Тяжесть обложения в иностранных государствах» (автор — П.В. Микеладзе). После уплаты всех налогов остаток дохода на душу населения в США составляет 1084 руб., в Англии — 675, во Франции — 282, в Германии — 257, в СССР — 92 руб.




    В заключительной части сборника П.П. Гензель делает следующий вывод: «Бросается в глаза чрезвычайная высота общей тяжести обложения у нас. При ничтожном подушевом доходе обложение исключительно высоко. ... Мы вынуждены в громадной степени напрягать ставки косвенного обложения. Ставка налога на чай в Англии, где он является главным напитком массы населения, в 10 раз ниже нашего, а на сахар — в 4 раза. Нам приходится сейчас думать скорее о снижении ставок наших налогов, а не об их дальнейшем увеличении».

    Рост налогового бремени, начавшийся с осени 1926 г., сопровождался постоянными недоимками.

    Например, в ходе обследования НК РКИ, проведенного в Ленинграде, выяснилось, что общая сумма налоговых платежей частных предприятий с 1925/26 г. по 1926/27 г. возросла на 27,5%, неналоговые платежи — на 5,2% . В следующем году она продолжала расти.

    Следующая таблица показывает тяжесть налогов на частные предприятия в Ленинграде в 1927/28 г.

    В отдельных случаях налоговые изъятия достигали 120%! Вывод по результатам обследования: «При наличии такой тяжести обложения можно ожидать в ближайшее время решительного свертывания частного капитала в области легальной торговли и промышленности».

    Выдвигались предложения: усилить тяжесть обложения маломощных предприятий, ослабить чрезмерный налоговый пресс на крупные, уменьшить тяжесть обложения частных предприятий за счет увеличения налогов на государственные; привлечь к обложению подоходным налогом сезонных и временных рабочих и служащих; упразднить льготы по семейному положению.

    Наиболее явным и негативным для экономики страны и для населения результатом пере обложения было закрытие частных предприятий, как торговых, так и промышленных.

    Подводя итоги, следует подчеркнуть, что ученые исходили из того, что частный сектор продолжает играть немаловажную роль в экономике страны, способствуя насыщению внутреннего рынка. Поэтому они критически оценивали чрезмерный налоговый пресс на частника, предлагали «смягчить» различия в уровне обложения различных категорий населения и в целом уменьшить налоговую нагрузку, которая была значительно выше, чем в странах Запада.

    Финансовые и налоговые аспекты проекта первого пятилетнего плана

    На страницах советской печати в 1927 г. широко обсуждались проекты пятилетнего плана. Ученые финансисты также активно в этом участвовали, ибо финансовая сторона была одной из важных составных частей плана. Проект резолюции «Директивы по составлению пятилетнего плана народного хозяйства» для представления на XV съезд ВКП (б) был принят на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) 21-23 октября 1926 г. Анализ документа позволяет сделать вывод о том, что его авторы стремились положить в основу будущего плана реальные предпосылки и понимали, что реальность не всегда может совпадать с намеченным планом. Имевшийся опыт планового руководства показал, «что плановые предположения не раз нуждались в более или менее существенных поправках», что они «неизбежно должны были носить относительный и условный характер». Это было обусловлено невозможностью точно предугадать размеры урожая, учесть стихийные процессы на внутреннем рынке (хотя государство постепенно усиливало свою регулирующую роль), конъюнктуру на мировом рынке, международную обстановку. «Все это обусловливает собой относительность значения плановых и цифровых предположений вообще», — считали авторы документа.

    При составлении плана предлагалось руководствоваться следующими целями и принципами:

    •           расширенное воспроизводство в государственной индустрии;

    •             систематическое повышение удельного веса социалистического сектора;

    •             расширенное потребление рабочих и крестьянских масс;

    •             ускоренные темпы хозяйственного строительства;

    •             обеспечение обороноспособности и хозяйственной устойчивости страны в военное время;

    •             неправильно исходить из требования максимальной перекачки средств из сферы крестьянского хозяйства в сферу индустрии;

    •             обеспечивая преимущественное развитие тяжелой индустрии, следует помнить, что более быстрый оборот в легкой индустрии позволяет использовать ее капиталы для тяжелой промышленности;

    •             при составлении плана учитывать сложившиеся диспропорции между промышленностью и сельским хозяйством, между ценами на товары промышленности и продукцию, отставание в производстве сельскохозяйственного сырья для промышленности;

    •             главный путь преодоления указанных диспропорций — снижение себестоимости промышленной продукции на основе рационализации производства;

    •             содействие развитию мелкой промышленности для смягчения дефицита товаров на внутреннем рынке;

    •             чтобы застраховаться от всяких неожиданностей, следует предусмотреть создание резервов: натуральных, товарных, валютных;

    •             ограничение бумажноденежной эмиссии размерами, «обусловленными ростом товарооборота»;

    •             предусмотреть общий подъем сельского хозяйства — повышение урожайности и расширение посевных площадей, индустриализацию аграрного сектора; при этом обеспечивать интересы бедноты и середняка и вести борьбу с кулаком;

    •             всесторонняя поддержка кооперации, уделив главное внимание поддержке производственным кооперативам (тозы, артели, коммуны);

    •             «важнейшей задачей социалистического строительства в области организации обмена является преодоление анархии рынка» путем внесения в него планового начала, дальнейшее вытеснение частника с рынка развитием государственной и кооперативной торговли;

    •             в сфере социальной политики — повышение заработной платы рабочим, развитие жилищного строительства для рабочих; развитие образования и подготовка квалифицированных рабочих; повышение материального и культурного уровня крестьянской бедноты и середняков;

    •            в отдельный раздел была выделена проблема рационализации производства путем развития общего и технического образования, внедрения в народное хозяйство научно-технических достижений, использование передового зарубежного опыта. О финансовых аспектах проекта пятилетнего плана развернулась дискуссия на страницах журнала «Вестник финансов». К.Ф. Шмелев в связи с тем, что налоговое бремя с осени 1926 г. резко возросло, предложил, начиная с 1927/28 г. и до конца пятилетки не повышать налогов. В связи с намеченным понижением цен Шмелев предложил пересмотреть налоговые ставки в сторону понижения, особенно акцизы. В то же время он указал, что снижение цен должно быть следствием рационализации хозяйственной деятельности, повышения производительности общественного труда, снижения накладных расходов, а не результатом волевых действий государства.

    Автор предложил в акцизной политике руководствоваться следующими принципами:

    1) Снижение акцизов допустимо и желательно при условии сохранения роста акцизных доходов, т.е. при условии роста потребления.

    2) Пересмотр акцизов должен учитывать перераспределение налогового бремени между отдельными социальными группами.

    3) Нежелательно понижение акцизов с предметов, которых не хватает на потребительском рынке.

    4) Понижение должно производиться в таких суммах, которые могли бы дойти до потребителя и быть достаточно чувствительными для него.

    5) Понижение акцизов может вызываться интересами развития тех или иных отраслей деятельности (виноградарство, табаководство и т.п.)

    Рассмотрел Шмелев и перспективы развития прямых налогов.

    По промысловому налогу, считал он, следует ожидать:

    Во-первых, возрастания процента налога в облагаемом обороте с 1,34% в 1926/27 г. до 1,38% в 1930/31 г., т.е. на 0,01% в год;

    Во-вторых, понижения (в связи с рационализацией торговли) процента облагаемого оборота к товарной массе на 1% ежегодно, т.е. со 150%в 1926/27 г. до 146% в 1930/31 г. От суммы 290 млн. руб. в 1926/27 г. он возрастет до 385 млн. руб. в 1930/31 г. Размеры подоходного налога с рабочих и служащих определялись в зависимости от намечаемых размеров заработной платы и прироста общего числа работников. Рост налога на пятилетие Шмелев предложил ежегодно на 12% (с учетом того, что никакого роста частного капитала в эти годы не предвидится). Сельскохозяйственный налог может расти только вместе с ростом товарной продукции сельского хозяйства, который запланирован в среднем на 6,5% в год.

    Таможенные пошлины предполагалось удерживать на уровне 25—27% к стоимости импорта. Однако, по мнению Шмелева, следовало учитывать возрастание в импорте доли средств производства, которые имели льготный тариф. Поэтому более реальной цифрой он считал 24%.

    Другие авторы, например, М.И. Лифшиц, наоборот, считали, что в связи с возрастающими потребностями в средствах на индустриализацию следует увеличить налоги. В частности, он предложил увеличить сельскохозяйственный налог, аргументируя это «возросшей доходностью и изменением социального состава деревни»: доход крестьянского населения в 1924/25 хозяйственном году составил 9532 тыс. руб., а в 1928/29 г.  13 997 тыс. руб. Но аргументы его в пользу повышения налога не слишком убедительны, если не сказать противоречивы.

    Вместе с тем он признает: «Наше крестьянское хозяйство продолжает оставаться чрезвычайно мелким, слабо обеспеченным скотом, с небольшими доходами. 70% хозяйств (по РСФСР) обеспечены не более 4 десятинами посева (сюда входят 5% бес посевных и 32% с посевом до 2 десятин). Таким образом, исходный уровень благосостояния крестьянских хозяйств был чрезвычайно низким. И при этом Лифшиц предлагает освободить от налога 35% хозяйств (бедноту) и одновременно повысить налог на 35% по сравнению с 1927/28 г. за счет «усиления подоходности обложения».

    На Коллегии НКФ обсуждался пятилетний финансовый план.

    Докладчик — член Коллегии НКФ М.Г. Вронский высказал ряд принципиальных положений концепции плана:

    •             План должен ориентироваться на укрепление и расширение обобществленного сектора, на увеличение емкости рынка сельского хозяйства и промышленности.

    •             Расширению размеров рынка должен способствовать, прежде всего, своей налоговой политикой.

    •             С ростом национального дохода должен происходить рост не только госимуществ и предприятий, но и благосостояния населения. Поэтому планом предусматривается значительный рост налоговых поступлений.

    По отдельным видам налогов были также высказаны принципиальные положения и прогнозы:

    •             Нарастание поступлений от сельскохозяйственного налога будет определяться увеличением сельскохозяйственного производства, усовершенствованием учета объектов обложения; необходимо также предусмотреть возможность одного неурожайного года в течение 5 лет.

    •             Поступления от промыслового налога будут зависеть от роста промышленности и развития товарооборота. Но при этом следует принять во внимание сокращение роли частного сектора и замедление роста доходности промышленности в связи со снижением цен и ростом зарплаты.

    Таким образом, рост налогов увязывался с ростом промышленного и сельскохозяйственного производства, а также благосостояния населения.

    Считая нежелательным рост налогов в пятилетке, П.Н. Кутлер заметил, что другие источники изыскания средств на индустриализацию вряд ли найдутся: увеличение сверхплановых неналоговых доходов невозможно; увеличение займов «представляется рискованным и трудно осуществимым»; остается путь увеличения налогов. Какие же налоги следует повысить? Сельскохозяйственный и подоходный не могут быть повышены: первый вследствие стабилизации норм обложения на 3 года, второй — вследствие стремительного свертывания частного сектора. Поэтому повышению поддаются только промысловый налог и акцизы. Повышение пром. налога и акцизов оправдывается тем, что на пятилетку намечено значительное снижение себестоимости промышленной продукции и товарных цен. Поэтому увеличение перелагаемых налогов не повысит цен, а только возьмет некоторую долю их понижения, считал Кутлер.

    Однако голоса ученых и практиков налоговиков при дальнейшей доработке пятилетнего плана не были услышаны.

    Теоретические аспекты дальнейшего развития налоговой системы

    Конъюнктурный институт, директором которого был видный ученый экономист Н.Д. Кондратьев, в обзоре экономики СССР за 1926/27 г. представил концепцию, «резко контрастирующую с руководящими идеями нашего строительства». Автор обзора А.Л. Вайнштейн утверждал, что основной причиной нарушения равновесия в народном хозяйстве является несоответствие между темпом накопления в общественном секторе и «желаемым темпом» подъема благосостояния трудящихся. По его мнению, Госплан дает завышенные цифры развития нашей экономики, которая еще не достигла довоенного уровня 1913 г. В то же время накопление производится в больших размерах, чем до войны, и зарплата рабочих «заметно выше довоенной». «Коллизия эта, — писал Вайнщтейн, — приводила наше народное хозяйство за последние три года почти регулярно к нарушениям равновесия». Критик его Л. Шанин вынужден был признать, что «роль дополнительных факторов в истекшем году сыграли значительное превышение плана капитального строительства, сильно взвинченная эмиссия (вызванная недовыполнением заданных промышленности качественных показателей), неудачное сосредоточение всего снижения цен на тот сезон, когда и без того напряжение было максимальным, из ряда юн выходящее падение промышленной продукции в летние месяцы, осложнения международного характера». Особенно досталось Вайнштейну за то, что он считал целесообразным «некоторое ослабление темпов роста народного хозяйства». Это находилось «в кардинальном противоречии» с политикой партии и правительства.

    Об изменении природы налогов в советской стране в связи с вытеснением из экономики частного сектора высказался сотрудник Института красной профессуры Д.В. Кузовков. В дискуссионной статье «О перерождении налога в условиях переходного периода» он утверждал: так как в Советском государстве основную массу налогоплательщиков составляют трудящиеся классы, «налог перестает быть формой эксплуатации широких масс плательщиков и превращается в мощное орудие для осуществления их классовых политических и экономических задач».

    Ныне советская налоговая система «отличается резко выраженным ослаблением классового характера». Классовыми налогами можно считать лишь те, «которые с особой силой падают на буржуазные элементы». Их цель — «прямой подрыв материальной базы этих классов». Если до перехода к нэпу налоги были методом экспроприации буржуазии, при нэпе — регулятором частно-хозяйственного накопления, то теперь они становятся методом «аккумулирования народнохозяйственных средств на нужды социалистического строительства». В этих условиях, считает Кузовков, более правильно рассматривать налоги как «самообложение в широком социально-политическом значении этого слова». К самообложению он относил и государственные займы. Автор подчеркивал, что рабочий класс в своем рабочем государстве не пользуется никакими податными привилегиями, а платит даже больше, чем другие трудящиеся классы. Но «подавляющая доля всех налогов, которые уплачивают трудящиеся классы Союза, претворяется в различного рода услуги и выплаты, достающиеся тем же классам». Поэтому он предлагает пересмотреть старое толкование понятия «тяжести обложения». В нашей стране, считал он, это понятие «вообще теряет всякое содержание».

    Не соответствует условиям нашей страны и определение налога как «принудительного взноса»; его, по мнению Кузовкова, следует квалифицировать как «форму внутриклассового само-принуждения». Автор делает вывод: «В новой социальной среде перерождению подверглись все самые основные элементы налога; от того, что обозначается в капиталистическом государстве как «налог», по существу осталась только внешняя форма». Изменились все конструктивные признаки налога.

    В связи с переходом к плановому хозяйству Кузовков подчеркивал усиление регулирующей роли государства в экономике. Его поддержал Алексей Соколов (не путать с проф. А.А. Соколовым) — автор статьи «К вопросу о реконструкции налоговой системы». «Процесс регулирования проникает во все поры хозяйственного организма благодаря возросшему удельному весу социалистического сектора хозяйства. Раз основа экономики социалистическая, то, стало быть, действие стихийных законов поставлено в известные рамки». Поэтому он предложил заменить прямые налоги самообложением, но сохранить косвенные налоги, которые в условиях социализма из «резко регрессивных превращаются в пропорционально-прогрессивные».

    Предметом повышенного внимания стал вопрос о более тщательном и полном учете объектов налогообложения в социалистическом секторе, чтобы восполнить потери от ликвидации частного сектора. Автор статьи «Полнота обложения предприятий обобществленного и частного секторов» И. Сегаль сетовал, что «предприятия обобществленного сектора еще не отрешились от узковедомственной, цеховой точки зрения, не осознали необходимости давать в бюджет то, что на законном основании с них причитается». В 1927/28 г. предприятия государственного и кооперативного секторов преуменьшили облагаемые обороты на 44%, частные — на 46%. По подоходному налогу преуменьшили облагаемые доходы: среди государственных предприятий — 25%, кооперативных — 67%, частных — 82%. Автор статьи объясняет это рядом причин: несовершенством законодательства по пром. налогу, несовершенством отчетности, преднамеренным сокрытием от фиска части доходов. Среди предлагаемых мер — устранение в налоговом законодательстве возможностей его легального обхода, приспособления к наиболее легким формам обложения; привлечение к строгой ответственности руководителей, которые скрывают часть доходов.

    Средства на индустриализацию должны были поступать и от повышения косвенных налогов. Отношение к ним со стороны хозяйственного руководства меняется. Произошла известная трансформация взглядов на сущность и политику косвенных налогов. Если раньше акцизы рассматривались как несправедливые налоги и подчеркивался их временный характер, то теперь их оценка становится иной. На Всесоюзном совещании налоговых работников в феврале 1928 г. зам. начальника Гос. налога А.С. Гордеев выдвинул идею, что в условиях советской экономики косвенные налоги «преследуют совершенно иные цели, чем в условиях хозяйства капиталистического, где они используются в классовых интересах буржуазии». Сейчас государство остро нуждается в средствах, поэтому наша налоговая политика должна пойти по пути «массового обложения». П. Лебедев в статье «Значение акцизного обложения в современном бюджете» утверждал: «В условиях социалистического строительства отрицательные стороны акцизного обложения сглаживаются», т.к. «налоги расходуются на цели, в которых заинтересовано все население: на экономическое развитие страны, на культурно-просветительные нужды».

    Прежняя акцизная политика была направлена на преимущественное обложение «предметов роскоши» или «непроизводительного потребления» и освобождения от акцизов предметов массового потребления. Теперь «для достижения реальных результатов от акцизов они должны настигать такие продукты, которые потребляются населением в более или менее значительных размерах, т.е. являются предметами массового потребления». Далее автор замечает: «Акцизная система должна быть построена так, чтобы она охватывала, возможно, шире предметы личного потребления, но не переобременяла население». Насколько далеко пошла советская власть в акцизном обложении, видно из следующего признания: действующая система акцизного обложения охватывает «значительно большее число объектов, чем в довоенное время».

    Поступления от акцизов постоянно росли, в особенности после разрешения производства 40градусной водки в 1925 г. «Этот наиболее одиозный акциз продиктован соображениями, вытекающими из необходимости достать средства на развитие нашего хозяйства», — сказал Гордеев на упомянутом совещании. Он высказался за «продвижение хлебного вина в деревню» (для борьбы с самогоноварением) и предложил довести его потребление в деревне до 60% от общего потребления в стране (по ср. с 53,6% в 1926/27 г.) Поступление акцизов от «питей» в 1926/27 г. по сравнению с предшествующим годом выросло на 98%. Если в 1922/23 г. все акцизы дали в бюджет 104,4 млн. руб., то в 1927/28 г. — 1482,6 млн. руб.

    По поводу косвенных налогов высказался и проф. Д.В. Кузовков («Проблемы экономики» № 7—8, 1929). Он считал, что в условиях переходного периода происходит «полное перерождение косвенных налогов, которое делает их принципиально равноправной и технически предпочтительной формой налоговой аккумуляции». В связи с вытеснением капиталистических элементов и нивелировкой населения налоги на потребление «перестали быть регрессивными». Усилились их преимущества: плательщики вносят их мелкими долями при покупках подакцизных товаров, дешевизна взимания этих налогов, они могут быть в руках государства орудием регулирования вредного потребления.

    Вывод Кузовкова: «Процесс относительного роста косвенных налогов и относительного сокращения прямых... свидетельствует об успехах классовой политики. Эта политика, все более подрывая экономический базис враждебных пролетариату классов и все более превращая налоговую систему в систему самообложения, тем самым обеспечивает растущее преобладание косвенных налогов как наиболее целесообразной формы самообложения».



    тема

    документ УСН
    документ ЕНВД
    документ Налог на доход от продажи квартиры
    документ Налоговый вычет при покупке участка
    документ Возврат подоходного налога, обзор



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты