Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Полезные статьи » Практика как способ отношения человека к миру

Практика как способ отношения человека к миру



Практика как способ отношения человека к миру

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Практика как чувственно-предметная деятельность
  • Практика как основа познания и критерий истины

    Практика как чувственно-предметная деятельность

    Понятие практики. Человеческая деятельность — единственно возможный способ существования и развития социальной действительности. Исходным отношением человека к миру является не пассивная рецепция (восприятие энергии раздражителей), а практическое преобразование предметной среды, объективной реальности. «История — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека».

    Практика (от греч. praktikos — деятельный, активный) — материальная, чувственно-предметная, целеполагающая деятельность человека, направленная на освоение и преобразование природных и социальных объектов и составляющая основу развития общества и познания. Она многогранна, богата по содержанию и имеет различные уровни.

    В широком смысле слова под практикой подразумевают все виды чувственно-предметной деятельности человека: производственную, педагогическую, художественную, административную, политическую, военную, техническую и др. Основными же формами практической деятельности людей являются материальное производство и социально-преобразующая деятельность масс, направленная на изменение общественных отношений.

    Современный уровень практической деятельности — это результат всемирной истории, выражающий многообразные взаимоотношения людей с природой и друг с другом в процессе общественного производства и воспроизводства своей жизни. Будучи основным способом общественного бытия и бытия человека, формой его самоутверждения в мире, практика выступает как сложная система действий, направленных на преобразование природной среды и социальной действительности в соответствии с целями, интересами и потребностями человечества.

    Проблема практики имеет фундаментальное значение в материалистической философии. Ни идеализм, ни метафизическая философия не смогли верно, подойти к проблеме практики, ибо они неправильно представляли сущность субъекта, его взаимодействие с объектом.

    С позиций же диалектико-материалистического понимания истории практика является тем процессом, в ходе которого человек познает и преобразовывает мир, реализуя, объективируя, опрометчивая свои собственные замыслы и идеалы, т.е. превращает идеальное в материальное. Вся субъективная чувственно-предметная деятельность людей, общественно-историческая практика обусловлена объективными потребностями общественного развития, что служит главным критерием ее эффективности, ценности и результативности. Ход истории закономерен, но не фатален. Он имеет деятельностно-закономерный характер, есть история человека, результат его деятельности. Обстоятельства, определяющие жизнь людей, изменяются именно людьми.

    Принимая активную, предметно-практическую нацеленность на мир в качестве исходной, фундаментальной позиции человека, диалектико-материалистическая философия выводит все остальные сущностные характеристики человека как вытекающие из этой позиции. Познавательно-теоретические, ценностные отношения являются производными от практики, ею порождаются исторически и через нее находят свое рациональное объяснение. «Общественная жизнь является по существу практической. Все мистерии, которые уводят теорию в мистицизм, находят свое рациональное разрешение в человеческой практике и в понимании этой практики». Категория практики служит ключевым понятием в объяснении, как человеческой истории, так и процесса познания.

    Существеннейшей и ближайшей основой человеческого познания является его практическая деятельность. Включение практики в теорию познания есть величайшее достижение философской мысли. Объективность содержания нашего мышления, соответствие законов мышления законам бытия проверяются в практическом взаимодействии человека и природы.

    Практика определяет, что именно нужно человеку, какую цель он должен преследовать в процессе познания предмета, какая сторона в предмете должна быть изучена в первую очередь и т.д.

    Практика имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности. Достоинство всеобщности состоит в том, что в ней и на ее основе объективный мир раскрывается человеку в своих всеобщих определениях, отражаемых философскими категориями как ступенями познания, узловыми пунктами, помогающими познавать природу и овладевать ею.

    Великое достижение научной, материалистической философии состоит в том, что в ней раскрыта действительная связь всеобщего как предметной области философского знания с человеком, с его общественно-трудовой активностью. Способ теоретического понимания развития оказался неразрывно сопряженным со способом практического действия. Односторонность спекулятивного онтологизма и абстрактного гносеологизма (подходов, которые остаются в границах созерцательной философской позиции) полностью преодолевается, когда за исходное отношение к окружающему миру берется материально-преобразующая деятельность, практика, на основе которой и развертывается диалектика объективного и субъективного, материального и идеального, природного и социального.

    Диалектика объективного и субъективного. Практика заключает в себе глубокую диалектику объективного и субъективного, материального и идеального. Она как бы демонстрирует человеку, что в процессе своей жизнедеятельности он не может делать все, что хочет, а должен, вынужден подчиниться объективным законам. Однако практика — это не только способ обнаружения объективного, она одновременно несет в себе и субъективный элемент. Только на практике мы обнаруживаем, на что Мы способны. А способности и возможности человека во многом определяются уровнем общественного развития. Человек может проникнуть в природу, освоить ее лишь в той мере, в какой это позволяют ему орудия труда, техника и технология, вся система материальных посредников. Это значит, что невозможно понять сущность практики вне социально-исторического контекста, без учета ее социокультурной детерминации.

    Практика есть опредмеченная-субъективность, которая на каждой данной ступени развития цивилизации всегда вполне определенна и ограниченна. Это значит, что и практика всегда исторически ограниченна, ибо она зависит от тех возможностей субъекта, которыми он располагает в каждый конкретный отрезок времени.

    В практике различают две стороны — объективную и субъективную. Она есть их единство, есть единство субъекта и объекта в движении, во взаимодействии, причем активным началом является человек, стремящийся на деле реализовать свои цели, преобразовывающий своей деятельностью внешний мир. Практика имеет значение объективно реального, т.е. материального, процесса и представляет собой факт материальной действительности. Только в сфере практики осуществляется весь процесс человеческой жизни; вне практики она была бы просто невозможна.

    Необходимой и первейшей предпосылкой познания является жизнь. Будучи субъектом познания, человек, есть, прежде всего, живое, материальное, с необходимостью практически действующее существо. Сама познавательная деятельность человека есть один из моментов всей его жизнедеятельности, его практики. Значит, именно в сфере практики человек вступает в контакт с окружающей действительностью, на практике получает те или иные чувственные восприятия объективного мира и в практической деятельности должен вступать с вещами во все новые и новые отношения, как бы поворачивая их к себе все новыми сторонами, обнаруживая все новые их свойства и связи.

    Итак, практика — это процесс, человеческая деятельность, и поэтому она представляет собой общественное явление. Практическая деятельность ведет к изменению объективного мира. Значит, взятая в целом, она является материальным процессом и протекает в полном соответствии с законами материального мира.

    Однако практика имеет и свою специфику в отличие от других материальных процессов. Она включает в себя и субъективную сторону. Ее сущность — в единстве объективного и субъективного. Воздействуя на объективный мир, человек всегда исходит из своих целей, в которых выражаются его потребности и интересы, в практической деятельности он реализует свои планы. Поэтому практика — не инстинктивная, а сознательная деятельность, в которой проявляются не только материальные, но и духовные потенции человека. В практике актуализируются активная роль человеческого познания, его планы и прогнозы.

    Признание субъективной стороны практики, ее диалектически противоречивого характера отличает материализм диалектический от метафизического, который не видит глубокого своеобразия практики по сравнению с другими материальными процессами, ее преобразующей роли в природной и социальной действительности. 

    Хрестоматийное извлечение



    Карл Маркс

    Тезисы о Фейербахе

    «Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховской — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или  в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась \ идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не  знает действительной, чувственной деятельности как таковой. Фейербах хочет иметь дело с чувственными объектами, действительно  отличными от мысленных объектов, но самоё человеческую деятельность он берет не как предметную деятельность. Поэтому в «Сущности христианства» он рассматривает, как истинно человеческую, только теоретическую деятельность, тогда как практика берется и фиксируется только в грязно торгашеской форме ее проявления. Он не понимает, поэтому значения «революционной», «практически-критической» деятельности.

    Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной; истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос.

    Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания, — это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан. Оно неизбежно, поэтому приходит к тому, что делит общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта Оуэна).

    Совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика.

    Фейербах исходит из факта религиозного самоотчуждения, из удвоения мира на религиозный, воображаемый мир и действительный мир. И он занят тем, что сводит религиозный мир к его земной основе. Он не замечает, что после выполнения этой работы главное это остается еще не сделанным. А именно, то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностью и само противоречивостью этой земной основы. Следовательно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своем противоречии, а затем практически революционизирована путем устранения этого противоречия. Следовательно, после того как, например, в земной семье найдена разгадка тайны святого семейства, земная семья должна сама быть подвергнута теоретической критике и практически революционно преобразована.

    Недовольный абстрактным мышлением, Фейербах апеллирует к чувственному созерцанию; но он рассматривает чувственность не как практическую, человечески-чувственную деятельность.

    Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности. Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений.

    Фейербах, который не занимается критикой этой действительной сущности, оказывается, поэтому вынужденным:

    1)      абстрагироваться от хода истории, рассматривать религиозное чувство обособленно и предположить абстрактного — изолированного — человеческого индивида;

    2)      поэтому у него человеческая сущность может рассматриваться только как «род», как внутренняя, немая всеобщность, связующая множество индивидов только природными узами.

    7.  Поэтому Фейербах не видит, что «религиозное чувство» само есть общественный продукт и что абстрактный индивид, подвергаемый им анализу, в действительности принадлежит к определенной общественной форме.

    8. Общественная жизнь является по существу практической. Все мистерии, которые уводят теорию в мистицизм, находят свое рациональное разрешение в человеческой практике и в понимании этой практики.

    Самое большее, чего достигает созерцательный материализм, т.е. материализм, который понимает чувственность не как практическую деятельность, это — созерцание им отдельных индивидов в «гражданском обществе».

    9. Точка зрения старого материализма есть «гражданское» общество; точка зрения нового материализма есть человеческое общество, или обобществившееся человечество.

    10. Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

    Виды практической деятельности. Практика есть взаимодействие и взаимообусловленное изменение субъекта и объекта. С одной стороны, имеет место освоение природы людьми, а с другой — материальные человеческие отношения.

    Первый вид практической деятельности принято называть производственной, второй — общественно-исторической (социально-исторической).

    Производственная практика — это активная предметная деятельность не только человека, но и социальных групп, общества, которая приводит к изменению средств и предметов труда, преобразованию внешнего мира и развитию самого человека. Трудовая деятельность всегда целесообразна. Взятая в целом, она имеет характер материального процесса особого рода, преобразует не только окружающую действительность, но и человека, формирует и удовлетворяет его потребности.

    В отличие от животного, человек в процессе труда не только изменяет природный материал, но и осуществляет свою сознательную цель, которая «как закон определяет способ и характер его действий» и которой «он подчиняет свою волю». Такой формой взаимодействия человека с внешним миром является материальное производство.

    Говоря о материальном производстве как об основном, определяющем виде практики, необходимо отметить три важнейшие стороны, черты производственной деятельности. Во-первых, она генетически является первичной по отношению к сознанию и всем другим формам общественной деятельности. Во-вторых, производственная деятельность на любой ступени ее развития выступает как определяющая по отношению к сознанию и всем другим формам деятельности: умственной, политической, религиозной и т.д. В-третьих, производственная деятельность является чувственно-предметной, она осуществляется по объективным законам, не проходящим через сознание, Наоборот, сознание, формируясь на основе материальной производственной деятельности, становится ее необходимым моментом, оказывает на нее активное направляющее и регулирующее влияние. В этом проявляется идеальная, субъективная сторона материальной производственной деятельности. Но сознание способно направлять и регулировать материальное производство лишь в той мере, в какой оно более или менее верно отражает его объективные законы. Отклонения от этих законов, т.е. действия, противоречащие им, делают невозможным осуществление производственного процесса.

    Функционирование и развитие общества конкретно обнаруживается в виде общественно-исторической жизнедеятельности сменяющих друг друга поколений людей. Практика в этой связи представляет собой материальное, чувственно-предметное взаимодействие субъекта и объекта. Активной стороной этого взаимодействия выступает субъект, т.е. человек или группа людей, обладающих сознанием и волей, способностью к познавательной, оценивающей и преобразующей деятельности.

    Практическая деятельность субъекта, направленная на созидание или преобразование объекта (предметного мира), всегда протекает в определенных объективных условиях и социальной среде. Такое положение характерно и для жизни общества в целом, и для каждой его сферы в отдельности — социально-политической, экономической, технологической, правовой, эстетической, этической, религиозной и др.

    Субъект практической деятельности вынужден постоянно считаться с окружающей средой, объективными условиями его жизни. Без этого все его устремления, направленные на созидание и преобразование  окружающего предметного мира — природного и социального, — могут оказаться бесплодными, безуспешными, т.е. могут лишиться своей важнейшей черты — продуктивности.

    Как бы ни была велика зависимость людей от объективных обстоятельств, закономерного хода общественного развития, они не являются простым орудием исторической необходимости. Люди — сознательные существа и в рамках, предписываемых объективными обстоятельствами, сами выбирают линию своего поведения. Причем они не могут не выбирать, так как историческая необходимость всегда обнаруживает себя в виде различных возможностей, из которых в жизнь претворяются немногие, остальные же после совершенного людьми выбора так и остаются нереализованными. Именно эта неизбежность выбора людьми одной из реальных возможностей говорит о том, что законы функционирования и развития общества не есть нечто потустороннее, извне привнесенное в жизнь людей, а представляют собой объективные законы их собственной деятельности, общественной практики.

    Социальная философия далека от того, чтобы пассивно взирать на течение исторических событий. Она призвана теоретически обосновать передовым силам общества их перспективы в революционно-практической деятельности. Непреходящая ценность философии для революционных движений в том и состоит, что она служит теоретическим источником для выработки строго научной программы действий. Творческое усвоение фундаментальных положений научной теории способствует предотвращению авантюристских забеганий (если условия для демократических или других социальных преобразований еще не созрели) и правильной ориентировке на активное социальное творчество (когда сложились, созрели объективные предпосылки для прихода передовых сил общества к власти).

    Решая задачу преобразования общества на научных началах, народ выступает подлинным творцом истории. Инициируя обновления общества, авангард народа тем самым возлагает на себя и ответственность за историческую судьбу всего человечества. Так, идея детерминизма, обусловливая необходимость человеческих поступков, не умаляет ни значения разума, ни совести человека, ни оценки его действий. Совсем напротив, только при таком подходе и возможна строгая и правильная оценка, как самих событий, так и их движущих сил, людей, социальных групп, классов; идея исторической необходимости не подрывает роли личности, ибо история вся слагается именно из действий личностей, в том числе и выдающихся.

    В современных условиях понимание того, что нет неотвратимых, фатально предопределенных законов развития человечества, что реализация этих законов в большей степени зависит от сознания и воли людей, позволяет избавиться от утопических иллюзий, будто бы прогресс общества представляет собой сплошное беспрепятственное шествие к высшим ступеням без серьезных потрясений, временных заминок, перестроек, отступлений и поворотов. Социально-экономические прогнозы, теории не реализуются сами по себе, а недостатки, просчеты не исчезают по мановению волшебной палочки. В процессе социальных преобразований недопустимы любые попытки забегания вперед, внедрение несозревших решений без учета уровня материальной и духовной зрелости общества. Социальная практика сегодня подтверждает правильность этих теоретических положений. Научное решение проблемы соотношения субъекта, сознательной деятельности и объективной закономерности, субъективного и объективного факторов, свободы и необходимости не имеет ничего общего с созерцательностью, некомпетентностью, забеганием вперед отдельных личностей и целых партий. Оно прямо противоположно и фатализму, изображающему необходимость в виде фатума (роковой, неотвратимой силы), и волюнтаризму, абсолютизирующему роль субъективного фактора в. истории, превращающему человека в богоподобного творца действительности.

    Только благодаря научному решению вопроса о соотношении теории и общественно-исторической практики можно найти основания для преодоления реальных трудностей на пути социального прогресса.

    Наряду с производственной и социальной существует такая форма материальной деятельности людей, как научный эксперимент. Социальное значение этого вида практики увеличивается по мере развития науки. Последняя, превращаясь в непосредственную производительную силу, начинает оказывать возрастающее влияние на все стороны жизни общества.

    В современной науке эксперимент представляет собой сложнейшую по своей структуре и содержанию деятельность. К эксперименту предъявляются определенные требования. Он должен быть воспроизводимым; факторы имеющие значимый смысл в ходе эксперимента, должны быть известны, учтены и проявлять себя однозначно; эксперимент изолирует исследуемое явление таким образом, что полностью исчерпывает порождающие рассматриваемый эффект  причины; в естественнонаучных экспериментальных  исследованиях должна существовать возможность измерения соответствующих величин.

    Экспериментируя, ученый исходит из сложившихся  у него представлений о сущности исследуемого явления. Эти представления и кладутся в основу схемы эксперимента. Само явление воссоздается в нем с целью последующего наблюдения за ним и обнаружения  того, насколько действительные события подтверждают наши представления об этом явлении или противоречат им. Таким образом, эксперимент включает в себя единство двух моментов: логического и эмпирического, но в целом к ним не сводится.    

    С одной стороны, эксперимент есть явление при  роды, поскольку он имеет место в действительности и протекает по законам природы, но с другой — это своеобразное явление природы, воспроизведенное исследователем с целью проверки и совершенствования знаний. Само протекание эксперимента отличается от явления, протекающего в естественных природных условиях. Дело в том, что явление в эксперименте, согласно замыслу исследователя, воспроизводится в нарочито измененных условиях. Выбор условий определяется стремлением получить ответ на возникший в ходе исследования вопрос. В некоторых случаях явление в эксперименте даже не имеет прецедента в самой природе (например, эксперимент с полетом живых существ в космос).

    В целом эксперимент представляет собой конкретный специализированный вид практической деятельности человека. Вместе с тем было бы неверно сводить всю практику человека к экспериментированию, ибо практика имеет, прежде всего, самостоятельное значение. Она первична по отношению к знанию, тогда как эксперимент подчинен познавательным целям. Более того, есть сферы деятельности людей (мыслительная деятельность, сознание, психика), где эксперимент просто неосуществим.

    Всякий эксперимент возникает как материализация гипотезы. Экспериментатор ищет способ овеществить идею гипотезы и таким образом сделать ее конкретно-чувственной, что не всегда удается. В XX в. требования к эксперименту обнаружили свою относительность из-за сверх сложности исследуемых явлений, их уникальности (ядерная физика, космос). Усложнилась экспериментальная техника, что породило относительно самостоятельный вид практики — техническую деятельность. Она связана с наличием в распоряжении людей особого посредствующего звена — техники. Сегодня масштабы технической деятельности людей настолько возросли, что она выступает как относительно самостоятельная сфера общественного производства.

    Практика как основа познания и критерий истины

    Практика и познание. Практика, будучи видом материальной деятельности, есть целенаправленный процесс преобразования действительности по заранее разработанной идеальной модели, включающей в свое содержание конкретные цели как предполагаемые результаты предстоящих действий. Умение создавать идеальные модели — это существенное преимущество человека. «...Пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей — архитекторов, — писал К. Маркс в «Капитале». — Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде, чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально».

    Как целенаправленная деятельность, практика становится основой человеческого познания, стремление к которому возникает вместе с развитием способностей человека к труду. Усложнение его жизнедеятельности з в возрастающей степени требует знаний обо всех областях  действительности, изменяемых им в процессе удовлетворения своих материальных и духовных потребностей.  Вместе с тем практика — это также и цель познания. Ведь речь идет не о познании самом по себе, не о 1 познании ради самого познания, а о «добывании» знаний, необходимых людям для того, чтобы руководствоваться ими в практической деятельности в противоречивом и сложном мире.        

    Философская система, не включающая в качестве  существенной составной части познания практическую деятельность человека, остается созерцательной, ее главный недостаток в том, что предмет, действительность берется лишь в форме объекта или в форме созерцания. Человек же познает действительность, практически изменяя ее.    

    Воздействуя на природу,     преобразуя         ее,     человек сначала стихийно, а потом все более осознанно организует свою деятельность в соответствии с объективными закономерностями природы, приходя, в конечном счете, к необходимости их специального научного  исследования отдельно от своей непосредственной практической деятельности. Но это отделение имеет относительный характер.

    Практика человека имеет для него реальное значение, которое, в конечном счете, и есть звено, служащее исходной основой внутреннего единства практики и познания и определяющее характер и направленность их развития и взаимодействия.

    Отказ от объективно реального значения практики неизбежно разрывает ее внутреннюю связь с научным познанием. Верно и обратное: обособляя и жестко разграничивая познание и практику, мы тем самым фактически лишаем их объективно реального значения и оказываемся не в состоянии дать последовательное научное объяснение процессов развития познания и конкретных форм его взаимодействия с развивающейся социальной практикой.

    Сказанное имеет прямое отношение и к научному эксперименту, сущность которого в том и состоит, что он является особой формой единства познания и практики, возникновение и развитие которой было социально обусловлено целым рядом факторов, в том числе и потребностями самой науки, необходимостью специализации исследовательской деятельности, без которой был бы невозможен прогресс, как науки, так и практики.

    Материально-практическая деятельность — это различные формы промышленного производства и обмена, организации и управления, потребления и воспроизводства физических сил человека, классовые битвы за улучшение экономических условий жизни и за власть. Наконец, в науке практика принимает форму научного эксперимента, начиная от лабораторного опыта и кончая запуском космических спутников.

    В чистом виде практика выступает в качестве основы, на которой воздвигается величественное здание человеческого познания. Именно практическая жизнь порождает потребность в знании законов природы и общества, в знании личности и ее внутреннего мира. Причем практика не только порождает потребность в знании, но и создает ту социальную атмосферу, в которой оно развивается, включая и аккумулирование прошлого опыта, и те технические возможности, без которых не было бы ни полетов спутников Земли, ни космического телевидения, ни полета человека на Луну.

    Таким образом, на основе развития практики возникает потребность в знании и его дальнейшем развитии. Во взаимодействии практики и познания непрерывно совершенствуются и знания, и материально-практическая деятельность людей, ставящая перед наукой все более и более сложные задачи и вооружающая познание совершенными техническими средствами: приборами, потоками энергии, средствами связи, вычислительными устройствами и т.п. — всем тем, без чего наше знание застыло бы на уровне прекрасных мифологических сказаний или всеобъемлющих умозрительных конструкций натурфилософии.

    Именно под непосредственным воздействием практики шло становление таких теоретических областей знания, как математика, астрономия, механика, раскрывая глубокие тайны природы и ставя на службу человеку все новые и новые вещества и источники энергии. Этот процесс, продолжаясь непрерывно, вылился в XX в. в научно-техническую революцию.

    Выступая в качестве основы познания и его цели, практика обусловливает сначала и до конца общественный характер познания как неизбежное следствие общественного характера труда, являющегося фундаментом самого бытия людей, их реального жизненного процесса.

    Раскрывая относительный момент истины, Энгельс показал, что то или иное теоретическое знание квалифицируется как абсолютно или же относительно истинное на основании действия практики как критерия. С одной стороны, практика — не только критерий истинности наших знаний, но и их основа, на которой созидается здание научных теорий. В «Диалектике природы» Ф. Энгельс подробно рассматривает зависимость развития астрономии, физики и других наук от уровня и потребностей развития практики. С другой стороны, в практике материализуются, опредмечиваются уже имеющиеся знания, ранее сделанные научные открытия. В этом смысле практика оказывается диалектическим синтезом противоположностей — предметной, объективной деятельности и субъективного, целевого познания ее человеком.

    Существенной стороной человеческой деятельности является ее опосредованный характер. Человек в процессе деятельности ставит между собой и объектом его воздействия особые, созданные им предметы. К ним в первую очередь относятся орудия труда. В познавательной деятельности такими «предметами» являются знание языка, символы, модели, чертежи, схемы и т.д. При этом оказывается, что между предметами-посредниками первого и второго рода имеются далеко идущие сходства. Языковые знаки, символы, модели и т.д. рассматриваются как своеобразные орудия познавательной деятельности.

    В познаваемых объектах человек выделяет те черты, которые являются существенными с точки зрения развивающейся общественной практики. Выделение этих черт возможно лишь при помощи предметов-посредников, несущих в себе социально-исторический опыт практической и познавательной деятельности. И это имеет место, начиная уже с ранних стадий психического развития личности. Овладевая социально функционирующим, созданным человеком предметом, ребенок начинает выделять в мире внешних предметов те черты и характеристики, которые существенны для его деятельности, посредством данного предмета. Иными словами, созданные человеком предметы выступают в качестве объективных, вне данного индивида существующих способов выражения социально выработанных познавательных норм, эталонов. Усвоение индивидом этих норм делает возможным их функционирование в качестве эталонов познания. Именно в ходе этого усвоения (а оно происходит в процессе практической деятельности с внешними предметами) и совершается становление предметности, объективности такой начальной формы познания, как восприятие.

    Опираясь на принципиальное положение о взаимосвязи познания и деятельности, можно утверждать,  перцептивные процессы формируются и развиваются как компоненты непосредственной практической деятельности. В свою очередь, обнаружение особенностей воспринимаемой ситуации является интегральным результатом этой деятельности в целом. Правильное соотношение субъективного и объективного з практике является ключом для решения многих философских вопросов.

    Практика выступает основой, критерием истинности знания именно потому, что она соединяет в себе объективную природу с преобразующей ее человеческой деятельностью. Именно эта настоящая, реальная практика и порождает человеческое знание, являющееся, несмотря на свою субъективную форму, объективным по своему источнику и содержанию, т.е. целенаправленно, творчески активно отражающим вещи, явления и процессы объективной реальности. Практика и делает отношение субъект — объект не субъективным, а объективным.

    В единстве субъекта и объекта в практике активной стороной выступает субъект, а определяющей — объект.

    Критерий истины. Выступая основой познания, практика предшествует ему и оказывает на него воздействие на всем протяжении его развития. Однако заряду с этим она играет особенную, исключительно важную роль в проверке истины. Практика является ее единственно объективным критерием. Вопрос об истинности нашего мышления в отрыве от практики становится схоластически бесплодным Для того чтобы убедиться в истинности наших знаний, мы должны на их основе совершить практические действия. И если результат наших действий совпадет с ожидаемым, то сомневаться в правильности теоретических предположений нет оснований Знания наши признаются истинными.

    Практика, как критерий истины выступает в раз личных видах, и различные области познания требу ют соответственно разных способов проверки. Одна из наиболее эффективных ее видов — активный эксперимент. В процессе активного эксперимента исследуемый процесс воспроизводится в относительно чистом виде, без привходящих компонентов и поэтому н< везде применим. Например, космогонические гипотезы в полном их объеме не могут быть проверены экспериментально, и на помощь приходит, так называв мое моделирование, широко применяемое в кибернетике, строительном деле, аэродинамике, физиологи других отраслях знания и основанное на структурных аналогиях между процессами в различных областях деятельности. Практическая проверка многих астрономических, медицинских и других гипотез и выводов осуществляется через активное наблюдение, имеющее избирательный характер. Возможности экспериментирования в астрономических исследованиях по явились только в последнее время, на базе достижений космонавтики.

    Особенно сложны экспериментальные проверки: в науках об обществе, потому что экспериментатор общественной жизни не может выделить какое-то одна» явление из связей с огромным количеством другие явлений и представить комплекс социальных действий, сам по себе составляющий новую, еще боле» сложную проблему. Что же касается нравственное аспекта социального экспериментирования, то человеческое общество — не подопытный кролик, с которым можно проводить эксперименты в различных на правлениях, хотя попытки и были.

    Проверка итогов исторических исследований осуществляется путем сопоставления с новыми, не учтенными ранее в процессе исследования фактически ми данными в вещественной форме (археологически» находки, обнаружение архивных документов эпохи, новое соотношение общественных сил, вооружений и т.д.). Критериальная проверка общественных теорий происходит через подтверждение жизнью научных прогнозов, реализуемых производственно-экономической и политической деятельностью прогрессивных общественных сил.

    Проверка через сопоставление следствий из теории с фактами (а точнее, с суждениями, фиксирующими очевидность фактов) имеет место не только в общественных, но и в других науках. Так, многие математические положения также проверяются через практическое применение вытекающих из них следствий в технике, экспериментальной практике других наук (например, физики, баллистики и т.д.). Практика здесь представляет собой проверку соответствия математических концепций свойствам действительности, хотя внутри самой математики способом доказательства истины является не практика, а применение логико-дедуктивного аппарата.

    Однако не следует отождествлять способ доказательства истины и ее проверку, поскольку способ доказательства в значительной мере входит в процесс формирования истины, а проверка истины, в конечном счете, всегда носит практический характер, независимо от того, практическим или логико-математическим является ее доказательство. Кроме того, сами логические средства доказательства имеют своей общей исходной основой многообразную практическую деятельность человечества и отражаемые в ней связи и отношения объектов. Поэтому ошибочны попытки субъективистского истолкования предвидения будущего как единственного критерия истины.

    Когда следствие из теории, сопоставляемое с фактами, выступает во временной последовательности, более или менее удаленной от настоящего времени, имеет место проверка через предвидение будущего, используемая в различных науках. Таковы предсказания точного местоположения планеты или кометы в астрономии, предвосхищение Д.И. Менделеевым открытия новых химических элементов и их свойств и т.д. Проверка через предвидение в определенном смысле может относиться и к прошлому времени, когда, например, удавалось предсказать особенности некоторых древних языков, которые лишь впоследствии могут быть изучены.

    Проверка истины практикой есть не автоматически стихийный, а сознательный процесс, который проходит тем более успешно, чем более критически люди расценивают свою практическую деятельность, используя данные ранее проверенной на практике теории. Так возникает гносеологическое взаимодействие теории и практики, истина проверяется через практику, взаимодействующую с теорией.

    Положение о практике как объективном критерии истины нельзя понимать в том смысле, что каждая научная теория должна непосредственно проверяться практикой, экспериментом. Научная теория считается доказанной и в том случае, если ее истинность подтверждается логическим доказательством, которое представляет собой обоснование истинности одних суждений при помощи других, ранее доказанных и проверенных общественной практикой. Это правомерно, ибо и здесь главную роль играет практика, но выступает она не непосредственно, а опосредованно.

    Так, в математике доказательство одной теории опирается на другую, которая, в свою очередь, обосновывается третьей и т.д. до тех пор, пока мы не дойдем, наконец, до так называемых первых оснований: аксиом, определений; очевидных фактов и т.д., т.е. положений, которые непосредственно подтверждаются практикой, Однако из этого не следует, что критерий практики дает нам «вечные» истины в последней инстанции, которые в дальнейшем не нуждаются в новой проверке и уточнении. Даже те положения, которые раньше были полностью подтверждены практикой, в дальнейшем должны подвергаться уточнению, конкретизации или коренному пересмотру с учетом новейших достижений общественной практики, экспериментальной техники и передовой науки. Было бы неправильно абсолютизировать роль практики как критерия истины, ибо процесс познания действительности может длиться бесконечно и практика призвана подтверждать относительную истинность полученных знаний, а не устанавливать метафизические абсолюты, «вечные» и «неизменные» истины.

    Критерий практики так же, как и само познание, имеет исторически относительный характер. Он содержит в себе как абсолютный, так и относительный моменты всех наших знаний. Момент абсолютности в практике как критерий истины состоит в том, что она, в конечном счете, выступает единственным критерием, при помощи которого мы отделяем правду от лжи, истину от заблуждения. Всякая истина, выдвигаемая исследователем, соответствует действительности только в тех пределах, в каких она подтверждается практикой.

    Момент относительности практики как критерия истины определяется характером, природой как знаний, которые мы подвергаем проверке, так и самой практики. Как бы ни подтверждалась та или иная истина общественной практикой, она всегда сохраняет момент относительности, который зависит от бесконечного движения и развития материального мира, отражаемого в знаниях, уровня развития общественного производства, науки, познавательных возможностей человека, его мышления и т. п., т. е. рамок конкретной исторической эпохи, уровня развития производства.

    Общественную практику не следует рассматривать как нечто постоянное, застывшее, неподвижное. Она непрерывно изменяется, развивается и совершенствуется вместе с развитием окружающей действительности, общественного производства и научных знаний. А так как процесс развития и совершенствования общественной практики есть процесс бесконечный, то и момент относительности ее как критерия истины никогда не исчезает полностью. Вместе с тем только развивающаяся практика во всей совокупности своих форм и видов может стать надежным критерием.



    тема

    документ Направления философии
    документ Предмет философии
    документ Проблемы философии
    документ Социальная философия
    документ Философия возрождения



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Изменения ПДД с 2020 года
    Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
    Закон о плохих родителях в 2020 г.
    Налог на скважину с 2020 года
    Мусорная реформа в 2020 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
    Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
    Изменения в законодательстве в 2020 году
    Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
    Изменения для нотариусов в 2020 г.
    Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
    Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
    Право на ипотечные каникулы в 2020
    Электронные трудовые книжки с 2020 года
    Новые налоги с 2020 года
    Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
    Изменения в продажах через интернет с 2020 года
    Изменения в 2020 году
    Брокеру


    ©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты