Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка 2018

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Полезные статьи » Исторический процесс

Исторический процесс

Исторический процесс

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Исторический процесс
2. Процесс исторического развития
3. Общественно-исторический процесс
4. Социально-исторические процессы
5. Исторический процесс России
6. Мировой исторический процесс
7. Особенности исторического процесса
8. Культурно-исторический процесс
9. Роль исторического процесса
10. Человек и исторический процесс
11. Формы исторического процесса
12. Концепции исторического процесса
13. Подходы к историческому процессу
14. Всемирно-исторический процесс
15. Факторы исторического процесса
16. Субъекты исторического процесса
17. Изучение исторического процесса
18. Современный исторический процесс
19. Теории исторического процесса
20. Проблема исторического процесса

Исторический процесс

При формальном и поверхностном взгляде на историю может показаться, что она состоит из отдельных фактов, мало связанных между собой. Если же применить к этой науке диалектический подход, становится очевидным, что весь ход цивилизации представляет собой непрерывный исторический процесс, где все события взаимосвязаны и находятся в причинной зависимости.

Исторический процесс как поступательное развитие общества

В самом общем смысле процессом называют поступательное развитие некоего явления, которое сопровождается сменой состояний системы. Исторический процесс представляет собой последовательное и закономерное изменение жизни человеческого общества, в котором можно наблюдать как прогрессивное развитие, так и временные регрессивные отступления назад.

Все развитие общества, начиная от выделения человека из природного мира и заканчивая современной эпохой, есть единый исторический процесс. Его ход в первую очередь определяется развитием производительных сил и теми событиями, в которых так или иначе принимали участие большие группы людей, принадлежавшие к разным поколениям.

Условно исторический процесс можно разделить на отдельные социальные факты, имеющие свою структуру. Сюда относятся действия отдельных представителей человеческого сообщества, которые выполняют функции лидеров, а также совместные действия социальных групп. В структуру социально-исторического процесса историки включают также осязаемые результаты деятельности людей – материальные и духовные.

Особенности исторического процесса

Характерной особенностью исторического процесса является непрерывность событий, происходящих в обществе. Она проявляется в закономерной смене поколений, развитии взглядов на социум и культуру, качественном изменении философских учений и мировоззрения.

История представляет собой череду общественных кризисов и периодов расцвета, военных столкновений и мирного сосуществования, временных состояний благополучия и упадка экономики.

Главный атрибут исторического процесса – поступательное развитие. Являясь объективной реальностью, факты, события и явления в истории возникают, проходят через периоды становления и закономерно движутся к своему упадку. Одна историческая эпоха сменяет другую, всякий раз снимая накопившиеся противоречия и обеспечивая развитие на более высоком уровне. Процесс снятия противоречий может протекать сравнительно гладко, эволюционным образом, а может принимать форму острых социальных революций.

Исторический процесс никогда не сможет приблизиться к своему завершению, считают приверженцы исторического материализма. Пока существует человечество, будут иметь место связанные с его деятельностью исторические события. По своей глубинной сути исторический процесс – это извилистая дорога, соединяющая отдельные пункты и ведущая из прошлого в будущее. Этот путь полон препятствий, через преодоление которых цивилизация неуклонно движется в сторону прогресса.

Процесс исторического развития

Процесс развития может быть рассмотрен с точки зрения одновременной данности его моментов логический аспект) и с точки зрения осуществления развития во времени (исторический аспект). В этой части работы мы остановимся на характеристике развития общества во времени.

Открытие К. Марксом и Ф. Энгельсом материалистического понимания истории позволило понять историю как естественноисторический процесс, как процесс, совершающийся с необходимостью, закономерно и вместе с тем осуществляющийся благодаря деятельности людей, имеющих свободу выбора, свободу воли (на разных этапах исторического развития характер и степень свободы различны).

Чтобы понять процесс исторического развития, требуется определить его изменение во времени, причем если развитие закономерно, то изменение должно осуществляться в каком-то необходимом направлении. Это закономерное развитие не исключает деятельность людей как сознательных, мыслящих существ, напротив, историческое развитие общества представляет собой равнодействующую, складывающуюся из деятельности масс людей. Однако деятельность людей осуществляется в конечном счете ради поддержания физического существования своего собственного и (рода при определенных объективных, сначала преимущественно природных условиях. И уже потому историческое развитие обще-ства, т. е. историческое взаимодействие людей, не может осуществляться чисто произвольно.

История общества не может быть свободна от случайностей, зигзагов, перерывов и т. п. Но все-таки, если взять достаточно продолжительный период (продолжительность такого периода различна в зависимости от конкретных условий), то обнаружится направленность развития, пробивающая себе дорогу через все случайности, зигзаги, перерывы и т. п.

Характеристика всякого исторического процесса развития означает, прежде всего и главным образом, рассмотрение его общей направленности, а значит, начала процесса, этапов, которые он проходит, а также «механизмов» перехода от одного этапа к другому, специфику, преемственность и направленность процесса развития.

Необходимо специально подчеркнуть, что, утверждая наличие направленности развития, мы отмечаем главное направление развития, отвлекаясь от того, что наряду с главным направлением могут существовать другие, тупиковые направления развития, что между ними и главным направлением может происходить взаимодействие.

Общественно-исторический процесс

Общество никогда не находится в состоянии покоя, все составляющие его элементы пребывают в постоянном движении, претерпевают непрерывное изменение своих внутренних свойств. Философия истории рассматривает общество в этом постоянном изменении, т.е. изучает его как процесс.

Процесс (от лат. processum - прохождение, продвижение) - это последовательное изменение состояний какого-либо объекта. Последовательное изменение состояний общества называют общественно-историческим процессом.

Одной из основных проблем философии истории является вопрос о направленности общественно-исторического процесса.

Ряд философских концепций полагает, что общественно-исторический процесс имеет циклический, замкнутый характер, что он складывается из относительно обособленных во времени и пространстве циклов жизни отдельных народов ("культурно-исторических типов", "цивилизаций" и т.п.). Примерами такого подхода являются теории замкнутого развития обществ, созданные русским историком Н.Я. Данилевским (1822-1885), немецким философом О. Шпенглером (1889-1936), английским историком и социологом А. Тойнби (1889-1975).

Большинство современных философских систем признает, что все изменения в обществе имеют глубинную направленность, что все общественные события подчиняются внутренней закономерности, выстраивающей их в необратимый ряд причин и следствий, т.е. признает, что общество развивается. Наиболее глубоко развивающийся характер существования общества выражен в философии истории Гегеля и историософских учениях его последователей. В диалектических системах утверждается, что общественно-исторический процесс носит в целом поступательный, т.е. линейно направленный характер.

Поступательное восходящее развитие общества, переход к более совершенным формам называют прогрессом (от лат. progressus - движение вперед).

Нисходящее развитие, возвращение к отжившим общественным формам называют регрессом (от лат. regressus - движение назад).

Диалектика считает регресс временным, локальным видом общественного развития. Основным видом развития общества она признает поступательное восхождение, т.е. прогресс. Поэтому в XIX и ХХ вв. понятие "прогресс" чаще всего выступало как синоним слова "развитие".

Идея прогрессивного характера общественного развития стала преобладающей только к концу XVIII в. До этого в общественной мысли господствовали представления о регрессивном характере исторического процесса. Они нашли отражение в широко распространенном понятии "Золотой век" человечества, который, по мнению большинства авторов, остался в далеком прошлом. Римский поэт Гораций (65-8 до н.э.) писал:

Чего не портит пагубный бег времен?
Ведь хуже дедов наши отцы,
Мы хуже их,
А наши дети будут хуже нас.

В конце XIX в. русский философ-гуманист Владимир Соловьев утверждал прямо противоположное: "Вся прелесть детей для нас, особая человеческая их прелесть, неразрывно связана с предположением и надеждой, что они будут не то, что мы, будут лучше нас, - не количественно лучше, а по самому своему существу, - что они будут люди другой жизни, что в них действительное наше спасение - нас и всех предков наших".

Вера в прогресс, свойственная большинству философов XIX - ХХ вв., сопровождалась дискуссиями по вопросу о том, в чем именно заключается общественный прогресс, в чем можно увидеть его мерило?

Проблема критериев (от греч. kriterion - показатель, мерило) общественного прогресса заняла одно из центральных мест в философии истории.

Сторонники материалистического понимания истории считают основным показателем социального прогресса уровень развития материального производства и обусловленных им общественных отношений.

"Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще", - писал Маркс.

Последователи идеалистических концепций главным критерием прогресса признают степень духовного развития общества - нравственности, просвещения, науки, искусства и т.д.

Бердяев видел прогресс в духовном познании, духовном опыте человечества: "В истории нет по прямой линии совершающегося прогресса добра, прогресса совершенства, в силу которого грядущее поколение стоит выше поколения предшествующего; в истории нет и прогресса счастья человеческого - есть лишь трагическое, все большее и большее раскрытие внутренних начал бытия, раскрытие самых противоположных начал, как светлых, так и начал зла... В раскрытии этих противоречий и в выявлении их и заключается величайший внутренний смысл исторической судьбы человечества".

Современные концепции прогресса утверждают, что общественный прогресс складывается из многих составляющих: развития материального производства, совершенствования социальной системы общества, мирового политического процесса, развития нравственности, просвещения, культуры и т.д.

Согласно диалектической теории, источником любого развития являются противоречия.

Источником общественного развития выступают внутренние противоречия в различных сферах жизнедеятельности общества. Так, противоречия между материальными потребностями и возможностями их удовлетворения вызывают развитие производства. Противоречия между интересами различных социальных групп заставляют общество искать все новые формы общественного устройства. Противоречия между управляющими и управляемыми приводят к смене форм осуществления власти. Противоречия между знанием и незнанием определяют процесс общественного познания и т.д.

"Средство, которым природа пользуется для того, чтобы осуществить развитие всех задатков людей, - это антагонизм их в обществе, поскольку он, в конце концов, становится причиной их законосообразного порядка. Под антагонизмом я разумею здесь недоброжелательную общительность людей, т.е. их склонность вступать в общение, связанную, однако, с всеобщим сопротивлением, которое постоянно угрожает обществу разъединением ...Именно это сопротивление пробуждает все силы человека, заставляет его преодолевать природную лень, и, побуждаемый честолюбием, властолюбием или корыстолюбием, он создает себе положение среди своих ближних, которых он, правда, не может терпеть, но без которых он не может и обойтись", - писал Кант.

Факторами (от лат. factor - делающий, производящий) общественного прогресса называют движущие силы восходящего развития общества. Их подразделяют на объективные и субъективные.

К объективным факторам общественного прогресса относят материальное производство (экономический фактор), природную среду (природный фактор), социальные ресурсы (демографический фактор), науку и технику (научно-технический фактор) и др.

К субъективным факторам относят целенаправленные, осознанные действия отдельных людей, социальных групп, народов, человечества в целом.

В философии истории существуют как многофакторные теории прогресса, признающие, что общественное развитие обусловлено целым рядом равнозначных факторов, так и однофакторные, выделяющие в качестве основного какой-либо один фактор, например, географическую среду, или материальное производство, или деятельность "критически мыслящих личностей" и т.д. Так, например, исключительную роль личности в истории особо подчеркивали русские народники. "Как ни мал прогресс человечества, но и то, что есть, лежит исключительно на критически мыслящих личностях", - писал, в частности, один из идеологов революционного народничества П.Л. Лавров (1823 -1900). На географическом детерминизме - абсолютизации влияния географических факторов на исторический процесс - основана теория этногенеза (происхождения народов) историка и философа Л.Н. Гумилева (1912 -1992).

Основными формами общественного развития выступают эволюция и революция.

Эволюцией (от лат. evolutio - развертывание) называют процесс постепенных, в основном количественных, изменений.

Революцией (от лат. revolutio - круговорот, изменение, поворот) называют коренные, качественные изменения, скачкообразные переходы от одного состояния к другому.

Социальная философия рассматривает такие важнейшие виды революций, как социальная, политическая, научная, технологическая, научно-техническая и др.

Социальной революцией называют коренной переворот общественного строя, в результате которого изменяется политическая, экономическая, социальная структура общества. Центральной частью социальной революции выступает политическая революция, т.е. переход власти от одной крупной социальной группы (класса) к другой. В качестве примеров социальных революций можно привести Английскую буржуазную революцию 1640 г., Великую Французскую революцию 1789 г., русскую революцию 1905 г. и др.

Научная революция - это переворот в научном знании, основанный на крупном научном открытии. В результате научной революции изменяется научная картина мира. Началом научных революций явились, к примеру, открытия Н. Коперника, Д. Бруно, И. Ньютона, М.Планка, Э. Резерфорда и др.

Технологической революцией называют качественный скачок в развитии производительных сил, в результате которого изменяются основополагающие принципы производства. Примерами технологических революций могут служить неолитическая революция (VII-V тысячелетия до н. э.), в результате которой человечество перешло от присваивающей (охота, собирательство, рыболовство) к производящей (земледелие, скотоводство) форме хозяйствования; промышленный переворот XVIII - XIX вв., сущность которого заключалась в переходе от ручного труда к машинному, от мануфактуры к фабрике. Технологической революцией считают и научно-техническую революцию (НТР) середины XX в., превратившую науку в непосредственную и ведущую производительную силу.

На современном этапе основными тенденциями развития человеческого общества в целом являются глобализация и регионализация. Глобализацией (от лат. globus - шар) называется процесс распространения каких-либо явлений на весь земной шар, на человечество в целом. Регионализацией (от лат. regio - округ, управляемая область) называют процесс укрепления общественных связей внутри отдельных районов.

Глобализация свидетельствует о постепенном формировании единой, не знающей политических, экономических, языковых и других границ общеземной цивилизации. Глобализация касается всех основных сфер жизни общества.

Глобализация экономических процессов выражается в становлении мирового разделения труда, складывании мирового рынка капиталов, товаров, услуг. Возникают транснациональные предприятия, не принадлежащие какой-либо одной стране; формируется единое экономическое пространство; обнаруживается тенденция к созданию единой денежной системы.

В социальной сфере глобализация проявляется в развитии и углублении межчеловеческих связей. Взаимозависимость всех людей на земле возрастает. Социальные процессы переходят национальные границы.

Политическая глобализация выражается в углублении международного сотрудничества, создании влиятельных международных правительственных и общественных организаций, тенденции к созданию единого правового пространства, становлении единой интегративной идеологии.

Глобализация обнаруживается в сближении культур, языков, создании единого информационного пространства.

Глобализация является крайне противоречивым процессом, затрагивающим интересы всего населения Земли. Вопрос о путях глобализации является одной из наиболее острых проблем современности.

Во второй половине XX в. перед человечеством встал ряд проблем, имеющих глобальный, всеохватывающий характер. Глобальные проблемы распространяются на всю планету в целом и затрагивают коренные интересы человечества, от их решения зависят судьбы последующих поколений людей.

Среди всех глобальных проблем ведущей является проблема предотвращения войн. С этой проблемой соотносится задача создания ненасильственного мира, т.е. построения такой системы международной безопасности, которая будет гарантировать мирное разрешение международных и межнациональных конфликтов.

К числу наиболее актуальных проблем мирового масштаба относится проблема преодоления отрыва передовых стран от слаборазвитых, так называемой асимметрии между индустриально развитым "Севером" и отсталым "Югом".

Важнейшей глобальной проблемой является проблема сохранения и восстановления окружающей среды. С ней связаны проблемы обеспечения человечества продовольственными, сырьевыми, энергетическими ресурсами, проблема рационального использования природных благ в целом.

В глобальную этическую проблему перерастает возможность вмешательства науки в физическую природу человека. Важнейшей задачей человечества является увеличение продолжительности жизни, создание таких условий, при которых средний возраст человека превысит столетний рубеж.

К глобальным проблемам человечества относятся проблемы борьбы с голодом, нищетой, болезнями. Особое место в этом ряду занимают проблемы распространения СПИДа и наркомании. Серьезной проблемой является неграмотность значительной части населения земного шара.

Все эти проблемы смогут быть решены только усилиями всего человечества.

Социально-исторические процессы

Общежитие складывается из своих элементов и поддерживается двумя средствами, общением и преемством. Чтобы стало возможно общение между людьми, необходимо что-либо общее между ними. Это общее возможно при двух условиях: чтобы люди понимали друг друга и чтобы нуждались друг в друге, чувствовали потребность один в другом. Эти условия создаются двумя общими способностями: разумом, действующим по одинаковым законам мышления и в силу общей потребности познания, и волей, вызывающей действия для удовлетворения потребностей. Так создаётся взаимодействие людей, возможность воспринимать и сообщать действие.

Таким обменом действий отдельные лица, обладающие разумом и волей, становятся способны вести общие дела, смыкаться в общества. Без общих понятий и целей, без разделяемых всеми или большинством чувств, интересов и стремлений люди не могут составить прочного общества; чем больше возникает таких связей и чем больше получают они власти над волей соединяемых ими людей, тем общество становится прочнее. Устаиваясь и твердея от времени, эти связи превращаются в нравы и обычаи. В силу тех же условий общение возможно не только между отдельными лицами, но и между целыми чередующимися поколениями: это и есть историческое преемство. Оно состоит в том, что достояние одного поколения, материальное и духовное, передаётся другому. Средствами передачи служат наследование и воспитание. Время закрепляет усвояемое наследие новой нравственной связью, историческим преданием, которое, действуя из поколения в поколение, претворяет наследуемые от отцов и дедов заветы и блага в наследственные свойства и наклонности потомков. Так из отдельных лиц составляются постоянные союзы, переживающие личные существования и образующие более или менее сложные исторические типы.

Преемственной связью поколений вырабатывалась цепь союзов, всё более усложнявшихся вследствие того, что в дальнейшие союзы последовательно входили новые элементы вторичного образования, возникавшие из взаимодействия первичных. На физиологических основах кровной связи строилась первобытная семья. Семьи, пошедшие от одного корня, образовывали род, другой кровный союз, в состав которого входили уже религиозные и юридические элементы, почитание родоначальника, авторитет старейшины, общее имущество, круговая самооборона (родовая месть). Род через нарождение разрастался в племя, генетическая связь которого выражалась в единстве языка, в общих обычаях и преданиях, а из племени или племён посредством разделения, соединения и ассимиляции составлялся народ, когда к связям этнографическим присоединялась нравственная, сознание духовного единства, воспитанное общей жизнью и совокупной деятельностью, общностью исторических судеб и интересов.

Наконец, народ становится государством, когда чувство национального единства получает выражение в связях политических, в единстве верховной власти и закона. В государстве народ становится не только политической, но и исторической личностью с более или менее ясно выраженным национальным характером и сознанием своего мирового значения. Таковы основные формы общежития, представляющие последовательные моменты его роста. Начавшись кровной связью тесной семьи, процесс завершался сложным государственным союзом. При этом каждый предшествующий союз входил в состав последующего, из него развивавшегося. На высшей ступени, в государстве, эти союзы совмещались: семья с остатками родового союза становилась в ряду частных союзов как основная клеточка общественной организации; племена и народы либо ложились в основу сословного деления, либо оставались простыми этнографическими группами с нравственными связями и общими историческими воспоминаниями, но без юридического значения, как это бывало в разноплеменных, многонародных государствах. Но, складываясь из союзов кровного родства, общественный состав государства подвергался обратному процессу внутреннего расчленения по разнообразным частным интересам, материальным и духовным. Так возникали многообразные частные союзы, которые входят в состав гражданского общества.

Исторический процесс России

На протяжении более чем тысячелетней истории нашего Отечества решающее влияние на него оказывали самые разнообразные факторы. В их числе следует в первую очередь назвать географическое положение государства, природно-климатическую среду и геополитический фактор. Важная особенность исторического развития России состоит в том, что, являясь крупнейшей евразийской державой, она относится одновременно и к европейской, и к азиатской культурно-историческим традициям.

Особое значение для России всегда имел пространственный фактор. Равнинная местность, малая доля морского берега (не считая берегов Северного Ледовитого океана), холодный климат на большей части территории, низкий биоклиматический потенциал почвы замедляли экономическое развитие, в результате чего русское государство образовалось на несколько столетий позже западно-европейских государств.

С самого начала своей истории Россия, как и всякое другое общество, не была однородной по своей культуре. Даже в антропологическом смысле жители Древней Руси различались между собою порой очень сильно. История нашего Отечества, именуемого общеисторическим понятием «Россия», охватывает исторический процесс формирования и развития многонациональной общности народов в едином государственном образовании. Эта общность представляет собой российское общество, ядром которого является русский народ.

Формирование и развитие российской государственности происходило в общих рамках европейской и мировой цивилизаций. Молодое Древнерусское государство, занимая срединное положение между Востоком и Западом, контактируя с двумя сложившимися мировыми мегацивилизациями (восточной и западной), несомненно, впитывало их культуру, одновременно влияя на развитие культуры соседних народов. К тому же изначально древнерусский этнос формировался на базе многоэтничности, а его языковой и культурной основой являлась одна из наиболее крупных лингвистических семей Евразии – индоевропейская группа языков.

В течение нескольких веков для подавляющего большинства народов Европы, включая Россию, единственным общим духовным и социальным институтом являлось христианство. Оно формировало единое мировоззрение, нравственные нормы, духовные ценности и образцы поведения, приобщало наших предков к европейским обычаям и цивилизации.

Однако вхождение России (Древней Руси) в мировой исторический процесс началось значительно позднее, чем стран Востока и Запада. И этот фактор изначально наложил свой отпечаток на дальнейший российский исторический процесс. С одной стороны, чтобы сохранить свою независимость, выйти на уровень развитых по тому времени стран, не быть покоренными ими, Древняя Русь вынуждена была развиваться с определенным ускорением. В этой связи древнерусскую цивилизацию X – первой половины XI в. условно можно характеризовать как «догоняющую».

С другой стороны, находясь в окружении воинственных соседей, присоединяя к себе в течение многих веков все новые и новые географические пространства и народы, Россия вынуждена была находиться в постоянном военно-мобилизационном состоянии. Это не могло не отразиться как на особенностях социально-политического устройства государства, так и на укладе жизни народа, его культуре, сознании, менталитете. Геополитическое пространство Древней Руси находилось на стыке восточного и западного миров. Поэтому формирование древнерусского этноса, культуры народа, государственности Киевской, а затем и Московской Руси происходило под мощным влиянием двух разнонаправленных цивилизационных факторов. Соприкосновение с западной и восточной культурой формировало на Руси (в России) особый, промежуточный тип евразийской цивилизации. Впитывая культуру других народов, Россия, в свою очередь, вносила свою лепту в развитие мировой цивилизации.

На протяжении многих веков важнейшей отличительной чертой русского народа являлась его духовность. Своими корнями она самым тесным образом связана с православным христианством и византийской идеей самодержавной власти. Поэтому изначально государственная идея носила религиозный характер. С принятием христианства на Руси православная церковь становится организующим и нравственным началом в жизни древнерусского общества. Церковь играла существенную роль и в духовном возрождении народа и его государственности после очередных смут и потрясений. Для государства практическое значение имело не непосредственно религия, а порождаемый ею нравственный элемент общества.

Российское общество прошло сложный исторический путь со взлетами и трагическими падениями, раздроблением и новым воссоединением в общем государственном устройстве, с победами над завоевателями и жизнью под иноземным игом.

Историю России можно разделить на два больших этапа: домодернизационный (киевская, «ордынская» и московская Русь) и модернизационный (модернизация - процесс обновления материальных и духовных факторов бытия на основе поступательного позитивного развития, направленного на обогащение и усложнение культуры, социума, человека). На протяжении Нового и Новейшего времени все модернизации (в том числе и российские) носили вестернизированный (ориентированный на западное общество) характер. Особенностью российской модернизации является ее мобилизационный (в связи с отставанием) характер, связанный с максимальным напряжением ресурсов и энергии народа. Кроме того, модернизация в России накладывалась на традиционализм, что приводило к запаздыванию в решении социально-экономических задач, обострению противоречий, социальным конфликтам и революциям. Все состоявшиеся российские модернизации проходили в рамках догоняющего типа культуры и несли в себе характерные черты последнего. В России модернизационный процесс происходит как последовательность волн модернизации - больших социокультурных процессов, находящихся применительно друг к другу в отношениях преемственности и в то же время предполагающих разрывы (революции, периоды возврата традиционализма и т.д.), отчего весь процесс носит дискретный (прерывистый) характер.

В современный период Россия выстраивает свой путь в общецивилизационном процессе, опираясь на свой исторический опыт и позитивные достижения мирового сообщества. Опыт современного развития определяет необходимость модернизации на основе эволюции как способа своевременного решения возникающих социально-экономических вопросов, поиска методов развития, соответствующих российским условиям и задачам. Сущность современных процессов исторического развития России связана с утверждением и развитием суверенной демократии как метода укрепления сильной России, ориентированной на национальный успех и подъем.

Каждый из нас сейчас является наследником и продолжателем жизни народов, соединившихся на своем более чем тысячелетнем историческом пути в едином государстве. От созидательной активности всех граждан России зависит ее исторический успех.

Мировой исторический процесс

В современном мире обществу известны истории множества народов, государств, цивилизаций, эпох и войн. С древних времен люди стали делить мир на "мы" и "они", на "мое племя" и "чужое племя", на "эллины" и "варвары", на "рабов" и "свободных". В эпоху Нового времени с развитием мореплавания, колонизации новых земель, с развитием торговли и новыми географическими открытиями расширялся кругозор европейцев. Они увидели, что у разных народов, с одной стороны, имеются общие черты, а с другой - глубокие различия в культуре, нравах, религии и даже во внешнем облике. Так в философии стали возникать концепции локальных культур.

В своей работе «Закат Европы» Освальд Шпенглер не признал единой истории. Он полагал, что всех людей можно разделить на самостоятельные категории, поскольку каждая культура существуя, подчиняется присущим ей принципам, с учетом ее ценностей.

Сторонником взгляда Шпенглера был Арнольд Джозеф Тойнби. Однако Тойнби полагал, что возможно человечество в будущем сможет достичь единства на основе религии.

В своей работе «Постижение истории» Тойнби рассматривал всемирную историю с точки зрения системы условно выделяемых цивилизаций, которые проходят в своем развитии одинаковые фазы от рождения до гибели и составляют ветви так называемого «единого дерева истории».

Исходя из содержания приведенных концепций можно сделать вывод о том, что авторы абсолютизировали специфические черты развития народов разных стран, а также отрицали общие начала и принципы в их развитии.

В эпоху формирования капитализма к поиску единства истории стимулировало развитие экономических связей в целях формирования единого мирового рынка. Данный процесс втягивал государства в установление экономических отношений, в связи с чем, появились представления о единстве всего человечества.

Общественный процесс, формирование мировых экономических связей сделало невозможным отрицание единства мировой истории. Истоки единства следует искать в антропогенезе и социогенезе. Орудийная деятельность и членораздельная речь превратили человекоподобное существо в человека, формирование физического облика современного человека, его сознания и общественных отношений представляют собой единый процесс.

Таким образом, в настоящее время к единым историческим истокам относят:

- образование и развитие государств и мировых экономических отношений;
- создание материальных благ;
- культурные связи народов и государств.

Вместе с те выделяют критерии, позволяющие говорить о многообразии истории. К ним принято относить:

- географическое местоположение. Люди, жившие в более благоприятных климатических условиях, имея плодородные земли, перешли от охоты к земледелию, что позволило обосноваться в одном месте, формировать запасы пищи, увеличивать численность населения. Как следствие, на таких землях стали формироваться города;
- разделение труда и развитие производительных сил. Разделение труда и наиболее развитые производительные силы обуславливали развитие более быстрыми темпами;
- многообразие исторической среды. Отсталые в своем развитие страны под воздействием более развитых стран не преодолевают определенные пути своего развития, а перескакивают целые формации, что в основном происходило насильственным путем;
- внутренняя историческая среда. Развитие страны (народа), находившейся под влияние авторитетной выдающейся личностью в ходе истории;
- временное многообразие. Наличие неравномерности в различных сферах своего развития.

Таким образом, современная история знает и общее и различное в своем развитии, поэтому нет однозначного утверждения по поводу единообразия и многообразия истории.

Особенности исторического процесса

Основными факторами российского исторического процесса, повлиявшие на развитие России, являются: географический, социальный и религиозный, сыгравшие важнейшую роль в историческом процессе.

Многообразие географических зон предопределяют развитие. Среди таких зон встречаются подходящие для жизни человека, как следствие не создающие предпосылки для изменения среды и роста потребностей, что, в конечном счете, не создает предпосылок и для развития. Иные зоны неблагоприятны, препятствующие преобразованиям. Как показывает история, значительно быстрее развиваются территории, которые расположены на стыках географических путей, связывающие народы и находящиеся рядом с центрами цивилизаций. Поэтому развитие обуславливает и соседство с более развитыми странами, поскольку данный фактор порождает стремление к совершенствованию.

Самобытность России во многом определяется ее географическим положением между Европой и Азией - миром модернизации и миром традиционности. Этот фактор накладывает отпечаток на историческое развитие России. Она приближается в своем развитии то к Европе, прогрессивной цивилизации, то к Азии, восточной цивилизации. Поэтому российскую цивилизацию часто называют дрейфующим обществом. В самой России, начиная с XVIII в. общество разделено на две цивилизации - европейскую и почву. И до сих пор не закончен спор западников и славянофилов.

Взаимодействие человека с природой в производственной деятельности во многом влияет на менталитет. Влияние географического местоположения было велико. Основным природным фактором являлся континентальное расположение страны. До XVIII в. в России море не играло значительной роли. Была слабо развита торговля, поскольку государство находилось вдали от основных торговых путей. Россия значительно отставала от стран Европы в создании рынка и развитии капитализма. Регулярная колонизация способствовала укреплению экстенсивного экономического развития. В свою очередь однообразие природных ресурсов на территориях, которые осваивали восточные славяне, породило скудную хозяйственную деятельность.

Большое количество гор в Европе определило специализацию хозяйства, обусловило развитие товарообмена среди населения гор и долин. Россия обладала однообразным ландшафтом, что мало способствовало специализации хозяйства и внутренней торговли.

Кроме того, население Европы развивалось под влиянием Римской и античной культуры, в то время как на территориях расселения славян не было цивилизованных народов. Лишь связи с Византией повлияли на развитие России.

Немаловажным фактором в развитии страны была демографическая ситуация. В условия ограниченности ресурсов и большая плотность населения обусловили стремление к нововведениям. В России же подобных условий не было, огромные просторы и значительное количество ресурсов затормаживали развитие страны, порождали потребительское отношение к природным ресурсам. На территориях, составлявших центр Русского государства, были почвы с низким уровнем плодородия, что обеспечивало регулярно низкую урожайность. Короткий цикл сельскохозяйственного сезона также не способствовал повышению урожайности.

Немаловажное значение развитие страны оказал климат. Более теплый климат Европы способствовал занятию сельским хозяйством довольно продолжительный период. В России же при короткой весне, переходящей в жаркое лето, от своевременности засева зависел урожай. Таким образом, населению России приходилось вкладывать в два раза больше сил, нежели населению стран Европы. Поэтому в России хозяйство крестьян было ограниченным в возможностях производства сельскохозяйственной продукции.

Указанное значительно повлияло на формирование определенного типа государства. Господствующий класс был вынужден создавать жесткие рычаги государственного механизма, направленного на изъятие той доли совокупного прибавочного продукта, которая шла на потребности развития самого государства, господствующего класса, общества в целом. Именно отсюда идет многовековая традиция деспотической власти российского самодержца, отсюда идут истоки крепостного права, суровость которого не имела аналогии в мире. Крепостной труд так же значительно занизил стремление к высокому качеству труда. Тяжелые природные условия труда требовали коллективной работы, отсюда коллективизм, как основная черта русского менталитета. Крепостной крестьянин в Европе бежал в город, являвшийся островком демократии и права, свободы от феодалов. В России бежали в казаки, на неосвоенные земли. В результате в Европе получили развитие городские, буржуазные ценности, а в России общинные и коллективистские.

Принятие христианства, пришедшего из Византии, также повлияло на Развитие страны. Католическая церковь была относительно независимой от светских правителей и была своеобразной оппозицией, в отличие от православной церкви. Католическая церковь защищала население от светских властей. Православной церкви характерно внутреннее единство - соборность, причастность к общему абсолюту.

Таким образом, в социальной сфере организация общества в России обладала основной ценностью - общиной, а население Европы - частной собственностью. Государство в России рассматривается не как надстройка, а как основа. Государство в России обладало сакральным характером.

Культурно-исторический процесс

Главным приобретением французского и немецкого Просвещения XVIII в. в области философского осмысления культуры стало выдвижение на первый план ее исторических параметров, что означало существенные сдвиги и в проблематике, унаследованной от предшественников. Сами термины «просвещение», «просвещать» (кого-то) предполагали некоторое «разделение труда» между теми, кто знает истину и сообщает ее другим, и теми, кто ее воспринимает и усваивает. В теориях совершенствования разума от Декарта до Локка речь шла преимущественно об автономном, суверенном и равноправном субъекте, совершенствовавшем свой разум и осознававшем собственные интересы, опираясь на собственные же силы. В XVIII в. главным представляется распространение уже добытых истин. В учениях французских просветителей о человеке всемерно подчеркивалась решающая роль воспитания в широком смысле, включая не только направленное воспитательное воздействие, но и все совокупное влияние «Среды», охватывающей условия жизни, общественные порядки, обычаи, мнения и прочее. Эта концепция нашла завершенное выражение у Гельвеция, доказывавшего, что воспитание целиком формирует человека, но в более умеренных вариантах разделялась большинством просветителей, что и делало их философию по преимуществу «философией внешнего». В такой трактовке воспитания намечен выход к ее историзации: в отличие от вечного и неизменного разума «Среда» исторически и регионально различна.

В философии XVII в. вопрос о культуре как историческом феномене, об истории культуры и об исторических культурах в качестве теоретического не возникал, хотя, конечно же, факты исторического многообразия нравов, обычаев, искусства, верований и т. п. были самоочевидны.

Обоснование автономии и самостоятельности познающего субъекта изначально было обращено против исторических традиций и авторитетов, опоры на исторически унаследованные знания. Декарт, Бэкон, Гоббс вообще не причисляли историческое знание к науке: термин «история» использовался в его первоначальном значении как совокупность сведений и свидетельств о фактах. Эти сведения подразделялись на историю «естественную» (о фактах природы) и «гражданскую» (о жизни людей).

Еще более важно, что по самому существу трактовки собственного предмета философия XVII в. была неисторична. Единый универсальный разум призван познавать столь же неизменный в своих основаниях мир, подчиненный вечным законам. Центральные философские понятия «субстанция», «сущность», «природа» (включая «природу человека»), «объективное» фиксировали устойчивое и неизменное. Сказанное отнюдь не означает, что философия того времени вовсе отрицала существование изменений, но предполагалось, что изменения не затрагивают сущностей, не являются существенными, а потому и не входят в предмет философии.

Истина одна, многообразны (в том числе исторически многообразны) только заблуждения. Оптимальный общественный порядок может быть установлен людьми в любое время, ему не требуется история становления.

Исторический материал, принимавшийся философией (прежде всего эмпирически ориентированной) во внимание, использовался в своеобразных целях. Локк с его помощью аргументировал вывод об отсутствии общих для всех людей врожденных теоретических и практических принципов. Английские моралисты стремились «позади» исторического многообразия норм и вкусов обнаружить всеобщие, одинаковые для всех чувства. Юм утверждал: исторический материал нужен философии лишь для иллюстрации того, что во все времена и при всех обстоятельствах люди по своей сущности остаются одинаковыми, и если мы хотим знать, каковы были древние греки и римляне, достаточно изучить современных французов и англичан. Из истории в таком случае извлекается внеисторическое содержание, то, что историей и не является.

В той мере, в какой французское Просвещение унаследовало идеи классического рационализма, оно сохранило и его неисторические установки, хотя и в существенно смягченной форме. Предполагаемое просветительским идеалом состояние расцвета наук, всеобщего распространения знаний и нравственного совершенствования людей вместе с искоренением предрассудков означало по сути прекращение истории. Все же и при таком подходе сохранялась возможность сопряжения истории и разума, которые в классическом рационализме противостояли друг другу. Исторический процесс мог быть понят как постоянное приближение к торжеству разума. Убежденность в неограниченных возможностях наук и преобразования сознания людей путем просвещения стала основой просветительских концепций общественного прогресса, теоретическим завершением которых явился труд Кондорсе «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума». В нем предшествовавшая история интерпретировалась по модели кумулятивно развивающейся науки; более того, прогресс общества и прогресс науки вместе с просвещением по сути отождествлялись.

Французское Просвещение стало первой исторической формой новоевропейской философии, в которой история как протекающий во времени процесс необратимых общественных изменений предстала в качестве предмета философствования. Введенный Вольтером термин «философской истории» обозначал философские рассуждения о единстве и общей направленности всемирной истории, философское осмысление истории цивилизации и методов исторического познания. Руссо аргументировал возможность философской, теоретической реконструкции исторического процесса в его основных этапах, движущихся силах и общей направленности, существенно отличной от основанной на фактах описательной истории.

Тем не менее нет оснований преувеличивать значение свойственных французскому Просвещению элементов историзма в понимании общества и цивилизации. Восприняв от социальной философии XVII в. основные категориальные оппозиции: «естественное — искусственное», «разумное — неразумное», «сущее — должное», французские просветители несколько преобразовали их значения и связи. Общая тенденция выразилась в максимальном сближении «естественного», «разумного» и «должного». «Естественное» (будь то человек, мораль, право, религия, общественный порядок и т. п.) — это то, что соответствует природе человека и совпадает с разумным и правильным, т. е. должным. Ему противостоит все неестественное, неразумное и недолжное как противоразумное, искаженное и неправильное. В центральном для новоевропейской философии понятии «естественного разума» произошло слияние, совпадение естественности и разума, которое и породило специфический для французского Просвещения вариант нормативности в отношении общества и истории.

Смыслом деятельности просветителей стал суд над историей и общественными порядками с позиций разума, критика всего неразумного и неестественного, того, что было и есть, но быть не должно и потому подлежит устранению. Эти мыслители знали в сущности только один прогресс и одну цивилизацию: их собственную. Как показал известный историк Люсьен Февр, из первоначально существовавшего во французском языке прилагательного «цивилизованный» в 60-х годах XVIII в. сформировалось понятие «цивилизация», которое, однако, в то время использовалось только в единственном числе как одна-единственная цивилизация, и лишь в 20-х годах XIX в. сложились представление о множестве разных цивилизаций.

На таком, в целом неисторичном по методологии фоне особое место принадлежит теории цивилизации Жан Жака Руссо (1712—1778). В его теоретическом наследии вопрос о судьбах цивилизации стал одним из центральных. Уже в своем первом трактате, сделавшем его знаменитым, Руссо в отличие от большинства просветителей, видевших в развитии наук и искусств основу и критерий общественного прогресса, сформулировал вывод, что во все времена и у всех народов с подъемом наук и искусств деградировала нравственность, распространялись роскошь и извращенность нравов. Все науки и искусства, порожденные, по его мнению, нашими пороками, вредны по результатам: они порождают праздность, ведут к утрате гражданских качеств, формируют систему уродливого воспитания и вовсе не делают людей счастливыми. Науки и искусства оправдывают, закрепляют и углубляют общественное неравенство, они опутывают гирляндами цветов цепи, сковывающие людей, подавляют чувство свободы и побуждают людей любить свое рабство, превращая их в «цивилизационные народы». На современников наибольшее впечатление произвела не его критика пороков цивилизации («неестественность» европейских порядков была уже темой «Персидских писем» Монтескье), а явно выраженное Руссо предпочтение доцивилизованного «естественного» состояния людей, что многими воспринималось как призыв отказаться от благ цивилизации и вернуться к природе.

В теоретическом наследии Руссо намечена оригинальная конструкция философии истории. История, согласно Руссо, началась с выходом людей из естественного состояния и, по сути, совпадает с цивилизационным процессом. Вступление в историю могло быть вызвано разными, во многом случайными, причинами; но сама его возможность коренится в двух фундаментальных качествах, отличающих человека от животных. Первое — это свобода, позволяющая человеку поступать даже во вред самому себе и во зло другим. Второе — это отсутствующая у животных способность к самосовершенствованию. Она вывела человека из естественного состояния и стала основой всех его пороков и всех добродетелей: все, что впоследствии происходило с человеком, хорошее или дурное, породил он сам собственными усилиями. В блестяще написанных и откровенно полемичных трактатах Руссо среди множества интереснейших соображений наиболее значимыми для последующей философии истории оказались две его идеи.

Первая из них — обоснование и конкретизация на историческом материале внутренней противоречивости исторического процесса. Наши пороки и добродетели рождены из одного источника, и прогресс одних неразрывен с прогрессом других. К прежней истории и к современной цивилизации Руссо относился критически, но связывал большие надежды с возможностями создания будущего общества, основанного на принципах свободы, равенства, демократии, справедливости, с развитой системой общественного воспитания. Если ранее Руссо был склонен отвергать цивилизацию и цивилизованное общество в целом как «скопище искусственных людей» с предельно испорченными естественными наклонностями, то в третьем из своих теоретических трактатов «Об общественном договоре» противоречивость общественного прогресса истолкована им в более оптимистическом духе: он допускает возможность в будущем заменить инстинкты справедливостью и создать искусство жить, способное исправить зло, причиненное «искусством первоначальным». Гражданская свобода в демократическом государстве трактуется им как свобода более высокая, нежели свобода «естественная».

Вторая идея — вывод о принципиальной необратимости исторического процесса. Отвечая своим критикам и последующим «руссоистам», воспринявшим его выводы о предпочтительности первобытной наивности как призыв к бегству от цивилизации, Руссо заявлял о невозможности и нежелательности возврата к доцивилизованному состоянию. Основанием этого стал вывод Руссо об историчности человеческой природы. Оказалось, что той первоначальной «природы человека», с характеристики которой он сам начинал анализ исторического процесса и которая была у человека в первобытном состоянии, уже давно нет. Цивилизация не просто надстраивается над, тем человеком, каким он вышел из природы, но радикально преобразует всю его сущность, начиная с телесной организации, потребностей, способностей и заканчивая его чувствами и взглядами. Руссо был первым из мыслителей Нового времени, кто со всей определенностью сформулировал вывод об историческом содержании сущности человека и тем самым вышел за рамки безусловно господствовавших до него, а отчасти и после, субстанциалистских трактовок универсальной, вечной и неизменной «природы человека».

Своеобразную интерпретацию проблематика истории культуры обрела в трудах итальянского мыслителя Джамбаттисты Вико (1668— 1744), создателя оригинальной философии истории в обеих ее составляющих: как философской теории исторического процесса и как теории и методологии исторического познания, а также и одной из первых целостных версий философского историзма. В противоположность рационалистической линии новоевропейской философии, ориентированной на образцы математического и естественнонаучного знания, Вико обстоятельно аргументировал преимущества исторического и гуманитарного знания в отношении их истинности и достоверности по сравнению с познанием природы. Основанием стала своеобразная трактовка им восходящего еще к схоластике принципа «верум-фактум», суть которого сводится к утверждению: исчерпывающее познание вещи доступно тому, кто сам эту вещь создает, иными словами, «сделанность» вещи тем же субъектом рассматривается как необходимое и достаточное условие ее познаваемости. История, по Вико, т. е. «мир наций», «мир гражданственности», создана самими людьми и по этой причине доступна их познанию. Все существовавшее и существующее в истории есть порождение деятельности людей, люди творят «материю» истории и ее «форму» и в результате преобразуют себя и собственную природу. «Новая наука», которую создает Вико, оказывается наукой об историческом мире культуры, охватывающем историю идей, обычаев и деяний человеческого рода.

Но из того, что люди сами творят историю, по Вико, вовсе не следует, будто они делают это произвольно, как хотят. Вико обнаружил в процессах деятельности людей и в их результатах нечто, не входившее в цели и намерения, неосознаваемое ими и возникающее незаметно для людей, часто вопреки их планам и предположениям. Это «скрытое от людей» есть сам порядок истории, ее закономерность и логика. В отличие от описательной исторической науки, занятой воспроизведением эмпирической истории разных народов, предмет философии истории — это то, благодаря чему, считал Вико, «окажется разъясненной История, но не отдельная и временная История Законов и Деяний Греков или Римлян, а История, идентичная в уразумеваемой сущности и разнообразная в способах развития. Таким образом мы получили Идеальную Историю вечных законов, согласно которым движутся деяния всех Наций в их возникновении, Движении вперед, состоянии, упадке и конце». Существование «вечной идеальной истории» в качестве сущностной логики исторического процесса, ее закона доказывает, по мысли Вико, наличие божественного провидения в истории. В результате в его философии истории признание имманентного содержания исторического процесса (в нем все создано людьми) соединилось с предположением о ее трансцендентной идеальной сущности.

Просветители осуществляли суд над историей, над историческими порядками и формами жизни с позиций универсальных критериев разума, исходя из представлений о единственно правильном, разумном состоянии. Философский историзм в его многообразных вариантах, напротив, тяготел к «примирению» с исторической реальностью, к признанию закономерности, а, следовательно, оправданности исторических состояний в соответствии с условиями места и времени. Вико последовательно реализовал эту тенденцию. Одним из центральных выводов философии истории Вико явилось утверждение общественно-исторической сущности человека. Природа человека общественная, и так как общество в своем развитии проходит три исторические стадии: «век богов», «век героев» и «век людей», на каждой из них складывается специфический тип человеческой природы, которому соответствуют своеобразные системы права, гражданского состояния, языков, нравов, характеров, обычаев и т. п. В поступательном движении наций во времени Вико фиксирует дискретные состояния, каждое из которых внутри себя образует взаимосвязанное единство всех форм общественной жизни, историческую целостность.

Важной задачей своей «новой науки» Вико считал исследование истории «гражданских вещей», под которыми понималось все созданное людьми, начиная с права, языка, обычаев, искусства и кончая созданными вещами и историческими событиями, поступками. Все такие объективации человеческой деятельности, весь этот мир искусственных гражданских вещей является предметом особой науки — филологии. Объективации исторического мира культуры глубоко укоренены во времени своего возникновения, условия которого определяют их сущность и значение, и с изменением условий «гражданские вещи» становятся неуместными, не сохраняются или утрачивают значение.

Наряду с утверждением «элементарного» постулата всякого историзма «не все возможно во все времена» (что для рационализма, включая просветительский, вовсе не самоочевидно) Вико настаивал на необходимости измерять и оценивать каждое историческое состояние, формы культуры по их собственным историческим критериям. Он полагал неправомерным использовать современные представления в качестве оснований для суждений о нравах, мифах, искусстве древних.

Современным людям, чей ум перегружен абстракциями, «с трудом можно понять и совершенно нельзя себе представить, как мыслили люди, основавшие языческую культуру». Выступая против модернизации культур древности, Вико четко осознавал значимость проблематики «понимания» в историко-культурных исследованиях и трудности, связанные с непреодолимостью «исторической дистанции» (как это назвали бы сегодня). Поскольку историю наций Вико включал в целостную историю человечества, в некий общий цикл, постольку есть основания утверждать, что в целом его философия истории совмещала «циклизм» с «прогрессизмом». Требование измерять и оценивать чуждые нам культуры по их внутренним имманентным критериям, не навязывая наших собственных, сопровождалось признанием единства исторического процесса, в котором каждая из эпох занимает фиксированное место.

Труды Иоганна Готфрида Гердера (1744-1803), в первую очередь его «Идеи к философии истории человечества», могут рассматриваться в качестве итога философии истории XVIII в. как целостная философия культуры в ее историческом измерении. Философия истории и культуры у Гердера завершает его общефилософскую теорию динамического бытия природы, обосновывавшую единство и целостность всеобщего развития природы как восхождения от низшего к высшему. Согласно Гердеру, человек есть высшее и последнее звено природы, он замкнул цепь земных созданий. Именно культура отличает человека от животных и составляет его специфическую сущность, а потому философская антропология у Гердера оказывается культурологией. Отмечая, что нет ничего менее определенного, чем понятие культуры, Гердер конструирует многомерное представление о ней. Во-первых, культура не является изначально данным отличием человека от животных, она порождение человека в историческом процессе и результат этого процесса. Культура надстраивается над организменной природой человека и в этом смысле сверх-природна. Во-вторых, по своему содержанию культура есть не столько разум и мышление, сколько совокупность человеческих умений: «человек с головы до пят воплощенная искусность, орудие, ставшее живым телом». В-третьих, именно культура формирует в человеке человека. Даже самый одаренный человек не в состоянии сам из себя произвести свои умения и навыки. Вопреки мнению не только Декарта, но и многих современников, Гердер подчеркивал, что человек всему научается от других людей. Если б он мог все обрести «изнутри себя», «то существовала бы история человека, но не история человеческого рода». Передача культуры предполагает историю, история становится историей культуры, а философия истории — философской теорией культурно-исторического процесса.

В теории культуры и в философии человека Гердер осуществил окончательный разрыв (его предпосылки налицо уже у Руссо и Вико) с постулатами новоевропейской философии, пользовавшимися долгое время почти всеобщим признанием. Речь идет об уже упоминавшихся методологии «социального атомизма» и субстанциалистской трактовке якобы неизменной «природы человека». На место человеческой природы как изначально данной, присущей каждому индивиду во все времена, Гердер ставит культуру, историческую по происхождению, созданную людьми, изменчивую во времени и многообразную в пространстве. Человечество для него не просто класс или собирательное множество (как это представлялось ранее), но и не какое-то самостоятельное целое, первичное по отношению к индивидам. Оно существует только в форме реальной взаимосвязи индивидов, и, хотя нет единой души человечества, лишь частично принадлежащей отдельным людям, все же, писал Гердер, если «говоря о человеке, я ограничился бы только индивидами... я в свою очередь прошел бы мимо человека с его естеством и мимо истории человечества» как солидарного единства индивидов.

Историческое существование культуры обеспечивается, по Гердеру, в первую очередь с помощью языка и традиции как механизма ее исторической трансляции. Традиция не есть нечто неизменное, что лишь наследуется, она своеобразно преобразуется и применяется новыми поколениями. Человек формируется культурой, он же ее создает и преобразует. Как замечал Гердер, этот процесс можно назвать культурой, можно и просвещением, и это есть генезис человека во втором смысле, помимо антропологического, и в таком понимании «цепь культуры и просвещения протянется до самых краев земли». Важным моментом культурологии Гердера явилась его убежденность в том, что нет и не было народов и отдельных людей вовсе не культурных, лишенных культуры, и что различия между высшими и низшими ступенями культурности являются скорее количественными, чем качественными. Одним из первых Гердер подверг обстоятельной критике европеоцентризм как в его теоретическом (попытки рассматривать все культуры через призму норм и ценностей европейской культуры как образца, равняясь на который все развиваются), так и в его практическом аспекте (стремления навязать или привить другим народам европейский образ жизни).

Доминирующей тенденцией гердеровского историзма стал акцент на многообразии и вариативности исторического процесса, на его необратимости, а также на самоценности исторических эпох, форм и состояний культуры. История предстала у него как арена непрекращающихся изменений, метаморфоз, переворотов. В противоположность преобладавшим в просветительском понимании прогресса представлениям об однонаправленности, линейности исторического развития Гердер формировал концепцию многовариантного процесса. В каждый момент, полагал он, история исчерпывает весь набор наличных возможностей развития, осуществляет все, что хотели и могли народы и человечество сделать в ходе культурного творчества. В свободном творчестве «человечество повсюду было тем, во что способно было оно обратить себя и что хотело и могло сотворить из себя», и «все, что не успело совершиться на земле, еще совершится в будущем». История культуры, в представлении Гердера, — это плюралистическая история, в каждой точке которой человечество как бы веерообразно расходится в разных направлениях в соответствии с желаниями и объективными возможностями, и именно это многообразие реализованных вариантов обеспечивает внутреннее богатство культуры взаимосвязанного человечества. Единство истории вовсе не предполагает однотипности развития народов, напротив, оно складывается как взаимодействие и взаимодополнительность разных способов исторического существования разных культур. «Общечеловеческое» в культуре, по Гердеру, — это ни в коем случае не одинаковое и тем более не «европейское»; оно образует совокупную целостность, в которой объединены все формы и варианты, каждый из которых в отдельности односторонен и несовершенен, но в то же время и самоценен.

При всем своеобразии позиции Гердер разделял общепросветительскую веру в общественный прогресс от низшего к высшему, но разрабатывал свою теорию таким образом, что большинство упреков, которые впоследствии адресовывались просветительской трактовке прогресса, к ней не относятся. Он не был склонен придавать решающее значение разуму и познанию и вовсе не в успехах наук видел содержание прогресса. Для него более важной была практическая и эмоциональная жизнь людей. Содержание и цели исторического прогресса, по Гердеру, состоят в развитии гуманности. Причем Гердеру важно было показать, что процесс воспитания гуманности осуществляется всеми людьми и всеми формами культуры как самовоспитание и что зародыши гуманности в виде чувства человеческой солидарности, стремления к общению и к взаимопомощи, к совершенствованию отношений между людьми глубоко укоренены в потребностях и в способностях каждого человека во все времена.

Общим местом многочисленных критиков теорий прогресса со временем стало указание на то, что в этих теориях цель истории осуществляется лишь в завершающем поколении, а потому все предшествующие поколения и формы культуры с легкостью приносятся в жертву ради достижения цели. Гердер со всей определенностью заявил о теоретической несостоятельности и нравственной неприемлемости понимания истории, согласно которому «все поколения людей существуют... только ради последнего поколения, которое воссядет на престоле посреди разбитого счастья всех предшествующих родов». Неприемлемо для него и допущение некоей трансцендентной цели истории, к которой люди тщетно стремились бы, зная о ее недостижимости. У истории и культуры есть цель, но внутренняя и вполне достижимая, — это полнота существования, счастье и человечность в той степени и в тех формах, какие возможны в данном месте и в данный момент истории. Каждое историческое состояние и каждый человек самоценны не только в моральном, но и в историческом смысле: если б на земле за всю историю родился один-единственный человек, то и в нем, полагал Гердер, была бы реализована цель всего человеческого существования. Принцип самоценности и самоцельности (все существующее заключает свою цель в себе) одинаково приложим к человеку, к человечеству, к любой культуре и ко всякому ее историческому состоянию. Именно от Гердера идет необычайно значимая для философии истории и философии культуры XIX-XX вв. мысль о том, что каждое историческое культурное образование уникально, индивидуально, неповторимо. Намеченный у Вико запрет мерить культурные свершения прошлого всеобщими мерками и прилагать к ним критерии абстрактной морали или совершенной красоты и уж тем более абсолютизировать собственные относительные представления Гердер стремился последовательно реализовать в характеристике исторических культур.

Существенно отличен от «ортодоксально-просветительских версий прогресса и его механизмов, способов осуществления взгляд Гердера на этот комплекс вопросов. О плюрализме и вариативности прогресса уже упоминалось. Поскольку же история — это непрерывные изменения и перевороты, постольку в ней все, даже самое ценное, обречено на исчезновение, а новое зачастую не лучше прежнего. «Культура движется вперед, — писал Гердер, — но совершеннее от этого не становится; на новом месте развиваются новые способности, прежние... безвозвратно уходят». На поставленный Руссо вопрос, способствовали ли науки и искусства нравственности и счастью людей, ответить непросто, полагал Гердер, и ответы будут разными в разных исторических условиях: все зависит от того, как люди их использовали, но в принципе всякие науки и искусства в состоянии создавать новые узы солидарности между людьми и тем самым содействовать прогрессу. Прогресс культуры противоречив. Поступательное развитие человечества такое же, как у отдельного человека, который попеременно припадает на левую и правую ноги и все же идет вперед. История культуры — это дорога с поворотами, обрывами, уступами; она исчерпывает все возможные глупости и пороки, но одновременно и все лучшее. В ней не бывает равномерного движения «по всему фронту», она не удерживается в точках высших достижений в науках, искусстве, нравственности и прочее; все они уходят в прошлое, ибо «как вчерашний день может оставаться сегодняшним, ветхий закон — законом вечным?». Ничто не может придать прекрасному мгновению противоестественную вечность, и все же, утверждал Гердер, человечество движется к возрастанию гуманности в общекультурном прогрессе, и единая цепь культуры соединяет культуры всех времен и народов. Общий закон природы — «превращение хаоса в миропорядок» — царит также и в истории, и осуществляется он культурой.

Осуществленное мыслителями XVIII в. (прежде всего Руссо, Вико и Гердером) открытие исторического измерения культуры и философское осмысление истории культуры придало новый поворот теориям воспитания, совершенствования человека и одновременно привело к пересмотру фундаментальных предпосылок, свойственных философии века «великих метафизических систем».

Роль исторического процесса

Кто творит историю: народ или великие личности? Кто относится к элите? Общественные объединения: каково их влияние на исторический процесс? Что такое альтернативы общественного развития?

Изучая историю, вы рассмотрели путь человечества на протяжении тысячелетий. Другими словами, вы изучали исторический процесс. Само слово "процесс" ход какого-либо явления, последовательную смену состояний в его развитии. Что же такое исторический процесс?

Основу, "живую ткань" исторического процесса составляют события, то есть те или иные прошедшие или проходящие явления, факты общественной жизни. Именно в исторических событиях воплощается деятельность людей, их экономические, социальные, политические, культурные связи и отношения.

Каждое историческое событие обладает специфическими, только ей присущими чертами, и выяснения этих черт дает возможность полнее, ярче представить то или иное событие и вместе с тем обогащает наши знания об историческом процессе в целом.

Таким образом, исторический процесс - это последовательная череда сменяющихся друг друга событий, в которых проявилась деятельность многих поколений людей. Все, кто осуществляет эту деятельность, являются субъектами исторического процесса: индивиды, различные социальные общности, их организации, крупные личности.

Существует в науке и ограничительное понимание субъекта исторического процесса. Не отрицая того, что история является результатом деятельности всех индивидов и их общностей, ряд ученых полагают, что до уровня субъекта исторического процесса поднимаются только те и тогда; кто и когда осознает свое место в обществе, руководствуется в своей деятельности общественно значимыми целями и участвует в борьбе за их осуществление. При этом отмечается: общая тенденция состоит в том, что в сознательную историческое творчество вовлекаются все более широкие массы людей.

Слово «народ» имеет несколько значений, в данном случае мы обозначаем им все слои населения, участвующих в решении задач общественного развития.

Положение о роли народа как субъекта исторического процесса ученые трактуют по-разному. В марксистской традиции принято считать, что народные массы, к которым относятся, в первую очередь, трудящиеся, является наиболее значительным субъектом исторического процесса, творцом истории, ее решающей силой.

Роль народных масс наиболее ярко проявляется:

- В деятельности по созданию материальных ценностей, в развитии производительных сил;
- В деятельности, направленной на создание культурных ценностей;
- В разных сферах общественно-политической жизни, в частности в борьбе за утверждение и практическую реализацию неотчуждаемых прав человека, за улучшение жизни людей;
- В деятельности по защите своего Отечества;
- В деятельности, направленной на установление и закрепление добрососедских отношений между народами, на укрепление всеобщего мира на планете, в борьбе за утверждение общечеловеческих ценностей. Часть исследователей иначе подходят к характеристике роли народных масс как субъектов исторического процесса, ставят во главу угла состав социальных сил, стремящихся к совершенствованию общественных отношений. Они считают, что понятие "народ" имеет неодинаковое значение в различные исторические эпохи, формула "народ-творец истории" означает широкую общность, которая соединяет только те слои и классы, заинтересованные в поступательном развитии общества. С помощью понятия "народ", по их мнению, отделяются прогрессивные силы общества от реакционных. Народ - это прежде всего трудящиеся, они всегда составляют его основную массу. Вместе с тем, понятие "народ" охватывает и те слои, которые, не будучи трудящимися, на данной ступени исторического развития выражают интересы поступательного движения. В качестве примера, приводят обычно буржуазию, которая в XVII-XIX в. возглавляла антифеодальные революции.

В некоторых философских трудах подчеркивается различие между понятиями "народ" и "масса". Так, русский философ Н.А. Бердяев писал: "Масса" толпа есть "оно", а не "мы". "Мы" предполагает существование "я" и "ты". В массе, в толпе "я" надевает маску, навязанную ему этой массой и ее бессознательными инстинктами и эмоциями ". Он отмечал:" Массы живут преимущественно интересами экономики, и это сказывается роковым образом на всей культуре, которая делается ненужной роскошью ".

По выражению испанского философа X. Ортеги-и-Гассета, массой есть множество людей без особых достоинств.

Немецкий философ К. Ясперс подчеркивал, что массу следует отличать от народа. Народ структурирован, осознает себя в жизненных принципах, в своем мышлении, традициях. Масса, напротив, не структурирована, не имеет самосознания, она лишена каких-либо отличительных свойств, традиций, почвы, она пуста. "Люди в массе, - писал К. Ясперс, - легко могут потерять разум, отдаться головокружительной возможности стать просто другими, последовать за ловцом крыс, который сбросит их в адские бездны. Могут сложиться такие условия, в которых бессмысленные массы будут взаимодействовать с тиранами, манипулирующих ими ".

Итак, взгляды мыслителей на роль народа в истории существенно различаются (Вспомните, что вы узнали о роли народа из курса истории. Подумайте, какая из приведенных точек зрения точнее отражает роль народных масс в истории. Возможно, у вас сложилось свое особая точка зрения по этому вопрос как вы могли бы ее обосновать? Приведите примеры, когда действия повлияли на ход события).

Для нормальной жизнедеятельности народа важна и наличие особых слоев, которых называют элитой. Это сравнительно небольшое число лиц, занимающих ведущее положение в политической, экономической, культурной жизни общества, наиболее квалифицированные специалисты. Предполагается, что эти люди имеют интеллектуальную и моральное превосходство над массами, высокое чувство ответственности. Всегда так бывает? По мнению ряда философов, элиты играют особую роль в управлении обществом, в развитии культуры (Подумайте, какими качествами должны обладать люди, управляющие различными сферами жизни общества: экономической, политической, военной и т.д.).

Многие из тех, кто считает решающей силой в истории народные массы, признают вместе с тем и большую роль политических и культурных элит.

Человек и исторический процесс

Социальная философия предполагает рассмотрение общества в динамике, в процессе изменения и развития, т.е. в историческом плане. Жизнь общества, развернутая во времени и социальном пространстве, представляет собой исторический процесс.

Сложный, разнообразный и неповторимый исторический процесс складывается из действий людей. Можно по-разному истолковывать причины этих действий, но все объяснения не отрицают того обстоятельства, что история творилась, творится и будет твориться людьми в процессе их жизнедеятельности. Деятельность людей есть сама общественная жизнь. Все, что происходит в обществе (функционирование составных частей общества, исторические события, разные общественные состояния и т.д.), прямо или косвенно связано с деятельностью человека. Человеческая деятельность выступает, таким образом, своеобразным центром, вокруг которого и в связи с которым складывается, функционирует и развивается общество.

Массы и личность. Что движет историю? Самым общим ответом на этот вопрос будет: историю движут народные массы. Признание определяющей роли народных масс не означает отрицания или принижения роли личности в истории. Именно конкретные личности, находясь во главе различных социальных общностей, ответственны за принятие управленческих решений. Высшая степень проявления роли личности в решении социальных проблем находит выражение в признании этой личности как великой или выдающейся.

Истоки роли личности в истории – в ее общественной природе, в неразрывной связи личности с социальными общностями, социальными отношениями. Появление выдающихся личностей вызывается определенными историческими условиями и историческими потребностями: необходимость коренных, масштабных социальных перемен – питательная почва для появления выдающихся личностей; не повседневные рутинные, а великие дела – поле деятельности великих людей.

Признание общественной обусловленности выдающихся личностей не означает отрицания собственно личностного компонента. Историческая личность, ее роль складываются как из социальных условий, общественных потребностей, с одной стороны, так и из индивидуальных, неповторимых качеств конкретной личности, с другой. Именно индивидуальные особенности того или иного человека выходят на первый план при попытке объяснить, почему именно этот человек стал великим. Кроме того, в силу своеобразия своей индивидуальности историческая личность не просто выражает определенные общественные интересы, но сама как неповторимая индивидуальность накладывает свой отпечаток на ход истории. Соединяя общественно необходимое с индивидуально неповторимым и случайным, деятельность индивидов является важной, относительно самостоятельной составляющей исторического процесса.

Социальная необходимость и свобода человека. Социальная необходимость – это характеристика вполне определенного, упорядоченного состояния и развития общества, зависящая от совокупности природных и социальных условий. Другими словами, социальную необходимость можно охарактеризовать как проявление в жизни общества действия объективных социальных тенденций.

В предельно общем смысле свобода человека – это свобода от животного, природного состояния и одновременно свобода в собственно человеческом, социальном измерении. Границы социальной свободы изменчивы, и развитие трудовой деятельности общества обусловливает меру свободы общества по отношению к природе и, тем самым, меру свободы людей внутри самого общества.

Свобода – это исторически возникшее и развивающееся социальное качество человека, характеризующее его относительную самостоятельность от внешних и внутренних условий своего существования. Истоки свободы коренятся не в самом отдельном индивиде, хотя именно в его действиях реализуется свобода, а в определенных связях между людьми. Свобода в этом смысле – не индивидуальное свойство человека, а характеристика его социального состояния. При этом свобода не абсолютна, не безгранична и не абстрактна, а всегда относительна, ограничена и конкретна.

История является результатом деятельности людей, руководствующихся своими собственными интересами и целями. Соотношение между сознательной деятельностью людей и обстоятельствами, в которых они действуют, характеризуют категории "объективные условия" и "субъективный фактор", "необходимость" и "свобода".

Субъективный фактор – это более или менее осознаваемая деятельность общества (субъекта), направленная на достижение определенных целей. Сознательная деятельность людей осуществляется в различных формах, которые не всегда опираются на отчетливое понимание основных тенденций развития общества.

Понятие объективных условий означает совокупность обстоятельств, не зависящих от сознания и воли субъекта и определяющих реальные возможности, цели, средства и результаты деятельности людей. Это понятие отвечает на вопрос, что определяет деятельность людей. Объективные условия не сводятся к материальным факторам. Одни их компоненты выступают как материальные факторы, другие – как идеальные, третьи – как идеологические отношения.

Объективный и субъективный факторы – необходимые стороны исторического процесса, находящиеся в тесном взаимодействии. Объективные факторы определяют направление и результаты деятельности субъективного фактора. Субъективный фактор обычно реализует назревшие потребности объективного развития общества.

Более высокую форму соотношения между объективными законами общества и деятельностью людей выражают категории необходимость и свобода. Необходимость означает объективную обусловленность человеческой деятельности. Объективные условия детерминируют эту деятельность и носят характер всеобщности и закономерности, гак как социальные тенденции действуют во всех сферах жизни общества. Во всех этих сферах проявляется историческая необходимость: необходимость развития экономики, науки, культуры и т.д.

Поскольку жизнедеятельность людей определяется необходимостью, возникает вопрос, совместима ли свобода с необходимостью? Сторонники фатализма отвечают на этот вопрос отрицательно, утверждая, что в мире существует только необходимость, которая с неизбежностью определяет поведение людей. При этом необходимость может выступать как сверхъестественная и божественная воля или как изначальный социальный порядок, как естественное устройство мира с господством природной необходимости.

Люди, конечно, не вольны в выборе объективных условий своей деятельности, но они обладают известной свободой выбора и несут ответственность за результаты этого выбора. Они более или менее свободны также в выборе средств достижения цели. Реализуя на практике требования объективных условий, люди тем самым прокладывают путь к свободе. Мера свободы, которой в каждую историческую эпоху располагают они, зависит в конечном счете от уровня развития производства, социальных отношений, политического строя общества, культурного менталитета, традиций, национальных особенностей и других факторов.

Формы исторического процесса

Историческим процессом называется временная последовательность сменяющих друг друга событий, которые явились результатом деятельности многих поколений людей.

Основу исторического процесса составляют исторические факты, произошедшие или происходящие явления общественной жизни, которые оказали серьезное воздействие на жизнь людей.

В процессе познания ученые не только констатируют данные факты, но и пытаются дать им научное объяснение.

При изучении таких фактов следует помнить о том, что:

а) любой исторический факт представляет собой элемент объективной реальности, тесно связанный с другими ее элементами. Поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии, выявлять не только место конкретного факта в историческом процессе, но и его влияние на последующее развитие общества;
б) содержание исторического факта зависит от уровня развития конкретного общества и является результатом деятельности субъектов исторического процесса.

Под субъектами исторического процесса обычно понимаются те индивиды и их общности, которые принимают в нем непосредственное участие. Такими субъектами могут быть народные массы, социальные группы и общественные объединения, отдельные исторические личности.

Народными массами в самом общем смысле можно назвать социальные общности, сложившиеся на определенной территории (обычно таковой является территория какой–либо страны), члены которой имеют единый менталитет, культуру, традиции и обычаи и сообща создают материальные и духовные ценности. Народные массы являются наиболее значимым субъектом исторического процесса. Большинство ученых считают, что именно народные массы играют в нем определяющую, а подчас и решающую роль. Однако ряд философов указывают на необходимость разделения понятий «народ» и «масса». Они подчеркивают, что, в отличие от народа, масса представляет собой группу людей, не связанных друг с другом. Подобные группы, говорят они, возникают время от времени и в своей деятельности руководствуются не разумом, а эмоциями, причем стремление к разрушению у них бывает сильнее стремления к созиданию.

Еще одним субъектом исторического процесса являются социальные группы и общественные объединения. Социальные группы могут выделяться по различным признакам — возрастному, половому, профессиональному, религиозному и т.д. Наиболее распространенными социальными группами, сыгравшими огромную роль в историческом процессе, являются классы, сословия и нации. Каждая из социальных групп имеет некоторые общие черты, составляющие в совокупности социальный характер данной группы. У каждой из групп есть свои интересы, которые они пытаются отстаивать в историческом процессе и для защиты которых создают общественные объединения. Общественными объединениями называются добровольные, самоуправляемые формирования, создаваемые на основе общности интересов для достижения какой–либо цели, общей для всех их членов. К ним относятся политические партии, профсоюзные организации, общественные движения.

Большое влияние на исторический процесс оказывают и отдельные личности, которые ученые называют историческими деятелями. Прежде всего, таковыми традиционно считают тех, кто осуществляет власть (монархов, президентов и т.д.). Однако кроме них большое влияние на развитие общества и его самосознания оказывают великие ученые и деятели культуры и искусства. Поэтому, в зависимости от конкретной исторической ситуации и их вклада в исторический процесс, они также могут быть отнесены к историческим личностям.

Таким образом, исторический процесс складывается из поступков как отдельных личностей, выполняющих важные общественные функции, так и из действий объединений людей и деятельности народных масс в целом.

Помимо решения вопроса об участниках исторического процесса и их роли в общественном развитии, необходимо выяснить, в каком направлении движется общество, находящееся в состоянии непрерывного развития и изменения.

Под прогрессом понимается направление развития, для которого характерно поступательное движение общества от низших и простых форм общественной организации к более высоким и сложным. Понятию прогресса противоположно понятие регресс, для которого характерно обратное движение — от высшего к низшему, деградация, возврат к уже отжившим структурам и отношениям. Представление о развитии общества как прогрессивном процессе появилось еще в древности, но окончательно оформилось в трудах французских просветителей (А. Тюрго, М. Кондорсе и др.). Критерий прогресса они видели в развитии человеческого разума, в распространении просвещения. Столь оптимистичный взгляд на историю сменился в XIX в. более сложными представлениями. Так, марксизм усматривает прогресс в переходе от одной общественно–экономической формации к другой, более высокой. Некоторые социологи сутью прогресса считали усложнение социальной структуры, рост социальной неоднородности. В современной социологии исторический прогресс связывается с процессом модернизации, т. е. переходом от аграрного общества к индустриальному, а затем и к постиндустриальному.

Некоторые мыслители отвергают идею прогресса в общественном развитии, рассматривая историю либо как циклический круговорот с чередой подъемов и спадов (Дж. Вико), предсказывая скорый «конец истории», либо утверждая представления о многолинейном, независимом друг от друга, параллельном движении различных обществ (Н. Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби). Так, А. Тойнби, отказавшись от тезиса о единстве всемирной истории, выделил 21 цивилизацию, в развитии каждой из которых он различал фазы возникновения, роста, надлома, упадка и разложения. О «закате Европы» писал и О. Шпенглер. Особенно ярок «антипрогрессизм» К. Поппера. Понимая под прогрессом движение к какой–либо цели, он считал его возможным только для отдельного человека, но не для истории. Последняя же может быть объяснена и как прогрессивный процесс, и как регресс.

Очевидно, что прогрессивное развитие общества не исключает возвратных движений, регресса, цивилизационных тупиков и даже срывов. Да и само развитие человечества вряд ли имеет однозначно прямолинейный характер, в нем возможны и ускоренные рывки вперед, и откаты назад. Более того, прогресс в одной сфере общественных отношений может сопровождаться и даже быть причиной регресса в другой. Развитие орудий труда, техническая и технологическая революции — яркое свидетельство экономического прогресса, но они поставили мир на грань экологической катастрофы, истощили природные ресурсы Земли. Современное общество обвиняют в упадке морали, в кризисе семьи, в бездуховности. Высока и цена прогресса: удобства городской жизни, например, сопровождаются многочисленными «болезнями урбанизации». Иногда издержки прогресса настолько велики, что возникает вопрос, а можно ли вообще говорить о движении человечества вперед.

В этой связи актуален вопрос о критериях прогресса. Согласия среди ученых нет и здесь. Французские просветители видели критерий в развитии разума, в степени разумности общественного устройства. Ряд мыслителей (например, А. Сен–Симон) оценивали движение вперед по состоянию общественной нравственности, приближению ее к раннехристианским идеалам. Г. Гегель связывал прогресс со степенью сознания свободы. Марксизм также предложил универсальный критерий прогресса — развитие производительных сил. Видя сущность движения вперед во все большем подчинении сил природы человеку, К. Маркс сводил общественное развитие к прогрессу в производственной сфере. Прогрессивными он считал лишь те социальные отношения, которые соответствовали уровню производительных сил, открывали простор для развития человека (как главной производительной силы). Применимость подобного критерия оспаривается в современном обществознании. Состояние экономического базиса не определяет характер развития всех остальных сфер жизни общества. Целью, а не средством любого общественного прогресса является создание условий для всестороннего и гармоничного развития человека.

Следовательно, критерием прогресса должна являться мера свободы, которую общество в состоянии предоставить личности для максимального развития ее потенциальных возможностей. Степень прогрессивности того или иного общественного строя нужно оценивать по созданным в нем условиям для удовлетворения всех потребностей личности, для свободного развития человека (или, как говорят, по степени человечности общественного устройства).

Различают две формы социального прогресса: революция и реформа.

Революция — это полное или комплексное изменение всех или большинства сторон общественной жизни, затрагивающее основы существующего социального строя. До недавнего времени революция рассматривалась как всеобщий «закон перехода» от одной общественно–экономической формации к другой. Но ученым никак не удавалось обнаружить признаки социальной революции при переходе от первобытнообщинного строя к классовому. Приходилось настолько расширять понятие революции, чтобы оно годилось для любого формационного перехода, но это приводило к выхолащиванию первоначального содержания термина. «Механизм» же реальной революции удавалось обнаружить только в социальных революциях Нового времени (при переходе от феодализма к капитализму).

Согласно марксистской методологии под социальной революцией понимается коренной переворот в жизни общества, изменяющий его структуру и означающий качественный скачок в его прогрессивном развитии. Наиболее общей, глубинной причиной наступления эпохи социальной революции является конфликт между растущими производительными силами и сложившейся системой социальных отношений и учреждений. Обострение на этой объективной почве экономических, политических и иных противоречий в обществе приводит к революции.

Революция всегда представляет собой активное политическое действие народных масс и имеет первой целью переход руководства обществом в руки нового класса. Социальная революция отличается от эволюционных преобразований тем, что она концентрирована во времени и в ней непосредственно действуют народные массы.

Диалектика понятий «реформа–революция» весьма сложна. Революция как действие более глубокое обычно «вбирает» в себя реформу: действие «снизу» дополняется действием «сверху».

Сегодня многие ученые призывают отказаться от преувеличения роли в истории того социального явления, которое именуют «социальной революцией», от провозглашения ее обязательной закономерностью при решении назревших исторических задач, поскольку революция далеко не всегда была главной формой общественной трансформации. Гораздо чаще изменения в обществе происходили в результате реформ.

Реформа — это преобразование, переустройство, изменение какой–либо стороны общественной жизни, не уничтожающее основ существующей социальной структуры, оставляющее власть в руках прежнего правящего класса. Понимаемый в таком смысле путь постепенного преобразования существующих отношений противопоставляется революционным взрывам, сметающим до основания старые порядки, старый строй. Марксизм считал эволюционный процесс, консервировавший на долгое время многие пережитки прошлого, слишком мучительным для народа. И утверждал, что поскольку реформы всегда проводятся «сверху» силами, уже имеющими власть и не желающими с ней расставаться, то и результат реформ всегда ниже ожидаемого: преобразования являются половинчатыми и непоследовательными.

Пренебрежительное отношение к реформам как форма общественного прогресса объяснялось и знаменитым положением В. И. Ленина о реформах как «побочном продукте революционной борьбы». Собственно уже К. Маркс отмечал, что «…социальные реформы никогда не бывают обусловлены слабостью сильных, они должны быть и будут вызваны к жизни силой «слабых». Отрицание возможности наличия у «верхов» стимулов при начале преобразований усилил его российский последователь: «…действительным двигателем истории является революционная борьба классов; реформы — побочный результат этой борьбы, побочный потому, что они выражают неудачные попытки ослабить, притушить эту борьбу». Даже в тех случаях, когда реформы с совершенной очевидностью не являлись результатом массовых выступлений, советские историки объясняли преобразования стремлением господствующих классов не допустить никаких посягательств на господствующий строй в будущем. Реформы и в этих случаях являлись результатом потенциальной угрозы революционного движения масс.

Постепенно российские ученые освободились от традиционного нигилизма по отношению к эволюционным преобразованиям, признав вначале равнозначность реформ и революций, а затем, поменяв знаки, обрушились с сокрушительной критикой теперь уже на революции как на крайне неэффективный, кровавый, изобилующий многочисленными издержками и приводящий к диктатуре путь.

Сегодня великие реформы (т. е. революции сверху) признаются такими же социальными аномалиями, как и великие революции. Оба эти способа решения общественных противоречий противопоставляются нормальной, здоровой практике «перманентного реформирования в саморегулирующемся обществе». Дилемма «реформа–революция» подменяется выяснением соотношения перманентного регулирования и реформы. В этом контексте и реформа, и революция «лечат» уже запущенную болезнь (первая — терапевтическим методами, вторая — хирургическим вмешательством), в то время как необходима постоянная и возможно ранняя профилактика. Поэтому в современном обществознании акцент переносится с антиномии «реформа–революция» на «реформа–инновация». Под инновацией же понимается рядовое, однократное улучшение, связанное с повышением адаптационных возможностей социального организма в данных условиях.

Концепции исторического процесса

В философско-социологической литературе предлагается несколько концепций исторического процесса. Уже в философии Древнего мира сложились концепции линейного и циклического характера истории. Ставился вопрос: что несет с собой история – улучшение жизни людей или умножение страданий и несчастья? Этот вопрос был связан с тем, что понимать под счастьем и несчастьем, к чему нужно стремиться и чему сопротивляться в общественной жизни.

Живший на рубеже VIII–VII вв. до н. э. поэт Гесиод с прискорбием говорил, что история прошла пять веков. Первый – золотой; люди отличались высокой моралью, были благочестивы, жили легко и беспечно. Затем наступил серебряный век – стало хуже во всех отношениях, и т. д. Наконец, наступил самый плохой, современный, железный век. Все идет к худшему; растут насилие, зло, несправедливость. Достойные люди разоряются, недостойные богатеют, честных притесняют, бесчестные находятся у кормила власти. Гесиод стоит на точке зрения исторического регресса.

Наряду с концепцией регресса в философии Древнего мира была концепция прогрессивного развития общества. В античной философии ее придерживались Демокрит, Платон, Аристотель. Особым вариантом этой концепции была позиция христианской философии, которая понимала историю как осуществление заранее предусмотренного Богом плана спасения человека (провиденциализм). О наличии в истории единой траектории линейного прогресса в философии Нового времени и наших дней говорили многие философы, связывая этот прогресс с развитием материального производства (К. Маркс, О. Тоффлер, Р. Арон, Д. Белл и др.).

Концепция линейной направленности исторического процесса включает в себя два варианта – пессимистический и оптимистический.

Была предложена идея кругооборота мирового процесса (например, в Ведах в индийской философии, у стоиков – в античной, Экклезиаста в Библии). Согласно этой концепции, история идет по восходящей траектории, затем переходит на нисходящую, потом снова идет по восходящей и т. д. Часто эта идея была следствием цикличного существования мира.

Можно присмотреться еще к позиции христианской философии истории. Здесь, с одной стороны, выражен пессимизм – сожаление о безвозвратной потере рая, а с другой – взгляд на историю как движения к будущему спасению, приходу мессии. Концепция провиденциализма существует до наших дней. Ж. Маритен, например, исходит из того, что ход истории реализует Божественный замысел.

Идея прогресса была самой популярной и захватывающей идеей философии истории XIX в. Прогресс понимался как плавное эволюционное развитие. Эта концепция иногда перерастала в фатализм, когда говорилось о «законе эволюции», перед которым люди бессильны.

Наряду с концепцией исторического прогресса в иррационалистических вариантах философии приводится идея регресса. Так, Ницше утверждает: «Можно доказать, что все ведущее к нам, было упадком, человек, и как раз самый мудрый, – высшее заблуждение природы и выражение ее самопротиворечивости (самое страдающее существо): путь природы, приведший к настоящему, – падение». Однако Ницше непоследователен. Он говорит также о цикличности истории, о «вечном возвращении».

Некоторые социологи вместо понятий «развитие», «прогресс», «эволюция» употребляют понятие «изменение», которое имеет преимущество перед первым, поскольку не указывает, в каком направлении идет исторический процесс. Некоторые историки, акцентируя неповторимость каждой эпохи, считают ошибочным вообще говорить о прогрессе. Выигрывая в одном, люди теряют в другом; имеем авиацию, но нет Шекспира.

Решение вопроса о направленности исторического процесса часто связывают с вопросом о том, есть ли смысл, конечная цель истории, и с вопросом о критериях общественного прогресса.

Предлагаются различные решения вопроса о смысле истории, исторического процесса. С христианской точки зрения смысл истории был предзадан Богом. История выглядит как испытания падшего человечества, идет она от наказания к прощению в будущей потусторонней жизни. В гегелевской концепции смысл истории предзадан стремлением абсолютной идеи к самопознанию в ходе исторического процесса. С точки зрения марксизма не имеет смысла говорить об общественном прогрессе вне и помимо деятельности людей, о каком-то автоматическом прогрессе, который сам собой ведет человечество к какой-то от века поставленной цели. Еще раз сформулируем позицию марксизма. Люди сами творят свою историю, но творят ее в соответствии с возможностями, определяемыми объективными, независимыми от воли и сознания людей законами. Социальные законы определяют в общих чертах тенденции развития общества, а конкретный ход исторических событий – результат взаимодействия многих факторов.

Общественный прогресс – не какая-то однозначная траектория развития общества. В рамках общей направленности хода истории можно видеть и эпохи реакции, и катастрофы, ведущие к упадку и даже гибели народов и цивилизаций. Но это не противоречит идее прогресса.

В социологии предлагалось много критериев прогресса. Среди них – производительность труда, обилие материальных благ, свобода личности, развитие морали и т. д.

При характеристике критериев общественного прогресса нужно учитывать, что общество состоит из ряда сфер и поэтому целесообразно ставить вопрос о критериях прогресса в каждой из этих сфер. А в каждой из этих сфер есть свои подсистемы, имеющие свои критерии прогресса.

Если подходить к проблеме критериев общественного прогресса с точки зрения материалистического понимания истории, то основной критерий надо искать там, где находятся базисные факторы – в области материального производства, экономической сфере. Речь идет о развитии производительных сил, степени соответствия производственных отношений уровню развития производительных сил. Развитие материального производства приводит к увеличению количества произведенного продукта для расширения потребностей человека и изменения способов их удовлетворения. И возрастание уровня потребностей является следующим важным критерием общественного прогресса.

Но этого мало. Общественный прогресс является действительно прогрессом, когда он связан с прогрессом человека. Общественный прогресс состоит в том, чтобы сделать как можно более свободными максимум людей, чтобы они могли жить и развиваться, могли полностью реализовать свой духовный потенциал. Именно для этой цели необходимо развитие производства, рост производства материальных благ. Если же производство не ведется с этой целью, то само по себе его развитие не может быть критерием прогресса. Общественный прогресс связан с развитием свободы человека; не зря говорится, что мера свободы – это мера прогресса. Общественный прогресс связан и с развитием политической свободы, демократии, гуманистических начал и т.д.

Общественный прогресс характеризуется комплексом критериев. Каждый отдельно взятый критерий – необходим, но недостаточен. Лишь весь комплекс этих критериев позволяет адекватно оценить характер эволюции общества.

В каждом обществе, в каждую историческую эпоху могут преобладать прогрессивные или регрессивные тенденции. А есть ли какая-то общая для всего человечества магистральная линия развития? Есть ли «всемирная история»?

Можно отметить основные точки зрения. По одной из них (Н. Я. Данилевский, О. Шпенглер) такой единой истории нет, а есть различные, неповторимые, замкнутые, самостоятельно развивающиеся культуры, каждая из которых может достигнуть высокого уровня культуры, цивилизации. Но нельзя считать, что они одновременно находятся на одинаковом уровне развития. Сегодня есть культуры, которые находятся на низком уровне развития, к примеру, в джунглях, на некоторых островах; населяющие их племена находятся на уровне первобытно-общинного строя.

По другой точке зрения все общества проходят одну магистральную линию развития. Эта линия трактуется или как смена общественно-исторических (экономических) формаций (Маркс), или как прохождение триады: доиндустриальное («традиционное») общество – индустриальное – постиндустриальное (Д. Белл); или триада: аграрная цивилизация – индустриальная цивилизация – цивилизация «третьей волны» (О. Тоффлер). Последняя должна быть экологической, демократической и опираться на «мягкие технологии».

В истории общества есть сочетание общего и отдельного, особенного. С одной стороны, мы видим конкретный процесс развития отдельных стран, народов. Специфика их развития зависит от природной силы, особенностей образа жизни, состояния духовной культуры, облика лидеров и т. д. С другой стороны, существуют общие тенденции, направления развития.

Но почему существует общее в историческом процессе? Это можно объяснить тем, что исторический процесс – это история людей, разумных существ, которые живут своим трудом, связаны системой общественных отношений. Люди могут не знать друг друга, могут быть разделены океанами или огромными пространствами материков, но если они свои трудом добывают средства жизни, стремятся использовать природные богатств, развивать свои потребности и удовлетворять их, то их жизнедеятельность складывается в единый исторический процесс.

Исторический процесс и однонаправлен (если говорить об его общей тенденции) и многовариантен (если речь идет о конкретной стране, народе). Но многовариантность не является безграничной, она включена в рамки общей тенденции истории.

Подходы к историческому процессу

Формационный подход

В рамках этого подхода выделяют две концепции – марксистскую и теорию постиндустриального общества. Марксистская концепция основывается на признании решающей детерминантой развития способа производства. На этой основе происходит выделение определенных стадий в развитии общества – формаций. Концепция постиндустриального общества в качестве главной детерминанты общественно-исторического процесса провозглашает три типа обществ: традиционное, индустриальное и постиндустриальное.

Коренная идея монистического подхода состоит в признании единства человеческой истории и ее прогресса в форме стадиального развития. Коренная идея второго – отрицание единства истории человечества и его прогрессирующего развития.

Результаты титанического труда К. Маркса и Ф. Энгельса по изучению и критическому анализу всемирно-исторического опыта позволили выделить совершенно новое для историографии и социальной философии понятие, понятие «формация». Общественно-экономическая формация есть общество на определенной ступени исторического развития, характеризующееся специфическим экономическим базисом и соответствующими ему политической и духовной надстройкой, историческими формами общности людей, типом и формой семьи. Учение об общественно-экономической формации дало ключ к пониманию единства исторического процесса, что выражено, прежде всего, в последовательной смене общественно-экономических формаций друг другом, когда каждая последующая формация зарождается в недрах предыдущей. Единство проявляется и в том, что все общественные организмы, имеющие своей основой данный способ производства, воспроизводят и все другие типичные черты соответствующей общественно-экономической формации. Но конкретно-исторические условия существования общественных организмов весьма различны, и это приводит к неизбежным расхождениям в развитии отдельных стран и народов, значительному многообразию исторического процесса и к его неравномерности.

Высокие претензии марксизма на революционное изменение мира вызвали широкую оппозицию по отношению к нему. По степени критического настроя к формационному учению можно условно выделить два основных направления. Представители первого настаивают на необходимости замены марксистского подхода как не выдержавшего проверки историческим опытом новым, в корне отличным подходом. Представители второго отрицают необходимость такой замены, настаивая лишь на обновлении марксистского подхода, т.е. на ликвидации ряда его недостатков. Основным же недостатком формационного подхода к истории является выпадение из исторического познания вообще множества элементов и связей общества как системы, которые не находят в монистическом взгляде на историю своего адекватного объяснения. Прежде всего, как отметил М.А. Барг, при формационном подходе картина социальной структуры настолько объединяется, что вся многоплановая социальная структура так или иначе подтягивается к классам-антагонистам, а духовная культура сводится, несмотря на все свое богатство, к отражению интересов основных классов, к отражению первичной стороны и не рассматривается как самостоятельный, генетически независимый фактор.

Cамостоятельное значение приобретает вопрос о «географических» границах применения формационной теории. Эта теория, разработанная на материале истории Западной Европы, верно охватывает некоторые особенности развития западной цивилизации. Применительно к восточным обществам этот подход выглядит менее убедительно. Реальные тенденции и формы развития на Востоке и еще многих регионах мира не укладываются в схему пяти формаций. Это почувствовал еще сам Маркс, выдвинувший проблему азиатского способа производства, но так и не решивший ее.

Цивилизационный подход

Если формационный (монистический) подход к истории раскрывается достаточно легко, то с цивилизационным подходом дело обстоит сложнее, поскольку единой цевилизационной теории не существует, как не существует единого понятия «цивилизация». Этот термин весьма многозначен. В настоящее время цивилизация рассматривается в трех аспектах. В первом аспекте понятия «культура» и «цивилизация» трактуются как синонимы. Во втором цивилизация определяется как овеществление вещественно-технических и социально-организационных инструментов, обеспечивающих людям достойную их социально-экономическую организацию общественной жизни, относительно высокий уровень потребления комфорта. В третьем аспекте цивилизация рассматривается как историческая ступень развития человечества, следующая за варварством.

На основании цивилизационного подхода выделяется множество концепций, построенных на разных основаниях, почему его и называют плюралистическим. По логике этого подхода существует множество исторических образований (цивилизаций), слабо или вообще не связанных друг с другом. Все эти образования равноценны. История каждого из них уникальна, как уникальны они сами. Главное отличие цивилизационного подхода – отсутствие решающей детерминации в развитии общества. Если формационная теория начинает постижение общества «снизу», выдвигая на первое место материальное производство, то сторонники цивилизационного подхода начинают постижение общества, его истории «сверху», т.е. с культуры во всем многообразии ее форм и отношений (религия, искусство, нравственность, право, политика и проч.). И здесь важно, избегая жесткой привязки к способу производства, не упустить из виду опасность другого монизма – не менее жесткой привязки к духовно-религиозному или психологическому началу.

Значительный вклад в развитие цивилизационного подхода внесли О. Шпенглер, М. Вебер, А. Тойнби. Этот подход базируется не на выделении уровня производительных сил и экономического базиса, а на определении преобладающего вида хозяйственной деятельности и господствующей системы ценностей в жизни общества. Здесь отсутствует абсолютизация социально-экономических законов, господствующих над людьми, принимается во внимание сложное переплетение технического, экономического, политического, религиозного и других социокультурных факторов в реальной деятельности людей, провозглашается право каждого народа на собственный социально-исторический эксперимент, на реализацию своей культурной программы.

Но посвящая анализу культуры все свое внимание и энергию, сторонники цивилизационного подхода часто вообще не обращаются к материальной жизни. Цивилизационный подход представляется именно как противоположность формационного, как отрицающий материально-производственную детерминацию общества и его истории. Но противоположности смыкаются. Выпячивание какой-либо одной формы культуры делает подход монистическим, однотипным формационному.

Цивилизационный подход еще не разработан до конца как общеметодологический подход к анализу общественно-исторического процесса. И он должен быть плюралистическим, принимающим во внимание сложное переплетение технического, экономического, политического, религиозного и других социокультурных факторов в общественно-историческом процессе. Его методология должна находиться в соответствии с современными представлениями о многофакторности и многовекторности развития. Сущность цивилизационного подхода должна усматриваться в многофакторном и многовекторном анализе общественно-исторического процесса. В этом случае насущно необходимым станет использование достижений монистического подхода, результатов анализа места и роли отдельных сторон общественной жизни, смыкание цивилизационного (плюралистического) и формационного (монистического) подходов.

Мир-системный подход

У истоков мир-системного подхода стоял французский историк Ф.Бродель. В его трехтомнике посвященному генезису капиталистической цивилизации идет речь о взаимосвязывающей все общества «мир-экономике». У нее имеется свой центр (со своим «сверхгородом»; в XIV в. им была Венеция, позднее центр переместился во Фландрию и Англию, оттуда в ХХ столетии за океан в Нью-Йорк), второстепенные, но развитые общества, окраинная периферия. Торговые коммуникации связывают разные регионы и культуры в единое макроэкономическое пространство.

Эти идеи были развиты И. Валлерстайном. Главной единицей развития Валлерстайн избирает не «национальное государство», а социальную систему. Системы имеют определенную логику функционирования и развития. Они основаны на определенном «способе производства». И. Валлерстайн понимает термин «способ производства» как особую форму организации трудового процесса, в рамках которой посредством какого-либо разделения труда осуществляется воспроизводство системы в целом. Главным критерием классификации (и одновременно периодизации) способов производства у Валлерстайна выступает способ распределения. В этом он следует идеям К. Поланьи.

Соответственно выделяются три способа производства и три типа социальных систем:

1) реципроктно-линиджные минисистемы, основанные на отношениях взаимообмена,
2) редистрибутивные мир-империи (в сущности, это и есть «цивилизации» А. Тойнби),
3) капиталистическая миросистема (мир-экономика), основанная на товарно-денежных отношениях. Это стадиальная составляющая мир-системной теории.

«Мир-империи» существуют за счет дани и налогов с провинций и захваченных колоний, т.е. за счет ресурсов, перераспределяемых бюрократическим правительством. Отличительным признаком мир-империй является административная централизация, доминирование политики над экономикой. Мир-империи могут трансформироваться в «мир-экономики». Большинство мир-экономик оказались непрочными и погибли. Единственная выжившая мир-экономика, это капиталистическая. Она сформировалась в Европе в XVI–XVII вв., превратилась в гегемона мирового развития (капиталистическую мир-систему), подчинив все другие социальные системы.

Капиталистическая мир-система состоит из «ядра» (наиболее высокоразвитые страны Запада), «полупериферии» (в ХХ в. страны социализма) и «периферии» (страны третьего мира). Она основана на неэквивалентном разделении труда и эксплуатации между ядром и периферией. Полупериферия подвижна, она выполняет амортизационные функции и нередко является источником различных иннованционных изменений. На динамику экономических процессов в современной мир-системе накладывают геополитические процессы, экономические тренды и циклы (например, циклы Кондратьева и др.) разной протяженности.

К. Чейз-Данн и Т. Холл сформулировали наиболее обоснованную на настоящий момент концепцию исторического развития мир-систем. Понятие «способ производства» они предлагают заменить более точным термином «способ накопления».

Способов накопления три:

1) основанный на родственных связях (по сути дела речь идет о реципрокатном обществе),
2) даннический,
3) рыночный.

В соответствии с данными способами производства они выделяют три типа мир-систем с подвариантами:

1) основанные на родстве (бесклассовые и безгосударственные системы охотников, собирателей и рыболовов; классовые, но безгосударственные вождества);
2) даннические (первичные государства, первичные империи, мир-системы со многими центрами [например, Месопотамия или Мезоамерика], коммерциализированные даннические мир-системы [например, средневековая Афро-Евразия]);
3) капиталистические (капиталистическая, с центром в Европе с XVII в. и современная глобальная) мир-системы.

Взаимосвязь между мир-системами складывается из четырех сетей: сетей большегрузных товаров (BNG), сетей престижных товаров (PGN), политических и военных сетей (PMN), информационных сетей (IN). Самыми широкими являются сети информации и престижных товаров. Какое место занимает каждая из сетей в динамике мир-систем, является сейчас одним наиболее актуальных вопросов. Последние теоретически важные работы в этой области показывают, что значимость обмена большегрузными товарами оказалась Валлерстайном несколько преувеличенной. На самом деле еще во времена далекой древности существовали контакты между различными цивилизациями и континентами. Таким путем распространялись технологические новации (земледелие, металлургия, колесницы, вооружение), идеологические системы, престижные товары и т.д. С этой точки зрения можно говорить о формировании единого мир-системного пространства не в индустриальную эпоху, а на несколько тысячелетий раньше.

Всемирно-исторический процесс

Земная цивилизация многообразна и включает множество человеческих обществ, сходных или отличных друг от друга. Для упрощения структуры человеческого сообщества используют термин «локальная цивилизация» - это целостная общественная система, сориентированная в пространстве и времени, включающая одно или несколько человеческих сообществ, в которой экономика, социальная структура общества, политика и культура органически взаимосвязаны и освещены единой религиозной или идеологической доктриной. Каждая цивилизация имеет определенную структуру, включающую в себя лидера (государство или группа государств, которые на данном отрезке исторического времени являются наиболее развитыми и сильными), центр (наиболее характерные для данной цивилизации сообществами), периферию (государства и народы, совмещающие черты разных цивилизаций) и сферу влияния (сообщества, относящиеся к другим цивилизациям, но зависящие от данной). При этом жесткой границы между структурными элементами цивилизации нет.

Для выявления закономерностей всемирно-исторического процесса используется понятие «тип цивилизационного или исторического развития» - цивилизация или несколько цивилизаций со сходными основными принципами ведения хозяйства и организации политической власти, общностью фундаментальных основ менталитета и исторической судьбы. Изучение всемирной истории позволяет выявить четыре типа исторического развития: развитие в рамках годового цикла или непрогрессивный тип, восточный или тип циклического развития, западный или тип прогрессивного развития и смешанный тип развития.

Первым по времени возникновения является развитие в рамках годового цикла (развитие по кругу), которое несколько условно называют типом непрогрессивного развития, который возник одновременно с появлением человека современного типа примерно 40 тысяч лет назад. В настоящее время он сохранился у индейцев Америки, аборигенов Австралии и Новой Зеландии, ряда малых народов Сибири и Крайнего Севера, некоторых племен Центральной Африки. Основными занятиями людей были охота и собирательство, а также бортничество и рыболовство, затем земледелие и скотоводство. Существовали общественная собственность на средства производства и социальное равенство. Основной социальной единицей являлась родовая община, которую возглавляли старейшины. Общины объединялись в племена. Сознание древних людей было мифологическим. Ему свойственно единство зачатков религии, философии, науки и искусства. Сущность данного типа развития в полной мере характеризует его название. Формы деятельности человека и общества меняются в зависимости от времени года и воспроизводятся из поколения в поколение. Если перемены и происходят, то в течение тысячелетий.

Вторым по времени возникновения является восточный тип или тип циклического развития. Он зародился с появлением первых государств на Древнем Востоке в 4-3 тыс. до н.э. и также продолжает существовать в наши дни. К этому типу развития относится ряд древних цивилизаций (шумерская, аккадская, древнеегипетская, хеттская, ассирийская и др.), цивилизации доколумбовой Америки (инков, ацтеков, майа, сапотеков и др.), средневековая монгольская; современные восточные цивилизации, образовавшиеся в периоды древнего мира и средних веков (китайско-конфуцианская, индо-буддийская, исламская).

Для государств этого типа основным принципом организации жизни является коллективизм. Верховным собственником земли в древности и в средние века являлось государство, а в настоящее время в экономике большинства восточных стран имеется большой государственный сектор. Тип государства - восточная деспотия. В настоящее время эта черта проявляется в том, что в большинстве восточных государств существует авторитарный политический режим, а демократические процедуры, если они есть, формальны и не обеспечивают контроль над властью со стороны населения. Частная собственность на средства производства для данного типа развития не характерна. Гармония человека и природы рассматривается как ценность, и, в общем и целом, сохраняется. Религия является не столько системой взглядов, сколько образом жизни. Человек ориентирован на духовное самосовершенствование и потусторонний мир. Земное существование рассматривается как нечто преходящее, а потому и не очень ценное.

Современные восточные цивилизации, хотя и относятся к одному типу развития, существенно различаются между собой и имеют в постоянно меняющемся мире неодинаковые возможности и перспективы.

Китайско-конфуцианская цивилизация возникла во II - I тыс. до н. э. Ее основные черты сложились под влиянием идеологической системы Конфуция, предполагающей патернализм, уважение к старшим, дисциплинированность и инициативность. В ней высоко ценится гармоничное общественное устройство, где каждый по мере сил содействует процветанию целого, неукоснительно выполняя свои обязанности. К этой цивилизации относятся Япония, Китай, Тайвань, Вьетнам, Корея, Гонконг, Сингапур.

В странах этой цивилизации государство традиционно является сильным. Человек ориентирован на достижение справедливого общественного устройства, социальную гармонию, но в то же время и на материальный успех в жизни при соблюдении этической нормы и постоянном самосовершенствовании. Эта цивилизация способна активно приспосабливаться к влиянию извне. В настоящее время такое воздействие оказывается со стороны стран Запада. Наблюдается тенденция к синтезу традиционных и европейских ценностей, принципов организации хозяйственной жизни. Высокая дисциплина труда в сочетании с привычкой довольствоваться малым определяет возможность быстрого прогресса данной цивилизации в современном мире. Лидером цивилизации первоначально был Китай, теперь эта роль перешла к Японии.

Индо-буддийская цивилизация возникла также во II - I тыс. до н. э. К ней относятся Индия, Шри-Ланка, Непал, Таиланд, Лаос, Камбоджа, Тибет, Бирма, Монголия и некоторые другие страны. Цивилизация сформировалась под воздействием того, что объединяет буддизм и индуизм как религиозные системы: представления о желательности освобождения от цепи бесконечных перерождений в результате активного внутреннего самосовершенствования, о второстепенности земной жизни по сравнению с вечным истинным бытием.

В данной цивилизации государство не является сильным. Способность населения к самоорганизации исключительная. Общество чрезвычайно сильно и способно заменить слабое и объективно не нужное ему для нормального существования государство. Человек ориентирован на индивидуальное духовное совершенствование с целью достижения нирваны. Проблема социальной гармонии, справедливости в земной жизни, материального успеха волнует людей слабо. Идея равенства успехом не пользуется. Эта цивилизация не отторгает внешнее влияние, но и не идет ему навстречу. Она достаточно послушно изменяется под воздействием извне. В настоящее время, в силу пассивного восприятия западного влияния, в регионе сосуществуют традиционные и европейские (привнесенные колониализмом) структуры. Лидер цивилизации - Индия.

Исламская цивилизация возникла позже других - в VII веке н.э. Системообразующей идеологией для неё является ислам - религия, требующая безоговорочного подчинения правоверных воле аллаха и своим духовным лидерам, призванным заботиться о небесных и земных интересах мусульман. К этой цивилизации относятся азиатские и североафриканские страны, такие как Турция, Иран, Афганистан, Пакистан, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Бруней, Оман, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Египет, Тунис, Марокко и др.

Государство в странах мусульманской цивилизации сильное и сливается с обществом. В идеале духовный лидер и верховный правитель представлены одним лицом. Общество, организованное на принципах ислама и следующее законам шариата, представляет собой религиозную общину. Личность подавляется государством и обществом, вся жизнь жестко регламентирована. Идеи равенства и справедливости присутствуют в общественном сознании: все равны перед Аллахом; духовные лидеры обеспечивают справедливость. Но все это только для мусульман.

Это наиболее консервативная и идеологизированная среди восточных цивилизаций. Отторгая внешнее влияние, она стремится противопоставить западным принципам организации жизни свой, «исламский» путь развития. Лидерство в мусульманском мире первоначально принадлежало арабам, затем Османской турецкой империи. В настоящее время наиболее экономически развитым государством является Турция, а наивысший жизненный уровень демонстрируют страны - производители нефти.

Западный тип развития зародился в 8 веке до н. э. на территории Греции. К западному типу развития относится одна единственная цивилизация, западная или европейская. Она сложилась на территории Западной Европы, а затем была привнесена на другие континенты массами эмигрантов-европейцев, которые вытеснили коренное население с привычных мест обитания. К этой цивилизации в настоящее время относятся европейские страны - Англия, Франция, Германия, Дания, Норвегия, Швеция, Голландия, Бельгия и др.; государства Северной Америки - США и Канада; Австралия, Новая Зеландия и одно африканское государство - ЮАР. Сущность данного типа развития в быстром, в целом линейном развитии.

Основополагающим принципом организации жизни является индивидуализм. Считается, что интересы личности выше интересов общества и государства. Человек имеет право отстаивать эти интересы, защищать себя от государства и притязаний других людей или организаций. На всем протяжении истории данной цивилизации частная собственность на средства производства играет крайне существенную роль, создавая ограничительные барьеры для политической власти, поскольку собственность обеспечивает экономическую независимость. Соответственно государство вынуждено вести с обществом диалог, и нормой является наличие демократических институтов и процедур. Европейское государство нигде и никогда не имело столь самодовлеющего характера как на Востоке и, как правило, было подконтрольно, если и не всему обществу, то тем или иным его классам или социальным слоям.

Гармония со средой обитания ценности не имеет. Человек активно преобразует и покоряет природу, полагая, что существующий мир во всех отношениях не совершенен и нуждается в улучшении.

Конкретная идеологическая система, придающая целостность западной цивилизации, на протяжении ее истории менялась (олимпийская языческая религия и античная философия; католичество; протестантизм и реформированный католицизм), сохраняя общие черты: идею превосходства европейцев (и всех общественных и государственных институтов, религии, культуры и системы ценностей) над остальным человечеством - отсюда обоснование внешней экспансии как несущей прогресс неевропейским народам; представление о том, что главным в человеческой жизни является материальный успех (богатство), ставшее главенствующим с XV-XVI вв.; особая роль идеологии в жизни человека и общества - считается, что личность свободна по отношению к идеологическим и религиозным доктринам. Существование официальной идеологии в любой форме отрицается, хотя так было и не всегда.

На данный момент запад лидирует в мире, тем не менее, многие историки и социологи полагают, что в настоящее время эта исключительно динамичная цивилизация переживает кризис. Непосредственный контроль стран европейской цивилизации над миром во второй половине ХХ века также ослабел, что связано с распадом мировой колониальной системы.

В качестве лидеров цивилизации сменяли друг друга Древняя Греция и Рим, Голландия, Англия. Теперь эта роль принадлежит США.

Смешанный тип развития сформировался позже других в результате взаимодействия государств и народов, относящихся к рассмотренным выше типам. В процессе «наложения» друг на друга различных принципов организации жизни и способов восприятия мира в ряде регионов образовались качественно новые цивилизации, часто называемые пограничными.

Основные черты смешанного типа исторического развития: система хозяйства основана как на различных формах общественной собственности (общинная, родовая, государственная), так и на частной собственности на средства производства; политическое устройство характеризуется сочетанием деспотизма и системы представительства. Государство нестабильно: характеризуется неустойчивостью и слабостью, или является сильным, но периодически распадается; религиозные системы, условия жизни и особенности исторического развития формируют такую систему ценностей, в которой значимость материального и идеального примерно уравновешены, а богатство не является главной целью земной жизни.

Факторы исторического процесса

Субъективный фактор - это социальная деятельность элит, партий, классов, народов, включающая их интересы - цели, программы, организованность, волю и энергию в достижении поставленных целей.

Это не общественное сознание, характеризующее общество в целом, вне его реализации в общественной практике, а часть общественного сознания, проявляющаяся в социальной (практической и духовной) деятельности элит, партий, классов и т. п.

Таким образом, субъективный фактор - это единство сознания и деятельности каких-то социальных субъектов.

К объективным факторам развития (например, России) относятся размер территории, климат, уровень средств производства, состояние институтов (семьи, образования, суда, армии и т. п.).

Это не общественное бытие как характеристика общества в целом, а лишь та его часть, которая определяет сознание и деятельность данного социального субъекта: элиты, партии, класса, народа и т. п.

Объективный фактор ставит определенные объективные пределы данному субъективному фактору в его целях и планах: данный субъект должен считаться с этими объективными возможностями своей деятельности.

Демографический фактор - проблемы влияния роста населения на жизнь общества.

Технологический фактор - техника и технология определяют социальную структуру и общественные отношения.

Фактор внешних влияний - процесс заимствования и распространения инноваций; внешние влияния могут быть многообразными: это, прежде всего войны, торговля и культурное влияние, связанное с диффузией инноваций.

Субъекты исторического процесса

В прямом, непосредственном смысле слова субъектом является личность, действующая сознательно и ответственная за свои действия. Но поскольку речь идет об истории, то было бы неверно ограничивать понятие субъекта, трактуя его только в индивидуально-личностном плане. В то же время понятие субъекта, примененное к любому надличностному социальному образованию, например социальной группе, приобретает несколько иной смысл. Группа может быть субъектом, если у нее имеются общие интересы, цели действия, то есть если она представляет некую целостность. В отличие от выступающей в качестве субъекта личности (то есть индивидуального субъекта), группу можно рассмотреть как социальный субъект, в качестве которого могут выступать та или иная социальная группа, социально-историческая общность, народ, человечество. Иначе говоря, может быть множество социальных субъектов.

В основе своей историческое творчество — практический процесс. Но социальная практика выполняет подобающую ей роль, когда она вооружена идеологией, теорией, программой деятельности. В этой связи встает вопрос о роли социального слоя, специально занятого умственным трудом, - о роли интеллигенции. Ее роль многообразна. Проявляется она и в формировании самосознания определенного класса, позиции которого интеллигенция разделяет, в выработке его идеологии. Без деятельности интеллигенции класс в условиях общественного разделения труда в принципе не может подняться до уровня сознательного субъекта исторического процесса.

Роль социального субъекта могут играть и такие исторические общности, как народности и нации, когда они обретают самосознание и сплачиваются во имя определенной цели. Отнюдь не принижая огромного значения национально-освободительного движения для судеб всего человечества, все же следует иметь в виду, что такое движение не только не отодвигает на задний план борьбу классов, но и зачастую выступает как оболочка последней. Нации всегда возглавляются классами, которые и в этом случае остаются основными движущими силами и субъектами исторического процесса. Поэтому очень важно видеть, чьи интересы представляют те или иные лидеры, претендующие на роль выразителей национального самосознания.

В современном, во многом взаимозависимом мире проблема субъекта исторического творчества приобретает новые смысловые грани. В наше время правомерно ставить вопрос о превращении всего человечества, всего мирового сообщества в субъекта исторического процесса.

Всегда были реальностью раздирающие мир противоречия, не говоря уже об относительной изолированности различных регионов планеты. Бурный и все нарастающий в XX веке процесс развития средств транспорта, массовых коммуникаций сблизил страны, народы, континенты. Хотя противоречия между ними, конечно, остаются, но все больше дает о себе знать воздействие факторов иного порядка. Перед человечеством возникают проблемы, которые можно разрешить только всеобщими усилиями. И ради этого оно должно объединиться. Прежде всего людей объединяет общее стремление сохранить жизнь на Земле. Угроза ядерной катастрофы и экологический кризис сделали острой для человечества проблему выживания, сохранения сложившейся в ходе истории единой, общечеловеческой цивилизации и передачи ее следующим поколениям. Растущее осознание общей судьбы и общей угрозы, понимание того, что все люди находятся «в одной лодке», повышает роль человечества как единого и высшего субъекта исторического действия. Никогда еще история не ставила вопрос столь жестко и драматично. Чтобы решить его в пользу сохранения жизни на Земле, нужны новые политические и нравственные ориентиры, необходимо новое мышление.

Человечеству предстоит научиться жить в условиях весьма и весьма длительного сосуществования различных систем, уважая право каждого народа избирать и создавать по своему усмотрению те или иные государственные и социальные формы. Актуальной становится задача гармонизации отношений государства с различным социально-экономическим и политическим строем. Субъектом же, свободным от антагонистических противоречий, все человечество сможет стать, лишь преодолев классовые различия, что является пока отдаленной исторической перспективой.

Изучение исторического процесса

Когда в глубокой древности эллинский писатель по имени Геродот начал сочинять свою знаменитую книгу о кровопролитных греческих войнах, в которой описывал обычаи и традиции окружающих его стран и их обитателей, даже в самых смелых своих мечтах он не мог представить, что потомки дадут ему громкое имя отца великой и невероятно интересной науки — истории. Как одна из самых древних и известных дисциплин, она имеет собственный предмет, методы, источники изучения истории.

Что же такое история? Это увлекательная наука, занимающаяся изучением прошлого как отдельной взятой особы, так и всего человеческого общества. Исследуя разнообразные доступные ей источники, данная дисциплина пытается установить реальную последовательность тех или иных произошедших в далеком или же ближайшем прошлом событий, а также разносторонне изучать причины их появления и последствия.

Возникнув, как и многие другие науки, в Древней Греции, изначально история изучала жизнь выдающихся личностей, а также венценосных семейств, правителей и войн. Однако со временем предмет и метод изучения истории изменились и расширились. Точнее сказать, с годами история стала заниматься изучением прошлого не только отдельных отличившихся чем-либо людей, но и целых народов, различных наук, зданий, религий и многого другого.

Метод исследования истории – это способ изучения исторических процессов посредством разнопланового анализа фактов, а также приобретения новой информации на основе этих самых фактов.

Существуют две огромные категории, на которые делятся методы изучения истории. Это конкретные методы, а также общие методы для большинства гуманитарных наук.

К данной категории методологии истории относятся три вида:

1. Общенаучные методы.
2. Частнонаучные методы.
3. Методы, позаимствованные из иных наук.

Общенаучные методы бывают таких видов:

• Теоретические, к которым относятся знаменитая дедукция, индукция, синтез и анализ, строение гипотез, моделирование, обобщение, инверсия, абстрагирование, аналогия и системно-структурный подход.
• Практические методы изучения истории: эксперимент, наблюдение, измерение, сравнение, описание. Часто этот вид методов еще называют эмпирическим.

Частнонаучные исторические методы изучения истории:

• Хронологический метод – исторические данные излагаются в их хронологической последовательности, от прошлого к современности.
• Ретроспективный метод – исследование исторических фактов с помощью постепенного проникания в минувшее, чтобы обнаружить причины случившегося события.
• Конкретно-исторический метод – фиксирование всех событий и фактов.
• Сравнительно–исторический – событие исследуется в контексте аналогичных происшествий, имевших место ранее или позднее. Такой метод исследования дает возможность глубже изучить то или иное событие под разными углами.
• Историко-генетический — исследование появления и развития определенного события.
• Историко-типологический — классификация событий или объектов по их типу, признаку.
Кроме вышеперечисленных, довольно часто ученые используют для исследования истории иные методы, позаимствованные из иных родственных и не очень наук, например из статистики, психологии, социологии, антропологии, археологии и прочих.

Для большинства гуманитарных дисциплин и истории в частности общие методы — это:

1. Логический метод — рассматривает исследуемые явления на пике их развития, так как в этот период их форма становится наиболее зрелой, и это дает ключи к осмыслению предшествующих стадий исторического развития.
2. Исторический метод – с его помощью процессы и определенные исторические явления воспроизводятся в хронологическом развитии с учетом уникальных особенностей, закономерностей и деталей. Наблюдая за ними, можно отслеживать определенные закономерности.

Занимаясь исследованием истории, ученым приходится работать с предметами или явлениями, которых они чаще всего не могут увидеть собственными глазами, так как они имели место много лет, столетий или даже тысячелетий назад. Между исследованием историков и реально произошедшим в прошлом фактом находится промежуточное связующее звено – это исторический источник. Исследованиями и классификацией источников изучения истории занимается наука источниковедение.

Существуют различные виды классификаций исторических источников. Самой популярной является классификация по видам.

Согласно ей выделяют 7 групп источников:

1. Устные (народные сказания, песни, обряды).
2. Письменные (летописи, книги, дневники, газеты, журналы и другие).
3. Вещественные (остатки предметов оружия на поле боя, древние захоронения, сохранившееся предметы одежды, быта и так далее).
4. Этнографические (материалы, относящиеся к культуре определенного этноса, чаще всего их предоставляет этнография).
5. Лингвистические (названия городов, рек, местности, продуктов питания, понятий и другое). 6. Фонодокументы.
7. Фотокинодокументы.

Последние два вида источников исторических исследований стали доступными историкам сравнительно недавно, но благодаря им проводить исследования стало намного проще. Хотя благодаря достижениям современной техники подделывать фотографии, видеозаписи и аудиозаписи стало очень просто, так что историкам недалекого будущего будет сложно пользоваться этими историческими источниками.

Наука история, как и сама история человечества, взаимодействует с целым комплексом других дисциплин, часто используя их в качестве источников информации, а также пользуясь их методами, принципами и достижениями. В свою очередь, история тоже помогает другим дисциплинам. Поэтому существует целый ряд исторических наук, концентрирующих свое внимание на предмете той или иной дисциплины. Такие, например, как история философии, политики, культуры, литературы, музыки и многие другие. В связи с этим правильно выбранные методы и источники изучения истории очень важны, ведь именно от их выбора и использования зависит установление фактов объективной реальности, что влияет не только на «детище Геродота», но и на все остальные науки, связанные с ним.

Современный исторический процесс

Теолого-историческая концептуализация и философски-историческая концептуализация всемирной истории расходятся в понимании целей и смыслового содержания исторического процесса, «движущих сил», механизмов исторической причинности и т.д. 3. Формационная и цивилизационная концепция общественного развития. Характеристика современного исторического сознания. Наиболее известными сейчас являются формационный и цивилизационный подходы к пониманию исторического процесса.

Проблема периодизации истории по формациям и цивилизациям активно обсуждается в литературе уже более столетия. Что же вкладывают ученые в категории "формация" и "цивилизация". Авторство теории общественно-экономических формаций принадлежит К.Марксу. Начало философского учения о формациях заложено в самом значительном произведении периода формирования марксизма "Немецкой идеологии", написанном в 1845 - 1846 годах совместно с Ф. Энгельсом. Авторы "Немецкой идеологии" выделили структуру общества, включающую в себя производительные силы - производственные отношения - политическую надстройку - формы общественного сознания.

В этой работе была также дана периодизация исторического процесса.

Основные стадии исторического развития человеческого общества - это последовательно сменяющие друг друга господствующие формы собственности:

1) племенная,
2) античная,
3) феодальная,
4) буржуазная,
5) будущая коммунистическая форма всеобщей собственности. Уже здесь видны основы будущей формационной периодизации истории общества, а в развернутом виде учение о социально-экономических формациях было разработано к концу 50-х годов XIX века и сформулировано в работе "Критика политической экономии". Отметим, что полный термин "общественная экономическая формация" вместе с определением этого понятия впервые встречается в предисловии к работе К.Маркса "К критике политической экономии" (1859 год).

Какова структура общественно-экономической формации? Прежде всего, К.Маркс выделил экономический базис - производственные отношения, главными, определяющими в которых являются отношения собственности.

Базис определяет политическую надстройку, которая должна ему полностью соответствовать; главным ее элементом, по мысли К.Маркса, является государство.

Теория К.Маркса помогла взглянуть на структуру общества как на систему, и на его этапы, которые, с одной стороны будут для любого народа обязательными, а с другой стороны - каждое общество на каждом данном этапе будет иметь сходную структуру.

Вопрос о количестве формаций в разных источниках получает разный ответ - при социализме в нашей стране в теории насчитывалось пять формаций - первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая (включает две фазы - социализм и коммунизм). В перечень же этапов развития общества, данном в " Немецкой идеологии", помимо других назван античный способ производства. Соответствует ли он рабовладельческой общественно-экономической формации, или что представляет собой названный в одной из работ К.Маркса "азиатский способ производства", соответствует ли он античному или феодальному способу производства, или представляет какой-то другой, возможно, шестой по счету, не является ли социализм, являющийся длительной фазой коммунизма, отдельной общественно-экономической формацией? А коммунистическое общество - не утопическая ли мечта, свойственная в той или иной форме обездоленным слоям общества на протяжении всей классовой истории человечества? Сейчас большинством философов признано, что теория общественно-экономических формаций - западноевропейский феномен, в современных условиях не способный объяснить многие реалии и потому не выполняющий эвристической функции.

Теория общественно-экономических формаций не только основана на теоретических выводах середины XIX в., но в силу этого не может объяснить многие возникшие противоречия: существование наряду с зонами прогрессивного (восходящего) развития зон отсталости, стагнации и тупиков; превращение государства - в той или иной форме - в важный фактор общественных производственных отношений; видоизменение и модификацию классов; возникновение новой иерархии ценностей с приоритетом общечеловеческих ценностей над классовыми.

В заключение анализа теории общественно-экономических формаций необходимо отметить: К.Маркс не претендовал на то, чтобы его теорию сделали глобальной, которой подчиняется все развитие общества на всей планете. "Глобализация" его взглядов произошла позднее, благодаря интерпретаторам марксизма.

В конце XIX - начале ХХ века возник новый культурологический подход к пониманию хода истории.

Он был разработан в трудах Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера, позднее А. Тойнби. Они выдвинули идею о цивилизационной структуре общественной жизни. По их представлениям, основу общественной жизни составляют более или менее изолированные друг от друга "культурно-исторические типы" (Данилевский) или "цивилизации" (Шпенглер, Тойнби), проходящие в своем развитии ряд последовательных стадий: зарождение, расцвет, старение, упадок.

Для всех этих концепций характерны такие особенности, как: отказ от европоцентристской, однолинейной схемы прогресса общества; вывод о существовании множества культур и цивилизаций, для которых характерны локальность и разные качества; утверждение об одинаковом значении всех культур в историческом процессе.

Рассмотрим определение цивилизации:

1) цивилизация - это синоним культуры, в марксистской философии употребляется также для обозначения материальной культуры;
2) уровень, ступень общественного развития, материальной и духовной культуры;
3) ступень общественного развития, следующая за варварством (Л. Морган, Ф. Энгельс).

К указанным трем трактовкам можно добавить и понятия, разработанные философами ХХ века:

1) цивилизация - определенная ступень в развитии культуры народов и регионов (А.Тойнби, П.А.Сорокин);
2) ценность всех культур, носящая общий характер для всех народов (К.Ясперс);
3) конечный момент в развитии культуры того или иного народа или региона - его "закат" (О.Шпенглер);
4) высокий уровень материальной деятельности человека, орудий труда, технологии, экономических и политических отношений и учреждений (Н.Бердяев, С.Булгаков). Однако в современной социальной философии под цивилизацией чаще понимают крупномасштабную социокультурную общность людей и народов.

Теория цивилизаций имеет множество достоинств, помогая раскрыть механизмы исторического развития, выявить его пути и особенности.

Ее сторонники особое внимание уделяют непрерывности, эволюционности общественного процесса. Отсюда, кстати, следует вывод о том, что революции - это вынужденный, нежелательный акт. Цивилизационный подход помогает увидеть в истории многовариативность, не отбрасывая некие варианты, как не отвечающие критериям какой-то одной культуры.

С его помощью можно выделить ряд социально-культурных различий современных восточной и западной цивилизаций, например:

1. по характеру связи личности и общества (восточная цивилизация ориентирована на общество, с полным подчинением ему человека; западная - на личность, ее индивидуализм, приоритеты интересов отдельного человека перед интересами общества);
2. по социально-психологическим установкам человека (человек Запада чаще всего не удовлетворен настоящим, ему характерно стремление улучшать его; в восточной культуре новое и старое должны уравновешиваться, нужно следовать традициям дедов и прадедов, великих учителей прошлого);
3. по характеру развития социокультурной жизни (изменения западного образа жизни скорее и чаще скачкообразны, чем плавны; восточные культуры развиваются более эволюционным путем, они стабильны, устойчивы, опираются на духовные ценности прошлого). Последователи К.Маркса почти полностью отрицали роль личности в истории.

В теории цивилизаций анализ роли личностного фактора приобретает особое значение в истории бывают такие периоды, когда роль одного человека в решении каких-то исторических проблем может быть более значимой, чем роль других факторов, даже взятых вместе.

Но и цивилизационный подход к пониманию исторического процесса не лишен некоторых недостатков.

В частности, в нем не учитывается связь между различными цивилизациями, не объясняется феномен повторяемости.

Современная философская мысль пошла в сторону укрупнения выделяемых исторических этапов:

1) традиционное общество (докапиталистическое),
2) капиталистическое общество (включает раннюю, переходную форму индустриального общества, зародившуюся в XVII - XVIII веках в Западной Европе, а также индустриальное общество, начиная с середины XIX века),
3) постиндустриальное общество (с 60-х годов ХХ века). Таким образом, человечество проходит как бы три "волны" цивилизации.

В традиционном обществе преобладало сельское хозяйство, в индустриальном - промышленность, в постиндустриальном - сфера услуг, в которой определяющую роль играет информация. Информация в современном обществе стала фактором, влияющим на все его развитие.

Термин "индустриальное общество" появился в философской литературе благодаря основоположникам социологии - О. Конту и Г. Спенсеру. Понятие "постиндустриальное общество" ввел в научный оборот современный американский ученый Д.Белл. Отличие индустриального и постиндустриального обществ, как полагает Д.Белл, состоит в том, что "осевым институтом" индустриального общества является частная собственность, а постиндустриального общества - творческое знание.

Вот уже более трети века широко известна и нашла многих сторонников концепция ученого из Кембриджского университета (Великобритания) У. Ростоу, названная им "теорией стадий экономического роста".

У. Ростоу выделяет пять "стадий" в развитии общества:

1) традиционное общество;
2) стадия создания предпосылок для подъема;
3) стадия сдвига;
4) стадия роста;
5) период высокого уровня массового потребления.

У.Ростоу поясняет, что в конечном итоге, различие между традиционным и современным обществом, по его мнению, состоит в том, является ли уровень капиталовложений низким по отношению к приросту населения.

Исходя из предыдущей периодизации истории общества, можно понять, что такое традиционное общество, но другие стадии, выделенные У.Ростоу, требуют уточнения. " Общество в процессе перехода" - это период, когда создаются условия для "сдвига", то есть накапливаются условия, необходимые для перехода к индустриальной цивилизации. Период (стадия) сдвига - это период промышленной революции, которая была связана с изменением методов производства.

Стадия роста - "это стадия, когда экономика демонстрирует, что у нее есть технические и предпринимательские возможности производить, если не все, то почти все, что она предпочитает производить" . "Теория стадий экономического роста" очень близка подразделению всемирной истории на традиционное, индустриальное и постиндустриальное общество. Одна из причин этого состоит в том, что в основу периодизации положено развитие орудий труда.

Основной характеристикой современного исторического сознания является центрированность на социально-исторической действительности в ее настоящем и обозримо-будущностном измерениях. Об историзме современного культурного сознания правомерно говорить в том плане, что это сознание функционирует, не соотносясь постоянно с прошлым. Угасание живого интереса к историческому прошлому как хранилищу полезного или назидательного, образует содержание того аисторизма, который можно зафиксировать как примечательную черту нынешнего западного культурного сознания.

Подобный аисторизм связан с рядом факторов, важнейшими из которых представляются следующие. Во-первых, четкое осознание принципиального своеобразия нынешнего состояния исторической жизни человечества, соответственно осознание относительной бесполезности поиска в прошлом каких-либо аналогов или образцов. Во-вторых, дистанциированность по отношению к собственной традиции как нормативно-обязательной инстанции.

В-третьих, теснейшая связь социальной жизни с процессами управления и планирования, призванными сделать социальную жизнь предсказуемой. Само развитие планируется как опирающийся на науку технический и социально-технологический прогресс. Эти процессы в известной мере исключают использование исторических ресурсов. Состояние современного нам исторического сознания оказывает, разумеется, воздействие на состояние философско-исторической мысли. Философская мысль отказалась от установки на всеобъемлющую систематизацию исторического прошлого как необходимой подготовки настоящего или будущего.

Это означает, по существу, и отказ от универсального исторического смысла, который охватывал бы все временные измерения исторической жизни человечества. В философии истории в настоящее время фактически не предпринимаются попытки создать единую концептуальную картину всемирной истории, в которой нынешнее состояние человечества предстало бы как естественный или как закономерный результат предшествующего исторического развития.

В философско-исторической сфере очевидное преобладание получила критическая философия истории, ориентированная на исследование условий возможности исторического познания. Материальная, или субстанциальная, философия истории, нацеленная на философское постижение исторического процесса как объективной данности, практически свелась в настоящее время к исторической интерпретации своей собственной традиции. Отметим некоторые важнейшие теоретические факторы, обусловившие отсутствие таких концептуализаций всемирной истории.

Теоретическая мысль осознала всю проблематичность оперирования сущностями, которые традиционно полагались в качестве крупномасштабных субъектов истории, воспринимавшихся также и как носители исторического смысла. Речь идет о таких сущностях, как «народ», «нация», «государство» и т.п. Теоретическая мысль не представляет настоящее как закономерный итог поступательного движения. Это делает сомнительной возможность таких построений, где бы историческая жизнь представала как реальная преемственность, выступающая в качестве условия возможности прогрессирующего осуществления смыслов или какого-то всеобщего исторического смысла.

Наконец, в теоретической мысли практически невозможна тематизация какого-либо будущего или тем более окончательного исторического состояния, которое необходимо должно наступить и способно поэтому объяснить прошлое и настоящее через их движение к этому состоянию. Такие представления относительно постижения истории крайне затрудняют возможность смысловой и ретроспективы, и перспективы, базирующихся на теоретической реконструкции исторического процесса.

Некоторые функции материальной философии истории, в первую очередь те, что были традиционно связаны с усилиями разработать некий общий «диагноз эпохи», перешли к другим сферам социально-научного знания, прежде всего к теоретической социологии. Эту ситуацию можно рассматривать как известное завершение того процесса перехода ряда функций философии истории к социологии, который начался еще в момент оформления социологии как особого самостоятельного способа постижения социальной реальности.

Теории исторического процесса

Формационная теория

Формационная теория была разработана К.Марксом и Ф.Энгельсом. Изначально она предназначалась для анализа и прогнозирования истории народов Европы, и, применяемая к неевропейским народам, дает сбои. Сами авторы прекрасно понимали это, выделяя наряду с формациями т.н. «азиатский способ производства».

Понятие общественно-экономической формации охватывает все стороны жизни общества. В основе каждой ОЭФ лежит определенный способ производства. Сущность каждой формации образуют взятые в совокупности отношения по поводу производства и распределения материальных благ - производственные отношения. Производственные отношения образуют базис, которому соответствует политическая и идеологическая надстройка.

Развитие ОЭФ идет в процессе борьбы двух основных антагонистических классов, один из которых является собственником господствующего на данный момент средства производства (труда – в рабовладельческом обществе, земли – в феодальном, капитала – в буржуазном) и эксплуатирует труд другого, непосредственно занимающегося производством (рабы, крепостные крестьяне, рабочие). В результате классовой борьбы возникают новые классы и новые типы производственных отношений, выходящие за рамки данного способа производства. Следующая формация созревает в лоне предыдущей. Переход осуществляется скачкообразно в форме социальной революции.

Вся история предстает как последовательная смена ряда общественно-экономических формаций: первичной бесклассовой (архаичной первобытной), вторичной классовой, распадающейся на рабовладельческий, феодальный, капиталистический и социалистический способы производства, третичной коммунистической, также бесклассовой. Первобытное общество является бесклассовым, но именно в нем возникает институт частной собственности, который и становится основанием эксплуатации и социального расслоения. Три следующих формации являются классовыми и антагонистическими. Непосредственные производители в них лишены собственности на средства производства и в той или иной мере отчуждены от результатов своего труда. Социалистическая ОЭФ возникает после пролетарской революции. Она также носит классовый характер, но теперь собственником средств производства является сам производитель – пролетариат, подавляющий остатки эксплуататорских и более архаичных классов. Социализм – переходная ступень к совершенно бесклассовой коммунистической ОЭФ. Как известно, прогностическая часть формационной теории себя не оправдала.

Таким образом, теория ОЭФ является теорией направленного линейного прогресса человечества. Коммунизм фактически означает конец истории, и это – важнейший аргумент против марксизма, ибо история может остановиться только с гибелью человечества. Тем не менее, теория ОЭФ является высокоэффективной при исследовании европейской истории и истории первобытного общества.

Цивилизационный подход

Возник в России в середине XIX века (Н.Я.Данилевский, «Россия и Европа», К.Н.Леонтьев, «Византизм и славянство») и распространился в Европе первой половины ХХ (О.Шпенглер, «Закат Европы», А.Тойнби, «Постижение истории»). В его основе лежит идея видовой, а не родовой определенности человека (Данилевский). Получается, что можно говорить о развитии не человечества в целом, а только отдельных культурно-исторических типов, неких суперэтносов, говоря языком Л.Гумилева. Культурно-исторические типы и возникающие на их базе цивилизации не сопоставимы между собой, и потому само понятие исторической динамики применимо лишь к их внутреннему развитию. Леонтьев заложил основы органистического понимания развития цивилизации, выделив периоды начальной простоты, цветущей сложности и смесительного упрощения-разложения – по аналогии с жизнью организма. Однако оба русских мыслителя оптимистически смотрели в будущее и надеялись, что период расцвета русской цивилизации (славянской у Данилевского, византийской у Леонтьева) – впереди.

Европейские мыслители, наоборот, сделали акцент на процессах гибели цивилизаций. Причина тому – в кризисе их родной европейской цивилизации, втянувшей человечество в череду мировых войн и революций. Шпенглер вообще придал понятию «цивилизация» негативный смысл, оценив его как период упадка и гибели, по сравнению с культурой как периодом развития и расцвета. Развитие культурно-исторического типа по-прежнему мыслилось органистически, но стало двухфазным (подъем – упадок).

Концепция Тойнби содержательнее, так как основана на богатейшем фактическом материале. Тойнби выстраивает теорию развития цивилизации, в которой решающую роль играет творческое меньшинство, элита, находящая ответы на вызовы среды. Если найденный ею ответ адекватен выводу, то внутренний и внешний пролетариат (то есть основная масса населения и зависимые этносы) выполняют ее, если нет – в результате внутреннего восстания и внешних ударов разрушают цивилизацию.

Все сторонники цивилизационного подхода отмечали, что не каждый этнос способен основать цивилизацию. Творцы истории немногочисленны, большинство этносов выступает как этнографический материал, обогащающий основания главного культурно-исторического типа, но не изменяющий их. Некоторые этносы – «бичи божьи» играют только разрушительную роль.

Цивилизационный подход так и не сумел решить две проблемы. Во-первых, так и не дана общепринятая типология цивилизаций. Их насчитывают от 8 до 26. Во-вторых, мало исследован процесс возникновения цивилизаций.

Проблема исторического процесса

Люди существуют на планете около 3-3,2 млн. лет. За это время сменилось примерно 560000 поколений, и только последнее из них знакомо с подавляющим большинством материальных и духовных достижений, которые когда-либо до этого мало человечество. Имеет история смысл? Что дает ее познания современному человеку?

Историческое мышление - важная составляющая философского освоения мира. Историософией занимались Геродот и Платон, Фукидид и Аристотель, Плутарх и Тацит, Цицерон и Августин Блаженный. Философия исторического процесса начинается с определения состава и статуса, социальной роли и исторической судьбы действующих лиц и исполнителей исторических событий и поступков. Философия истории выступает как наука о людях в пространстве и времени, об их реальные действия и взаимоотношения.

Изучением исторического факта классовой строения социального, конфликтной природы общественных отношений людей, их экономического и социально-политического размежевания занимались А. Тьерри, Ф. Гизо, Ф. Минье, определением закономерностей и прогрессивного характера исторического процесса - Ф. Шлосер, Э. Маурер, И. Кант, Гегель, Маркс, М. Вебер, В. Дильтей, А. Тойнби, О. Шпенглер. Эти мыслители внесли значительный вклад в создание целостных моделей всемирной истории, определение закономерностей ее развития, особенностей проявления в определенных культурах, регионах и государствах.

История позволяет понять современное с помощью прошлого. Например, источники развития капиталистического производства, хозяйствования и образа жизни М. Вебер видел в ценностях, созданных религией. Обратившись к истории развития религиозных идей, ученый сумел объяснить причины массового утверждения таких жизненных приоритетов, как престиж индивидуального труда, личная инициатива, ответственность, честность и четкость в делах, бережливость и т. Именно они, по мнению М. Вебера, составляют основу духа капитализма, объясняют его особенности и перспективы развития.

Историческое мышление является важным фактором социальной активности, фактором воспитания патриотизма, консолидации народных масс, интеграции и мобилизации их на решение определенных социальных задач.

Социальная история представляет собой относительно самостоятельные и вместе с тем глубоко взаемопоеднани между собой жизненные линии: истории событий (отношений и конфликтов между социальными группами и институтами), истории повседневности (эволюции производства, быта, образа жизни и т.д.) и истории эволюции человеческого духа. Социальная история предстает реальной историей жизнедеятельности конкретных членов общества, их способа производства и мышления, чувств и действий, потребностей и пристрастий, отношений и конфликтов. Человеческое измерение истории - в понимании главного места человека в историческом процессе - дает возможность целостно воспринимать жизнь в пространстве и времени.

В то же время такие представители позитивизма и неопозитивизма, как Р. Карнап (1891-1970), А. Нейрат (1882-1945), Б. Рассел (1872-1970) и К. Поппер (1902-1994) скептически оценивают эвристические возможности историзма. К. Поппер, например, вообще доказывает принципиальную невозможность научного знания в истории и общественных науках, ибо история общества не знает вечных и неизменных законов. Идеи исторического мышления К. Поппер противопоставляет социальное конструирование, суть которого - в творческо-практической деятельности по потребностям момента без учета исторических тенденций, традиций, обычаев.

К пониманию исторического характера социуму философы и историки шли веками, пытаясь проникнуть в природу и суть истории, определить детерминирующие факторы и движущие силы. Первую попытку охватить исторический процесс как целостность сделал Августин Блаженный, что обосновал христианскую концепцию истории как результат божественного предопределения. Этапной стала историческая концепция Гегеля, где процесс общественного развития рассматривался как воплощение абсолютной идеи. Третьей попыткой проникновения в природу истории оказалась марксистская концепция ее материалистического понимания, где раскрываются внутренние факторы истории (противоречие между производительными силами и производственными отношениями).

Концепция материалистического понимания истории вызвала неоднозначное отношение. Одни связывали с ней надежды на построение социально-справедливого коммунистического будущего, другие считали схематизацией исторического процесса и ориентацией пролетариата на разрушение исконных устоев общественной жизни.

Известный немецкий философ Юрген Хабермас (родился 1929) выдвигает альтернативную марксизму концепцию социальной эволюции, фундаментом создания которой он считает лингвистический анализ языка. Именно языковая коммуникация и языковой понимание создают предпосылки для практического осуществления предполагаемых форм жизни, соответствующих форм социальной действительности. Марксистский анализ истории развития общества как истории становления соответствующих форм труда Ю. Хабермас пытается заменить историей коммуникативных процессов. Категории "производительные силы" и "производственные отношения" должны уступить место более общим понятием: "труд", что Хабермас толкует как рациональный выбор, "инструментальная действие" и "ин-ракция" (все коммуникативные действия). Исторический процесс немецкий ученый рассматривает как социокультурный процесс обучения, в соответствии с этим делает вывод о существовании четырех общественных формаций человеческой истории (передвисококультурнои, традиционной, капиталистической, посткапиталистической, государственно-социалистической). Эволюционистская концепция Ю. Хабермаса направлена против основ марксизма - учение о классовой борьбе как главного источника общественного развития.

Талантливый культуролог, историк и социальный философ В. Дильтей (1833-1911) исследовал структуру и функциональную сущность человеческого сознания. Специфика исторического познания, по его мнению, заключается в воспроизведении истории как сопереживание. Сознание состоит из трех относительно самостоятельных пластов: предметного (воспроизводит реальность), эмоционального (отражает отношение человека к этой картине) и воли (импульсы, направленные на трансформацию действительности). Задача историка заключается не просто в описании совокупности вещей и событий, а в раскрытии заложенной в них внутренней активности человеческого духа.

Концепцию истории как проявление духовного воссоздали представители неогегельянства итальянский ученый Бенедито Кроче (1866-1952) и английский философ Р. Колингвуд (1889-1943). В работах "История Италии", "История Европы в XIX в." Кроче подчеркивает определяющую роль идей в развитии общества. Главными движущими силами истории возникают пять мировоззрений: католицизм, авторитаризм, демократизм, коммунизм и либерализм. История есть не что иное, как вечно живую жизнь духа. Р. Колингвуд в своей работе "Идея истории" тоже опирается на приоритетную роль идей в истории - абсолютного духа как ее главного источника и движущей силы. Главным критерием истинности исторического познания он считает только мнение историка.

Неотомисты Е. Жильсон (1884-1978), Ж. Маритен (18821973), Ю. Бохеньский (1902) и другие видят главную причину исторических процессов в Боге и отрицают постижения истории любым другим путем, кроме познания реальных действий Бога. Именно им заложено в историю смысл, обусловлено судьбу человека. Созданная Богом (и человеком) история предстает в виде непосредственной жизни, смысл которого в соблюдении библейского учения и гуманистически-человечных приоритетов. По Маритеном, главными ценностями являются солидарность предпринимателей и трудящихся в рамках корпораций, идеи "персоналистской демократии", христианизации всех областей духовной культуры и экуменического сближения религий.

Современные представители "вечной философии" (К. Вагнер, И. Пипер, М. Мюллер, К. Ранер) утверждают, что вхождение в историю средством "прислушивания к слову божьему" является единственной тропинке, что наконец приведет к Храму, возродит вечные гуманистические приоритеты, подарит человеческому разуму потерянный ранее смысл.

Представители франкфуртской школы социальной философии М. Хоркхаймер (1895-1973) и Т. Адорно (1903-1969) в совместной работе "Диалектика просвещения" подают историю в духе ницшеанськой воли к власти как процесс утверждения господства. Они выделяют во всемирной истории три этапа. Первый характеризуется господством слепых природных сил над человеком, второй - обособленностью и противостоянием субъекта и объекта, человека и природы. Третий период мировой истории - это манипулятивное общество, то есть система, все жизненные процессы и взаимосвязи которой подчинены единой воле и общей цели социальной эволюции.

М. Хоркхаймер, Т. Адорно и Г. Маркузе (1898-1979) отвергают исторический материализм как общую теорию исторического процесса, объясняют материалистическое понимание истории как пренебрежение и уничтожения гуманного характера больших идей человечества -истины, свободы, справедливости, гуманности, прогресса.

Французский философ и социолог Раймон Арон (1905-1983) считал, что историк должен охватывать прошлое своим пониманием, "искать в прошлом себя и другого". Историю он толкует как иррациональный, индетерминантный ход событий и хаос, в котором невозможно разобраться. Р. Арон отрицает существование исторических законов, единства мировой истории, идею общественного прогресса как восхождение человечества степенями развития.

Немецкий философ-экзистенциалист Мартин Хайдеггер (1889-1976) в трудах "Бытие и время", "О сущности человеческой свободы", "Бытие и истина" и других предлагает анализ исторического процесса как "инстинтування человека" в области свободы, как непосредственного существования человечества , его истинного бытия и факторов обеспечения. Центральным понятием истории есть понятие мира - своеобразная система символов, ценностей, принципов, в которой разворачивается человеческая жизнедеятельность. Это феноменальная сфера смыслов как возможных способов понимания и толкования вещей. Смыслы зафиксированы в языке, передаются от поколения к поколению через традиционные фундаментальные представления и обычаи. Мир, по Хайдеггеру, - это мифологически обоснованный образ жизни народа, разворачивается в систему повседневно-практического отношения к земле, небу, родителей и богов. Смысл мировой истории заключается в сохранении заданных первичным мировоззренческим полем сознания фундаментальной единства этих четырех начал (земли, неба, смертных и богов). Если какой-то из первоэлементов першосвидомости выпадает из орбиты мышления следующих поколений, происходит разрушение целостности бытия в мире.

История человечества, по мнению философа-экзистенциалиста Карла Ясперса (1883-1969), имеет единую основу - духовную, которая основывается на вере. История начинается с своеобразного осевого времени - с момента формирования мировых философий и религий, подняли дух человека к осмыслению всеобщего, обеспечили ей духовную самостоятельность и самость. В своих трудах "Психология мировоззрений", "Источники истории и ее цель", "Разум и антирозум в нашу эпоху" и других Ясперс доказывает, что действительную основу единения людей составляет дух, а не родовая, естественная или экономическое сообщество. Именно он обеспечивает целостность цивилизации, объединяет людей в общем стремлении к свободе, предостерегает от рационалистических утопий. Мыслитель обосновывает идею духовного единства человечества как стержня исторического процесса, как главного фактора, направляет исторический прогресс к свободе.

Британский-историк и философ А. Дж. Тойнби (1889-1975) понимает историю как последовательную генеза цивилизаций, проходящих в своем развитии и падении фазы рождения, роста, катастрофы, расписания и гибели. Каждая цивилизация существует в пространстве и времени. Источник исторического движения - в смысле вызова Логоса.

Постижение истории - это понимание сути божественного вызова, которая реализуется через различные формы человеческой деятельности. Историю движет вперед творческое меньшинство. Средствами предостережение цивилизации от разрушения и падения А. Тойнби считает духовную согласие, моральную единство народа, рациональность мышления правящих слоев населения, способность лидеров к новому пониманию сути вызову времени.

Профессор философии США Фрэнсис Фукуяма в 1989 г. опубликовал статью "Конец истории", где доказывает, что человечество в конце концов нашло конечную, разумную форму общества и государства, постепенно подтягивает реальность к всечеловеческого идеала общественного и государственного общежития. Либерализм предлагает конечную рациональную форму общества. Главной идеей либерализма является идея самоценности индивида. Она выкристаллизовывалась в полемике двух главных социально-политических течений - фашизма и коммунизма. Фашизм отмечал возможность преодоления отчуждения средствами сильного государства и воспитание нового человека на идеях национальной исключительности. Коммунизм выбирал путь социальной революции и диктатуры пролетариата. Если первый привел к Нюрнбергского процесса, то второй - к краху политики перестройки. Сегодняшнюю угрозу либерализма Фукуяма видит в религии и национализме.

Итак, поиск оптимальных идей организации общественной жизни продолжается. В XXI в. проблема выживания человечества приводит новый виток теоретических исследований.

Общество включает в себя множество взаимопроникающих друг друга системно-структурных образований, выступающих как определенная качественная общественная целостность, исторически определенный тип общественных связей и зависимостей.

Общественно-экономическая формация составляет скелет общества, где фиксируются и опорные точки общественного организма, и основные зависимости его элементов, и основные механизмы, связывающие эти элементы друг с другом. Выступая основной типологической характеристикой общества, выражая его целостность, общественно-экономическая формация возникает и главным ключом для понимания эволюции общества, то есть выступает и как характеристика исторических этапов развития социального организма. Общественно-экономические формации - это такие стадии общественного развития, основанные на господстве определенного способа производства, который в конечном счете выступает критерием исторического прогресса.

Разработка учения об общественно-экономических формациях как этапы истории имело принципиальное значение для понимания всемирной истории человечества. Во-первых, история возникла не как хаотическое аморфный поток социальных изменений, а как последовательная схема качественно отличных друг от друга исторических этапов. Во-вторых, история предстала как совокупность революционных и эволюционных изменений. В-третьих, история предстала как процесс прогрессивного развития общества, так как каждая формационная ступень означала более высокий уровень человеческой цивилизации. Таким образом, открытие общественно-экономических формаций мало революционное воздействие на историческую науку, открыв принципиально новые пути ее развития на основе диалектику-материалистической методологии.

Существуют различные схемы всемирно-исторического процесса:

- пятичленная (первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая);
- шестичленный, когда добавляется еще азиатский способ производства, основанный на особенностях раннеклассовых обществ Востока;
- четырехчленная, в которой рабовладельческое и феодальное общество объединяются в одну общественно-экономическую формацию;
- трехчленная (личная зависимость, личная независимость, но материальная зависимость, свободная индивидуальность);
- двучленная (предыстория, включая капитализм, и чисто история человечества);
- в дночленна, когда считается, что общество приобретает черты общественно-экономической формации лишь на определенном, достаточно высоком уровне общественной жизни.

На рубеже ХХ-ХХI вв. одним из важных принципов деления истории выступает цивилизационный подход, в рамках которого всемирная история оказывается изменением и одновременным сосуществованием различных цивилизаций.

Цивилизация - это определенная реальность, целостность материальной и духовной жизни людей определенных пространственных и временных границах.

В философии выделяются четыре подхода к пониманию цивилизации:

- прямое совмещение понятий цивилизации и культуры, даже их отождествление;
- цивилизация считается идеалом развития человечества;
- она выступает определенной стадией в развитии локальных культур;
- это качественно различные этнические, социальные образования, характеризующие уровень общественно-материального развития различных регионов планеты.

тема

документ История банкротства моего бизнеса
документ Военный коммунизм
документ Промышленная революция
документ Промышленный переворот
документ Социальный конфликт




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты