Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Принудительное право

Принудительное право

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Принудительное право

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

1. Принудительное право
2. Принудительное прекращение права собственности
3. Принудительный характер права
4. Право принудительного исполнения
5. Принудительная обеспеченность права
6. Принудительные меры в уголовном праве
7. Права человека в местах принудительного содержания
8. Принудительное прекращение прав на земельные участки
9. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве

Принудительное право

Государственное принуждение — осуществляемое на основе закона государственными органами, иными уполномоченными на то организациями, должностными лицами физическое, психическое, имущественное или организационное принуждение в целях соблюдения и исполнения правовых предписаний.

Принуждение существует в любом человеческом обществе и является одним из необходимых методов поддержания в нем организованности и порядка. Сущность принуждения сводится к такому воздействию, в результате которого человек ведет себя во-преки своей воле, но в интересах принуждающего. Принуждается член общества к исполнению обязанностей, к соблюдению запретов. Первой, очевидно, в истории человечества иллюстрацией принуждения и наказания может быть известный библейский сюжет о наказании Адама и Евы, вкусивших запретный плод, и змея, искусившего их. Бог обрек змея ходить на чреве своем и есть прах в течение всей жизни, Еву — в болезни рождать детей, а Адама — в поте лица есть хлеб свой.

В течение столетий право и насилие отождествлялись, особенно — в обыденном сознании; с правом всегда связывалась готовность его отстаивать. «А если есть храбрец в твоем роде, не остается твой иск за чужим родом», — гласит старая казахская пословица. Об этом же и знаменитый ответ вождя древних галлов: «Я ношу свое право на острие своего меча». Не случайно и богиня правосудия Фемида (или возмездия — Немезида) держит в одной руке весы, на которых взвешивается право, а в другой — меч как символ его защиты, силы. По образному выражению Р. Иеринга, «меч без весов есть голое насилие, весы без меча — бессилие права».

С появлением государства, законодательства принуждение к соблюдению и исполнению норм права становится государственным по своему характеру и осуществляется специально уполномоченными на то государственными органами, выступая одним из методов управления гражданским обществом. Оно выражает негативную реакцию общества, граждан на неприемлемый для них вариант поведения, который выбрало и которому следует то или иное лицо. Без принуждения практически не может обойтись ни одно государство.

Если законодательство последовательно и четко выражает идеи справедливости и свободы, то государственное принуждение к соблюдению юридических норм будет оправданным и в свою очередь справедливым, если же нет, то оно превращается в произвол. Это и происходит в государствах с тоталитарным режимом. Таковым до недавнего времени было и наше государство.

Фактическим основанием применения государственного принуждения является чаще всего правонарушение, а также иные нежелательные для других граждан, общества и государства правовые аномалии. Такой аномалией, нежелательной в обществе, является, например, уклонение лица от исполнения возложенных на него юридических обязанностей (если это не образует состав преступления). Естественной формой реакции общества на такое поведение является применяемое в отношении данного лица государственное принуждение — принуждение к исполнению возложенных на человека, но не выполненных им юридических обязанностей (принудительное взыскание алиментов на воспитание ребенка, принудительное изъятие вещи у незаконного владельца и передача ее собственнику и т.д.).

В определенных, четко обозначенных в законе случаях государственные принудительные акции могут применяться и не в связи с правонарушениями и явными аномальными явления-ми. Например, в целях предупреждения возможных вредных последствий и обеспечения общественной безопасности — таможенные досмотры, досмотры ручной клади в аэропортах, административный надзор полиции — за лицами, совершившими тяжкие преступления и освободившимися из мест лишения свободы, и др.

Государственное принуждение, осуществляемое правовым государством (Российское государство пока еще, к сожалению, таковым не является), имеет следующие особенности. Оно, во-первых, служит защите интересов граждан, государства, общества, во-вторых, является вспомогательным, дополнительным методом управления обществом.

Основным, главным методом является метод убеждения, который представляет собой совокупность средств, приемов и способов воздействия на сознание человека с целью формирования у него мнения об осознанном и добровольном соблюдении и исполнении правовых предписаний. Такое принуждение, в-третьих, осуществляется в закрепленной нормативно-правовыми актами процедурной форме.

В этих актах установлены виды и размеры принудительных мер, основания их применения, определены субъекты юрисдикционной деятельности и их компетенция, порядок осуществления принуждения, право граждан на защиту. Чем четче и полнее рег-ламентирована процедура применения государственного принуждения, тем надежнее правовые гарантии прав и свобод граждан, тем меньше возможностей для злоупотребления властью должностными лицами.

И наконец, в-четвертых, оно не носит характера истязания, не ставит целью причинять физические и иные страдания правонарушителю, а направлено прежде всего на воспитание добропорядочного гражданина.

Государственное принуждение разнообразно по видам и охватывает:

а) предупреждение правонарушений и иных нежелательных для личности и общества явлений (проведение различных организационно-правовых мероприятий — осмотр неисправных механизмов и приостановление их эксплуатации, эвакуацию из районов стихийного бедствия и др.;
б) пресечение правонарушения (как правило, законные насильственные действия по прекращению противоправного поведения — задержание правонарушителя, арест преступника, изъятие у него орудий преступления и т.д.);
в) правовосстановление, т.е. восстановление ранее нарушенных прав гражданина (возвращение имущества, восстановление права на жилую площадь, восстановление доброго имени и др.);
г) юридическую ответственность, заключающуюся в возложении на правонарушителя определенных лишений (лишение свободы, штраф и др.).

Принудительное прекращение права собственности

Законом предусмотрено прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать. Если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое, в силу закона, не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности, если законом не установлен иной срок (ст. 238 ГК РФ). Подобные ситуации могут возникнуть в случае изменения правового режима вещи. Так, например, вещь, находившаяся в свободном обращении, перешла в разряд ограниченно оборотоспособных или изъятых из оборота вещей, и более она не может находиться в собственности данного лица.

Подобное имущество подлежит отчуждению тому лицу, в собственности которого оно может быть. В случае неисполнения обязанности по отчуждению, государственный орган или орган местного самоуправления обращается в суд с заявлением о принудительном отчуждении имущества. При этом собственнику возмещается стоимость имущества, определенная судом, за вычетом затрат на отчуждение.

Указанные правила действуют также для случаев, если в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано (например, наследование оружия).

Таким образом, нами были рассмотрены некоторые способы возникновения права собственности, влекущие, соответственно, прекращение данного права у другого субъекта. Такие способы называются производными.

Особыми основаниями прекращения права собственности являются такие, которые не влекут его возникновение у других лиц.

К ним относятся:

• потребление;
• уничтожение по собственному желанию;
• уничтожение по обязательному для собственника предписанию компетентного органа;
• уничтожение вещей в связи с событиями;
• уничтожение неправомерными деяниями третьих лиц.

Все многочисленные случаи прекращения права собственности подразделяются в гл. 15 ГК на две группы: во-первых, прекращение права собственности по воле самого собственника и близкие к этому иные случаи (п. 1 ст. 235) и, во-вторых, принудительное изъятие имущества у собственника, которое допускается только при наличии прямого указания в законе (п. 2 ст. 235).

1. Прекращение права собственности по воле собственника. К этой группе оснований прекращения права собственности относятся отчуждение собственником его имущества другим лицам, отказ собственника от права собственности, гибель или уничтожение имущества. Отчуждение собственником своего имущества происходит в силу заключенного им договора и одновременно влечет возникновение права собственности у приобретателя: такие ситуации были рассмотрены выше (§ 2 настоящей главы). Отказ собственника от права собственности возможен в различных формах, которые в ГК называются с определением их правовых последствий. Это в первую очередь бесхозяйные вещи (ст. 225 ГК); они должны приниматься на учет органом, осуществляющим регистрацию прав на недвижимость, и в дальнейшем могут быть признаны судом объектом права муниципальной собственности или возвращены первоначальному собственнику. Кроме того, это вещи, брошенные или иным образом оставленные собственником с целью отказаться от права собственности на них (ст. 226 ГК). При незначительности их стоимости (до 5 МРОТ) они переходят в собственность владельца земельного участка, на котором обнаружены, а при большей стоимости их правовую судьбу определяет суд. Наконец, в гл. 15 ГК о прекращении права собственности назван еще один случай отказа от собственности: прямое объявление собственником об этом или совершение им действий, определенно свидетельствующих о таком намерении (ст. 236 ГК). Эта норма во многом совпадает с приведенными выше нормами о бесхозяйных и брошенных вещах. Гибель или уничтожение имущества возможны как в силу естественных причин (износ, использование), так и в результате воздействия внешних факторов (разного рода стихийные явления). В этих случаях прекращение права собственности не ставит правовых вопросов, требующих урегулирования, и ГК такие ситуации только называет (п. 1 ст. 235). Однако если речь идет о прекращении существования регистрируемого недвижимого имущества, об этом должна быть сделана запись в соответствующем государственном реестре.

2. Принудительное изъятие собственности. Говоря о принудительном прекращении права собственности, следует прежде всего иметь в виду ясные и четкие положения ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которым никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. В ст. 235 ГК названы следующие основания принудительного прекращения права собственности:
а) обращение взыскания на собственность должника по его обязательствам, которое производится при наличии решения суда (ст. 237) и осуществляется по правилам исполнительного производства;
б) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка (ст. 239), которое производится за плату, определяемую при возникновении спора судом;
в) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей и домашних животных (ст. 240, 241) с возмещением их стоимости;
г) реквизиция (ст. 242) и конфискация (ст. 243) имущества.
3. Реквизиция используется государством при наступлении обстоятельств чрезвычайного характера (стихийных бедствий, эпидемий, эпизоотий и т.д.) и представляет собой изъятие имущества у собственника по решению государственного органа в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества (ст. 242 ГК). Регулирование ГК по этому практически важному вопросу является чрезмерно кратким и требует расширения. В свое время в РСФСР действовал специальный закон о конфискации и реквизиции имущества 1927 г., формально до настоящего времени не отмененный, и принятие по этому вопросу специального закона было бы желательным.
4. Конфискация определяется в п. 1 ст. 243 ГК как предусматриваемое законом безвозмездное изъятие имущества у собственника по решению суда в виде санкции за совершенное преступление или иное правонарушение. Обычно конфискация - это последствие уголовного преступления. Согласно п. 2 ст. 243 ГК в случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть произведена в административном порядке с правом обжалования такого решения в суде.

Вопрос о допустимости конфискации собственности в административном порядке за последние годы неоднократно становился предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. В определении Суда N 3-О даются ссылки на его предшествующие решения и в качестве конечного вывода вновь указывается, что "конфискация как мера ответственности за совершение административных (в том числе таможенных) правонарушений может применяться только в судебном порядке". Таким образом, редакция п. 2 ст. 243 ГК в части допустимости административной конфискации требует изменений.

Принудительное прекращение права собственности по решению суда возможно и в ряде других случаев, например при ликвидации юридического лица в случае осуществления им деятельности с грубыми или систематическими нарушениями требований законодательства (п. 2 ст. 61 ГК).

Принудительный характер права

Закон может быть отлично прописан на бумаге и со всех сторон хорош теоретически, но этого недостаточно. Очень важно в жизни, чтобы принятые законы работали практически и служили обществу, а не являлись бесполезным грузом для правовой системы. Для этого и существуют механизмы реализации и применения права в каждом конкретном случае или в ряде однородных случаев. Реализация и применение права, важнейшие из необходимых сторон жизни, ибо существование права без реального применения утрачивает свой социальный смысл. В свое время Ш.Л. Монтескье верно заметил: «Когда я собираюсь ехать в какую-либо страну, я не смотрю какие там законы; я смотрю на то, как они там реализуются».

По общему правилу основной формой реализации права считается применение правовых норм, содержащихся в законах и подзаконных нормативных актах. Значительная часть правоотношений может возникать, развиваться и прекращаться только на основании специального решения каких-либо компетентных органов и должностных лиц (увольнение работника, штраф за нарушение правил дорожного движения, вынесение решения суда и т. д.). Чаще всего такое решение выносится в форме официального документа.

Вообще правоприменение необходимо в тех случаях, когда:

1. субъекты не могут сами без помощи властных органов реализовать свои права и обязанности;
2. возникает потребность в государственном принуждении;
3. имеется спор по поводу юридического факта;
4. необходимо определить момент возникновения прав или факт прекращения обязанностей, например в случае утраты документов;
5. принимается решение о награждении заслуженных граждан;
6. необходимо принять государственное решение, имеющее правовую значимость, например, назначить день проведения выборов или референдума и т. д. Нас же интересуют первые два пункта, когда применение права нуждается в государственном принуждении. В трактовке доктора юридических наук, профессора А. В. Малько "Принуждать - значит склонять людей к определенной деятельности посредством силового давления (вопреки воли управляемых), ограничивая свободу их выбора. Принуждение может осуществляться в правовой сфере через такие юридические средства, как меры пресечения, приостановления пользования правами, наказания и т. д. ". Принуждение - это более жесткий метод воздействия права на субъектов.

Особая процессуальная форма применения права закреплена Федеральным законом Об исполнительном производстве № 119-ФЗ. Закон определяет «условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее-судебные акты), а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации или бюджеты всех уровней обязанности по передачи другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения этих действий». «Принудительное исполнение судебных актов и актов других органов в Российской Федерации возлагается на службу судебных приставов органов юстиции».

Право, как и положено, применяется во всех отраслях народного хозяйства и жизнедеятельности общества. Если субъект правоотношений добропорядочен и заботится не только о своем благе, он имеет понятие о том, что нормы права необходимо добровольно соблюдать и исполнять. А если же субъект незаконопослушен и нарушает права других субъектов общежития, к нему применяются меры принудительного характера.

В конституционном праве форма государственного воздействия состоит в том, что посредством её применения осуществляется принудительная ликвидация незаконно возникших правоотношений и восстановление нарушенного правопорядка. Государством используется широкий круг мер конституционно-правовой ответственности, но прежде всего в их число входят: отмена или приостановление действия актов государственных органов или их отдельных положений, противоречащих Конституции РФ или Федеральным конституционным законам.

В большинстве своем для восстановления законности применяются меры пресечения, относящиеся к юридической ответственности. «Юридическая ответственность - это и есть применение санкций, содержащих те неблагоприятные последствия, которые применяются к нарушителю». Они призваны восстановить нарушенное право, наказать, исправить виновного.

Законом предусматриваются и другие меры процессуального принуждения, направленные на обеспечение нормального производства по уголовным, административным, гражданским делам (личный досмотр, освидетельствование, принудительные обыски и пр.), которые в отличие от мер юридической ответственности применяются лишь в целях предупреждения правонарушения. Такие виды государственного принуждения не содержат в себе кары и цели наказания. Не характеризуются карой и принудительно профилактические меры (например, ограничение свободы передвижения в случае карантина); принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним (недееспособным) лицам за совершение общественно опасных деяний (ст. 90, 91 УК РФ); принудительные меры медицинского характера, применяемые к душевнобольным нарушителям в целях их излечения, а также предупреждения совершения ими новых деяний (ст. 97-103 УК РФ); реквизиция (принудительное изъятие имущества у собственников в государственных или общественных интересах с выплатой его стоимости), применяемая в исключительных, экстренных ситуациях (в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер в соответствии со ст. 242 ГК РФ).

«Прямая задача применения права - восстановление справедливости и восторжествование законности и правопорядка». Собственно законность является принципом самого права, принципом правотворчества и особым режимом, при котором деятельность всех субъектов общества основывается на законе. «Торжество законности имеет большое значение в любом государстве, ведь это сложное социальное явление неразрывно связано с правом и его осуществлением в реальной жизни. Право без законности остается пустым звуком, как бы при этом оно не понималось - широко или узко».

Исходя из всего вышеизложенного, очень трудно не понять, что только целенаправленное применение права способствует соблюдению законности в государстве. Применение права и укрепление законности носят комплексный характер и связаны со многими явлениями и процессами социальной жизни. Чем успешней будет решена в контексте общей стабилизации обстановка в стране, тем быстрее в стране восторжествуют законность и правопорядок. Тогда, возможно действие системы государственного принуждения будет сведено к минимуму.

Право принудительного исполнения

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту включает в себя не только постановление и провозглашение судом решения, но и своевременное его исполнение.

На сегодняшний день вопрос о месте исполнительного производства в системе российского права носит дискуссионный характер. В юридической литературе высказываются различные точки зрения, касающиеся этого вопроса, в частности одни учёные полагают, что исполнительное производство является заключительной стадией гражданского процесса. К примеру, В.М. Шерстюк пишет: "Исполнительное производство является составной частью механизма защиты гражданского права и заключительным этапом (стадией) его реализации". Другие считают, что складывается новая отрасль, которую можно назвать гражданское исполнительное право, по аналогии с уголовно-исполнительным правом. Существуют и иные мнения относительно места исполнительных норм в системе российского права. В частности, М.К. Юков пришёл к выводу о том, что совокупность норм, регулирующих отношения по исполнению решений юрисдикционных органов, представляет собой исполнительное право... В то же время следует подчеркнуть, что М.К. Юков не считал исполнительное право самостоятельной отраслью права. Совокупность правовых норм он рассматривал в качестве вторичного образования гражданско-процессуального права, а одним из субъектов складывающихся здесь отношений называл суд.

Дискуссия о том, является ли исполнительное производство стадией гражданского процесса или нет, основана на различном подходе к вопросу о моменте завершения процесса защиты права. В юридической литературе сформировались две противоположные точки зрения касательно этого. Одни учёные полагают, что процесс защиты прав и охраняемых законом интересов завершается с момента вынесения судебного решения. Другие считают, что этот процесс завершается, когда происходит их действительная защита посредством исполнительного производства. Наиболее верной представляется вторая точка зрения, поскольку она наиболее полно отражает сущность исполнительного производства.

Рассмотрим доводы сторонников выделения исполнительного производства в самостоятельную отрасль права и насколько они убедительны. Во-первых, подчёркивается, что гражданско-процессуальное правоотношение ограничивается сферой правосудия, к которому исполнительное производство не относится. Однако следует согласиться с мнением авторов, которые полагают, что сложное гражданско-процессуальное правоотношение не прекращается с вступлением решения суда в законную силу, оно продолжается до реального восстановления нарушенного права, охраняемого законом интереса. Действительно, если рассматривать сложное гражданско-процессуальное правоотношение как единый правовой механизм, объектом которого выступает спорное субъективное материальное право или интерес, которые подлежат восстановлению (защите), то вряд ли можно считать, что с момента вынесения судебного решения достигнута цель гражданского процесса, поскольку лицу, обратившемуся в суд за защитой своего права, законного интереса, важен не только факт вынесения решения, подтверждающего его права и устраняющего лишь спорность правоотношения, но гораздо важнее реальное осуществление этих прав. Поскольку судебное решение, которое не может быть реализовано, не имеет реальной юридической ценности.

Таким образом, процессуальные правоотношения в исполнительном производстве и в предшествующих стадиях процесса имеют единый объект – то субъективное материальное право, за защитой которого лицо обратилось в суд и задача защиты которого достигается исполнением судебного решения.

Во-вторых, некоторые авторы утверждают, что суд не является обязательным субъектом исполнительного производства или его роль незначительна в этих отношениях. Вряд ли с этим можно согласиться, поскольку суды общей юрисдикции и арбитражные суды являются активными участниками процесса принудительного исполнения своих актов.

В.М. Шерстюк все полномочия суда в исполнительном производстве по целевой направленности подразделяет на четыре группы:

1) полномочия, связанные с выдачей исполнительных документов (выдача исполнительного листа, его дубликата, восстановление пропущенного срока на предъявление исполнительного документа к исполнению);
2) полномочия, связанные с движением исполнительного производства (отложение исполнительных действий, приостановление и прекращение исполнительного производства);
3) полномочия, предоставленные суду для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения (разъяснение решения, изменение способа и порядка исполнения, исправление описок и явных арифметических ошибок);
4) полномочия по контролю за деятельностью судебного пристава-исполнителя. Они реализуются путём рассмотрения и разрешения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя и путём рассмотрения исков об освобождении имущества от ареста.

В-третьих, в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права приводятся характерные для неё принципы. В частности, называются: принцип реальности исполнения, принцип активности и инициативности органа исполнения, принцип поощрения добровольного исполнения, неприкосновенности личности должника, неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи и др. Этот довод представляется неубедительным, поскольку, как справедливо отмечает Н.В. Куракова, "все они – проявление какой-либо грани того или иного принципа гражданского процессуального права... Например, принцип добровольного исполнения – проявление принципа диспозитивности. Неприкосновенность личности должника, неприкосновенность минимума средств существования должника и членов его семьи представляют собой проявление принципа законности".

Как уже отмечалось ранее, вышеизложенные аргументы в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права представляются неубедительными. Следует согласиться с мнением А.Т. Боннера о том, что общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, "имеют производно-вспомогательный характер и в полной мере отражают основную модель гражданских процессуальных отношений между компетентными государственными органами и участниками процесса. Разница заключается лишь в том, что в данном случае речь идёт о заключительной стадии гражданского процесса, в которой реализуется судебное решение. А место суда в качестве субъекта, действующего в интересах государства и общества, здесь занимает судебный пристав-исполнитель, функционирующий под контролем суда".

Таким образом, исполнительное производство можно определить как заключительную стадию гражданского и арбитражного процесса, поскольку именно в ней, как правило, достигается основная цель гражданско-процессуальной деятельности – происходит восстановление (защита) нарушенных субъективных прав и охраняемых законом интересов. Оно обеспечивает устойчивость судебных актов, а также гарантирует выполнение подтверждённых ими обязанностей.

На сегодняшний день единственным органом принудительного исполнения судебных актов и актов специально уполномоченных органов в Российской Федерации является Федеральная служба судебных приставов.

Федеральная служба судебных приставов является самостоятельным федеральным органом исполнительной власти. Министерство юстиции Российской Федерации осуществляет координацию и контроль деятельности службы, а также нормативно-правовое регулирование её деятельности.

Среди большого количества нормативных правовых актов, в соответствии с которыми ФССП России осуществляет свою деятельность, необходимо особо отметить следующие:

– федеральные законы "О судебных приставах", "Об исполнительном производстве";
– указы Президента Российской Федерации № 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" № к №3607;
– приказ Министерства юстиции Российской Федерации № 69 "Об утверждении Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов".

Сегодня Федеральная служба судебных приставов включает в себя центральный аппарат, 85 территориальных органов в каждом субъекте Российской Федерации. Территориальные органы состоят из аппаратов управления этих органов и подразделений (отделов) судебных приставов, количество которых в настоящее время составляет более 2500.

Подразделения судебных приставов подразделяются на районные, межрайонные или иные, созданные согласно административно-территориальному делению субъектов Российской Федерации, а также специализированные подразделения, на которые возлагаются функции по исполнению особой категории исполнительных документов, например, решений арбитражных судов, исполнительных документов, связанных с взысканием обязательных платежей и пр.

Возглавляет Федеральную службу судебных приставов главный судебный пристав Российской Федерации, назначаемый и освобождаемый от должности Президентом Российской Федерации.

Руководство деятельностью территориального органа ФССП России – осуществляет начальник управления – главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, назначаемый и освобождаемый от должности Министром юстиции Российской Федерации.

Подразделение судебных приставов возглавляет начальник отдела – старший судебный пристав, назначаемый и освобождаемый от должности главным судебным приставом субъекта Российской Федерации.

В соответствии с действующим законодательством основными задачами ФССП России являются – принудительное исполнение актов судов и иных специально уполномоченных органов и обеспечение установленного порядка деятельности судов:

1) Обеспечение установленного порядка деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов;
2) организация принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве;
3) управление территориальными органами ФССП России.

Основными задачами территориального органа ФССП России являются:

1) обеспечение установленного порядка деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов, находящихся на территории соответствующего субъекта Российской Федерации;
2) организация принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве;
3) управление районными, межрайонными и специализированными отделами.

С учётом указанных, а также иных функций, выполнение которых возложено на службу, формируются подразделения судебных приставов. Они включают в свой состав судебных приставов-исполнителей, судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов иных работников, осуществляющих дознание по ряду статей Уголовного кодекса Российской Федерации, и работников, обеспечивающих деятельность подразделения.

Законодатель возложил на судебных приставов, точнее на службу судебных приставов (ст. 5 Федерального закона "О судебных приставах"), выполнение двух функций: обеспечение установленного порядка деятельности названных выше судов и принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, вступивших в законную силу, которым в соответствии с Законом предоставлено право при осуществлении своих полномочий возлагать на граждан, организации, Российскую Федерацию, субъектов Российской Федерации, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, должностные лица, бюджеты различных уровней обязанности в пользу других (в том числе вышеуказанных) лиц.

Задачу по обеспечению установленного порядка деятельности судов выполняют соответствующие судебные приставы. Задачу по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве", выполняют судебные приставы-исполнители (ст. 4 Федерального закона "О судебных приставах").

Согласно п. 1 Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности, утверждённой Приказом Министерства юстиции Российской Федерации № 226, под обеспечением установленного порядка деятельности судов понимается следующий комплекс мер: обеспечение в судах безопасности судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей; выполнение распоряжений председателя суда, а также судьи или председательствующего в судебном заседании, связанных с соблюдением порядка в суде; исполнение решения суда и судьи о применении к подсудимому и другим гражданам предусмотренных законом мер процессуального принуждения; обеспечение охраны зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений в рабочее время; проверка подготовки судебных помещений к заседанию, обеспечение по поручению судьи доставки к месту проведения судебного процесса уголовного дела и вещественных доказательств и их сохранности; поддержание общественного порядка в судебных помещениях; предупреждение и пресечение преступлений и правонарушений, выявление нарушителей, составление протокола об административном правонарушении, а в случае необходимости задержание их с последующей передачей органам внутренних дел; взаимодействие с сотрудниками полиции, осуществляющими конвоирование лиц, содержащихся под стражей, по вопросам их охраны и безопасности; осуществление привода лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю.

Кроме того, перечень обязанностей судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов закреплён также в ст. 11 Федерального закона "О судебных приставах", который, по существу, представляет собой комплекс вышеуказанных мер, только закрепленный уже на законодательном уровне.

Следует отметить, что в настоящее время не только отсутствует нормативный правовой акт, специально определяющий порядок выполнения судебными приставами задачи по обеспечению установленного порядка деятельности высших судов, но и не закреплён указанный порядок в Федеральном конституционном законе № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", Федеральном конституционном законе № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах Российской Федерации". Можно указать только на то, что организационно-методическое руководство деятельностью службы судебных приставов, осуществляемой в целях обеспечения установленного порядка деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской, отнесено к функции Департамента судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации. Поэтому комплекс мер, направленный на обеспечение установленного порядка деятельности судов, предусмотренный вышеуказанной Инструкцией, реализуется службой судебных приставов и при обеспечении установленного порядка деятельности высших судов, с учётом конкретных указаний и распоряжений председателей высших судов и главного судебного пристава Российской Федерации.

Как указано в п. 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона "О судебных приставах" в связи с запросом Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа", правовой механизм принудительного исполнения судебных актов приводится в действие в случае отказа должника от добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, и является гарантией от неисполнения или несвоевременного исполнения постановления суда и вытекающих из него обязанностей должника – физического лица либо от злоупотребления должником правом в ущерб правам и свободам других лиц.

Поэтому непосредственно задача по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве", выполняется судебными приставами при отказе должника от добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень актов судебных и других органов, которые подлежат принудительному исполнению службой судебных приставов, указан в ст. 12 Федерального закона "Об исполнительном производстве", который регулирует порядок их принудительного исполнения в процессе исполнительного производства.

Непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей.

При этом не следует исключать из данного процесса старшего судебного пристава, на которого возложены функции по непосредственному контролю за деятельностью находящихся у него в подчинении судебных приставов. В соответствии с Законом № 229-ФЗ многие решения судебного пристава-исполнителя требуют согласования со старшим судебным приставом.

Так, судебный пристав-исполнитель обязан:

– получить разрешение старшего судебного пристава для совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения в нерабочие дни, а также в рабочие дни с 22 часов до 6 часов (ч. 4 ст. 35);
– получить разрешение старшего судебного пристава (за исключением случаев исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника) для входа без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником (п. 6 ч. 1 ст. 64);
– представить на утверждение старшему судебному приставу постановления о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации (ч. 3 ст. 67), о взыскании исполнительского сбора и о наложении штрафа (ч. 2 ст. 115), о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий (ч. 3 ст. 117) и др.

Статья 5 Закона № 229-ФЗ предусматривает, что полномочия судебных приставов-исполнителей наряду с Федеральным законом "Об исполнительном производстве" определяются иными федеральными законами, среди которых особо следует выделить Федеральный закон "О судебных приставах". Данный Федеральный закон содержит положения о правах и обязанностях судебных приставов-исполнителей, старших судебных приставов, главных судебных приставов субъектов Российской Федерации, главного судебного пристава Российской Федерации, осуществляемых в рамках исполнительного производства. Однако следует отметить, что с принятием новой редакции Федерального закона "Об исполнительном производстве" соответствующие изменения в Федеральный закон "О судебных приставах" не внесены.

Принудительная обеспеченность права

Принудительность есть имманентное свойство любого вида социального регулирования, одно из средств обеспечения любых социальных норм. Принудительность, как объективное свойство права, обусловлена властной природой права, государственно-волевым характером правовых предписаний и проявляет себя в конкретных актах правового принуждения.

Принуждение в праве выступает преследует особую цель - оно всегда есть принуждение к осуществлению юридических норм, осуществляется на правовых основаниях и в определенных процедурных формах различной сложности.

Вопрос о видах мер правового принуждения один из самых дискуссионных в литературе, но, во всяком случае, большинство ученых соглашаются с выделением превентивных (предупредительных, профилактических) мер, мер защиты и юридической ответственности.

Меры правового принуждения различаются между собой по основаниям применения и по целям.

Основанием превентивных мер являются обстоятельства, которые с высокой степенью вероятности позволяют предположить возможность причинения вреда охраняемым законом интересам личности, общества, государства. Эти обстоятельства могут быть различными по своему характеру - в основе превентивных мер может лежать и обстоятельства, не зависящие от воли человека (например, возможно принудительное изъятие имущества у собственников с выплатой стоимости – реквизиция для борьбы со стихийным бедствием), и возможные последствия поведения людей (например, досмотр авиапассажиров и их багажа). В данных случаях действуют презумпции возможности причинения вреда, которые базируются на длительных наблюдениях жизненной практики. Цель превентивных мер состоит в том, чтобы предотвратить предполагаемые, возможные негативные последствия.

Основанием применения мер защиты выступают деяния, которые объективно причиняют вред, даже в случае если они не образуют правонарушения, например, объективно противо-правное деяние (причиняющее ущерб, но при этом не являющееся виновным). Цель мер защиты - восстановить прежнее нормальное правовое положение путем принуждения субъекта к исполнению ранее возложенной, но не выполненной юридической обязанности (например, взыскание алиментов на содержание детей).

В отличие от иных видов государственного принуждения юридическая ответственность возникает только в связи с совершением виновного противоправного деяния (правонарушения), и преследуют, прежде всего, цели наказать (покарать) виновного, изменить его систему ценностей (перевоспитать), а также предупредить совершение новых правонарушений и восстановить нарушенные права и интересы.

Принудительные меры в уголовном праве

Меры принудительного характера, применяемые в уголовном праве, выступают средством контроля над виновным человеком и имеют различные варианты проявления. Самым распространённым является обращение к врачебной практике и использование специализированных средств принуждения.

Применение рассматриваемых мер допустимо только в отношении лица, признанного судом виновным и имеющего психические расстройства.

Указанные меры принуждения представляют собой разновидность средств воздействия на виновное лицо, назначаемых судом к человеку с психическими расстройствами, поскольку тот ввиду своего состояния опасен для общества. Однако в процессе реализации подобной меры необходимо помнить о том, что интересы граждан (пусть и признанных виновным) также должны быть учтены.

Для правомерного и соразмерного применения рассматриваемых методов воздействия Уголовный кодекс закрепляет ряд положений. Они служат ориентиром и позволяют не выходить за рамки дозволенного при назначении подобных мер принуждения.

Посвящается данному вопросу глава 15 в УК РФ, включающая в себя следующее:

• Основания, позволяющие применять такие средства контроля.
• Цели, преследуемые в процессе реализации рассматриваемых средств.
• Варианты возможных мер психиатрической направленности.
• Подробное разъяснение реализации каждого конкретного вида.
• Порядок применения указанных средств, продление их действие, изменение условий и прекращение периода действия таких мер.
• Зачёт времени, отведённого на подобное воздействие, в период наказания.
• Случаи соединения врачебных методов воздействия с санкциями, предусмотренными законом.

При определении конкретного метода воздействия суд должен учитывать все указанные положения. Назначаться любая из возможных мер может только при достаточных основаниях, которые исчерпывающе представлены кодексом.

Помимо основного уголовного закона, сущность такого института, как принудительные меры, в том числе медицинские, определяется УПК и УИК РФ, международным законодательством, которое подробно останавливается на правах человека. Кроме того, существует большое количество комментарий Пленума ВС РФ и судебной практики применения указанных средств контроля.

Главной особенностью врачебных средств влияния на человека, виновного в опасном преступлении, является их направленность на установление безопасности, исправление гражданина и предотвращение дальнейших преступных действий.

Более того, превенция – основная функция этого института, поскольку он позволяет изменить состояние человека, а соответственно, и его поведение.

Также специфику и своеобразие рассматриваемых методов воздействия можно увидеть в их содержании, которое представляет собой совокупность признаков:

• применения таких средств предполагает формирование условий защищённости как самого больного, так и лиц, окружающих его;
• реализация происходит только в форме принуждения, что отражается судебными актами, выступающими единственным основанием для осуществления подобного действия;
• любое изменение, прекращение или продление данных мероприятий происходит путём оценки тяжести и опасности того, что совершил виновный человек, и какие наступили в итоге последствия;
• компетенция по назначению таких мер считается исключительной и принадлежит только суду, при этом опираться на психологические экспертизы судья не обязан, для него достаточно изучить материалы дела, полноту и достаточность доказательств;
• предполагает максимально бережное отношение в личность больного человека, несмотря на волевое воздействие рассматриваемых мероприятий.

Благодаря указанным признакам указанный институт представляет собой независимую систему, регулируемую при этом уголовным законом.

Любой судебный акт, независимо от его специфики, должен подкрепляться основаниями, дающими право на его принятие. В части реализации указанных принудительных средств, какая направленность у них бы не определялась, установлены конкретные обстоятельства, позволяющие их применить.

Причины реализации мер воздействия должно быть подробно отражено в судебном акте. Иные процессуальные документ, а именно постановления и заключения следователей и экспертов поместить человека под врачебное наблюдение не могут.

Статья 97 УК РФ предусматривает исчерпывающий перечень оснований, которые применимы к случаям, требующим медицинского воздействия.

Относят к ним следующее:

• Обязательно совершение посягательства, то есть опасного для общества действия, которое предусмотрено особенной частью уголовного закона. При этом причиной будет выступать ранее установленная невменяемость лица. Она предполагает, что человек не осознаёт своих поступков, не руководит ими, а также не способен оценить характер последствий преступления. Даже если лицо проводит презентацию своих действий, пытается указать на то, что совершает, отсутствие вменяемости приводит к нецелесообразности назначения ему наказания.
• Психическое расстройство, ограничивающее или исключающее вменяемость, наступило уже после того, как было совершено опасное деяние. Таким моментом может служить время до суда, во время судебного разбирательства и даже после вынесения наказания и в процессе его исполнения. Здесь человек теряет возможность осознавать то, что уже совершил, а это также лишает смысл применения к нему мер исправления. Если гражданин вылечится до истечения срока наказания, то он снова признаётся ответственным за свои действия и проходит исправительные мероприятия.
• Совершение посягательства, но в состояние неполной вменяемости. Сюда входят со слабой устойчивостью расстройства психики, проявляющиеся неглубоко. При таких обстоятельствах человек всё равно не может полностью понимать то, что делает, и руководить своими поступками. Отличие данных обстоятельств в том, что лицо не просто проходит лечение, но и параллельно отбывает назначенное наказание, так как освобождение от него в этом случае не предусмотрено.
• Совершение преступления против половой неприкосновенности в возрасте от восемнадцати лет. При этом жертве не должно быть больше четырнадцати. Такие действия характеризуются расстройством сексуальных предпочтений, то есть педофилией, что не исключает вменяемости, но ограничивает её. Медицинские меры будут действовать совместно с предусмотренным по закону наказанием.

В любой ситуации для применения указанных оснований необходимо установить факт того, что человек действительно представляет опасность.

Причём угроза должна быть направлена как на общество, так и на самого больного.

Цели реализации рассматриваемого мероприятия также кратко отражены в нормах закона.

Однако система Консультант Плюс предлагает ряд комментариев, в том числе судебной практики, подробно отражающих основные направления медицинского принуждения:

• изменение состояния лица, то есть его лечение путём применения различных медицинских средств, которое должно завершиться полным выздоровлением человека и подтверждением данного факта со стороны специалистов;
• предупреждение дальнейших преступных посягательств со стороны конкретного человека, что проявляется также в излечение лица и устранение у него состояния, в котором он представляет угрозу для общества и способен на совершение опасного посягательства.

Когда будут получены данные, носящие объективный характер, о том, что цель достигнута, то применение таких мер должно быть прекращено.

При возникновении необходимости оказания лицу медицинской помощи психиатрического характера суд, принимая решения, может выбрать один из предложенных законом вариантов таких мер. При этом перечень представлен исчерпывающий, а конкретные виды принудительных мер медицинского характера по уголовному праву назначаются с учётом всех обстоятельств и состояния лица.

Самостоятельно медицинские меры применяются только при ситуациях с полной невменяемостью человека. В остальных случаях происходит совместное действие как врачебного воздействия, так и уголовного наказания.

Говоря о видах средств воздействия на больного человека, закон устанавливает их в статье 99 УК РФ.

Относят к ним следующие варианты:

• Лечение и наблюдение у врача в принудительной форме и амбулаторных условиях. Смягчённый вариант медицинского принуждения. Если лицо не нуждаются согласно его состоянию в полной изоляции и помещению в стационар, но всё же попадает под основания применения подобных методов воздействия, то будет применяться указанный вариант лечения. Здесь также важен уровень опасности, которую представляет человек, он должен быть минимальным. И, несмотря на отсутствие необходимости, всё время пребывать в больнице, человек обязан находиться под регулярным наблюдением психиатра и претерпевать необходимые лечебные мероприятия.
• Нахождение в стационаре общего типа. Такой вариант применим к тем, кто не нуждается в интенсивном наблюдении врачей, но при этом должен находиться в изоляции ввиду оценки уровня опасности его состояния. Кроме того на общий тип стационара переводят людей либо с амбулаторного лечения, либо из специализированных лечебных учреждений.
• Лечение в специализированных стационарах. Здесь содержатся лица, которые представляют большую опасность для общества, соответственно, требующие постоянного наблюдения. Ввиду необходимости регулярного контроля, осуществляется обеспеченье больницы дополнительным персоналом и охраной. Важно установить факт повышенного уровня опасности, исходящего от больного человека, независимо от того, когда осложнения психики возникли.
• Прохождение лечения в стационарах, обеспечивающих повышенное наблюдение за больными. Такие учреждения также относятся к группе специализированных. Такой вариант принуждения распространяется в основном на тех лиц, которые обладают хронически развитым психическим расстройством или даже слабоумием. Интенсивное наблюдение направленно как на смягчение состояния человека, так и на снижение уровня повышенной опасности, которую человек представляет для окружающих и самого себя. Здесь также важен уровень агрессии, при котором поведение может носить животный характер. Направление в такие стационары допускает только тех лиц, которые достигли шестнадцати лет.

Определение иных вариант медицинского принуждения судом недопустимо.

Предложенный список ограничен, его дополнения возможно только путём изменения норм уголовного закона.

Назначения таких методов воздействия на человека, как наблюдение и лечение в учреждениях, имеющих своей спецификой психиатрию, происходит исключительно по решению судебной инстанции. При этом выдвижение чьей-либо инициативы не нужно. Суд оценивает материалы дела, исследует при необходимости результаты экспертиз и выносит вердикт.

Дальнейшие изменения положения больного человека должно осуществляться только после прохождения им медицинского освидетельствования.

После того как лицо помещается в лечебное учреждение, его дальнейшая судьба определяется администрацией этого заведения. Именно они выдвигают инициативу суду.

Предусмотрено несколько возможных вариантов:

• продление периода содержания человека в учреждения, ввиду отсутствия перемен его состояния;
• изменение времени пребывания под процедурой лечения или самого способам воздействия, применённого к человеку;
• прекращение лечения человека ввиду его выздоровления.

Один из предложенных вариантов направляется письменным прошением суду, который принимает решение, основываясь на результатах медицинского свидетельствования.

Когда действие рассматриваемых мер воздействия прекращается досрочно или же истекает их установленный изначально срок, то материалы по делу и сведения о выздоровевшем человеке направляются судом в орган исполнения наказаний. Каждый год нахождения в медучреждении засчитывает в общий срок наказания, а оставшийся период гражданин должен отбыть в общем порядке. В некоторых случаях возможен условный вид наказания или его смягчение.

При возникновении ситуаций, когда лицо полностью не признаётся вменяемым, но не обладает достаточным показателем расстройства психики для полного освобождения от применённых санкций, мероприятия по воздействию на человека проводятся по месту отбывания тюремного заключения. Для этого создаются отдельные учреждения от органов здравоохранения, которые помогают оказывать помощь больному человеку в амбулаторных условиях.

«Земельный» вопрос нередко становится проблемой при направлении гражданина в места заключения и назначении ему рассматриваемых мер. Не каждая колония или тюрьма обладает ресурсами для реализации такого вердикта судебной инстанции. Чаще всего эта система требует постоянного перемещения человека из колонии к врачу-психиатру или наоборот. Именно поэтому администрации таких учреждений стремится быстрее прекратить медицинское наблюдение заключённого, что может сделать суд по их ходатайству, но при наличии решения от комиссии специалистов психиатрии.

Таким образом, принудительные мероприятия, имеющих медицинскую направленность и определяющие такие цели, как излечение виновных лиц и реализация превенции, могут быть назначены только судом.

Перечень таких мер ограничен, их виды должны полностью соответствовать характеристике состояния человека и опираться на основания, предложенные законодателем.

Права человека в местах принудительного содержания

О состоянии прав человека в государстве вообще можно судить потому, как они соблюдаются в местах принудительного содержания. Статья 9 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию, изгнанию». В соответствии со ст.5 Декларации и ст.7 Пакта никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию. Кроме того, ст.7 Пакта запрещает привлечение человека к медицинским и научным опытам без его свободного согласия, а его ст.14 обязывает государство обеспечить лиц, содержащихся под стражей помощью защитника.

Статья 9 (3) Пакта о гражданских и политических правах гарантирует право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение.

В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными содержатся обширные и подробные меры надлежащих физических условий содержания всех подследственных и осужденных заключенных. Некоторые из правил конкретно касаются предварительного заключения и основаны на презумпции невиновности: задержанные лица, еще не представшие перед судом, считаются невиновными и заслуживают обращения, совместимого с их статусом.

Генеральная Ассамблея приняла Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, который представляет собой важное руководство по применению общих принципов Всеобщей декларации и Пакта о гражданских и политических правах к лицам, находящимся в предварительном заключении.

В соответствии со статьей 5 (2) Европейской конвенции «каждому арестованному в срочном порядке сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение».

Правовой статус подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и осужденных в отечественном законодательстве определяется, в первую очередь, Конституцией Российской Федерации. В соответствии с ее положениями, данные лица: равны с другими гражданами перед законом и судом (ч.1. ст.19); имеют право на достоинство личности (ч.1 ст.20); охраняются от пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ч.2 ст.20); могут быть арестованы или заключены под стражу, а также содержаться под стражей только по судебному решению (ч.2 ст.22); имеют право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч.1 ст.41); имеют право на судебную защиту их прав и свобод (ч.1 ст.46); имеют право обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч.3 ст.46); имеют право на получение квалифицированной юридической помощи, а в некоторых случаях бесплатно (ст.48).

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его невиновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст.49). Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление (ст.50). Подозреваемые и обвиняемые не обязаны свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ч.1 ст.51) и т.д.

Помимо этого, права подозреваемых и обвиняемых (которые не имеют столь существенного различия) регламентированы Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», иными федеральными законами и подзаконными правовыми актами.

УПК РФ закрепляет их основные права как участников уголовного судопроизводства (ст.46, 47).

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, в совершении преступлений» своей целью имеет закрепить те права, реализация которых необходима при содержании их в следственных изоляторах.

В частности, ст.6 Федерального закона определяет правовой статус подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственном изоляторе, следующим образом: подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Они пользуются правами, свободами и несут обязанности, установленные для граждан РФ с ограничениями, предусмотренными настоящим Законом и иными федеральными законами.

Права подозреваемых и обвиняемых закреплены в ст.17 Федерального закона.

Сведения о правах и обязанностях, режиме содержания, дисциплинарных требованиях, порядке предложений, заявлений и жалоб предоставляется при приеме подозреваемых и обвиняемых в места содержания под стражей как в письменной, так и устной форме. Она может доводиться до них по радио, телевидению, во время посещения камер сотрудниками, на личном приеме представителями администрации. Им может выдаваться текст Федерального закона. Как правило, в каждой камере вывешивается информация о правах и обязанностях подозреваемых и обвиняемых.

Детально права и обязанности подозреваемых и обвиняемых, а также порядок их реализации установлены в Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, объявленных приказом Минюста России № 148.

Конечно, это не весь перечь нормативных актов, относящихся к правовому положению подозреваемых и обвиняемых. Например, в соответствии с Законом РФ «О гражданстве Российской Федерации» подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений не могут быть лишены гражданства РФ, причем, если даже с инициативой в этом выступает сам подозреваемый или обвиняемый (ст.23). Имеется ряд подзаконных нормативных актов, устанавливающих нормы питания, вещевого снабжения и т.д.

Рассматривая основные права осужденных к уголовным наказаниям, необходимо сослаться на вторую главу УИК РФ (Правовое положение осужденных). В ней непосредственно закреплены их основные права и обязанности, при этом указывается, что им гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Осужденные не могут быть освобождены от исполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, установленных федеральным законом (ч.2 ст.10 УИК РФ).

Они не могут подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, медицинским и иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье.

Для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи.

Так же как и в отношении подозреваемых и обвиняемых, правовой статус осужденных определяется рядом нормативных актов. Детально они регламентированы в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, объявленных приказом Минюста России №224.

Несмотря на то, что в законодательстве Российской Федерации нормы об обеспечении прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных четко прописаны, практика деятельности пенитенциарных учреждений свидетельствует тому, что как и раньше, так и сейчас, можно наблюдать факты их нарушения. Причин тому (объективных и субъективных) предостаточно. И в настоящее время, несмотря на все предпринимаемые попытки предотвратить и правонарушения и их последствия, последние продолжают иметь место.

Анализ защищенности прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных в настоящее время позволяет выделить следующие проблемы.

Достаточно сказать, что из функционирующих на территории России в настоящее время 181 следственного изолятора более 60% размещено в зданиях постройки ХVII-ХVIII веков. Знаменитая московская «Бутырка», например, как тюремное здание функционирует более 200 лет. Естественно почти все они пришли в ветхое состояние и по этой причине не только не приспособлены, но в ряде опасны для размещения людей. Требуется их срочный ремонт и реконструкция.

Многие следственные изоляторы расположены в переоборудованных и приспособленных для содержания под стражей арестованных помещениях церквей, монастырей, солдатских казарм. Число содержащихся в камерах иногда в 3 - 4 раза превышает санитарные нормы. На каждого арестованного в таких камерах приходится всего по 0,5 квадратных метра жилой площади. Перенаполнение камер соответственно сопровождается антисанитарией, в результате которой в изоляторах распространены эпидемии и инфекционные заболевания.

Во многом обоснованы многочисленные жалобы заключенных на недостатки медицинского обслуживания, связанные с труднодоступностью медицинского персонала его невнимательностью, отсутствием необходимых лекарств. Острой остается проблема с размещением и лечением лиц, болеющих туберкулезом, ВИЧ-ифицированных.

Что касается питания, то оно также оставляет желать лучшего. Качество и приготовление пищи остается в большинстве случаев весьма низким и однообразным. В последние годы значительно увеличилось количество обострений хронических заболеваний, особенно желудочно-кишечного тракта. В дополнение к бытовым неудобствам негативное влияние изоляции на личность усиливается бездеятельностью.

Продолжают иметь место нарушения закона в отношении лиц, находящихся в местах принудительного содержания.

Анализ статистических данных позволяет констатировать, что распространенными преступлениями в отношении них остаются:

• превышение должностных полномочий;
• взяточничество;
• причинение вреда здоровью различной степени тяжести;
• незаконное применение физической силы и специальных средств и др.

Большой процент правонарушений остается латентным.

Помимо уголовно наказуемых деяний, персоналом допускаются и иные правонарушения. В числе их можно выделить:

• не обеспечение личной безопасности осужденных;
• незаконное изъятие предметов первой необходимости;
• неоказание медицинской помощи;
• необоснованное водворение в штрафной изолятор, карцер, перевод в ПКТ, ЕПКТ;
• незаконное изменение условий отбывания наказания;
• нарушение режима содержания осужденных;
• несвоевременное освобождение из мест лишения свободы.

В плане защиты прав рассматриваемой категории есть необходимость оговорить и то, что многие правонарушения совершаются подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными в отношении друг друга. Несмотря на их высокую латентность в местах принудительного содержания имеются случаи причинения вреда здоровью любой степени тяжести, побои, кражи, вымогательства. Совершаются даже убийства.

Причины способствующих их совершению, как правило, сводятся к межличностным неприязненным отношениям, нарушению неформальных норм и традиций, наличию различных долговых обязательств вследствие проигрыша в азартные игры и т.д.

В целях недопущения правонарушений в отношении лиц, находящихся в местах принудительного содержания должен функционировать хорошо отработанный механизм защиты их прав.

В этом смысле необходимо говорить о наличии норм права, которые не только направлены на закрепление правового статуса этих лиц, но также и преследующие цель их восстановления в случае нарушения и устанавливающие соответствующие деянию меры ответственности. Помимо этого, механизм будет работать только при наличии соответствующих органов и должностных лиц, чья деятельность должна иметь перед собой задачи обеспечения соблюдения прав, их защиту и восстановление. Несомненно, что в этом аспекте нельзя недооценивать активную и целенаправленную деятельность самой личности, чьи права были нарушены.

В местах лишения свободы в последнее время наблюдается стабильное снижение нарушений прав лиц, лишенных свободы. Это связано не только с активной внутриведомственной работой в этом направлении, но также и с деятельностью различных правозащитных, общественных организаций, а также с повышенным вниманием к этой проблеме на международном уровне.

Принудительное прекращение прав на земельные участки

Основания принудительного прекращения права лица на земельный участок закреплены в ГК РФ и ЗК РФ.

Условно общими основаниями принудительного изъятия земельных участков, указанных в ЗК РФ можно считать:

- ненадлежащее использование земельных участков;
- использование земельного участка способами, которые приводят к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки;
- порча земель;
- конфискация;
- реквизиция земельного участка;
- изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Так же федеральными законами могут предусматривать и иные основания принудительного прекращения прав на земельные участки.

Рассмотрим наиболее часто встречающиеся основания подробнее.

В Российской Федерации в настоящее время существует две формы ответственности за нарушение обязанности по использованию земли для всех лиц, осуществляющих владение и (или) пользование земельными участками: наложение административного взыскания в виде штрафа и последующее изъятие, которые предусмотрены за неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства в течение установленного федеральным законом срока, а также за невыполнение или несвоевременное выполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению. Государственный орган не имеет право изъять земельный участок по причине его неиспользования только на основании вынесенного предупреждения. Обязательно для его изъятия привлечение владельца участка к административной ответственности и неустранение им допущенных нарушений земельного законодательства. Лобачев С.В. Прекращение прав на землю как мера земельно-правовой ответственности лиц: проблемы правоприменения. Сборник материалов I Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор А.В. Малько; Рязанский государственный университет им.

Факт неиспользования земельного участка должен устанавливаться по итогам проведения проверки уполномоченным органом, осуществляющим земельный контроль. В ходе такой проверки уполномоченным органом устанавливается размер участка и время, в течение которого он не использовался. Если указанные факты отсутствуют, то акты уполномоченных органов о привлечении владельца участка к административной ответственности отменяются. Изъять земельный участок возможно, если данные факты были подтверждены результатами проведенной проверки и виновное лицо на основании этого понесло административную ответственность.

Важным аспектом в определении наличия или отсутствия правонарушения, совершение которого может повлечь за собой изъятие земельного участка, является установление срока, в течение которого такой земельный участок не используется. В случае неиспользования земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет, он может быть изъят по требованию арендодателя.

Особого внимания с точки зрения земельного права заслуживает реквизиция земельных участков и изъятие участков для государственных и муниципальных нужд.

Два указанных случая - это случаи принудительного изъятия у лица земельного участка для того, чтобы обеспечить интересы общества и государства. Однако необходимость реквизиции и изъятия участка для государственных и муниципальных нужд разная.

Реквизиция представляет собой изъятие государством у собственника имущества с выплатой последнему стоимость изымаемого имущества. Реквизиция - это категория гражданского права, поэтому отношения, которые с ней связаны, урегулированы в ст. 242 ГК РФ. В этой норме сказано, что при наступлении аварий, стихийных бедствий, эпизоотий, эпидемий, а так же иных чрезвычайных обстоятельствах, в интересах общества у собственника может быть изъято имущество на определенных законодательством условиях и в определенном порядке с выплатой собственнику стоимости изъятого. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" N 51-ФЗ.

В ЗК РФ указывается так же, что реквизиция может осуществляться для оборонных нужд или для обеспечения безопасности при военном положении либо чрезвычайном положении.

Реквизицией не является изъятие земельных участков, осуществляемое в порядке изъятия, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд на условиях и в порядке, установленных статьей 55 Земельного кодекса РФ.

В соответствии со ст. 51 ЗК РФ собственник реквизированного земельного участка может требовать возврата земельного участка в суде, но только в случае прекращения действия тех обстоятельств, которые стали причиной реквизиции. "Земельный кодекс Российской Федерации" N 136-ФЗ.

Размер вознаграждения за изъятое имущество определяет проводящий реквизицию государственный орган в соответствии с положениями закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Согласно ст. 3 данного закона собственнику возмещается рыночная стоимость изъятого имущества Федеральный закон N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Если собственник не согласен со стоимостью участка, то он в судебном порядке имеет право требовать определить размер компенсации за изъятый земельный участок.

Но, норма ЗК РФ о реквизиции, по нашему мнению, не является совершенной.

В ст. 51 ЗК РФ в объем понятия «реквизиция» включается и временное изъятие имущества у собственника. Однако «временное изъятие» не может рассматриваться, как прекращение права собственности.

Изъятый земельный участок должен быть возвращен собственнику после окончания действия обстоятельств, носящих чрезвычайный характер, и ликвидации их последствий. В случае невозможности возврата временно изъятого земельного участка его собственнику возмещается рыночная стоимость этого земельного участка, устанавливаемая в соответствии со статьей 66 настоящего Кодекса, или по его желанию предоставляется равноценный земельный участок.

Собственник земельного участка, у которого временно изъят земельный участок, вправе при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми осуществлена реквизиция, требовать возврата ему реквизированного земельного участка в судебном порядке.

В случае наступления обстоятельств, указанных в пункте 1 настоящей статьи, при отсутствии необходимости временного изъятия земельного участка он может быть временно, на период действия этих обстоятельств, занят для использования в целях, указанных в пункте 1 настоящей статьи, с возмещением собственнику земельного участка убытков, причиненных в связи с временным ограничением его прав.

Под реквизицией земельного участка понимается прекращение права собственности физических и юридических лиц на земельные участки в случаях, предусмотренных статьей 242 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Рыночная стоимость реквизированного земельного участка, устанавливаемая в соответствии со статьей 66 настоящего Кодекса, возмещается собственнику в порядке, установленном законодательством о реквизиции, или по желанию собственника ему предоставляется равноценный земельный участок.

Вследствие внесения предложенных изменений в ЗК РФ будет сохранен единственный детализированный российским законодательством правовой механизм реквизиции в чрезвычайных ситуациях и исправлены недостатки юридической техники, которые, по существу должны рассматриваться как противоречие норм ЗК РФ нормам ГК РФ, что недопустимо и должно быть устранено.

Так же закон допускает конфискацию земельных участков, то есть их безвозмездное изъятие на основании решения суда в качестве санкции за совершение различных преступлений. Кроме как преступление, никакие прочие виды правонарушений не могут являться основанием для проведения конфискации. Следует отметить, что конфискация может применяться только в отношении физических лиц, поскольку согласно закону только они могут нести уголовную ответственность.

Еще один случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен ст. 239 ГК РФ путем изъятия у частного собственника для государственных или муниципальных нужд. Важно отметить, что ст. 35 Конституции РФ предусматривает возможность принудительного изъятия имущества только для государственных нужд, в то время как ст. 239 ГК РФ предоставляет такую возможность и для нужд муниципальных.

Изъятие земельных участков, в том числе путем выкупа, для государственных и муниципальных нужд в соответствии с п. 1 ст. 49 Земельного кодекса РФ осуществляется в исключительных случаях, к которым закон относит:

- необходимость исполнить международные обязательства государства. В этом случае изъятие участка производится только для государственных нужд;
- необходимость разместить объекты муниципального или государственного значение, если отсутствуют иные варианты размещения.

Если на подлежащем изъятию земельном участке расположены здания, сооружения либо прочая недвижимость, то собственнику выплачивается соответствующая компенсация. Если собственник участка не согласен с изъятием либо с его условиями, то он имеет право обжаловать в суд решение уполномоченного органа об изъятии земли.

В соответствии с ГК РФ принудительное изъятие земли недопустимо, кроме случаев, когда:

1. Производится обращение взыскания на имущество должника по его обязательствам. В случае неисполнения должником своих обязательств на имущество, находящееся в его собственности, в том числе и на земельный участок, может быть наложено взыскание, которое производится по решению суда, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. Основанием для изъятия земельного участка является выданный на основании вступившего в законную силу решения суда исполнительный документ. Порядок наложения взыскания устанавливается Федеральным законом № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» № 118-ФЗ «О судебных приставах».

Кроме того, законом допустим и внесудебный порядок обращения взыскания на имущества должника при невыполнении последним своих обязательств. Например, ст. 349 ГК РФ разрешает обращать взыскание на предмет залога в установленном в договоре о залоге порядке.

Однако на предмет залога, переданный залогодержателю, взыскание может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге, если законом не установлен иной порядок. При этом следует принимать во внимание, что в ст. 7 Закона «Об исполнительном производстве» установлен исчерпывающий перечень исполнительных документов, которые подлежат исполнению.

К ним относятся:

- исполнительный лист, который выдается судом на основании судебного решения;
- судебный приказ;
- удостоверенные нотариально соглашения об уплате алиментов;
- удостоверения комиссии по трудовым спорам, выдаваемые на основании ее решений;
- требования, оформленные в установленном порядке, органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств с отметкой банка или иной кредитной организации о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств;
- постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об отсутствии административных правонарушений;
- постановления судебного пристава-исполнителя;
- постановления иных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом. Федеральный закон N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

2. Отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать лицу, применяется при условии правомерности оснований приобретения права собственности. Например, лицу в составе наследства был завещан земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, и это повлекло превышение предельных размеров общей площади сельхозугодий, которые могут одновременно находиться в собственности физического лица, его близких родственников; такой земельный участок или его доля должны быть отчуждены собственником.

В соответствии со ст. 11 Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» такие лица могут обладать земельными участками из состава земель сельскохозяйственного назначения не на праве собственности, а только на праве аренды. Федеральный закон N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Порядок отчуждения в случае, если лицо не имеет права обладать земельным участком на праве собственности, устанавливается непосредственно законом, который предусматривает такие случаи.

Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве

Принудительные меры медицинского характера — это предусмотренные законом меры медицинской (психиатрической и организационно-профилактической) помощи и защиты, принудительно применяемые в соответствии с определением (постановлением) суда к лицам, совершившим уголовно наказуемые общественно опасные деяния или преступления, страдающим психическими расстройствами и вследствие этого представляющим социальную опасность в целях излечения или улучшения их психического состояния, а также предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний. Законодатель относит такие меры к «иным мерам уголовно-правового характера».

Применение принудительных мер медицинского характера предусматривается ст. 21,22,81 УК. В нормах гл. 15 УК, определяющих основания, цели, виды и порядок применения названных мер (ст. 97-104 УК), положения указанных статей получают свою конкретизацию.

Основные положения, регулирующие применение принудительных мер медицинского характера и гарантии прав граждан, в отношении которых они применяются, определены также в УПК, УИК, других законодательных и иных нормативных правовых актах, международных договорах, в которых участвует Россия. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» указал, что судам при решении вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, следует строго соблюдать Конституцию РФ, нормы действующего законодательства, учитывать практику Европейского суда по правам человека.

Специфика данного уголовно-правового института — в его юридической природе: по своей сущности принудительные меры медицинского характера являются своеобразными уголовно-правовыми мерами безопасности, применяемыми к лицам, совершившим запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, страдающим психическим расстройством и представляющим опасность для себя или для других лиц, в связи с чем нуждающимся в соответствующем психиатрическом лечении и проведении различных реабилитационных мероприятий. Целями применения таких мер являются излечение или улучшение психического состояния указанных лиц, а также предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний.

Принудительные меры медицинского характера не связаны с реакцией государства на преступление в какой-либо из форм уголовно-правового воздействия или с реализацией уголовной ответственности, не являются они разновидностью уголовного наказания или иной мерой уголовно-правового характера, которая согласно ст. 2,6 и 7 УК должна применяться «за совершение преступления». В отличие от таких мер, имеющих карательную сущность и применяемых к лицам, совершившим преступление, за его совершение, в соответствии с характером и степенью его общественной опасности и в целях восстановления социальной справедливости (ст. 43), принудительные меры медицинского характера не обладают ни одним из этих признаков.

Эти меры имеют комплексный характер, они сочетают в себе медицинский и юридический компоненты. Применяются они к лицам, которые страдают психическим расстройствами и нуждаются в соответствующем психиатрическом лечении и проведении различных реабилитационных мероприятий (медицинский компонент), которые совершили запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, представляют опасность для себя или других лиц и потому нуждаются в минимально необходимом принуждении и определенном, порой существенном, ограничении прав и свобод (юридический компонент). Принудительные меры медицинского характера правильнее было бы так и именовать: «медицинские меры безопасности в уголовном праве» или «медицинские меры уголовно-правового характера».

Применяются такие меры строго при наличии законных оснований в рамках уголовного процесса по решению суда при наличии заключения независимой комиссии врачей-психиатров. Эти меры обеспечиваются государственным принуждением и применяются к совершившим общественно опасное деяние лицам вместо уголовной ответственности и (или) наказания либо наряду с ними.

Своеобразие рассматриваемых мер проявляется и в их содержании, характерными признаками которого являются следующие:

• их применение предполагает создание условий, обеспечивающих безопасность больного для окружающих и его самого в период лечения;
• они осуществляются в порядке правового принуждения, т.е. на основании законного и обоснованного решения суда и независимо от желания лиц, к которым они применяются, и их законных представителей;
• их применение (выбор, продолжение, изменение, прекращение) основывается на оценке тяжести и глубины психического расстройства и наличия общественной опасности лица, а также прогнозе их развития;
• принудительный характер данных мер обусловливает исключительную компетенцию суда по их назначению, продолжению, изменению, прекращению; при этом психолого-психиатрические экспертные заключения не являются обязательными для суда и оцениваются по общим правилам оценки доказательств в совокупности с другими доказательствами, характеризующими личность и поведение лица именно с точки зрения его опасности для других лиц и себя самого;
• важнейшим принципом применения рассматриваемых мер является минимально необходимая достаточность принуждения в отношении больного, к которому они применяются, и возможно более тактичное и бережное отношение к его личности.

Таким образом, речь идет о самостоятельном и своеобразном комплексном медико-правовом институте, построенном вокруг принудительного применения в необходимых случаях мер лечебно-реабилитационного характера, основания и пределы применения которых предусмотрены уголовным законом, процедура применения — уголовно-процессуальным, а порядок исполнения — уголовно-исполнительным законодательством РФ и иными федеральными законами.

Основания применения принудительных мер медицинского характера.

В ч. 1 ст. 97 указаны три категории лиц, которым судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера:

• Во-первых, это лица, совершившие запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости. Такие лица в силу расстройства психики не способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, поэтому они не подлежат уголовной ответственности (ст. 21 УК). Привлечение к уголовной ответственности и применение наказания к подобным лицам бессмысленно, нецелесообразно и несправедливо. Более того, это недопустимо, так как означало бы привлечение к ответственности без вины.
• Во-вторых, это лица, у которых после совершения преступления (до суда, во время судебного разбирательства либо в период исполнения наказания) наступило психическое расстройство, лишающее их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими и делающее невозможным назначение или исполнение им наказания. Такие лица освобождаются судом от наказания либо от дальнейшего его отбывания (ч. I ст. 81 УК), в случае выздоровления они могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и 83 УК.
• В-третьих, это лица, совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Речь идет об относительно неглубоких психических расстройствах, ограничивающих способность субъекта преступления понимать характер и значение своих действий или руководить ими (ст. 22 УК). Принудительное лечение в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99 УК) применяется к таким лицам наряду с уголовным наказанием.

Всех перечисленных лиц объединяет то, что они: а) страдают психическим расстройством, б) совершили запрещенное законом общественно опасное деяние и в) признаны нуждающимися в психиатрическом лечении. Однако наличие этих признаков не означает, что указанные категории лиц подлежат обязательному принудительному лечению. Принудительные меры медицинского характера указанным категориям лиц назначаются только в случаях, когда их психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК).

В каждом конкретном случае основание применения принудительных мер медицинского характера складывается из совокупности указанных в законе условий:

• лицо относится к одной из указанных в ч. 1 ст. 97 УК категорий (оно страдает психическим расстройством, совершило запрещенное законом общественно опасное деяние и признано нуждающимся в психиатрическом лечении);
• это лицо представляет социальную опасность (для себя или для других лиц).

Целями применения принудительных мер медицинского характера является излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК, или такое улучшение их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность, а также предупреждение совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК (ст. 98 УК).

Сказанное выше подтвердил ЛВС РФ в постановлении № 6: «принудительные меры медицинского характера являются мерами уголовно-правового характера и применяются только к лицам, совершившим предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, а также к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, и лишь при условии, когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (части 1 и 2 статьи 97 УК РФ). При этом цели применения принудительных мер медицинского характера отличаются от целей применения наказания и в силу статьи 98 УК РФ заключаются в излечении или улучшении психического состояния указанных лиц, а также предупреждении совершения ими новых предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний».

Цель излечения предполагает полное выздоровление лица как результат применения к нему правильно назначенных принудительных мер медицинского характера (например, помещения в стационар с определенным видом режима, применения к нему медикаментозной терапии, психо- и трудотерапии, а также иных мер, направленных на восстановление его психического здоровья и социальную реабилитацию). В тех нередких случаях, когда полное излечение упомянутых лиц невозможно, достаточным признается достижение хотя бы цели стойкого «улучшения психического состояния» этих лиц, как минимум делающее их безопасными для себя и других лиц.

Цель предупреждения новых общественно опасных деяний со стороны лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК, означает достижение в результате применения принудительных мер медицинского характера такого состояния больного, при котором он перестает быть общественно опасным как для себя, так и для других лиц. Средствами реализации этой цели являются различные организационно-профилактические и лечебно-реабилитационные меры в отношении таких лиц в виде изоляции их от общества, установления режимных ограничений, применения необходимых медицинских средств и методов.

В случаях, когда имеются объективные данные, свидетельствующие о том, что рассматриваемая цель достигнута, применение к нему указанных принудительных медицинских мер должно быть прекращено. При необходимости к лицу могут быть применены общие меры психиатрической помощи в соответствии с законодательством о здравоохранении.

Лицам, указанным в ст. 97 УК, суд может назначить принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра либо в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением (ч. 1 ст. 99 УК).

Закон предусматривает исчерпывающий перечень видов принудительных мер медицинского характера и типов медицинских учреждений, оказывающих психиатрическую помощь указанным лицам. В основе перечня — представления специалистов (комиссии врачей-психиатров и суда) о характере и интенсивности лечения лица, страдающего психическим расстройством, и степени ограничений, необходимых для обеспечения реализации целей, предусмотренных в ст. 98 УК. Виды принудительных мер различаются режимом содержания больных и интенсивностью осуществляемого за ними надзора.

При выборе вила принудительной меры медицинского характера, подлежащей применению, суд руководствуется указанными в законе медицинским (психическое состояние больного) и социальным (степень его социальной опасности) критериями: чем хуже первое и выше второе — тем выше степень необходимых ограничений и интенсивность лечебно-реабилитационных мероприятий. Основанием судебного решения являются достоверные данные, свидетельствующие о характере и степени общественной опасности лица (в частности, особенности совершенного общественно опасного деяния, способы, мотивы, последствия его совершения, поведение лица до, во время и после его совершения), а также оценка психического расстройства и прогнозе его развития, выраженных в заключении комиссии врачей-психиатров.

Вид принудительной меры медицинского характера избирается судом с учетом положений ч. 2 ст. 99, ст. 100 и 101 УК. При определении вида такой меры в отношении лиц, указанных в пп. «а», «б» ч. 1 ст. 97 УК, судам следует учитывать характер и степень психического расстройства, опасность лица для себя и других лиц или возможность причинения им иного существенного вреда.

Суду надлежит мотивировать принятое решение па основе оценки заключения эксперта (экспертов) о психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и других собранных по делу доказательств (п. 4 постановления ПВС РФ №6).

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар (ст. 100 УК). Решая вопрос о назначении конкретному лицу именно данной меры, суд должен исходить из того, что этот вид принудительных мер медицинского характера применяется в случаях, когда лицо не нуждается в специальных условиях для лечения, в постоянном уходе и содержании в стационарных условиях, и представляет минимальную опасность для себя или окружающих.

Применение этой меры предполагает систематическое наблюдение за психическим состоянием пациента путем его регулярных осмотров врачом-психиатром; проведение необходимого лечения, реабилитационных мер и оказание социальной помощи по месту жительства больного или по месту отбывания наказания. Сущность этой меры и ее основное преимущество по сравнению с принудительным лечением в стационаре состоит в возможности сохранения привычного для больного образа жизни, продолжения работы, если для этого нет противопоказаний, выполнения гражданских, семейных и прочих обязанностей, сохранения контактов с близкими.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено судом также лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости. В этом случае лечение назначается осужденному наряду с наказанием и применяется в процессе его исполнения (ч. 2 ст. 99 УК). Помещение больного в психиатрический стационар исключает возможность исполнения назначенного ему наказания, поэтому их совместное применение законом не предусматривается.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре (ч. 1 ст. 101 УК). Закон предусматривает три варианта принудительного лечения в психиатрических стационарах: в стационарах общего типа, специализированных и специализированных с интенсивным наблюдением. Выбирая тип стационара, суд должен руководствоваться принципом необходимости и достаточности назначаемой меры для реализации показанных больному лечебно-реабилитационных мероприятий и предотвращения новых опасных действий со стороны больного при соблюдении его прав и законных интересов.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения (ч. 2 ст. 101 УК). К числу таковых относятся, в частности: лица, сохраняющие вероятность повторения общественно опасного деяния при общем благоприятном терапевтическом прогнозе и отсутствии тенденции к совершению новых общественно опасных деяний и нарушениям больничного режима; а также лица с психическими расстройствами, переведенные с амбулаторного принудительного лечения или из психиатрических стационаров специализированного типа. Состояние такого больного допускает возможность его содержания без специальных мер безопасности, в условиях свободного стационарного режима.

Психиатрический стационар общего типа представляет собой отделение психиатрической больницы или другого аналогичного учреждения, оказывающего стационарную психиатрическую помощь, для которого проведение принудительного лечения не является основной функцией.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения (ч. 3 ст. 101 УК). В специализированных психиатрических стационарах (больницах, отделениях, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 101 УК), в отличие от стационаров общего типа, содержатся исключительно больные, направленные на принудительное лечение и, следовательно, представляющие значительную общественную опасность. В связи с этим в отношении таких больных возникает необходимость постоянного (непрерывного) наблюдения, которое обеспечивается дополнительным медицинским персоналом и специальной организацией охраны.

В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 101 УК в психиатрический стационар специализированного типа, а также специализированного типа с интенсивным наблюдением помешаются лишь лица, по своему психическому состоянию соответственно требующие постоянного наблюдения либо представляющие особую опасность для себя или других лиц и требующие постоянного и интенсивного наблюдения (п. 4 постановления ПВС РФ № 6).

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения (ч. 4 ст. 101 УК). Данную принудительную меру медицинского характера рекомендовано применять преимущественно к лицам с хроническими психическими расстройствами или слабоумием, обнаруживающим тенденцию к совершению повторных тяжких или особо тяжких общественно опасных деяний и грубых нарушений больничного режима, включая нападения на персонал, неоднократные попытки побега и т.п., а также переведенным из психиатрических стационаров общего или специализированного типа.

Несовершеннолетние, не достигшие 16-летнего возраста, в психиатрические стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением не направляются.

Как и назначение принудительных мер медицинского характера, вопросы их продления, изменения и прекращения осуществляются только судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 1 ст. 102 УК).

При назначении принудительных мер суд не устанавливает их продолжительность, поскольку невозможно заранее определить срок, необходимый для излечения или улучшения состояния здоровья пациента. Указывается лишь вид принудительной меры. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для определения его психического состояния и решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения. Освидетельствование может быть проведено также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника, которое подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования.

По истечении шести месяцев и отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента его начала, в последующем — ежегодно (ч. 2 ст. 102 УК). Такая специальная процедура предусмотрена законом в связи с существенными ограничениями прав и свобод граждан в ходе применения принудительных мер медицинского характера и необходимостью гарантировать их обоснованное применение и разумную достаточность.

Изменение или прекращение применения принудительной медицинской меры осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 102 УК).

Например, если в психическом состоянии лица, в отношении которого назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, произошли изменения, связанные с необходимостью помещения такого липа в психиатрический стационар для принудительного лечения (он стал представлять повышенную опасность для себя или других лиц), суд вправе изменить вид принудительной меры медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст. 99 УК, когда имеются данные о том, что характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре (п. 29 постановления ПВС РФ №6).

Основанием прекращения принудительного лечения является отпадение необходимости в ее применении, означающее отсутствие общего основания, указанного в ст. 97 УК, и достижение целей, предусмотренных ст. 98 УК: выздоровление больного или такое изменение его психического состояния, при котором отпадает необходимость лечения в принудительном порядке.

В случаях когда вследствие изменения психического состояния лица отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера, появляется основание для изменения ранее назначенной меры и ее замены иной, более строгой или более мягкой, с иным «набором» принудительно-профилактических и лечебно-реабилитационных средств и мероприятий. Замена ранее назначенной принудительной меры медицинского характера осуществляется на основании признаков, указанных в ст. 100 и 101 УК.

Заключение комиссии врачей-психиатров, как и представление администрации лечащего учреждения, не имеют для суда обязательного значения и подлежат проверке и оценке в судебном заседании. Суд вправе и не согласиться с выводами врачебной комиссии и администрации лечебного учреждения и принять решение вопреки их рекомендациям.

В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 4 ст. 102 УК).

Больной, в отношении которого определением суда прекращено применение принудительных мер медицинского характера, при наличии медицинских показаний может быть в соответствии с Законом о психиатрической помощи оставлен для продолжения лечения на общих основаниях в том же или ином психиатрическом стационаре (кроме стационаров специализированного типа и специализированного типа с интенсивным наблюдением) или поставлен под наблюдение психоневрологического диспансера (диспансерного отделения, кабинета).

Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера. В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления (ч. 1 и 4 ст. 81 УК), при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся влечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99 УК). Данная мера должна исполняться по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказания — в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь (ч. 1 ст. 104 УК).

При изменении психического состояния осужденного в сторону ухудшения настолько, что возникает необходимость в его стационарном лечении (ч. 1 ст. 101 УК), помещение его в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством о здравоохранении, т.е. в обычном порядке (ч. 2 ст. 104 УК). Несмотря на сходство условий, лежащих в основании данной меры и в основании иных принудительных мер, предусмотренных в ст. 101 УК, здесь идет речь о стационарном лечении, которое не носит характера принудительной меры; основание, цели и содержание ее применения не влекут необходимости освобождения лица от наказания, отбывание наказания не прерывается, время пребывания в стационаре засчитывается в его срок из расчета, предусмотренного ст. 103 УК. Осужденные к наказанию в виде лишения свободы помещаются в стационарные лечебные учреждения мест лишения свободы, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, — в психиатрические стационары органов управления здравоохранением.

Время пребывания в указанных учреждениях засчитывается в срок отбывания наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 3 ст. 104 УК).

В случаях выздоровления осужденного, которому было назначено принудительное лечение, соединенное с исполнением наказания, или такого улучшения его психического состояния, при котором отпадает необходимость в дальнейшем его принудительном лечении, суд прекращает применение принудительной медицинской меры по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 4 ст. 104 УК). Изменение или продление применения такой принудительной меры, предусмотренное в отношении иных принудительных мер медицинского характера (ст. 102 УК), в отношении данной меры законом не предусмотрено.

Для прекращения принудительного лечения, назначенного в соответствии со ст. 104 УК, требуется отпадение основания, в соответствии с которым оно было назначено (ч. 4 ст. 104 УК); само по себе окончание исполнения наказания, с которым соединено принудительное лечение (в том числе в связи с амнистией или помилованием), не влечет его автоматического прекращения.

темы

документ Принудительное исполнение
документ Принудительное лечение
документ Принудительные меры медицинского характера
документ Принудительные работы
документ Принудительный суд

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Дефолт в России в 2020 году
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Девальвация рубля в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2020 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2020 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году


©2009-2020 Центр управления финансами.