Управление финансами

документы

1. Будут ли ещё разовые выплаты на детей в 2020-2021 годах
2. Новое пособие для домохозяек с 2020 года
3. Выплата пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет по новому в 2021 году
4. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2021 году
6. Банки с 2020 года начали забирать пособия на детей
7. Выплата пенсионных накоплений тем, кто родился до 1966 года и после
8. Выплаты на детей от 3 до 7 лет с 2020 года

О проекте О проекте   Контакты Контакты   Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Полезные статьи » Научные факты

Научные факты

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором

Научные факты

Сегодня мы поговорим про научные факты, дадим определение, разберем виды, признаки, причины и все что ними связано. Я постаралась раскрыть тему полностью, поэтому статья получилась большая. Для удобства навигации по статье я разбила её на темы:

Не забываем поделиться:

1. Научные факты
2. Факты научного исследования
3. Проблема научного факта
4. Научный факт в научном познании
5. Научные педагогические факты
6. Эмпирические научные факты
7. Описание научных фактов
8. Научный факт и научный опыт
9. Факт в научном знании
10. Установление научного факта

Научные факты

Диссертация – это научное произведение, поэтому исследование должно строиться на научных фактах. Понятие «научный факт» существенно шире и многограннее понятия «факт», используемого в обыденной жизни. Научный факт является элементом научного знания, отражающим объективные свойства вещей и процессов. Научный факт – это событие, явление, которое используется для изучения темы, подтверждения выводов.

На основании научных фактов определяются свойства и закономерности явлений, выводятся теории и законы.

Научные факты характеризуются объективностью, достоверностью, точностью. При использовании научного факта большое значение имеет его новизна. В силу значимости научного факта исследователь подвергает его критической оценке, выявляет его объективность, достоверность. Достоверность определяется на основании его первоисточников. Если достоверность научного факта не установлена, он, во-первых, не может быть назван научным, во-вторых, не может быть использован в научном труде, каким является диссертация.

Официальное издание, публикуемое от имени государственных организаций, содержит материалы, точность которых не должна вызывать сомнения. Вместе с тем исследователи правильно поступают, когда подвергают перепроверке факты, взятые даже из официальных изданий.

К достоверным источникам научного факта относят также монографии и другие научные труды, в которых должен быть представлен первоисточник научного факта, обосновывается его достоверность. Факт, приводимый в монографии без ссылки на источник, не может в последующем использоваться как научный факт без выявления и подтверждения его достоверности.

В монографии, тем более в статье, ученый большое внимание уделяет обоснованию своей собственной позиции по каким-либо вопросам. В данном случае позиция автора представляет для исследователей познавательный и научный интерес, но не научный факт.

Здесь уместно охарактеризовать использование фактического материала в виде цитат.

Цитата – это выдержка из документа или авторского произведения, приводимая в диссертации дословно и вплетаемая в ее канву. В диссертации основное внимание уделяется научному анализу, в том числе и привлекаемого материала. Но в отдельных случаях необходимо точно передать положение документа или авторскую мысль. Тогда из документа, монографии или другого издания берется дословный текст, который заключается в кавычки. Цитата в определенных случаях служит необходимой опорой исследователю при анализе и синтезе информации, а также может использоваться для подтверждения отдельных научных суждений диссертанта.

Количество цитат в диссертации зависит от текста, от конкретной потребности. Ясно одно: цитаты, конечно же, не должны «душить» авторский текст, превалировать, выходить на первое место.

Диссертант не должен злоупотреблять цитатами. Следует цитировать только то, что ему крайне необходимо, а в отдельных случаях – то, что ему выгодно. При использовании цитаты нужно установить, не искажается ли в ней смысл анализируемых источников. Иногда цитаты вырываются из контекста, в них не отражается смысл документа или научной статьи, они интерпретируются так, как это выгодно автору. Порой в тексте диссертации рассматривается не тот предмет, точка зрения на который излагается в цитате.

Все это надо иметь в виду, привлекая материал для диссертационного исследования.

Диссертанты часто прибегают к изложению текста первоисточника. Здесь также могут быть неточности, как случайные, так и преднамеренные.

В диссертации, как и любом другом научном труде, цитаты, особенно из документов, должны тщательно проверяться. Ошибки и искажения недопустимы.

Факты научного исследования

Говоря о важнейшей роли фактов в развитии науки, В.И. Вернадский писал: "Научные факты составляют главное содержание научного знания и научной работы. Они, если правильно установлены, бесспорны и общеобязательны. Наряду с ними могут быть выделены системы определенных научных фактов, основной формой которых являются эмпирические обобщения.

Факт - "это действие, происшествие, событие, относящееся к прошлому или еще длящемуся настоящему, но никогда к будущему времени; это - нечто реальное, невымышленное в противоположность фантазии, выдумке; это - нечто конкретное и единичное в противоположность абстрактному и общему; наконец, понятие "факт" было перенесено от однократных явлений или событий на процессы, отношения, совокупности тесно между собой связанных явлений...".

Факты - это тот основной фонд науки, который отличает науку от философии и религии. Ни философия, ни религия таких фактов и обобщений не создают.

Факт (лат. Factum - свершившееся) - знание в форме утверждения, достоверность которого строго установлена.

Факт - это то, чему случается (случилось) быть.

Факт представляет собой зафиксированное эмпирическое знание и выступает как синоним (т.е. тождествен или близок по значению) понятий "событие", "результат".

Факт - это достоверно установленное, невымышленное событие, происшествие. Факт - это явление, становящееся знаемым, незнаемое явление не есть научный факт.

Факты в науке выполняют не только роль информационного источника и эмпирической основы теоретических рассуждений, но и служат критерием их достоверности, истинности. В свою очередь, теория формирует концептуальную основу факта: выделяет изучаемый аспект действительности, задает язык, на котором описываются факты, детерминирует средства и методы экспериментального исследования. Трудность здесь заключается в отделении достоверных фактов от недостоверных, кажущихся.

Научный факт - это не только описание события или измеренная величина, но и многие другие сведения: когда, каким образом, кем был зафиксирован факт, с какими другими событиями, фактами, исследованиями он связан и так далее.

Научный факт – это удостоверенный наукой и общественной практикой фрагмент знания, отражающий свойства материального и духовного мира.

Понятие "научный факт" значительно шире и многограннее чем понятие "факт", применяемое в обыденной жизни. Когда говорят о научных фактах, то понимают их как элементы, составляющие основу научного знания, отражающие объективные свойства вещей и процессов. На основании научных фактов определяются закономерности явлений, строятся теории и выводятся законы.

Научный факт - событие или явление, которое является основанием для заключения или подтверждения. Является элементом, составляющим основу научного знания. Наблюдательный факт - это утверждение, состоящее из двух частей. Описание факта - описание того, что можно наблюдать при некоторых условиях и условия проведения наблюдения - описание того, при каких условиях можно наблюдать описанное в первой части утверждения.

Рассмотрим характеристические особенности этих свойств. Новизна научного факта говорит о принципиально новом, неизвестном до сих пор предмете, явлении или процессе. Это не обязательно научное открытие, но это новое знание о том, чего мы до сих пор не знали.

Большое познавательное значение новых научных фактов требует учета и критической оценки их действенности. В одних случаях знание новых фактов расширяет наши представления о реальной действительности; в других - обогащает наши возможности для ее изменения; в третьих - настораживает и заставляет людей быть бдительными, чтобы новые знания о природе вещей не послужили во вред человеку.

Точность научного факта определяется объективными методами и характеризует совокупность наиболее существенных признаков предметов, явлений, событий, их количественных и качественных определений.

При отборе фактов надо быть научно объективным. Нельзя отбрасывать факты в сторону только потому, что их трудно объяснить или найти им практическое применение. В самом деле, сущность нового в науке не всегда отчетливо видна самому исследователю. Новые научные факты, иногда довольно крупные, из-за того, что их значение плохо раскрыто, могут долгое время оставаться в резерве науки и не использоваться на практике.

Достоверность научного факта характеризует его безусловное реальное существование, подтверждаемое при построении аналогичных ситуаций. Если такого подтверждения нет, то нет и достоверности научного факта. Достоверность научных (фактов в значительной степени зависит от достоверности первоисточников, от их целевого назначения и характера их информации. Очевидно, что официальное издание, публикуемое от имени государственных или общественных организаций, учреждений и ведомств, содержит материалы, точность которых не должна вызывать сомнений.

Ученый не вслепую ищет факты, а всегда руководствуется при этом определенными целями, задачами, идеями и т.п. Таким образом, эмпирический опыт никогда - тем более в современной науке - не бывает слепым: он планируется, конструируется теорией, а факты всегда так или иначе теоретически нагружены. Поэтому исходный пункт, начало науки - это, строго говоря, не сами по себе предметы, не голые факты (даже в их совокупности), а теоретические схемы, "концептуальные каркасы действительности".

Эмпирические факты образуют эмпирический базис, на который опираются научные теории.

Внутреннюю структуру эмпирического уровня образуют по меньшей мере два подуровня:

а) непосредственные наблюдения и эксперименты, результатом которых являются данные наблюдения;
б) познавательные процедуры, посредством которых осуществляется переход от данных наблюдения к эмпирическим зависимостям и фактам.

В современной эпистемологии можно выделить две основные точки зрения на отношение "теория - факт". Если попытаться кратко выразить идею, лежащую в основе одной из них, то ее можно сформулировать так: научные факты лежат вне теории и совершенно не зависят от нее.

Вторая концепция опирается на противоположную мысль: научные факты лежат в рамках теории и полностью детерминируются ею.

Сторонники второй теории указывают на автономность факта, на его независимость от теории. Если под фактом понимают реальное положение дел, то его независимость от теории очевидна. Когда факт истолковывается как чувственный образ, то подчеркивается независимость чувственного восприятия от языка. Если же говорят о фактах как о некоторых предложениях, то обращают внимание на особый характер этих предложений по сравнению с предложениями теории: такие предложения либо выражают "чистое" чувственно данное, либо включают в себя термины наблюдения, либо верифицируются специфическим образом и т. п. Во всех случаях данная теория резко противопоставляет факты и теорию, что приводит к разнообразным следствиям в эпистемологии. В частности, данная точка зрения утверждает инвариантность фактов и языка наблюдения по отношению к сменяющим друг друга теориям. С признанием инвариантности тесно связан примитивный кумулятивизм в понимании развития научного знания. Установленные факты не могут исчезнуть или измениться, они могут лишь накапливаться, причем на ценность и смысл фактов не влияет время их хранения: факты, установленные, скажем, Фалесом, в неизменном виде дошли до наших дней. Это ведет к пренебрежительной оценке познавательной роли теории и к ее инструменталистскому истолкованию. Надежное, обоснованное, сохраняющееся знание - это лишь знание неизменных фактов, а все изменчивое, преходящее в познании имеет значение лишь постольку, поскольку помогает открывать факты. Ценность теории заключается лишь в том, что после себя она оставляет в копилке знания несколько новых фактов. В данном истолковании факты поглощают теорию. Нетрудно заметить, что данная концепция отводит ученому и его теории довольно пассивную роль. Факты и их комбинации существуют до процесса познания, и задача познающего субъекта заключается лишь в их констатации. Правда, теория может стимулировать разработку новых приборов и инструментов, однако это только расширяет сферу обнаруживаемых учеными фактов или позволяет устанавливать их с большей точностью. Ученый при этом оказывается похож на живописца, который с фотографической точностью копирует природу и все его художественные средства подчинены лишь одной цели: сделать портрет зеркальной копией оригинала.

Другая точка зрения ученых выражена в том, что под фактами подразумеваются чувственные образы или предложения. Однако в противоположность первой точке зрения подчеркивается тесная связь фактов с теорией. При этом в одной и той же ситуации сторонники разных парадигм получат различные чувственные образы, следовательно получат разные факты. Аналогичные воззрения на природу научного факта развивает П. Фейерабенд. Для него факт - это сплав чувственного восприятия с некоторым предложением, которое он называет "естественной интерпретацией" восприятия. Например, факт вертикального падения брошенного камня расщепляется на два компонента: некоторое чувственное восприятие и предложение "Камень падает вертикально". Естественные интерпретации чувственных восприятии задаются теорией. Изменяя значения терминов, входящих в естественные интерпретации, исследователь изменяет эти интерпретации и, следовательно, получает другие факты.

Слабость обоих парадигм обусловлена тем, что здравые идеи, лежащие в их основе, абсолютизируются и выражаются с излишней резкостью и лишают значения один из членов отношения "теория - факты".

Научный факт включает в себя три компонента - лингвистический, перцептивный и материально-практический, каждый из которых в равной степени необходим для существования факта.

Всякий факт, прежде всего, связан с некоторым предложением. Такое предложение можно выразить следующим образом: "В атмосферном воздухе имеется газ с такими-то свойствами". Будем называть это предложение лингвистическим компонентом факта.

Вторым компонентом научного факта является перцептивный компонент. Под этим подразумевается определенный чувственный образ или совокупность чувственных образов, включенных в процесс установления факта. Перцептивный компонент также необходим. Это обусловлено тем обстоятельством, что всякий естественнонаучный факт устанавливается путем обращения к реальным вещам и практическим действиям с этими вещими. Контакт же человека с внешним миром осуществляется только через посредство органов чувств. Поэтому установление всякого научного факта неизбежно связано с чувственным восприятием и перцептивная сторона в той или иной степени необходимо присутствует в каждом факте. В фактах, устанавливаемых простым наблюдением, перцептивный компонент выражен наиболее явно. Если установление факта требует использования сложных технических устройств и приборов, перцептивный компонент выражен слабее, однако он никогда не исчезает полностью.

Под "материально-практическим компонентом" факта мы имеем в виду совокупность приборов и инструментов, а также совокупность практических действий с этими приборами, используемых при установлении факта. Материально-практическую сторону факта обычно не принимают во внимание, и создается впечатление, что факт вообще не зависит от этого компонента. Однако это неверно. Достаточно вспомнить о том, что большая часть научных фактов вообще не могла бы существовать без соответствующих приборов и навыков обращения с ними.

Если бы, например, Лавуазье захотел сделать установленный факт достоянием древнегреческой науки, мог ли он удовлетвориться простым сообщением предложения "В атмосферном воздухе имеется газ с такими-то свойствами"? По-видимому, одного этого было бы мало. Хотя греки, может быть, в конце концов и поняли бы это предложение, оно осталось бы для них не более чем философской догадкой Для того чтобы превратить это предложение в факт греческой науки, к нему нужно было бы добавить материально-практические средства получения соответствующего газа и исследования его свойств. И так обстоит дело со всеми фактами науки. Без материально-технического компонента они представляют собой лишь умозрительные спекуляции. Даже если факт устанавливается простым наблюдением, материально-практический компонент не равен нулю: он выражается в умении наблюдателя использовать свои органы чувств определенным образом.

Три компонента факта теснейшим образом связаны между собой, и их разделение приводит к разрушению факта Ясно, что лингвистическая сторона факта оказывает влияние на материально-практическую его сторону. В предложении выражаются представления о некотором фрагменте действительности, и эти представления стимулируют разработку приборов и инструментов для исследования этого фрагмента. Если рассматривать факт в единстве всех его трех сторон, то, по-видимому, понятие истины в обычном смысле к нему неприменимо, ибо научный факт есть не только отражение действительности, но одновременно и выражение материальных и духовных достижений некоторой культуры, ее способов познания и практического освоения мира, ее мировоззрения и чувственно-эмоционального восприятия действительности. Отсюда вытекает социально-культурная относительность фактов. Например, тот факт, что вес металлов при прокаливании увеличивается, не будет фактом культуры, не знающей весов. С точки зрения философии это означает, что определенное свойство предметов реального мира либо не получило отражения в данной культуре, либо было отражено в иных фактах.

Если учитывать сложную структуру факта, то не следует говорить об "открытии" фактов. Человек не "открывает" заранее заготовленные природой факты, а активно воздействует на природу, налагая не нее отпечаток своей личности и деятельности, рассматривая ее с точки зрения своих практических задач, изобретая и совершенствуя духовные и материальные средства познания и преобразования мира, расчленяя действительность на ситуации и положения дел с помощью созданных им концептуальных средств, выделяя в действительности практически.

Факты возникают как итог деятельности человека, как результат его активного творческого воздействия на мир. Для появления факта мало сформулировать некоторое предложение. Нужно создать еще материально-практическую сторону факта и привести в соответствие все его три компонента. Это длительный и сложный процесс, который больше похож на творчество, чем на простое копирование.

Установление факта (или фактов) является необходимым условием научного исследования. Факт - это явление материального или духовного мира, ставшее удостоверенным достоянием нашего знания, это фиксация какого-либо явления, свойства и отношения. По словам Эйнштейна, наука должна начинаться с фактов и оканчиваться ими вне зависимости от того, какие теоретические структуры строятся между началом и концом.

Факты включаются в ткань науки лишь тогда, когда они подвергаются отбору, классификации, обобщению и объяснению. Задача научного познания заключается в том, чтобы вскрыть причину возникновения данного факта, выяснить существенные его свойства и установить закономерную связь между фактами. Для прогресса научного познания особо важное значение имеет открытие новых фактов.

Факт содержит немало случайного. Науку интересует прежде всего общее, закономерное. Основой для научного анализа является не просто единичный факт, а множество фактов, отражающих основную тенденцию. Фактам нет числа. Из обилия фактов должен быть сделан объективный отбор некоторых из них, необходимых для понимания сути проблемы.

Факты приобретают научную ценность, если есть теория, их истолковывающая, если есть метод их классификации, если они осмыслены в связи с другими фактами. Только во взаимной связи и цельности они могут служить основанием для теоретического обобщения. Взятые же изолированно и случайно, вырванные из жизни, факты ничего не могут обосновать. Из тенденциозно подобранных фактов можно построить любую теорию, однако она не будет иметь никакой научной ценности.

Проблема научного факта

Факты – основа обобщений, теоретического мышления. Они отыскиваются, систематизируются, классифицируются, вокруг них разгораются споры и сталкиваются убеждения.

В научном познании факты играют двоякую роль:

1) совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдвижения гипотез и построения теорий;
2) факты имеют решающее значение в подтверждении или опровержении теорий.

В самом общем виде под фактом понимается инвариантная информация о предмете исследования, полученная путем наблюдений и экспериментов, и содержащая знание об определенных характеристиках объекта – его существовании, свойствах, связях и отношениях с другими объектами.

Факт (лат. factum – сделанное, совершившееся). Этимология слова фиксирует и сохраняет значение того, что «сделано», «совершено», что «имеет место», «то, что есть», или, другими словами, выражает первичную интуицию факта, которой довольствуется обыденный здравый смысл. На первый взгляд эта простейшая конструкция кажется тривиальной, само собой разумеющейся. Часто, не задумываясь, о фактах говорят как о непосредственной действительности, событии; как о достоверном знании, подчеркивают, что факты – упрямая вещь, воздух ученого и т.п.

Но достаточно простых контрвопросов, чтобы осознать глубину и сложность проблемы факта. Почему факты – упрямая вещь? Почему их надо собирать? Если факт – то, что «сделано», то кем? Или чем? Далее возникают и более сложные вопросы – как связан факт с практикой, опытом, как соотносится с теорией?

В трактовке природы факта можно выделить две соперничающие трактовки: онтологизм и гносеологизм.

Суть онтологизма – в отождествлении факта с явлением, событием, вещью, эмпирически зафиксированным фрагментом действительности. При этом возникает вопрос об удвоении понятий, требующий применения «бритвы Оккама». Гносеологизм же придает факту значение исключительно формы знания, притом знания достоверного. Тогда возникает вопрос о том, что в объективной действительности соответствует факту как достоверному знанию.

Видимо, природу факта невозможно раскрыть ни с позиций онтологизма, ни с позиций гносеологизма. Но можно зафиксировать объективное основание для появления противоположных подходов – двойственность факта. Факт – то, что имело место и что зафиксировано субъектом познания, то есть здесь и независимость от субъекта, и соотносительность с ним.

Факт и событие (явление, вещь) при всей их близости далеко не тождественны. Вещь, явление, событие – это то, что существует само по себе, обладая действительными вещественно-энергетическими характеристиками. Факт же, как то, что «имеет место», представляет собой не вещь, событие или явление, а то, что вещь, событие, процесс имеют место, наличествуют.

Как отмечает Н.С. Рыбаков, на языке логики можно сказать, что суждение «а есть» раскрывается двояко:

1) когда внимание сосредоточено на том, что именно есть, речь идет о вещах, их свойствах, событиях;
2) когда внимание обращено на то, что нечто есть, выражается факт, он фиксирует не само событие, а то, что оно наличествует.

Получается, что в своем собственном существовании факт не тождественен вещам, событиям и т.п., значит, он выражает собой особое состояние, которое может быть названо фактуальностью. Двойственна сама действительность: она и реальна, и фактуальна.

Онтологизм не смог отразить двойственность факта, будучи не способен различить факт и событие.

Мир для человека фактуален, человек для мира – событиен, поэтому онтологизм несостоятелен, сводя факт к событию.

Но уязвим и гносеологизм, поскольку отрицание за фактом онтологического содержания лишает определенности факт и как форму знания. Если факт – достоверное знание, то есть истина, то опять одно из понятий оказывается лишним, опять вспоминается «бритва Оккама». При отождествлении факта и истины непонятно, зачем факты проверяются и перепроверяются, почему по их поводу ведутся споры и дискуссии, они доказываются и опровергаются.

Попытка преодоления односторонности понимания факта (сведения его или к факту действительности, или к факту знания) была предпринята в референтной концепции факта, возникшей в начале 70-х годов прошлого века (В.А. Штофф, Л.С. Мерзон). Факт стал рассматриваться как категория с четко выраженным онтологическим и гносеологическим статусом. Суть референтной концепции целостного факта выражает отношение: факт действительности (Ф1) – факт знания (Ф2). Факт действительности составляет онтологическое, а факт знания – гносеологическое содержание факта. Ф1 является основой для Ф2, Ф2 есть образ Ф1, Ф1 отражается в Ф2. Эвристическое значение референтного подхода в том, что он показывает диалектический характер отношения Ф1 и Ф2.По В.А. Штоффу, факты – это такие явления, события и вещи, и вообще любые стороны объективного мира, которые вошли в сферу познавательной деятельности человека, сделались объектом его научного интереса и оказались зафиксированными с помощью наблюдения и эксперимента.

Правда, при этом возникает угроза формальности выделения фактов действительности, коль скоро события становятся фактами в контексте деятельности. Критерий фактуальности определяется интересами познающего субъекта, но ведь его интересы подвижны, изменчивы. Как же тогда факты накапливать, систематизировать, обобщать и т.п. Подобное понимание факта не сохраняет дистанцию между тем, что есть, и тем, что зафиксировано субъектом познания.

Дальнейшая эволюция этой концепции была сопряжена с введением в отношение Ф1 (факт действительности) – Ф2 (факт знания) третьего элемента – Ф3 (факт сознания). Факт есть системное единство «Ф1 – Ф2 – Ф3, целостный феномен, в котором Ф1, Ф2, Ф3 – его модусы, ни один из которых не имеет самостоятельного существования, но и не совпадает с другими.

Если, по мнению Н.С. Рыбакова, Ф1 – нечто объективное, Ф2 – знание субъекта об этом нечто, то между ними «располагается» сам субъект с его действиями, сознанием, переживаниями, общением, культурой, опытом – факт сознания в широком смысле этого слова – Ф3.Проиллюстрируем вышесказанное. Представим детскую площадку во дворе жилого дома. На ней стоит горка для катания, сделанная из досок, с зелеными перилами и лесенкой с противоположной стороны; с нее, пронзительно визжа, скатывается малыш лет пяти.

Как, по мнению А.Ф. Зотова, увидит эту сцену физик-механик? Детская горка превратится в наклонную поверхность с углом к линии горизонта; по этой поверхности движется тело с массой m, нулевой начальной скоростью и конечной скоростью. Ускорение, испытываемое массой, определяется отношением между ней, углом к линии горизонта, зависит от коэффициента трения между движущимся телом и поверхностью и т.п.

Нетрудно заметить, что формулируя «физический факт», физик-механик будет отвлекаться от всего многообразия признаков ситуации, выделяя некоторый ограниченный комплекс компонентов, связанных между собой количественными отношениями. Физический факт представляет собой не просто фиксацию во времени события (Ф1) в форме знания (Ф2), но еще и мыслительную деятельность субъекта познания (Ф3), в данном случае – физика-механика.

Представим, что вместо физика ситуацию (событие) рассматривает психолог или педагог. Новый модус сознания (Ф3) с необходимостью вызовет к жизни новое отношение Ф2 и Ф3. Таким образом, факт всегда сопряжен с внутренним духовно-психическим миром познающего субъекта, со сферой его эмоционально-волевых переживаний, опытом, интеллектом и т.д.

С этих позиций можно оценить дискуссию о природе факта в современной методологии науки в рамках противоположности эмпирического и теоретического уровней познания между сторонниками фактуализма и теоретизма.

Если первые подчеркивают независимость и автономность фактов по отношению к различным теориям, то вторые, напротив, утверждают, что факты полностью зависят от теории и при смене теорий происходит изменение всего фактуального базиса науки. Верное решение проблемы состоит в том, что научный факт, обладая теоретической нагрузкой, относительно не зависим от теории, поскольку в своей основе он детерминирован материальной действительностью.

Парадокс теоретической нагруженности фактов разрешается следующим образом. В формировании факта участвуют знания, которые проверены независимо от теории, а факты дают стимул для образования новых теоретических знаний. Последние в свою очередь – если они достоверны – могут снова участвовать в формировании новейших фактов, и т.д.

«Мы должны признать – отмечал Н. Бор, – что ни один опытный факт не может быть сформулирован помимо некоторой системы понятий». Луи де Бройль писал о том, что «результат эксперимента никогда не имеет характера простого факта, который нужно только констатировать. В изложении этого результата всегда содержится некоторая доля истолкования, следовательно, к факту всегда примешаны теоретические представления.

Экспериментальные наблюдения получают научное значение только после определенной работы нашего ума, который, каким бы он ни был быстрым и гибким, всегда накладывает на сырой факт отпечаток наших стремлений и наших представлений».

А. Эйнштейн считал предрассудком убеждение в том, будто факты сами по себе, без свободного теоретического построения, могут и должны привести к научному познанию. Собрание эмпирических фактов, как бы обширно оно ни было, без «деятельности ума» не может привести к установлению каких-либо законов и уравнений.

Говоря о важнейшей роли фактов в развитии науки, В. И. Вернадский писал: «Научные факты составляют главное содержание научного знания и научной работы. Они, если правильно установлены, бесспорны и общеобязательны. Наряду с ними могут быть выделены системы определенных научных фактов, основной формой которых являются эмпирические обобщения.

Это тот основной фонд науки, научных фактов, их классификаций и эмпирических обобщений, который по своей достоверности не может вызвать сомнений и резко отличает науку от философии и религии. Ни философия, ни религия таких фактов и обобщений не создают». При этом недопустимо «выхватывать» отдельные факты, а необходимо стремиться охватить по возможности все факты (без единого исключения). Только в том случае, если они будут взяты в целостной системе, в их взаимосвязи, они и станут «упрямой вещью», «воздухом ученого», «хлебом науки».

Не следует «гнаться» за бесконечным числом фактов, а, собрав определенное их количество, необходимо в любом случае включить собранную систему фактов в какую-то концептуальную систему, чтобы придать им смысл и значение. Ученый не вслепую ищет факты, а всегда руководствуется при этом определенными целями, задачами, идеями и т.п.

Таким образом, эмпирический опыт никогда – тем более в современной науке – не бывает слепым: он планируется, конструируется теорией, а факты всегда так или иначе теоретически нагружены. Поэтому исходный пункт, начало науки – это, проще говоря, не сами по себе предметы, не «голые» факты (даже в их совокупности), а теоретические схемы, «концептуальные каркасы действительности». Они состоят из абстрактных объектов («идеальных конструктов») разного рода – постулаты, принципы, определения, концептуальные модели и т.п. Л. Февр, один из основоположников исторической школы «Анналов», понимал исторический факт как особый тип мыслительной конструкции. Если историческая наука исследует не только массивы единичных событий, но и сложные процессы и явления, то и факты должны концентрированно выражать существо этих процессов и явлений – в их пространственных границах и временной протяженности.

В литературе выделяют три основных функции факта в научно-познавательной деятельности:

1) стимулирующую, когда новые факты побуждают к разработке теоретических принципов, объясняющих эти факты, помогающих их обосновывать, объяснять, систематизировать;
2) проверочную, состоящую в подтверждении или опровержении теоретических положений;
3) стабилизирующую – подтверждающую достоверность фундаментальных положений, как эмпирического, так и теоретического характера, относительно исследуемых объектов.

Возможны различные классификации фактов. По научно-отраслевому признаку: естественнонаучные, технические, социальные. По предметно-дисциплинарному содержанию: экономические, политические, идеологические и т.п. По структуре: простые (единичные, локальные, кратковременные) и сложные (процессуальные, длительные, масштабные); при этом следует помнить про известную условность и относительность подобного деления. По степени значимости: существенные, реконструирующие наиболее значимые (или типичные) процессы и события и несущественные (с аналогичной относительностью). В зависимости от целей исследования факты могут быть конечной целью исследования – как эмпирические обобщения, или средством построения новых идеальных объектов на теоретическом уровне.

В свое время А.И. Ракитовым были предложены два вида типологии исторических фактов, имеющих более широкое методологическое значение для всего корпуса социальных и гуманитарных наук, коль скоро их факты всегда историчны.

В эпистемологической типологии выделяются:

– экзистенциальные факты, отвечающие на вопрос о существовании (несуществовании) тех или иных событий, ситуаций, процессов, исторических лиц и т.п.;
– квалификационные, отвечающие на вопрос о том, что именно существовало и какими свойствами, чертами и т.д. обладало; Квалификационные факты, в свою очередь, делятся на феноменологические, фиксирующие чувственно воспринимаемую сторону событий и процессов, и эссенциальные, фиксирующие сущностные параметры этих событий и процессов. В последнем случае мы имеем дело с результатом сложной аналитической процедуры, включающей оценку, отнесение к определенным социальным ценностям, конструирование теоретической модели;
– квантитативные, или количественные, предполагающие утверждения с количественными оценками событий, ситуаций и процессов;
– актомотивационные, реконструирующие мотивацию исторических персонажей, неформальных и институционализированных организаций, социальных групп, общностей и движений.

Наконец, по А.И. Ракитову, специфически историческими фактами следует считать темпоральные и локографические. Первые выражают или соотнесение событий с некоторой хронологической шкалой, или последовательность событий, или длительность процессов. Вторые фиксируют пространственную локализацию событий, социально-пространственные связи процессов. Теоретически сложные высказывания опираются на факты, в которых одновременно присутствуют темпоральные, локографические, экзистенциальные, квалификационные и квантитативные моменты.

Методологическая типология состоит из четырех типов установления фактов:

– через выделение типического, отождествление с единичными данными, особо значимыми для решения определенной исследовательской задачи, отвечающими требованиям рациональности и достоверности, определенным методологическим принципам;
– через критику, оценку и выделение реального содержания противоречащих или не совпадающих свидетельств, анализ неполных или недостоверных источников на основе сравнения единичных данных (аналитический факт);
– путем фиксации общего и достоверного во внутренних и внешних описаниях в системе источников, фиксирующих единичные эмпирические данные (конфигуративный факт);
– применением методов статистики к массиву единичных данных, создающих статистический факт, который служит основой эмпирического контроля и проверки гипотез (процедур верификации и фальсификации) и основанием теоретических обобщений.

Научный факт в научном познании

В научном познании совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдвижения гипотез и создания теорий. Задачей научной теории является описание фактов, их объяснение, а также предсказание ранее неизвестных фактов. Факты играют большую роль в проверке, подтверждении и опровержении теорий: соответствие фактам – одно из существенных требований, предъявляемых к научной теории. Расхождение теории с фактами рассматривается как важнейший недостаток теоретической системы знания. Вместе с тем, если теория противоречит одному или нескольким отдельным фактам, нет оснований считать ее опровергнутой, т.к. подобное противоречие может быть устранено в процессе развития теории или усовершенствования экспериментальной техники. Только в том случае, когда все попытки устранить противоречие между теорией и фактами оказываются безуспешными, приходят к выводу о ложности теории и отказываются от нее. В понимании природы факта в современной философии науки выделяются две основные тенденции: фактуализм и теоретизм (являющиеся одной из форм проявления старой дилеммы эмпиризм – рационализм). Если первая подчеркивает независимость и автономность фактов по отношению к различным теориям, то вторая, напротив, утверждает, что факты полностью зависят от теории и при смене теорий происходит изменение всего фактуального базиса науки.

В настоящее время все шире распространяется убеждение в том, что неверно как абсолютное противопоставление фактов теории, так и полное их растворение в теории. Факт является результатом активного взаимодействия субъекта познания с объектом и обладает сложной структурой, одни элементы которой детерминируются теорией и, следовательно, зависят от нее, а другие – особенностями познаваемого объекта. Зависимость фактов от теории выражается в том, что теория формирует концептуальную основу фактов: выделяет изучаемый аспект реальности, задает язык, на котором описываются факты, детерминирует средства и методы экспериментального исследования. В то же время полученные в результате эксперимента или наблюдения данные определяются свойствами изучаемых объектов. Они наполняют содержанием задаваемую теорией концептуальную схему. Т.о., научный факт, обладая теоретической нагруженностью, в то же время сохраняет автономность по отношению к теории, ибо его содержание не зависит от теории. Именно благодаря этой относительной независимости факты способны противоречить теории и стимулировать развитие научного познания.

Научные педагогические факты

Юридико-педагогическая действительность — интегральное образование, состоящее из множества разнообразных юридико-педагогических явлений, образующих его феноме-нологию. Классификация указанных явлений осуществляется по разным отличительным признакам.

По особенностям природной сущности все явления представлены педагогическими фактами, педагогическими закономерностями и педагогическими механизмами.

Педагогические факты — непосредственно наблюдаемые педагогические проявления воспитательного, образовательного, обучающего, развивающего характера. К педагогическому факту относят тот наблюдаемый факт, которому присущи педагогические признаки либо в котором присутствуют элементы педагогики. Педагогические факты могут быть системными и элементарными, индивидуальными и групповыми, стихийно обнаруживающимися и целенаправленно обусловленными субъектом педагогической деятельности.

Педагогические закономерности — объективно существующие устойчивые, повторяющиеся, необходимые причинно-следственные связи и зависимости между воздействиями (причинами) на человека и педагогическими результатами (следствиями), а также между педагогическим особенностями человека и его отношениями, поступками и действиями. Действие закономерностей всегда обусловлено конкретными условиями ситуаций, а поэтому надо выбирать и создавать благоприятные педагогические условия для повышения вероятности достижения нужного результата.

Педагогические механизмы — закономерные превращения при переходе от педагогической причины (воздействия, влияния) к педагогическому следствию, результату. Они действуют «между» причиной и следствием. Превращения происходят в сознании, поведении личности обучающихся и воспитывающихся: от услышанного к пониманию и запоминанию, от знаний к убеждениям и их применению, от простых умений к навыкам и привычкам, от действий и привычек к качествам, от профессионального мастерства к профессиональной культуре и пр.

Педагогические механизмы, учитываемые и используемые осознанно и целенаправленно, лежат в основе педагогических технологий работы руководителя, сотрудника, преподавателя и др.

Есть две основные разновидности педагогических явлений, выделяемых по носителям, которые своеобразны, но взаимосвязаны между собой. Это индивидуально-педагогические явления, групповые и социально-педагогические.

Педагогические свойства личности. Индивидуально-педагогические явления системно представлены в личности человека, ее педагогических измерениях и проявлениях. Свойство — сторона предмета, явления, которая обусловливает его различие или сходство с другими предметами и обнаруживается при соприкосновении с ними8. Человек как личность обнаруживает при контактах с другими людьми, миром разные свойства (социальные, психологические, биологические и др.), в том числе и педагогические.

К основным педагогическим свойствам относятся:

- воспитанность — в наибольшей степени характеризует человека как гражданина общества, мира, профессионала, носителя, защитника, творца общечеловеческих и этнокультурных ценностей (духовных, мировоззренческих, нравственных, этических, гуманных, демократических, правовых, экологических, эстетических, трудовых и др.) в их цивилизованных качественных показателях (качествах). Воспитанность — основа жизненной устремленности личности, интегрированности в жизнь общества и его определенные социальные группы. Воспитанность бывает общая, нравственная, культурная, профессиональная, экологическая, эстетическая, этическая, демократическая, экономическая, физическая и др. Для воспитанности характерна самоосознанность личности («Я — образ») — склонность и умение правильно оценивать себя в социуме, мысленно смотреть на себя со стороны, глазами других людей, предвидеть свое будущее и направлять свои усилия на достижение поставленных целей. В целом специальная функция воспитанности личности в жизни социально-аксеологическая (социально-ценностная). Воспитанность призвана содействовать ее образованию, обучению и развитию;
- образованность — результат целенаправленного образования человека, обусловленный процессами и результатами его воспитания, обучения и развития. Она характеризуется научной просвещенностью — обогащенностью человека фундаментальными (обширными, глубокими, научными, систематизированными, комплексными) современными знаниями и цивилизованным отношением к жизни и труду, к людям и себе. Образованность бывает общей, профессиональной (различающейся по ступеням и уровням) и специальной (дополнительной, самостоятельно приобретаемой человеком в связи с индивидуальными, культурными, познавательными запросами). Образованность личности — научно-аксеологическая основа его жизнедеятельности и практического построения взаимоотношений с миром. Образованность сказывается на воспитанности, развитости, обучаемости и способствуют повышению образованности личности;
- обученность — в своем качественном своеобразии представляет совокупность знаний, навыков и умений личности по разным вопросам. Это не то, что изучалось ею, а то, что сохранились в памяти, пополнено самостоятельно, чем личность владеет и реально ис-пользует в жизни. Существенная часть обученности — профессиональное мастерство. Формирование и совершенствование ее вносит определенный вклад в образованность человека, воспитанность, развитость и, в свою очередь, зависит от них;
- развитость (в специально-педагогическом значении, как особое свойство) — качественный и количественный показатель различных способностей и индивидуальных особенностей личности (высокие уровни тех и других по нарастающей — одаренность, талант, гениальность). Она способствует обретению образованности, воспитанности и обученности, сказываясь на предрасположенности, легкости-трудности и степени овладении какой-либо деятельностью, уровне достижений, возможности дальнейшего прогресса.

Педагогические свойства взаимосвязаны и образуют педагогическую систему личности. Они есть у каждого человека, проявляются им постоянно и с педагогических позиций сущест-венно характеризуют его как индивида, как личность. Формирование и совершенствование педагогической системы и ее педагогических свойств — фундаментальная и судьбоносная педагогическая задача лично каждого человека и тех, кто помогает ему жить и трудиться, в том числе и в органах внутренних дел.

Свойства в своих проявлениях многокачественны. Мало сказать, что такой-то сотрудник обладает воспитанностью; важно — какова она. Качественно-содержательная определенность каждого из педагогических свойств выражена в качествах, присущих чело-веку, например в духовности, нравственности, трудолюбии, общительности, самооценке и др. Именно различия в свойствах определяют индивидуальные особенности человека.

Воспитание, образование, обучение, развитие. Педагогическая работа с личностью нацелена на содействие цивилизованному формированию и совершенствованию педагогической системы личности. По основному целевому и содержательному признаку она включает четыре основных педагогических явления — воспитание, образование, обучение, развитие и самосовершенствование (самовоспитание, самообразование, самообучение, саморазвитие) сотрудников.

Воспитание — педагогическое явление, произвольно создаваемое, характеризующееся нацеленностью на главное в социализации человека — на помощь ему в обретении воспитанности (см. выше). При воспитании коллектива воспитание нацелено на содействие в превращении его в социально полноценную ячейку общества.

Образование — в своем качественно специфическом выражении и в отличие от воспитания, обучения и развития — это формирование образованности личности, обогащение ее системой фундаментальных (научных, глубоких, взаимосвязанных, систематизированных, разнородных, обширных) знаний и соответствующих умений, привычек, качеств и способностей, отвечающих современному уровню человеческой цивилизации. В таком виде это фундаментальное просвещение, осуществляемое на высоком научном уровне, обеспечи-вающее высший уровень обученности. Однако образование обязано выполнять одновременно не менее важную педагогическую функцию — личностно-формирующую, объединять просвещение с воспитанием, развитием и обучением. Это уместно и возможно потому, что научная картина мира — это не холодно-бесстрастная «фотография» в сознании человека, но его мироотношение, просвещенное отношение к происходящему вокруг, способность к самостоятельным и взвешенным суждениям и решениям, развитый интеллект, способность к творчеству, созиданию, непрерывному самосовершенствованию, выбор цивилизованного образа жизни и др.

Обучение — целенаправленное формирование обученности личности. Это своеобразный «мостик», связывающий образованность с обученностью, которые далеко не идентичны. Специальная функция обучения — формирование знаний, навыков и умений, подготовка личности к осознанным действиям, т.е. действенно-инструментальная функция. Обучение эффективно, когда одновременно вносит вклад в воспитанность, развитость, образованность человека, участвует в формировании его как личности.

Развитие — процесс количественных и качественные изменений в личности, актуализации ее индивидуальных возможностей в достижении жизненного и профессионального успеха. Интегральный результат развития и показатель его состояния — развитость личности, степень реализованное возможностей и их совершенства. Функция развитости личности каталитически-благоприятствующая, так как способствует, облегчает и ускоряет совершенствование других свойств и достижение успеха в делах. Она как почва, повы-шающая плодородие при заботе о ней или, наоборот, снижающая урожай при отсутствии заботы.

Рассмотренные явления взаимосвязано наполняют полноценно и научно организованную педагогическую деятельность. Взаимодействуя, они совершенствуют друг друга: воспитание способствует успехам образования, обучения и развития; образование осуществляться в единстве с обучением, развитием и воспитанием; в обучении должны участвовать воспитание, развитие и, специально, образование; развитие испытывает влияние воспитания, обучения и образования и со своей стороны способствует их успешному осуществлению и результатам. В своем единстве и взаимосвязях они образуют, образно говоря, «педагогический квадрат», иллюстрирующий обязательность целостности педагогического подхода при работе с личностью. При тех или иных действиях может преоб-ладать что-то одно (например, воспитание или обучение), но педагог обязан одновременно использовать абсолютно все возможности для подключения к ним остальных основных педагогических явлений. Тот, кто считает, что может ограничиться только воспитанием, или только обучением, или только образованием, тот ведет не педагогическую работу, а ее профанацию, не использует весь педагогический потенциал, не может достигнуть полноценного результата, а поэтому не имеет права называть себя педагогом.

Как известно на жизнь, поведение, педагогические свойства и качества, их изменения существенно влияют факторы окружающей среды, относимые наукой к групповым или социально-педагогическим явлениям. Рассмотрим важнейшие из них.

Социально-педагогические явления. Социально-педагогическая среда и ее факторы принадлежат к окружению человека и влияют на него.

По признаку близости-отдаленности выделяют:

- микросредовые (ближайшего, непосредственного окружения),
- мезосредовые (промежуточные, более отдаленные, например принадлежащие образовательному учреждению в целом, городу, УВД, национально-религиозной общности и т.п.) и - макросредовые(дальние — региональные, общественные, государственные, международные).

По своим качественным особенностям социально-педагогические факторы бывают педагогической природы (система образования, воспитания в стране, министерстве, постановка служебно-боевой подготовки и т.п.) и иной природы. При этом эти факторы должны быть педагогически значимыми (вызывать определенные педагогические следствия). К таковым относятся: государственное устройство, проводимая правительством политика, состояние экономики, правопорядка, законности, уровень преступности и заработной платы, работа средств массовой информации (СМИ), положение в семье, способы проведения досуга, круг друзей и знакомых и пр.

Социально-педагогические воздействия и влияния исходят из социально-педагогической среды и ее факторов и вызывают изменения в педагогической системе личности, выступая их причиной. Такой способностью обладают и факторы педагогической природы и педагогически значимые, причем последние зачастую приводят к более радикальным переменам в личности, в том числе и сотрудников, а поэтому они нуждаются во внимании отнюдь не по остаточному принципу.

Социально-педагогические результаты — последствия (чаще всего комплексные) действия социально-педагогических факторов, закономерностей и механизмов.

В общем случае это результаты:

• воспитательные — вносящие вклад в формирование убеждений личности: отношение к Родине, ее истории, перспективам, тем или иным государственным и общественным инсти-тутам, событиям, профессиям, труду, религиям, социальным группам населения, национальностям; цели и мотивы поведения, потребности и привычки, приверженность к определенным нормам поведения, культуре или субкультуре какой-то группы, способам проведения досуга; подталкивание к определенным поступкам и др.;
• образовательные — побуждающие к повышению своей образованности и самообразованию, расширяющие кругозор, способствующие лучшему пониманию человеком мира, «правды жизни», происходящих в обществе событий и процессов, или все то же, но в негативно-противоположном выражении;
• обучающие - повышающие осведомленность человека о разных сторонах жизни, мира, деятельности и поведения, формирующие бытовые и некоторые профессиональные навыки и умения либо ограничивающие пополнение знаний каким-то узким вопросом (музыка, одежда, секс и пр.) при забывании немалой доли знаний, полученных ранее во время учебы;
• развивающие — меняющие потребности, интересы, склонности, интеллект, физические кондиции, способности и др.

Особенно податлива социально-педагогическим воздействиям и влияниям воспитанность личности и групп.

Характерная особенность веера социально-педагогических воздействий и влияний — преобладание в них стихийности, неуправляемости, а поэтому их результаты могут быть и антипедагогичными. Кроме того, если в педагогических учреждениях решением задач занимаются педагоги-профессионалы, то в организациях, семьях, группах взрослых роль таких воздействий и влияний зачастую находится вне понимания ответственных лиц — руководителей, должностных лиц, чиновников, законодателей, хозяйственников, работников средств массовой информации и др. Есть и социально-педагогические воздействия, носящие осознанно деформирующий характер, что бывает в деятельности криминала, коррумпированных лиц и тех, кто заинтересован в использовании недостатков жизни в личных целях.

Эмпирические научные факты

Общепринятая методология познания мира природы, предложенная Ф. Беконом и Р. Декартом, гласит: эмпирический факт - проверка его экспериментом - научный факт. Эмпирический - означает видимый, наблюдаемый, не вызывающий сомнения, однозначный.

Примеры эмпирических фактов: горы подняты над равнинами, жизнь (биосфера) Земли возникла, извержения вулканов вызываются подъемом глубинной (эндогенной) энергии и вещества, Земля образовалась и другие.

Люди обманывают себя, называя эти представления эмпирическими (наблюдаемыми) фактами. Ничто это не наблюдается, а представляет собой желания человека, продолжение мифологической истории человечества.

Действительно, кто-нибудь видел подъем невулканических гор? Никто не наблюдал. А что видят? Наблюдают равнины и горы, но не подъем гор. Видят признаки строения равнин и гор. Все города, разрушенные при землетрясениях, построены на равнинах. Вывод: равнины подвижны. В горах ни одна экспедиция альпинистов и горнолыжный курорт не пострадали от землетрясения. Вывод: горы неподвижны.

Горы сложены древними отложениями, а соседние равнины более молодыми осадками, которые перекрыли древние образования гор.

Глины и пески могут накапливаться при прогибании поверхности литосферы, ссыпаясь в яму. По геологическому строению равнин и гор следует: подвижные равнины проседают, а неподвижные горы остаются на месте.

Таким образом, эмпирический факт поднятия гор представляет собой вымысел (миф), существующий только в мозгу головы человека, отсутствующий в природе, или симулякр - копию, не имеющую оригинала. Это ложная посылка для дальнейшей проверки экспериментом.

Проверим на соблюдение закона всемирного тяготения представление о поднятии гор и реальный факт проседания равнин. Все тела на поверхности литосферы стремятся погрузиться к центру земного шара. Поднятие гор противоречит этому закону, а прогибание равнин - нет.

Проведем анализ возможности поднятия гор с позиции механики. Для поднятия твердого тела нужно применение механической энергии, еще рычаг и точка опоры. Из недр механическая энергия не поступает. Какими должны быть рычаги, точки опоры и механические усилия сверху вниз, чтобы поднять Кавказ, Гималаи и другие горы длиной тысячи километров, шириной сотни километров и массой многие триллионы тонн. Фантастика!

Итак, не горы подняты, а равнины опущены: мир реальной природы.

Наличие жизни на Земле дает человеку основание для эмпирического (наблюдаемого) факта возникновения жизни. Но кто-либо, хотя бы один человек, наблюдал создание жизни? Никто, потому что ни одного человека до образования биосферы не было.

Почему человек ставит вопрос о возникновении жизни? Как почему! Ведь жизнь есть, значит, она возникла, создана, появилась. Но такая аргументация не достойна Homo sapiens.

Если после непродолжительного отсутствия вы видите построенный новый дом, то удивляетесь: раньше дома не было, а теперь есть - как быстро создан. Так и для утверждения о создании биосферы необходимы факты ее былого отсутствия (сегодняшнее наличие биосферы бесспорно).

Основы современной биологии однозначно свидетельствуют об отсутствии дожизненного времени.

Биосфера В.И. Вернадским определялась оболочкой живых существ и следов их жизнедеятельности:

1. Все живые существа состоят из клеток. Клетка же, как показал Р. Вирхов, образуется только при делении клетки. Отсюда, кто говорит о возникновении жизни, тот допускает возможность получения клетки не от клетки, что противоречит основам биологии, а потому - ненаучно.
2. Основное следствие эволюционного учения Ч. Дарвина: все ныне живущие виды организмов с эволюционировали из других ранее живших, а теперь вымерших существ. Отсюда - начала эволюции (жизни) нет.
3. Л. Пастер получил премию Французской Академии наук за доказательство невозможности самопроизвольного зарождения жизни, или жизнь зародиться не может.
4. В середине 20 века в самых древних горных породах возраста около 4 млрд. лет под электронным микроскопом определены остатки нитчатых водорослей. Прямое доказательство отсутствия дожизненного времени и не занесения жизни из Космоса, для чего нужны отложения, накопившиеся в нежизненное время, а такое на Земле неизвестно.
5. В начале 20 века В.И. Вернадский доказал, что все земные минералы и горные породы сформировались в условиях биосферы.

Итак, отсутствие дожизненного времени свидетельствует, что биосфера не образована, или эмпирический факт возникновения земной жизни является ложным, вымыслом, симулякром, копией, не имеющей оригинала. Наличие биосферы позволяет говорить о ее существовании, а не возникновении.

Излияние лавы на поверхность литосферы позволяет людям говорить о наличие в недрах каменной оболочки земного шара эндогенной (глубинной) энергии и магмы. Магма и эндогенная энергия для человека эмпирический (неопровержимый) факт. Но никто из людей не был в недрах литосферы на глубине десятков километров, как и никакой прибор. Прямых (научных) данных о нагретости недр и наличия магмы нет.

Косвенные факты свидетельствуют об этом же. Геотермический градиент - прирост температуры горных пород - по мере погружения в недра имеет регрессивный (замедляющийся) характер, а не прогрессивный, каким был бы при наличии на глубине нагретого вещества.

На поверхности литосферы образуются и находятся аморфные горные породы: базальты, липариты, опалиты. Саму поверхность слагают глины и пески. На глубине формируются крупнокристаллические граниты. Аморфные вещества более энергонасыщенные, чем кристаллические. Если бы на глубине было горячо, там были бы аморфные горные породы, а на поверхности - кристаллические. В природе (в реальности) все наоборот. Тепла и магмы на глубине нет. Это мир нереальной природы.

Если расплавленная лава поднялась на поверхность, то она унесла с собой тепловую энергию, и ее на глубине не осталось.

Лава и тепловая энергия образуются при перекристаллизации с глубиной глины в гранит. Накопленная в глине солнечная радиация в виде потенциальной энергии переходит в кинетическую тепловую. Люди наблюдают подъем тепла из недр, но это не глубинная (эндогенная) энергия, а освобожденная при перекристаллизации солнечная энергия.

Таким образом, эмпирический факт, с которого начинается объяснение природных объектов и явлений в настоящее время, представляет собой желаемое восприятие мира природы таким, каким его хочет видеть человек. У разных людей желания различные. Отсюда многочисленные взгляды, идеи, представления, мнения, включая аксиомы и гипотезы. Одним словом, что хочу, то и говорю. Никаких ограничений в высказывании, в виде необходимости соблюдения законов, признаков строения и состава, соблюдать не нужно.

Эмпирический факт - вымысел или симулякр. Ложная исходная посылка приводит к ложным выводам, даже если это и подтверждается экспериментом. Об этом в следующей части.

Мир же природы не создан человеком, и какой он - неизвестно, но точно не такой, каким его видит человек. Необходимо найти признаки объектов, по ним составить понятия, сравнение которых даст законы строения и функционирования изучаемого, не имеющие исключений, или не допускающие взглядов, мнений, представлений, создать модель реального мира природы.

Необходимо сменить мышление с дедуктивного на индуктивное. Методология индуктивного и системного мышления при оценке природы: признаки - понятия - законы - модель получила название ноотики. Так познается мир реальной природы.

Описание научных фактов

Факт - это достоверно установленное, невымышленное событие, происшествие. Факт - это явление, становящееся знаемым, незнаемое явление не есть научный факт.

Факты в науке выполняют не только роль информационного источника и эмпирической основы теоретических рассуждений, но и служат критерием их достоверности, истинности. В свою очередь, теория формирует концептуальную основу факта: выделяет изучаемый аспект действительности, задает язык, на котором описываются факты, детерминирует средства и методы экспериментального исследования. Трудность здесь заключается в отделении достоверных фактов от недостоверных, кажущихся.

Научный факт - это не только описание события или измеренная величина, но и многие другие сведения: когда, каким образом, кем был зафиксирован факт, с какими другими событиями, фактами, исследованиями он связан и так далее.

Научный факт - это удостоверенный наукой и общественной практикой фрагмент знания, отражающий свойства материального и духовного мира.

Понятие "научный факт" значительно шире и многограннее чем понятие "факт", применяемое в обыденной жизни. Когда говорят о научных фактах, то понимают их как элементы, составляющие основу научного знания, отражающие объективные свойства вещей и процессов. На основании научных фактов определяются закономерности явлений, строятся теории и выводятся законы.

Научный факт - событие или явление, которое является основанием для заключения или подтверждения. Является элементом, составляющим основу научного знания. Наблюдательный факт - это утверждение, состоящее из двух частей. Описание факта - описание того, что можно наблюдать при некоторых условиях и условия проведения наблюдения - описание того, при каких условиях можно наблюдать описанное в первой части утверждения.

Научные факты характеризуются такими свойствами, как новизна, точность и объективность и достоверность.

Новизна научного факта говорит о принципиально новом, неизвестном до сих пор предмете, явлении или процессе. Это не обязательно научное открытие, но это новое знание о том, чего мы до сих пор не знали.

Точность научного факта определяется объективными методами и характеризует совокупность наиболее существенных признаков предметов, явлений, событий, их количественных и качественных определений.

При отборе фактов надо быть научно объективным. Нельзя отбрасывать факты в сторону только потому, что их трудно объяснить или найти им практическое применение. В самом деле, сущность нового в науке не всегда отчетливо видна самому исследователю. Новые научные факты, иногда довольно крупные, из-за того, что их значение плохо раскрыто, могут долгое время оставаться в резерве науки и не использоваться на практике.

Достоверность научного факта характеризует его безусловное реальное существование, подтверждаемое при построении аналогичных ситуаций. Если такого подтверждения нет, то нет и достоверности научного факта. Достоверность научных (фактов в значительной степени зависит от достоверности первоисточников, от их целевого назначения и характера их информации. Очевидно, что официальное издание, публикуемое от имени государственных или общественных организаций, учреждений и ведомств, содержит материалы, точность которых не должна вызывать сомнений.

Научный факт включает в себя три компонента - лингвистический, перцептивный и материально-практический, каждый из которых в равной степени необходим для существования факта.

К методам установления научных фактов относятся: наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент.

Процесс познания начинается с получения знания о фактах – достоверном знании о действительности. Именно факты составляют фундамент научного знания.

Не всякий полученный результат признается фактом, т.к. объективному знанию о явлении предшествует длительная и сложная исследовательская работа. Следует проанализировать особенности изучаемого объекта, внешние обстоятельства, состояние приборов, влияние исследователя и т.д. Таким образом, факт формируется как результат синтеза особого рода, в результате которого возникают понятия.

Научный факт – это элементарная форма научного знания, которая может рассматриваться как элемент достоверного знания. Научные факты напрямую связаны с практической деятельностью человека, его жизненным опытом.

Научный факт и научный опыт

Для теоретического овладения объектом исследования человеку недостаточно иметь сам объект, практически с ним взаимодействовать. Ему нужны ещё средства, помогающие в определённых формах его постигнуть. Такими формами научного освоения действительности являются: факт, идея, проблема, догадка, гипотеза, теория, которая не только описывает, но объясняет наличные факты, а в силу своей эвристической функции предсказывает ранее неизвестные факты. С научного факта начинается объяснение и раскрытие сущности наблюдаемого класса явлений. Никакая научная теория не может устранить эту исходную форму познания, она лишь «надстраивается» над фактами (такая точка зрения, как полагает Л. Меерзон, берёт начало у эмпириков Нового времени Бэкона, Гоббса, Локка, Дидро, Гольбаха, Гельвеция, Фейербаха). Благодаря фактам исследователь «поднимает» опыт до всеобщего, находит законы определённого фрагмента действительности или действительности в целом.

Существует точка зрения, что исходной формой научного познания является проблема (К. Поппер). Безусловно, этап проблемного осмысления не может избежать ни одна научная теория. Однако этот этап не только опирается на использование уже имеющегося познавательного арсенала, включающего фактологический материал, но с необходимостью учитывает новые факты, которые могут расходиться с устоявшимся объёмом знания. Иными словами, факты порождают проблемную ситуацию в науке.

В качестве методов исследования применён важнейший принцип научного познания – принцип объективности, а также современная форма диалектики.

Результаты исследования и их обсуждение. Отечественный философ П.В. Копнин, определяя понятие «факт», справедливо указывает на его полисмысловой характер в научной литературе. «…Фактами называют сами явления, вещи и события; фактами считают наши ощущения и восприятия вещей и их свойств; наконец, под фактом разумеют неопровержимые теоретические положения, которыми хотят что-то доказать или опровергнуть». А. Л. Никифоров в одной из трактовок соотносит понятие факта с понятием «истина».

Анализируя подобные трактовки, есть основание полагать, что нет никакого смысла сами явления, события, вещи объективной реальности называть фактами, поскольку это означает лишь удвоение в номенклатуре понятий: сами вещи – факты, и знание о них тоже факты. Если бы научный факт был точной копией реально существующего, то его существование, как заметил В. Оккам, решая проблему универсалий, было бы излишним (конечно, нас интересует не сама эта проблема, а гносеологические и логические выводы из неё). Не представляется возможной и трактовка факта как синонима истины, поскольку в этом случае элиминируется существенная его составляющая – онтологическая суть, теряется связь с самой реальностью. Факты, точнее их совокупность, как чисто гносеологический феномен не могут выполнить свою важнейшую функцию, о которой пишет А. Л. Никифоров, – стать «эмпирической основой для выдвижения гипотез и создания теорий». Да и понятие «истина» имеет иное устойчивое понимание и применение в философии и иных науках.

Дистанцируясь на время от множественных дефиниций факта, остановимся на его специфических признаках.

Научное знание приобретает качество фактичности, отмечает П.В. Копнин, если оно:

1) достоверно;
2) служит исходным моментом в постановке и решении научной проблемы.

Все остальные признаки факта, в частности его инвариантность, являются производными от этих двух.

На наш взгляд, свойство достоверности как обоснованности, доказательности, бесспорности знания, несмотря на его значимость, само обусловлено важнейшим принципом научного познания – принципом объективности (адекватного описания и объяснения сущности изучаемых явлений). И только поэтому о фактах говорят как об упрямой вещи, о том, что их необходимо признавать вне зависимости от того, нравятся они нам или нет. Следование принципу объективности обусловливает истинность факта.

Объективная природа факта требует элиминации из самих процедур получения факта (наблюдения, эксперимента) субъективных факторов, связанных с ошибками исследователя, случайными помехами, которые искажают протекание изучаемых явлений. Для этого необходимо определить устойчивое содержание данных наблюдения, эксперимента; дать теоретическое объяснение этому инвариантному содержанию.

Однако определить объективную природу факта в социальных науках существенно сложнее. В этом отношении давно афористичным стало выражение немецкого философа, историка культуры В. Дильтея: «природу мы объясняем, душевную жизнь мы понимаем». В.П. Филатов ссылается на следующие причины, вызывающие трудность в изучении объективного характера социальных фактов: во-первых, в социальный факт всегда вплетён субъективный фактор, во-вторых, невозможность проведения масштабных социальных экспериментов, в-третьих, валидность лабораторных экспериментов по изучению человеческого поведения, в-четвёртых, проблемы с воспроизводимостью эмпирических данных. Последнее отчасти связано с историческим характером общественного бытия.

Несмотря на трудность проведения принципа объективности в социально-гуманитарном знании, следует отметить, что субъект-объектные связи характерны не только для отношений человек – человек, но и отношений природа – человек. Так, в квантовой механике существует представление о том, что «никакое квантовое явление не может рассматриваться таковым, пока оно не является наблюдаемым (регистрируемым) явлением», т.е. пока оно не становится элементом человеческой деятельности. В современной космологии существует представление, выраженное антропным принципом, о строгом соответствии между структурой Вселенной и существованием человека. Сильная версия антропного принципа постулирует, что само возникновение Вселенной в значительной мере детерминировано существованием человека.

Если предположить, что первый тип отношений (человек – человек) принципиально отличен от второго (природа – человек), то должны быть установлены совершенно иные, чем в объяснении природы, законы, объясняющие человеческую деятельность. Если же данное отличие не абсолютно, то в естественнонаучном и социально-гуманитарном познании при всём их различии имеет место сходство предметов познания, детерминированное онтологическим принципом единства мира, а, следовательно, и характеристик знания. Как подчёркивает современный методолог науки В.Е. Никитин, ни наши теории, ни наш язык не должны разрывать органической связи субъекта и объекта. Достаточно убедительно в онтологическом аспекте это единство обосновано В.В. Орловым: «С одной стороны, человек как наивысшая ступень развития материи, единство конечного и бесконечного самим развитием материи поставлен в практическое и духовное отношение к бесконечному миру, к его сущности, с другой стороны, он существует в “области наивысшего развития” мира, в которой природа мира выражена, проявлена. В силу этого человек способен к созданию достоверного научного мировоззрения». В мире нет ни одной его части, которая так или иначе не была бы связана с человеком, оставалась за пределами его существования. Если человек – это мир человека, то мир человека – это весь мир.

Иногда в научной литературе принцип объективности отождествляют с общезначимостью и интерсубъективностью знания. Однако несостоятельность такого отождествления очевидна. Общность знания для всех производна от его объективного характера. Анализируя позицию А. Богданова о природе истины как организующей форме человеческого опыта, В.И. Ленин пишет: «физический мир существовал тогда, когда никакой “социальности” и никакой “организации” человеческого опыта быть не могло… “общезначимо” учение религии в большей степени, чем учение науки… Если этот несомненно общезначимый и несомненно высокоорганизованный социально-религиозный опыт “не гармонирует” с “опытом” науки, то, значит, между тем и другим есть принципиальная, коренная разница…».

Относительно второго признака, выделяемого П.В. Копниным, следует отметить, что в научном факте в концептуальном виде выражена проблема начала, которая в развёрнутой форме была поставлена Гегелем. Факт как исходная форма научного познания выступает как единство непосредственного (собственно начало научной теории) и опосредованного (обусловлен предшествующим ходом развития науки). «…Начало должно быть абсолютным, или, что здесь равнозначно, абстрактным началом; оно, таким образом, ничего не должно предполагать… оно, наоборот, само должно быть основанием всей науки». И далее: «…поступательное движение от того, что составляет начало, должно быть рассматриваемо как дальнейшее его определение, так что начало продолжает лежать в основании всего последующего и не исчезает из него». Таким образом, природа факта амбивалентна. С одной стороны, в данной становящейся теории факт выступает как нечто простое, ещё ничем не опосредованное. Начало восхождения, являясь результатом теоретического анализа, – беднейший элемент первоначального целого. Поэтому факт выступает как абстрактный, односторонний момент целого, являясь тем не менее элементом содержательной системы. Но было бы ошибочным полагать, что факт как начало есть нечто предварительное, произвольное, поскольку значение факта как начала системы определяется самим характером рассматриваемого объекта.

С другой стороны, факт всегда опосредован, ибо не существует вне всякой системы знания, в которой он возникает и доказывается. Чистых фактов, не связанных с теоретическим построением, нет. Очевидно, что опосредованность факта обусловлена одной из важнейших закономерностей развития науки – её преемственным характером. Являясь опосредованным, научный факт представляет собой своего рода теоретический конструкт, абстрактный объект наподобие таких, как «идеальный газ», «точка», «абсолютно чёрное тело», «сила», «окружность» и т.д. Конструктивное видоизменение наблюдаемых условий, создание новых идеальных объектов, созидание иной научной предметности, не встречающейся в готовом виде, – таковы особенности логики формирования первичных теоретических моделей, дающих новое знание.

Опосредованность фактов предполагает не только их обусловленность наличной теорией, но и связанность с другими пограничными теориями, отраслями. В ходе теоретического продвижения сам фактуальный базис приобретает вид многослойной структуры.

Итак, факт рождается в ходе научного познания сложным образом, поскольку сразу вводится в сложную «игру» теоретических уровней. Он многократно оценивается, интерпретируется, получая новые смыслы и формулировки, в процессе чего учёными достигается всё более полное его понимание. Иными словами, факт науки представляет собой не просто явление реальности само по себе, он всегда соотнесён с научным контекстом.

Учитывая вышесказанное, представляется приемлемым следующее определение: эмпирический факт – это явление природной или социальной действительности, которое стало предметом научного познания и получило объяснение на языке науки. Этому определению диалогична точка зрения авторов учебного пособия «Философия науки» Е.В. Мареевой, С.Н. Мареева, А.Д. Майданского: научным фактом нужно признать тот, который получен в ходе специально организованного наблюдения или эксперимента. В отличие от обыденного опыта факт всегда опосредован теоретически. Поэтому научный факт представляет конкретно-мысленную форму теоретического познания (в широком смысле), в которой чувственно-конкретное дано в снятом виде.

В качестве начала науки научный факт выступает и как единство объективного («это поступательное шествие сознания должно определяться природой вещей и самого содержания») и субъективного («Начало можно охарактеризовать также свободным. В начале содержатся зародыши живого и субъективной цели…»). Это единство происходит посредством практической деятельности, изменения объекта, подчинения его сознательной цели человека, «которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю» (Маркс).

Рассуждая о способе проверки эмпирических фактов, В.С. Стёпин вводит термин «экспериментальная практика», в структуре которой он выделяет два компонента: взаимодействие объектов, протекающее по естественным законам, и искусственное, человеком организованное действие. Онтологическая детерминированость реальности делает очевидным обусловленность второго компонента первым (субъективного объективным). Второй же компонент, выступающий первоначально в качестве сознательной цели, делает возможным избирательное отношение экспериментатора к объективным связям предметов, ибо уже непосредственно в ходе наблюдения или эксперимента исследователь оценивает и упорядочивает эмпирический материал, производит «очистку» фактов от случайных примесей, отбирая наиболее репрезентативные, существенные данные, перепроверяя сомнительные результаты. «Лишь учёт второго аспекта позволяет выделить ту или иную связь по отношению к целям познания и тем самым зафиксировать её в качестве предмета исследования… Эта фиксация, конечно, не означает, что у объектов природы исчезают все другие свойства, кроме интересующих исследователя. В реальной практике необходимые свойства объектов выделяются самим характером оперирования с ними». Всякое конкретное явление, отмечает Л.С. Выготский, бесконечно по отдельным признакам, но надо всегда искать в явлении то, что делает его научным фактом.

Необходимость практики обнаруживает ещё один признак научного факта – верифицируемость, т.е. проверяемость приемлемым с точки зрения научной методологии способом (таковыми на эмпирическом уровне выступают прежде всего наблюдение и эксперимент). Это означает, что в ходе проверки мы касаемся существа того явления, к которому относится фактуальное утверждение. И такое утверждение будет считаться проверяемым, если выяснено, как соответствующий опыт можно осуществить.

Не менее важными, на наш взгляд, являются и такие признаки научного факта, как репрезентативность и инвариантность. Репрезентативность предполагает распространённость факта на весь класс ситуаций подобного типа. Он экстраполируем на неограниченную совокупность однородных, изоморфных случаев, которые выражают существо данного факта. Эту особенность можно назвать онтологической универсальностью.

Инвариантность факта как некоторая независимость от системы знаний, в которую он включён, обусловлена его объективным содержанием. Этот признак предполагает не только внутреннюю независимость научного факта в рамках определённой теории, но и его независимость в рамках других теорий, разумеется, релевантных (относящихся к той же предметной области). Соглашаясь по одной из позиций со сторонниками фактуализма (наиболее рельефно выражен в позитивизме) в понимании природы факта, А.Л. Никифоров отмечает, что «факты в определённой степени не зависят от теории, и именно поэтому для теории важно соответствовать фактам и иметь фактуальное подтверждение. Независимые от теории факты ограничивают произвол учёного в создании новых теорий и могут заставить его изменить или отбросить противоречащую фактам теорию».

Опосредованный характер факта даёт основание полагать, что фактуальные утверждения могут фигурировать одновременно сразу в нескольких теориях. Поэтому мы можем говорить о межтеоретическом или политеоретическом статусе факта, что обусловливает критическое отношение учёного к результатам эмпирических исследований. Однако важно помнить, что свои свойства факт проявляет только внутри теории. Вне теоретического контекста бессмысленно говорить о его элементарности, репрезентативности, инвариантности. Научный факт получает свой фактуальный статус только в результате сложных внутритеоретических и межтеоретических проверок. В.С. Швырёв пишет: «”Научная эмпирия” или совокупность взаимосвязанных между собой посредством вписывания в “научную картину мира” фактов науки составляет содержание того, что можно назвать “теоретизируемым миром”…».

Научный факт, являясь непосредственной формой эмпирического познания, в силу своей опосредованной природы, как было отмечено выше, теоретичен. Несмотря на то, что эмпирический уровень является основой формирования теории (на что указывает двойственное эмпирико-теоретическое гражданство факта, т.е. факт одновременно является представителем самой реальности, описываемой эмпирической наукой, и частью теоретической системы), мы имеем дело со сложной диалектикой взаимодействия и взаимопроникновения этих двух уровней. Конечно, сама процедура установления факта не представляет собой создания теории.

Подобно тому, как факты всегда теоретически нагружены (живое созерцание принимает рациональную форму, а абстрактное мышление не лишено чувственности, и не только в своём происхождении, но и в форме существования), так и эмпирический уровень науки конструируется теорией. Однако этот уровень нельзя сводить к аддитивному накоплению фактов, ибо и на нём выявляются определённые концептуальные построения. В результате выявления фактов возникают фактофиксирующие эмпирические суждения, которые в зависимости от степени развития концептуального аппарата, обусловленного предыдущим развитием теории, могут быть в большей или меньшей мере насыщены концептуальным содержанием.

Как уже отмечалось, в рамках эмпирического уровня мы получаем связи, корреляции внешнего порядка. Но для характеристики глубинных сущностных процессов эти связи получают истолкование через некоторые объяснительные факторы, привносимые в эмпирическое исследование, а не выводимые из него. Иными словами, объяснение эмпирических фактов предполагает выход за пределы их непосредственной обработки.

Факт в научном знании

Каждый ученый, приступая к исследованию в какой-то области науки, получает в свое распоряжение накопленный в ходе развития этой научной области фактический материал – результаты наблюдений и экспериментов; результаты обобщения фактического материала, выраженные в соответствующих теориях, законах и принципах; основанные на фактах научные предположения, гипотезы, нуждающиеся в дальнейшей проверке; общетеоретическое, философское истолкование открытых наукой принципов, законов; мировоззренческие установки; соответствующую методологию и техническое оснащение. Все эти стороны и грани науки существуют в тесной связи между собой.

Необходимым условием научного исследования является установление факта или фактов. Научный факт выступает в виде прямого наблюдения объекта, показания прибора, фотографии, протоколов опытов, таблиц, схем, записей, архивных документов, проверенных свидетельств очевидца и т.д.

Сила науки заключается в ее опоре на факты. Но сами по себе факты не составляют еще науки, так же как строительный материал еще не есть здание. Факты включаются в ткань науки лишь тогда, когда они подвергаются отбору, классификации, обобщению и объяснению. Задача научного познания заключается в том, чтобы вскрыть причину возникновения данного факта, выяснить существенное его значение и установить закономерную связь между фактами.

В.И.Даль в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» объяснял слово «факт» как происшествие, случай, событие, которое может служить основанием для вывода. В наше время факт (в широком смысле) понимается как суждение, в котором утверждается наличие (или отсутствие) у объекта какого-то свойства.

Любой факт представляет собой результат отражения в сознании человека определенных сторон действительности. Этот результат закрепляется с помощью языковых средств в виде так называемых фактуальных предложений. В повседневной жизни каждый человек усваивает массу обыденных фактов, выражаемых словами естественного языка («снег белый», «день сменяется ночью» и т.п.). Однако такого рода обыденные знания не являются фактами науки.

Понятие «научный факт», или «факт науки» существенно отличается от понятия факта, применяемого в обыденной жизни.

Научные факты – это определенные фиксированные результаты эмпирических исследований (научных наблюдений, измерений, экспериментов). Причем для фиксации этих результатов требуется использование языка науки.

Научные факты отличаются определенными характерными чертами. К ним относятся: новизна, достоверность, точность, воспроизводимость и некоторые другие. Познание – это, как правило, процесс открытия новых фактов.

Новизна научного факта говорит о принципиально новом, неизвестном до сих пор знании о каком-то предмете или явлении (это не обязательно научное открытие, но это новое знание о том, чего мы не знали). Например, археологические раскопки в районе Новгорода позволили установить интересный для исторической науки факт – существование в XII в. неизвестной до недавнего времени особой новгородской денежной единицы. Или другой пример, который уже можно отнести к разряду крупных научных открытий последнего времени. Был окончательно установлен факт существования в Солнечной системе десятой планеты, которая находится от Солнца на расстоянии в два раза большем, чем Плутон. Её диаметр составляет 3000 километров и состоит она из горных пород и льда. Открытие этого сенсационного факта потребовало выработки новой классификации планет Солнечной системы, что и было сделано на ассамблее Международного астрономического союза.

Достоверность научного факта – это объективная истинность знания, зафиксированного в этом факте. Отсюда вытекает важное условие: научный факт не должен зависеть от того, кем и когда он был получен. В истории науки есть немало примеров, когда одни и те же факты устанавливали разные исследователи, причем независимо друг от друга.

Точность научного факта определяется совокупностью наиболее существенных признаков предметов, явлений, событий, их количественных и качественных характеристик. Известны примеры высочайшей точности, достигаемой при определении количественных характеристик некоторых физических констант. Например, выдающийся австрийский физик Людвиг Больцман установил одну из основных универсальных физических постоянных – газовую постоянную для одной молекулы. В то же время, фактические данные, на которые опираются, например, метеорологи не всегда достаточно точны, а отсюда – и невысокая точность многих метеорологических прогнозов.

Оценка получаемых фактов – важная составляющая научного исследования. Чем глубже, конкретнее исследователь будет оценивать роль и значение тех или иных фактов, тем эффективнее будет протекать его познавательная деятельность. Заметим, что иногда для характеристики фактов используются всякого рода эпитеты, подчеркивающие роль того или иного факта в исследовании («яркий факт», «бесспорный факт», «основной факт» и т.п.).

Оценка принципиальных особенностей научных фактов также помогает выяснить их масштабность, т.е. предполагаемое значение для теории и практики. К сожалению, это не всегда возможно. Так, открытие в конце XIX в. знаменитым русским физиком А.Г.Столетовым фотоэлектрических закономерностей, а затем (впервые в мире) и фотоэлементов не было оценено в той мере, в какой значение этих научных открытий, спустя много лет, стало очевидным на практике.

Научные факты, призванные служить основой для дальнейшего теоретического исследования, сами требуют для своего выявления и оценки определенной работы теоретического мышления. Как любил говорить академик И.П.Павлов, без идеи в голове никакого научного факта установить невозможно. Но чтобы такая идея в голове родилась, необходимо соответствующая теоретическая подготовка исследователя.

Для иллюстрации этого приведем следующий интересный пример из истории науки. Известный датский физик Х.Эрстед в ходе лекции студентам Копенгагенского университета пропускал электрический ток через проволоку, с целью демонстрации эффекта её нагревания. Рядом с проволокой находился компас, не имевший прямого отношения к теме лекции. Один из студентов случайно обратил внимание, что когда через проволоку проходит ток, стрелка компаса вздрагивает и немного поворачивается. Студент указал профессору на это совершенно непонятное явление. Эрстед, который в течение многих лет до этого задумывался над вопросом о связи между электрическими и магнитными явлениями, увидел в наблюдаемом эффекте глубокий смысл. Он описал его и сделал соответствующую публикацию. Так был открыт факт магнитного действия электрического тока.

Полученные в науке факты требуют определенного теоретического истолкования. При этом особый интерес ученых вызывает чаще всего не те факты, которые соответствуют существующей теории (или гипотезе), а те, которые обнаруживают противоречие с ней. М.Планк так оценил значение фактов для науки: «Первый повод к пересмотру или изменению какой-нибудь физической теории почти всегда вызывается установлением одного или нескольких фактов, которые не укладываются в рамки прежней теории. Факт является той архимедовой точкой опоры, при помощи которой сдвигаются с места даже самые солидные теории. Поэтому для настоящего теоретика ничто не может быть интереснее, чем такой факт, который находится в прямом противоречии с общепризнанной теорией: ведь здесь, собственно, начинается его работа».

Весь ход развития современной физики свидетельствует о справедливости этого положения. Так, созданию специальной теории относительности предшествовали эксперименты Майкельсона–Морли, установившие факт независимости скорости света от движения источника (невозможность обнаружения движения Земли относительно эфира). Созданию же квантовой механики предшествовали эксперименты по установлению корпускулярной природы катодных лучей, открытие фотоэффекта, рентгеновских лучей, радиоактивности и, главное, накопление огромного фактического материала, явившегося основой для изучения структуры спектров различных химических элементов.

Открытие новых эмпирических фактов имеет большое значение для развития системы научных знаний. В этом случае начинает «работать» внутренняя логика фактов, приводящая к неизбежному отказу от старых представлений, когда те приходят в явное противоречие с новыми экспериментальными данными.

Попытка исследователя (сознательная или бессознательная) игнорировать логику фактов, а иногда даже подтасовывать их, приводит к неправильным выводам, которые не согласуются с действительностью. Результаты такого «исследования» очень скоро устраняются из науки. Наука представляет собой самокорректирующуюся систему и никакой обман или невольная ошибка не могут в ней долго оставаться нераскрытыми. История науки показывает, что личные пристрастия, идеологические предпочтения отдельных ученых рано или поздно разбиваются логикой фактов и отметаются в процессе научного прогресса.

Эмпирические исследования ведут к открытию все новых фактов, а они, в свою очередь, требуют теоретического объяснения, истолкования. В процессе научного познания факты становятся необходимой основой и побудительной силой построения гипотез и теорий.

Установление научного факта

Научный факт — это форма научного знания, фиксирующая достоверные данные, установленные в процессе научного познания.

В отличие от факта в широком понимании (как синонима «реальности вообще»), научный факт обладает следующими специфическими свойствами:

1) методологическая контролируемость. Это значит, что фактуальное знание расценивается учеными как достоверное тогда и только тогда, когда оно получено и проверено приемлемым с точки зрения научной методологии способом (т.е. валидными методами);
2) теоретическая значимость. Это означает, что фактуальное знание изначально имеет для исследователей теоретический смысл и интерес. Для ученых важен не любой факт сам по себе, а факт существенный, нетривиальный;
3) онтологическая универсальность. Факт, «отобранный» наукой из потока окружающей действительности, не замкнут в своем единичном содержании, которое всегда связано с бесчисленной массой сопутствующих случайностей и несущественных деталей. Научный факт репрезентативен в том смысле, что он представляет всегда больше, чем содержится в непосредственном единичном наблюдении или испытании. Он отражает в себе целый класс (потенциально бесконечный) ситуаций и эффектов такого же типа.

Если факт получен в какой-то конкретной научной лаборатории, то он может и должен воспроизводиться не только в ней, но и в других лабораториях. Факт содержит в себе некую устойчивую структуру, которая, собственно, и может быть воспроизведена. Он экстраполируем на неограниченное множество однородных случаев, в которых соблюдены необходимые условия, относящиеся к существу этого факта.

Все три свойства научного факта взаимосвязаны: теоретически значимо лишь то, что методологически подконтрольно и универсально, а методологический контроль как раз и направлен на обеспечение универсальности и, следовательно, теоретической значимости.

В отличие от научного факта, факт в обыденном, вненаучном понимании (факт повседневной жизни) не находится под жестким методологическим контролем. В большинстве случаев мы, как правило, вообще не задаемся вопросом, как получено то или иное знание, часто принимаем его просто на веру. Обыденный факт представляет интерес лишь для той или иной сферы повседневной практики и обычно имеет индивидуальный характер (насыщен массой единичных и случайных деталей, ситуационно обусловлен и т.п.).

тема

документ Научная теория
документ Научное управление
документ Методы и формы научного исследования
документ Научное обеспечение
документ Научное познание

Не забываем поделиться:



назад Назад | форум | вверх Вверх

важное

Новые налоги с 2021 года
Кого следующего затронет прогрессивная шкала НДФЛ
Новые пенсионные удостоверения с 2021 года
Предоставление кредитных каникул в 2020 году
Как получить квартиру от государства в 2021 году
Не стоит покупать доллары в 2020 г.
Как жить после отмены ЕНВД в 2021
Изменения ПДД с 2021 года
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2021 году


©2009-2020 Центр управления финансами.