Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Применение права

Применение права

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Применение права

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Применение права (Понятие применения права)
2. Применение норм права
3. Применение права судами
4. Акты применения права
5. Практика применения права
6. Применение международного права
7. Применение гражданского права
8. Форма применения права
9. Право подлежащее применению
10. Случаи применения права
11. Применение норм процессуального права
12. Применение материального права
13. Виды применения права
14. Стадии применения права
15. Применения уголовного права
16. Принципы применения права
17. Применение иностранного права
18. Применение государственного права
19. Условия применения права
20. Особенности применения права

Применение права

Применение права - это такой способ реализации права, который связан с властными действиями юрисдикционных органов и должностных лиц. Последние выступают от имени государства, выполняя возложенные на них специальные функции и полномочия; это - одна из форм государственной деятельности, направленной на претворение правовых предписаний в жизнь, практику.

Применять нормы права - это значит применять власть, а нередко - принуждение, санкции, наказание. Правоприменение осуществляют только специальные субъекты. Именно поэтому рядовые граждане не могут применять правовые нормы, иными словами, употреблять власть; такими прерогативами они не наделены.

Правоприменение непосредственно связано с эффективностью действия законов и иных нормативных актов, совершенствованием механизма правового регулирования, поддержанием правопорядка и дисциплины в обществе. Его цель - упорядочение взаимоотношений между людьми и их объединениями, придание им организованного и стабильного характера.

Одновременно, сам процесс применения права должен протекать в строгих рамках законности, исключающих произвол, своеволие, бюрократизм, волокиту, тем более - вымогательство и взятки.

Характерные признаки применения права:

1. это - властно-императивная форма реализации права;
2. осуществляется компетентными, уполномоченными на то органами и должностными лицами;
3. носит процессуально-процедурный характер;
4. состоит из ряда последовательных стадий;
5. имеет под собой соответствующие юридические основания;
6. связано с вынесением правоприменительных актов;
7. является разовым и индивидуально-определенным действием, касающимся персонифицированных субъектов;
8. направлено на урегулирование конкретных ситуаций.

Указанные признаки показывают специфику правоприменения и достаточно четко отграничивают его от первых трех форм реализации права - соблюдения, исполнения и использования. Следует лишь помнить, что при использовании, как уже отмечалось, нередко тоже требуется "вмешательство" соответствующих агентов власти, но оно носит здесь характер содействия, участия в осуществлении гражданином своего права, ибо без этого субъект просто не сможет воспользоваться предоставленной ему законом возможностью (например, уволиться с работы, вступить в брак, заняться предпринимательской деятельностью). В целом же в названных выше трех формах право реализуется добровольно, без принуждения.

Необходимость в применении правовых норм возникает при следующих обстоятельствах:

• при совершении правонарушения (для привлечения правонарушителя к ответственности);
• при неисполнении обязательств (возврата долга, уплаты штрафа, налога, соблюдения условий договора);
• при появлении препятствия для реализации субъектом своего права (например, гражданин получил ордер на квартиру, но занять ее не может, так как она самоуправно занята другим лицом);
• при возникновении спора о праве (раздел имущества, домовладения; спор о детях, наследстве и т.д.);
• при контроле юридически значимых действии в силу их особой важности со стороны государства (сделки по купле-продаже недвижимости, регистрация нотариальным учреждением завещания, выделение земельного участка, оформление доверенности на пользование автомашиной, заверение копий различных справок, документов, дипломов, аттестатов и т.д.);
• когда определенные права и обязанности, соответствующие им правоотношения не могут возникнуть из односторонних действий самих субъектов и требуется вынесение компетентным органом или должностным лицом содействующего правоприменительного акта (представление гражданина к награде, назначение пенсии, вступление в должность, переход на другую работу, получение премии);
• когда по закону необходимо официально установить (нередко через суд) наличие или отсутствие какого-либо факта, события, состояния (например, признание лица безвестно отсутствующим либо умершим; нахождение на воинской службе, в родстве, в браке; приобретение или утрату гражданства).

Применение норм права не является простым однозначным действием. Оно представляет собой достаточно сложный процесс, состоящий из ряда логически последовательных стадий:

1. установление и анализ фактических обстоятельств дела (стадия доказывания);
2. выбор правовой нормы, по которой надлежит разрешить дело;
3. проверка юридической силы и толкование выбранной нормы;
4. вынесение правоприменительного акта (документально-оформительская стадия);
5. контрольно-исполнительная стадия (реальное исполнение приговора или решения суда по гражданскому делу, доведение их до заинтересованных лиц и органов).

На первой стадии главной целью является выяснение объективной истины по делу. Для этого по закону необходимо совершить целый ряд процессуальных действий, руководствуясь следующей формулой: что - где - когда - кто - как – почему (осмотр места происшествия, опрос свидетелей, исследование вещественных доказательств, следов, документов, назначение, если это нужно, экспертизы, фотосъемка и т.д.).

Важно установить мотивы преступления, выяснить причины, способствовавшие его совершению. Только тогда можно получить более или менее ясную картину случившегося, т.е. установить фактическую основу дела.

На второй стадии - при выборе нормы - дается юридическая квалификация совершенным действиям. Эта стадия требует высокой подготовленности и профессионализма лица, применяющего правовую норму. Необходимо, к примеру, решить, какое преступление совершено - умышленное или неосторожное; если установлен умысел, то какой - прямой или косвенный (эвентуальный). Неосторожность тоже бывает двух видов - самонадеянность (легкомыслие) или небрежность. В зависимости от этого избираются разные нормы или их части. Все это представляет собой логическую операцию подведения конкретной ситуации под надлежащую норму закона.

Данная стадия требует не меньшей ответственности и внимательности, чем первая. Квалификация должна быть точной, адекватной и бесспорной. Фактически здесь речь идет об установлении полного состава правонарушения, иными словами, юридической основы дела.

Третья стадия предполагает проверку юридической силы выбранной нормы, ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, устранение возможных противоречий, коллизий, пробелов, расхождений. Необходимо убедиться, не отменена ли данная норма или не отпали ли те условия, на которые она была рассчитана. Норма подвергается всестороннему толкованию с помощью известных приемов и способов (грамматического, логического, систематического, специально-юридического и др.).

На четвертой стадии в результате проведенных всех вышеуказанных операций выносится правоприменительный акт (например, приговор суда по уголовному делу, судебное решение по гражданскому делу).

Пятая, заключительная, стадия связана с реальным исполнением принятого акта, доведением его до логического завершения. Это очень важно, ибо невыполненное решение сводит на нет весь правоприменительный процесс. Например, из всех судебных решений по имущественным взысканиям исполняется лишь половина. И только сейчас, когда введен институт судебных приставов, положение несколько улучшилось.

В целом применение правовых норм должно быть:

• справедливым,
• законным,
• обоснованным,
• своевременным,
• гласным.

Недопустимо также в данном процессе противопоставление законности и целесообразности (политической, идеологической, прагматической и т.д.).

Применение норм права

Применение норм права – это деятельность уполномоченных органов власти, которая направлена на принятие законодательных актов путём вынесения конкретных предписаний.

Такой вид деятельности необходим в случаях невозможности полной реализации норм права. Такого рода случаи можно обобщить в несколько групп:

• когда обязанности и права не возникают у юридических или физических лиц без постороннего вмешательства органов власти (например, призыв на службу в армию);
• в случае если необходимо установить отсутствие или наличие определённых юридических фактов либо зарегистрировать какие-либо юридические действия (например, удостоверение копии сделки);
• когда спор между субъектами правоотношения не может быть разрешён без вмешательства органов власти (развод с разделом имущества);
• когда необходимо установить меру и вид ответственности для правонарушителя.

Так как применение норм права — это отношения между органами государственной власти и его субъектами, направленные на выявление правоприменительных отношений, законодатель не ограничивается делением правоотношений по их правотворческой и служебной роли. Из всех существующих правовых норм следует выделить такие, которые функционально предназначены для непосредственной регламентации правовой деятельности. К числу этих норм относятся отрасли права, которые реализуются в рамках процесса правоприменения.

Существуют также стадии применения норм права и их особенности, которые обладают определёнными специфическими чертами. Правоприменительные отношения прекращаются, изменяются и возникают вследствие наступления юридических фактов, которые, в свою очередь, представлены в виде юридического состава, характеризующегося публично-властными действиями.

Теоретиков более всего интересуют правоприменительные отношения, а также стадии применения норм права. ТГП приравнивает правоприменение к процессуальным отношениям, которые включают в себя как материально-правовую сторону регулирования, так и процессуально-процедурную.

Материальные нормы направлены на регламентацию отношений между субъектами права и органами власти. Предметом регулирования служат организационные отношения, которые складываются в процессе властной деятельности государства.

Правоприменительные отношения определяются как особая разновидность общественных отношений, в рамках которой происходит осуществление государственных полномочий, а также реализация конкретных правовых ситуаций.

Стадии применения норм права обладают рядом признаков:

1. Применение права подразумевает деятельность органов государства.
2. Несут властный характер, поскольку решения принимаются посредством одностороннего волеизъявления государственного органа.
3. Правоприменительная деятельность соответствует всем нормативным актам, а также Конституции. Необходимость соблюдать процессуальные нормы в правоприменительной деятельности вытекает из соблюдения требований государственного принуждения, а также законности. Результатом такой деятельности является вынесение конкретных предписаний, которые определяют обязанности и права участников правоотношений.
4. Правоприменительная деятельность базируется на основе государственных правовых норм.

Стадии применения норм права — это сложная и в то же время многоступенчатая деятельность. Законодательно выделяют 4 стадии правоприменения:

1. Выяснение обстоятельств по делу.
2. Установление основы по делу.
3. Вынесение юридически значимого решения по делу.
4. Доведение принятого решения до всех заинтересованных общественных и государственных органов и их должностных лиц.

Установление обстоятельств по делу – это подготовительная стадия, благодаря которой осуществляется применение норм права. Стадии применения выражены в виде значимых фактов события, к которому применимы юридические нормы.

Фактические обстоятельства выступают в роли юридически значимых только в том случае, если правовая норма связывает с ними прекращение или изменение правоотношений, характер и размер санкций. В юридической практике они именуются главными фактами либо обстоятельствами, подлежащими доказыванию (например, факт убийства).

Полная достоверность и надлежащее юридическое закрепление – это принципы, характеризующие применение норм права. Стадии применения выражены посредством установления доказательств по делу. Доказательства – это данные касаемо фактических обстоятельств, к которым относятся доводы в спорах, логические аргументы.

Источники сведений о фактических обстоятельствах дела требуют процессуального удостоверения или закрепления. Например, протокол с перечнем предметов, обнаруженных при обыске, в обязательном порядке подписывается понятыми. Законом закреплена всеобщая доступность доказательств, но в случае их неправомерного получения, они считаются недействительными (например, незаконное прослушивание телефонного разговора).

Установление доказательств – это предварительная стадия, благодаря которой осуществляется применение норм права. Стадии применения представлены в виде логической деятельности субъектов, которая направлена на установление доказательств, их исследование и оценку.

Если при расследовании дела сразу не было выявлено всех юридически значимых фактов и событий, которые имеют отношение к правонарушению, по истечении времени сделать это будет гораздо сложнее. Чем больше обстоятельств и фактов будет выявлено на первом этапе правоприменительной деятельности, тем быстрее смогут реализоваться все последующие этапы.

Установление основы по делу – это вторая стадия, благодаря которой осуществляется применение норм права.

Стадии применения представляют собой структурированную деятельность органов власти, которая предполагает:

1. Выбор нормы, которая впоследствии подлежит применению.
2. Проверку текста нормативного акта, содержащего необходимую норму.
3. Проверку её подлинности и закономерности действия в пространстве, по кругу лиц и времени.
4. Уяснение содержания и смысла нормы.

Выбор нормы права осуществляется после установления характера рассматриваемых обстоятельств. Стадии процесса применения норм права прежде всего направлены на определение отрасли законодательства, которая регулирует конкретные правоотношения. После чего устанавливается вид отношений, под которые подбирается определённая норма, предусматривающая конкретную жизненную ситуацию.

Выбрав норму права, законодатель проверяет подлинность текста правового акта, где содержится предписание. Затем выясняется, какие изменения были внесены в нормативный акт. После этих действий в обязательном порядке производится «критика» правовой нормы, которая подразумевает детальную и всестороннюю проверку возможности применения нормы права к конкретному жизненному случаю. Критика, в свою очередь, подразделяется на «низшую» и «высшую».

Благодаря «высшей» критике производится проверка правомерности закона, устанавливается наличие противоречий. Также проверяется, не приостановлен ли он в действии, распространяется ли круг его влияния на возникшие правоотношения. Если норма права не проходит «высшую» критику, её применение ставится под вопрос. Нельзя применять правовую норму, которая была принята после наступления регулируемых правоотношений.

«Низшая критика» относится только к законодательному тексту. Она направлена на оценку словесного изложения нормы, а также на устранение погрешностей (машинописных или полиграфических), которые были допущены в процессе набора.

Первый этап стадии применения норм права кратко можно охарактеризовать как предварительную правовую квалификацию, по окончании которой подлежит определению круг обстоятельств по делу. Окончательная квалификация осуществляется при формулировке итогового вывода, касаемо юридических норм, которые подпадают под конкретный жизненный случай.

На последнем этапе правоприменительного процесса подлежит выяснению смысл, а также содержание законодательного акта, иными словами, осуществляется толкование правовой нормы. Такой вид деятельности осуществляют все участники правоотношений, так как нормы права носят абстрактный характер, хотя и применяются к определённому жизненному случаю. Также на этом этапе правоприменения необходимо установить все вспомогательные нормы, которые впоследствии помогут уяснить основную норму права.

К завершающей стадии процесса применения норм права относится вынесение решения дела. С формальной стороны эта стадия выражена в виде умозаключения, в котором факты подлежат подведению под правовую норму. В этой ситуации суд или другой правоприменительный орган в силу своих властных полномочий применяет общие правила к сложившимся жизненным обстоятельствам.

Результатом решения дела является властное предписание или веление, которое представлено в документальной форме (акт, приговор, решение, заключение).

Государственно-властное веление имеет двоякую функцию:

1. Юридическое значение заключается в констатации или признании существования определённых фактов по делу, а также их правомерности.
2. После принятия решения есть необходимость дополнительной деятельности компетентных органов, направленной на исполнение решения суда, которым было наложено взыскание.
3. Решение по делу занимает подчинённое положение по отношению к остальным актам правотворчества, а также основывается на нормах права, издаваемых с целью индивидуального воздействия.
4. Органами власти принимаются юридически значимые документы, которые характерны конкретно для этой стадии применения норм права (примеры: основной акт, закрепляющий решение по делу, и вспомогательный акт – принимаемый при установлении фактических обстоятельств в ходе судебного процесса).

Решение по делу считается одним из наиболее важных актов по двум причинам:

• субъекты, которые принимают решение, ответственны за свои действия перед гражданами и государством;
• решение играет решающую роль в судьбе субъектов, на которых распространяется действие нормативного акта.

Вынесение правильного решения обеспечивает:

• укрепление законности и правопорядка в целом;
• поддержку авторитета государства в обществе;
• формирование уважения к закону;
• охрану прав человека.

На практике все стадии применения права находятся в неразрывном единстве друг с другом, а также нередко выражаются посредством идентичных действий. В практической деятельности стадии разбирательства представлены в гражданском и уголовном производстве.

В уголовной сфере представлены такие стадии правоприменения, как:

1. Судебное разбирательство.
2. Предварительное следствие.
3. Исполнение приговора.

В гражданском делопроизводстве выделяются стадии:

1. Судебной подготовки.
2. Рассмотрения спора.
3. Исполнение принятого решения.

Но, несмотря на деление правоприменительных стадий по отраслям, все они преследуют единую цель – установление обстоятельств дела и принятие юридически значимого решения.

Компетентный орган занимается не только вынесением властного решения по делу, но и доводит сведения о его принятии до заинтересованных лиц. Такие действия осуществляются как после принятия решения, так и по истечении определённого временного промежутка.

Принятое решение определяет дальнейшую судьбу субъектов, фигурирующих в деле, оказывает воздействие на фактические обстоятельства по делу, устанавливает обязанности и права лиц, участвующих в производстве, закрепляет санкции по отношению к правонарушителям.

На этой стадии процесс правоприменения заканчивается, после чего наступает реализация принятого решения.

Применение права судами

Правоприменение - особая форма реализации права. В форме применения права государство еще раз (после издания нормативно-правового акта) властно подключается к процессу правового регулирования.

Правоприменение требуется в тех случаях, когда юридическая норма не может быть реализована без властного содействия органов государства.

К таким случаям можно отнести следующие:

а) когда необходимо официально установить юридически значимые обстоятельства (признание гражданина в судебном порядке умершим или безвестно отсутствующим);
б) когда диспозиция нормы вообще не реализуется без индивидуального государственно-властного веления (право на пенсию);
в) когда речь идет о реализации санкции.

Признаки правоприменения:

1) особый субъект - специально уполномоченный государственный орган (должностное лицо). В порядке исключения это может быть общественный орган (например, по уполномочию государства профсоюзы применяют некоторые нормы трудового законодательства). Не могут применять нормы права граждане, хотя существует и обратная точка зрения;
2) имеет государственно-властный характер;
3) является деятельностью по вынесению индивидуально-конкретных предписаний;
4) выступает формой управленческой деятельности государства;
5) осуществляется в определенных процедурных формах: порядок применения права регламентирован специальными (процедурными) юридическими нормами. В системе права имеются целые процедурные отрасли - гражданское процессуальное право и уголовно-процессуальное право;
6) представляет собой сложный, стадийный процесс;
7) имеет творческий характер;
8) результаты правоприменения оформляются индивидуальным юридическим актом - актом применения права.

С учетом отмеченных признаков правоприменение можно определить, как государственно-властную деятельность, осуществляемую компетентными субъектами в определенных процедурных формах и направленную на содействие в реализации юридических норм путем вынесения индивидуально-конкретных решений.

Применение права, как определенный процесс, распадается на ряд стадий. Вообще стадия - это отрезок какого-либо процесса, имеющий свою, промежуточную задачу, и в силу этого приобретающий относительную самостоятельность и завершенность.

В качестве основных можно выделить три стадии:

1) установление фактических обстоятельств дела;
2) формирование юридической основы дела;
3) решение дела.

В качестве дополнительной стадии может выступить государственно-принудительная реализация правоприменительного акта.

Первые две стадии имеют подготовительный характер и разделение их достаточно условное. В реальной жизни они протекают практически параллельно, и правоприменителю приходится обращаться то к фактической стороне дела, то к юридической, постепенно формируя и ту и другую. В гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном кодексах как раз такие «реальные» стадии и указаны.

Стадия формирования фактической основы протекает как процесс доказывания наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств (составляющих предмет доказывания) с помощью фактов-доказательств. Поэтому все, с чем имеет дело теория доказательств, прямо относится к этой стадии правоприменения.

Вторая стадия (формирование юридической основы дела) включает в себя следующие правоприменительные действия:

а) выбор юридической нормы, подлежащей применению;
6) проверка подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц («высшая» критика);
в) проверка правильности текста нормативно-правового акта («низшая» критика);
г) уяснение содержания нормы права (путем толкования).

Третья стадия (решение юридического дела) представляет собой не одномоментный акт, а тоже определенный процесс, который может быть рассмотрен и как формально-логический, и как творческий, и как государственно-властный.

По результатам правоприменения выносится акт применения права - официальный акт-документ компетентного органа, содержащий индивидуальное государственно-властное веление по применению права.

Все правовые акты можно поделить на две большие группы - норматив-ные и индивидуальные. От других индивидуальных актов (например, сделок в гражданском праве) правоприменительный акт отличает государственно-властный характер.

Акты применения права имеют общие черты с нормативно-правовыми ак-тами:

а) представляют собой письменные акты-документы;
б) исходят от государства;
в) обладают юридической силой (порождают правовые последствия, защищаются государством).

В то же время они существенно различаются: если нормативно-правовые акты содержат государственно-властные предписания общего характера, то содержанием правоприменительных актов являются индивидуальные (конкретизированные и по субъектам, и по их правам и обязанностям) властные предписания.

Правоприменение бывает двух видов - позитивное и юрисдикционное.

Позитивное правоприменение - это то, которое осуществляется не по поводу правонарушения, а как обязательное условие нормальной реализации некоторых регулятивных норм. В порядке позитивного правоприменения происходит, например, назначение пенсии, обмен жилых помещений, выделение земельного участка. По-другому можно сказать, что позитивное применение - это применение диспозиций правовых норм.

Юрисдикционное правоприменение - это применение санкций (то есть охранительных норм) в случае нарушения диспозиций (регулятивных норм).

Таким, образом, позитивное применение имеет место всегда, но не для всех норм, а юрисдикционное может коснуться любой юридической нормы, но лишь в случае ее нарушения.

Акты применения права

Акт применения права – официальное, выраженное в разнообразных формах индивидуальное веление (правило) компетентных органов, направленное на организацию осуществления права.

Признаки акта применения:

- это официальный акт. Он исходит не от любых, а только от государственных, либо с санкции государства других органов и организаций (муниципальных, общественных). Кроме того, официальность означает, что акт применения имеет юридическую силу;
- исходит компетентного органа. Каждый правоприменительный орган обладает только ему присущим кругом полномочий. Поэтому, например, приговор может вынести только суд, а не какой-то другой орган;
- содержит конкретное веление (правило) поведения. Именно из акта применения можно узнать какие конкретно права и обязанности принадлежат гражданину, что он конкретно может и что должен делать, какими гарантиями обеспечивается, что права будут, безусловно, предоставлены, а обязанности соблюдены и (или) исполнены;
- выносится (совершается) в отношении других субъектов. Акт применения выносится, как правило, не в отношении себя, а в отношении других. Недопустимо, например, чтобы судья сам в свою пользу вынес решение о разделе имущества. И все же в редких случаях (не имеющих общественного, государственного значения, не затрагивающих права других людей) возможно вынесение приказа, например, о командировании, подписанного самим начальником в отношении самого себя;
- имеет разнообразные формы выражения. Наиболее важное значение имеет письменная, документальная форма. Посредством акта-документа решаются наиболее значимые для личности и общества жизненные вопросы. Каждый акт имеет строго определённую, только ему присущую документальную форму: решение, приговор, постановление, приказ. Существуют другие формы акта применения: акт - действие (досмотр вещей при посадке в самолёт); акт - сигнал (свисток сотрудника ГИБДД); акт - жест (указание сотрудника ГИБДД жезлом водителю); устный приказ начальника;
- направлен на организацию осуществления права. Акт применения – итог правоприменительной деятельности. В нём содержатся положения о подтверждении прав и обязанностей, их объёме, о мерах поощрения и наказания и т.д. Другими словами, создавая условия для непосредственной реализации субъективных прав и обязанностей, акт применения доводит начатое правовым регулированием упорядочивание общественных отношений до конца.

Требования, предъявляемые к актам применения права.

Требования к содержанию акта:

- законности. Он должен издаваться в строгом соответствии с законом, в пределах компетенции данного органа;
- обоснованности. Он должен быть принят только при полном и всестороннем исследовании фактических обстоятельств, установлении объективной истины по делу. Акт, принятый на основе сомнительных данных должен быть отменен.

Требования к порядку издания. Речь идёт о соблюдении установленной процедуры принятия того или иного акта применения. Такая процедура регламентируется специальным законом, прежде всего здесь следует назвать нормы ГПК, УПК, Арбитражного ПК и др.

Требование к документальной форме. Акт применения имеет соответствующие ему реквизиты (название, дата подписания, наименование органа или должностного лица и т.д.) и структуру. Так, решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей (ст. 198 ГПК РФ). Соблюдение этих требований обязательно.

Отличие правоприменительных актов от нормативных:

1) По содержанию. Нормативные акты содержат принципы, нормы права; правоприменительные акты – индивидуальные правовые веления (правила).
2) По предмету регулирования. Нормативные акты регулируют типичные отношения; правоприменительные акты регулируют конкретные, индивидуально-определённые общественные отношения (например, алиментные отношения не вообще, а отношения между конкретными субъектами).
3) По адресатам. Нормативные акты обращены к персонально не определённому кругу лиц; акты применения содержат индивидуальные правила, обращённые к персонально указанным в них лицам и организациям.
4) По кратности их реализации. Нормативные акты реализуются неоднократно. Все субъекты, подпадающие под их действие, каждый раз вправе или обязаны сообразовывать поведение с ними. Акт применения (независимо от сроков, периодичности исполнения и т.д.) действует относительно конкретного случая только один раз. После полной реализации он прекращает своё действие, т.е. имеет лишь разовое значение. Например, приговор о лишении свободы. В повседневной правоприменительной практике издаётся множество индивидуальных актов. Обладая общими признаками, акты применения в то же время имеют черты, которые присущи только той или иной группе актов. Это и обуславливает необходимость проведения их к научной классификации.
5) По значению: основные и вспомогательные. Основные – акты, содержащие окончательное, итоговое решение юридического дела (приговор по уголовному делу, решение о взыскании алиментов по гражданскому делу); вспомогательные – акты, обеспечивающие подготовку и действие главного акта (таковым являются акты следственных, судебных органов и т.д., а именно, определения, постановления).

По правовым последствиям:

- правообразующие (постановление о возбуждении уголовного дела);
- правоизменяющие (изменение квалификации по уголовному делу с части третьей на часть вторую в процессе следствия);
- правопрекращающие (прекращение уголовного дела в связи со смертью обвиняемого).

По субъектам их издания:

- акты органов представительной государственной власти;
- акты органов исполнительной государственной власти;
- акты судебных органов;
- акты органов представительной и исполнительной власти местного самоуправления;
- акты органов контроля, надзора и следствия;
- акты организаций.

По видам функций права:

• Регулятивные акты. Они устанавливают и подтверждают наличие или отсутствие субъективных прав и обязанностей участников правоотношения, определяют их объём и т.д.
• Правообеспечительные акты. Они устанавливают меры охраны, защиты субъективных прав, меры поощрения и принуждения.

По наименованию: указы, распоряжения, приказы, постановления, решения, приговоры и т.д.

Существуют и иные классификации правоприменительных актов.

Применения права по аналогии. Применение норм права по аналогии (аналогия закона) предусмотрено гражданским законодательством (ст. 6 ГК РФ), семейным законодательством (ст. 5 СК РФ) и т.д.

Условия для применения аналогии закона:

1) случай должен быть в сфере правового регулирования;
2) отсутствует конкретная юридическая норма, регулирующая данные правоотношения в законодательстве, в соглашении сторон, в применяемых к ним обычаях делового оборота;
3) имеется норма, регулирующая сходный вид отношений.

Два вида аналогии:

• Аналогия закона – применение к данным отношениям конкретных юридических норм, регулирующих сходные отношения. Аналогия применяется, как правило, в рамках одной отрасли права. Здесь сходство обеспечивается единством предмета и метода правового регулирования. Субсидиарное применение. При отсутствии в конкретной отрасли права юридических условий для применения собственных норм по аналогии закона, допускается применение норм другой (смежной, родственной) отрасли права. Например, к семейным отношениям сходных норм гражданского права.
• Аналогия права – принятие решения правоприменительным органом исходя из общих начал и смысла законодательства. Она должна применяться, когда нет конкретной нормы ни в данной отрасли, ни в смежных отраслях. Однако в целом, случай в сфере правового регулирования находится.

Практика применения права

Правоприменительная практика представляет собой единство правоприменительной деятельности и сформировавшегося на ее основе, объективированного вовне правоприменительного опыта.

К ее основным признакам необходимо отнести следующие:

1. Правоприменение представляет собой определенную разновидность юридической практики, поэтому ему присущи основные черты, характерные для любой юридической практики.
2. Применение права является также разновидностью практики реализации права. В связи с этим ему присущи общие черты практики реализации права (см. п. 15.1).
3. Правоприменительная практика - это разрешение отдельных юридических дел путем вынесения компетентными субъектами обязательных для конкретных адресатов индивидуально-конкретных предписаний. Основания правоприменительной практики - это такие обстоятельства, когда для возникновения (развития, прекращения, охраны и т.п.) правовых отношений компетентным субъектам необходимо принять персонально определенные, индивидуально-конкретные, властные (обязательные) решения. Можно выделить ряд ситуаций, которые служат основаниями для применения права.

Это следующие обстоятельства:

а) когда определенные субъективные права и субъективные юридические обязанности в силу абстрактности, относительной определенности нормативно-правовых предписаний не могут возникнуть без правоприменительного решения (например, для назначения пенсий по старости недостаточно наличие стажа работы и достижения определенного возраста; обязательно нужно еще решение органов социального обеспечения);
б) когда определенные правоотношения должны пройти контроль со стороны соответствующих правоприменительных органов. Например, регистрация некоторых сделок между гражданами (купля-продажа жилого дома, автомобиля) осуществляется органами регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, иными компетентными органами;
в) если возникает юридический спор (конфликт) и стороны не могут сами прийти к согласованному его решению. Например, в случае причинения вреда граждане А и В не могут решить вопрос о том, какую конкретно долю должен возместить потерпевшему каждый из них;
г) если ненадлежащим образом исполняются правовые обязанности. Например, когда совершеннолетние дети не содержат своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей, суд по иску соответствующих лиц обязан определить размер участия каждого из детей в содержании родителей (статья 87 СК РФ);
д) когда требуется официально установить наличие или отсутствие конкретных фактов и признать их юридически значимыми. Только в судебном порядке, например, можно признать того или иного гражданина безвестно отсутствующим или умершим;
е) когда существуют пробелы в законодательстве и требуется казуальное их восполнение (применение аналогии закона или аналогии права);
ж) когда требуется официально “наградить“ конкретное лицо, коллектив или организацию (присвоить почетное звание, премировать и т.п.);
з) когда за совершенное правонарушение необходимо установить конкретному субъекту конкретную меру юридической ответственности или определить другие меры принуждения. Акт применения вместе с соответствующей нормой права и фактом совершения правонарушения служит обязательным основанием ответственности в сфере правового регулирования.

Применение международного права

Современное международное право характеризуется наличием значительного числа норм, регулирующих правоприменительный процесс. Главная роль принадлежит основным целям и принципам, закрепленным в Уставе ООН. В соответствии с ними должен протекать весь процесс правоприменения. Важную роль играют две Венские конвенции о праве международных договоров. Содержащиеся в них положения в определенной мере относятся к применению не только договорных, но и обычных норм, поскольку устанавливают общие правила правоприменения.

Существенное место в комплексе норм, регулирующих процесс правоприменения, принадлежит уставам международных организаций. Венская конвенция о праве международных договоров установила, что ее положения "применяются к любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации, и к любому договору, принятому в рамках международной организации, без ущерба для соответствующих правил данной организации" (ст. 5).

Что же касается внутригосударственной имплементации, то в международном праве издавна утвердилось правило о том, что выбор путей реализации международно-правовых норм относится к компетенции государства, если только сами нормы не определяют способ своего применения.

Специальный докладчик Комиссии международного права ООН по проблеме ответственности итальянский юрист Р. Аго подчеркивал, что единственное условие, которое выдвигает международное право в таком случае, состоит в том, чтобы тем или иным путем желаемый результат был достигнут полностью.

Это положение подтверждается и современной практикой, включая судебную, например практикой Европейского суда по правам человека. Так, в решении по делу шведской компании Суд определил, что поскольку Европейская конвенция о правах человека "не устанавливает для Договаривающихся Государств какого-либо способа обеспечения в своем внутреннем праве эффективной имплементации любого из ее положений", постольку сами государства определяют соответствующий способ.

Из принципа свободы выбора средств применения норм следует, что не может служить основанием ответственности государства сам факт непринятия специальных мер для реализации нормы, например неиздание закона, административных правил и т.п. С другой стороны, государство не может избежать ответственности за невыполнение нормы, ссылаясь на то, что оно приняло меры, необходимые для ее выполнения.

Свобода выбора средств может быть в той или иной мере ограничена конкретными нормами, определяющими средства реализации. Практика показывает, что такой прием все чаще используется в договорах, которые, например, предусматривают обязанность издать определенные законы. Невыполнение этой обязанности само по себе издавна рассматривается как нарушение норм международного права. В договорах, реализация которых должна происходить в основном в сфере действия внутреннего права, обычно оговаривается, что предусмотренная договором деятельность будет осуществляться в рамках законодательства сторон.

Для понимания национального метода правоприменения необходимо учитывать, что международное право основано на уважении суверенности внутреннего права. Оно не требует от государства выхода за рамки его правовой системы при применении международно-правовых норм. Именно в этих рамках и происходит применение международных норм. Вспомним положение Конституции РФ, согласно которому "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы" (ч. 4 ст. 15). В этом видится оптимальная формула национального метода применения норм международного права.

Международное право регулирует международные отношения. Вместе с тем, как мы видели, в растущем числе случаев конечная цель этого регулирования может быть достигнута лишь в результате внутригосударственной имплементации международных норм. Соответственно, существуют международный и национальный методы применения норм международного права. Оба метода взаимосвязаны. И в том и в другом центральное положение занимает государство.

Международный метод реализуется в деятельности государств на мировой арене, а также в деятельности создаваемых ими международных органов и организаций. Национальный метод находит выражение в необходимой для реализации норм международного права внутригосударственной деятельности, т.е. в имплементации этих норм.

Одна из характерных черт международного права состоит в том, что оно формировалось при отсутствии постоянных международных институтов, призванных применять его нормы. И в наше время эти нормы применяются в основном самими субъектами индивидуально или коллективно. Главная роль здесь принадлежит государству. Вместе с тем растет значение международных органов и организаций.

Договоры зачастую предусматривают проведение встреч представителей сторон для проверки хода применения их постановлений и выработки рекомендаций. В этих целях создаются и постоянно действующие органы, чаще всего смешанные комиссии из равного числа представителей сторон. Наблюдается тенденция к расширению полномочий таких комиссий.

Наступление нового этапа в организации правоприменительного процесса было ознаменовано созданием широкой сети международных организаций. Одна из основных задач организаций состоит в содействии применению международного права, в обеспечении его уважения. В Уставе ООН говорится о задаче создания условий, при которых будет обеспечено "уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права".

Роль организаций в обеспечении должного уровня правоприменения могла бы быть более высокой. Препятствия на этом пути носят не столько юридический, сколько политический характер. Поэтому наиболее широкими полномочиями по осуществлению норм международного права обладают международные органы в специализированных областях сотрудничества (транспорт, связь и др.). Здесь необходима постоянная адаптация существующих норм к меняющимся техническим и иным условиям. Поэтому значительное число договоров предусматривает создание имплементационных органов. Такие органы управомочены осуществлять толкование договора с учетом происходящих изменений. Нередко их деятельность носит вспомогательный нормотворческий характер.

Национальный метод применения норм международного права реализуется в деятельности государства в пределах его юрисдикции. В прошлом нормы международного права применялись в деятельности ограниченного круга центральных органов государства. Это были нормы договоров о союзе, о ненападении и т.п. За последние десятилетия существенно возросло количество норм международного права, применение которых зависит от активной деятельности широкого круга государственных органов, включая суды. В результате государственно-правовая система все более широко вовлекается в процесс реализации международных норм.

Несмотря на все это, сохраняется общее правило: международную ответственность за применение международного права несет государство в целом. Оно несет ответственность за соответствующую деятельность всех государственных органов, должностных лиц, а также лиц физических и юридических. Государство обязано обеспечить, чтобы в пределах его юрисдикции никто не препятствовал применению норм международного права.

Обязанность государств обеспечить реализацию норм международного права всеми своими органами является необходимым условием функционирования этого права и издавна подчеркивается в международной практике. Организация и деятельность органов государства по применению норм международного права регламентируются внутренним правом.

Общее руководство и осуществление внешних сношений относится к компетенции исполнительной власти, как наиболее для этого приспособленной. Согласно Конституции РФ, Президент РФ определяет основные направления внешней политики государства (ч. 3 ст. 80), осуществляет руководство внешней политикой, ведет переговоры и подписывает международные договоры РФ (ст. 86).

По мере усиления роли международных отношений и их влияния на жизнь государств возрастает значение законодательной власти в осуществлении внешней политики и в реализации международного права. Без соответствующего законодательства была бы невозможной реализация значительной части норм международного права. Поэтому обеспечение оптимального взаимодействия двух ветвей власти (исполнительной и законодательной) является необходимым условием применения норм международного права. Как показывает опыт, расхождения в позиции двух властей нередки. Но это является внутренним делом государства и не может служить основанием для отказа от выполнения международных обязательств.

В России порядок применения норм международного права, как указано в Конституции РФ, определяется Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации". Главная ответственность за выполнение международных обязательств лежит на Президенте РФ и Правительстве РФ, которые принимают меры, направленные на обеспечение их выполнения.

Федеральные органы исполнительной власти в соответствии со своей компетенцией обеспечивают выполнение Россией своих обязанностей и осуществление прав, вытекающих из норм международного права. Органы власти субъектов Федерации обеспечивают в пределах своих полномочий осуществление норм международного права. Общее наблюдение за выполнением этих норм осуществляет Министерство иностранных дел РФ (ст. 32).

В целом можно констатировать тенденцию к росту числа и значения актов Президента РФ и Правительства РФ, нацеленных на обеспечение реализации норм международного права. В качестве примеров актов Президента РФ общего характера можно указать на Указ Президента РФ "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1373"; Указ Президента РФ "О мерах по выполнению резолюций Совета Безопасности ООН", посвященных усилению борьбы с терроризмом.

Примером актов Правительства РФ могут служить его Постановление "О назначении российского органа по защите информации, которой обмениваются Российская Федерация и Организация Североатлантического договора, и создании Центральной службы регистрации и контроля документов, которыми обмениваются Российская Федерация и Организация Североатлантического договора".

По мере роста специализированного сотрудничества растет значение министерств и ведомств в осуществлении соответствующих норм международного права. В межправительственных договорах нередко указываются министерства, на которые возлагается обеспечение применения его постановлений. Реже предусматривается обязанность сторон иметь для этих целей специальный государственный орган. В других случаях государства по собственной инициативе создают такие органы.

В применении некоторых норм международного права играют свою роль и местные органы, общую ответственность за деятельность которых несет правительство. Это положение особо оговаривается в договорах, для реализации которых деятельность местных властей имеет особое значение, например в Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН (разд. 25).

Особое место в осуществлении международного права занимают дипломатические и консульские учреждения. Они следят за соблюдением страной пребывания норм международного права, затрагивающих интересы их государства; контролируют деятельность органов их государства в стране пребывания, с тем чтобы она не нарушала международных обязательств своей страны. Они принимают меры к тому, чтобы юридические лица и физические лица их гражданства пользовались в стране пребывания всеми правами, предусмотренными как общими нормами международного права, так и заключенными со страной пребывания договорами.

В некоторых федерациях существуют различные формы представительства ведомства иностранных дел в субъектах федерации, которые наблюдают за выполнением международных обязательств на местах. В России учреждены представительства МИД, которые осуществляют соответствующие функции.

Органы внешних сношений государства применяют нормы международного права как таковые независимо от их отражения во внутреннем праве. Многие нормы и не нуждаются в этом, поскольку их действие ограничивается международной сферой. Примером может служить содержание политических договоров. Что же касается иных органов, органов общей компетенции, то, по мнению большинства юристов, они применяют нормы национального права, явившиеся результатом инкорпорации норм международного права.

Государство обязано обеспечить поведение также физических и юридических лиц, необходимое для выполнения норм международного права. Решается эта задача в рамках внутреннего права. Этим лицам, являющимся бенефициариями международного права (т.е. теми, кто пользуется вытекающими из права благами, не будучи его субъектом), принадлежит существенная роль в реализации норм этого права. Без их активного участия многие международные нормы остались бы мертвой буквой. Имеются в виду не только нормы о правах человека, но и нормы, содержащиеся в соглашениях об экономическом, научном, культурном сотрудничестве. Непосредственно такие соглашения не обязывают юридических и физических лиц к сотрудничеству, а лишь открывают перед ними соответствующие возможности. Организация сотрудничества и ответственность за выполнение соглашений лежат на государстве.

В общем, мы видим, что совершенствуется нормативная основа применения норм международного права и во внутреннем праве. В отличие от прошлого новое конституционное законодательство государств уделяет внимание этой проблеме. Примером тому служит Конституция России. Более детальное регулирование обеспечивается принятым на основе Конституции Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации".

Внутреннее право постепенно приспосабливается к своей роли в имплементации норм международного права. В качестве общего правила можно сказать, что чем более развита правовая система государства, тем ближе к оптимальному порядок ее взаимодействия с международным правом. Помимо особенностей применения норм международного права международным и национальным методами, существуют и общие для них положения и правила.

Применение норм права к конкретным случаям заключается в следующем:

• установление фактических обстоятельств;
• правовая квалификация фактических обстоятельств, т.е. установление того, подпадают ли они под действие норм международного права, и если да, то каких именно;
• определение юридических характеристик относящихся к делу норм, сферы их действия, особенно в отношении данных субъектов; иными словами, речь идет о специально-юридическом толковании норм;
• уяснение содержания нормы, т.е. общее толкование;
• принятие решения о способе применения норм к данным фактическим обстоятельствам;
• действия по обеспечению реализации принятого решения.

Норма применяется не сама по себе, а как элемент системы, в связи с иными нормами; толкуется с учетом других норм, и прежде всего в свете основных целей и принципов международного права. Вопрос о действительности нормы решается только на основе международного права. Согласно принципу добросовестного выполнения обязательств, выполнению подлежат договоры, действительные в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. В ст. 42 Венской конвенции о праве международных договоров говорится, что "действительность договора или согласия государства на обязательность для него договора может оспариваться только на основе применения настоящей Конвенции".

Это положение подтверждается и внутренним правом. В Федеральном законе "О международных договорах Российской Федерации" сказано, что договоры "подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих международных договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации" (п. 1 ст. 31). Следовательно, первое место отведено международному праву. Вместе с тем государство при осуществлении международных норм должно действовать в рамках своего законодательства.

Применение норм в немалой мере регулируется общими принципами права: никто не может передать прав больше, чем сам имеет; специальный закон преобладает над общим и др. Некоторые из них закреплены конвенционно. Венская конвенция о праве международных договоров в ст. 28 закрепила принцип "закон обратной силы не имеет": норма не подлежит применению в отношении любого действия или факта, которые имели место до ее вступления в силу, или в отношении любой ситуации, которая перестала существовать до этого момента. Однако, если установлено намерение субъектов придать норме обратную силу, то она применяется к действиям, фактам и ситуациям, имевшим место в прошлом.

В случае приостановления действия нормы она не подлежит применению в течение соответствующего срока. Тем не менее следует воздерживаться от мер, которые могли бы помешать возобновлению нормы.

Не подлежит применению норма, утратившая силу. Однако прекращение действия нормы не влияет на права, обязательства или юридическое положение субъектов, возникшие в результате применения нормы до ее прекращения.

Применение гражданского права

Диспозитивные императивные нормы гражданского права. Содержащиеся в актах гражданского законодательства правовые нормы применяются как самими участниками общественных отношений, так и правоприменительными органами, например, в случае спора, возникшего между сторонами гражданского правоотношения. Правильное применение нормы гражданского права предполагает выявление ее – характера и содержания Характер гражданско-правовой нормы зависит от степени обязательности для участников гражданских правоотношений содержащихся в ней правил поведения. С этой точки зрения необходимо различать диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

Если норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по своему усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной. В силу специфики регулируемых гражданским законодательством общественных отношений большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Так, ст. 223 ГК предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Это диспозитивная норма гражданского права, так как содержащееся в ней правило о моменте возникновения права собственности может быть изменено соглашением сторон в договоре. Например, стороны могут договориться о том, что право собственности на отчуждаемую вещь возникает у приобретателя в момент заключения договора или в момент уплаты покупной цены.

Однако в гражданском законодательстве встречаются и императивные нормы. Так, ст. 198 ГК предусматривает, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Это означает, что правила ст. 196–204 ГК носят императивный характер. В большинстве случаев определить диспозитивный или императивный характер той или иной гражданско-правовой нормы не составляет особого труда. В статьях, содержащих диспозитивные нормы гражданского права, обычно имеется оговорка «если иное не предусмотрено договором». На императивный характер нормы указывают содержащиеся в соответствующих статьях правовых актов запреты типа «не допускается», «не могут», «недействительна» и т. п. В том случае, если в статьях нормативных актов гражданского законодательства отсутствуют какие-либо ориентиры, позволяющие выявить характер правовой нормы, последний определяется исходя из применимых к ней способов толкования.

Толкование гражданско-правовых норм. Под толкованием гражданско-правовой нормы понимается уяснение ее содержания (смысла) путем устранения обнаруженных в ней неясностей. Неясности содержания той или иной нормы гражданского права могут возникнуть в силу разных причин. Это может произойти в силу краткости формулировок нормативного акта, который не мажет быть многословным и всеобъемлющим ввиду самой природы правового акта. Это может произойти и в силу того, что вновь появляющиеся общественные отношения и жизненные факты не могут получить точного словесного описания в нормативном акте, принятом задолго до их появления. Однако они могут охватываться смыслом этого нормативного акта, который и необходимо выявить при применении соответствующей нормы права к данному случаю. Этому и служат различные виды толкования гражданско-правовых норм.

В зависимости от субъекта толкования различают аутентическое, легальное, судебное и научное толкование. Аутентическое толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется тем же органом, который принял правовой акт, содержащий в себе данную норму. Поэтому аутентическое толкование имеет такую же силу, как и толкуемая норма права.

Легальное толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется не тем органом, который принял соответствующий нормативный акт, а тем, который в силу существующего законодательства вправе разъяснять смысл данного нормативного акта. Так, в соответствии сост. 13 Федерального Конституционного закона РФ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики. Такое толкование имеет обязательную силу для всех арбитражных судов в Российской Федерации.

Судебное толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы выявляется судебным органом в выносимом им решении или определении по делу. Судебное толкование имеет обязательную силу только для участников того конкретного дела, по которому вынесено соответствующее решение или определение.

Научное (доктринальное) толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется ученым в юридической литературе, в комментариях к гражданским законам, на научных конференциях и т. п. Научное толкование не имеет обязательной силы. Однако значение его велико, поскольку научное толкование оказывает существенное влияние на уяснение смысла закона теми органами, толкование которых имеет обязательную силу.

В зависимости от способа толкования различают грамматическое, логическое, систематическое и историческое толкование. Грамматическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выявляется с помощью правил грамматики. Так, в ст. 29 ГК говорится, что гражданин может быть признан судом недееспособным, если он вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими. Поскольку законодатель использует здесь разделительный союз «или», то для признания гражданина недееспособным вследствие психического расстройства достаточно одного из двух последствий: либо непонимания значения своих действий, либо неспособности руководить ими.

Логическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выясняется с помощью правил формальной логики. Так, ст. 1080 ГК устанавливает, что лица, совместно причинившие вред, несут солидарную ответственность перед потерпевшим. Для ответа на вопрос, имеются ли в виду в данной статье только юридические лица или же и другие субъекты гражданского права, нужно прибегнуть к соответствующим логическим рассуждениям. Поскольку подраздел 2 раздела 1 ГК назван «Лица» и включает в себя граждан, юридические лица, Российскую Федерацию, субъектов Российской Федерации и муниципальные образования, то неизбежен логический вывод о том, что понятием «лица» охватываются все субъекты гражданского права. Поэтому ст. 1080 ГК применяется не только к юридическим лицам, но и к любым другим субъектам гражданского права.

Систематическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права определяется путем уяснения места данной нормы в системе гражданского законодательства и ее соотношения со смежными нормами права. Так, из содержания абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК вытекает, что договор дарения может считаться заключенным либо в момент передачи имущества, либо в тот момент, когда одна сторона (даритель) обязуется безвозмездно передать имущество в собственность другой стороны (одаряемого). Правильно понять содержание данной нормы можно только путем сопоставления ее с правилом ст. 224 ГК, где говорится, что передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица.

Историческое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выявляется путем сопоставления ее с теми историческими условиями, при которых она была принята.

Так, ст. 472 ГК, предусматривающая возмещение вреда, понесенного при спасании социалистического имущества, принималась в условиях господства социалистической собственности, предполагающего повышенную степень ее защиты. Поэтому данная норма не могла применяться в случае спасания личной собственности. Ныне, поскольку ни одна из форм собственности не признается социалистической, указанная норма не может применяться не только потому, что ее действие на территории Российской Федерации не допускается, но и по самому существу дела.

В зависимости от объема толкования различают буквальное, ограничительное и расширительное толкование. Буквальное толкование гражданского закона применяется тогда, когда смысл закона точно соответствует его тексту. Поскольку законодатель стремится к тому, чтобы подлинный смысл гражданско-правовой нормы точно совпадал с ее буквальным текстом, в большинстве случаев применяется именно буквальное толкование.

Вместе с тем встречаются и такие ситуации, когда смысл правовой нормы уже, чем ее буквальный текст. В таких случаях применяется ограничительное толкование. Так, в ст. 533 ГК говорится о том, что предметы обычной домашней обстановки и обихода переходят по закону к наследникам, проживавшим совместно с наследодателем до его смерти на менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли. Из буквального текста этой статьи следует, что правило о наследовании предметов обычной домашней обстановки и обихода применяется ко всем наследникам, которые проживали с наследодателем не менее одного года до его смерти. Однако из подлинного смысла ст. 533 ГК вытекает, что правило о наследовании предметов обычной домашней обстановки и обихода должно применяться только к тем наследникам, которые не только совместно проживали с наследодателем не менее одного года до его смерти, но и при жизни наследодателя пользовались этими предметами для удовлетворения повседневных бытовых нужд. В противном случае нет смысла устанавливать особый правовой режим наследования для предметов обычной домашней обстановки и обихода. Поэтому ст. 533 ГК должна применяться к более узкому кругу случаев, чем это вытекает из ее буквального текста.

В том случае, когда смысл гражданско-правовой нормы шире, чем ее буквальный текст, применяется расширительное толкование. Так, из буквального текста ст. 17 ГК РФ следует, что гражданская правоспособность включает в себя способность иметь гражданские права и нести обязанности. Между тем из подлинного смысла этой статьи вытекает, что за пределы гражданской правоспособности нельзя вынести самое осуществление прав и исполнение обязанностей, хотя для этого и могут быть необходимы юридические акты других лиц. Поэтому подлинный смысл данной статьи шире ее буквального текста.

Следует иметь в виду, что расширительное толкование не допускается, если речь идет об исключении из общего правила. Это и понятно, так как расширительное толкование, будучи исключением из общего правила, подрывает само общее правило гражданского законодательства, в котором закреплены наиболее существенные закономерности в гражданско-правовом регулировании общественных отношений. Так, по общему правилу п. 1 ст. 26 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей. В порядке исключения из этого правила п. 2 ст. 26 ГК устанавливает, что несовершеннолетние вправе самостоятельно, без согласия своих законных представителей, распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами. Поскольку это исключение из общего правила, его нельзя толковать расширительно и понимать под заработком, стипендией и иными доходами то имущество, которое на них приобретено, или будущие заработки, стипендии и иные доходы, которые несовершеннолетний может получить как до, так и после достижения совершеннолетия. В противном случае можно легко обойти общее правило, требующее согласия законных представителей на совершение сделок несовершеннолетними. Расширительное толкование не допускается и тогда, когда в гражданско-правовой норме дается исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых она применяется. Так, ст. 203 ГК дает исчерпывающий перечень обстоятельств, которые прерывают течение срока исковой давности. Поэтому указанные обстоятельства не подлежат расширительному толкованию.

Применение гражданского законодательства по аналогии. Законодатель не в состоянии предусмотреть правовые нормы на все случаи жизни. Нередко возникают такие имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, которые либо не имели места в момент принятия соответствующего гражданского закона, либо не были учтены законодателем, когда такой закон принимался. В этом случае говорят о пробеле в гражданском законодательстве, который необходимо устранить. Однако впредь до устранения указанного пробела соответствующие общественные отношения не могут оставаться неурегулированными. Поэтому ст. 6 ГК устанавливает, что в тех случаях, когда входящие в предмет гражданского права общественные отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует примененяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Для применения аналогии гражданского закона необходимы следующие условия:

1. Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т. е. либо имущественно-стоимостное, либо личное неимущественное отношение.
2. Данное общественное отношение неурегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т. е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права.
3. Имеется норма права, регулирующая сходное общественное отношение.

Так, если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо уполномоченные саганы возложены обязанности по ликвидации, но в установленный срок ликвидация не произведена, суд назначает ликвидатора и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица. Поскольку основанием для ликвидации юридического лица не является в данном случае его банкротство, суд при решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора, определением порядка ликвидации и т. п., в соответствии с п. 1 ст. 6 ГК по аналогии закона применяет соответствующие положения о банкротстве (см. п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8).

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК). Для применения аналогии права кроме двух первых условий, о которых шла речь при аналогии закона, требуется следующее третье условие: отсутствует норма права, регулирующая сходные общественные отношения. Общие начала гражданского законодательства, т. е. принципы гражданского права, сформулированы в ст. 1 ГК (см. § 3 гл. 1). Общий же смысл гражданского законодательства вытекает из всей массы гражданско-правовых норм, закрепленных в гражданском законодательстве. Требования добросовестности, разумности и справедливости носят оценочный характер и зависят от конкретной ситуации, при которой приходится прибегать к аналогии права.

Форма применения права

Существует достаточно большое количество форм применения права, классифицируемых по различным основаниям:

1. Наиболее часто встречается классификация, при которой выделяются две основные формы: оперативно-исполнительная и правоохранительная.

Критерием данной классификации выступает функциональная роль применяемых норм. Напомним, что теория государства и права предусматривает две основные функции права как специфического социального регулятора - регулятивную и охранительную. Форма применения права при этом определяется характером воздействия права на общественные отношения, основными направлениями правового регулирования. Две основные задачи определяют существование функций правового регулирования: это позитивное регулирова-ние, организация выполнения правовых норм, и охрана права от нарушений и применение мер юридической ответственности в случае совершения нарушения предписаний действующего законодательства. Помимо этого необходимо учитывать и характер поведения, на которое распространяются исследуемые формы - правомерное и неправомерное.

Оперативно-исполнительная форма - это властная оперативная деятельность государственных органов и должностных лиц по реализации предписаний норм права путем создания, изменения или прекращения конкретных правоотношений на основе этих норм и с непосредственной целью по их реализации. Указанная форма имеет своей направленностью, как правило, реализацию собственных полномочий (предоставление визы, регистрация расторжения брака работниками органов записи актов гражданского состояния, прием на работу администрацией предприятий, учреждений и т. д.) Применяется диспозиция правовой нормы, имеющая положительное, незапрещающее, содержание. Следовательно, можно говорить о процессе реализации регулятивных норм. Данная форма рассчитана в первую очередь на правомерное поведение субъектов правоотношений (регистрация рождения ребенка, перевод на другое место работы, приказ о зачислении студентов в вуз и т. д.). Она встречается в деятельности исполнительных органов государственной власти, но может быть предметом деятельности и правоохранительных органов (установление фактов, имеющих юридическое значение).

Правоохранительная форма - деятельность компетентных органов по охране норм права от каких бы то ни было нарушений, решение дел о правонарушении, реализация санкций право-вой нормы. Она показывает процесс реализации охранительных норм, рассчитанных на неправомерное поведение субъектов правоотношений. И конечно, осуществление данной формы происходит преимущественно путем деятельности правоохранительных органов. Это касается применения различных видов юридической ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой и т. д. Однако, и исполнительные органы в рамках своей компетенции могут использовать правоохранительную форму в своей практической деятельности (применение мер административной ответственности различны-ми контролирующими органами, применение мер дисциплинарной ответственности руководителем предприятия в отношении своих подчиненных и т. д.)

2. В зависимости от органов, осуществляющих правоприменительную деятельность, различают:

- деятельность органов государственной власти. Следует отметить, что в рассматриваемой классификации речь идет не о правотворческой деятельности законодательных органов, а о случаях принятия решений, которые носят индивидуально определённый характер в отношении конкретного лица или конкретной ситуации. Чаще всего это связано с вопросами награждения за определенные заслуги или назначения на определенные должности. Глава 19 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации подробно рассматривает процедуру назначения на должность и освобождения от должности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, гл. 24 данного Регламента регламентирует порядок назначения на должность членов Центральной избирательной комиссии Российской Федерации;
- деятельность органов управления. Данная форма осуществляется в исполнительно-распорядительной сфере деятельности государственных органов. Содержательная сторона этой формы способствует решению вопросов, связанных с кадровыми вопросами - подбор и расстановка кадров (Указ Президента РФ о назначении на должность высшего должностного лица субъекта федерации, приказ руководителя предприятия об увольнении сотрудника). Также в ее рамках происходит совершенствование структуры управленческих органов (Постановление губернатора Иркутской области о слиянии министерств или их реорганиза-ции). Помимо этого данная форма направлена на борьбу с правонарушениями определенного вида. Так, достаточно большой круг должностных лиц наделен полномочиями по применению мер административной и дисциплинарной ответственности. Указанными полномочиями обладают налоговые органы (ст. 23.5 КоаП РФ), таможенные органы (ст. 23.8 КоАП РФ), органы экспортного контроля (ст. 23.9 КоАП РФ) и т. д.;
- деятельность контрольно-ревизионных органов. В первую очередь здесь необходимо остановиться на деятельности органов прокуратуры, чья юрисдикция направлена на проверку исполнения принятых решений, охрану прав и свобод человека и гражданина. Действующее законодательство предусматривает различные формы прокурорского реагирования: протест прокурора (ст. 23 Федерального закона № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»), представление прокурора (ст. 24 Закона «О прокуратуре»), постановление прокурора (ст. 25), предостережение о недопустимости нарушения закона (ст. 25.1). Кроме этого к данной форме можно отнести деятельность Счетной палаты Российской Федерации и аналогичных органов субъектов федерации;
- деятельность специальных юрисдикционных органов. Для данных органов применение права является основным направлением деятельности. Несомненно, к ним относятся все виды судебных органов. Статья 4 Федерального Конституционного закона № 1 -ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» подчеркивает, что «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным Конституционным законом». И далее, «В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации». Применение уголовной ответственности за совершение преступ-лений, рассмотрение дел по гражданско-правовым, трудовым, семейным и отчасти административным спорам составляют содержание деятельности специальных юрисдикционных органов;
- деятельность негосударственных организаций, способных издавать акты применения права. По общему правилу, применение права содержит государственно-властный характер, т. е. осуществляется государственными органами. Однако государство может делегировать негосударственным организациям право на исполнение отдельных государственных полномочий. Статьи 20-22 Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» регламентируют порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, в том числе осуществлять деятельность по применению норм права.

3. С учетом характера применяемых норм выделяют применение норм материального и процессуального права. Данная классификация в основе своей имеет деление на правовые общности материального и процессуального права. Материальное право носит первичный характер и включает в свой состав гражданское, трудовое, административное, семейное и другие отрасли, которые непосредственно регулируют отношения между субъектами правоотношений. Процессуальное право является вторичным по отношению к нормам материального права и не может быть применено без возникновения материальных право-отношений. Так, не может быть возбуждено уголовное дело в случае отсутствия состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством. А также не может быть вынесено решение по гражданскому делу в случае отсутствия спора о нормах материального права.

Кроме этого в литературе встречаются и иные классификации форм применения права, осуществляемые по различным основаниям:

1) применение норм трудового, налогового, семейного и других отраслей права в зависимости от отраслевой принадлежности;
2) правоприменительная деятельность федеральных органов и органов субъекта федерации, исходя из федеративного устройства государства;
3) правоприменительная деятельность высших органов государства и правоприменительная деятельность местных органов государства, исходя из деления органов государства на высшие и местные и т. д.

Однако представляется логичным рассмотреть подробнее три классификации, которые, по нашему мнению, выражают сущность и содержание основных форм применения права.

Право подлежащее применению

Применимое право – это система правовых норм определенного государства, которые будут применяться для регулирования отношений между участниками договора с иностранным элементом. Выбор законодательства определенной страны партнеры осуществляют по соглашению. Если в договоре такое соглашение отсутствует, то в случае возникновения спора суд, арбитражный суд по своему усмотрению применяет соответствующие коллизионные нормы национального законодательства.

Коллизионная норма (столкновение) – это норма, определяющая право государства, которое должно быть применено к соответствующему отношению с иностранным элементом. Основным коллизионным принципом международного частного права применительно к договору международной купли-продажи товаров является принцип автономии воли. Согласно этому принципу стороны сами вправе определять законодательство, которое будет регулировать их отношения, возникающие из договора международной купли-продажи товаров.

Во избежание коллизии желательно заранее предусмотреть в контракте условие о применимом праве. Безусловно, таким правом для российских контрагентов лучше будет, естественно, российское право. При невозможности согласовать применение российского права, возможно применение права третьей страны и в этом случае не исключается использование права страны-участницы вышеуказанной Венской конвенции.

Таким образом, основной проблемой, которая встает перед участниками вне-шнеэкономических отношений, является выбор права, которым сторонам необходимо руководствоваться при заключении внешнеэкономической сделки. Это обусловлено тем, что в различных странах к одним и тем же сделкам применяются разные, порой противоречащие требования.

Так, в частности, в соответствии с российским, германским и болгарским правом включение в экспортный контракт условия о штрафе по общему правилу не лишает права требовать возмещения убытков в части, не покрытой штрафом.

В то же время право Польши и Чехии исходит из того, что договорный штраф признается исключительной неустойкой, т.е. убытки, превышающие штраф, не могут быть по общему правилу взысканы.

В праве Франции неустойка также признается исключительной, но судье предоставлено право изменить сумму неустойки, если она слишком высока или низка.

Вопрос о применимом национальном праве может возникать и в отношении контрактов, регулируемых Венской конвенцией, но лишь в случаях, когда в Конвенции имеется пробел, который нельзя восполнить, руководствуясь общими принципами, на которых она основана.

К числу вопросов, которые вообще не урегулированы или не полностью урегулированы Венской конвенцией и решение которых невозможно путем применения ее общих принципов относятся, в частности: применение договорного условия о неустойке, определение размера процентов годовых при просрочке исполнения денежных обязательств, действительность договора или его отдельных условий и в этой связи вопросы, связанные с соблюдением предписаний законодательства о форме внешнеэкономической сделки, правоспособности российских и иностранных юридических лиц, представительстве и доверенности, применение исковой давности.

Поэтому сторонам нужно четко знать, какими нормами права и какой страны им необходимо руководствоваться.

Очевидно, что российским участникам внешнеэкономических сделок необходимо руководствоваться положениями российского законодательства, а именно ратифицированными Россией международными договорами и внутренним российским правом.

Как известно в Российской Федерации высшей юридической силой после Конституции РФ обладают международные договоры РФ (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Как следует из п. 3 ст. 1186 ГК РФ, при определении формы и содержания внешнеэкономических сделок в первую очередь необходимо руководствоваться нормами международного договора РФ.

Поэтому нормы российских законов, противоречащие международному договору, применяться не могут.

Международный договор может регулировать внешнеэкономические сделки непосредственно (т. е. сразу определять конкретные требования к внешнеэкономической сделке), а может содержать отсылку к праву определенной страны, на основании которого требования к внешнеэкономическим сделкам и определяются.

Если же требования к внешнеэкономическим сделкам на основании международной нормы определить невозможно, то российской стороне необходимо обратиться к российскому законодательству.

При анализе российского права (в первую очередь речь идет о третьем разделе ГК РФ, пришедшем на смену Основам гражданского законодательства № 2211—1) сначала необходимо обратиться к тем нормам, которые определяют, каким правом сторонам необходимо руководствоваться при определении требований к заключаемой ими внешнеэкономической сделке. Такие отсылочные нормы могут предусматривать применение как собственно российского права, так и права иного государства.

Если подобных норм для данной ситуации не предусмотрено (что в принципе маловероятно, так как третий раздел ГК РФ содержит нормы применительно к самым различным ситуациям), то, как следует из п. 2 ст. 1186 ГК РФ, сторонам необходимо руководствоваться правом страны, с которой гражданско-правовые отношения, основанные на внешнеэкономических сделках, наиболее тесно связаны.

Если международным договором РФ требования к содержанию (т. е. к предмету, правам и обязанностям и иным условиям) соответствующего внешнеторгового контракта не определены либо в нем не содержится отсылки к праву другой страны, то российской стороне при заключении контракта необходимо исходить из правила российского закона.

Общим положением российского законодательства является право сторон договора при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору (п. 1 ст. 1210 ГК РФ). Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора (п. 3 ст. 1210 ГК РФ).

Частным случаем такого соглашения может быть соглашение о регулировании договора с помощью Международных правил толкования торговых терминов — ИНКОТЕРМС или иных кодифицированных обычаев международного оборота (например, таких, как Унифицированные правила и обычаи для документных аккредитивов (UCP), Унифицированные правила для инкассо).

Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

Это, в частности, означает, что стороны могут предусмотреть применение права различных стран к отдельным положениям международного контракта. При этом им нужно четко указать, к каким частям какое право применяется.

При определении сторонами применимого права следует учитывать существующие ограничения:

1. В соответствии с п. 1 ст. 1210 ГК РФ выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Это означает, что если избранное сторонами право при применении его к возникновению и прекращению права собственности и иных ве-щных прав на движимое имущество наносит ущерб правам третьих лиц, то в отношении этих лиц избранное сторонами право не применяется. Гражданский кодекс РФ не указывает, каким правом в таком случае необходимо руководствоваться в отношении третьих лиц. В таких случаях к взаимоотношениям сторон должно применяться избранное ими право, а в отношении третьего лица — право, которое применялось бы при отсутствии соглашения сторон.
2. В соответствии с п. 5 ст. 1210 ГК РФ в случае, если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан.

О реальной связи могут свидетельствовать, например, следующие обстоятельства: взаимное исполнение сторонами своих обязательств осуществляется в России, предмет контракта находится в России и др.

Если подлежащее применению право соглашением сторон определено не было и не вытекает определенно из условий договора либо из совокупности обстоятельств дела, а также если из международного договора РФ не следует иное право, то при определении применимого права сторонам следует исходить из норм Гражданского кодекса РФ.

В п. 1 ст. 1211 ГК РФ закреплено, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

Для определения тесной взаимосвязи договора и соответствующего права Гражданский кодекс РФ устанавливает следующие четыре правила:

1. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (п. 2, 3 ст. 1211 ГК РФ). Такой стороной, например, является:
- продавец — в договоре купли-продажи;
- подрядчик — в договоре подряда;
- перевозчик — в договоре перевозки;
- экспедитор — в договоре транспортной экспедиции;
- финансовый агент — в договоре финансирования под уступку денежного требования;
- поверенный — в договоре поручения;
- комиссионер — в договоре комиссии;
- агент — в агентском договоре;
- поручитель — в договоре поручительства.
2. В отношении некоторых видов договоров право страны, с которой договор наиболее тесно связан, определяется иначе (п. 4 ст. 1211 ГК РФ):
- в отношении договора строительного подряда и договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ — это право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты;
- в отношении договора простого товарищества — это право страны, где в основном осуществляется деятельность товарищества;
- в отношении договора, заключенного на аукционе, по конкурсу или на бирже, — это право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа.
3. Если предметом договора является уступка требования, то к соглашению между первоначальным и новым кредитором применяется право, определяемое в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 1211 ГК РФ. Иными словами, если уступка требования оформлена путем за-ключения договора финансирования под уступку денежного требования, то к правоотношениям сторон применяется право страны, где находится основное место деятельности финансового агента (приобретателя права требования). Если уступка требования оформлена путем заключения договора купли-продажи, то применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности продавца права требования. Иные вопросы, связанные с уступкой требования (допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником), определяется по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки.
4. К смешанному договору, т.е. договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан.

Случаи применения права

Когда предусмотренные юридическими нормами права и обязанности возникают только после вынесения властного решения государственного органа о наделении одних участников правоотношений субъективными юридическими правами и возложении на других субъективных юридических обязанностей (приказ о зачислении абитуриента в вуз).

Когда имеется спор о праве (в имущественных отношениях, при налогообложении) и стороны сами не могут выработать согласованное решение о наличии или мере субъективных прав и юридических обязанностей (раздел имущества между супругами, решение споров между участниками гражданского договора).

При правонарушениях, т.е. когда не исполняются обязанности, имеются препятствия в осуществлении права, и необходимо прибегнуть к мерам государственного принуждения (например, взимание штрафа, конфискация имущества).

При необходимости официального установления наличия или отсутствия юридических фактов или конкретных документов (установление факта отцовства, смерти, расторжения брака).

При осуществлении исполнительно-распорядительной деятельности органов государства и органов местного самоуправления - решении кадровых вопросов (зачисление в штат, повышение в должности), организации или ликвидации структурных звеньев органа государства, выделении финансов, помещений и т.п.

При совершении государственным органом, организацией, учреждением каких-либо действий в пользу конкретного гражданина или иного лица (награждение, присвоение званий, почетных должностей, выплата пенсии, предоставление внаём жилого помещения).

При решении вопросов о статусах объединений (регистрация уполномоченным органом общественных, некоммерческих и коммерческих корпораций).

При решении организационных вопросов (например, постановление Верховной Рады о порядке освещения работы сессии и др.) и т.п.

Сгруппировав все случаи, можно сделать вывод, что правоприменение состоит в:

• наделении одних участников правоотношений субъективными юридическими правами и возложении на других субъективных юридических обязанностей;
• разрешении спора о праве - о наличии или мере субъективных юридических прав и субъективных юридических обязанностей;
• определении меры юридической ответственности правонарушителя.

Применение норм процессуального права

Как уже отмечалось ранее, правоприменение входит в содержание правореализации и играет весьма важную роль. Правоприменение образует своеобразный уровень реализации норм процессуального права в регулятивных и обеспечительных правоотношениях, не подменяя их, но способствуя их успешному течению и завершению.

Сама по себе категория «применения права» неоднократно подвергалась анализу представителями юридической науки. Отправным в понимании правоприменительной деятельности является то, что норму права нельзя применять по отношению к собственному поведению. В юридической литературе обоснованно подчеркивается, что деятельность подобного рода имеет специальную направленность на претворение права в жизнь, правоприменительные органы оказывают специальную помощь в реализации прав и обязанностей другими субъектами права.

Пожалуй, не было особой необходимости останавливаться на характеристике правоприменения, если бы данная проблема не имела специфического преломления в трактовке реализации процессуально-правовых норм.

В общей теории права правоприменение обычно рассматривают как категорию, равнозначную индивидуально-правовому регулированию, либо индивидуально-правовое регулирование называют одной из возможных функций правоприменения. Типичным является определение применения права как властной индивидуально-правовой деятельности, которая направлена на решение юридических дел. Неубедительно выглядят попытки не признавать за правоприменительной деятельностью качества регулирующей, недостаточно обоснованными — возражения против этимологической ценности термина «индивидуально-правовое регулирование». На наш взгляд, обе позиции не имеют достаточных оснований.

По нашему мнению, индивидуально-правовое регулирование — более широкая по своему объему категория, чем правоприменение (последнее выступает лишь как один из вариантов этой деятельности).

В самом общем виде индивидуально-правовое регулирование может быть охарактеризовано как упорядочение общественных отношений путем властного решения специальными органами конкретных дел в пределах своей компетенции, в ходе которого реализуются прежде всего правовые предписания, закрепляющие отдельные полномочия этих органов. Например, Президент РФ назначает какое-либо лицо послом в конкретную страну; Правительство РФ поручает определенному министерству подготовить проект нормативного правового акта по специально указанному вопросу; Министерство культуры РФ регистрирует конкретный факт пропажи (или утраты, или хищения) культурных ценностей и обеспечивает оповещение государственных органов и общественности в Российской Федерации и за ее пределами об этом факте и т. д. В подобных случаях индивидуально-правовое регулирование не сопряжено с правоприменением.

Иное дело, когда индивидуально-правовое регулирование направлено на установление наличия (отсутствия) фактов и обстоятельств, имеющих юридическое, а в ряде случаев — доказательственное значение и обозначенных в гипотезах правовых норм; когда установление наличия (отсутствия) фактов и обстоятельств служит конкретизации объема субъективных прав и обязанностей при подведении конкретного отношения под диспозицию правовой нормы; когда происходит установление наличия (отсутствия) фактов и обстоятельств правонарушений с целью реализации санкции правовой нормы. В этих трех случаях индивидуально-правовое регулирование выполняет в процессе реализации права специальные функции, и их правомерно обозначить термином «правоприменение».

Эти функции выражаются в:

• более точном определении юридических позиций субъектов правоотношения, поскольку в процессе участвует компетентный в вопросах права орган;
• более объективно (так как дело рассматривается незаинтересованным органом) оцениваются факты, с которыми связано наличие прав и обязанностей у субъектов реализации;
• арсенал средств для нормализации процесса реализации увеличивается, появляется возможность использования силы государственного принуждения;
• субъекты после применения норм права руководствуются не только соответствующей юридической нормой, но и основанным на ней актом применения права, что как бы усиливает урегулированность данного правоотношения;
• в акте применения часто заключено наиболее целесообразное в создавшейся ситуации решение вопроса.

Указанные законодателем обстоятельства, вызывающие потребность в правоприменении, достаточно часто встречаются в правореализационной практике. И неудивительно, что усилия представителей юридической науки долгое время были сосредоточены на изучении только указанных трех случаев индивидуально-правового регулирования, сведя его тем самым лишь к правоприменению. С другой стороны, не решает, по нашему мнению, проблемы и включение в содержание категории «применение права» властной деятельности органов государственного управления, направленной на решение конкретных вопросов в области хозяйства, если она не имеет такого организующего воздействия на реализацию других правовых норм, а представляет собой лишь воплощение в жизнь требования тех норм, которые закрепляют полномочия данных органов государственного управления.

Вывод о том, что в сфере правореализации не всякая властная индивидуально-правовая регламентация общественных отношений представляет собой правоприменение и четкое указание на те случаи, когда налицо правоприменительная деятельность, имеет прямое отношение к исследованию реализации процессуальных норм. Существует острая необходимость в использовании общетеоретических положений для объяснения реализации процессуально-правовых норм, необходимость определения целесообразности «перенесения» их в процессуальную сферу.

Дело в том, что в свое время были высказаны самые разноречивые суждения о возможности (невозможности) применения норм процессуального права. Так, для уголовно-процессуальной литературы было характерно признание применения процессуальных норм в качестве ведущего начала в системе возможных форм реализации норм процессуального права. Ряд ученых, имея в виду общую направленность процесса на применение норм, отличных по качеству от процессуальных, считали, что в процессе применения уголовно-процессуальных норм одновременно происходит всякий раз и применение норм уголовного права. С их точки зрения, квалификация преступления — это действия по применению уголовного закона.

Сторонники подобных позиций понимают применение права как особый способ реализации предписаний и дозволений, выражающий активную, направляющую и решающую деятельность компетентных органов государства в создании, изменении и прекращении уголовно-процессуальных отношений, направленную на осуществление задач уголовного судопроизводства.

Аналогичные высказывания имеются и в гражданско-процессуальной литературе. Эти суждения отражают очевидный для любого специалиста в области процесса факт, что в сфере юридического процесса наряду с иными его участниками действуют субъекты, наделенные властными полномочиями, которые во имя конечных целей — вынесения акта применения материального права — широко используют свои возможности воздействовать на ход процесса, на волю, активность других лиц, создавать надлежащие условия для этого. Но называя всю эту властную деятельность в процессуальной сфере «применением процессуального права», трудно, а порой и невозможно сопоставить такое применение со сложившимся в общей теории права пониманием этого вида (лишь одного из многих) властной деятельности компетентных органов. На это обращают внимание некоторые ученые-процессуалисты: «...хотя властное распространение предписаний уголовно-процессуального закона на поведение участников процесса характерно для правоприменения, нельзя не заметить существенную особенность этой деятельности, отличающую ее от других видов правоприменения, в частности, от применения уголовного закона. Должностное лицо, распространяющее действие процессуального закона на поведение иных лиц, само является участником тех отношений, которые возникают в результате его властного волеизъявления, и таким образом организует реализацию закона как бы для себя, для выполнения своих собственных обязанностей (реализует обязанность произвести обыск, задержание, освидетельствование и т. д.)».

Не случайно поэтому специалисты в области общей теории права, распространяя общетеоретическое понятие «применение права» на область реализации норм процесса, утверждают, что процессуальные предписания, как правило, рассчитаны на один способ реализации — исполнение и не требуют по отношению к себе правоприменительного процесса, т. е. они не применяются, а должны только исполняться. Каких-либо убедительных примеров, когда в виде исключения применение процессуального права допускается, этими авторами не приводится.

На наш взгляд, не может принести плодотворных результатов попытка как преувеличить, так и приуменьшить значение правоприменения при реализации процессуальных норм. В ходе реализации этих норм встречаются обозначенные в законе обстоятельства (например, процессуальные правонарушения), которые влекут за собой необходимость во властной деятельности для официального подтверждения со стороны компетентного органа наличия (отсутствия) возникших субъективных прав, юридических обязанностей или ответственности у персональных лиц, а также для конкретизации объема последних на основе правовых норм в интересах их нормальной реализации. При этих ситуациях применение процессуального права неизбежно.

Можно привести немало примеров правоприменительных актов, встречающихся в юридическом процессе. Так, правоприменительными будут: определение суда об удалении подсудимого, который повторно нарушил порядок судебного заседания, а также аналогичное определение в процессе судебного разбирательства гражданского дела относительно лиц, участвующих в деле; постановление следователя о применении более строгой меры пресечения в отношении обвиняемого, нарушившего данную им подписку о невыезде; определение суда о назначении штрафа в отношении лица, виновного в нарушении определения об обеспечении иска, и т. д.

Весьма трудно доказать, что упомянутые акты применения процессуального права суть одновременно акты применения материального права. Содержание этих актов применения процессуальных норм таково, что нельзя не согласиться с мнением К. И. Комиссарова, когда он подчеркивает: «Отрицание возможности применения норм процесса равносильно отрицанию их способности к принудительному осуществлению, без которой они утратили бы свой правовой характер»1. В случае отсутствия обстоятельств, требующих правоприменения, по верному утверждению Ю. И. Мельникова, при реализации процессуальных норм «наблюдается такая общая закономерность, как согласованность (сообразование) собственного поведения субъектов процессуальных правоотношений с обращенными к ним предписаниями процессуальных норм».

Особенность здесь, думается, состоит в том, что среди этих субъектов, согласовывающих свое собственное поведение с требованиями обращенных к ним процессуальных предписаний, имеются облеченные властными полномочиями. Их деятельность одновременно может выступать как упорядочение процессуальных общественных отношений путем вынесения индивидуально-определенных государственно-властных решений по конкретному делу, относительно персональных лиц и, значит, быть индивидуально-правовым регулированием, которое не сопряжено с применением процессуального права. Примерами могут служить решение судьи арбитражного суда вызвать определенное должностное лицо для дачи объяснений по существу спора в стадии подготовки материалов к рассмотрению дела в заседании; вызов следователем по повестке конкретного лица (одного из многих), которому могли быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу; истребование судом от индивидуально определенного субъекта письменного доказательства в ходе подготовки дела к судебному разбирательству, удаление комиссией по делам несовершеннолетних несовершеннолетнего с заседания на время исследования обстоятельств, обсуждение которых может отрицательно повлиять на него, и т. д.

Иногда деятельность должностного лица, наделенного властными полномочиями в юридическом процессе, не является даже разновидностью индивидуально-правового регулирования общественных отношений, а носит, скажем, чисто контрольно-надзорный характер. В решении этого компетентного органа дается лишь оценка правомерности того или иного процессуального действия (например, следователь может избрать меру пресечения в виде заключения под стражу с санкции суда). Но нет достаточных оснований все эти (и множество подобных) властные действия (в данном случае суда) считать применением норм процесса. Такие действия относятся по своей сути к осуществлению судебного надзора, хотя орган правосудия в этом случае действует в рамках процессуального закона, реализуя предоставленные ему процессуальные полномочия. Это реализация процессуально-правовых норм, не сопряженная с применением норм процесса, а осуществляемая на уровне саморегулирования. Однако одновременно при этом осуществляется применение норм процессуального права следователем в отношении заключаемого под стражу.

Признавая принципиальную возможность применения норм процессуального права, обособляя его от других видов властных действий компетентных органов, следует четко обозначить его виды, остановиться на их специфике. Приведенные примеры процессуальных правоприменительных актов свидетельствуют о том, что в реализации процессуально-правовых норм имеет место применение санкций. Применение норм процессуального права в этих случаях отличается значительным своеобразием.

Когда процессуальное правонарушение совершается участником юридического процесса, не наделенным властными полномочиями (свидетели, эксперты, переводчики, стороны и т. п.), то наблюдается определенная «укороченность» процесса применения к ним санкций процессуальных норм. Это объясняется рядом причин, в частности, тем, что факты, порождающие необходимость применения процессуальной санкции, как правило, доступны непосредственному восприятию правоприменителя и в ряде случаев нет необходимости в доказывании их существования, а это предопределяет меньшую сложность процесса применения. С другой стороны, использование принудительной силы государства вызвано необходимостью правильного и быстрого разрешения дела по существу, поэтому применение процессуальных норм должно ускорять рассмотрение юридического дела, а не затягивать его. Кроме этого, если применение материальной нормы осуществляется субъектом, нейтральным к реализуемому отношению, то процессуальные нормы применяет компетентный орган, сам состоящий в связи с нарушителем юридического предписания и выступающий, с одной стороны, в качестве носителя прав и обязанностей, а с другой — органа, применяющего санкции к участникам процессуальных правоотношений.

Применение правовосстановительных санкций к самим компетентным органам направлено на устранение допущенных ими нарушений процессуального законодательства и их последствий. В частности, в гражданской процессуальной литературе отмечается, что сущность деятельности кассационных и надзорных судебных органов состоит в осуществлении контроля за работой нижестоящих судов и в устранении допущенных ими ошибок материально- или процессуально-правового характера, что обеспечивается применением гражданского процессуального права. В этих случаях применение санкций протекает не в сжатой форме, а в виде процесса с четкой регламентацией, и в этом состоит сходство упомянутой деятельности с применением норм материального права.

И все же можно заметить, что при отмене незаконного акта правоприменителю не вменяется в обязанность доказывание факта виновности лица, допустившего процессуальное правонарушение. Во всяком случае, в самом акте применения процессуального права обязательного обоснования этого не требуется. В результате несколько упрощается и ускоряется процесс правоприменения. «Принятие незаконного процессуального решения, — пишет Г. Н. Ветрова, — может быть допущено по вине должностного лица или органа (обычно в форме неосторожности) и в некоторых случаях — без вины. Незаконное решение подлежит отмене как в том, так и в другом случае». И это вполне закономерно. Так как в юридическом процессе от реализации одной нормы права зависит реализация множества других, отклонения от нормального функционирования процессуальных установлений, связанные с вынесением незаконного процессуального решения, могут вызвать целую цепочку неблагоприятных последствий. Значит, необходимо своевременно отменить незаконное процессуальное решение, аннулировать, признать юридически ничтожным все вытекающие из этого решения последствия, а если это необходимо — возместить причиненный ущерб, реабилитировать незаконно обвиняемого человека и т. д.

Однако это не означает, что виновные в нарушении процессуального закона остаются безнаказанными. Виновные в процессуальных правонарушениях будут привлекаться к соответствующей юридической ответственности. Факт вины должностных лиц в таких случаях доказывается в другом постановлении (определении), а не в правоприменительном акте, которым отменяются принятые виновными незаконные процессуальные решения. В целом можно признать, что специфика применения санкций процессуального права обусловлена особым характером как процессуальных правонарушений, так и установленных законом мер реагирования на них со стороны государства, а также тем, что правообеспечительное отношение, развитию которого способствует рассматриваемая правоприменительная деятельность, возникает внутри сложных форм правоприменения других правовых норм и оно должно подчиняться их потребностям и целям.

Применение норм процессуального права не исчерпывается применением санкций, как это считается отдельными специалистами в области юридического процесса. Можно обнаружить в юридическом процессе правоприменительную деятельность, которая направлена на установление наличия (отсутствия) фактов и обстоятельств, имеющих процессуально-правовое значение. Сложность рассмотрения этого вида правоприменения применительно к нормам процесса коренится в том, что одни и те же процессуальные действия выступают как бы в разных правовых «ролях», поскольку, с одной стороны, завершают один фактический состав, а с другой — порождают новые юридические последствия. Нередко в одном процессуальном документе содержатся как правоприменительное решение, констатирующее наличие (отсутствие) фактов и обстоятельств, имеющих значение по делу, так и то процессуальное решение (действие — волеизъявление должностного лица), которое должно вытекать из этой констатации; сам же этот процессуальный документ в целом может порождать множество следующих процессуальных правоотношений.

В качестве примера можно привести постановление следователя о возбуждении уголовного дела, в котором:

1) констатируется, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления (применение процессуального закона);
2) излагается решение возбудить по установленным фактам уголовное дело (юридические последствия правоприменительного акта).

Или возьмем определение судьи о назначении конкретного дела к слушанию, анализ которого показывает, что в этом процессуальном документе:

1) признается наличие фактов, свидетельствующих о достаточной подготовке дела;
2) принимается решение назначить дело к судебному разбирательству и т. д.

Такое применение процессуальных требований весьма своеобразно. Тем не менее без преувеличения можно сказать, что именно установление наличия (отсутствия) фактов и обстоятельств, имеющих процессуально-правовое значение, полномочными на то органами является тем, может быть, не совсем заметным «двигателем», от которого зависит и развитие всего процесса от одной стадии к другой, и обеспечение прав и законных интересов участников процесса, и достижение целей юридического процесса.

Большинство принимаемых решений по конкретным процессуальным вопросам — результат правоприменения, в ходе которого устанавливаются разнообразные факты и обстоятельства, необходимые для вынесения этих решений. Следует уточнить: не сами эти факты и обстоятельства порождают обязанность вынести то или иное решение компетентным органом, а именно их установление в ходе применения процессуального закона к конкретному случаю; и не решение, принимаемое должностным лицом на основе установленных фактов и обстоятельств (возбудить уголовное дело, назначить гражданское дело к разбирательству и т. д.), есть применение процессуального права, а именно сам процесс установления является таковым.

Установление фактов и обстоятельств, имеющих процессуально-правовое значение, как разновидность применения процессуального закона сопоставимо с отправным положением научного правоведения о правоприменении, указывающим на то, что норму права нельзя применять по отношению к собственному поведению. Ведь правоприменитель и в данном случае сопоставляет указание той или иной части процессуальной нормы с теми реальными конкретными жизненными обстоятельствами, которые выявлены по делу (достаточные данные, указывающие, скажем, на признаки правонарушений, появляются раньше констатации их следователем). То есть подобное правоприменение есть все основания считать той его разновидностью, сущность которой заключается в установлении наличия (отсутствия) фактов, имеющих доказательственное значение.

Столь же распространено в юридическом процессе правоприменение в виде установления наличия (отсутствия) фактов, имеющих юридическое значение, о чем говорилось ранее. Например, установление судом необходимости выполнения отдельных процессуальных действий на территории иностранного государства вынуждает его непосредственно соотноситься при помощи запроса с соответствующим судом другого государства (ст. 453 «Направление запроса о правовой помощи» УПК РФ).

При сравнении правоприменения в форме установления фактов, имеющих процессуально-правовое значение (как доказательственное, так и юридическое), с аналогичным в ходе особого производства следует обратиться к гражданско-процессуальной литературе. В ней определяются природа и цели применения материального права путем установления фактов и обстоятельств, имеющих юридическое и доказательственное значение. «Цель особого производства состоит в выявлении и констатации тех или иных обстоятельств, с которыми норма права связывает возникновение, изменение или прекращение у заявителя определенных прав и обязанностей. В особом производстве задача суда исчерпывается установлением наличия или отсутствия юридических фактов. ...Само по себе установление юридического факта или состояния еще не прекращает дальнейшего поведения заинтересованных лиц».

Сам же порядок установления фактов, имеющих материально-правовое значение, определяется в отдельной главе ГПК РФ (гл. 27).

Если проводить сравнение применения материального и процессуального права, ориентируясь на эти положения, то особенности применения в виде установления процессуально-правовых фактов могут быть сведены к следующему:

• процесс применения процессуальных норм характеризуется укороченностью и простотой, поскольку от его результатов прямо зависит своевременное продвижение юридического процесса;
• правоприменение осуществляется должностным лицом, которое специфическим образом заинтересовано в результатах установления наличия или отсутствия необходимых процессуально-правовых фактов, поскольку они прямо определяют дальнейшее поведение этого должностного лица в юридическом процессе;
• процессуально-правовые нормы только указывают на необходимость такого применения процессуального закона, не устанавливая подробно его порядка.

Самыми существенными среди указанных особенностей представляются специфическое положение и роль компетентного органа, устанавливающего наличие (отсутствие) процессуально-правовых фактов. В юридическом процессе правоприменитель устанавливает процессуальные факты и обстоятельства, хотя и не зависящие от его волеизъявления, но имеющие важное значение для развития всего юридического процесса, для совершения тех процессуальных действий, которые порождают множество процессуальных прав и обязанностей. Однако правоприменитель является чаще всего одновременно тем должностным лицом, от которого и зависит движение юридического процесса и на которое возлагается обязанность совершения процессуальных действий, вытекающих из применения процессуального закона. Этими процессуальными действиями чаще всего завершается фактический состав, порождающий субъективные права и юридические обязанности участников процессуальных правоотношений. Причем правоприменитель сам может стать участником процессуальных правоотношений, порожденных его властными действиями. Но эти властные действия и участие в процессуальных правоотношениях предписаны ему и всем остальным его участникам не правоприменительным актом, а процессуальным законом. Поэтому в таких случаях не усматривается применение диспозиций и санкций процессуально-правовой нормы. Здесь налицо лишь саморегуляция, выражающаяся в совершении после установления соответствующих фактов и обстоятельств правомерных действий сообразно требованиям процессуального закона.

В юридическом процессе возможны более сложные варианты связи применения процессуального закона в виде установления фактов и обстоятельств, имеющих юридическое значение, и последующих процессуальных действий. В качестве примера рассмотрим порядок назначения экспертизы. Следователь, установив, что по делу необходимы специальные познания (применение процессуальных требований), решает провести соответствующую экспертизу (осуществление своего полномочия), составив об этом постановление. В этом постановлении, кроме указанного решения, он персонально определяет эксперта (осуществление индивидуально-правового регулирования, не связанного с применением права), указывает вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, доставляемые в его распоряжение (применение диспозиции процессуальной нормы).

Правда, по общему правилу для реализации процессуальных норм не характерно применение их диспозиций. Объем, содержание субъективных прав и обязанностей участников процессуальных отношений в достаточной мере определенно зафиксированы законом, чтобы облегчить субъектам незамедлительное их осуществление при наличии требуемой ситуации. Интересы быстрого, конкретного, объективного рассмотрения дела, вынесения законного и обоснованного решения по нему требуют исключить такие ситуации, когда носителям субъективных прав и обязанностей приходилось бы обращаться к компетентному органу, чтобы он подтвердил наличие этих прав и обязанностей и уточнил их объем, тем самым содействуя их реализации. Беспрепятственная реализация многих процессуальных субъективных прав и обязанностей достигается здесь благодаря тому, что в процессуальных правоотношениях участвует субъект, наделенный властными полномочиями, который использует их во благо реализации всех процессуально-правовых норм.

Кроме этого, многие процессуальные права и обязанности возникают после осуществления этих властных полномочий, а те, в свою очередь, могут быть реализованы лишь после установления должностными лицами соответствующих фактов и обстоятельств, имеющих значение по делу.

Все это свидетельствует о существенном влиянии установления наличия (отсутствия) фактов, имеющих процессуально-правовое значение, на реализацию процессуально-правовых норм. Если применение санкции в юридическом процессе способствует нормализации, восстановлению правореализационных процессов, а также предупреждению возможных отклонений от процессуально-правовых требований в будущем, то правоприменение в виде установления наличия (отсутствия) фактов, имеющих процессуально-правовое значение, позволяет должностному лицу принять единственно верное в создавшейся ситуации и обоснованное результатами правоприменения решение, направляя тем самым ход и развитие всего юридического процесса в целом, обеспечивая права и законные интересы иных участников процесса, содействуя достижению целей юридического процесса по данному конкретному делу.

Применение материального права

По субординации в правовом регулировании различают нормы права:

1) материальные (первичный регулятор общественных отношений) - закрепляют права и обязанности субъектов права, на основании которых возможно разрешить дело по существу (право на добросовестную конкуренцию);
2) процессуальные (вторичный регулятор общественных отношений) - содержат правила о порядке реализации норм материального права и разрешения дела по существу (порядок расследования преступления, порядок вызова свидетелей в суд). Назначение норм процессуального права - установить "регламент" (фр. reglement, лат. regula - правило) осуществление прав или исполнение обязанностей, закрепленных в материальных нормах; способствовать достижению результата, предусмотренного нормой материального права; реализовывать право на защиту.

Нормы процессуального права отличаются от норм материального права: содержанием, что выражается в своеобразии их предписаний; особенностями адресата; структурой строения.

Нормы материального права:

1) регулируют фактические связи, которые служат содержанием процессуального права;
2) являются более динамичными, чем процессуальные;
3) обусловлены материальными обстоятельствами общественной жизни;
4) имеют целью обеспечивать права и свободы человека, упорядочивать отношения в обществе, устанавливать правопорядок;
5) имеют регулятивную, правоохранительную и правозащитную действие;
6) адресованы всем субъектам права;
7) отменяются в официальном порядке.

Нормы процессуального права:

1) регулируют юридические связи, которые выступают формой материального права, призванные способствовать развитию материальных норм, обеспечивать их реализацию;
2) являются более статичными, чем материальные нормы, по своей природе являются ограничительными;
3) имеют двойную обусловленность:
а) материальными условиями жизни общества;
б) особенностями норм той отрасли материального права, с которой они тесно связаны и потребности которой обслуживают;
4) имеют целью обеспечивать право на защиту прав, свобод и интересов человека и гражданина в сочетании с правом обращаться за такой защитой в суд, а также закреплять властные полномочия суда по рассмотрению юридических дел;
5) имеют процедурный характер (определяют оптимальный порядок осуществления юридического процесса), поэтому их еще называют процедурными;
6) адресуются обычно уполномоченным субъектам, то есть тем, которые наделены властными полномочиями по применению норм материального права (следователям, судьям, прокурорам и проч.);
7) прекращают действие с отменой норм материального права.

Виды норм процессуального права по отраслям права:

• уголовно-процессуальные;
• гражданско-процессуальные;
• административно-процессуальные;
• хозяйственно-процессуальные и др.

Нормы процессуального права нельзя отождествлять с процедурными нормами материального права, хотя и те и другие являются процедурными по характеру. Процедурные нормы материального права является необходимым условием реализации ряда материальных регулятивных норм и связей и существуют почти во всех его отраслях. Они неотделимы от всей другой системы норм материальных отраслей права и регламентируют порядок реализации норм права благодаря такой ее особой форме, как применение нормы права соответствующими государственными органами. Каждая материально-процедурная норма связана с соответствующим регулятивным отношением и является обязательным условием его нормальной реализации. Содержание материально-процедурной нормы определяется содержанием "своих" основных материальных регулятивных правоотношений и не может быть использован для осуществления "чужих". Например, материальные нормы, объединенные в институт избирательного права, не могут быть использованы для процедуры обмена жилых помещений.

Чтобы предотвратить путаницу между процедурными нормами материального права и нормами процессуального права, необходимо четко осознать существующую между ними разницу: процедурные нормы материального права регламентирующих оперативно-исполнительная форма применения права, в то время как нормы процессуального права регламентирующих правозащитную форму применения права. Основным отличительным признаком является то, что оперативно-исполнительная форма применения права направлена на непосредственную реализацию права (государственная регистрация прав на охрану права интеллектуальной собственности), а правозащитная, направленная на решение дел об правонарушениях, на восстановление или компенсацию нарушенных прав.

В отличие от процедурных норм материального права, нормы процессуального права создаются для регулирования отношений будто "извне". Они имеют качество универсальности, приспособленности, обеспечивающие реализацию юридических обязанностей, которые регулируются различными отраслями материального права, и следовательно, выполняют служебную роль - регламентируют порядок применения норм материального права и деятельность компетентных органов по защите прав.

Виды применения права

Правоприменение бывает двух видов – позитивное и юрисдикционное.

Позитивное правоприменение осуществляется не по поводу правонарушения, а как обязательное условие нормальной реализации некоторых регулятивных норм. В порядке позитивного правоприменения происходит, например, назначение пенсии. Иными словами, позитивное применение – это применение диспозиций правовых норм (регулятивных норм).

Юрисдикционное правоприменение заключается в применении санкций (т.е. охранительных норм) в случае нарушения диспозиций норм права.

Таким образом, позитивное применение имеет место всегда, но не для всех норм, а юрисдикционное – может коснуться любой юридической нормы, но лишь в случае ее нарушения.

Правоприменение – особая форма реализации права, в которой государство еще раз (после издания нормативного правового акта) властно подключается к процессу правового регулирования.

Правоприменение требуется в тех случаях, когда юридическая норма не может быть реализована без властного содействия органов государства, в частности когда:

• необходимо официально установить юридически значимые обстоятельства (например, признать гражданина в судебном порядке умершим или безвестно отсутствующим);
• диспозиция нормы вообще не может реализована без индивидуального государственно-властного веления (например, право на пенсию);
• речь идет о реализации санкции.

Правоприменение характеризуется следующими признаками:

1. Осуществляется особым субъектом – специально уполномоченным государственным органом (должностным лицом). В порядке исключения это может быть общественный орган (например, по уполномочию государства профсоюзы применяют некоторые нормы трудового законодательства).
2. Носит государственно-властный характер.
3. Является деятельностью по вынесению индивидуально-конкретных предписаний, в которых поименно определяются субъекты, конкретизируются их права и обязанности.
4. Выступает формой управленческой деятельности государства.
5. Осуществляется в определенных процедурных формах: порядок применения права регламентирован специальными (процедурными) юридическими нормами. В праве имеются целые процедурные отрасли – гражданское процессуальное право и уголовно-процессуальное право.
6. Представляет собой особую стадию в процессе реализации юридических норм, поскольку акты применения права в итоге все равно реализуются в ординарных (обычных) формах реализации права – использования, исполнения и соблюдения, которые в этом смысле являются универсальными формами.
7. Представляет собой сложный, стадийный процесс, распадается на ряд стадий.
8. Носит творческий характер. Правоприменение не является механическим актом подведения частного случая под общее правило. Жизненные ситуации очень разнообразны, и со стороны правоприменителя всегда требуется приложение значительных интеллектуальных усилий для правильного (законного и обоснованного) разрешения юридического дела.
9. Его результаты оформляются индивидуальным юридическим актом – актом применения права.

С учетом отмеченных признаков правоприменение можно определить как государственно-властную деятельность, осуществляемую компетентными субъектами в определенных процедурных формах и направленную на содействие в реализации юридических норм путем вынесения индивидуально-конкретных решений.

Применение права как определенный процесс распадается на ряд стадий. В качестве основных можно выделить три стадии:

1) установление фактических обстоятельств дела;
2) формирование юридической основы дела (выбор и анализ норм права);
3) решение юридического дела.

Первые две стадии являются подготовительными и разделяются весьма условно. В реальной жизни они протекают практически параллельно, и правоприменителю приходится обращаться то к фактической стороне дела, то к юридической (к нормам права), постепенно формируя и ту, и другую. В гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном кодексах как раз такие, "реальные" стадии и указаны.

Первая стадия (формирования фактической основы) протекает как процесс, во время которого доказывается наличие или отсутствие юридически значимых обстоятельств (составляющих предмет доказывания) с помощью фактов-доказательств. Поэтому все, с чем имеет дело теория доказательств, прямо относится к этой стадии правоприменения.

Вторая стадия (формирование юридической основы дела) включает следующие правоприменительные действия:

1) выбор юридической нормы, подлежащей применению;
2) проверку подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц ("высшая" критика);
3) проверку правильности текста нормативного правового акта ("низшая" критика);
4) уяснение содержания нормы права (путем толкования).

Третья стадия (решение юридического дела) представляет собой не одномоментный акт, а тоже определенный процесс, который может быть рассмотрен и как формально-логический, и как творческий, и как государственно-властный. На этой стадии дается юридическая квалификация обстоятельств дела в виде индивидуально-конкретного предписания. Здесь же происходит его оформление, принимается правоприменительный акт. Эту стадию можно считать основной стадией процесса применения норм права: две предыдущие по отношению к ней носят подготовительный характер.

По результатам правоприменения выносится акт применения права – официальный акт-документ компетентного органа, содержащий индивидуальное государственно-властное веление по применению права.

Все правовые акты-документы можно поделить на три группы – нормативные, индивидуальные и интерпретационные. От других индивидуальных актов (например, сделок в гражданском праве) правоприменительный акт отличает государственно-властный характер.

Акты применения права имеют общие черты с нормативными правовыми актами:

1) представляют собой письменные акты-документы;
2) исходят от государства;
3) обладают юридической силой (порождают правовые последствия, защищаются государством).

В то же время они существенно различаются: нормативные правовые акты содержат государственно-властные предписания общего характера (нормы права), а правоприменительные – индивидуальные (конкретизированные и по субъектам, и по их правам и обязанностям) властные предписания.

Нормативные акты действуют продолжительное время, иногда целые десятилетия и века, рассчитаны на широкий круг лиц, на многократное применение содержащихся в них правил. Акты применения права относятся лишь к указанным в них лицам, издаются для решения отдельно взятого случая и тем исчерпывают свое назначение. Примером соотношения нормативного правового акта и акта применения права в уголовном праве является соотношение уголовного кодекса (нормативный правовой акт) и приговора суда (правоприменительный акт), в гражданском праве – гражданского кодекса и решения суда по конкретному делу.

Стадии применения права

Правоприменение – состоит из многих стадий, которые располагаются в определенной последовательности:

1. Установление фактических обстоятельств дела. На этой стадии должны быть проанализированы фактические обстоятельства с достаточной полнотой и достоверностью.

Необходимо здесь проанализировать всю юридически значимую информацию, относящуюся к делу.

Она начинается с определения круга фактических обстоятельств, необходимых для решения дела. Эти факты устанавливаются в законном порядке и называются юридическими доказательствами (сведения о фактах, сами факты и источники сведений о них). Установление фактических обстоятельств дела происходит путем доказывания (в теории доказательств необходимо соблюдать требования об относимости, допустимости и достаточности доказательств). Юридические факты образуют основу применения норм права. Установление фактических обстоятельств дела должно быть обоснованным и законным, от этого зависит правильность правоприменения. Сбор, анализ и оценка фактов, необходимых для разрешения дела, обычно проводятся с помощью определенных юридических средств, в установленных законом формах и порядке.

2. Выбор и анализ норм права, подлежащих применению в конкретном деле (установление юридической основы дела). На этой стадии происходит юридическая оценка выявленного фактического состава (правовая квалификация). Правовая квалификация отвечает на вопрос, на основе какой нормы права должен быть разрешен конкретный случай. Далее устанавливается подлинность (достоверность) ее текста, для этого норма права сверяется с контрольным текстом закона, выбирается соответствующая отрасль права, институт и норма права, регулирующие данное правоотношение, определяются пределы действия нормы права во времени, в пространстве и по кругу лиц, уясняется смысл и содержание юридических предписаний.

С точки зрения действия нормы права во времени необходимо выяснить, действует ли норма права в тот момент, когда на ее основе нужно решить конкретное дело. Далее необходимо разрешить действие нормы по территории (по сфере действия) и уяснить, распространяется ли действие нормы на лиц, в отношении которых она должна быть применена.

Каждая норма права должна быть проанализирована, чтобы установить – сохраняет ли она юридическую силу или нет. Если правоприменительный орган обнаруживает, что исследуемый случай предусматривается двумя или несколькими нормами права, противоречащими друг другу, возникает коллизия правовых норм.

Способы разрешения коллизии норм сводятся к следующему:

– если конкурирующие нормы изданы разными органами государственной власти, то действует норма, исходящая от вышестоящего органа;
– если конкурирующие нормы изданы одним и тем же органом, то действует норма, изданная позже;
– при коллизии между нормой федерального и республиканского закона – необходимо применять норму федерального закона;
– в случае коллизии между общей и специальной нормой – применяется специальная.

На этой стадии завершается процесс изучения конкретных норм права. В ходе толкования или анализа нормы права устанавливается ее действительный смысл. Правильная квалификация фактических обстоятельств дела необходима для вынесения решения компетентным органом.

3. Вынесение решения по делу и доведение этого решения до заинтересованных лиц.

На этой стадии принимается решение и выносится правоприменительный акт, в котором в итоговой (резолютивной) части излагаются выводы решения. Это главная, решающая и наиболее ответственная стадия применения права. Именно в принятии на основе нормы права индивидуального акта властного характера (имеющего официальное значение) проявляется сущность применения права, тогда как предшествующие стадии лишь подготавливают условия для окончательного решения дела. Перед вынесением решения по делу необходимо исследовать обстоятельства дела правильно и с достаточной полнотой. Вынесение решения по конкретному делу не может ограничиваться чисто формальным подведением фактических обстоятельств дела под требования нормы (зафиксированные в гипотезах норм права). В некоторых случаях, кроме установления фактических обстоятельств дела необходимо, устанавливать и другие данные, которые не являются юридическими фактами, но влияют на правовую оценку рассматриваемых случаев (например, в процессе привлечения лица к уголовной ответственности исследуется не только состав преступления, но и социальные свойства личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, особенности личности и психологических качеств, социальная среда и др.).

Доведение содержания решения до сведения заинтересованных лиц осуществляется или сразу после вынесения решения или по истечении установленного процессуальными нормами срока. На этой стадии процесс применения норм права завершается и начинается реализация акта применения нормы права (исполнительное производство, которое детально регулируется процессуальным законодательством, отдельными законами). Решения должны быть в обязательном порядке исполнены, кроме случаев, когда исполнение решения приостанавливается, откладывается или прекращается в связи с наступлением определенных обстоятельств, изменением обстановки, принятием нового законодательства, которое устраняет наказуемость действия (бездействия) и т.д. В любом случае, контроль за исполнением решений ложится на компетентные государственные органы (суд, прокуратуру и др.).

Применения уголовного права

Уголовное право существует не как самоцель, а для обеспечения стабильности в обществе путем запрещения общественно опасных поступков индивидов под угрозой наказания. Большинство членов общества соблюдают положения уголовного закона, не преступают черту, отделяющую законопослушное поведение от преступного. Однако в случаях, когда уголовный закон нарушается, возникает необходимость его применить.

Применяет уголовное право государство в лице своих уполномоченных органов и должностных лиц. Применение уголовного закона в случае его нарушения является одновременно и правом, и обязанностью правоприменителя.

Под правоприменением понимается властная деятельность. Уголовно-правовые нормы применяют уполномоченные государством компетентные органы и должностные лица: суд, прокуратура, органы МВД, ФСБ, таможенная служба, судья, присяжные заседатели, следователь, дознаватель и другие органы и лица. Указанные органы и лица применяют уголовно-правовые нормы в строгом соответствии с законами и подзаконными НПА в пределах своей компетенции.

Нормы уголовного права о преступлении адресованы лицам, предупреждая их о недопустимости нарушения уголовно-правового запрета под угрозой наказания. Ряд уголовно-правовых норм обращен к правоприменителю, устанавливая право или обязанность последнего реализовать уголовно-правовое предписание. В последнем случае правоприменитель является одновременно и субъектом правоприменительной деятельности, и адресатом уголовно-правовой нормы.

Результатом этой деятельности является вынесение правоприменительного акта, содержащего решение о применении конкретных норм уголовного закона. Правоприменительный акт — это индивидуально-определенный акт, принимаемый уполномоченным государством властным органом или лицом по конкретному юридическому вопросу, устанавливающий права и обязанности субъекта в соответствии с нормами права.

Применение уголовного закона закрепляется в следующих актах: приговор суда, определение, постановление, обвинительный акт, обвинительное заключение и т.п.

Акты по применению уголовного закона можно поделить на акты, в которых: дается квалификация совершенного преступления; рассматриваются вопросы индивидуализации ответственности и наказания.

В обвинительном приговоре суда одновременно и дается квалификация совершенного преступления с указанием пунктов, частей, статьи УК, предусматривающей признаки совершенного деяния, и индивидуализируется уголовная ответственность осужденного путем определения наказания с учетом общих правил его назначения.

Применение уголовного закона всегда связано с правовым статусом лица, виновного в совершении преступления. Это означает, что уголовный закон должен применяться в строгом соответствии с законодательством, обеспечивающим права, свободы и законные интересы лица. Применение уголовно-правовой нормы в первую очередь проявляется при квалификации преступления.

Особенная часть уголовного права — это система уголовно-правовых норм, устанавливающих исчерпывающий перечень преступлений и наказаний за их совершение, предусматривающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности и раскрывающих содержание и смысл отдельных уголовно-правовых положений.

Особенная часть уголовного права характеризуется следующим:

1) это — совокупность уголовно-правовых норм;
2) причем систематизированная совокупность;
3) в нормах даны признаки конкретных преступных деяний;
4) в нормах указаны меры наказания за их совершение;
5) в некоторых нормах предусмотрены специальные виды освобождения от уголовной ответственности;
6) в ряде норм имеется толкование понятий, используемых в статьях Особенной части УК.

Особенная часть уголовного права является постоянно развивающейся составляющей уголовного законодательства.

Нормы Особенной части расположены в определенной последовательности, системно. Эта системность влияет на закрепление в УК вносимых изменений.

Особенная часть УК состоит из шести разделов (с 7 по 12), содержащих 19 глав. Деление Особенной части на разделы и главы осуществлено по объекту преступления. Разделы построены по родовому объекту преступления, а главы — по видовому объекту.

Раздел VII «Преступления против личности» состоит из пяти глав, с 16 по 20.

Раздел VIII «Преступления в сфере экономики» включает три главы. В главе 21 раскрываются формы и виды хищений, другие корыстные, а также некорыстные преступления. Глава 22 посвящена преступлениям в предпринимательской и иной экономической деятельности. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях рассматриваются в гл. 23 УК.

Раздел IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» подразделяется на пять глав. Глава 24 раскрывает виды преступлений против общественной безопасности и общественного порядка: террористический акт, захват заложника, пиратство, хулиганство, нарушение различных специальных правил на опасных производствах или обращения с общеопасными предметами и др. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности рассматриваются в гл. 25 УК. Экологическим преступлениям посвящена гл. 26 УК, а в гл. 27 раздела даны транспортные преступления. Преступления в сфере компьютерной информации предусмотрены гл. 28 УК.

В разделе X «Преступления против государственной власти» имеются четыре главы. В гл. 29 УК закреплены преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. Глава 30 УК предусматривает преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. В частности, в ней даны понятия злоупотребления и превышения должностных полномочий, получения и дачи взятки. Преступления против правосудия определены в гл. 31 УК. Завершает раздел гл. 32 УК, в которой предусмотрены преступные посягательства на порядок управления.

Раздел XI «Преступления против военной службы» и одноименная гл. 33 УК раскрывают признаки воинских преступлений, совершаемых в мирное время. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени.

Раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества» и гл. 34 УК с таким же названием раскрывают понятия восьми международных преступлений (преступлений против мира и безопасности человечества). Эти преступления впервые предусмотрены в уголовном законодательстве РФ. Включение международных преступлений в Уголовный кодекс обусловливается необходимостью борьбы с опасными преступлениями против международного сообщества и свидетельствует о выполнении Российской Федерацией своих международно-правовых обязательств в борьбе с международной преступностью.

Особенная часть УК начинается с гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья», в отличие от всех предыдущих УК, которые открывались главой о преступлениях против государства и государственной безопасности. Защита прав, свобод и законных интересов личности является неотъемлемым свойством любого демократического государства. В этой связи можно сказать, что защита интересов личности государством всеми законными способами, включая меры уголовно-правового характера, позволяет обеспечить человеку необходимые условия для реализации своих возможностей в свободном обществе.

Завершение Особенной части УК гл. 34 «Преступления против мира и безопасности человечества» получило разную оценку как в Российской Федерации, так и за ее пределами. Вопрос о месте преступлений против мира и безопасности человечества в уголовном законодательстве государства был и продолжает оставаться в науке уголовного права дискуссионным.

Профессор Ю.В. Баулин, говоря о нахождении международных преступлений в конце Особенной части УК, полагает, что нет оснований говорить о «недооценке степени общественной безопасности предусмотренных в нем преступлений. Разработчики Кодекса исходили из того, что названные преступления — явление довольно редкое, а УК предназначен в первую очередь для защиты национальных интересов». По-другому рассматривают этот вопрос профессор А.И. Коробеев. Н.Ф. Кузнецова полагает, что опаснейшими преступлениями, которые посягают на условия существования человечества, сохранение цивилизации и которые приобрели транснациональный характер, предпочтительнее открывать Особенную часть уголовного закона. В.Ю. Калугин подчеркивает выполнение государством международно-правовых обязательств, обосновывая расположение преступлений против мира и безопасности человечества в начале Особенной части Уголовного кодекса Белорусской Республики.

Вопрос о значимости международных преступлений ни у кого не вызывает сомнений. Все согласны с тем, что рассматриваемая категория преступлений характеризуется повышенной общественной опасностью. Однако место расположения в национальном законе преступлений против мира и безопасности человечества, очевидно, будет вызывать неодинаковую оценку, которая связана, в частности, с тем, какую задачу ставили перед собой законодатели, решая вопрос о построении Особенной части уголовного закона.

Система Особенной части уголовного права как отрасли российского права уже системы курса Особенной части уголовного права. Предмет Особенной части уголовного права как учебной дисциплины и как науки уголовного права помимо соответствующей системы уголовно-правовых норм охватывает: историю развития уголовного законодательства; научную систематизацию преступлений; сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства зарубежных государств; разработку и обоснование изменений отдельных уголовно-правовых предписаний и т.п.

Одной из задач построения системы Особенной части уголовного права является создание возможности для судей, правоохранительных органов, других органов и лиц применить нормы уголовного права, правильно квалифицировать общественно опасное деяние виновного.

Принципы применения права

Правоприменение бывает двух видов - позитивное и юрисдикционное.

Позитивное правоприменение - это то, которое осуществляется не по поводу правонарушения, а как обязательное условие нормальной реализации некоторых регулятивных норм. В порядке позитивного правоприменения происходит, например, назначение пенсии, обмен жилых помещений, выделение земельного участка. По-другому можно сказать, что позитивное применение - это применение диспозиций правовых норм.

Юрисдикционное правоприменение - это применение санкций (то есть охранительных норм) в случае нарушения диспозиций (регулятивных норм).

Законность. Это требование означает, что при решении конкретного случая правоприменительный орган должен основываться на определенной норме права (их совокупности), прямо относящейся к рассматриваемому делу, строго и неукоснительно следовать ее точному смыслу, действовать в рамках своей компетенции, не присваивая себе полномочий, которые не зафиксированы в законе. Немаловажное значение имеет также неукоснительное соблюдение предусмотренного законом порядка рассмотрения дела и вынесения решения установленной формы акта применения права. Если по делу уже вынесено законное решение компетентного органа, новое вторичное решение недопустимо, пока предыдущее не отменено или не изменено в соответствующем порядке. Законность требует, чтобы правовые нормы применялись всегда, когда налицо обстоятельства, предусмотренные нормой. Нерегулярное, от случая к случаю, применение права, приостановка под любым предлогом (устарелость, несоответствие местным условиям и т.д.) действия нормы лицом или органом, не уполномоченным на то законом, противоречат законности. До тех пор, пока норма не отменена, не изменена и не приостановлена в установленном законом порядке либо не заменена позже изданным актом по тому же вопросу, она действует и является обязательной для правоприменительного органа.

Обоснованность. Это требование означает, что:

• должны быть выявлены все относящиеся к делу факты;
• такие факты должны быть тщательно и объективно изучены и признаны достоверными;
• все недоказанные и сомнительные факты должны быть отвергнуты.

Обоснованность требует, чтобы обстоятельства дела были подтверждены проверенными, достоверными доказательствами.

Целесообразность. Проблема целесообразности в праве имеет два аспекта. С одной стороны, нормативный акт, с точки зрения законодателя, сам по себе целесообразен, содержит оптимальные требования по регулированию общественных отношений. Поэтому следование ему есть наиболее целесообразное решение вопроса, достижение той цели, которую ставил перед собой законодатель при его издании. Недопустимо прикрывать нарушение законности ссылками на целесообразность. С другой стороны, целесообразность в праве - это соответствие деятельности органов и лиц в рамках закона конкретным условиям места и времени, выбор оптимального пути осуществления нормы в конкретной жизненной ситуации. В норме права в силу ее общего характера невозможно предусмотреть все разнообразие конкретных случаев, но она дает возможность исполнителю учитывать их. Как правило, норма предусматривает определенные пределы для усмотрения при решении того или иного дела (определенные границы в рамках одного решения, возможность выбора между различными решениями, возможность как применить норму, так и воздержаться от применения). В пределах содержания нормы следует выбрать решение, наиболее полно и правильно отражающее смысл закона и цели правового регулирования. При этом, чем больше норма дает возможностей для проявления инициативы и самодеятельности, тем большее значение приобретает это требование. Орган или должностное лицо, применяющее право, единообразно и неуклонно исполняя юридические предписания, должны в то же время действовать инициативно, максимально учитывая особенности места и времени исполнения, разумно распределяя силы и средства, расставляя кадры и т.д. Решение конкретных дел без учета их политической и моральной характеристики, индивидуальных особенностей, без учета социальной значимости применяемой нормы порождает юридический формализм и глубоко чуждо природе демократии, духу права, принципам деятельности государственного аппарата.

Справедливость. Это требование к актам применения права, отражающее идею о социальной справедливости демократического общества, означает осознание правильности решения дела с точки зрения интересов народа и государства; убежденность лица, применяющего право, а также окружающих в том, что принятое решение согласуется с принципами морали, общечеловеческими ценностями, отвечает потребностям и интересам отдельных граждан, их коллективов, предприятий, учреждений. Справедливость акта применения права предполагает соответствие принятого решения общественному мнению, согласованность его содержания с моральными убеждениями людей и общества в целом. От того, насколько морально оправдано решение компетентного органа, во многом зависит его воспитательное воздействие. Работа государственного аппарата не может замыкаться в рамках юридической значимости фактов, формальной стороны дела. Нравственная сторона, моральная оценка случая, подлежащего разрешению, должны обязательно учитываться при применении права. Требование справедливости предполагает также беспристрастность лица или органа, применяющего право, объективный подход к исследованию обстоятельств дела, к участвующим в нем лицам, к окончательному решению.

Применение иностранного права

Вопросы применения иностранного права являются ключевыми в доктрине и практике международного частного права. По сути, механизмы коллизионного регулирования в Мчп обязаны своим существованием тому, что в международном общении допускается возможность применения иностранных законов или признание в определенном государстве в силу субъективных прав, возникших под действием иностранных законов. С одной стороны, известно, что действие коллизионной нормы не всегда имеет следствием применения иностранного права; предоставление силы иностранным законам на территории определенного государства является ограниченным благодаря односторонним коллизионным нормам, которые признают компетентным только lex fori, в результате принятия обратной отсылки к lex fori, в результате применения оговорки о публичном порядке и др. Однако в спорах и юридически значимых действиях, возникающих из частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, потенциально всегда существует возможность того, что отечественному органа правоприменения придется допустить действие норм иностранного правопорядка, к которому отослала местная коллизионная норма.

В принципе, любая коллизионная проблема в сфере Мчп может быть решена тремя путями:

1) "игнор" одним правопорядком наличии другого (как это случается в случаях, когда суд в обязательном порядке применяет императивные нормы своего государства, несмотря на выбор сторонами иностранного права или коллизионного отсылка к иностранному праву);
2) благодаря наличию унифицированных норм в отношении определенных материально-правовых вопросов (унификация права на уровне международных договоров, актов региональных надгосударственных образований, неофициальных кодификаций обычного права и т.д.);
3) отыскание компромисса между двумя правопорядками, что окажется в применении правовых норм одного из них.

Отношение законодателя и органов правоприменения (судов, нотариата и т.п.) к применению иностранных правовых норм может быть неодинаковым. Можно рассматривать этот процесс как "досадную необходимость", которая заставляет суд прибегать к процедуре установления содержания неизвестного ему иностранного права. А можно относиться к этому процессу как к жизненной необходимости, важного элемента реализации верховенства права, обеспечения стабильности и взаимности в международном общении. Оба подхода в принципе правильными, поскольку второй подход отражает цель, которая должна быть достигнута в результате применения иностранного права, а первый подход указывает на средства достижения этой цели.

Отсюда вытекают основные задачи законодателя в сфере Мчп:

а) обеспечение правоприменительного органа надлежащими правовыми инструментами для установления содержания иностранного права;
б) гарантирование необходимости применения иностранного права, придание ему в силу на территории данного государства с учетом определенных ограничений и соображений публичного порядка. Иначе о справедливое и эффективное судопроизводство или иную форму правоприменения говорить не приходится.

Таким образом, применение иностранного права является формой реализации одной из основных задач Мчп - отыскать оптимальное средство разрешения коллизий правопорядка различных государств на основе общих принципов частного права.

Доктрина международного частного права в поисках ответа на вопрос о причине силы предоставления иностранным правовым нормам в целом исходит из следующего:

а) иностранное право необходимо применять через неразрывность правовых норм и предметов материального мира. Эта концепция обращает внимание на то, что право наделяется возможностью следовать за предметом материального мира, влиять на него даже там, где субъекты права лишаются возможности обеспечения его действия средствами государственного принуждения (проще говоря, за пределами границ их государства). Поэтому брак сохраняет действительность даже в том случае, если супруги выехали за пределы государства, где он был заключен;
б) иностранное право применяется в результате молчаливого согласия государств предоставлять юридическое значение иностранным правовым нормам. Эта концепция впервые сформировалась в учении о comitas gentium, провозглашенному голландским ученым Павлом Вутом (Paul Voet). И хотя теперь идея международной вежливости кажется несколько устаревшей, однако упомянутая концепция не потеряла своей актуальности. Ведь применение иностранного права в значительной мере является следствием действия не столько правовых факторов, сколько рационального интереса и осознанной полезности. Применяя иностранное право, государственный орган охраняет в первую очередь интересы своих граждан, сохраняя силу актов и порожденных ими прав;
в) иностранное право применяется в результате соответствующего обязательства, что вытекает из общепризнанных норм международного публичного права. Эта концепция предусматривает, что государства применяют иностранное право в связи с выполнением долга сотрудничества с другими государствами, который, в свою очередь, вытекает из их международно-правовых обязательств. Следовательно, необоснованный отказ от применения иностранного права является нарушением общепризнанных принципов международного права, в частности, принципа сотрудничества государств, поскольку ни одна из них не может существовать в условиях экономической и политической изоляции;
г) применение иностранного права не нуждается в каких-либо теоретических обоснований. Этот подход основывается на апелляции к требованиям практики, повседневной жизни. Его основная идея заключается в том, что применение иностранного права не имеет в своей основе никаких других причин, чем потребности частноправового оборота. Он не ищет теоретических обоснований природы этого явления, а лишь констатирует факт, который существует: иностранное право применяется для регулирования отношений в рамках национального государства, а практика применения права становится действительно транснациональной.

Кроме того, вопросы применения иностранного права достаточно тесно связано с доктриной государственного суверенитета, которая способствует сосуществованию в мире различных правовых систем. Государственным суверенитетом создан барьер для полной унификации норм различных национальных систем, поэтому остается пространство для действия коллизионного метода международного частного права, а, следовательно, и для применения иностранного права.

Если определение причин применения иностранного права является прежде всего задачей доктрины и законодательных органов, то для органов, которые непосредственно занимаются правоприменением, более насущным является вопрос о том, в каких случаях они должны применять иностранную правовую норм. Таким образом, необходимо четкое определение легальных оснований для применения иностранного права. И в этом практика подавляющего большинства государств мира единодушна. Законным основанием для применения иностранного права является норма отечественного законодательства или международного договора, согласие на обязательность которого предоставлено государством.

Определив, на каких теоретических основах зиждется институт применения иностранного права, следует также установить, какое содержание вложено в само понятие "иностранное право". Для целей Мчп термин "иностранное право" означает всю правовую систему, которая царит на территории иной, чем та, на которой функционирует данный суд. Этот термин также включает право, которое действует на территории административно-территориальной единицы государства, правопорядка к которой отсылает коллизионная норма (последнее актуально прежде всего для государств с множественностью правовых систем, например, таких как федерация). Довольно часто термин "иностранное право" заменяют различными терминами, такими как "подходящее право", "право, что может быть применено". Однако в любом случае речь идет об отдельной системе права, которая регулирует правоотношения и не происходит из государства, где происходит правоприменения.

Один из основных вопросов, связанных с понятием иностранного, оно включает только нормы частного права, также публичного! По общепринятому правилу, считается, что иностранное право, к которому апеллирует международное частное право, включает только нормы частного права.

Это утверждение не впервые озвучил лорд Мэнсфилд в деле Holman v. Johnson, где он отметил, что "ни одно государство никогда не считалась с налоговым законодательством другой". По этим же причинам (неприменение публично-правовых норм) судопроизводство осуществляется только по lex fori: суд может применять иностранные нормы только материального права, но отнюдь не процессуального (исключение может составлять разве что система норм доказательственного права, а также исполнение судебных поручений).

Однако сегодня наблюдается постепенный отход от этого принципа. Согласно концепции, все больше утверждается, иностранное право охватывает все нормы, которые бы применялись к конкретному делу, включая и нормы публичного права.

В частности, ст. 6 Закона о Мчп предусматривает, что применение права иностранного государства охватывает все его нормы, которые регулируют соответствующие правоотношения. Причем отдельно отмечается, что применение нормы права иностранного государства не может быть ограничено лишь на том основании, что эта норма относится к публичному праву. Статья 8 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам стран-участниц СНГ указывает, что суд с целью выполнения поручения о правовой помощи может применить нормы процессуального права страны, обращается за правовой помощью, то есть нормы иностранного процессуального права, которые являются публичными по своему характеру.

Не решенным до конца остается и вопрос, охватывает ли понятие "иностранное право" нормы законодательных актов так называемых непризнанных государств. Несмотря на то, что институт международно-правового признания является одним из институтов международного публичного права, на практике он влияет и на действие норм, входящих в систему Мчп.

Возьмем для примера ситуацию, когда местонахождение юридического лица является территорией непризнанной государства. Если в результате действия коллизионной нормы суд должен применить законодательство государства местонахождения юридического лица, будет ли это означать, что он будет применять право этого непризнанного государства?

Доктрина и практика таких стран, как ФРГ, Бельгия, Швейцария, Австрия и другие, не связывают применение иностранного права с международным признанием государства. И если в начале прошлого века британские и американские суды не применяли право непризнанных государств, то теперь ситуация изменилась в сторону безоговорочного применения норм частного права подобных образований. Ведь процесс правоприменения опирается на юридические нормы, тогда как большинство непризнанных государств появились в результате потрясений, катаклизмов, а, следовательно, эти ситуации ни с точки зрения внутреннего, ни с точки зрения международного права не могут быть юридически безапелляционно обоснованные. Поэтому юрисдикционный орган не должен учитывать их в процессе правоприменения, ведь он интерпретирует факты на основании юридических норм и критериев.

С проблемой применения права непризнанных государств мировая судебная практика впервые столкнулась после октябрьского переворота в России. Правительства почти всех крупных европейских государств не признали новообразованного государства, более того - ее правовая система чрезвычайно сильно отличалась от правовых систем остальных стран мира. Однако судебная практика того времени постепенно сформировала четкую позицию, согласно которой непризнание и применения права не являются связанными.

Например, в решении Верховного Суда штата Нью-Йорк в деле бывшего Петроградского Международного Коммерческого Банка против Нэшнл СИТИ Банка в городе Нью-Йорк. Суд, отказывая истцу в нью-йоркском представительству бывшего Петроградского Международного коммерческого Банка в иске, чрезвычайно точно отметил: "Советское правительство прекратило существование истца как юридического лица. Наше правительство не признал Советского государства, однако мы не можем не признать того факта, что существование истца как корпорации закончилось".

Однако современная практика стоит на давно устаревших позициях, предусматривающих обязательное признание государства для применения ЕЕ права. Это в значительной степени связано, во-первых, с характером господствующей позитивистской правосознания, а, во-вторых, в связи с молчанием по этому поводу отечественного законодателя, а главное - высших судебных инстанций, формирующих разъяснения для отечественных судов.

Как пример можно привести решение Одесского апелляционного хозяйственного суда по делу № 15/202/06. В этом деле суд решил, что дееспособность апеллянта не может быть определена правом Приднестровской молдавской республики, поскольку: "Приднестровская молдавская республика юридически не существует как отдельное государство, что является общеизвестным фактом".

Соответственно суд отказался предоставлять юридического значения хозяйственным действиям, право на совершение которых было дано апеллянту на основании норм, действовавших на территории ПМР.

Наличие возможности в отдельных случаях регулировать общественные отношения нормами иностранного права является одним из ярких проявлений верховенства права, и наоборот, запрет применять иностранное право для регулирования правоотношений в рамках государства является нарушением и попранием принципа верховенства права. В перспективе можно прогнозировать дальнейшее развитие автономии воли в частном праве, что также неизбежно приведет к более частому применению иностранных правовых норм для регулирования частных правоотношений.

Применение государственного права

Государственное (конституционное) право— это отрасль права, устанавливающая основы государственного и общественного строя, порядок организации и функционирования органов государственной власти, правовое положение граждан. Основным источником Государственного права служит конституция. Ныне действующая Конституция РФ была принята референдумом (всенародным голосованием).

Предмет Конституционного права составляют:

1) основы конституционного строя;
2) права, свободы и обязанности личности;
3) вопросы федеративного устройства России;
4) порядок формирования и полномочия органов государственной власти РФ и органов местного самоуправления.

Конституционное право выступает основным среди всех отраслей системы права. На основе Конституции принимаются все остальные законы. Нормы Конституции отличаются от норм других отраслей права направленностью на регулирование общественных отношений различного вида, наличием множества норм-принципов и норм-деклараций, особым субъектным составом (субъекты Конституционного права: народ, государство, государственные органы и др.), особой структурой (имеется гипотеза и диспозиция, но часто отсутствует санкция).

Конституционный строи — это такая организация государственной и общественной жизни, при которой государство выступает политической организацией гражданского общества, имеет демократический, правовой характер и в нем человек, его права и свободы представляют высшую ценность, а их соблюдение и зашита — обязанностью государства.

Принципы основ конституционного строя можно классифицировать следующим образом:

1. Принципы организации государственной власти. В соответствии со статьей 1 Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Таким образом, четко определена форма государства. Российская Федерация обладает суверенитетом, означающим ее независимость на международной арене и целостность и неприкосновенность ее территории (ст. 4). Провозглашаются принцип федерализма, выражающийся в равноправии субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов России (ст. 5); принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10, 11); принцип верховенства Конституции РФ и фе-деральных законов (ст. 15).
2. Принципы взаимоотношений государства и гражданина. К ним относится принцип народовластия, выражающийся в непосредственных формах (выборы, референдум) и в осуществлении власти народом через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ст. 3). Человек, его права и свободы провозглашаются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и зашита — обязанностью государства (ст. 2). Статья 6 провозглашает принцип единого и равного гражданства независимо от его приобретения. В России гарантируется местное самоуправление, которое не входит в систему органов государственной власти (ст. 12).
3. Принципы организации жизни гражданского общества. Конституция провозглашает Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7). В Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности, признаются различные формы собственности, провозглашается право иметь в частной собственности землю (ст. 8, 9). В России признается политический и идеологический плюрализм (многообразие) и многопартийность (ст. 13). Это означает не только право состоять в той или иной партии, но и право быть беспартийным. Статья 14 признает Россию светским государством, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной.

Глава 2 Конституции РФ устанавливает содержание прав и свобод человека и гражданина, их гарантий и принципов, а также обязанностей граждан.

Глава 3 посвящена рассмотрению вопросов федеративного устройства России.

Принципы российского федерализма следующие:

1. Государственная целостность России.
2. Единство системы государственной власти.
3. Равноправие субъектов РФ.
4. Равноправие и самоопределение народов РФ.
5. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и ее субъектов.

Признаки российского федерализма следующие:

1. Верховенство на всей территории страны Конституции РФ и федеральных законов.
2. Верховенство федеральных органов государственной власти.
3. Единая государственная территория.
4. Единое гражданство РФ.
5. Единый государственный язык.
6. Единые вооруженные силы.
7. Государственные символы и столица РФ.
8. Единое экономическое пространство.
9. Единая денежная единица. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком РФ.
10. Единые принципы налогообложения.

В состав Российской Федерации входят 89 субъектов: 21 республика, 6 краев, 49 областей, два города федерального значения, одна автономная область, 10 автономных округов. Республики и автономии сформированы по национальному принципу, а остальные субъекты федерации — по территориальному.

Статьи 71, 72, 73 Конституции РФ содержат перечень сфер ведения и полномочий федерации и се субъектов. В ведение Российской Федерации входят принятие и изменение Конституции и федеральных законов, установление системы федеральных органов государственной власти, управление федеральной собственностью, финансовая политика, внутренняя и внешняя политика, оборона и безопасность, энергетика, судоустройство, прокуратура и др.

В совместном ведении находятся защита прав и свобод граждан, вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, вопросы воспитания, образования, науки, культуры, спорта, отраслевого законодательства и др.

Вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного веления Российской Федерации и субъектов РФ субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. Например, они могут формировать свои органы государственной власти, утверждать свой бюджет и т.д.

Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство РФ и суды. Рассмотрению вопросов их формирования и деятельности посвящены главы 4, 5, 6, 7 Конституции РФ.

Президент Российской Федерации выступает главой государства, гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета России, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Он определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, представляет Россию внутри страны и в международных отношениях.

Президент РФ избирается на четыре года на основе всеобщего равного и прямою избирательного права при тайном голосовании. Выборы Президента назначаются Советом Федерации. Президентом РФ может быть избран гражданин Российской Федерации не моложе 35 лет, постоянно проживающий в России не менее 10 лет. Одно и то же лицо не может занимать должность Президента более двух сроков подряд. Выборы Президента Рос-сийской Федерации проходили на основе избирательного закона.

Президент приступает к исполнению полномочий с момента принесения им присяги и складывает их с себя с момента принесения присяги вновь избранным Президентом.

Предусматриваются варианты досрочного прекращения полномочий Президента:

1) отставка — добровольный уход от должности;
2) стойкая неспособность по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия. Механизм такого способа досрочного прекращения полномочий пока еще остается неясным;
3) отрешение от должности (импичмент).

Во всех этих случаях выборы нового Президента должны состояться не позднее трех месяцев с момента досрочного прекращения исполнения полномочий. В течение этих трех месяцев и в иных случаях, когда Президент не может исполнять свои полномочия (например, при проведении хирургической операции), обязанности Президента исполняет Председатель Правительства РФ, однако не все: он не может распустить Государственную Думу, назначить референдум, внести предложение о пересмотре Конституции РФ.

Порядок отрешения Президента РФ от должности предусмотрен статьей 93 Конституции РФ. С инициативой отрешения Президента выступает Государственная Дума, которая на основании заключения специальной комиссии выдвигает против Президента обвинение в государственной измене или в совершении иного тяжкого преступления. За выдвижение обвинения должно проголосовать не менее двух третей от общего числа депутатов Государ-ственной Думы. Обвинение подтверждается заключением Верховного Суда РФ о наличии состава преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении порядка выдвижения обвинения. Решение об отрешении Президента от должности принимает Совет Федерации числом не менее двух третей голосов от общего числа его членов и не позднее чем в трехмесячный срок, иначе обвинение будет считаться отклоненным.

Президент РФ имеет широкие полномочия по управлению различными сферами государственной и общественной жизни. В отношении органов исполнительной власти Президент с согласия Государственной Думы назначает Председателя Правительства, принимает решение об отставке правительства, представляет Совету Федерации кандидатуры на должности судей высших судов и т.д.

В области законодательной власти Президент РФ назначает выборы в Государственную Думу, в некоторых случаях может ее распустить, назначает референдум, вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует федеральные законы, обращается к Федеральному Собранию с ежегодным посланием о положении в стране и об основных направлениях внутренней и внешней политики.

В области обороны и безопасности Президент РФ выступает Верховным главнокомандующим Вооруженными силами России, может ввести военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе.

В области внешней политики Президент РФ ведет переговоры, подписывает международные соглашения, ратификационные грамоты.

В сфере прав конкретной личности Президент РФ решает вопросы гражданства и предоставления политического убежища, награждает государственными наградами и почетными званиями, осуществляет помилование.

Законодательную власть в Российской Федерации осуществляет Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации. Оно состоит из двух палат - Совета Федерации (верхняя палата) и Государственной Думы (нижняя палата). В Совет Федерации входят по два представителя от каждого Субъекта РФ: один от исполнительного, один от законодательного органа. В большинстве случаев представителем исполнительной власти субъекта РФ выступает его глава (президент республики, губернатор), а представителем законодательной власти — председатель законодательного собрания субъекта РФ (парламента, областной думы).

Государственная Дума избирается сроком на четыре года и состоит из 450 депутатов. 225 из них избираются на основе мажоритарной системы, а другие 225 — на основе пропорциональной (по спискам избирательных объединений). Чтобы пройти в состав Го-сударственной Думы, избирательному объединению надо набрать более 5 % голосов избирателей.

Депутатом Государственной Думы может быть избран гражданин РФ, достигший 21 года и имеющий право участвовать в выборах. Депутаты не могут заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной, творческой. Депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации обладают неприкосновенностью.

Государственная Дума может быть досрочно распущена Президентом в случае трехкратного отклонения кандидатуры Председателя Правительства и в случае, если Государственная Дума повторно в течение трех месяцев выразит недоверие Правительству. Но в последнем случае Президент может не распускать Государственную Думу, а отправить в отставку Правительство.

В случае роспуска Государственной Думы Президент РФ должен назначить выборы с тем, чтобы новая Государственная Дума собралась не позднее чем через четыре месяца после роспуска. Государственная Дума не может быть распущена в течение года после ее избрания, во время процесса отрешения Президента 01 должности, в период действия на всей территории России военного или чрезвычайного положения и в течение шести месяцев до окончания срока полномочий Президента РФ.

Основная функция Федерального Собрания — принятие законов по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Федеральное Собрание не может пересматривать I, 2 и 9 главы Конституции РФ. К остальным главам могут приниматься поправки с одобрения двух третей субъектов Российской Федерации. Законопроекты, внесенные в Государственную Думу высшими орга-нами власти, рассматриваются и принимаются ею, одобряются Советом Федерации и затем подписываются и обнародуются Президентом. Президент может отклонить принятый закон и отправить его на повторное рассмотрение.

Исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство РФ. Председатель правительства назначается Президентом с согласия Государственной Думы, а заместители Председателя и федеральные министры назначаются Президентом по представлению Председателя Правительства. Правительство слагает свои полномочия перед вновь избранным Президентом. Возможно и досрочное прекращение полномочий Пра-вительства. Оно может само подать в отставку. Решение об отставке Правительства может принять сам Президент. Отставка может быть вызвана выраженным Государственной Думой недоверием Правительству. Возможна и персональная отставка членов Правительства.

Правительство имеет широкие полномочия по управлению всеми сферами жизни страны. В своей деятельности Правительство несет ответственность перед Президентом и Государственной Думой.

Принципы организации судебной власти содержатся в главе 7 Конституции РФ. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом и на основе закона. Создание чрезвычайных судов не допускается. Судьями могут быть граждане России, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Судьи независимы, несменяемы, неприкосновенны. Судебное разбирательство во всех судах открытое, проходит на основе состязательности и равноправия сторон. Финансирование судов производится только из федерального бюджета, что обеспечивает независимость правосудия.

Высшую судебную власть в России осуществляют Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный суды. Судьи этих судов должны быть не моложе 35 лет и иметь стаж работы по юридической профессии не менее 10 лет. Они назначаются Советом Федерации по представлению Президента РФ.

Конституционный Суд состоит из 19 судей. Он разрешает дела о соответствии Конституции РФ других нормативных актов, решает споры о компетенции между органами государственной власти, рассматривает жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан, проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле, дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, по запросам высших органов государственной власти дает толкование Конституции РФ.

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам обшей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации — это высший судебный орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и даст разъяснения по вопросам судебной практики.

В главу о судебной власти включена статья о Прокуратуре РФ (ст. 129). Органы прокуратуры представляют собой единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору, который назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ. Прокуроры осуществляют надзор за исполнением законов органами власти и должностными липами, выступают в суде в качестве государственного обвинителя, осуществляют расследование преступлений, опротестовывают противоречащие закону юридические акты, выносят представления об устранении нарушений закона.

В состав Конституции входят и положения о местном самоуправлении (ст. 12, глава 8). Местное самоуправление — это самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения определенной территории по решению вопросов местного значения. Местное самоуправление осуществляется с учетом местных традиций. Органы самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Структура органов самоуправления определяется населением самостоятельно.

Органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют свой бюджет, осуществляют охрану общественного порядка и др. Им могут быть переданы отдельные государственные полномочия с передачей для их осуществления необходимых средств. Конституция запрещаем ограничение прав самоуправления. Права самоуправления защищаются в судебном порядке.

Формами народовластия в местном самоуправлении выступают местный референдум, муниципальные выборы, собрания и сходы граждан. Последние могут существовать как наряду с органами местного самоуправления, так и на уровне более мелких террито-риальных единиц (квартала, дома, подъезда).

Последняя 9 глава Конституции РФ включает вопросы ее пересмотра и изменения. Предложения о пересмотре Конституции могут вносить представители высших органов государственной власти Российской Федерации. Если предложение о пересмотре глав 1, 2 и 9 будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то созывается Конституционное Собрание (федерального конституционного закона о нем еще нет). Оно либо подтверждает неизменность Конституции, либо разрабатывает проект новой, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всена-родное голосование.

Условия применения права

Компетентные органы должны обеспечить не просто применение юридических норм, а надлежащее (правильное) применение. Для этого применение права должно соответствовать определенным требованиям.

Применение права может быть признано надлежащим лишь тогда, когда оно является законным, обоснованным и эффективным.

Законность. Начала законности характеризуют юридическую основу надлежащего применения юридических норм.

В соответствии с требованием законности в процессе применения:

А) должно быть достигнуто полное и точное соблюдение всеми субъектами возложенных на них юридических обязанностей;
Б) обеспечено полное и реальное осуществление субъективных прав;
В) гарантирована последовательная борьба с правонарушениями;
Г) не должно быть допущено каких-либо отступлений от требований закона, какого-либо произвола в действиях государственных органов и должностных лиц.

Требование законности определяет формальные, юридические основы надлежащего применения права.

Обоснованность. Требование обоснованности характеризует фактическую основу надлежащего применения права. Принимаемые компетентными органами решения должны основываться на прочной фактической базе – твердо установленных, достоверных, проверенных фактах.

Целесообразность и эффективность. Это требование по существу является производным от указанных выше основных требований (законности и обоснованности). Оно касается выводов, которые в соответствии с началами законности на основе прочных фактических данных делает правоприменительный орган. Самостоятельное значение требования целесообразности и эффективности вытекает из того, что сами по ее норы права не предопределят выводов по делу. При применении права компетентный орган должен выбрать наиболее целесообразный и эффективный вариант из всех возможных, предусмотренных нормой права.

Таким образом, условия применения права можно сформулировать как:

1. Соответствие воли государства, закрепленной в норме права, воле социальных субъектов, которые применяют норму.
2. Наличие четко сформулированных полезных целей норм права, осознание которых способствует формированию внутренних мотивов правомерного поведения.
3. Наличие общих предписаний, мобилизирующих социальных субъектов на реализацию норм права.
4. Наличие норм права, которые прямо предусматривают обязанность того или иного органа в соответствующей ситуации осуществлять применение права.

Систематизация норм права – это упорядочение действующего нормативно-правового материала, объединение его в единую, стройную, внутренне согласованную систему.

Инкорпорация – путем объединения нормативного материала в определенном порядке без изменения его внутреннего содержания. Она ограничивается обработкой материала.

Допускаются лишь изменения внешнего, редакционного или технического характера:

- по хронологии (акты располагаются соответственно времени их принятия);
- по субъектам (соответственно принявшим органам);
- по социально-экономическим отраслям (промышленность, с/х, транспорт и т.д.).

Кодификация – это форма систематизации путем объединения нормативного материала в единый, логически цельный, внутренне согласованный акт с изменением его внутреннего содержания. Она упорядочивает значительную часть уже существующего и действующего законодательства, изменяя, дополняя и преобразуя его. В результате кодификации появляются укрупненные законодательные акты, регулирующие значительную часть общественных отношений.

Инкорпорация может быть официальной, если сборник создается уполномоченным на то государственным органом (и тогда приобретает юридическую силу), и неофициальной, если составляется частным лицом. Кодификация всегда носит официальный характер.

Таким образом, систематизация законодательства необходима в целях его упорядочения, классификации, придания ему стабильности, благодаря чему существенно облегчается реализация норм права.

Правовой нигилизм – это отрицательное отношение к праву, закону и прочим формам организации общественных отношений. В России он имеет к сожалению глубокие корни.

Правовой нигилизм может выступать в 2-х формах:

1) теоретическая – когда ученые, философы, политологи доказывают что есть гораздо более важные ценности, чем право вообще и права отдельного человека;
2) практическая – когда нигилизм выливается в террор государства против своего народа, в многочисленные жертвы среди населения, в превращение правящей элиты в преступную шайку.

Особенности применения права

Характерные особенности применения права заключаются в следующем:

1) это - властно-императивная форма реализации права;
2) осуществляется компетентными, уполномоченными на то органами и должностными лицами;
3) носит процессуально-процедурный характер;
4) состоит из ряда последовательных стадий, т.е. отличается стадийностью;
5) имеет под собой соответствующие юридические основания;
6) связано с вынесением правоприменительных актов;
7) является разовым и индивидуально-определенным действием, касающимся персонифицированных субъектов;
8) направлено на урегулирование конкретных ситуаций.

Указанные признаки показывают специфику правоприменения и достаточно четко отграничивают его от первых трех форм реализации права - соблюдения, исполнения и использования. Следует лишь помнить, что при использовании, как уже отмечалось, нередко тоже требуется "вмешательство" соответствующих агентов власти, но оно носит здесь характер содействия, участия в осуществлении гражданином своего права, ибо без этого субъект просто не сможет воспользоваться предоставленной ему законом возможностью (например, уволиться с работы, вступить в брак, заняться предпринимательской деятельностью). В целом же в названных выше трех формах право реализуется добровольно, без принуждения.

В каких же случаях возникает сама необходимость в применении норм права, какими причинами оно вызывается? Иными словами, каковы основания, поводы этого юридически властного действия?

Необходимость в применении правовых норм возникает при следующих обстоятельствах:

1) когда совершается правонарушение и требуется применить санкцию к нарушителю, привлечь его к ответственности;
2) когда нет добровольного исполнения обязательств (возврата долга, уплаты штрафа, налога, соблюдения условий договора);
3) когда появляется препятствие на пути реализации субъектом своего права (например, гражданин получил ордер на квартиру, но занять ее не может, так как она самоуправно занята другим лицом);
4) когда возникает спор о праве и стороны не могут сами найти согласованное решение, уладить конфликт (раздел имущества, домовладения; спор о детях, наследстве и т.д.);
5) когда те или иные юридически значимые действия в силу их особой важности должны пройти контроль со стороны государства с целью проверки их правильности, законности, достоверности (сделки по купле-продаже недвижимости, регистрация нотариальным учреждением завещания, выделение земельного участка, оформление доверенности на пользование автомашиной, заверение копий различных справок, документов, дипломов, аттестатов и т.д.);
6) когда определенные права и обязанности, соответствующие им правоотношения не могут возникнуть из односторонних действий самих субъектов и требуется вынесение компетентным органом или должностным лицом содействующего правоприменительного акта (представление гражданина к награде, назначение пенсии, вступление в должность, переход на другую работу, получение премии);
7) когда по закону необходимо официально установить (нередко через суд) наличие или отсутствие какого-либо факта, события, состояния (например, признание лица безвестно отсутствующим либо умершим; нахождение на воинской службе, в родстве, в браке; приобретение или утрату гражданства).

Кроме рассмотренных выше четырех основных форм реализации права (соблюдения, исполнения, использования и применения) в научной литературе называются и такие, как добровольная и принудительная реализация, индивидуальная и коллективная; в правоотношениях и вне правоотношений, в правоотношениях общего и конкретного типа (по форме связи субъектов).

Реализация или осуществление права (претворение его в жизнь) - это родовое, наиболее широкое, собирательное понятие, а соблюдение, исполнение, применение, использование и другие формы - видовые. Их надо соотносить с общей категорией - "правореализация".

Основные стадии процесса применения норм права. Применение норм права не является простым однозначным действием. Оно представляет собой достаточно сложный процесс, состоящий из ряда логически последовательных стадий. Таких стадий пять.

Наиболее четко они прослеживаются при применении норм уголовного права, когда речь идет о преступлениях:

1. Установление и анализ фактических обстоятельств дела (стадия доказывания);
2. Выбор правовой нормы, по которой надлежит разрешить дело;
3. Проверка юридической силы и толкование выбранной нормы;
4. Вынесение правоприменительного акта (документально-оформительская стадия);
5. Контрольно-исполнительная стадия (реальное исполнение приговора или решения суда по гражданскому делу, доведение их до заинтересованных лиц и органов).

На первой стадии главной целью является выяснение объективной истины по делу. Для этого по закону необходимо совершить целый ряд процессуальных действий (осмотр места происшествия, опрос свидетелей, исследование вещественных доказательств, следов, документов, назначение, если это нужно, экспертизы, фотосъемка и т.д.). Важно установить мотивы преступления, выяснить причины, способствовавшие его совершению. Еще римские юристы рекомендовали руководствоваться здесь следующей формулой: что - где - когда - кто - как и почему. Ответив на все эти вопросы, следователь может получить более или менее ясную картину случившегося, т.е. установить фактическую основу дела.

Поиск истины - труднейшая задача, особенно по сложным преступлениям, подготовленным и совершенным профессионалами (например, заказные убийства, дела о коррупции, грабежах, разбоях, хищениях, рэкете). При этом истина должна быть абсолютной, а не относительной, по крайней мере к этому надо стремиться.

Современная правовая наука уже давно преодолела концепцию А.Я. Вышинского о так называемом "относительном характере" следственной и судебной истины. Под "относительной" же истиной тогда, в разгар сталинских репрессий, понималась определенная степень вероятности того, что дело было так, как считают следователь, судья, прокурор. Мол, абсолютная истина здесь недостижима, поэтому можно довольствоваться относительной.

Практические последствия такой концепции хорошо известны. Версий может быть много, а истина одна, и она должна быть установлена во что бы то ни стало. В противном случае дело нельзя считать законченным. Другой вопрос - сложность добывания истины (запутанность ситуации, недостаток доказательств и т.д.). По каким-то делам она в силу этого и не устанавливается, но тогда дело нельзя считать расследованным, а стало быть, и нельзя направлять его в суд.

Под абсолютной объективной истиной в данном случае понимается полное соответствие выводов следствия или суда фактическим, реальным обстоятельствам, тому, что произошло в действительности.

На второй стадии - при выборе нормы - дается юридическая квалификация совершенным действиям. Эта стадия требует высокой подготовленности и профессионализма лица, применяющего правовую норму. Необходимо, к примеру, решить, какое преступление совершено - умышленное или неосторожное; если установлен умысел, то какой - прямой или косвенный (эвентуальный). Неосторожность тоже бывает двух видов - самонадеянность (легкомыслие) или небрежность. В зависимости от этого избираются разные нормы или их части. Все это представляет собой логическую операцию подведения конкретной ситуации под надлежащую норму закона. "Закон всеобщ, а случай единичен" (К. Маркс).

Данная стадия требует не меньшей ответственности и внимательности, чем первая. Квалификация должна быть точной, адекватной и бесспорной. Ошибки здесь крайне нежелательны, ибо это отражается на судьбе обвиняемого (тяжесть содеянного, разные санкции, сроки и вид наказания и т.д.). Фактически здесь речь идет об установлении полного состава правонарушения, иными словами, юридической основы дела. Отсутствие хотя бы одного признака состава преступления влечет за собой прекращение уголовного преследования.

Третья стадия предполагает проверку юридической силы выбранной нормы, ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, устранение возможных противоречий, коллизий, пробелов, расхождений. Необходимо убедиться, не отменена ли данная норма или не отпали ли те условия, на которые она была рассчитана. Норма подвергается всестороннему толкованию с помощью известных приемов и способов (грамматического, логического, систематического, специально-юридического и др.).

Что касается коллизий и пробелов, которые могут встретиться в правоприменении, то наука и практика выработали следующие правила их преодоления:

а) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, но изданные в разное время, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: "Позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится";
б) если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление), т.е. принимается во внимание иерархия нормативных актов и отдельных норм;
в) если расходятся общефедеральный акт и акт субъекта Федерации, то применяется первый (в пределах предметов ведения РФ и совместного ведения - ст. 76 Конституции РФ);
г) в случае противоречия между федеральным актом и актом субъекта Федерации, изданным в пределах его компетенции, приоритет имеет последний (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ);
д) если обнаружен пробел в праве (отсутствие нужной нормы), то решается вопрос о применении правовой аналогии в ее двух видах - аналогии закона и аналогии права.

На четвертой стадии в результате проведенных всех вышеуказанных операций выносится правоприменительный акт (например, приговор суда по уголовному делу, судебное решение по гражданскому делу).

Пятая, заключительная, стадия связана с реальным исполнением принятого акта, доведением его до логического завершения. Это очень важно, ибо невыполненное решение сводит на нет весь правоприменительный процесс. Например, из всех судебных решений по имущественным взысканиям исполняется лишь половина. И только сейчас, когда введен институт судебных приставов, положение несколько улучшилось.

В целом применение правовых норм должно быть справедливым, законным, обоснованным, своевременным и гласным. Только в таком единстве оно может быть эффективным, достигать своих целей, приносить пользу. Древнеримский мыслитель, политический деятель, оратор и писатель Марк Туллий Цицерон считал, что судья - это говорящий закон, а закон - немой судья. Поэтому важно, чтобы закон и суд не расходились, а дополняли друг друга. Недопустимо также в данном процессе противопоставление законности и целесообразности (политической, идеологической, прагматической и т.д.).

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Банковское право
документ Вещное право
документ Государственное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Налог на скважину с 2020 года
Мусорная реформа в 2020 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
Изменения в законодательстве в 2020 году
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Изменения для нотариусов в 2020 г.
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Недвижимость
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.