Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
документ Главная » Маркетологу » Конкурентоспособность 2017

Конкурентоспособность 2017

Статью подготовил ведущий маркетолог-аналитик Воронов Валерий Иванович. Связаться с автором

Конкурентоспособность 2017

Советуем прочитать наш материал Конкурентоспособность, а эту статью разбиваем на темы:

Не забываем поделиться:

1. Конкурентоспособность 2020
2. Конкурентоспособность 2017
3. Глобальная конкурентоспособность в 2017 году
4. Рейтинг конкурентоспособности в 2017 году
5. Конкурентоспособность России в 2017 году
6. Индекс конкурентоспособности 2017
7. Конкурентоспособность предприятия в 2017 году
8. Конкурентоспособность продукции в 2017 году
9. Факторы конкурентоспособности в 2017 году
10. Конкурентоспособность экономики России 2017 в году

Конкурентоспособность 2017

Всемирный экономический форум (ВЭФ) представил очередной доклад о состоянии конкурентоспособности в мире (Global Competitiveness Report 2016-2017). Флагманская работа коллег Клауса Шваба, главы ВЭФа, содержит богатство статистической, социологической и аналитической информации. Она позволяет ответить на ключевой вопрос экономической политики: «Что делать государству, чтобы раскрепостить дух предпринимательства, обеспечить высокий долгосрочный рост экономики, привлечь деньги, технологии и мозги». Чем конкурентоспособнее страна, тем больше у неё возможностей обеспечить высокие темпы экономического роста и, следовательно, повысить благополучие людей.

Индекс глобальной конкурентоспособности (ИГД) составлен так, что можно организовывать работу правительства по каждому из 12 выделенных категорий и мониторить прогресс при помощи предложенной методологии. Чтобы стать благополучной, процветающей и по-настоящему социально ориентированной, Беларуси нужно адаптировать институты, экономическую политику и факторы, определяющие производительность самых конкурентоспособных стран мира. Среди них Швейцария, неизменный лидер рейтинга вот уже восемь лет подряд, Сингапур, США, Голландия, Гонконг, Германия, Швеция и Япония.

Доклад этого года вышел «во время роста неравенства доходов, социального и политического напряжения, а также общего чувства неопределённости по поводу будущего. Темпы экономического роста остаются устойчиво низкими: цены на сырьевые ресурсы, как и объёмы торговли, упали, увеличиваются внешнеторговые дисбалансы, государственные финансы находятся в стрессовом состоянии».

В таком сложном контексте расширяет своё влияние Четвёртая промышленная революция. Она стирает линии между физическим, цифровым и биологическим так, что ни один промышленный сектор не может работать по-старому. Примерно каждые пять лет в мире удваивается количество роботов. В 2002г. их было 69 тысяч, в 2014г. – 229 тысяч. По оценкам экспертов, к 2018г. Их будет 400 тысяч. К 2020 году число дивайсов, которые меду собой будут соединены через интернет, увеличится с 13,4 млрд. сегодня до 38,5 млрд. Объём продажи товаров через интернет с 2014 по 2019г. увеличится с 6% до 12,8% общего розничного оборота.

Старые лидеры рынка находятся под огромных давлением динамичных, агрессивных новичков. 88% компаний, которые входили в список самых богатых коммерческих организаций Fortune 500, оказались вне списка в 2014г. С 1997 по 2012гг. продолжительность жизненного цикла товаров во всех секторах промышленности сократилась на 24%. При таких космических скоростях технологических перемен на рынке политика самоизоляции, торгового и инвестиционного интервенционизма обрекают страну на статус бедной мусорки старых технологий.

Табель о рангах по конкурентоспособности

В Топ-10 самых конкурентоспособных стран мира по-прежнему доминируют европейцы, но нельзя не отметить чёткий водораздел между лидерами (Германия, Швеция, Голландия) и аутсайдерами. Греция в очередной разу опустилась, оказавшись на 86 месте, Италия - на 44-ое место, Португалия – на 46-ое. Болгария заняла 50-ое место, Словения на 56-е, Румыния на 62-е, Словакия 65-е, Венгрия 69-е, Хорватия – 74-е. Сербия, которая стремится вступить в Евросоюз, оказалась на 90-м месте из 138 стран.

Конкуренция между регионами интенсифицируется. Китай закрепился в Топ-30, заняв 28-ое место, Индия совершила рывок вверх сразу на 16 мест, на 39-ую позицию. Среди стран нашего региона самую высокую позицию занимает Эстония (30-ое место). Достаточно высоко оказались Литва (35-ое) и Польша (36-ое). Следом идёт Азербайджан (37-ое), Россия (43), Латвия (49) и Казахстан (53). Отстали от них Армения (79), Украина (85), Молдова (100) и Кыргызстан (111). Беларусь до сих пор не входит в рейтинги ВЭФа. По оценке АЦ «Стратегия» наша страна могла бы претендовать на 84-ое место, примерно там, где находится Кипр и Намибия.

Наши сильные стороны – инфраструктура, система образования, работа правоохранительных органов по обеспечению физической безопасности и порядка. Наши слабости – неспособность создавать благоприятные условия для талантов, ригидный рынок труда, слабость системы противодействия монополиям, тяжёлое бремя государственного регулирования, а также некачественная, расточительная система государственного управления.

Императивы конкурентоспособности

Мир сегодня отказывается от открытости, восстанавливает торговые барьеры, создаёт дополнительные препятствия для иностранных инвестиций. В результате, по мнению исполнительного председателя ВЭФа Клауса Шваба, правительствам сложнее обеспечить устойчивый, инклюзивный рост.

Многочисленные исследования доказывают тщетность попыток распорядителей чужого (политиков и чиновников) запустить мотор экономического роста за счёт количественного денежного смягчения, т. е. за счёт эмиссии новых денег и снижения стоимости кредита до нуля. Давать новые деньги коммерческим структурам, которые чиновники отнести в категорию «слишком большие/важные чтобы обанкротиться», это делать богатых номенклатурных бизнес фаворитов ещё богаче. Они обладают иммунитетом от банкротства и неограниченными возможностями по распределению огромных денег, активов и ресурсов в свою пользу. ВЭФ не достаточно категоричен в осуждении количественного смягчения. Он только считает, что оно должно было бы сопровождаться институциональными, структурными реформами по повышению конкурентоспособности. Как показывает практика США, Японии, Британии и ЕС, денежный печатный станок чиновника включить легко, а вот на проведение реформ не хватает политической воли.

В контексте тенденций Четвёртой промышленной революции ВЭФ выделяет пять факторов, которые важно учитывать каждой стране при формулировании экономической политики будущего. Первый – «производительность – ключевой драйвер процветания». Сырьё, промежуточные товары, человеческий капитал нужно использоваться умнее, лучше и быстрее. Беларусь продолжает производство по старым, опасным традициям, на допотопном оборудовании. Поэтому производительность труда у нас в 2 – 4 раза хуже, чем у мировых лидеров, энергоёмкость в – 3 – 4 раза выше. Когда в руках распорядителей чужого ~80% активов и ресурсов страны, иначе и быть не может.

Второй – «ориентация на будущее – ключевой аспект экономической политики». Новейшие технологии быстро разрушают привычный промышленный уклад. Адаптация к изменениям должна проходить на уровне частных компаний, т. е. децентрализованного, а не через жёсткую Вертикаль власти. Здесь важно радикально поменять систему образования и профессионального обучения, сделать рынок труда максимально гибким и открытым, обеспечить быстрый, лёгкий вход на рынок и выход из него. Беларусь же вымостила себе дорогу в ад традиционными для советских времён пятилетками.

Третий фактор – «изменение смысла понятия «инновации». Вся страна должна стать единой экосистемой, в которой не только производятся научные знания, но через бизнес процессы и вовлечение общества происходит быстрое их тестирование и применение. В такой модели централизованное планирование, государственное импортозамещение абсурдны и вредны. Регуляторная система в целом и налоговая система в частности должны стимулировать творчество и предпринимательство, кооперацию и интернационализацию. Исключение бизнес сообщества и гражданского общества из процессов принятия решений – это удар по национальной конкурентоспособности.

Четвёртый фактор – «инфраструктура информационного и телекоммуникационного сектора – это императив». Страны, которые не примут стандартов и правил цифровой экономики, обречены. Они должна подкрепляться транспортной инфраструктурой. Экономика синих печатей, бумажных отчётов, очередей у кабинетов чиновников – это экономика бедных людей и богатых начальников. Учёт этого фактора в Беларуси предполагает разрушение монополии «Белтелекома», а также энергетических и транспортных государственных компаний.

Пятый фактор – выравнивание условий для производства товаров и услуг в мировой экономике. Сегодня трансферт знаний, денег и технологий совершается молниеносно. Не нужно месяцами плыть морем, чтобы доставить оборудование. Можно работать в одной команде, физически располагаясь тысячи километров друг от друга. Понятие «гражданство» быстро теряет экономический смысл, а понятие «страна происхождения товара» уже его почти потеряла. Если правительство борется со своими гражданами законами о тунеядцах, ограничивает использование интернета и доступа к современным финансовых системам и решениям, оно разрушает благополучие страны.

Мир стал плоским, и, если распорядители чужого не разрушат великолепные научные, технологические инновации горячими, валютными, гибридными войнами, торговыми, финансовыми и иммиграционными барьерами, к 2050 году в мире будет гораздо меньше бедности, неизлечимых болезней, загрязнения окружающей среды и грязной политики. Сегодня с учётом интенсивности и направления мутаций Государства такой сценарий кажется полной утопией.

Страны мира по Индексу глобальной конкурентоспособности (ИГК), 2014-2017 гг.:



Страна

Место по Индексу глобальной конкурентоспособности ИГК*

Место по подиндексам ИГК

2014/2015

2015/16

2016/17

Базовые требования

Усилители эффективности

Факторы инновационности

2014/15

2015/16

2016/17

2014/15

2015/16

2016/17

2014/15

2015/16

2016/17

Швейцария

1

1

1

4

2

2

5

4

3

1

1

1

Сингапур

2

2

2

1

1

1

2

2

2

11

11

12

США

3

3

3

33

30

27

1

1

1

5

4

2

Нидерланды

8

5

4

10

7

4

8

9

9

6

6

6

Германия

5

4

5

11

8

10

9

10

7

4

3

3

Швеция

10

9

6

12

13

7

12

12

12

7

7

5

Британия

9

10

7

24

25

23

4

5

5

8

9

9

Япония

6

6

8

25

24

22

7

8

10

2

2

4

Гонконг

7

7

9

3

3

3

3

3

4

23

23

23

Финляндия

4

8

10

8

11

12

10

13

14

3

5

7

Китай

28

28

28

28

28

30

30

32

30

33

34

29

Эстония

29

30

30

21

21

20

27

28

28

34

31

33

Чехия

37

31

31

39

31

31

34

26

27

36

32

35

Литва

41

36

35

37

35

35

38

36

36

44

37

43

Польша

43

41

36

55

44

45

32

34

34

63

57

55

Россия

53

45

43

44

47

59

41

40

38

75

76

66

Латвия

42

44

49

34

37

41

36

39

42

61

58

58

Казахстан

50

42

53

51

46

62

48

45

50

89

78

76

Грузия

69

66

59

48

51

46

79

77

69

118

118

113

Словакия

75

67

65

70

56

54

51

47

47

73

59

57

Украина

76

79

85

87

101

102

67

65

74

92

72

73

Греция

81

81

86

76

74

80

65

62

67

74

77

70

Молдова

82

84

100

90

89

101

88

94

102

129

128

131

Беларусь*

90

87

84

104

100

92

93

91

90

97

94

91



*В Индексе 2014/2015гг. – 144 страны, в 2015-2016гг. -140 стран, в 2016-2017гг. – 138 стран,
*по Беларуси оценка НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия».

Базовые требования: институты, инфраструктура, макроэкономическая стабильность, здравоохранение, начальное образование.

Усилители эффективности: высшее образование, эффективность товарных рынков и рынка труда, развитость финансового рынка, технологическая готовность, размер рынка.

Факторы инновационности: опыт бизнеса, инновационность.

Отдельные показатели конкурентоспособности стран мира, 2016 – 2017 гг.:

Показатель

США

Китай

Германия

Швеция

Казахстан

Россия

Польша

Украина

Литва

Беларусь*

ВВП, млрд.$ 2015

17947

10983

3358

493

173,2

1324,7

474,9

90,5

41,3

54,8

ВВП, млрд. $ по ппс

17947

19392

3841

473,4

429,1

3718

1005,4

339,5

82,4

168,0

Население, млн. чел.

321,6

1375

81,9

9,9

17,7

146,3

38,0

42,6

2,9

9,5

ВВП per capita, $

55805,2

7990

40997

49866

9796

9055

12495

2125,4

14210

5780

ВВП по ппс, как доля мирового ВВП, %

15,81

17,08

3,38

0,42

0,38

3,27

0,89

0,3

0,07

0,1

Баланс бюджета, % ВВП 2015

-3,7

-2,7

0,6

-0,9

-5,3

-3,5

-2,9

1,2

-0,7

1,8

Валовые внутренние сбережения, % ВВП, 2013

18,7

46,0

27,3

30,4

24,2

23,4

19,9

15,0

16,4

26,2

Инфляция, % 2015

0,1

1,4

0,1

0,7

6,5

15,5

-0,9

48,7

-0,7

13,5

Госдолг, % ВВП 2015

105,8

43,9

71,0

44,1

23,3

17,7

51,3

80,2

42,5

31,9

Импорт, % ВВП 2015

15,5

19,6

39,9

40,0

24,1

21,2

47,4

50,9

79,7

51,9

Экспорт, % ВВП

12,2

23,3

47,0

42,8

29,8

29,5

50,9

55,2

77,9

48,0

Защита прав собственности, 1- очень слабая, 7 очень сильная

5,6

4,5

5,8

6,3

4,4

3,5

4,2

3,0

4,4

3,3

Защита прав интеллект. собственности, 1- очень слабая, 7 очень сильная

5,9

4,3

5,8

6,1

4,1

3,3

4,1

3,2

4,3

3,4

Использование бюджетных ресурсов в личных целях, 1 – очень часто, 7 – никогда

4,9

4,1

5,0

6,2

3,6

3,1

3,9

2,5

3,6

3,8

Доверие к политикам, 1 –очень низкое, 7 очень высокое

3,9

4,2

4,8

5,7

4,1

3,3

2,4

2,8

3,1

3,4

Взятки и неформальные платежи, 1 – очень часто, 7 никогда

5,3

4,3

5,5

6,5

4,2

3,6

4,8

2,9

4,9

3,8

Независимость судебной власти, 1 – очень зависима, 7 – полностью независима

5,3

4,2

5,6

6,5

3,9

3,4

3,8

2,3

4,1

2,5

Фаворитизм при принятии чиновниками решений, 1 – всегда, 7 никогда

3,8

4,1

4,6

5,6

3,4

3,0

3,0

2,5

3,1

2,8

Расточительство госрасходов, 1 – очень расточительны, 7 – очень эффективны

3,1

4,1

4,2

4,8

3,7

2,8

2,9

1,9

2,8

2,2

Бремя госрегулирования, 1- очень тяжелое, 7 - легкое

4,0

4,1

4,3

4,1

3,8

3,0

2,7

3,4

3,2

2,5

Эффективность правовой системы в разрешении споров, 1 – очень неэффект. 7 – очень эффективная

5,0

4,1

5,1

5,7

4,1

3,4

3,5

2,8

3,8

2,9

Прозрачность процесса принятия решений в государстве, 1 – непрозрачный, 7 – очень прозрачный

5,4

4,6

5,4

5,8

4,8

4,0

3,6

3,7

4,3

2,7

Надежность услуг полиции, 1 - ненадежны, 7 – полная надежность

6,0

4,7

5,3

5,7

4,1

3,5

4,1

3,5

4,7

4,9

Защита прав миноритарных акционеров, 1 незащищены, 7 полная защита

5,2

4,3

4,8

5,6

4,1

3,5

4,1

2,8

3,8

2,3

Уровень защиты инвестора, 0 -10 (лучшая)

6,5

4,3

6,0

7,2

6,7

5,7

6,0

5,3

6,2

3,8

Качество инфраструктуры, 1 - 7 (лучшая)

5,7

4,5

5,7

5,5

4,0

4,0

4,2

3,6

5,1

4,8

Качество дорог, 1 - 7 (лучшая)

5,6

4,8

5,6

5,3

3,0

2,8

4,0

2,4

4,9

5,1

Качество системы образования, 1 - плохое, 7 очень хорошее

5,1

4,3

5,3

4,7

3,7

3,7

3,6

4,0

4,0

3,7

Интенсивность конкуренции на внутреннем рынке, 1 – сильно ограничена, 7 – свободная

6,0

5,4

5,9

5,6

4,6

5,0

5,3

4,6

5,5

4,2

Эффективность антимонопольной политики, 1 – не стимулирует конкуренцию, 7 – эффективно ее стимулирует

5,3

4,3

5,0

5,6

3,5

3,5

3,9

2,5

3,8

2,2

Влияние налогов на стимулы инвестировать, 1 – значительно ограничивает, 7 – не влияет

4,2

4,1

3,9

3,6

3,8

3,1

3,3

2,5

3,6

2,8

Общая налоговая ставка, % от прибыли 2015

43,9

67,8

48,8

49,1

29,2

47,0

40,3

52,2

42,6

51,8

Издержки с/х политики 1 – очень высокие, 7 - сбалансированные

4,7

4,5

4,5

4,9

3,8

3,2

3,5

3,7

3,8

3,1

Распространение нетарифных торговых барьеров, 1 очень распространены, 7 – свободная торговля

4,8

4,3

4,6

5,2

4,4

3,9

4,6

3,8

4,3

3,2

Бремя таможенных процедур, 1 – очень высокое, 7 – эффективное регулирование

5,1

4,4

4,9

5,7

4,3

3,8

4,6

3,0

4,6

3,4

Степень ориентации на потребителя, 1- очень плохое отношение, 7 – очень хорошее

5,6

4,6

5,4

6,0

4,4

4,5

5,1

4,5

5,2

3,5

Приём на работу и увольнение, 1- высокие издержки, 7- благоприятный режим

5,1

4,5

4,1

3,3

4,4

4,1

3,5

4,0

3,2

2,4

Влияние налогов на мотивацию работать 7 – максимально благоприятная

4,5

4,0

3,7

3,1

4,5

3,4

2,9

3,0

3,1

3,0

Способность страны сдерживать таланты, 1- лучшие уезжают из страны, 7 – лучшие остаются.

5,6

4,2

4,8

5,0

3,6

3,3

3,0

2,5

2,9

2,4

Легкость доступа к кредиту, 1 – очень трудно, 7 – очень легко

5,3

4,5

5,0

5,4

3,6

3,0

4,3

3,0

4,2

2,0

Надежность банков, 1 – неплатежеспособные, 7 - надежные

5,6

4,6

5,4

6,2

4,2

3,7

5,4

2,1

4,8

3,7

Доступность самых современных технологий, 7- самый высший уровень доступности

6,5

4,5

6,1

6,6

4,3

4,4

4,8

4,3

5,7

3,9

Качество местных поставщиков товаров, 7 - наивысшее

5,6

4,4

5,9

5,7

4,0

4,3

4,9

4,2

5,1

3,8

Наличие ученых и инженеров, 7 – наилучшее

5,5

4,7

5,0

4,9

4,0

4,1

4,3

4,7

4,1

4,0

Показатель

США

Китай

Германия

Швеция

Казахстан

Россия

Польша

Украина

Литва

Беларусь



*Оценка АЦ «Стратегия» на основе национальной статистики, данных Всемирного банка (доклады Doing Business), докладов ЕБРР, ООН, социологических опросов компании «НОВАК» и НИСЭПИ.

Глобальная конкурентоспособность в 2017 году

Швейцария возглавила рейтинг глобальной конкурентоспособности 2016–2017 (The Global Competitiveness Index 2016–2017), который опубликован аналитической группой Всемирного экономического форума (ВЭФ). Позиция России в рейтинге улучшилась с 45 до 43 места.

Рейтинги конкурентоспособности основаны на комбинации общедоступных статистических данных и результатов опроса руководителей компаний — обширного ежегодного исследования, которое проводится Всемирным экономическим форумом совместно с сетью партнёрских организаций — ведущих исследовательских институтов и компаний в странах, анализируемых в отчёте. В этом году более 14 000 лидеров бизнеса были опрошены в 138 государствах. В отчёт также включен подробный обзор сильных и слабых сторон конкурентоспособности стран, что делает возможным определение приоритетных областей для формулирования политики экономического развития и ключевых реформ.

В исследовании ВЭФ представлены два индекса, на основе которых составляются рейтинги стран: Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI) и Индекс конкурентоспособности бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI). Основным средством обобщённой оценки конкурентоспособности стран является Индекс глобальной конкурентоспособности (GCI), созданный для Всемирного экономического форума профессором Колумбийского Университета Ксавье Сала-и-Мартином (Xavier Sala-i-Martin) и впервые опубликованный в 2004 году. GCI составлен из 12 слагаемых конкурентоспособности, которые детально характеризуют конкурентоспособность стран мира, находящихся на разных уровнях экономического развития. Этими слагаемыми являются: «Качество институтов», «Инфраструктура», «Макроэкономическая стабильность», «Здоровье и начальное образование», «Высшее образование и профессиональная подготовка», «Эффективность рынка товаров и услуг», «Эффективность рынка труда», «Развитость финансового рынка», «Технологический уровень», «Размер внутреннего рынка», «Конкурентоспособность компаний» и «Инновационный потенциал».

Для каждой из экономик, охваченных исследованием, отчёт содержит детальные описания страны и национальной экономики с подробными итогами по общей позиции в рейтинге и по наиболее выдающимся конкурентным преимуществам и недостаткам, которые были выявлены на основании анализа, используемого для расчёта индекса. В докладе также содержится подробный статистический раздел с таблицами рейтингов по различным индикаторам. В отчёт также включены тематические разделы, посвящённые более детальному исследованию ряда стран и регионов.

Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2016 года вновь возглавила Швейцария, которая занимает первое место уже восьмой год подряд. Второе место, как и в прошлом году, занимает Сингапур, а третье — Соединённые Штаты Америки, которые по-прежнему остаются мировым лидером в обеспечении инновационных продуктов и услуг. Далее в десятке лидеров рейтинга: Нидерланды, Германия, Швеция, Великобритания, Япония, Гонконг и Финляндия. Таким образом, ведущая десятка лидеров не изменилась с прошлого года.

Исследование демонстрирует, что разрыв в конкурентоспособности среди европейских стран сохраняется на фоне усилий Европейского Союза по решению экономических проблем еврозоны. В то время как страны Северной и Западной Европы имеют сильные конкурентные позиции, государства Южной Европы, такие как Испания (32 место), Италия (44), Португалия (46) и особенно Греция (86), которые серьёзно пострадали от экономического кризиса и макроэкономической неустойчивости, продолжают значительно отставать.

В регионе Ближнего Востока и Северной Африки, который продолжает страдать от геополитической нестабильности, лидируют Катар (14 место), Объединённые Арабские Эмираты (16), Катар (18) и Саудовская Аравия (29). Израиль занимает 24 место. Сильные позиции этих стран резко контрастируют со странами Северной Африки, где самой высокую позицию в рейтинге занимает Марокко (70 место).

Среди стран Африки южнее Сахары лидером стали Маврикий (45 место), Южная Африка (47) и Руанда (52). В верхней половине рейтинга фигурируют только указанные страны региона, тогда как большинству остальных государств региона требуются дальнейшая внешняя помощь для усиления их экономического развития и конкурентоспособности. Основная часть африканских стран с низким уровнем доходов занимает нижние строчки рейтинга.

Среди стран Латинской Америки лидерство удерживает Чили (33 место). Несмотря на стабильный экономический рост в предыдущие годы, ряд государств региона продолжает страдать от низких темпов производительности, которые обусловили общую стагнацию конкурентоспособности. Относительно стабильными экономиками региона остаются Панама (42 место), Мексика (51) и Коста-Рика (52).

Крупные развивающиеся экономики стран БРИК демонстрируют различные показатели. Китай (28 место) по-прежнему продолжает лидировать в группе, Бразилия (81) в этом году переместилась в рейтинге вниз, а Индия (39) существенно укрепила свои позиции.

Россия в этом году поднялась в рейтинге на две позиции — с 45 до 43 места. Соседями страны в списке на этот раз оказались Панама и Италия. Несмотря на то что российская экономика сейчас находится в рецессии, некоторые из её основных макроэкономических показателей пока выгодно отличаются от показателей ряда других стран, за исключением относительно высокой инфляции. К сильным сторонам российской экономики авторы доклада также отнесли высокую распространённость высшего образования, развитие инфраструктуры, улучшение показателей бизнес-регулирования. Однако воспользоваться своими конкурентными преимуществами России мешают низкая эффективность работы государственных институтов, недостаточный инновационный потенциал, слабая развитость финансового рынка и дефицит доверия инвесторов к финансовой системе. В последние два года к указанным отрицательным факторам добавились ослабление внутреннего спроса, экономические санкции со стороны стран Северной Америки и Западной Европы, а также внешняя неопределённость относительно будущего цен на минеральные ресурсы. Как и в прошлом году, ключевыми проблемами для экономического развития в России представители бизнеса называют коррупцию, неэффективность государственного аппарата, высокие налоговые ставки. Все эти факторы способствуют неэффективному распределению ресурсов страны и препятствуют росту конкурентоспособности.

Среди стран бывшего СССР Россия пропустила вперёд Эстонию (30 место), Литву (36) и Азербайджан (37). Остальные государства постсоветского пространства расположились ниже: Латвия (49 место), Казахстан (53), Грузия (59), Таджикистан (77), Армения (79), Украина (85), Молдова (100) и Кыргызстан (111).

Рейтинг конкурентоспособности в 2017 году

Опубликован отчет глобальной конкурентоспособности 2016–2017 года, который подготовлен Всемирным экономическим форумом.

Согласно его данным, Россия улучшила свои показатели в мировом рейтинге. Как заявлено в отчете, Российская Федерация поднялась на две позиции и заняла сорок третье место из ста тридцати восьми государств.

Первую строчку в «Глобальном индексе конкурентоспособности» (ГИК) занимает, как и в прошлые годы, Швейцария.

Второе место за Сингапуром, на третьей позиции — Соединённые Штаты Америки.

В первую десятку государств вошли Нидерланды, которые поднялись на четвертую строчку рейтинга, пятое место за ФРГ, спустившимися на одну позицию по сравнению с прошлым периодом. Далее следуют Швеция, Япония, Гонконг и Финляндия. Великобритания, которая проголосовала в этом году за выход из Евросоюза, заняла седьмое место, поднявшись на три позиции, однако, ВЭФ отмечают, что итоги Brexit, которые не были учтены при исследовании, могут сильно ухудшить рейтинг Британии.

Российская Федерация последовательно из года в год улучшает свои показатели. Согласно рейтингу РФ поднялась на две позиции за год и занимает 43-е место.

Россия поднялась на 43-е место в рейтинге конкурентоспособности в сфере туризма Всемирного экономического форума The Travel and Tourism Competitiveness Report.

Рейтинг публикуется раз в два года, начиная с 2007. В 2017 году в нем участвовали 136 стран, которые оценивались по 14 позициям, связанным с приемом туристов. Сюда входят историческое и культурное наследие, развитие экономики, транспорта, гостиничного сектора, коммуникаций, медицины, открытость населения и многое другое.

В 2015 году Россия заняла в рейтинге 45-е место, поднявшись сразу на 18 пунктов. В 2017 она снова упрочила свои позиции, поднявшись еще на две строчки. Соседнее 44-е место занимает Турция, 42-е - Индонезия.

Среди стран бывшего СССР Россия заняла второе место после Эстонии (37-е место). На третьем месте Латвия (54-е место), на четвертом - Литва (56-е место), на пятом - Грузия (70-е место), на шестом - Азербайджан (71-е место), на седьмом - Казахстан (81-е место), на восьмом - Украина (88-е место), на девятом - Таджикистан (107-е место), на десятом - Киргизия (115-е место). По мнению экспертов ВЭФ, наиболее сильные позиции в рейтинге Россия занимает по инфраструктуре воздушного транспорта (22-е место), количеству природных ресурсов (39-е место) и культурных достопримечательностей (25-е место). По конкурентоспособности цен наша страна занимает 11-е место.

По качеству туристской инфраструктуры (гостиницы, курорты, развлекательные заведения) у России 116-е место. Низко оценили эксперты и открытость страны для международных путешественников (115-е место). Среди критериев, по которым оценивалась открытость - визовые требования. По этому показателю Россия на 120-м месте в мире из 136, это хуже, чем год назад. По заключенным двусторонним соглашениям о воздушном сообщении ситуация еще печальнее - здесь Россия заняла 122-е место.

По приоритетности туризма для правительства Россия заняла 95-е место. В качестве отдельных критериев этой позиции эксперты ВЭФ оценивали государственные расходы на развитие туризма (84-е место) и эффективность маркетинга и брендинга в продвижении страны как туристского направления (81-е место). Усилия правительства по развитию сектора туризма эксперты ВЭФ также оценили низко (89-е место).

По экологической ситуации Россия заняла 71-е место.

В категории "Здоровье и гигиена" Россия занимает пятое место в мире. Столь высокий результат авторы рейтинга объясняют наличием большого количества врачей и больничных коек, а также отсутствием случаев малярии. При этом по доступу к медицинским услугам Россия только на 94-м месте, а по распространенности ВИЧ - на 106-м.

Низкие места Россия заняла и по позициям, связанным с инвестиционным климатом, защитой прав собственности, легкостью ведения бизнеса (105-е место). По уровню безопасности (включая число убийств и террористическую угрозу) страна оказалась на 109-м месте, поднявшись на 17 мест по сравнению с 2015 годом.

Конкурентоспособность России в 2017 году

Согласно Отчету глобальной конкурентоспособности 2016-2017 года, подготовленным Всемирным экономическим форумом, показатели конкурентоспособности России улучшились, поднявшись на две позиции вверх: 43-е место из 138 стран. Не все трудности еще преодолены, но восстановление экономики в результате последовательного позитивного роста продолжается.

Само собой, что первые места в «Глобальном индексе конкурентоспособности» (ГИК), ВЭФ отдал Швейцарии, Сингапуру и США. В первую десятку также вошли Нидерланды, Германия, Швеция, Япония, Гонконг и Финляндия. Великобритания оказалась на 7-м месте. Резкий скачок, если вспомнить, что в 2015 году она была на 10-м месте в рейтинге.

Впрочем, британские рейтинги еще могут ухудшиться, так как аналитики ВЭФ при составлении Отчета не приняли в расчет итоги Brexit. Но меня лично радует тот факт, что Россия с 45-го места поднялась на 43-е и все это в течение нескольких лет. «Изорванная в клочья российская экономика»?

Правда, свою ложку дёгтя в бочку меда аналитики ВЭФ все же внесли, отметив, что стабильность России остается под вопросом. Да, по сравнению с 2015 годом, ситуация улучшилась и нормализовалась, но при этом отмечено большое падение в макроэкономической среде: с 40-го места на 91-е.

Вести бизнес в России также мешает инфляция, «сокращение фондов, которые государство может инвестировать в улучшение конкурентоспособности в будущем».

С другой стороны, по мнению Роберто Кротти, ответственного за российский сектор при составлении ГИК, Россия активизировала внутренние ресурсы: рыночная эффективность и реформы законодательства для снижения бюрократических препон для лидеров рынка.

К положительным моментам Кротти также относит улучшение качества образования, ориентированного на нужды экономики и диверсификацию российской экономики. К числу трудностей он относит низкий приток капиталов, связанных с доходами от продажи минеральных ресурсов, и закрытие международных финансовых рынков, влияющих на возможность получать займы и венчурный капитал.

Прогнозировать, как сложится ситуация в ближайшем будущем в России, аналитики ВЭФ не планируют. Сложно, и не факт, что прогноз будет точен хотя бы процентов на 50. При этом важно, чтобы частный и госсектор российской экономики координировали свои действия в целях улучшения конкурентоспособной среды для российского бизнеса.

По прогнозам экономистов, цена нефти марки Brent на конец IV квартала составит 44,3 доллара за баррель, курс рубля – 67,4 рубля за доллар, годовая инфляция составит 6,3%, промпроизводство покажет рост на 0,7%.

Спад ВВП России в первом полугодии 2016 года составил 0,9%. Банк России: рост ВВП в III квартале с очисткой от сезонности продемонстрировал рост, близкий к нулю, а в годовом выражении показатель сократился на 0,4-0,7%.

Базовый прогноз Минэкономразвития РФ: возможен спад ВВП РФ по итогам 2016 года на 0,2%. В IV квартале этот тренд сохранится, но положительная динамика, вероятно, продолжится. Этому способствует умеренный рост промпроизводства. Очень медленное восстановление ключевых индикаторов.

Прогнозы аналитиков относительно динамики ВВП РФ в четвертом квартале (в годовом выражении):

ЕБРР – 0,4%
ING – 0,1%
«Финам» – 0,6%
АКРА – 2%
Raiffeisen – 0,1%
ЦЭФИР – 1%

Инфляция в России: Банк России сузил прогноз по инфляции на 2016 год до 5,5-6%. Минфин РФ ожидает инфляцию на конец текущего года в 5,7%. Минэкономразвития – 5,7-5,8%. Экономисты полагают, что она может опуститься ниже 6% к концу года в результате стабилизации и укрепления рубля, а также хорошего урожая в этом году.

В целом, никто не ожидал, что российская экономика резко пойдет в рост. Лучше всего поступательное движение вперед, без резких рывков и скачков. Главное – не сдавать позиции и продолжать в том же духе.

Индекс конкурентоспособности 2017

Государства во всем мире пытаются получить признание не только своего народа, но и завладеть первыми строчками разных рейтингов. Каждая страна старается быть лучшей в чем-то одном или во всем сразу. Державы признают самыми культурными, наиболее демократическими, экономически развитыми, мирными или мощными. Везде преуспеть государству не удастся. Тем не менее существуют и такие державы, которые борются за первенство во всем.

Из всего разнообразия почетных наград можно выбрать первое место и в еще одном рейтинге, который зависит от глобального индекса конкурентоспособности. Об этом подробнее поговорим дальше.

Большинство стран мира имеет свои стратегические цели. Но есть те, которые старается выполнить любая держава. Важным для государства является обеспечение экономического роста. Сюда же можно отнести борьбу за благосостояние каждого гражданина.

Такая стратегия предполагает не просто старание власти улучшить уровень жизни, но и определяет дополнительные требования к управлению социально-экономическим развитием. Некоторые государства выбрали путь через инновационные технологии. Как показал опыт международных отношений, именно благодаря такой стратегии страны «экономического чуда» смогли улучшить свой финансовый рост. Оказывается, на индекс глобальной конкурентоспособности влияет стимулирование инновационной деятельности.

Но такая экономическая модель неподвластна всем государствам. Есть и те, которые до сих пор не могут наладить эффективную стратегию по развитию инноваций. К таким можно отнести не только Российскую Федерацию, но и остальные страны СНГ.

Предпринимательская деятельность является движущей силой в развитии конкурентоспособности. Конечно, наряду с ней существует много факторов, тем не менее именно благодаря предпринимательству возможно повлиять на инновационные технологии. В свою очередь, этот тип деятельности подвластен многим показателям, которые отражают экономическую политику страны и положение государственных учреждений.

В 1971 году был создан Всемирный экономический форум (ВЭФ). Эта организация известна тем, что ежегодно собирает глав государств в Давосе. Помимо лидеров, сюда приезжают руководители бизнеса, известные экономисты и журналисты. Уже 45 лет на форуме обсуждают вопросы, связанные не только с экономикой, но и другими острыми мировыми проблемами: охрана окружающей среды и здравоохранение.

Стоит отметить, что это швейцарская организация, основателем которой стал профессор Клаус Шваб. На данный момент он же и бессменный руководитель. Существует здесь и постоянный исполнительный орган – Совет директоров. Членство в ВЭФ имеют около 1000 компаний, организаций всего мира.

Всемирный экономический форум создан не только для дискуссий. Еще одной его задачей остается исследование сфер политики и экономики. В 1979 году был введен ежегодный доклад касательно глобальной конкуренции. Он оценивал более сотни стран мира по двум критериям: индекс потенциального роста и конкурентоспособность.

Чтобы выстроить государства в рейтинг, понадобилось глобальное изучение, направленное на анализ экономических процессов. Таким образом ученые смогли вывести глобальный индекс конкурентоспособности Всемирного экономического форума.

Ранее эта неправительственная организация выпускала лишь отчеты. Но уже с 2004 года создала непосредственно рейтинг государств, который основывался на индексе. Этот показатель оценивает возможности страны к обеспечению высокого уровня благосостояния граждан. Также учитывалась эффективность использования внутренних ресурсов, поддержка уровня жизни, производительность труда и качество услуг.

Прежде чем вычислить индекс глобальной конкурентоспособности, специалисты должны проанализировать общедоступные статистические сведения и результаты глобального анкетирования глав компаний.

По определению организации, национальная конкурентоспособность – это возможности державы и её учреждений влиять на стабильный рост экономики. Исследователи нашли связь между уровнем конкурентоспособности и благосостоянием граждан. Чем выше первый показатель, тем положительнее второй.

Задумка форума состоит в том, что государству необходимо использовать полученные результаты исследования. Эта оценка позволяет понять, что стране надо стремиться к устранению сложностей на пути к улучшению экономического развития и конкурентоспособности. Индекс является инструментом в изучении проблемных секторов экономической политики и разработке стратегии по усовершенствованию политической модели.

Представители ВЭФ утверждают, что для определения конкурентоспособности нужно уделить внимание многочисленным и разноплановым факторам. Очевидно, что влияние на экономику может быть отрицательным по ряду причин: сюда входит и неплодотворное регулирование бюджета страны, высокие показатели инфляции.

В свою очередь, есть и те факторы, которые положительно влияют на экономику: обеспечение защиты прав интеллектуальной собственности, прогрессивная судебная система, взвешенные политические решения.

Не только институционные факторы могут сказываться на финансовой системе. Есть также обучение и переквалификация рабочего персонала, возможность круглосуточного образования и технологического развития. Все факторы могут по-разному влиять на ту или иную экономическую систему.

Известно, что в анализе индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ объединяют с индексом конкурентоспособности бизнеса. Решающее слово все же за первым показателем. Кстати, этот индекс был создан ученым Ксавье Сала-и-Мартином, который преподает в Колумбийском университете. Он-то как раз и разработал эту оценку для Всемирного экономического сообщества.

Итак, чтобы определить балл, нужно обратиться к 113 переменным. Часть из этих факторов сформирована благодаря глобальным опросам, часть состоит из статистических данных и результатов исследования. Все 113 переменных распределены на 12 категорий. Они были выбраны благодаря эмпирическим и теоретическим исследованиям.

Но стоит отметить, что ни одна из этих переменных не сможет самостоятельно дать оценку конкурентоспособности государства. Кроме того, все факторы связаны между собой. Производительность рынка товаров и услуг зависит от квалификации и профессионализма рабочей силы.

Чтобы контролировать макроэкономическое постоянство, необходимо эффективно распоряжаться бюджетом страны, пресекать коррупцию и обеспечивать прозрачность экономической системы. Предприниматели могут организовывать новые технологии только в том случае, если полученная прибыль превысить инвестиционные расходы.

Таким образом, ясно, что индекс глобальной конкурентоспособности страны возглавляют те страны, которые могут проводить всеобъемлющую политику, оглядываясь на целый ряд факторов и взаимосвязь между ними.

Исследователи ВЭФ первостепенно учитывают прогресс экономики той или иной державы. При этом они прослеживают и её развитие на разных стадиях. Толкование каждой переменной для государства связано с её начальными обстоятельствами или со структурными и организационными параметрами. Эти данные позволяют позиционировать державу среди других сквозь призму развития.

Ученые ежедневно работают над методологией вычисления, чтобы индекс глобальной конкурентоспособности оставался объективным и адекватным механизмом контроля уровня экономики при постоянных изменениях в глобальной среде.

Методология

Итак, как уже говорилось ранее, исследование анализирует 113 показателей. Они объединяются в 12 категорий. Всего лишь 34 переменных рассчитаны по общедоступным статистическим данным. Сюда входит внешний долг, бюджетный дефицит, уровень жизни и другие показатели. Остальная часть факторов относится к глобальному опросу, в который входит мнение более 14 тысяч руководителей компаний.

По этому принципу государства распределяют по стадиям развития экономики. В этом случае учитывают только ВВП на душу населения. Хотя есть и исключения, к примеру, для России в этом случае применяют второй критерий – степень зависимости развития страны от основных факторов. Такая привилегия применима в том случае, когда государство имеет зависимость от минеральных ресурсов.

Стадии

Как уже говорилось ранее, прежде нужно определить стадию развития державы. Всего их 5: к факторному развитию относится 37 экономик стран. В их число входит большинство африканских государств, а также Индия, Кыргызская Республика, Вьетнам и т. д.

Вторая группа – это переходная стадия от факторного развития к эффективному. В этой категории находятся 16 государств: Азербайджан, Иран, Молдова, Монголия и др. В третью группу входит вторая стадия развития – эффективная. Здесь насчитывается 30 экономик: Украина, Китай, Сербия, Южная Африка, Болгария, Армения и т. д.

Четвертая группа также считается переходной стадией, но уже от эффективной к инновационной. В этой категории находится 24 экономики: Россия, Бразилия, Казахстан, Турция, Уругвай, Польша, ОАЭ и др. Последняя группа – это третья стадия развития. К инновационной экономике относят 37 стран: среди них большинство европейских, также США, Австралия с Новой Зеландией, Южная Корея, Япония и др.

Исследование прошлого 2016 года

В 2016 году уже прошел Всемирный экономический форум. Исследование в этот раз охватило анализ 138 стран. Индекс глобальной конкурентоспособности 2016-2017 снова расставил по местам государства. Теперь каждое правительство имеет результат, на который может опираться.

Лидером этой гонки остается Швейцария. Она занимает первую строчку уже восемь лет подряд. После неё все так же остались Сингапур и США. Их глобальный индекс конкурентоспособности 2016 года составляет 5.8 и 5.7 единиц. Эти государства являются лидерами в снабжении всего мира инновационными изделиями и услугами.

С прошлого года не трансформировалась и десятка лидеров. После Швейцарии, Сингапура и США Индекс 5.6 получили Нидерланды и Германия, 5.5 – Швеция, Великобритания, Япония и Гонконг, 5.4 – Финляндия и Норвегия.

Потеря позиций

Исследование этого года показало, что наблюдаются и негативные тенденции. Глобальный индекс конкурентоспособности 2016 года зависит и от воздействия других организаций на государства. Речь идет о ЕС. Усилия этого института сохраняют брешь между европейскими державами. Рейтинг показывает то, что страны Северной и Западной Европы возглавляют экономический «хит-парад». А вот Южная часть страдает от финансового упадка, что сказывается на показателях Индекса. Испания заняла 32-е место, Италия - 44, Греция за последний год переместилась вниз на пять позиций и занимает 86 строчку.

Ближний Восток и Северная Африка по-прежнему продолжают спускаться. Катар в прошлом году занимал 14-е место, ныне находится на 18. Саудовская Аравия тоже сдала четыре позиции и находится на 29-й строчке. Снова в этом году не получил глобальный индекс конкурентоспособности Ирак. Это указывает на то, что ситуация в стране очень плачевная.

Центральная и Южная Африка тоже пасет задних. Лидерами остаются: Маврикий на 45 строчке, Южная Африка - на 47 и Руанда - на 52. Все остальные государства, которые находятся на этой территории, сильно отстают. Каждому из них необходима внешняя помощь, которая усилила бы экономическое развитие и повысила бы индекс глобальной конкурентоспособности.

Страны СНГ

Российская Федерация, в отличие от многих других держав, сумела подняться на две ступени и заняла 43-е место. Экономика странны в данный момент находится в рецессии, но положительный результат был получен благодаря эффективности внутреннего рынка и сокращению бюрократических препятствий. Также прогресс наблюдается в образовании. Вниз страну тянет высокая инфляция, низкий приток капитала.

Казахстан в глобальном индексе конкурентоспособности получил 53-е место. Сравнительно с минувшим годом это очень плохой результат, так как держава спустилась аж на 11 позиций. По пяти критериям из 12 Казахстан заметно улучшился, остальные 7, наоборот, показывают регресс. Есть факторы, которые положительно повлияли на Глобальный индекс конкурентоспособности 2016. Казахстан достиг прогресса по инновационным технологиям, предпринимательству, среднему и высшему образованию.

Украина показала негативный результат. Она упала с 79 места на 85-е. Главными проблемами страны считают политическую нестабильность, коррупцию, инфляцию, государственную бюрократию и высокие налоги.

Азербайджан улучшил свой прошлогодний результат на три ступени и занял 37 место. Ныне это государство является лидером среди стран СНГ. Положительный результат показал Таджикистан, переместившись с 80 места на 77-е. Армения также улучшилась на три позиции и находится на 79 месте. А вот значительно ухудшили свои показания Молдова (100) и Кыргызстан (111). В первом случае страна спустилась на целых 16 позиций, а во втором – на 9.

Конкурентоспособность предприятия в 2017 году

Конкурентоспособность предприятия - это его преимущество по отношению к другим предприятиям данной отрасли внутри страны и за ее пределами. Конкурентоспособность не является имманентным качеством фирмы, это означает, что конкурентоспособность фирмы может быть оценена только в рамках группы фирм, относящихся к одной отрасли, либо фирм, выпускающих аналогичные товары (услуги). Конкурентоспособность можно выявить только сравнением между собой этих фирм, как в масштабе страны, так и в масштабе мирового рынка.

Таким образом, конкурентоспособность фирмы - понятие относительное: одна и та же фирма в рамках, например, региональной отраслевой группы может быть признана конкурентоспособной, а в рамках отраслей мирового рынка или его сегмента - нет. Оценка степени конкурентоспособности, т.е. выявление характера конкурентного преимущества фирмы по сравнению с другими фирмами, заключается в первую очередь в выборе базовых объектов для сравнения, иными словами, в выборе фирмы-лидера в отрасли страны или за ее пределами.

Такая фирма-лидер должна обладать следующими параметрами:

- соизмеримостью характеристик выпускаемой продукции по идентичности потребностей, удовлетворяемых с ее помощью;
- соизмеримостью сегментов рынка, для которых предназначена выпускаемая продукция;
- соизмеримостью фазы жизненного цикла, в которой функционирует фирма.

Таким образом, конкурентное преимущество одной фирмы над другой может быть оценено в том случае, когда обе фирмы удовлетворяют идентичные потребности покупателей, относящиеся к родственным сегментам рынка. При этом фирмы находятся примерно в одних и тех же фазах жизненного цикла. В том случае, если данные условия не соблюдаются, сравнение будет некорректным.

Далее, исходя из того, что конкурентоспособность отражает продуктивность использования ресурсов фирмы, для ее оценки необходимо выбрать критерии продуктивности использования ресурсов. В том случае, если деятельность фирмы связана с извлечением прибыли, а совокупные ресурсы оцениваются в денежном выражении, продуктивность использования ресурсов фирмой может быть оценена показателем рентабельности производства, т.е. отношением прибыли, полученной в том или ином периоде, к истраченным в том же периоде ресурсам, оцененным как издержки производства. Кроме этого, для объективной оценки конкурентоспособности фирмы ее руководству необходима возможность слежения рынка, особенно за пределами страны.

В настоящее время, для того чтобы фирма была конкурентоспособной в борьбе с ведущими фирмами, требуются совершенно новые подходы к организации производства и управления, чем те, на которые руководители ориентировались в прошлом. И прежде всего новые подходы нужны в инвестиционной политике, при проведении на предприятии технической реконструкции, в процессе внедрения новой техники и технологии.

Конкурентоспособность предприятия зависит от ряда факторов, которые можно считать компонентами (составляющими) конкурентоспособности.

Их можно разделить на три группы факторов:

- технико-экономические;
- коммерческие;
- нормативно-правовые.

Технико-экономические факторы включают: качество, продажную цену и затраты на эксплуатацию (использование) или потребление продукции или услуги. Эти компоненты зависят от производительности и интенсивности труда, издержек производства, наукоемкости продукции и пр.

Высокая конкурентоспособность фирмы является гарантом получения высокой прибыли в рыночных условиях. При этом фирма имеет цель достичь такого уровня конкурентоспособности, который помогал бы ей выживать на достаточно долговременном временном отрезке. В связи с этим перед любой организацией встает проблема стратегического и тактического управления развитием способности предприятия выживать в изменяющихся рыночных условиях.

Управление конкурентоспособностью предполагает совокупность мер по систематическому совершенствованию изделия, постоянному поиску новых каналов его сбыта, новых групп покупателей, улучшению сервиса, рекламы.

Основой конкурентоспособности предприятия является конкурентоспособность его продукции.

Компания действует на рынке в постоянном соперничестве с конкурентами. Состояние конкурентной среды и действия конкурентов влияют на маркетинговые решения компании, ее планы и политику.

Выделяют три основных вида конкуренции:

- Функциональная - такая конкуренция возникает между разными товарами (услугами), удовлетворяющими одну и ту же потребность (например, автомобильные и железнодорожные перевозки);
- Видовая - этот вид конкуренции возникает между товарами (услугами) одного вида, но имеющими, по крайней мере, одно существенное отличие (например, мотоциклы с различной мощностью двигателя);
- Предметная - конкуренция между товарами разных производителей, имеющими практически одинаковые свойства.

Сбор информации о конкурентной среде обычно проводится с целью получения исходных данных для ответа на следующие вопросы:

- какие организации, действующие на рынке, являются конкурентами компании;
- какую долю рынка занимает каждый из конкурентов;
- какие маркетинговые программы применяют конкуренты и насколько они эффективны;
- как конкуренты реагируют на маркетинговые действия компании;
- на какой стадии жизненного цикла находятся товары конкурентов;
- каково финансовое состояние конкурентов, их организационная структура и уровень менеджмента;
- какова стратегия конкурентов и какие методы они используют в борьбе за рынок.

Как правило, большинство ответов на эти вопросы можно получить, производя кабинетные исследования. Результаты таких исследований используются при выработке маркетинговой стратегии. В частности, выбор стратегии зависит от конкурентной структуры рынка.

Выделяют четыре основных типа структуры рынка:

- Совершенная конкуренция. На рынке действует большое количество независимых компаний, ни одна из которых не контролирует существенную долю рынка и не может своей политикой влиять на сложившиеся рыночные цены. Велико количество потребителей (потребители не могут влиять на цены). Товары разных компаний весьма близки по свойствам и качеству. Новые компании достаточно легко могут войти на такой рынок (относительно низкие затраты на вход). Примером рынка, близкого по своей структуре к совершенной конкуренции, является рынок акций крупных компаний, среди акционеров которых много держателей небольших пакетов акций;
- Монополистическая конкуренция. На рынке много продавцов и покупателей. Продавцы предлагают схожие, но не идентичные товары. Компании имеют ограниченную возможность влияния на сложившиеся рыночные цены. В случае существенного увеличения цены на товары компании потребители легко переходят на товары конкурентов (несмотря на некоторые отличия этих товаров от товаров компании). В условиях монополистической конкуренции маркетинговая стратегия фирмы строится, как правило, на основе сегментации рынка. При этом для каждого сегмента разрабатываются отдельные маркетинговые программы и выпускаются специальные модификации продукции. В каждом сегменте производится тщательное позиционирование товара (убеждение потребителей в том, что предлагаемый им товар имеет отличительные особенности, разработанные специально для них, и обладает уникальными преимуществами). Как и в случае совершенной конкуренции, при монополистической конкуренции вход на рынок новых фирм связан со сравнительно низкими затратами. Монополистическая конкуренция встречается достаточно часто. Примерами могут служить рынки спиртных напитков, некоторых пищевых продуктов и др.;
- Олигополистическая конкуренция. Рынок поделен между несколькими крупными компаниями. На таких рынках складывается скорее не ценовая, а технологическая конкуренция. Маркетинговые программы компании сильно зависят от действий конкурентов. Вход новых компаний на рынок затруднен (технологии, используемые конкурентами, защищены патентами и держатся в строгом секрете) и связан с высокими затратами (на создание производства, разработку продукции и т. п.). Характерными примерами олигополистической конкуренции являются рынки автомобилей, электроники и др.;
- Чистая монополия. На рынке действует единственная компания. Она самостоятельно определяет цены на свои товары и услуги и полностью контролирует рынок. При этом отсутствуют товары или услуги, которыми потребители могут безболезненно для себя заменить товары и услуги компании-монополиста. Вход на рынок других компаний практически невозможен или крайне затруднен. Как правило, государство стремится не допустить образования монополий, используя для этой цели специальное антимонопольное законодательство.

Изучение конкурентов не только дает компании представление о том, на каком рынке она работает, но и позволяет ей сравнить собственные показатели с показателями конкурентов. Такое сравнение весьма полезно, поскольку дает компании возможность определить, на каких направлениях она должна сосредоточить свои усилия и средства, чтобы добиться преимуществ перед конкурентами или ликвидировать свое отставание от них.

Анализ характеристик конкурентов и сравнение их с соответствующими характеристиками компании обычно проводят по пяти основным группам параметров:

• товары и услуги (качество, престиж торговой марки, упаковка, срок службы, гарантийный срок, уровень послепродажного обслуживания, технические характеристики, стиль, надежность, удобство в эксплуатации, универсальность, размеры и др.);
• цена (прейскурантная цена, условия предоставления скидок, размер скидок, условия расчетов, сроки платежей и др.;
• каналы распределения (наличие доставки товара, сети региональных складов, посредники, охват рынка каналами распределения и др.);
• продвижение (реклама, PR, стимулирование сбыта, личные продажи).

Достижение успеха компанией связано с постоянным поддержанием высокой конкурентоспособности. Конкурентоспособность не является абсолютной величиной. Она складывается из комплекса указанных выше параметров, каждый из которых берется в сравнении с аналогичными параметрами конкурентов. Высокая конкурентоспособность обеспечивается постоянным опережением конкурентов: в выводе на рынок новых товаров, в уровне обслуживания потребителей, снижении издержек производства, во внедрении новых маркетинговых приемов и т. п. Для Интернет-компаний важно опережение конкурентов в таких областях, как удобство оплаты товара (применяемые платежные системы), скорость обработки заказа и доставки товаров, удобство навигации по сайту, дизайн сайта, разработка и внедрение новых приемов привлечения и удержания посетителей и др. Для этого компания должна постоянно быть в курсе состояния дел основных конкурентов.

Таким образом, исследование конкурентной среды должно быть непрерывным и отражать не только текущее состояние дел, но и складывающиеся тенденции. Трендовый анализ данных, полученных в результате таких исследований, компания должна использовать для прогнозирования изменений в конкурентной среде и заблаговременно планировать ответные ходы на возможные неблагоприятные изменения ситуации.

Конкурентоспособность продукции в 2017 году

Конкурентоспособность продукции (КСП товара) - совокупность качественных и стоимостных (ценовых) характеристик товара, обеспечивающая удовлетворение конкретной потребности покупателя. Конкурентоспособен тот товар, комплекс потребительских и стоимостных характеристик которого определяет его успех на рынке, т.е. его способность быть обмененным на деньги в условиях широкого предложения к обмену конкурирующих товаров-аналогов. КСП товара - это синтетический показатель, отражающий степень эффективности многих факторов: конструкторского бюро, производственной деятельности фирмы, ее смежников, работы службы маркетинга, посреднического звена и др. Однако КСП товара на рынке - это не только его высокое качество и технический уровень, но и умелое маневрирование товаром в рыночном пространстве и во времени, а главное - максимальный учет требований рынка, конкретных групп покупателей. КСП товара предполагает очень быструю реакцию поставщика на требования рынка и поведение покупателей. Необходимо не только произвести товар требуемой потребительской ценности в необходимых количествах и вовремя доставить его потребителям, но и обеспечить его сервис на мировом уровне. Отметим также, что несмотря на тесную взаимосвязь между понятиями «конкурентоспособность» и «качество», «конкурентоспособность» и «технический уровень», они неравнозначны. Понятие конкурентоспособность существенно шире понятий «качество» и «технический уровень» товара, хотя последние являются важнейшей составной частью КСП товара. Кроме того, если качество продукта в каждый небольшой отрезок времени представляет собой определенную неизменяемую совокупность его свойств, то КСП товара может значительно меняться при его неизменных характеристиках в зависимости от изменения таких важнейших факторов, как условия реализации, спроса и предложения, поведение конкурентов.

КСП товара, т.е. возможность коммерчески выгодного его сбыта на конкурентном рынке, можно определить, только сравнивая товар с конкурентами-аналогами. Иными словами, КСП - понятие относительное, четко соотносящееся с конкретным (целевым) рынком и временем продажи. Поскольку каждый покупатель имеет индивидуальный критерий оценки удовлетворения собственных потребностей, КСП приобретает еще и индивидуальный оттенок. Этим, однако, не исчерпывается понятие КСП. Число ее параметров зависит от вида и сложности продукта в техническом и эксплуатационном отношениях, а также от требуемой точности оценки, цели исследования и других внешних факторов.

Особое место в обеспечении и поддержании КСП товара занимает сервис - при его отсутствии товар теряет потребительскую ценность (или часть ее), становится неконкурентоспособным и отвергается потребителем. Напротив, хорошо отлаженный сервис, во-первых, помогает изготовителю формировать перспективный, достаточно стабильный рынок для своих товаров, во-вторых, повышает КСП товара, в-третьих, сам по себе является довольно прибыльным делом, в-четвертых, - это непременное условие высокого авторитета (имиджа) товаропроизводителя.

Вместе с тем любой товар после выхода на рынок начинает постепенно расходовать свой потенциал КСП. Этот процесс можно замедлить и даже временно задержать, но остановить его невозможно. Поэтому новый товар проектируется по графику, обеспечивающему ему выход на рынок к моменту значительной потери КСП прежним продуктом. Иначе говоря, конкурентоспособность новых товаров должна быть опережающей и достаточно долговременной. Особое внимание уделяется не столько улучшению технических параметров продукта, сколько снижению цены его потребления - как свидетельствует мировая практика, именно этот параметр зачастую становится решающим для коммерческого успеха нового товара, хотя он продается по существенно более высокой цене.

Поскольку КСП - это ключ к рыночному успеху товара и его производителя, а решение проблемы КСП - самая сложная задача в деятельности любой фирмы-товаропроизводителя, требующая согласованной, целенаправленной работы всех подразделений при лидирующей роли службы маркетинга, особым направлением деятельности фирмы является разработка стратегических подходов к решению этой проблемы.

Особое внимание при разработке стратегий КСП уделяется созданию конкурентных преимуществ (желательно подавляющих) Другое важное направление в стратегии КСП - достижение экономического превосходства над конкурентами посредством снижения издержек производства, сбыта, транспортирования продуктов, повышения эффективности проводимых НИОКР, рекламы, маркетинговой деятельности в целом. Существенное внимание уделяется фактору транспортных издержек, которые в совокупных издержках могут составить (в зависимости от вида товара) 10–50% и более. Стратегия повышения КСП фирмы обязательно должна учитывать уровень КСП страны в соответствующих областях, прямо или косвенно воздействующих на КСП фирмы.

Факторы конкурентоспособности в 2017 году

Одной из важнейших функций любого государства является надежное обеспечение собственного населения продовольствием. В России выполнение этой стратегической задачи возложено на многоотраслевой аграрно-промышленный комплекс (АПК), включающий производство сельхозоборудования и материалов для него, собственно сельское хозяйство, а также переработку и реализацию готовой продукции.

Начиная с 1990 года, в сельском хозяйстве, как и во всей экономике страны, произошли глубокие перемены, обусловленные земельной реформой и развитием рыночных отношений. Практика показала, что рыночные меры не привели к росту сельскохозяйственного производства, наоборот, наблюдалось его сокращение.

Дефицит отечественного продовольствия приходится восполнять за счет ввоза продуктов питания из-за рубежа. Сегодня примерно одна треть потребляемого в стране продовольствия (в частности - 25% молочной продукции, 40% мяса и половину сахара) Россия вынуждена закупать в других странах, тратя на эти цели до 15 млрд. долларов в год. Ряд крупных городов зависят от внешнего подвоза еще сильнее - например, в Москве доля импорта уже превысила 70%!

Однако, после длительного непрерывного падения производства и ухудшения основных экономических показателей отрасли, в течение последних лет сельское хозяйство России демонстрирует восходящую динамику. По данным главы Минсельхоза России Алексея Гордеева, за два года удалось достичь прироста производства скота и птицы более чем на 1 миллион тонн. На 1,3 миллиона тонн выросло производство молока. Поголовье крупного рогатого скота стабилизировалось. Были модернизированы или построены заново 2140 животноводческих комплексов.

Наметившееся улучшение - результат новой аграрной политики российской власти. Впервые за 15 лет сельское хозяйство стало рассматриваться как приоритетное, о чем свидетельствует принятый в 2006 г. национальный проект «Развитие АПК», а также увеличение расходов федерального бюджета на развитие агропромышленного сектора.

Как видим, сельское хозяйство России в целом вступает в этап позитивных перемен. Закономерно встает вопрос: не прервет ли этот процесс вступление РФ в ВТО? Выдержит ли российское село бремя обязательств, которое ляжет на отечественное сельское хозяйство в результате вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию?

Для России данный вопрос имеет первостепенное не только экономическое, социальное, но и политическое значение. Ведь в сельской местности у нас проживает почти 40 млн. человек (это немногим менее трети населения РФ), и исключительно важно, чтобы вступление в ВТО не только не ухудшило, но и улучшило положение сельских жителей.

Переговоры о присоединении России к ВТО ведутся с 1994 г., но до сих пор нет детальных расчетов, во что обойдется в целом нашей стране эта акция. Существует мнение, что суммарные потери российского АПК от вступления в ВТО могут составить не менее 4 млрд. долларов. А это в два раза превышает расходы на сельское хозяйство в консолидированном бюджете РФ. Механическое распространение на РФ правил присоединения к ВТО может иметь негативные последствия, закрепляя неблагоприятный внешнеторговый режим и включая требования по ликвидации производственного субсидирования российского агропрома. Без эффективного государственного регулирования и защиты внутреннего рынка отечественный производитель не выйдет из нынешнего бедственного положения, ведь бюджетные ассигнования покрывают лишь 6-10 % издержек АПК против 30-50% в развитых государствах. В случае присоединения РФ к ВТО (при существующем крайне низком уровне государственной поддержки села в РФ, не сравнимом с уровнем государственной поддержки таких отраслей в странах - членах ВТО) продукция отечественного АПК не сможет конкурировать с аналогичными зарубежными товарами. Цены на любую продукцию, устанавливаемые ВТО, обязательны для всех членов организации не только во внешней торговле, но и на внутреннем рынке. А это означает обвальный рост цен на отечественные электроэнергию, газ, бензин и, как следствие, продукты питания.

Россия может вступить в ВТО только на тех условиях, которые устраивают ее с точки зрения экономической безопасности. Поэтому требуется получить надежные гарантии нормального развития отечественного с/х, имея в виду тяжелое состояние отрасли. Кроме того, необходим определенный переходный период, который бы позволил провести всесторонние меры по приведению в соответствие российского законодательства и хозяйственной практики с положениями ВТО.

Вместе с тем анализ документов, регламентирующих порядок вступления в ВТО, свидетельствует о том, что этот процесс носит односторонний характер в том смысле, что все запросы и требования (включая тарифные уступки) могут быть выдвинуты только членами ВТО в отношении присоединяющейся страны. Последняя же неправомочна вести переговоры по получению дополнительных уступок, кроме тех, что уже зафиксированы в документах ВТО.

Очевидно, что поспешное вступление России в ВТО может иметь весьма болезненные внутренние последствия, поскольку приведет к краху жизненно важных предприятий и отраслей, росту безработицы, обострению социальных отношений, что по своим негативным последствиям несоизмеримо с выгодами от членства в этой организации.

Поскольку процесс вступления во Всемирную торговую организацию уже идет полным ходом, необходимы быстрые и действенные меры по защите отечественного сельхозпроизводителя и выводе его на конкурентоспособный уровень. Это, очевидно, техническое и инфраструктурное перевооружение отрасли при активной государственной поддержке.

И в первую очередь внимание государства, по мнению специалистов, должно привлечь развитие инфраструктуры села. Из-за ее неудовлетворительного состояния аграрии теряют ежегодно до 15% урожая, что в конечном счете отражается на себестоимости продукции. Реализация национального проекта «Развитие АПК» сопряжена с колоссальным объемом строительных работ, поскольку существующая на сегодняшний день инфраструктура села в основной своей массе находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Отечественное сельское хозяйство нуждается в значительном количестве новых построек различного назначения: фермах, птичниках, складах сельхозпродукции, навесах, мастерских, производственных линиях, ветеринарных лабораториях, гаражах, станциях ТО и АЗС.

Данная проблема не осталась без внимания Совета Федерации Федерального Собрания РФ, о чем свидетельствует принятое Постановление «О ходе реализации приоритетного национального проекта “Развитие АПК”». В этом Постановлении Совет Федерации, в целях активизации работы по направлению «Ускоренное развитие животноводства», предлагает Правительству РФ предусмотреть увеличение с 8 до 15 лет сроков предоставления кредитов на строительство, реконструкцию и модернизацию животноводческих комплексов (ферм), по которым из федерального бюджета осуществляется возмещение части затрат.

Очевидно, что даже при наличии долгосрочных кредитов традиционные методы капитального строительства не позволят решить данную проблему в ограниченное время. Нужны новые методики, дающие возможность быстро, качественно, с минимальным привлечением рабочей силы и строительной техники возводить здания и сооружения сельскохозяйственного назначения. «Быстро восстановить и модернизировать инфраструктуру села, - считает Сергей Чернышев, вице-президент компании Ruukki (европейский лидер в поставках решений из металла для строительства), - задача очень непростая. Выход из ситуации может быть найден в повсеместном использовании технологии строительства быстровозводимых зданий. Возведение сооружений такого типа обладает рядом преимуществ, благодаря которым они нашли самое широкое применение в странах Западной Европы и становятся все более востребованными в России».

Действительно, быстровозводимые здания из металлоконструкций отличает высокая скорость монтажа, низкая стоимость, комплектность поставки, свободная планировка внутреннего пространства, огнестойкость, экологичность, а также возможность дальнейшего расширения и перепланировки. Такие конструкции легко монтируются и демонтируются, кроме того, они не требуют особых условий транспортировки. Эти обстоятельства гарантируют быструю отдачу от вложенных средств.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что конкурентоспособность отечественного сельского хозяйства не поднять без внедрения новейших технологий во всех сферах агропромышленного производства. Очевидно, что им будет принадлежать ведущая роль в развитии инфраструктуры села и, прежде всего, в строительстве и модернизации сельхозпостроек различного назначения. Это позволит обеспечить достойные условия труда граждан, работающих на селе, поднять качество содержания животных и птицы, минимизировать потери при хранении урожая, организовать переработку продукции в непосредственной близости к месту ее производства.

Конкурентоспособность экономики России 2017 в году

Российская экономика, столкнувшаяся в 2014-2015 гг. с двойным вызовом санкционного противостояния и обвального снижения мировых цен на энергоносители, в 2016 г. получила наконец определенные поводы для оптимизма. Во-первых, восстановление цен на нефть, в конце года резко усилившееся благодаря достижению договоренностей о снижении добычи нефти как странами ОПЕК, так и не входящими в картель странами, привело к заметному улучшению ситуации с экспортными доходами и бюджетными поступлениями от нефтегазового сектора. Во-вторых, нарастание политических противоречий внутри ЕС, а также риторика избранного президента США Д.Трампа не только существенно подорвали ожидания дальнейшего ужесточения антироссийских санкций, но и породили надежды на то, что режим санкций будет ослаблен уже в ближайшие месяцы. В то же время говорить о переломе кризисных тенденций пока нет достаточных оснований.

Несмотря на серию хороших новостей из-за рубежа, внутренние факторы развития российской экономики остаются ограниченными. Уровень внутреннего спроса оставался очень низким. Надежды на импортозамещение как источник роста промышленности потерпели окончательный крах. Укрепление валютного курса рубля, вызванное ростом цен на энергоносители, привело к росту опасений относительно очередной волны ослабления конкурентоспособности российских товаров - в т.ч. на внешних рынках, освоение которых в официальной повестке постепенно начало занимать то место, которое два года назад отводилось импортозамещению. В результате динамика основных экономических показателей на протяжении большей части года носила противоречивый характер.

С одной стороны, падение ВВП по итогам трех кварталов 2016 г. составило менее 1%, а изменение промышленного производства по итогам января-сентября формально вышло в положительную зону - увеличение на 0,3%. Наиболее значительным оказался прирост сельскохозяйственного производства - 3,0%, на 2,4% вырос объем добычи полезных ископаемых - в т.ч. на 2,6% - добыча топливно-энергетического сырья, на 1,8% увеличился объем грузооборота транспорта, который обычно является важным индикатором, указывающим на оживление экономической активности. Впрочем, в совокупности с ростом добычи полезных ископаемых рост грузооборота транспорта может указывать на возросшие объемы перевозки сырья на экспорт, призванные компенсировать эффект снижения экспортных доходов.

С другой стороны, кризисные тенденции в реальном секторе российской экономики сохраняются. Выпуск обрабатывающих отраслей промышленности сократился на 0,9%; при этом на фоне роста выпуска машин и оборудования на 3,7% производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования упало на 2,5%, металлургическое производство и производство готовых металлических изделий - на 3,2%, производство транспортных средств и оборудования - на 4,5%. Это может косвенно свидетельствовать о том, что относительное благополучие машиностроительного сектора обусловливается главным образом заказами по линии ОПК. Объем услуг связи сократился на 4,6%.

Основной причиной сложившейся ситуации является острый недостаток платежеспособного спроса. В потребительском сегменте главной проблемой является падение реальных располагаемых доходов населения, которое в 2016 г. даже ускорилось. В январе-сентябре 2016 г. данный показатель оказался на 5,3% ниже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то время как годом раньше соответствующее снижение составило 4,2%. Решающий вклад в падение реальных доходов вносит рост потребительских цен. В частности, потребительская инфляция «съела» практически весь прирост заработной платы: при номинальном повышении на 7,9% в январе-сентябре 2016 г. ее реальный рост составил всего 0,4%.

Соответствующие обстоятельства оказывают негативное влияние не только на уровень жизни населения, но и на состояние потребительского рынка: так, оборот розничной торговли за 9 месяцев 2016 г. сократился на 5,4%. В результате эффекты импортозамещения в сфере производства потребительских товаров оказались существенно ниже ожиданий двухлетней давности. В частности, производство пищевых продуктов - включая напитки и табака, где позитивные эффекты импортозамещения проявились в максимальной мере, выросло в январе-сентябре 2016 г. всего на 2,2% - лишь немногим более, чем годом ранее.

Неоднозначная картина складывается в сфере инвестиционного спроса. Хотя сокращение инвестиций в основной капитал в 2016 г. замедлилось - 2,3% в январе-сентябре 2016 г. по сравнению с 10,6% за аналогичный период прошлого года, во многом такая динамика объясняется эффектом низкой базы после резкого падения в 2015 г. Ситуация с притоком прямых инвестиций несколько улучшилась: по оценкам ЦБР, за первые три квартала 2016 г. только в нефинансовый сектор российской экономики их поступило больше, чем за весь 2015 г. во все сектора экономики - 8,3 млрд. долл. по сравнению с 6,5 млрд. долл. Тем не менее, соответствующие показатели в разы отстают от уровня, достигнутого в период, предшествовавший началу санкционного противостояния с ведущими странами Запада - достаточно вспомнить, что за январь-сентябрь 2013 г. в Россию поступило 60,6 млрд. долл. прямых инвестиций.

Более позитивным фактом выглядит резкое - в 5 раз сокращение чистого вывоза капитала российскими компаниями финансового и реального сектора: за первые три квартала 2015 г. они направили за рубеж 48,1 млрд. долл., за аналогичный период 2016 г. - лишь 9,6 млрд. долл. Однако в условиях сохранения низкой конъюнктуры внутреннего рынка перспективы трансформации «невывезенных» финансовых средств в инвестиции остаются более чем туманными. С учетом ограниченности как внутренних, так и внешних источников инвестиций, в течение 2016 г. новый импульс получили дискуссии о перспективах мобилизационного сценария их наращивания за счет широкого круга мер - от государственных капиталовложений и политики «принуждения к инвестициям» в отношении ведущих российских компаний до эмиссионного кредитования экономики со стороны ЦБР и принудительной трансформации в инвестиции текущих сбережений населения.

Инвестиционный кризис: в поисках выхода

Инвестиционный кризис в российской экономике давно стал печальным фактом реальности. Причем если валовое накопление основного капитала в реальном выражении достаточно предсказуемо стало сокращаться во втором квартале 2014 г. на фоне первых симптомов санкционного противостояния, связанного с событиями на Украине, то совокупные показатели валового накопления стали снижаться еще в четвертом квартале 2012 г. - тогда же, когда появились первые признаки замедления темпов роста ВВП. В результате объем валового накопления во втором квартале 2016 г. оказался более чем на треть на 37,8% ниже, чем в аналогичный период 2012 г. Спад валового накопления основного капитала за соответствующий период оказался почти в 3 раза меньше - снижение на 13,3%. Однако, в отличие от первого из рассмотренных показателей, в котором на фоне улучшения экономической конъюнктуры в первом полугодии 2016 г. наблюдался частичный «отскок вверх», вложения в основной капитал продолжили падение. С содержательной точки зрения такая динамика означает, что экономические субъекты наращивают материальные оборотные средства - производственные запасы, незавершенное производство и объемы продукции, предназначенной для реализации, но по-прежнему не готовы к расширению объемов используемого основного капитала.

Наблюдаемый в последние годы спад инвестиций накладывается на другие хронические слабости российской экономики: высокие показатели износа основного капитала, критическая недоинвестированность ряда отраслей - в т.ч. инфраструктурных - от электроэнергетики до дорожного строительства, низкая инновационность, значительные внутриотраслевые различия между компаниями по уровням производительности и конкурентоспособности. Традиционный рецепт решения соответствующих проблем заключается в повышении объема инвестиций. Насколько этот рецепт актуален в российских условиях?

Для оценки масштабов инвестиционной активности в национальных экономиках традиционно используется показатель нормы накопления, характеризующий долю валового накопления основного капитала в ВВП страны. В России этот показатель, измеренный по международной методологии, в 2015 г. составил 21,9%. По меркам стран с развивающимися рынками это достаточно скромное значение: в среднем по этой группе стран норма накопления составляла 29,9% - данные за 2014 г., в т.ч. в Индии - 30,8%, у Китая - 44,3%. Фактически норма накопления в России лишь немногим выше среднего значения для экономически развитых стран - 20,6%. Однако и при сравнении со странами этой группы очевидно отставание России не только от высокотехнологичной Южной Кореи - 29,2%, но и Канады и Австралии - 23,8% и 27,3%, соответственно, чей сырьевой потенциал придает дополнительную значимость их сравнению с российской экономикой. С учетом этого повышение нормы накопления в среднесрочном периоде может рассматриваться в качестве вполне оправданного приоритета, достижение которого будет способствовать созданию благоприятных макроэкономических условий для выхода на устойчиво высокие темпы экономического роста на временном горизонте до 2025 г.

Однако к реализации данного приоритета следует подходить с осторожностью. Во-первых, сама по себе высокая норма накопления не гарантирует высоких темпов роста. Среди стран с развивающимися рынками есть как успешные примеры обеспечения экономического роста при доле инвестиций в ВВП на уровне порядка 20-25%, так и примеры очевидных «провалов развития» при существенно более высоких значениях этого показателя. Так, норма накопления в Бангладеш - 28,6% и Буркина Фасо - 32,0% существенно выше российского уровня, но ощутимого влияния на успехи в сфере экономического развития это не оказало. А Бразилия или Турция, имеют более низкие показатели нормы накопления, чем Россия - 20,2% и 20,1% соответственно, однако достижения этих стран в сфере экономического развития трудно отрицать. При всей убедительности макроэкономических моделей, показывающих позитивное влияние инвестиций на экономический рост, характер этого влияния далеко не линеен.

Во-вторых, возникает вопрос об источниках средств для «инвестиционного рывка». Повышение нормы накопления при прочих равных условиях предполагает снижение доли потребления в ВВП, что как минимум в краткосрочной перспективе означает ухудшение уровня жизни населения. В российских условиях, где реальные располагаемые доходы населения в последние годы устойчиво снижались, а падение реальных потребительских расходов населения - в постоянных ценах 2011 г. за период со второго квартала 2014 г. по второй квартал 2016 г. составило 12,9%, это означало бы возложение дополнительного экономического бремени на плечи рядовых граждан. Дальнейшее снижение этих показателей способно не только усугубить последствия продолжающегося экономического кризиса через сжатие потребительского спроса, но и создать серьезные риски для социально-политической стабильности.

В-третьих, немаловажно помнить, что высокая доля инвестиций в ВВП в ряде развивающихся экономик - прежде всего в Китае обусловлена спецификой роли государства в их политической и экономической системе. Показатели нормы накопления на уровне 35% и выше в современном мире достижимы лишь в экономиках, где государство обладает достаточной свободой рук для проведения в жизнь собственных инвестиционных приоритетов без оглядки на потребительские приоритеты населения.

Представляется, что в текущих условиях первоочередное значение для российской экономики имеет не количественное форсирование инвестиций, а радикальное повышение их качества с ориентацией на рост технологического уровня и экономической эффективности производственных мощностей, а также создание высокопроизводительных рабочих мест. При этом государственная поддержка инвестиций должна быть обусловлена четкими критериями роста эффективности - например, в терминах достижения конкретных ориентиров повышения производительности труда, ресурсо- и энергоэффективности, которые могут получить формальное закрепление в рамках определения условий поддержки конкретных инвестиционных проектов: выполнение соответствующих условий позволяет претендовать на поддержку, невыполнение влечет за собой ее отзыв. Переход к использованию соответствующих принципов поддержки инвестиций будет способствовать долгосрочному повышению конкурентоспособности российских компаний, не зависящему от таких переменных факторов, как динамика мировой конъюнктуры или колебания валютного курса. Данный сценарий с учетом имеющихся возможностей повышения эффективности в российской экономике - в первую очередь в несырьевых ее отраслях, способен в среднесрочной перспективе привести и к повышению доли инвестиций в ВВП - правда, ориентиром при этом будут выступать не Китай и Индия, а скорее Малайзия и Австралия с нормой накопления 25-27%.

От импортозамещения к экспортному развитию

В то время как дискуссии о содержании новых подходов к поддержке инвестиционного процесса пока далеки от завершения, оценка роли внешнеэкономических факторов в развитии отраслей национальной экономики в 2016 г. была принципиально пересмотрена. Уже к началу года стало очевидно, что в условиях сжатия внутреннего спроса импортозамещение, являвшееся в 2014-2015 гг. знаковым приоритетом экономической политики правительства, неспособно выступать в качестве драйвера промышленного роста. Напротив, экспортные несырьевые отрасли, ориентированные на емкие зарубежные рынки - в первую очередь химия и нефтехимия, демонстрировали опережающую динамику развития. В 2016 г. соответствующая тенденция продолжилась. Лидером экспортоориентированного роста вновь оказалось химическое производство, которое по итогам трех кварталов года показало рост на 4,6% - в т.ч. выпуск пластмасс в первичных формах - на 5,2%, а также производство пластмассовых изделий - включая полимерные плиты, листы, пленку и ленты, выросшее на 7,8%. Значительный потенциал развития экспорта продемонстрировал и ряд товаров продовольственной группы: так, стоимостные объемы экспорта пшеницы и меслина в январе-сентябре 2016 г. увеличились на 16,1%.

В то же время перспективы расширения экспортоориентированного производства сталкиваются в настоящее время с двумя серьезными ограничениями. Первое из них связано с динамикой валютного курса рубля. Рост ценовой конкурентоспособности российской продукции на внешних рынках был во многом обеспечен ослаблением валютного курса рубля, который с середины 2014 г. к началу 2016 г. обесценился по отношению к доллару США более чем в 2 раза - если во втором квартале 2014 г. за доллар давали в среднем 34,97 руб., то в первом квартале 2016 г. - уже 74,59 руб., причем в моменте курс доллара превышал 85 руб. В результате российские экспортеры получили возможность успешно осваивать внешние рынки, о поставках на которые еще несколько лет назад трудно было даже мечтать. Наиболее яркая «история успеха» связана с взрывным ростом поставок продовольствия в Китай, который к середине 2016 г. стал крупнейшим импортером соответствующих товаров из России - 753 млн. долл. по итогам первого полугодия, обогнав по этому показателю Турцию - 727 млн. долл.

В то же время по мере восстановления мировых цен на нефть валютный курс рубля начал укрепляться. В начале декабря котировки доллара США впервые с октября 2015 г. упали ниже 61 руб. Свой вклад в такое развитие событий внесла политика ЦБР, который до конца года удерживал значение ключевой ставки на уровне 10%. Такая политика, продиктованная стремлением к сдерживанию инфляционных тенденций, сделала российский рубль мишенью для финансовых операций, связанных с игрой на разнице процентных ставок - carry trade. В условиях, когда центральные банки большинства ведущих стран сохраняли процентные ставки на минимальном уровне, высокие процентные ставки в России делали привлекательным приобретение российских облигаций нерезидентами, что обусловило растущий спрос последних на рублевые активы и стало дополнительным фактором роста валютного курса рубля. Укрепление рубля, в свою очередь, создает значительные риски для производств, экспортный потенциал которых в последние годы был обусловлен фактором низкого валютного курса.

Другое ограничение экспортоориентированного роста связано с неустойчивой динамикой внешних рынков. Наиболее остро действие данного фактора почувствовали российские металлурги, экспортные поставки которых в последние годы устойчиво снижались. В 2016 г. перелома в данной сфере не произошло: экспорт черных металлов сократился в январе-сентябре на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, экспорт меди и алюминия упал более чем на 22%, никеля - на 32,6%. Для сравнения, совокупный объем российского экспорта сократился на 22,8% - главным образом за счет падения экспорта сырой нефти на 25,0%, нефтепродуктов - на 38,5% и природного газа - на 31,1%. Негативную динамику демонстрировал и экспорт ряда других традиционных товаров российского несырьевого экспорта, включая продукцию химических и нефтехимических производств. Так, экспорт синтетического каучука сократился за рассматриваемый период на 12,5%, азотных удобрений - на 15,2%, калийных удобрений - на 40,0%. Высокая зависимость от колебаний внешнего спроса делает крайне рискованной пассивную стратегию ориентации на внешние рынки и требует реализации активных мер, направленных на обеспечение экспортной экспансии российской промышленности.

В 2016 г. в данной сфере были приняты важные решения. В начале года была сформирована Группа РЭЦ, в состав которой вошли АО «Российский экспортный центр», Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций - ЭКСАР и АО РОСЭКСИМБАНК. Данная структура призвана стать институциональной платформой предоставления комплексных услуг российским компаниям-экспортерам, включая реализацию принципа «одного окна» во взаимодействии с профильными министерствами и ведомствами по вопросам предоставления финансовой и нефинансовой поддержки экспорта, осуществление кредитования и страхования экспортных операций, а также координацию деятельности по поддержке экспортных проектов, осуществляемой торговыми представительствами России за рубежом.

В конце ноября 2016 г. был утверждён паспорт приоритетного проекта «Системные меры развития международной кооперации и экспорта», заказчиком которого выступило Министерство экономического развития России. Миссия данного проекта, рассчитанного до конца 2025 г., состоит в создании комплексных механизмов поддержки экспорта, специально ориентированных на потребности компаний среднего бизнеса. Это в полной мере соответствует как объективным проблемам развития экспортной деятельности в России - где компании среднего размера, в отличие от крупных и крупнейших компаний, в большинстве случаев не имеют финансовых возможностей и лоббистского потенциала для самостоятельного решения проблем, связанных с выходом на внешние рынки, так с превалирующими в мировой практике подходами к поддержке экспорта, в соответствии с которыми максимальный потенциал имеет вывод на внешние рынки новых средних компаний - в т.ч. представляющих высокотехнологичные отрасли, которые в перспективе могут занять позиции глобальных лидеров.

Кроме того, в течение года активно обсуждалось использование двусторонних и многосторонних торговых соглашений для устранения барьеров на пути российского экспорта. При том, что такая стратегия полностью соответствует мировой практике и безусловно заслуживает поддержки, в первой половине года отмечались тревожные признаки того, что при обсуждении планов заключения соответствующих соглашений на первый план выходили геополитические, а не экономические мотивы. В первую очередь это было связано с тем, что после заключения в 2015 г. под эгидой США соглашения о создании Транстихоокеанского партнерства - ТТП в российских политических элитах получила популярность идея о необходимости реализации альтернативных региональных проектов с участием России, среди которых, в частности, предлагалось создание зоны свободной торговли стран Шанхайской организации сотрудничества - ШОС и подписание соглашения о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом - ЕАЭС и АСЕАН. К концу года интенсивность дискуссий вокруг соответствующих проектов несколько ослабла.

С одной стороны, планы избранного президента США Д.Трампа отказаться от ратификации соглашения о ТТП и свернуть переговоры о создании Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства с ЕС снижают актуальность «геополитического ответа» на американские инициативы. С другой стороны, очевидная незаинтересованность ряда стран ШОС и АСЕАН в заключении соглашений о свободной торговли с ЕАЭС, а также осознание сложности ведения многосторонних переговоров с которыми, в частности, ранее столкнулся Китай в ходе переговоров с АСЕАН о создании зоны свободной торговли - обусловливает необходимость поиска альтернативных решений в данной сфере.

В этих условиях на первый план выходят перспективы двусторонних соглашений России и ЕАЭС с отдельными странами-партнерами. Спектр таких соглашений может быть достаточно широк - от соглашений в сфере поощрения и защиты инвестиций, которые Россия может заключать самостоятельно - соответствующие вопросы не переданы в компетенцию ЕАЭС и непреференциальных соглашений с участием ЕАЭС - в настоящее время активно обсуждаются перспективы такого соглашения с Китаем до полномасштабных соглашений о свободной торговле, подобных тому, которое было подписано в 2015 г. между ЕАЭС и Вьетнамом - вступило в силу 5 октября 2016 г. Первоочередными кандидатами на заключение таких соглашений в ближайшие годы являются Южная Корея, Сингапур и Израиль. Интенсификация процесса разработки и заключения таких соглашений может сыграть роль важного фактора, способного не только открыть новые рынки для российского экспорта, но и укрепить международные экономические позиции страны в условиях сохраняющегося санкционного противостояния с ведущими развитыми странами.

темы

документ Экономическое развитие 2017
документ Экономический рост 2017
документ Экономический анализ 2017
документ Экономическая деятельность 2017
документ Ценообразование 2017
документ Ценные бумаги 2017

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.